Drink Butterbeer!

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Drink Butterbeer! » Time-Turner » 9.12 — 24.12.97. The nightmare before Christmas


9.12 — 24.12.97. The nightmare before Christmas

Сообщений 1 страница 19 из 19

1

https://forumupload.ru/uploads/001a/2e/af/328/538818.gif
Draco Malfoy & Melinda Bobbin
9 - 24 декабря 1997 года
Хогвартс

- Я живу в постоянном страхе,
что меня поймут правильно (с)

Пронзительные крики эхом отражались от холодных каменных стен, резонируя и наполняя комнату практически осязаемым страхом. Один из четверых с бледным лицом опускает палочку и отправляется прочь, остальные ученики ранее гордые принадлежностью к факультету Салазара, остаются неподвижны... только слегка дрожат пальцы с волшебной палочкой.
- Где мальчишка Малфоя? Покажет этим мелким глизням как нужно исполнять приказы.

[icon]https://forumupload.ru/uploads/001a/2e/af/328/277729.gif[/icon][pers]<b><a href="https://drinkbutterbeer.rusff.ru/viewtopic.php?id=1312" target="_blank">Мелинда Боббин</a></b>, 17 лет[/pers][info]Слизерин, 7 курс[/info][status]what if I don't float[/status]

Отредактировано Melinda Bobbin (26.12.21 18:29)

+1

2

...Крики, мучения, боль, застывший в горле комок слёз... Рука с волшебной палочкой дрожит, но не повиноваться Тёмному Лорду ещё более опасно.
- К-круц-цио... - Он не хочет этого делать, он не мучитель и не убийца. Но его заставляют. Заставляют таким быть. Безумная тётушка Беллатриса обучает своего племянника Непростительным заклинаниям, пыточным заклятиям - ей велел Тёмный Лорд. Он - всего лишь оружие в руках взрослых.
Малфой-мэнор больше не безопасное место - с тех пор, как воскрес Тот-кого-нельзя-называть. Он научился окклюменции и теперь постоянно блокирует настоящие мысли и чувства, оставляя лишь самое незначительное и то, что хотел бы видеть Тёмный Лорд, если ему вздумается проверить - он научился подменять воспоминания.
- Сссмелее, Драаако, - этот шипящий, змеиный голос, эти красные, безумные глаза, это противное мерзкое лицо он видит и слышит постоянно, ему не скрыться от Тёмного Лорда, ему некуда бежать.
- Ххорошшоо...
Ничего хорошего: человек на полу корчится, умирая в муках, палочка Драко направлена на него, он не смеет опустить её без приказа - потому что рядом отец и мать, которые надеются на него, хотя что он может сделать?
- Умоляю... - просит жертва, но Тёмный Лорд глух к мольбам, а Драко едва сдерживает подступающие слёзы. "Я не хочу, пожалуйста, не надо" - просил он родителей, обращался к Беллатрисе, когда ему сказали, чему должен научиться, но взрослые стали разъяснять важность верности Повелителю (так его звала Беллатриса) и беспрекословного подчинения. Как будто Драко сам не видел, что происходит. Он знал, что отец говорит неправду, потому что на самом деле не хочет, чтобы его сын делал это, но необходимо доказывать (и показывать) свою преданность.
...Зловещий смех, от которого кровь стынет в жилах. Человек на полу корчится в муках, у него более нет сил сопротивляться. "Я не убийца!" Зелёный луч света на миг ослепляет - жертва перестала биться, человек мёртв. Драко опускает палочку, переводит взгляд на Беллатрису, которая стоит с какой-то странной, торжествующей улыбкой. Улыбкой смерти. Она тоже медленно опускает волшебную палочку, в её взгляде, которым она смотрит на племянника, читается "слабак". Ему страшно: что будет дальше?

Снова оно. Это воспоминание преследует его вновь и вновь, заставляя всякий раз содрогаться от ужаса, ненавидеть - себя за свою слабость, Беллатрису - за то, что обучала его, Тёмного Лорда - за всё, что происходит сейчас. Юноша закрыл лицо руками. Всё в порядке, он в Хогвартсе. Хогвартс... Хогвартс стал продолжением того ада, что творился дома. Бум! Что-то упало на пол. Драко вздрагивает и опускает взор - это книга. Он пытался делать вид, что учит уроки, но на самом деле ему не до них. Поднимает, рассматривает несколько секунд рисунок на обложке и откладывает в сторону. В гостиной больше не слышно веселья, шуток и смеха. Слизеринцев теперь ненавидят все, детей Пожирателей Смерти - особенно, их чураются, обходят стороной, шепчутся за их спинами. Драко ещё больше отдалился от всех, даже от былых своих товарищей, только Крэбб и Гойл по-прежнему с ним: у всех троих отцы - Пожиратели Смерти. Но даже им Драко не доверяет. Он больше не доверяет никому. Во всём можно полагаться лишь на себя.

- Мистер Малфой! - слышит юноша детский голос. Подняв глаза, он видит ребёнка второго-третьего курса, испуганного, взволнованного. Ребёнок переминается с ноги на ногу, избегая смотреть в глаза, но Драко знает, что в них - страх. Он часто видит страх в глазах окружающих его людей.
- Что такое? - Драко старается говорить спокойно, чтобы ещё ещё больше не испугать младшекурсника. "Я должен быть их другом, я должен защищать их, и я буду", - думает юноша. Он всё ещё староста, а значит, отвечает за них.
- Вас зовёт мистер Кэрроу.
"Только не это". Вслух же произносит:
- Спасибо. Я сейчас иду. - И шёпотом добавляет, слабо пытаясь улыбнуться: - Не бойся, не плачь.
- Т-там они... они... - Драко присаживается на корточки перед ребёнком и берёт за руку.
- Знаю, я видел и раньше. Мне тоже было страшно. Иди, умой слёзы. - Ему бы хотелось как-то успокоить ребёнка, но он не знал, что сказать. Тот убегает, а юноша вдруг чувствует отчаянную решимость. Сегодня он пойдёт, а потом... Потом придумает, как можно помочь. Война сильно изменила бывшего слизеринского принца.

Он идёт по затихшим коридорам Хогвартса: больше здесь никто не бегает, не шалит, не играет, все студенты, в основном, сидят в гостиных, иногда - в библиотеке, только чтобы лишний раз не попасться на глаза.
- Вы звали меня? - отстранённо-холодно звучит голос юноши, успевшего немного совладать с собой.

[nick]Draco Malfoy[/nick][status]c'est pas ma faute[/status][icon]https://i.yapx.ru/JCrjU.gif[/icon][pers]<b><a href="https://drinkbutterbeer.rusff.ru/viewtopic.php?id=1341" target="_blank">Драко Малфой</a></b>, 17 лет <br> [/pers][info]Слизерин, 7 курс
Староста факультета[/info]

Отредактировано Draco Malfoy (20.06.21 02:54)

+1

3

   Обычные листы пергамента быстро заполнялись словами, что нельзя было произносить в замке уже несколько месяцев. Словами, за одну мысль о которых можно было бы оказаться на месте предателей. Словами, которые всё равно исчезали чернильными пятнами с каждой строчкой, потому что она не могла не плакать. Она писала и каждый клочок пергамента незамедлительно сжигала в небольшом закуточке подземелий, освещаемом зеленоватым светом от Черного озера. Сколько здесь уже пепла скопилось с сентября? Помнишь, девочка, самый первый день поездки в школу и твою гордость за чистокровность, факультет, родство с семьей Кэрроу, гордость за богатство родителей и положение отца в обществе, гордость, что он один из востребованных специалистов в зельеварении? Помнишь это желание назло отцу подружиться с детьми пожирателей смерти? Помнишь нежелание отца уезжать из страны сразу после назначения нового министра? Не плевать ли вам теперь на бизнес? Не хочется ли тебе сжечь проклятое семейное древо и оказаться среди никак не привлекающих внимание учеников? Ты сжигаешь очередной поток своих мыслей, вытираешь слезы и направляешь волшебную палочку на саму себя. Простое заклинание удара, даже не дуэльное, заставляет прикусить губу и отвлечься от тянущего чувства боли в груди. На сегодня этого хватает. Мелинда Боббин вытирает слезы, словно бы с удивлением смотрит на пепел в углу и решительно идет навстречу неминуемому, по пути останавливаясь у источника с ледяной водой, чтобы умыть лицо. Опаздывать нельзя.

   Нейтралитет, аполитичность... как вы еще называете стремление сохранить свою шкуру в целости при минимальных усилиях? Сквозь поколения некоторых семей проносится идея оставаться в тени со своими тщательно скрываемыми взглядами. Они были далеко не единственными прозевавшими тревожные звоночки, и не единственными оставались сохранявшими молчание на требования помогать преступному режиму, поэтому режим за них взялся. Впервые Мелинда шла в помещение для провинившихся с недоумением и спокойствием. Месяц назад она шла едва сдерживая панику. Сейчас она знала, что необходимо делать - молча, практически равнодушно к происходящему слизеринка заняла своё место рядом с тремя такими же как она учениками, молча посмотрела на паренька перед собой. Что он сделал в этот раз? Указал профессору, что он ничтожество? Профессору. Сколько ни издевался Дамблдор на этим почетным званием, выдавая его полувеликанам и оборотням, переплюнуть это оказалось просто.
   - Мисс Боббин, - она не слышит дальнейших слов, опустив взгляд встает напротив провинившегося полукровного волшебника (магглорожденным в школе давно не место), поднимает волшебную палочку и ждет... ждет, пока Кэрроу обратят внимание на то, как дрожат её руки, ждет, пока придется посмотреть в голубые глаза будущей жертвы, стараясь хотя бы удержать палочку и не сделать ни шагу назад.
   - Говори! Кру-ци-о, - по слогам напоминает ей формулу заклинания Кэрроу, - пустоголовая какая, может на тебе показать? Нет, ты, - указывает маг на следующего, - вперед.

