Drink Butterbeer!

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Drink Butterbeer! » Pensieve » 01.04.95. Give me a reason


01.04.95. Give me a reason

Сообщений 21 страница 27 из 27

1

http://s5.uploads.ru/7CSap.png

— Ах, мой поцелуй для тебя наказание?!
Тогда лучше меня не зли,
потому что теперь
я знаю твое слабое место.

Jeremy Stretton & Sophie Fawcett
1 апреля 1995 года,
после ужина
Кабинет завхоза, Зал трофеев

Во время одной очень странной отработки
начали происходить очень странные вещи.
☽ ☼ ☾

[pers]<a href="https://drinkbutterbeer.rusff.me/viewtopic.php?id=43#p291">Софи Фосетт</a>, 15 лет[/pers][info]Рейвенкло, 5 курс[/info][icon]http://s7.uploads.ru/eFMzm.gif[/icon]

Отредактировано Sophie Fawcett (02.07.19 00:03)

+2

21

Замечание про искусственное дыхание, высказанное в ракурсе недавних событий заставляет Стреттона вздрогнуть и с подозрением воззриться на Фосетт, но та похоже не издевается над ним, скрывая правду, что тоже видела их разгоряченные тела и слитые губы воедино, она просто шутит, и делает это для того, чтобы ему стало легче.  Ну что ж, это приятно, борьба с кубком измотала их двоих, так что ссориться с друг другом было сейчас глупейшей идеей, и по этому пути уже никто не хотел идти.

- Получается я выиграл желание, раз ты признаешь мою победу? – Устало улыбается Стреттон, впрочем, ни насмешки, ни злорадства, ни какого-либо другого ехидства в его голосе не слышно. Он измотан, и даже признание его внезапного успеха и приза за него не приносит ему какого-либо внутреннего восторга, он принимает это спокойно, не пытаясь раздуть из мухи слона, да и победа уже не кажется чем-то невероятным, эта совместная ночка, наполненная их спорами, приключениями и жаркими моментами, которые являются лишь бредом кубка, была настолько откровенной, что где-то внутри весь тот образ Софи Фосетт, который прежде так раздражал Джереми рушиться, заменяясь новым, тем самым, который и вовсе не вызывает какой-либо злости. Забавно.

- Конечно, поделюсь. Ты же пыталась меня спасти от этого монстра. – Джереми кивает на ту ситуацию с зеркалом и наконец-то поворачиваясь лицом к девушке и протягивая ей половинку батончика, тихо говорит. – Кстати, спасибо за это. Мне это немного помогло. Пусть даже…- Но он не может говорить об увиденном, поэтому сразу же замолкает, слушая ее голос и рассказ о бывшей школе, который кажется таким знакомым и понятным, что улыбка становиться шире, а в глазах застыл задумчивый взгляд, в котором если приглядеться можно увидеть ностальгические нотки.

- А я очень любил арифметику. И рисование. И французский. И мне так хорошо и спокойно было в моей прошлой школе, все правила игры казались знакомыми, и я еще играл в баскетбол, представляешь? Я бы мог заявиться к тебе на задний двор и устроить игру один на один, думаю это был бы еще тот матч, а потом мы бы сидели в гостиной, попивая лимонад и заканчивая домашку по истории Англии, например. И, возможно, мы были бы даже друзьями в том мире, потому что я бы точно не испугался бы твоих рассказов. – Так легко было представлять этих двоих детьми, что мозг Стреттона начал рисовать такие странные картинки, где эти двое могли бы быть друзьями, впрочем после озвученного Джереми немного подумал над той слабой грустью, что бродила в ее голосе и сказал то, что действительно сейчас чувствовал.- Мне очень жаль, что они тебя не понимали тогда, Софи. Дело не в тебе, они просто…они просто не могли понять, понимаешь? Только в девять лет я узнал, что я волшебник и принял эту новость как безумную теорию, пока меня чуть ли не носом ткнули в мир магии. Тебе не стоит переживать о том, что было, сейчас у тебя тут много друзей, тебя все любят, только посмотри на Стеббинса, он вообще от тебя без ума. – Джереми на секунду замолк, изучая лицо Фосетт, а потом продолжил отводя взгляд и говоря уставшим голосом уже куда-то в пустоту.  – А у меня всё было наоборот. Меня любили в школе, я был своим, я любил быть магглом и жить как маггл. А потом я приехал сюда и почувствовал себя…да, наверное, и сейчас иногда чувствую себя как девочка из твоего рассказа в чужой школе, где ей никто не верит, потому что я до сих пор верю, что мне лучше бы было в месте без магии, где я бы понимал, что и как, и не удивлялся происходящему, будь это трансфигурация, или вот такие кубки. Наверное, поэтому у меня здесь так мало друзей, даже они чувствуют, что я здесь чужой.

