Drink Butterbeer!

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Drink Butterbeer! » Time-Turner » 25.02.96. а у любви твоей и плачем не вымолишь отдых


25.02.96. а у любви твоей и плачем не вымолишь отдых

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

https://forumupload.ru/uploads/001a/2e/af/386/811454.gif https://forumupload.ru/uploads/001a/2e/af/386/823819.gif
https://forumupload.ru/uploads/001a/2e/af/386/453665.gif https://forumupload.ru/uploads/001a/2e/af/386/74577.gif
ernest macmillan & lisa turpin
february 25 — hogwarts

если ты меня любишь, значит, ты моя, со мной, за меня, всегда, везде и при всяких обстоятельствах. не может быть такого положения, что ты была бы против меня — как бы я ни был неправ, или несправедлив, или жесток. ты всегда голосуешь за меня. малейшее отклонение, малейшее колебание — уже измена. любовь должна быть неизменна, как закон природы, не знающий исключений. не может быть, чтобы я ждал солнца, а оно не взойдет. не может быть, чтобы я наклонился к цветку, а он убежит. не может быть, чтобы я обнял березу, а она скажет: «не надо»

[icon]https://forumupload.ru/uploads/001a/2e/af/386/350621.gif[/icon]

Отредактировано Lisa Turpin (12.01.21 09:45)

+4

2

опять влюбленный выйду в игры,
огнем озаряя бровей загиб.
что же!
и в доме, который выгорел,
иногда живут бездомные бродяги!

дразните?
[indent]
«меньше, чем у нищего копеек,
у вас изумрудов безумий».

помните

погибла помпея,
когда раздразнили везувий

Замело метелью внутренний двор замка, у Лизы на душе тоже – метель. Очередное письмо от матери читает невнимательно, перепрыгивая глазами со строчки на строчку – она осуждает её, до одури влюблённую дуру, напоминает про СОВ – «не забивай себе голову глупостями, Lisa, кто учил тебя расставлять приоритеты?»

Ты, мама. Ты учила, выскоблила на груди буквально это слово – приоритеты. В них не вписывались ни отношения, ни чувства, ни ревность. Лиза этого не просила, но всё нагрянуло, вспыхнуло и обожгло – останутся рубцы. Её жизнь теперь – ад: она с неохотой дописывает эссе по составу очередного зелья, даже не думая, что получит за эту работу очередное «О»; переживает простуду за простудой, кутаясь в сине-серебристые шарфы в глубине гостиной факультета; провожает взглядом фигуру гордого хаффлпаффца, отпивая крепкий кофе на завтраке в Большом зале – он не оборачивается, он – думает, что прав.

Когда тебе шестнадцать, жизнь по определению делится на чёрное и белое, чувства – тоже. Не бывает гармонии, только эмоции, доведённые до отчаянья. Лиза знает, что бывает, когда навящивая идея кем-то обладать овладевает всеми кошмарами, невозможно уснуть – и этот ужас тянется изо дня в день, затмевая разум и здравый смысл.

Никто никому не принадлежит.
И всё-таки он – её.

У Эрни глаза – голубые, у Лизы – тёмно-карие. Пальцы у него – бледные, как у аристократа; у Лизы – загорелые после лета на берегу моря. Эрни – британец с идеальным выговором; у Лизы иногда проскальзывает французский акцент.

Эрни – принадлежит себе, она – ему.

С их свидания в День святого Валентина прошла всего пара недель, а всё уже начало рушиться – медленно, самозабвенно, как будто упиваясь собственным бессилием, эти отношения трещали по швам; Лиза ревновала, а Эрни в ней это осуждал.

Выговаривал ей, доводил до слёз; он, наверное, совсем о другом мечтал – о девушке, которая будет способна держать себя в руках и уважать того, кому посвящает всю себя. Лиза слишком хорошо понимала, что не достойна его – такого правильного, доброго хаффлпаффца. Она требовала от них максимума – любить/ненавидеть в полной мере, без права сделать шаг назад. Всё в чувстве, умноженном на два.

Эрни устал.
Лиза – тоже.

- Привет, - зло (незаметно для самой себя) бросает Лиза, обнаружив Макмиллана в одиночестве на подоконнике резного окна четвёртого этажа. Сегодня на травологии он чем-то помог её однокурснице Деборе – она так смеялась звонко, хотя Эрни не умеет шутить.

Турпин ненавидит в нём эту доброту – и это самое страшное.
[icon]https://forumupload.ru/uploads/001a/2e/af/386/350621.gif[/icon]

Отредактировано Lisa Turpin (17.01.21 16:25)

+1

3

Забудь о тяжести дней.
Делай, что я говорю, и с тобой всё будет хорошо,
Я заберу их,
Те картинки, что постоянно в твоей голове.