   Помещение заполняется криком мучительной боли, проникающего в разум каждого даже несмотря на попытку закрыться от происходящего, попытку ничего не слышать и ничего не видеть, ничего не чувствовать... Один, два, три... девушка считает про себя, отвлекаясь на этот счет. Она знает, что всё не продлится вечно, знает, что терпения Пожирателей не хватит надолго, их отпустят и отстанут как минимум на неделю. Несколько мучительных часов она проведет мыслями в этом помещении, несколько дней она будет слышать в голове эти крики. Выживет в итоге. Или нет. Так ли это теперь важно? Успешно выполнивший задание покидает помещение, следующая девочка плачет и умоляет отпустить её в гостиную. Она из какого-то древнего, но сильно провинившегося перед Темным Лордом рода и на пару курсов младше, но Мел даже не видит её лица, чтобы узнать. Ничего уже не видит, кроме действий Кэрроу, но и не закрывает глаза.
   — Где мальчишка Малфоя? Покажет этим мелким глизням как нужно исполнять приказы.
Последний ученик убегает с указанием передать поручение первому попавшемуся человеку и тут же возвращаться. Девочка плачет, выслушивая всё это время рассказы о необходимости послушания, от неё ничего уже сегодня не ждут, больше пугают... каждый раз примерно одно и то же с изменением лишь в тоне голоса, сегодня он совсем недоволен - полукровка кричал хорошо, но мало.

   Голос вошедшего к ним Малфоя заставляет девушку автоматически бросить на него полный ужаса взгляд и тут же вернуть на своё бледное лицо непроницаемую словно фарфоровую маску. Не стоит вообще смотреть в его глаза. Не хочется вообще видеть этого человека в обстановке, полной ужаса, и видеть как Драко сам является частью их кошмара.
   - И давно жду, Малфой, не заставляй меня ждать, - в отличие от всех собравшихся здесь, Кэрроу может себе позволить быть недовольным. - Предатель должен быть наказан, а эти увидеть пример для подражания, сам знаешь, что делать. А ты голову подними, кукла.

[icon]https://forumupload.ru/uploads/001a/2e/af/328/277729.gif[/icon][pers]<b><a href="https://drinkbutterbeer.rusff.ru/viewtopic.php?id=1312" target="_blank">Мелинда Боббин</a></b>, 17 лет[/pers][info]Слизерин, 7 курс[/info][status]what if I don't float[/status]

Отредактировано Melinda Bobbin (21.11.21 01:04)

+1

4

Драко замечает Мелинду и успевает поймать её взгляд, в котором читает ужас и отчаяние. Что она здесь делает, чем провинилась перед Кэрроу, что её заставили присутствовать на этих пытках?
- Кого же вы называете предателем, профессор? - Он обводит взглядом учеников, стоящих вокруг очередной жертвы. Нет, куклы - те, кто молча исполняют приказы, безэмоциональные и бесчувственные, как сами Кэрроу. В куклах нет жизни, их взгляд не трогает сердце, не задевает потаённые струны души. Бездушные куклы не способны плакать или любить, им недоступны человеческие чувства, они не умеют красноречиво молчать, как молчат эти дети, среди которых он, Драко, сейчас старший.

Ненавидеть. Для того, чтобы выполнить это заклинание, надо по-настоящему ненавидеть - так учила его Беллатриса Лейстрендж. Драко Малфой не испытывал ненависти к лежащему на полу подростку. И всё же ему приходилось пытать людей по приказу Тёмного Лорда. Людей, к которым он испытывал скорее жалость, чем злобу, их сложно было даже презирать. Ему помогла окклюменция - умение закрывать, изолировать сознание, оставляя только те воспоминания и мысли, которые были нужны сейчас. Только благодаря окклюменции он был в состоянии выполнять эти приказы. Неудивительно, что у большинства учеников заклинание не получалось. Тем ужасней казались Кэрроу - даже ему трудно было понять, откуда в человеке может быть столько ненависти, столько желания мучить и причинять боль?

- Хорошо, профессор, - сглотнув, отвечает Малфой. - Но прошу вас, не заставляйте учеников повторять его сейчас: это заклинание не из тех, что удаются с первого раза. - С этими словами он медленно поднимает палочку, направляет её на жертву и вслух произносит:
- Круцио!
Нет сил смотреть, как корчится на полу ребёнок, как кричит, стонет и бьётся в судорогах... Хочется зажмуриться, отогнать от себя страшную картину, открыть глаза и чтобы всё оказалось всего лишь страшным сном. Но это не сон. Это ужасающая реальность. На мгновение ему приходит странная мысль: что, если сменить заклинание?
Что может напоминать по действию Круцио, вызывать похожее состояние, но причинять меньше боли? Слишком много боли в последнее время. Попытаться невербально произнести другое заклинание... получится ли? Не попробует - не узнает. Ах, нет... Слишком сильно воздействует Круцио на сознание, сложно переключиться на другое заклинание незаметно - для этого нужно собраться и сконцентрироваться только на этом заклинании... С другим, не столь тяжёлым, наверное, и вышло бы что-то... Тогда Драко пытается ослабить заклинание, для этого нужно лишь на минуту отвлечься на что-то более...доброе. Мелинда. Он мысленно просит у неё прощения, у неё и у остальных учеников. И с облегчением (которого старается не показать) опускает палочку, кога вновь слышит голос профессора.
"У меня нет выбора", - говорят его глаза. Ему стыдно за то, что пришлось сделать. Хорошо, что никто об этом не знает: умение возводить мысленный барьер и ограждать воспоминания и чувства оказалось очень полезным.

[nick]Draco Malfoy[/nick][status]c'est pas ma faute[/status][icon]https://i.yapx.ru/JCrjU.gif[/icon][pers]<b><a href="https://drinkbutterbeer.rusff.ru/viewtopic.php?id=1341" target="_blank">Драко Малфой</a></b>, 17 лет <br> [/pers][info]Слизерин, 7 курс
Староста факультета[/info]

Отредактировано Draco Malfoy (20.06.21 02:54)

+1

5

   Абсолютное равнодушие к происходящему медленно возвращается маской на лицо слизеринки. Слишком медленно. Пожиратель замечает её взгляд, опущенный в пол и приказывает поднять голову. Кукла. Определенно именно это хотят видеть в своих последователях темные волшебники - дергать за веревочки и не ожидать никакого проявления своеволия, никаких своих желаний и чувств, и иметь возможность выбросить в дальний угол, когда эта кукла станет не нужна и не интересна. Проблема лишь в том, что они все здесь живые люди, играть с которыми намного интереснее, удар за ударом - разрушать небольшой мир каждого, наслаждаясь переменами в лицах, наслаждаясь криками и отчаянием. Притворяться куклой без веревочек единственный способ быть никому не интересной, но даже это не спасает дочь известного зельевара и богатого человека и по совместительству двоюродную сестру близняшек Кэрроу от повышенного к себе внимания.

   Хочется с горьковатой усмешкой, в кои-то веки попробовав виски Огдена, спросить у Драко, как же мы докатились до всего этого, но честные разговоры между ними остались в прошлом... чуть больше года прошло, отчего же это кажется таким далеким, отчего старый друг стал для неё таким же далеким и как будто неизвестным. Хогвартс знает своих "героев" - слухи об участии Малфоя в нападении Пожирателей на школу разлетелись со скоростью ветра по холодным коридорам, убийца Дамблдора стал директором школы. Похороны старого директора девушка даже не посетила в прошлом году. Жаль, сразу после нападения забрать её родители из замка смогли, а благоразумия бежать из Великобритании не хватило. Очередные крики не дают сосредоточиться на своих мыслях. Пять... шесть... семь... единственное, что может сделать девушка - постараться отказаться от анализа всех поступающих сигналов для защиты себя от реальности.

   - Достаточно, - произносит самоназванный профессор, и эта пытка для всех школьников оканчивается. - Они будут произносить заклинание столько, сколько необходимо, Малфой, и ты будешь. Пошли все прочь.

   Не глядя ни на кого, слизеринка выходит из комнаты, заворачивает в первый попавшийся темный безлюдный холодный коридор и не в силах сдержать порыв переходит на бег... совсем недолго, чувствуя как всё тело слабеет, как дрожь охватывает её, чувствуя отсутствие какой-либо цели своего бега и опустошение после криков. Она хочет лишь оказаться как можно дальше от этой комнаты. Очередной поворот... Мелинда тормозит и прислоняется к стене, слишком резко, затылком ударяясь о камень. Непривычная тишина окружает её, и только негромкие шаги следующего за ней человека нарушают этот покой. Волшебная палочка всё это время оставалась в руке, Мелинда только поднимает её, направляя на подходящего к ней человека, в котором секунду спустя узнает Малфоя.

   - Это тупиковый коридор, зачем ты идешь за мной, Драко? - больше всего на свете она боится услышать в ответ что-нибудь из серии "Кэрроу передумал, давай возвращайся", или "я заметил твой взгляд, ты жалеешь предателей крови", или... да что угодно, она не умеет читать мысли и особенно не понимает, что происходит в голове обладателя стального взгляда.

[icon]https://forumupload.ru/uploads/001a/2e/af/328/277729.gif[/icon][pers]<b><a href="https://drinkbutterbeer.rusff.ru/viewtopic.php?id=1312" target="_blank">Мелинда Боббин</a></b>, 17 лет[/pers][info]Слизерин, 7 курс[/info][status]what if I don't float[/status]

Отредактировано Melinda Bobbin (21.11.21 01:04)

+1

6

- Достаточно. - Драко опускает палочку. Он может поспорить с профессором, но не будет, чтобы не было хуже. Ему, возможно, и не будет, ведь он принял метку - ради спасения семьи, но всё же принял - и теперь "на равных" с Кэрроу и другими Пожирателями. Кроме них, никто больше не знает о метке. Он дожидается, когда выйдут все ученики, и покидает класс последним. Мелинда быстро уходит куда-то, и у него вдруг вдруг возникает желание догнать её. Не задумываясь о том, что дальше. Просто так. Потому что раньше они были друзьями. Раньше... А сейчас?
Он не бежит и всё равно достаточно быстро нагоняет девушку, а в следующий момент ему уже приходится уклоняться от направленной на него волшебной палочки.