Закрыв глаза Стреттон остановился. Он и так уже наговорил много, того о чем он давно уже ни с кем не говорил, понимая, что его воспримут за безумного. Но после этой нервотрепки, с Фосетт было сейчас так легко и спокойно, что он готов был рискнуть своей броней и немного приоткрыться, не боясь, что его предадут или выложат подобное тем, кто уже давно точит зуб на Стреттона.

- Вкусно? - Кивает он внезапно на батончик, зная, что Стеббинс постоянно ноет о том, что Джереми нужно покупать шоколадные, а не зерновые, и плевать, что от вторых больше пользы, ведь первые хаффлпаффцу кажутся более вкусными.

+1

22

Она разводит руками, подтверждая сказанное – Стреттон победил. Это правда, с которой ей придется мириться, да и нет ничего плохого в том, чтобы стать его напарницей. Как показал сегодняшний вечер, они вполне могут ужиться вдвоем, если есть какая-то определенная цель. Не исключено, что из этого альянса может получиться что-то эффективное, две головы ведь лучше, не так ли?

- Пожалуй, я соглашусь быть твоей… напарницей, - она подмигивает и с благодарностью принимает что-то похожее на еду, - будет, правда, ряд условий, потому что иначе не долго существовать нашему союзу, но мы справимся. Мы же рейвенкловцы. И ты сам хотел не говорить об этом, поэтому не будет. – Софи кидает очередной взгляд в сторону трофея. С одной стороны, интересно жить в мире, где подобные вещи имеют место быть. С другой, воспоминания о былом были куда приятнее и безопаснее.

Она внимательно слушает сокурсника и единственное, что режет слух это постоянное «мы». Она пытается представить описанное, пытается представить Джереми и ее. Друзьями. Немного безумно, но вполне реально. Крис был бы рад, что у Софи появился друг. Возможно, он смог бы даже отговорить ее возвращаться в Англию, остаться здесь, по его меркам, более безопасном месте. Может быть Стреттон даже помог ей с математикой, и они бы действительно играли на заднем дворе, пока бы его не забрали в школьную команду, а она бы не подалась в группу поддержки.

- Было бы круто, - вздыхает она, медленно пережевывая батончик, - не знала, что ты любишь рисовать. У тебя круто получается? И французский я всю жизнь хочу выучить, но никак нет времени, даже на скучных каникулах. Скорее, мне хочется купить билет до Бостона и исчезнуть из этого мира. Но ты прав, здесь есть люди, в которых я нуждаюсь. Например, Джиффорд. – Она останавливается только на одной фамилии, понимая, что больше никого не может назвать, кто бы ее так здесь удерживал. Но что будет с подругами после окончания школы – Делия поступит в ВАДИ, а Софи вряд ли поплетется за ней только для того, чтобы быть хоть где-то. – Нам осталось терпеть это два года, Джер, чуть больше, чем два, и мы уйдем из этого места навсегда. Я так уж точно. Если ты думаешь, что я чувствую здесь себя счастливой, то это не так. Наслышана, что в типичной американской школе есть всякие отморозки, даже такие, как здесь, на Слизерине. – Зачем-то уточнила Фосетт, хотя никогда не страдала шаблонностью в отношении факультетов. Но практика показывала правду, чего было скрывать. Она дружила с многими змеями, но по большей части ее бесили те, кто считал свою важность оправданной, хоть это было не так.

- Мы оба здесь чужие. Просто надо это пережить и идти дальше. Что ты думаешь по этому поводу? Уже решил… что будешь делать дальше? – Ей действительно было интересно. Это в ее характере – любопытство в отношении очень неординарных на ее взгляд людей. Они ее вдохновляли, мотивировали, некоторые порой бесили, как Джереми. Если задуматься, с чего они вообще начали предвзято друг к другу относиться – сразу так и не ответишь. Софи не помнила, чтобы он что-то сделал плохого по отношению к ней, но и не помнила хорошего. Просто в какой-то момент нейтралитет перешел во взаимную неприязнь, усугубившуюся тогда, когда она согласилась стать девушкой Стеббинса. Интересно, если они расстанутся, сможет ли она нормально общаться со Стреттоном вот так, как сейчас?