Ты будешь глубоко в моем сердце,
Отдельно ото всех других, там, где я люблю тебя
И сохраню то, о чём ты забыла.

Короткие и длинные линии медленно выводятся грифелем карандаша по белоснежной бумаге альбома, складываясь в цельную картину с каждым новым штрихом. Рисование - небольшое хобби, что открыл для себя Макмиллан, вместе со всем тем новым букетом чувств, что так буйно цвел в его душе и сердце. И вместе с тем нещадно убивал его, будто самый болезненный яд, от которого не существовало известного ему противоядия.

Так что окно четвертого этажа удачно приютило хаффлпаффца открывая со своего места

отличный вид,

https://forumupload.ru/uploads/001a/2e/af/486/t829692.gif

и позволяя Эрни отвлечься от накатившихся огромным комом трудностей, которые будто стая дементоров - медленно, но верно выпивала Макмиллана досуха.

Тут тебе и подготовка к СОВ, которая занимала значительную часть его времени и требовала много концентрации для запоминания всего того объема материала, что понадобился бы ему на экзаменах. В привычках Эрни не значилось быть к чему-то неподготовленным, а потому учился он долго и упорно, выделяя в среднем по девять-десять часов каждый день для этого. Да и обязанности старосты брали свое.
Кто-то бы сказал что это неподъемная нагрузка, но только не для него.

Вот только такая напряженная учеба  и график довольно плохо вязались с личными отношениями ради которых порой хотелось все забросить и утонуть в них с головой, да только выучка Эрни никогда не позволит ему опуститься до такого. Макмиллан всегда верен своим принципам. Всегда верен своему выбору.

Турпин вносила огромную сумятицу в его привычный жизненный уклад, заставляя сердце приятно дрожать от нежности, то болезненно сжиматься, до скрипа зубов из-за очередной выходки, необъяснимого холода или колкого слова.

И непоколебимый, но умеющий признавать свою неправоту Эрни, оказался в неизведанном для себя море, без каких либо ориентиров. Едва ли он когда-либо желал её слез, или хотел быть причиной её страданий. Вот только любые попытки все склеить воедино встречали отпор и Эрни не понимал - почему? Он попросту не знал как ему стоит поступить, что сказать, чтобы достучаться до Лизы, уверить её что все действительно хорошо... и это снедало его с каждым днем все больше.

Так было и сейчас. Он заприметил её сразу, ведь Эрни всегда искал образ Лизы в толпе. Наблюдая как она направилась к нему

он не смог скрыть улыбки, а его глаза потеплели.

https://forumupload.ru/uploads/001a/2e/af/486/t540951.gif

Что-то было вновь не так, ведь лишь глухой бы не заметил сквозящей в её голосе холод, что мог продрать неподготовленного юнца до костей. Вот только огонь гордости Макмиллана слишком огромен, чтобы так просто сдаться на потеху другим, но и чувства никуда не деть, потому он вновь на перепутье. Вновь устает делая первый шаг навстречу, - будто ходя по трясине, - даже зная что с трудом добьется ответного.

- Привет. - мягко и с теплом звучит его ответ.

- Присядешь? - он протягивает ей руку и подвигается указывая место возле себя.
Возможно его тепло сможет подтаять холод колкостей Лизы. Ему так хотелось обнять её, держать её руки в своих, согревая вместе ладони. Вдыхать этот запах безмятежности и просто наслаждаться моментом.

Он вновь с надеждой делает первый шаг навстречу, пытаясь найти примирение и баланс, но с каждым разом сил на это остается все меньше...

[icon]https://forumupload.ru/uploads/001a/2e/af/486/t665472.jpg[/icon][status]отравлен любовью[/status]

Отредактировано Ernest Macmillan (21.01.21 12:50)

+2

4

У Лизы в жизни не случилось наглядного примера гармоничных отношений; да, были одиннадцать лет счастливой жизни отца и матери, где papa души не чаял в супруге, покорённый её французским обаянием; Аделаида наслаждалась этим (Лиза точно знает), и, наверное, так должно быть – женщина вдохновляет на подвиги, на благородные поступки. Но красивая картинка разрушилась об огромную крепость лжи, что мать её выстраивала много лет – любовь сменилась ненавистью, семья лишилась единственного мужчины.

О, нет, её родители – не пример для подражания; она никогда не солжёт тому, кто доверил ей своё сердце.