- Пожалуйста, опусти палочку, Мелинда. - Она боится. А он винит себя. Потому что стал причиной этого страха. - Послушай меня, прошу тебя... - Она слаба, ему ничего не стоит одолеть её - ведь он сильнее. Но в школе и так слишком много насилия. Он ненавидит его, ненавидит тех, кто является причиной этого насилия.
- Мелинда... Я хотел сказать, что... - Юноша задумывается, подбирая слова. - Что если бы мог, то не стал бы этого делать. Но увы, у меня нет тех же отговорок, что у вас, и Кэрроу это известно. Прости, что не могу тебя защитить... не  могу вас защитить, как бы сильно мне этого ни хотелось. - Негромкий, спокойный (насколько это в принципе возможно) голос - Драко старается контролировать себя, сейчас любое проявление чувства или эмоции - непростительная слабость, потому что может быть использовано против тебя.
Говорят, глаза лгать не могут. В случае с Драко это - правда. В глазах цвета облачного неба затаились печаль, боль, просьба и...усталость. Да, очень странная усталость. Молодые люди так не смотрят, в их глазах обычно горит огонь жизни, радости, жажды свершений. Когда-то горел и у него. Но погас, давно погас. С тех пор, как пришлось взять на себя обязанности отца, с тех пор, как принял Тёмную Метку.
Беспокойство, тревога, страх постоянно преследовали его. Не хватает родителей очень. Невыносимо каждый день бояться за них, и какое же облегчение узнать, что живы и здоровы. Юность закончилась, толком не успев начаться - война оборвала судьбы многих людей, не осталось, наверное, никого, кого бы она не коснулась. А ведь им всего лишь семнадцать. За что им - такое? Такие муки?

Он приближается - осторожно, медленно, - касается её руки своей, ощущая, как дрожит хрупкое тело девочки. Была бы у него младшая сестра, наверное, вёл бы себя похожим образом. Смотрит прямо в глаза. Проводит рукой по слегка растрёпанным волосам, как бы пытаясь успокоить. И немного отходит - потому что не хочет, чтобы она оттолкнула его.
А ведь два года назад они были такими счастливыми...
И тогда огонь ещё горел в глазах.

[nick]Draco Malfoy[/nick][status]c'est pas ma faute[/status][icon]https://i.yapx.ru/JCrjU.gif[/icon][pers]<b><a href="https://drinkbutterbeer.rusff.ru/viewtopic.php?id=1341" target="_blank">Драко Малфой</a></b>, 17 лет <br> [/pers][info]Слизерин, 7 курс
Староста факультета[/info]

Отредактировано Draco Malfoy (20.06.21 02:54)

+1

7

   Страх на мгновение появляется в её синих глазах... на кого она направляет волшебную палочку так поспешно, не подумав о реакции и последствиях? Незнакомец. Пожиратель, возможно - слухами замок полнится, раньше девушка могла со смешком отрицать всё негативное о наследнике Малфоев, поражаться паранойе "светлых сил" и быть уверенной в друге, сейчас - нет. Нет, перед глазами меньше пяти минут назад он использовал пыточное заклинание. Наслаждался ли? Насколько она помнит, для этого нужно хотеть причинить боль. Искренне хотеть. Кривоватая улыбка тонких губ - вот отражение происходящего. Впервые увидев применение этого заклятия однокурсниками, слизеринка не могла сдержать удивления - да, способны, да, им нравится, и на первый взгляд отвратительные существа с кривоватой улыбкой тонких губ наслаждаются своей силой. Просто так. Они могут. Они получают похвалу от таких же отвратительных существ. Мелинда медленно опускает волшебную палочку дрожащей рукой, не спуская глаз с лица Малфоя, либо опустить палочку, либо отвести взгляд, либо отойти... тело словно парализует и ресурсов хватает лишь на одно действие - подчиниться просьбе убрать палочку.

   Страх - слишком сильная эмоция. Она проходит, оставляя опустошение, способность испытывать эмоции лишь слабыми короткими вспышками. Вспышка - удивление от тона юноши, его объяснений, извинений и самой идеи защитить. Она кардинально расходится с общей повестки этого полугодия, в котором никто не собирается никого защищать на её факультете, а только требуют быть правильной для режима девочкой - выполнять указания и учиться считать магглов не более чем флоббер-червями, терпеть эти отвратительные лица названных профессоров и учить других послушанию через боль. Вспышка - небольшое раздражение от несовпадения его слов и его образа.

   - От... отговорок? Защитить? - слабым голосом повторяет она услышанное, сама не понимая, что именно она хочет сказать в ответ на это откровение. Прикосновение к руке, волосам - еще одно сильное ощущение, отгоняющее давящее чувство пустоты в груди, больше Мелинда ничего не может сказать - губы предательски дрожат, глаза наполняются слезами, но выплеснуть это она не может. Осень, проведенная в постоянном самоконтроле, когда каждое слово может оказаться для тебя фатальным, изменила многое. Шаг назад воспринимается как подарок. Она опускает взгляд, делает короткий вдох и поднимает его снова.

   - Да, ты не можешь никого защитить, и почему ты хочешь этого? Разве всё идет не по плану... - никаких эмоций, снова, просто пустота в голосе и в теле, Мелинда прислоняется к холодной каменной стене. Сил стоять и разговаривать тоже нет, но хотя бы голос больше не дрожит. Тонкая дорожка слезинки по щеке указывает лишь на произошедшее. - Винс и Грег вроде наслаждаются новыми порядками, а ты... ты ведь поспособствовал сам их становлению? Так говорят.

   Неожиданный звук шагов, раздавшийся со стороны кабинета профессора защиты, заставляет девушку вздрогнуть и сразу притянуть к себе за руку Драко. Не обращая внимания, хочет он этого или нет - Мелинда определенно надеется не встретиться с профессором снова хотя бы в ближайшие несколько дней, и этого желания у неё хватит на десятерых. Коридор тупиковый, профессор сюда не завернет, но привлечь его внимание платиновые волосы вполне могут.

   - Тихо, пожалуйста, - почти неслышно произносит и замирает, обратившись вся во слух. Звук шагов становится громче, достигает пика и постепенно затихает, аналогично сердце девушки отбивает ритм то быстрее, то медленнее... и наконец можно обернуться к юноше, практически уткнувшись носом в его слизеринский галстук, и обратить внимание, что всё это время с силой сжимала его руку чуть выше запястья. И наконец-то расслабить пальцы. - Извини, - она медлит, прежде чем сделать шаг назад, слишком велик соблазн сделать ровно наоборот - прислониться щекой к черной мантии и закрыть глаза, постараться почувствовать себя всё еще живым человеком, почувствовать заботу и это самое прикосновение к волосам. Нет. Она отпускает руку.

[icon]https://forumupload.ru/uploads/001a/2e/af/328/277729.gif[/icon][pers]<b><a href="https://drinkbutterbeer.rusff.ru/viewtopic.php?id=1312" target="_blank">Мелинда Боббин</a></b>, 17 лет[/pers][info]Слизерин, 7 курс[/info][status]what if I don't float[/status]

Отредактировано Melinda Bobbin (21.11.21 01:04)

+1

8

- По какому пла... - начинает он, даже не пытаясь скрыть своего удивления: не здесь, не сейчас, не им прятаться друг от друга, но договорить не успевает. В каком-нибудь другом месте, со стороны... это могли бы неправильно понять. Ошарашенный такой реакцией, он не сопротивляется, и они оказываются очень близко друг к другу... почти непозволительно близко. Он догадался, что могло напугать девушку, и только кивает на её "тихо, пожалуйста". Свободной рукой медленно проводит по мягким, шелковистым локонам. Шаги удаляются и вскоре затихают.
- Извини, - Драко чувствует её смущение и..нерешительность, не ускользает от него и заминка.
- Не за что извиняться, - негромко отвечает он. - Знаешь, здесь не очень подходящее место для бесед... Но есть одно... Идём?.. - Драко протягивает руку и, когда спустя мгновение тонкие пальчики сжимают его ладонь, чувствует несказанное облегчение. Он ведёт девушку за собой по коридорам школы и движущимся лестницам, пока они не достигают Выручай-комнаты. Им нужно сейчас место, где их никто не смог бы подслушать, где они могли бы говорить спокойно, не опасаясь лишних глаз и ушей, и здесь они его найдут. На ещё минуту назад пустой стене появляется дверь, с виду совершенно неприметная, самая обыкновенная, и Драко берётся за ручку. Два стула с высокими спинками, стол, приятный полумрак, разгоняемый лишь светом свечей, несколько небольших стеллажей с книгами. Ряд знакомых флакончиков с зельями - Выручай-комната словно сама знает, что и кому может понадобиться. Тихое потрескивание дров в камине. В отблесках пламени черты лица кажутся мягче, выражение - спокойнее. Вся обстановка располагает к тихой, неспешной беседе.

- Здесь нас не найдут. - Он садится напротив, чтобы видеть её, и освещения достаточно, чтобы можно было разглядеть черты лица и как меняется их выражение. - Нет, Мелинда, не существует никакого плана. И никто из нас не получает удовольствия от происходящего. И Винсент с Грегори, и я лишь делаем вид, на публике показываем одно, тогда как на деле мы, можно сказать, заложники... Которым следует всеми силами показывать свою лояльность, ибо от нас зависят наши семьи: стоит нам дать слабину, позволить проникнуть в разум... - Он покачал головой и тяжело вздохнул.
- Всё это время мне помогала лишь окклюменция. Можно закрыть сознание, оставить только нужные воспоминания... Я мог бы тебя научить, если хочешь.
Так он выполнял и Круцио: оставлял лишь воспоминания о тех ужасах, что довелось видеть, о тех мучениях, свидетелем, а порой и участником которых пришлось стать. Они наполняли его ненавистью к Тёмному Лорду и мучителям Кэрроу, находившим в пытках какое-то особое, извращённое наслаждение, совсем как Беллатриса Лестрейндж, его безумная тётушка.