- Не вкусно. – Честно отвечает она. – Но разве есть выбор? Я бы не отказалась от курицы. Или батончика со вкусом курицы. И вообще, что-то я очень устала. – Если примерно подсчитать, сколько времени они провели в Трофейном зале, то было где-то за полночь. Болела не только ладонь и ноги, но и глаза предательски слипались, и только сейчас Фосетт заметила, что зевает. Бороться со сном было выше ее сил, потому она без лишней мысли уперлось головой в угловатое плечо Стреттона и закрыла глаза. 

[pers]<a href="https://drinkbutterbeer.rusff.me/viewtopic.php?id=43#p291">Софи Фосетт</a>, 15 лет[/pers][info]Рейвенкло, 5 курс[/info][icon]http://s7.uploads.ru/eFMzm.gif[/icon]

+1

23

- О, тогда есть шанс, что в следующем году я смогу продолжить изучении трансфигурации. Тоже планируешь? - От неожиданности улыбается юноша, зная, что подготовка к экзаменам будет напряженной, а с последним предметом ему всегда было не легко, и всё равно, что-то в нем было такое, из-за чего не хотелось отказываться от самого курса. Наверное, спец.эффекты женщины-кошки и превращение вещей в что-то, что можно потом будет легко продать. Не то, что бы Джереми бедствовал, но видеть возможности - это главная вещь в построении бизнеса. Можно было бы конечно и попросить Сэма с ним заниматься, но тому это было бы в напряг, учитывая, что он и так посещает курсы Трансфигурации, и там практики ему хватало.

Вопрос про рисование заставляет сердце парня на секунду забиться чаще. Это же секрет, его личный, тот, про который знают лишь самые близкие, неужели он стал настолько беспечен, что болтает об этом на каждом углу? Ух, кубок, ты у меня еще получишь!

- Да нет...это в детстве у меня получалось, а сейчас так...баловство. Да я даже в арт-клубе не состою, ничего особенного. - Стреттон пытается сделать всё возможное, что бы девушка забыла про то, что Джереми упомянул случай с рисованием ранее, потеряла интеерс и ни в коем случае, внезапно не попросила его показать свои работы. Несомненно он бы отказал в таком случае, но у них только наладилось нормальные отношения, не хотелось рушить это хлипкое перемирие подобным жестом. Наверное, он просто стеснялся или боялся в ходе конструктивной критики быть задетым настолько, что даже любимое дело стало бы приносить меньшее удовольствие. Когда же он уже научиться раскрываться перед другими людьми?

- Билет до Бостона звучит как отличное путешествие. - Внезапно улыбается рейвенкловец, вспоминая как отец говорил, что этим летом на каникулы они всей семьей планируют путешествие в Америку. - Я никогда не думал, что ты здесь чужая...Я даже не подозревал, что кто-то хочет сбежать отсюда также сильно, как и я...И этим кем-то, оказывается сама Софи Фосетт...Похоже, за что-то мы можем и сказать спасибо этому кубку, хотя некоторые его шуточки непростительны. - Рука юноши мягко касается ладони девушки, чуть выше ожога. Платок закрывает рану, но юноша понимает, что та всё равно существует, и пусть он обезопасил ее от инфекции, вылечить ее всё же нужно. - Я тебя провожу в Больничное Крыло, сразу же как Филч придет, хорошо?

Джереми не удивляет, что Фосетт не признается в любви его зерновым батончикам, видимо он единственный такой, которому очень по душе подобнаяеда. Хотя баточник с курицей в виду отсутствия ужина звучит отлично, но рейвенкловец к такой еде уж точно не привык, да и вряд ли кубок угостит его чем-то подобным, ему бы только жечь руки и показывать полуобнаженку.

- В Оксфорд, на факультет бизнеса. Мой отец...по факту, отчим, но по жизни, отец, он занимается банковским делом, и я бы хотел продолжить семейный бизнес, если честно.Не вижу себя дальше в мире волшебников, да и даже если подумать про Гринготтс, то работа с гоблинами - это не то, что я бы хотел видеть в своем резюме. - Слегка улыбается юноша, шутя насколько это уместно в этой ситуации. - А ты? Вперед за поисками приключений?