Поэтому Турпин так непримирима; вряд ли она осознаёт, что подсознательно копирует модель поведения отца, отдавая всю себя без остатка первым отношениям; Лиза так сильно и так беспощадно влюблена в Макмиллана, что не может с этим справиться; чувства душат её, а не придают сил.[float=right]https://forumupload.ru/uploads/001a/2e/af/386/559406.gif[/float]

Она слабеет.

Эрни же пытается гармонизировать в своей жизни всё – учёба, друзья, отношения, личное пространство; и у него бы замечательно получилось, не будь рядом Лизы – такой неудобной, неуютной, колючей; будь они в старой сказке о Снежной королеве, она бы была ею, а Эрни – Каем, у которого отняли любящее сердце; Турпин казалось, что она отбирает у него самое главное – свободу.

Но ведь, если любишь, нужно отпустить?

Говоря честно, подобные мысли не имели под собой никаких серьёзных оснований; Эрнест очень старался ей угодить, зачастую наступая на горло собственной песне; Лиза всё это видела, принимала (она ведь – женщина), но себя винила.

В том, что оценки у него стали на порядок ниже обычного, что семье он стал писать реже, что рисует он только в перерывах между занятиями; все его привычки претерпели значительные изменения из-за неё.

Хорошо ли это?
Кто знает.

Лиза молча присаживается рядом, бросая взгляд на незаконченный штрихованный рисунок в альбоме хаффлпаффца; Эрни замечательно рисует, талантливо, Турпин им восхищается; но сейчас ей не хочется ничего говорить, она от него ждёт – чего?

- У меня не получается, - наконец, выдавливает из себя эти слова, опуская голову и бросая под ноги синюю сумку с учебниками, - не получается быть достаточно хорошей. Для тебя.

Прости.
[icon]https://forumupload.ru/uploads/001a/2e/af/386/350621.gif[/icon]

Отредактировано Lisa Turpin (13.03.21 22:30)

+2

5

Эрнест знал о любви и отношениях лишь по рассказам других, моментам из книг, и примеру своей семьи. И это было ничтожно мало, чтобы подготовить несведущего юнца к сладкой сказке медленно превращающуюся в тяжкую действительность.

Макмиллан был неопытным, но не дураком. Даже в этот самый момент он подмечал мелкие детали, что будто крохотные сколы на стекле образовывающие перед ним целостную картину разбитого будущего.

Зачем?

Турпин подсаживается рядом, но дальше того нужного, чтобы без труда нежиться в близости друг друга. Она не пытается уложить свою голову на его плечо, чтобы найти там ласковый покой, как делала это раньше. Во всех её жестах чувствуется неловкость и холод, будто что-то её тяготит, создавая эту невидимую преграду между ними.

Это не нравиться Эрни. Ему хочется выхватить палочку и со всей силы зарядить чарами по этой чертовой стене, дабы прекратить эту пытку. И в то же время он понимает всю тщетность таких усилий, ведь с той стороны просто появятся новые преграды взамен разрушенных им. По крайней мере каждая его попытка заканчивалась именно этим, оставляя парня с недоумением.

Почему?

Эрни не мог понять Лизу. Смысл её действий утекал от его понимания как песок сквозь пальцы, оставляя лишь крупицы догадок и толику надежды, что это когда-то закончиться. Неизвестность и неуверенность травила не хуже отменного яда, но сей плод был слишком сладок, и столь обнадеживающим, чтобы так просто отказаться от него. Она перевернула его мир и Эрни впервые задумался, чтобы остаться в блаженном неведении, зато рядом с ней, пускай это и шло в разрез с его убеждениями. Но тогда это был бы не он, а лишь подобие самого Макмиллана — трусливая, жалкая тень, достойная лишь его презрения.

Потому он оставляет для Турпин шанс, не более. Шанс на то, чтобы ухватиться за его руку и выбраться из топи, в которую они по детской наивности забрели.

Не совершай ошибку.

Слова Лизы едва приоткрыли тайну её душевных терзаний, но это уже было больше чем ничего, и внушало призрачную надежду. Эрни устало посмотрел на понурую девушку глазами полными тепла. Он протянул руку, слегка приподнимая за подбородок её лицо, и приложил свою ладонь на её щеку.

- Ну, что за уныние, красавица? - улыбнулся он Лизе. - Что значит быть достаточно хорошей для меня? Не припоминаю чтобы о чем-то таком тебя просил. Расскажи что тебя тревожит и мы вместе с этим разберемся. Хорошо?

[icon]https://forumupload.ru/uploads/001a/2e/af/486/t665472.jpg[/icon][status]отравлен любовью[/status]

+1


Вы здесь » Drink Butterbeer! » Time-Turner » 25.02.96. а у любви твоей и плачем не вымолишь отдых