"Если бы ты знала, Мелинда, роль, которую сыграл я в этой войне... что сказала бы? Ушла бы, бросив в лицо с презрением "мерзавец" или что похуже? Наверное, я заслужил это. Но у меня не было выбора. Или я должен был выполнить его волю, или он убил бы моего отца, затем мать, и, обвинив в их смерти меня, послал бы на верную гибель, которая после этого показалась бы, возможно, наилучшим выходом. Мы все пытаемся защитить тех, кто нам дорог. Мне руку жжёт метка, я не в силах сопротивляться его зову, я заклеймён. Но ты, конечно, этого не узнаешь, потому что я так и не расскажу..."

[nick]Draco Malfoy[/nick][status]c'est pas ma faute[/status][icon]https://i.yapx.ru/JCrjU.gif[/icon][pers]<b><a href="https://drinkbutterbeer.rusff.ru/viewtopic.php?id=1341" target="_blank">Драко Малфой</a></b>, 17 лет <br> [/pers][info]Слизерин, 7 курс
Староста факультета[/info]

Отредактировано Draco Malfoy (20.06.21 02:55)

+1

9

   Тишина коридоров замка казалось вот-вот будет грубо нарушена тяжелыми шагами одного из двух плотных телосложением новоявленных с легкой руки новой власти профессоров или звуками слегка шаркающей походки многие годы раздражающего всех одним своим видом завхоза, абсолютно нелогично проявляющего любовь к каждому презирающему его чистокровному существу. Девушка опускает взгляд, невольно прислушиваясь к окружению, неосознанно делает движение пальцами, сожалеющими о необходимости отпустить руку однокурсника. Просто прикосновение к запястью - как давно она старалась не касаться его даже взглядом? Темнота коридора играет на руку, но недостаточно скрывает глаза, и от ощущения, что лишь однажды поймав её взгляд, Драко сможет понять все её мысли, девушка избегает смотреть прямо. Несколько минут - и сможет взять себя в руки, но пока слишком многое на неё наваливается. Она кивает, соглашаясь, что для разговоров это место максимально неподходящее, не уверенная даже в необходимости им сейчас говорить... но когда еще? Драко протягивает ей руку, и пальчики девушки словно заколдованные тут же оказываются в его ладони, обхватывают её и легонько сжимают, не позволяя девушке испортить пожалуй самый нормальный за это полугодие момент.

   Ожидание, что они отправятся привычно к подземельям, как две небольшие змейки желающие скрыться в темноте среди гранитной прохлады, не оправдывается - слизеринец ведет её по лестнице вверх. Мелинда не сопротивляется, кидает любопытный взгляд уже полностью взявшего себя в руки и не ожидающего неожиданной и нежелательной встречи с врагом человека. Она едва не оступается на одной из последних ступенек, поспешив её преодолеть, но не падает. Пустой коридор освещается лунным светом лучше, чем прошлый, они тормозят посреди него, и наконец до девушки доходит понимание, зачем именно они сюда пришли - комната появляющаяся по необходимости, рассказы о ней хотя бы в виде слухов так или иначе передавались от ученика к ученику. Слушать девушка любила, но своими глазами встретилась с ней впервые, и не иначе как по пожеланию Драко обстановка оказалась располагающей именно к беседе. Тепло исходящее от камина в сочетании с негромким потрескиванием от язычком пламени расслабляют тело. Отпуская руку юноши, Мел проходит к одному из довольно больших стульев с мягкой обивкой, присаживается. Напряженные движения её с каждым мгновением становятся мягче. Оставляя туфельки на полу, Мелинда поджимает одну ногу под себя, хочет вторую обнять руками, но тут же одергивает юбку и смущенно скрывает голые коленки черной дорогой тканью мантии.

   - Не понимаю... - слегка качает головой девушка. - Ты говоришь словно ваши семьи находятся в большей опасности, чем остальные, как будто бы не на вас требуют равняться на занятиях, как будто бы есть необходимость Грэгу сразу после малейшего намека Кэрроу даже не дожидаясь его приказа выходить с волшебной палочкой наготове, - неожиданно она повышает голос и добавляет скривившись. - "Десять баллов Слизерину, а остальные берите пример". Да он манящие чары не выполняет так хорошо, как круциатус!

   Не извиняясь более за выражение эмоций, девушка ненадолго прячет лицо в ладонях, и в очередной раз не позволяет себе плакать. Она даже не представляет как сейчас поживает её мать, слабая здоровьем женщина, не получает от неё больше писем, реже получает письма отца, полные сухими отписками. Она знает, что аптека всё так же работает, дом так же скрыт от посторонних глаз... надолго ли это? Начало декабря оставляет только одну надежду - вскоре отправиться домой хотя бы на полторы недели, и нет, больше не ждет девушка огней гирлянд на рождественской ёлке, подарков и ужина всей семьей. Святочный бал, желание поцеловаться под омелой - ничего подобного больше и не мелькает в мыслях. Она устала от криков боли, устала от оскорблений и тяжелого взгляда профессоров. Собирая слегка спутанные волосы на левую сторону и кусая губы, Мелинда пытается сохранить самообладание. Обычно она остается в одиночестве после этого сеанса воспитания полукровок, и с выплескиванием или захоронением в глубине подсознания эмоций проблем не возникает, сейчас же ей приходится силой заставлять себя думать хотя бы о рациональном. О хорошем уже невозможно.   

   - Ты владеешь окклюменцией? Откуда? Это же... - пауза, девушка пытается подобрать слова, но они все как назло вылетают из головы, оставляя скучно-простое, - очень сложная магия, как и легиллименция... подожди, ты можешь ей действительно научить? С практикой? - становится немного не по себе от понимания, что даже однокурсник и старый друг может при желании проникнуть в её разум, но подобное умение вызывает уважение. Не каждый способен обучиться окклюменции, как и не каждого возьмутся этому обучать, и несмотря на желание отца превратить жизнь своей дочери в постоянное самосовершенствование навыков, об окклюменции речь никогда не заходила.

[icon]https://forumupload.ru/uploads/001a/2e/af/328/277729.gif[/icon][pers]<b><a href="https://drinkbutterbeer.rusff.ru/viewtopic.php?id=1312" target="_blank">Мелинда Боббин</a></b>, 17 лет[/pers][info]Слизерин, 7 курс[/info][status]what if I don't float[/status]

Отредактировано Melinda Bobbin (21.11.21 01:04)

+1

10

Когда-то он любил возвращаться домой, с нетерпением ждал каникул. Теперь... юноша с содроганием вспоминал собрание Пожирателей, ужасы, творившиеся в родовом поместье по приказу Тёмного Лорда, занявшего место хозяина дома... безумную Беллатрису, слёзы матери, мучения невинных людей - волшебников и магглов. И знал, что остаться в Хогвартсе ему не позволят, ведь наследник древнего рода не должен проводить каникулы вдали от семьи, как бездомный, как сирота...  Он смотрит на девушку, сидящую перед ним, и вспоминает, как летал с ней вокруг квиддичного поля, спасал от Гремучей Ивы, нёс на руках в Больничное крыло... Как они дружили, несмотря на то, что были и обиды, и ссоры, и непонимание. Он делает вид, что не замечает её смущения, когда Мел спешит одёрнуть мантию, чтобы не сделать ситуацию ещё более неловкой.

Не будет. Рождества и традиционного Святочного бала в Мэноре - не будет. Праздничного пира в Хогвартсе тоже не будет. Романтичных и невесомо-осторожных, дружески-быстрых и смущённых поцелуев под омелой с шутками, подначиваниями и поддразниваниями ("а! попались!", "нечестно, вы теперь доолжныы!", "что, может, хоть сейчас решишься, а?"), разноцветных новогодних венков из ветвей ели, символа праздника, и ярких гирлянд по всей школе - в гостиных факультетов и Большом зале - не будет. Походов в Хогсмид, весёлых посиделок, Нового года, украшенной, сияющей ёлки, рождественских подарков, таинственного Йоля - ничего не будет. Всё перечеркнула война, искалечив судьбы людей, заставив раньше времени повзрослеть детей, возложив на их хрупкие плечи непосильно тяжёлую ношу.

- Да, - хрипло произносит он, - Винсент и Грегори заложники положения своих родителей. Как и я, и другие дети Пожирателей. Тёмный Лорд... не прощает ошибок. Твои подозрения, однако, лишь доказывают, что они кое-чему научились и хорошо играют свои роли. - Он порывается подойти к ней, когда она прячет лицо, но останавливается. Плачь, Мелинда, плачь, какая же ты счастливая, что можешь плакать. А у меня такое ощущение, будто не осталось уже ничего, будто вместо эмоций внутри пустота. Я забыл, как звучит смех, как сияют мамины глаза, когда она улыбается. Я забыл, как можно плакать от смеха или от радости, как могут слёзы обжигать, когда случается горе. Я забыл, как это - быть настоящим, привык играть роль, которой от меня ждут. Я забыл, как это - возвращаться домой с радостью, с предвкушением встречи, чувствовать безопасность и спокойствие. Я потерял себя...

- Меня научила Беллатриса. Беллатриса Лестрейндж. А ещё раньше меня обучал отец: не знаю, может ли ментальная магия быть наследственным даром, но в нашем роду у всех магов была склонность к ней.
О занятиях с Беллатрисой Драко предпочёл бы не вспоминать. Он старался изо всех сил, только чтобы не дать прочесть ей свои воспоминания, чтобы спрятать от посторонних глаз то, что должно быть сокрыто. Потому что стоило ей пробить его щит и увидеть хоть что-то, как юноша подвергался насмешкам с её стороны, жёсткой, часто несправедливой, критике и оценке, и тогда ему хотелось провалиться сквозь землю, исчезнуть, уйти, чтобы этого не слышать. Она называла его "упрямцем", "слабым", "мальчишкой", видя, что молодой человек вовсе не горит желанием служить Тёмному Лорду, как она сама, не бросается мгновенно исполнять приказы, что ещё может испытывать жалость и сочувствие - по мнению Беллатрисы, совершенно излишние, мешающие делу.
- Не скажу, что будет легко. Окклюменции невозможно научиться без постоянной практики. Но ты должна хорошо подумать, прежде чем принимать решение. Ведь всякий раз, как ты не сумеешь поставить ментальный блок, я смогу прочитать твои мысли, воспоминания. Обещаю, что никто никогда не узнает того, что я увижу. - И, немного подумав, добавляет после недолгой паузы: - Могу дать Непреложный обет, что всё останется между нами... если хочешь. Но заниматься придётся тайно, чтобы Кэр.."профессора" нас не заподозрили. - Мелинда должна понимать, что её ждёт, он просто обязан предупредить. О том, что никто не должен знать, Драко даже упоминать не стал: это подразумевалось.