Голова девушки внезапно утыкается в его плечо, и юноша рефлекторно, приподнимает руку, впуская девушку в собственные объятия и давая ее голове разместится на собственной груди, а его рукам быть сплетенными вокруг ее спины. Он не понимает зачем это делает, но мозг отключается и превращается лишь в существо из рефлексов и уставших желаний, которому очень по душе сейчас сидеть вот так вот и прижимать Софи к себе, будто бы только это ему всегда и нужно было.

+1

24

[pers]<a href="https://drinkbutterbeer.rusff.me/viewtopic.php?id=43#p291">Софи Фосетт</a>, 15 лет[/pers][info]Рейвенкло, 5 курс[/info][icon]http://s7.uploads.ru/eFMzm.gif[/icon]
- Планировать – это одно, Джер, а я боюсь завалить СОВ по Трансфигурации. Я не готова, абсолютно. Точнее, я готова, но мысли собрать не могу, чтобы не отвлекаться на другие дисциплины, которые не менее важны сейчас. Хотелось бы сосредоточиться на Зельях и Заклинаниях. Вот уверена, что с Рунами проблем не будет. В этом я определенно хороша. Но если мы соберемся и возьмем себя в руки, то сдадим и эту мрачную Трансфигурацию. – Не уставала тараторить Фосетт. Ее легко было завести и сложно потом остановить. Но после тяжелого и полного эмоций дня, весь ее былой энтузиазм начал сходить на нет.

- Зря. Зря не пошел в арт-клуб. – Сказала она первое, что пришло на ум. Вот Корделии нравилось, в этом Софи была уверена, почему Стреттон так не хотел, если у него хорошо получалось – этого ей было не понять. Она привыкла, что в число ее достоинств входит только стрельба из лука, и какое-то упорство, позволяющее заучивать темы и помнить их до последнего. Но любовью к музыке или рисованию она не успела отличиться, всегда немного завидуя тем, кому этот дар был дан просто так, у кого фантазия выдавала чуть больше, чем ерунду, которую сложно было перенести на бумагу. Все, что выдавала ей – намек, кого и как разыграть. Рефлекс самосохранения подсказывал, когда остановиться и прикинуться глупой.

- Я бы не назвала это приключением, – устало отзывается она, - скорее, это попытка сбежать от той, кем являюсь. – Еще никому она в этом не признавалась, даже лучшей подруге. С какой стати Стреттон удостоился такой чести, она все еще не могла понять, да и не хотела, потому что мозг подавал совершенно другие сигналы, испытывая жажду отключиться в любой момент. – Если я уеду, там меня ждет незавидная участь в семье, которая не больно жалует мое происхождение. Но иногда мне хочется взять свою вторую фамилию, чтобы забыть, насколько я слабая, будучи Фосетт, - она делает ударение на свою фамилию, как это сделал прежде Джереми, - звучит как-то нарицательно, будто бы я какой-то злодей. – Она тыкает пальцем в щеку Стреттона, имитируя странный звук, по типу «бум»! Но переводит взгляд на руку, осознавая остатками бодрствующего сознания, что ладонь Джереми касается ее. Она не хочет придавать этому движению особого значения, как и не хочет забывать этот момент, ворвавшийся так внезапно, и заставивший ее заткнуться. Софи отрицательно качает головой, она растеряна еще больше, чем прежде, когда пыталась понять, что твориться с рейвенкловцем из-за кубка.

- Пожалуй, до утра подождет. После завтрака схожу. Все не так серьезно, чтобы будить мадам Помфри посреди ночи. А платок я завтра вечером отдам. Все хорошо. – Заверяет она и выдает слабое подобие улыбки. – Банковское дело, говоришь, это очень интересно. – Ее сознание на границе сна и мнимого бодрствования, но она все еще слышит его голос, все еще чувствует, как голова медленно сползает по его плечу на грудь, а затем и вовсе к нему на колени. – Не хочу приключений. Хочу жить, как нормальный человек. – монотонно произносит девчонка, - моя американская семья - юристы, а еще не больно жалуют ведьм. Потому, они либо убьют меня, либо заставят стать такой же. Софи Моргенштерн. Я – их оружие.