[nick]Draco Malfoy[/nick][status]c'est pas ma faute[/status][icon]https://i.yapx.ru/JCrjU.gif[/icon][pers]<b><a href="https://drinkbutterbeer.rusff.ru/viewtopic.php?id=1341" target="_blank">Драко Малфой</a></b>, 17 лет <br> [/pers][info]Слизерин, 7 курс
Староста факультета[/info]

Отредактировано Draco Malfoy (20.06.21 02:55)

+1

11

   Нет, плакать сейчас совершенно невозможно, невозможно расслабить напряженную спину и невозможно не ожидать, не раздастся ли звук шагов с той стороны двери их небольшой уютной и наполненной треском поленьев комнаты, даже понимая разумом, что никто не сможет догадаться о них и не сможет проникнуть внутрь, не услышит даже громкого разговора. Выручай-комната прекрасна своим расположением - и здесь, и одновременно везде - говорят, она появляется по желанию и открывает проходы куда пожелает волшебник, говорят, не впускает внутрь никого, кто не знает о её текущем виде. Странно сейчас кажется, что Мелинда никогда всерьез не интересовалась комнатой, а теперь уже и не заинтересуется, с равнодушием примет как должное, потому что ничто уже не цепляет её любопытство. Ничто. Она убирает ладони от лица и медленно потирает их словно от холода, на мгновение с усталостью смотрит в глаза Драко и тут же отводит взгляд, когда он называет чудовище "Темным Лордом", упираясь взглядом в никуда.

   - Нет, - неожиданно она перечит и качает головой, потому что перед глазами предстает лицо каждого, кто уже успел пережить потери, - они не играют роли, это не театр, Драко! Ни перерывов, ни поклонов, ни бутафорской крови и фальшивых заклинаний... Сколько людей мы уже не увидим? И со сколькими придется еще попрощаться? Знаешь... ваши родители хотя бы имеют положение в этом новом мире, а что остается делать не представителям древнего рода - притворяться, терпеть, страдать, бояться и ждать не окажутся ли их семьи как... - она замолкает и прикрывает глаза, с болью вспоминая светлое лицо однокурсницы, когда её увели с урока, когда ей пришла новость о неожиданной смерти матери от руки приспешников лорда, вспоминая, как не знала, что ей сказать и как поддержать в горе, не знала, вернется ли девушка в школу, что с ней, потому что она не отвечала на письма слишком долго. Аббот никогда не шел черный цвет, она виделась вечно улыбчивой или смущенной, растерянной или вдохновленной девчонкой, с подсолнухами в руках и светлым ярким платьем, так что в призраке в трауре на кладбище у наскоро установленного памятника было слишком сложно узнать подругу. Сложнее было лишь оказаться с ней по разные стороны.

   Имя Беллатрисы Лестрейндж ледяным холодом накрывает девушку, заставляя поежиться и неосознанно потянуться к застежке мантии, - знаменитая сумасшедшая и самая ярая последовательница, она отличалась особенно безумным взглядом и копной черных спутанных волос, она каждый летний день смотрела с окон опустевшей лавки Олливандера, насмехаясь над окружающими. Иногда казалось, что с плаката have you seen this wizard можно услышать её сумасшедший смех. Мелинда старалась не смотреть, но каждый раз взгляд притягивали побитые и заколоченные окна лавки, заклеенные плакатами освобожденных своим повелителем преступников, каждой раз хотелось оглянуться, не появится ли свет у мистера Фортескью. Мурашками по спине пробегаются воспоминания, девушка поднимается на ноги, опасаясь насмерть замерзнуть, не надевая туфли, босой проходит к камину, не замечая, что случайно расстегнула мантию и оставила её на стуле. Теплее не становится. Холод окружает её плотным коконом, пока за ней словно снова следит сумасшедший взгляд, и можно только представить, каково это - жить с этой женщиной рядом, терпеть её научение, притворяться, что вы люди схожих мнений.

   - Извини, это прозвучало слишком обвинительно, я не должна была, я просто... - она снова прикрывает глаза и качает головой, - я не знаю, как это пережить, и вы не виноваты... наверно... да? - она не ждет ответа, уже не сильно следит за потоком слов - слишком уставшей и опустошенной себя чувствует, но в очередной раз пытается приземлить своё сознание, зацепиться за реальные перспективы и предложения. - Нечего думать, мои мысли прочтешь либо ты, либо кто угодно, - усмехнувшись, она оборачивается, больше для вида пытается храбриться. Перспектива в любом случае довольно пугающая, она может сходу назвать несколько довольно личных воспоминаний, о которых не стоит знать Малфою. И так же назвать сотню, которые не хотела бы раскрывать незнакомцам и врагам. Простая арифметика. Напоминание, что ничего не дается просто и без платы - временем, страхом, чем угодно. Жизнью? Упоминание Непреложного обета заставляет её тут же покачать головой, с ужасом представить вариант, что он будет вынужден обет нарушить.

   - Не надо, Драко, - девушка наконец отходит от камина и берет его за руку, ей кажется мало этого, слишком мало, чтобы выгнать из головы на мгновение появившиеся мысли, мало, чтобы восстановить его образ живого и близкого человека, - не надо, даже если ты нарушишь слово, я не хочу, чтобы... что-то случилось, - снова покачав головой, она садится к юноше на колени и обнимает друга, так чтобы кроме наслаждающихся пиршеством язычков пламени слышать равномерное биение его сердца, немного успокаивающее и прогоняющее тревогу. - Мы будем заниматься здесь?

[icon]https://forumupload.ru/uploads/001a/2e/af/328/277729.gif[/icon][pers]<b><a href="https://drinkbutterbeer.rusff.ru/viewtopic.php?id=1312" target="_blank">Мелинда Боббин</a></b>, 17 лет[/pers][info]Слизерин, 7 курс[/info][status]what if I don't float[/status]

Отредактировано Melinda Bobbin (21.11.21 01:05)

0

12

[nick]Draco Malfoy[/nick][status]c'est pas ma faute[/status][icon]https://i.yapx.ru/JCrjU.gif[/icon][pers]<b><a href="https://drinkbutterbeer.rusff.ru/viewtopic.php?id=1341" target="_blank">Драко Малфой</a></b>, 17 лет <br> [/pers][info]Слизерин, 7 курс
Староста факультета[/info]

Драко понимает, что Мелинда говорит о своей семье. Он мог бы поправить, что бояться Тёмного Лорда следует не чистокровному роду, неважно, насколько он древний; Тёмный Лорд (когда это стало привычным так его звать, путь даже мысленно?) хочет уничтожить лишь грязнокровок, которых считает "отбросами" волшебного мира. Что касается полукровок, всё зависит от того, какую сторону примут они... Он слышал, как в поместье говорили об Абботах, о Монтгомери, о тех чистокровных семьях, кто не захотел встать на сторону Тёмного Лорда. Слышал, как говорили о гриффиндорском Трио, и, наверное, впервые желал Гарри Поттеру успеха. Он ненавидел Тёмного Лорда, разрушившего мирный быт его семьи, отнявшего у него отца и заставившего его раньше времени повзрослеть, взвалив на себя трудную для подростка ношу обязанностей главы семьи в отсутствие отца. Но ему нельзя было никак этого показать, никак признаться...

- Чистокровных он не тронет, - глухо отвечает Драко, - если они не станут ставить ему препятствий. - Стоило бы добавить "если перейдут на его сторону", но даже здесь, в Выручай-комнате, где их никто не мог найти, он боялся говорить так прямо. Он следит за каждым движением девушки, как, сбросив мантию, проходит она к камину, и невольно любуется ею, такой особенно уязвимой и беззащитной в эту минуту. "Извини..." - Драко лишь качает головой, словно говоря "не стоит извиняться", и всё же где-то там в глубине становится чуть теплее от того, что понимает его, не винит, не осуждает. И то, что она затем зовёт его по имени, не переходя на более официальное обращение по фамилии или совсем уж сухое "мистер Малфой", только подтверждает это. Она знает цену Непреложного Обета, который он (кроме шуток) принёс бы. А он знает, что их дружбу не разрушит ничего: она доверилась ему, не стала требовать того, о чём кто-нибудь другой непременно напомнил бы, связав, как путами, нерушимой клятвой. Юноша обнимает девушку, зарываясь пальцами в её густые мягкие волосы, вдыхая тонкий аромат её духов. Поднимает её на руки и сажает в кресло, накладывая согревающие чары. Придвигает второе кресло и садится рядом.