Отредактировано Sophie Fawcett (03.07.19 13:10)

+1

25

- Тебе просто не хватает практики. Не волнуйся, разберемся с этой трансфигурацией, она конечно сложная, но вместе легче.- Джереми так и хочеться спросить почему девушка не попросит помощи с трансфигурацией у Стеббинса, учитывая то, что он посещает клуб и очень даже любит эту дисциплину, но язык у него не поворачивается, ибо понимает, что так еще и потеряет напарницу, появившуюся так внезапно и так вовремя, что и все надежды Стреттона на то, что хоть кто-то сможет его выдержать в паре по занятиям воскресли и засияли с прежней силой. Хотя "выдержать" - слишком громкое слово для этих двоих, но после сегодняшнего дня многое измениться, Джереми это чувствовал.

Девушка говорит про арт-клуб и юноша хмуриться, не желая продолжать эту тему. Он почему-то перестал верить в то, что у него есть талант. С какого момента? Наверное, после пары лет пребывания в этой школе. Да и рисунки - это нечто такое личное и интимное, как собственный внутренний мир, и показывать это всем желающим, ему кажется слишком опасной затеей.

Стреттон слегка вопросительно приподнимает бровь, когда палец девушки утыкается ему в щеку, но шутку он понимает и слабо улыбаясь, кивает, чувствуя, что сознание еще больше поддергивает легкой дымкой невесомости.

- Да ладно, можешь не торопиться с платком, у меня таких целый набор, на каждый день недели, как-то переживу. - Пожимает плечами Стреттон, не желая, что бы девушка думала о чем-то глупом вроде платка, когда дело касалось травмы, произошедшей частично по его вине.

- Может...может тогда лучше остаться здесь? - Неуверенно спрашивает Стреттон опуская свою голову вниз, так что бы не отводить взгляда от неожиданно красивых глаз девушки. Ее голова нынче покоиться уже на его коленях и он почему-то не видит ничего предосудительного в этом жесте, даже наоборот, ему почему-то становиться так комфортно и легко, что он и сам не понимает как это чувство умиротворения разливается по его венам, заставляя забыть про все неурядицы. Лишь одна мысль, одна беспокойная мысль тревожит нутро рейвенкловца и когда он ловит ее, то понимает как сильно удивлен ее существованию. Он беспокоиться о ней. Беспокоиться о Софи Фосетт и об ее будущем. Что же это за дурман? Может тоже проделки зеркала или нечто более глубокое, чего ему подростку еще очень сложно осознать? - Они не имеют права так думать! - Внезапно выдает свое возмущение рейвенкловец, не скрывая недовольства в собственном голосе, это даже на секунду его отрезвляет, но уж точно не настолько, что бы вскочить на ноги и продолжить чистить кубки. - Софи, ты человек! Да, ты еще и волшебница, но это никак не исключает человечность в тебе.  К тому же, ты их кровь! Ты...заслуживаешь быть счастливой и любимой, для чего же еще есть семья как не для этого? - На миг юноша внезапно замолкает вспоминая своего биологического отца и его скотское поведение по отношению к сыну. Да, есть разные типажи родителей, но Джереми хорошо познал родительскую любовь, и как же ему внезапно хочется хоть немного поделиться с ней этим домашним уютом, в котором он вырос и который воспитал в нем уверенность в завтрашнем дне. - Софи Моргенштерн звучит очень красиво, и гордо, и сильно, но никакая фамилия не стоит того, что бы потерять себя среди тех, кто хочет твоей смерти или доминирования. Мне всегда казалось, что чего-чего, а указаний о том, что правильно, а что нет от других ты не терпишь, разве, нет, Софи?

+1

26

- Здесь я никому не нужна, у отца есть брат, у брата есть любимая работа в Министерстве, а у меня никого нет, и ни у кого нет меня, так что тут нечего делать. Там тоже я никому не нужна, но хотя бы никто не будет приставать с обязанностью быть хорошей волшебницей. – Она трет обожженной рукой тяжелые веки, проходит пальцем по ресницам, прислушивается к тишине, когда голос Джереми прекращает оживлять трофейный. Ей не особо нравится тема, к которой они снизошли, но выкручиваться уже было поздно. Ей показалось, что со всей горечью в словах Стреттона сейчас на нее посыплются проклятия, она бы даже не удивилась. – В моей семье действует одно правило: sed lex dura lex, или закон – есть закон. Или так, или никак. Счастье и любовь не для моей семьи, но не переживай, если вдруг решил разволноваться за меня, не надо, я привыкла. – Она поднимает тяжелую, разрывающуюся на части голову с его колен, медленно открывает глаза, сперва наблюдая за мерцанием в темноте, постепенно привыкая. Она разворачивается к его лицу своим, внимательно изучает глаза. Большие глаза. У Джереми большие глаза, она никогда этого не замечала. Может показаться, что она что-то ищет в его взгляде, например, хоть намек на то, что он только что пошутил.