- Да, здесь самое безопасное место во всей школе, где нас никто не сможет обнаружить. - Он помнил, как сам узнал о тайной комнате: её нельзя открыть, если не знать, что искать. - Если хочешь... если ты готова, мы можем попробовать сейчас. Ты научишься управлять своим сознанием, своими воспоминаниями. Можно закрывать одни чувства, освобождая другие. Когда я произнесу заклинание, попытайся мысленно выставить щит. - Он дал время осмыслить сказанное, прежде чем спросил вновь:
- Готова? - И, дождавшись утвердительного кивка девушки, направил свою волшебную палочку прямо на неё:
- Легилименс!
Воспоминания, страхи, мечты пронеслись перед ним яркими цветными картинками, завихрились в водовороте чувств, эмоций, событий. Наконец картинка стала принимать более чёткие очертания, и он понял, что оказался в детстве Мелинды.
1-3 - поверхностные воспоминания
4-6 - недавние воспоминания, не слишком личные
7-8 - детство, более ранние и более личные воспоминания
9-10 - проникновение глубоко в сознание, в секретные воспоминания

[newDice=1:10:0:легилименс]

Отредактировано Draco Malfoy (20.06.21 02:53)

+1

13

   Минутное ощущение спокойствия и комфорта исчезает вместе с неспешными движениями наверняка музыкальных пальцев по слегка волнистым темным волосам девушки, она снова поджимает ноги в кресле, автоматически поправляя юбку, и устало скользит взглядом от собеседника до камина и дальше по комнате, по неизвестным книгам на пыльных полках и небольшой фигурке мраморной рыбки, служащей подставкой под свитки пергаментов. От каменных стен совсем не чувствуется холода, в отличие от расположенных вне этой комнаты - внешних или внутренних, в отапливаемых помещениях или коридорах, даже не чувствуя холода физически девушка мысленно ощущает каждой клеточкой тела неумолимый северный ветер, особенно лютующий в последние полгода, и более того чувствует холод школьных дней, никак не может перестать ощущать давлением на кожу крики "требующих особого воспитания" учеников... и самое страшное, она никогда не была особо эмпатом. Мир изменяется.

   - Никто не может гарантировать, что мы не станем в один день "препятствием", - уставший и тихий голос, совсем уже не желающего и дальше рассуждать на эту тему человека, сил у которого не хватает даже на легкую усмешку, способную хотя бы создать видимость не безнадежности их положения. Нет. Мало кто действительно планировал вставать на пути Темного Лорда, еще меньше успели подняться на ноги с старых удобных кресел своей гостиной, поднять волшебные палочки и воспроизвести в уме хотя бы щитовые чары. Убийства начались сразу же после объявления о возвращении самого опасного темного мага этого века, волшебники следовали указаниями методички и пытались обезопасить своё жилье, пока сведения не устарели, волшебники зарывали двери своих домов, пока они не оказывались необходимы действующей власти, они занимались небольшим своим бизнесом, пока не оказывались неожиданно интересны своим умом, и наконец они просто оказывались не в то время не в том месте. Это действительно пугало. Напряжение с каждым днем сдавливало грудь от ожидания вестей из дома - не оказались ли близкие люди такими "особенными" или просто "случайными", не обдумывают ли они каждое слово, лишь бы не показаться препятствием на пути. И так же сдавливала даже тишина.

   Очень сложно заглянуть внутрь себя и определиться хочет она или не хочет, готова или нет - выцепить хотя бы какую-то информацию о своих силах из темнеющей пустоты своего самоощущения, и Мелинда кивает в ответ на оба вопроса. Иногда она просто не может отказать другу, чувствуя возможно неправильно, что от неё ждут именно этого - попробовать, начать, выставить этот дракклов щит и закрыть сознание от попытки в него проникнуть. Она не готова. Она более чем открытая книга - сборник аудиорассказов, не требующий усилий, кроме одного короткого прикосновения. И она всё равно пытается представить перед собой щит, не пропускающий цепкое заклинание до её воспоминаний.

   Яркое голубое небо бьет в отвыкшие от подобных красок глаза, и тут же перед ними мелькает фиолетовое с золотом полотно флага квиддичной команды с острова Скай. Не успеваешь привыкнуть - подключается шум толпы поддерживающих появившихся на поле охотников, скандирующих каждую фамилию по очереди, и свист болельщиков команды-соперника с противоположной трибуны. Домашний матч, его практически не слышно. На трибуне девочка лет семи с убранными в хвост волосами перевязанными лентой в цветах Портри, она оборачивается, когда на вылетающего из подтрибунного ловца указывает темнокожий мальчишка и начинает рассказывать о недавнем тесте скорости его метлы, показавшем неожиданно результат даже немного выше заявленного...

   - Хватит! - срывающийся голос самой девушки вырывает их из воспоминаний, слишком хороших для неё в столь тяжелые времена, напоминающих о возможности быть счастливым и наслаждаться жизнью, волноваться лишь об исходе игры, и... Мелинда прячет лицо в ладонях, впервые за несколько месяцев не способная сдержать слезы. - Не знаю... я не знаю, где он сейчас, - "жив ли" застревает комом в горле, усилиями нынешних профессоров она проживала день за днем не позволяя себе думать ни о ком, кроме своих родных, замораживая страхи и тревогу. Покрасневшие глаза избегают смотреть прямо на слизеинца перед ней, Мел вытирает мокрые щеки и делает глубокий вдох, пытаясь прогнать прочь из головы все лишние и приносящие боль мысли.

[icon]https://forumupload.ru/uploads/001a/2e/af/328/506838.gif[/icon][pers]<b><a href="https://drinkbutterbeer.rusff.ru/viewtopic.php?id=1312" target="_blank">Мелинда Боббин</a></b>, 17 лет[/pers][info]Слизерин, 7 курс[/info][status]what if I don't float[/status]

Отредактировано Melinda Bobbin (21.11.21 01:05)

+1

14

Из груди молодого человека вырывается тихий печальный вздох. Увы, но это действительно так, Мелинда права - никто не станет церемониться с детьми, если в один злосчастный день они станут препятствием. Тёмный Лорд не ведает ни жалости, ни пощады. Знает ли он вообще человеческие простые чувства? Или же они умерли в нём, оставив лишь злобу, ненависть и гнев? Однако именно поэтому следует научиться защите сознания, чтобы оградить воспоминания и мысли от чужеродного вмешательства.

Лето - или поздняя весна, потому что такое яркое чистое небо бывает только летом. Трибуны, полные зрителей и болельщиков. Квиддичисты на скоростных мётлах в небе, матч вот-вот начнётся. И среди зрителей - темноволосая хорошенькая девочка с такими знакомыми чертами лица, она тоже любит квиддич и поддерживает одну из команд. Это радостное, светлое воспоминание, и Драко это чувствует; он ощущает, как и его самого наполняет восторг маленькой Мелинды, и юноша невольно улыбается. А вот мальчика рядом с ней не узнаёт, однако видно, что тот много знает о квиддиче и с удовольствием со всеми делится, прежде всего, со своей подругой, - а в том, что они друзья, сомнений не возникает.
Неожиданно резкий голос выдёргивает его из детства Мелинды, выбрасывает из воспоминаний, и вновь он с ней, с настоящей Мелиндой, юной семнадцатилетней девушкой, доверившейся ему, потому что надеется, что он сможет её научить. Правда, Драко не слишком уверен в себе как в учителе... ведь прежде ему не доводилось объяснять столь сложные разделы магии, как ментальная.

- Ме-лин-да... - молодой человек говорит чуть задыхаясь, присаживаясь перед девушкой, дыхание слегка сбито: очень уж внезапно получилось. - Мелинда, прошу... Тише, не плачь... Он был твоим другом, да? Мел... - Девушка вытирает слёзы, а Драко чувствует себя обескураженным, обезоруженным: он совершенно не умеет справляться с внезапными девичьими слезами и оттого несколько растерян, но вскоре берёт себя в руки.
- Ты молодец, - хвалит он девушку, стараясь говорить мягко и спокойно, - неплохо получилось выкинуть меня из своей памяти. Для этой магии не нужна волшебная палочка, она использует лишь силы и магическую энергию самого волшебника, поэтому заниматься мы будем с перерывом в два-три дня. То есть... - Драко на минуту задумывается, просчитывая дни недели, - в пятницу. - Как раз уроков будет немного, да и есть выходные, чтобы их выполнить. А у Мелинды будет время заодно позаниматься самой. Потому что одной теорией в области ментальной магии не обойтись.

Это нужно ещё и для того, чтобы не вызвать подозрений у Кэрроу. Староста почти уверен, что они докладывают Тёмному Лорду обо всём, что происходит в стенах школы. Конечно же, важно, чтобы магическая энергия восстановилась полностью, особенно когда речь идёт о человеке неподготовленном, ранее никогда не занимавшемся ментальной магией и не имевшем природной предрасположенности к ней. Его учили с детства, и сейчас он владел окклюменцией на хорошем уровне, хотя легилимент из него был не очень хороший: для него привычней держать всё в себе, отделять эмоции, закрывать сознание, чем пытаться проникнуть в голову другого человека. Для человека, пережившего эмоциональное потрясение менее нескольких часов назад и при этом сумевшего воспротивиться легилименции, Мелинда показала неплохой результат. Разумеется, лучше и вовсе не допускать никого чужого в память, но Драко уверен, что и это получится, нужна лишь практика.

- Знаешь, попробуй немного потренироваться концентрировать всё внимание на одной цели, которую ты хочешь достигнуть. Ты поймёшь, что получилось, когда... Когда обретёшь уверенность, что это непременно будет так. Не знаю, как объяснить точнее. Когда невозможность покажется смешной и нелепой. - Это небольшое задание не должно представлять большой трудности для слизеринки, ведь она обычно достаточно сдержана и умеет контролировать себя. Как сейчас. Без мантии и туфель, должно быть, прохладно, вот ведь как поджала ноги, чуть съёжившись. Его руки тёплые - наверное, благодаря камину, - и он берёт ручку Мелинды, согревая в своих ладонях. Иногда нужно, чтобы кто-нибудь сказал: "Всё будет хорошо". Но Драко Малфой уже давно этому не верил. Мелинда права - однажды они тоже могут стать помехой. И тогда ничто уже не спасёт. Тёмный Лорд не ведает ни жалости, ни сострадания. Прежде он никогда не задумывался о смерти, а теперь всё чаще приходили мрачные мысли о том, что он не знает, что ждёт завтра. Вот они планируют - через два-три дня, но что, если... Если они не увидятся?

[nick]Draco Malfoy[/nick][status]c'est pas ma faute[/status][icon]https://i.yapx.ru/JCrjU.gif[/icon][pers]<b><a href="https://drinkbutterbeer.rusff.ru/viewtopic.php?id=1341" target="_blank">Драко Малфой</a></b>, 17 <br> Слизерин, 7 курс, [/pers][info]Староста факультета[/info]

Отредактировано Draco Malfoy (25.12.21 20:33)

+1

15

   Фиолетового цвета оттенка королевской сирени атласная ленточка от дуновения ветра касается щеки девушки - ей это только кажется, прикрыв глаза она хочет снова вернуться в это счастливое детское воспоминание и никогда не взрослеть, не перемещаться в этот полный боли и ядовитой серости новый мир. Прикосновение это кажется чужим и одновременно родным, поднимая взгляд на друга девушка ожидает не он ли попытался утешить, но это всего лишь собственные пальцы автоматически не дают ей показаться совсем слабой, размазывая дорожки слез по щекам. Они так быстрее высохнут. Мелинда в замешательстве от столь резкого и яркого перемещения в собственное практически забытое воспоминание и обратно, она закрывает глаза и пытается в него вернуться - у друга в кармане игрушечная волшебная палочка, не способная на непростительные заклинания, пожалуйста, можно ею завладеть? Голос Малфоя не позволяет это сделать - называет её по имени, просит не плакать, задает вопрос...

   - Он... был, - бесцветным голосом она и повторяет, и отвечает на вопрос, придавленная грузом воспоминания. Мальчишка этот рос вместе с ней, он уже давно сильный и приятный в общении юноша, и даже если он успешно скрывается сейчас от преступного против всего магического сообщества режима, он всё равно остается тем, кто был... сможет ли он её простить за удобную кровать в слизеринской спальне и наблюдение - лишь наблюдение - за пытками, которое едва не ломает её саму. Они отлично ломают людей. Не сравнить. Не позволяя себе оказаться еще и придавленной чувством вины, девушка пытается сосредоточиться на разговоре об этой попытке защиты сознания.

   - Не чувствую себя молодцом, - последнее на сегодня движение ладонями по щекам с небольшим кружевным платочком, незаметно выуженным из кармана мантии - слизеринка запрещает себе плакать, повторяет это "молодец" про себя. Она же может доверять Драко, хотя бы в этом. - Пятница, хорошо, - не раздумывая ни о временном промежутке, ни о занятиях соглашается, это сейчас важнее зельеварения или трансфигурации, много важнее отвратительного маггловедения - словно проклятый предмет из очевидно скучного и необязательного превратился в основной и действительно ужасный.

   Обучение магическим наукам больше не привлекает большинство в этом замке, они отдают предпочтение нормальной боевой магии и лекарственным зельям с расчетом хотя бы постараться защитить себя... Никто не будет нападать на детей? Мадам Амбридж - правая рука министра и главная по отправке к дементорам всех магглорожденных, и ей должно быть приятно знать, сколько человек она смогла лишить права изучить щитовые чары. Письмо из Хогвартса следующим летом можно расценить как приглашение в тюремное заключение, если ничего не изменится. Но как оно может измениться?

   - Не сложно, у меня получится, - кивает в ответ на объяснение задания, слегка прикусив губу поясняет свою уверенность, - последние месяцы - это постоянная проверка умения сконцентрировать внимание на чем угодно, кроме... - вздох, в этой комнате рассуждать о происходящем немного проще. Не подслушают. Не позовут. И Мелинда - зельевар, это автоматически означает развитую способность сосредоточиться.

   Ладони его передают тепло, фарфоровой куклой замершая в кресле девушка ведет плечами, она всё еще хочет вернуться под теплый солнечный свет своего воспоминания, но уже довольствуется и треском поленьев в камине скрытой от всех комнаты. На несколько секунд она накрывает ладонью руку Драко, затем проводит пальцами по острому подбородку.

   - Посижу немного у камина, ты ведь не против? Это же твоя комната, - и одновременно она принадлежит всем, но привел её сюда слизеринец и мысленно обустроил он же. Правила хорошего тона в гостях не позволяют слишком задерживаться. Но Мелинде очень хочется еще немного согреться, ей кажется больше никогда эта обстановка не поможет уменьшить тревогу за настоящее и будущее, никогда с момента выхода в полные сквозняков коридоры.

[icon]https://forumupload.ru/uploads/001a/2e/af/328/277729.gif[/icon][pers]<b><a href="https://drinkbutterbeer.rusff.ru/viewtopic.php?id=1312" target="_blank">Мелинда Боббин</a></b>, 17 лет[/pers][info]Слизерин, 7 курс[/info][status]what if I don't float[/status]

0

16

- Разумеется, нет. Она и твоя тоже. - Мел ведь не ждала другого ответа? Да и он в гостиную не торопился. Слишком холодно в Хогвартсе нынче. Было бы можно не возвращаться - так бы и остался. Но заметят, вопросы начнутся, подозрения... Снова разговор с... теперь уже директором - как будто он мог что-нибудь сделать, потому что Малфой больше не слушал никого, предпочитая действовать в одиночку, полагаясь лишь на себя. Нет, забыть, что именно профессор Снейп убил Дамблдора и спас его, он не мог. Тот страх, ужас, трепет, дрожь навсегда останутся с ним.

После Драко не раз просыпался от кошмаров, в которых то Тёмный Лорд мучил его мать, то пытал Круциатусом его самого - за невыполненное задание, когда время вышло, а Дамблдор был всё ещё жив. То, озлобившись, он кричал "Авада Кедавра", но слабый зелёный луч не долетал до директора, и отовсюду слышался громкий хохот, Дамблдор внезапно становился каким-то гигантом, которому ничего не стоит просто раздавить мальчишку-слизеринца перед ним.

То его мать была в плену у Ордена Феникса, то она же становилась пленницей в своём же доме, полном Пожирателей, ведь в отсутствие супруга защитить некому. То ему снился отец, протягивавший руки из-за укреплённых магией решёток, вокруг которого темница становилась всё теснее и теснее, пока не оставалось воздуха. То он сам звал на помощь отца, рыдая в галерее портретов, проклиная того, кого так обожал в детстве, а затем приходила Беллатриса с её вечными ядовитыми насмешками, и он хотел бежать от неё, но заклятия его настигали, и когда он, выбившись из сил, упал, она с отвращением взглянула на него, взмахнула волшебной палочкой и...
Нет, нет, нет!!! Молодой человек поёжился от внезапного пронизывающего всё тело холода, хотя в комнате горел камин и было довольно тепло. Языки пламени извивались в причудливом, завораживающем, огненном танце, манили, зачаровывали... Взять бы щепотку летучего пороха - но каминные сети заблокированы. Пленники. И единственное пристанище - Выручай-комната. Главное не попасться Кэрроу.

Возле камина - тепло, лицо порозовело от огня и не казалось теперь уже таким бледным, как в тот момент, когда он по приказу "профессора" пытал Круциатусом. Здесь было уютно. И так не хотелось, чтобы начинались каникулы - хотя бы можно уйти с головой в учёбу, хотя бы можно не видеть, как дом наводнили чужие люди, не видеть дорожек от слёз на лице матери, не слышать слабого, испуганно-надломленного голоса отца. Не ощущать его присутствие рядом.
Невербальным "Акцио" приманив туфельки Мелинды к ней, Драко подошёл к девушке:
- Если ты не против, я тебя оставлю. Может быть, захочешь побыть одна... - И лучше, чтобы их не видели вместе выходящими отсюда. Чтобы не раскрыть случайно тайны, если вдруг найдётся доносчик. Пятница будет двенадцатое декабря. До Рождества чуть больше двух недель, но о празднике едва ли бы он вспомнил, потому что уже второй год для него это совсем не радостное событие.

Слизеринец выходит, затворяя дверь, которая исчезает тут же, оставляя за ним лишь сплошную серую стену. И, возвращаясь в гостиную, он думает о Мелинде и о мальчике из её воспоминаний, и об её словах "он... был". Он был, он жил - как и они, как и другие дети. Как и те, что сидят сейчас в гостиной с пустыми глазами, мрачными, задумчивыми лицами или прячутся в спальнях. Когда он входит, на мгновение все взоры обращаются к нему, и Малфой читает в иных из них откровенный страх. Словно ждут, что сейчас возьмёт кого-нибудь из них и отведёт "провинившегося" к новым профессорам. Стараясь не изменить выдержке, он с лицом застывшим, словно у каменного изваяния, пересекает гостиную, поднимаясь к комнатам старшекурсников. Всего два дня подождать он сможет. Два дня - это ведь немного? Только иногда они - как целая вечность.

[nick]Draco Malfoy[/nick][status]c'est pas ma faute[/status][icon]https://i.yapx.ru/JCrjU.gif[/icon][pers]<b><a href="https://drinkbutterbeer.rusff.ru/viewtopic.php?id=1341" target="_blank">Драко Малфой</a></b>, 17 <br> Слизерин, 7 курс, [/pers][info]Староста факультета[/info]

Отредактировано Draco Malfoy (25.12.21 20:34)

+1

17

   Хрупкая тишина комнаты нарушается лишь биением сердца и треском поленьев в камине, оставляя ощущение неминуемого появления неприятностей, слишком девушка отвыкла от возможности просто посидеть и насладиться вечером, ощутить как теплеют бледные от постоянного распыленного в каждом уголке замка страха ладони. Страха и ненависти. Ненавидеть не так много кто себе позволяет, на ненависть псы Темного лорда сбегаются как самые настоящие ищейки, провоцируют на её проявления, хватают и заставляют выкрикивать все свои чувства до потери сил. Некоторым сил не хватает даже на это.

   Огонь резко дергается, заставляя пульс участиться на пару секунд - оглянуться и убедиться, что ничего вокруг не поменялось, только прямо перед ней оказываются туфельки, и стоит уже попрощаться с Драко. Мелинда немного растягивает губы в легкой улыбке и желает ему спокойной ночи, доброй ночи, насколько она способна быть такой в их реалиях, может быть хотя бы ему позволительно без особых проблем набирать в больничном крыле зелье сна без сновидений или... очень вряд ли. Мадам Помфри пользуется серьезным авторитетом даже среди Пожирателей и не позволит никому беспечно растаскивать свои весьма в этот год ограниченные запасы. Мистер Малфой слишком заметная фигура, чтобы спокойно показывать слабости. И Мелинда сама не рискует подобным слишком часто, больше предпочитая тренироваться в приготовлении самостоятельно, она даже лучше знает как усилить его эффект, до отключки, до оглушающей тишины перед моментом засыпания, до ощущения себя в вакууме или за тяжелой двойной металлической стеной.