- Ты меня не знаешь, Джереми. – Выдает она спокойным голосом, монотонно, будто бы заученную фразу, которую он мог слышать ни раз. В этот же момент в двери зала что-то щелкает. Удивленно Софи переглядывается со Стреттоном и зачем-то бросается в сторону ведра с щеткой, стараясь спрятать поврежденную руку.

Нельзя сказать, что она рада приходу Филча, но все-таки тот не решается оставить их до утра, что уже смахивает на хороший расклад. Софи кивает Джереми на все еще валяющуюся мантию, выходит из зала с ведром следом за завхозом. Все, что нужно ей – забрать обратно единственный предмет, напоминающий ей о том, что она волшебница, подняться в спальню и забыться.

[pers]<a href="https://drinkbutterbeer.rusff.me/viewtopic.php?id=43#p291">Софи Фосетт</a>, 15 лет[/pers][info]Рейвенкло, 5 курс[/info][icon]http://s7.uploads.ru/eFMzm.gif[/icon]

+1

27

Джереми хмурит брови смотря на девушку, так легко готовую отказаться от собственного счастья, от права выбора и даже от себя ради того, что должно давать эти возможности. а не отнимать их. Ради семьи. Он внимательно смотрит на нее, прищуривая взгляд и ожидая, когда она начнет хохотать, ткнет его в плечо и спросит "повелся, да?", но время идет, а она этого не делает и во рту, как и внутри появляется какой-то странный привкус горечи.

Ты не знаешь меня, Джереми, говорит она, и упрямый подросток, который бесился ранее только от одного взгляда в сторону Фосетт хочет вырваться из уст Стреттона, заявляя, что он-то знает ее лучше всех, и терпеть ее не может, ее бахвальство, ее бесстрашность, ее дерзость. Но реальность бьет обухом по голове рейвенкловца и эта фраза крутиться в его голове раз за разом, заставляя ужаснуться от своей правдивости.

Ты не знаешь меня, Джереми. И правда, он не знает. Он-то думал, она другая, он всегда смотрел на нее и видел другого человека, а Софи Фосетт, которая открылась ему в трофейной комнате в этот поздний час совсем другой человек. По-прежнему сильный, но такой же одинокий и разбитый в конце-концов, как и он сам. Только Джереми внезапно понимает, что в этой борьбе ему повезло больше, у него есть те, кто готов его всегда поддержать, даже несмотря на то, что кажется, что весь мир вокруг его ненавидит. А у нее, несмотря на любовь и симпатию окружающих, есть лишь пустота и обязанности, которые тянут быть не человеком, а оружием, оружием, которое рано или поздно сломается от собственного бремени.

Филч выпускает их из команты, и Джереми в тишине бредет с девушкой в гостиную, не желая прерывать эту пугающую тишину. А может потому что не может перечить голосу девушки, который звучит в его голове, заставляя в который раз испытывать неведомое чувство, то ли вины, то ли интереса, то ли желания поспорить. Он накрывается одеялом, закрывает глаза, пытается напомнить себе о том, что завтра рано вставать, но голос не утихает. Стреттон ворочается в кровати, пока не понимает, что всё это бесполезно. Желание  поскорее заснуть, которое стало его властелином в трофейной нынче ушло в неизвестность, стоит ему только разрешить словам Софи Фосетт вернуться в его голову.

Ты не знаешь меня, Джереми.  Карандаш быстро чертит линии в блокноте, пока юноша сидит на кровати и вспоминает ее лицо и голову лежащую у него на коленях. Почему этот образ настолько красив, что он не может теперь выкинуть ее из головы? Ты не знаешь меня, Джереми.

И вправду, не знаю, внезапно соглашается он, а потом внезапно шепчет в темноту, подхваченный каким-то безумным желанием, не позволяющим ему остановиться ни на минуту, а лишь рисовать, рисовать и рисовать, чувствуя внутри себя вдохновение и подъем, который уже очень давно не испытывал.

- Пока что не знаю, Софи. Пока.

+1


Вы здесь » Drink Butterbeer! » Pensieve » 01.04.95. Give me a reason