   Мягко закрывается дверь за парнем, некоторое время она смотрит на темное дерево и словно гипнотизирует взглядом поблескивающий изгиб ручки, но вскоре успокаивается. Закрывает глаза. Откидывает голову назад и наконец чувствует это острое желание просто закричать, впиться ногтями в подушечки ладоней, она подавляет это в очередной раз, только в уголках глаз появляются слезы прежде чем девушка спрячет лицо в ткани школьной мантии. Несправедливо. Больно. Отвратительно.

   - Гордость Портри побеждает со счетом 220:70! Потрясающая игра, - доносится голос комментатора из памяти, девчонкой тогда забывая о строгих манерах, она подпрыгивала и кричала, какие игроки молодцы. И снова эти ленточки фиолетовые в волосах развевались от ветра и попадали на лицо. Они свободны.

   Они были свободны.

- - -  12.12.1997  - - -

   Надежда показывает себя даже если ты считаешь, что всё совершенно потеряно, даже в самые темные времена, времена повторения одних и тех же пыток неизменно оставляющих шрамы на молодой и невинной душе. Никуда не уходит страх, даже больше обычного он заставляет девушку сторониться прямых взглядов и как можно меньше пересекаться со старшими, это легко объяснимо неудачами с выполнением приказов. И легко объяснимо появлением нового секрета. Никогда больше не будет чувствовать себя Мелинда защищенной, даже если она помалкивает и никак не показывает отношения к новому правлению, она всё равно мыслит. Она виновна уже в этом. Остается лишь закрыть свой разум хотя бы от поверхностных проверок, хотя бы научиться не показывать отвращение и боль. Некоторым людям обучение дает надежду.

   Прикосновение к двери выручай-комнаты слишком медленное, с опаской, словно она способна ударить током или сиреной передать о возможном нарушении порядка. Пальцы немного дрожат, когда девушка снова оборачивается на коридор и, наконец соображая насколько она глупа в своей медлительности, толкает дверь от себя. Теплый воздух снова горящего камина встречает ей подбадривающе, Мелинда юркает внутрь и осматривается.

   - Привет, - на выдохе произносит, заметив... друга? Ох и сложный вопрос, но то что делает для неё сейчас Малфой, кажется, не зовется никак иначе, и можно забыть все эти месяцы ранее полные сомнений и недоговорок.

   - Не знаю нужно ли тебе, но кому-нибудь точно пригодится... возьми, - вкладывает в ладонь флакончик зелья, на котором на небольшом клочке пергамента написано "сон", без сновидений, тот самый желанный для многих. - Отвлекалась немного от всего у Слагхорна и увлеклась, - и еще она не хотела бы оставлять весь приготовленный напиток у себя, чтобы не иметь соблазна слишком часто к нему прибегать.

   Уверенности в противостоянии легиллименции за три дня совершенно не прибавилось, кажется, в первый раз она сомневалась в необходимости практиковаться прямо сейчас намного меньше, она даже не думала о неудаче и получила опыт. Неудача сейчас кажется ей более чем вероятной, страшновато просто сесть перед Драко и позволить ему проникнуть в свои мысли, постараться выставить неизвестно как точно щит или выкинуть его хотя бы в начале воспоминания. Мелинда делает глубокий вдох и...

   - Ты ведь понимал, в начале обучения, что покажешь что-то личное? Не закроешь сразу же разум... как ты... - качает головой, и сама не понимая какой она хочет сформулировать вопрос, но внезапно чувствуя слишком ярко появление Драко в своих мыслях как словно он подсмотрит каждый момент её жизни. И от этого ей очень странно. - Не покажу тебе ничего, - меняет она вопрос на решимость и усмехается, - но попытайся.

   Притворная решимость, но без неё совершенно невозможно двигаться дальше.

[icon]https://forumupload.ru/uploads/001a/2e/af/328/277729.gif[/icon][pers]<b><a href="https://drinkbutterbeer.rusff.ru/viewtopic.php?id=1312" target="_blank">Мелинда Боббин</a></b>, 17 лет[/pers][info]Слизерин, 7 курс[/info][status]what if I don't float[/status]

Отредактировано Melinda Bobbin (16.05.22 00:34)

+1

18

- Привет, - оборачивается молодой человек. - Я ждал тебя.

... Драко ждал пятницы, но не потому, что потом можно будет отдохнуть от занятий - напротив, теперь он сильнее, чем когда-либо, ушёл с головой в учёбу, в домашние задания и уроки, ибо не знал другого способа выжить в этом долгом кошмаре. Который становился ещё хуже от того, что время от времени приходилось вместе с профессором Снейпом появляться в Мэноре, когда Тёмный Лорд собирал всех своих последователей. Он привык к боли, привык, что метка жжёт руку, но есть вещи, к которым нельзя привыкнуть. Он ждал пятницы, потому что хотел ещё раз увидеться с Мелиндой - хотя бы для того, чтобы знать, что с ней всё в порядке (насколько вообще это возможно сейчас), хотел ненадолго остаться один и не слышать криков и проклятий, не видеть слёз и полных ненависти взглядов, направленных на него. И Выручай-комната была единственным местом, способным от всего укрыть.

После того первого "занятия", вернувшись к себе, он долго ещё вспоминал то, что видел: весёлую девочку с хвостиком, перевязанном лентой, темнокожего мальчишку рядом с ней, солнечный день и квиддичный матч, и радость, исходящую от тех детей. Это напомнило ему золотые, сказочные дни детства, когда отец учил его летать на метле, когда он с опаской шёл по льду за потерянным украшением для Астории, когда они с Дафной рассматривали чудесную книжку с волшебными картинками, когда он поступил в Хогвартс, когда они с Дафной опрокинули торт на одном важном мероприятии и пытались это скрыть, когда они посещали все вместе квиддичные матчи (о, как тогда ликовал он, радуясь каждой удаче у любимой команды ли игроков!), когда ещё можно было просто быть ребёнком, мальчишкой, учиться, влюбляться и... летать. Когда ещё не надо было думать о том, что будет завтра, потому что каждый день словно обещал быть лучше предыдущего. Но за всё приходится платить, рано или поздно. И вот он расплачивается - за то, что был когда-то так счастлив.
И может быть, именно это дало ему силы дождаться новой встречи. Ведь, кроме воспоминаний, больше ничего у него не осталось.

... В глазах слизеринца на миг мелькает удивлённое выражение, когда девушка протягивает ему что-то. Флакон? Зелье? "Сон", - читает Драко на этикетке. Сон без сновидений - именно то, что нужно ему сейчас.
- Спасибо, - голос его едва заметно дрогнул. - Это... очень пригодится. - И прячет фиал в карман мантии, прячет на груди.

Мелинда волнуется, и ему это волнение понятно: они сам через подобное прошёл, пока учился окклюменции., и у него тоже возникали такие вопросы. Только, в отличие от неё, он никому их не говорил, чтобы никто не узнал об его страхе. Страхе открывать себя, свои чувства и мысли кому-то другому.

- Понимал, - кивает он, - получилось далеко не сразу, хотя мне говорили, что у меня есть некая предрасположенность к этому виду магии. Мне ведь не слишком трудно было, даже не учась окклюменции, научиться держать свои мысли и эмоции при себе. А это в чём-то схоже. Только окклюменция сложнее, потому что... понимаешь, в ней нет чётких заклинаний. Ты можешь использовать что угодно, какой угодно способ, чтобы не дать проникнуть, чтобы запутать другого человека в потоке мыслей, показать то, что ты хочешь, чтобы видели.

Решимость Мелинды восхищает молодого человека, ещё и потому, что его учителями были близкие ему люди - сначала отец преподал азы, затем взялась Беллатриса, его тётя. Чьи методы, вероятно, можно было назвать в некоторой степени жёсткими. Менее действенными от этого, они, правда, не становились. А кто он для Мелинды? Однокурсник? Друг? Фактически - чужой... И всё же она решилась. Драко поклялся себе, что никогда не предаст её доверия, ни за что на свете. Потому что так доверять - нет, он бы не сумел.

- Очень хорошо. Это твоя главная цель, сосредоточься на ней. Хоть напевай песню, хоть пытайся выбросить на поверхность "неважные", беспорядочные воспоминания, хоть используй любое заклинание защиты - нужно найти способ, подходящий именно тебе. Найти и затем тренироваться в нём, понимаешь? Чтобы довести почти до... чего-то самого естественного. Чтобы ты использовала его как используешь... не знаю, даже то же самое Акцио каждый день. У тебя получится, со временем, постепенно. Но ладно, - попытался улыбнуться он, - всё, расслабься. Помни о цели. Готова?
Драко медленно достал волшебную палочку из рукава мантии, давая время собраться с мыслями и сосредоточиться.
- На счёт три. Один, - он поднял руку, - два, - волшебная палочка нацелена на Мелинду, очерчивает нужный символ. - Три. Легилименс!
Звучит заклинание, и молодой человек чувствует, как теряется где-то, словно тело его осталось в Выручай-комнате, а сознание, мысли, разум - где-то в другом месте. На самом деле, погружение в чужое сознание - дело не из самых приятных. Как будто тебя затягивает воронкой, мельтешат образы, лица, какие-то обрывки, голоса, картинки.

1-3 - поверхностные воспоминания
4-6 - недавние воспоминания, не слишком личные
7-8 - детство, более ранние и более личные воспоминания
9-10 - проникновение глубоко в сознание, в секретные воспоминания

[newDice=1:10:0:где оказался Драко?]

+1

19

мне нужен дайс
ну немножко хоть!

[newDice=1:10:0:сопротивление]

0


Вы здесь » Drink Butterbeer! » Time-Turner » 9.12 — 24.12.97. The nightmare before Christmas