Drink Butterbeer!

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Drink Butterbeer! » Time-Turner » 27.01.96. Everybody lies


27.01.96. Everybody lies

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

https://forumupload.ru/uploads/001a/2e/af/308/392555.gif https://forumupload.ru/uploads/001a/2e/af/308/334906.gif

Everybody lies, lies, lies
It's the only truth sometimes
Doesn't matter if it's out there somewhere waiting for the world to find
Or buried deep inside, everybody lies...

Ernest Macmillan, Daphne Greengrass
27 января (суббота) 1996
Библиотека Хогвартса, поздний вечер

Пророк долго и аргументированно называет Поттера «мальчиком-который-лжёт». Почему же Эрни уверен, что лжёт кто-то другой?

Отредактировано Daphne Greengrass (12.05.21 03:58)

+2

2

Очередной день для очередной лжи. Впрочем, чего еще было ожидать от газетенки, что как верная собака несет все что удобно лишь Министерству.

Эрни не выдерживает очередных перешептываний об Поттере и берет свое слово. Слово в поддержку того, кого большинство считают лжецом. Макмиллан не может иначе, ведь это было бы предательством по отношению к жертве Седрика, и скрипя зубами от недовольства он на всеуслышание заявляет каждому трусу, что прячется за ложью министерства о том, что Гарри прав.

Темный лорд был боггартом Эрни. Его ночным кошмаром. Он знал цену своим страхам и был готов встретить их. Так что пускай глупцы тешат себя надеждами, и продолжают жить в обмане, что все еще по-старому, что все еще в порядке. Но это не так.

Голова гудела после его громогласной речи, и Эрни поспешил успокоить её в тихой обстановке библиотеки, среди столь привычных стеллажей с книгами. За чтением Макмиллан и сам не заметил как промелькнуло время, ведь уже был довольно поздний вечер. Обычно в такое время мало кто оставался здесь, но судя по всему кто-то все же решил составить ему сегодня компанию.

Отредактировано Ernest Macmillan (30.01.21 15:52)

+2

3

"Необходима большая смелость, чтобы противостоять врагам, но гораздо большая, чтобы пойти наперекор друзьям"

Когда-то давно, кажется, в другой жизни, профессор Дамблдор произнес эту фразу на пиру в честь окончания первого курса. Тогда маленькая Дафна ее совсем не поняла. Да и не хотела понимать. Еще бы - ведь она была сказана, когда директор ни с того, ни с сего одарил Поттера и его компанию целой горой баллов! Прям при всей школе, даже не пытаясь это как-то завуалировать, как принято у честных коррупционеров. Дамблдор же поступил совсем по-свински, если уж быть совсем честной - он вывесил флаги Слизерина и поздравил их с честно заслуженной победой! А она далась им ой как нелегко. Учитывая еще и то, что из-за Драко в тот год они потеряли за одну ночь 50 очков. Дамблдор же весьма садистки дал Слизерину "подержать кубок", подчеркнул, как тяжело зарабатывается каждый балл, а потом раз - и выдернул его, вручив этим "слабоумным и отважным". Ничего себе "розыгрыш"! И все это за то, что Поттер с друзьями куда-то там полезли, как и во все последующие года. Куда вообще нельзя лезть ни под каким предлогом! Придумать разумный план и обратиться ко взрослым - это, конечно, для них не вариант. Никогда, что вы! Лишь бы поблистать на публике.

Позеры, гринделоу их побери.

Для первокурсницы это показалось тогда трагедией мирового масштаба. И настоящим предательством со стороны преподавателей и руководства. Да и большинства студентов, что рукоплескали этому гадкому поступку. Ну выжили эти выпендрежники там, куда их вообще не звали. При чем тут вообще кубок за учебные достижения?
Что ж, сейчас Дафна бы очень хотела, чтобы это было самой большой проблемой в ее жизни. Но увы, то была лишь абсолютно неважная бытовая пыль.

Впрочем, после пережитого, для Даф многое теперь кажется неважным, пустым и мелочным. Сейчас девушка невольно закатывает глаза на подростковые "проблемы" сверстников. Конечно, иногда лицемеря перед собой. Но все же, познав настоящую трагедию, к мелким жизненным кочкам относишься совершенно по-другому. Привычная маленькая, уже "домашняя", пустота внутри, не дает забыть, что по-настоящему важно и ценно.

Поэтому, сейчас Дафна поняла Дамблдора. Не его порой слегка сомнительные методы руководства, подбора персонала и предвзятого оценивания студентов. Нет, но некоторые его мысли. Очень мудрые, важные, действительно ценные. Например, эту.

"... пойти наперекор друзьям"

Дафна теперь знала, что это значит. И как это невероятно тяжело. Одиночество - ужасное бремя. Непонимание - страшнее гнева. Плыть против течения, пытаться выстоять под гнетом большинства, не ломаясь, продолжая стоять на своем... Это по-настоящему тяжело. Это по-настоящему многого стоит.

Поэтому сегодня, когда Эрни Макмиллан за ужином громогласно выступил в защиту бредней Поттера, у Даф искренне сжалось сердце. Невозможно было смотреть, как порой жестоки и язвительны бывают люди. Точнее, не люди - безликая толпа, уверенная в своей правоте. Объединенная против общего "не такого" оппонента. Общего "дурачка", что не понимает принятой всеми за абсолют идеи. Дафна знала, какого это. Почти полгода назад она тоже встала против "своих", на защиту своих магловских опекунов. Вот также, громко, несколько глупо, бравадно и гордо. Это стоило ей многого. Но она не отступила. И Эрни не прогнулся под насмешки, уверенно и даже дерзко встав на сторону "полоумного Поттера".

Эрни вышел широким шагом из Большого Зала, а Дафна еще долго смотрела ему вслед. И восхищаясь, и невольно жалея хорошего однокурсника. Да, Поттер продолжал, как и на их первом курсе, быть "затычкой в каждой бочке". Сложно было поверить, что его  участие в Турнире в прошлом году было им не запланировано. Еще труднее было поверить, что он внутри несчастных зарослей дрался с толпой Пожирателей Смерти и воскресшим Сами-Знаете-Кем. Ну конечно, а Мерлин ему там, случайно, не помогал при этом?

Самое отвратительное было даже не его откровенная ложь и бахвальство. Всю эту ложь он строил на руинах реальной трагедии - смерти Седрика Диггори. Пережившая недавно огромную утрату, Дафна восприняла его смерть очень близко к сердцу. Речь Дамблдора в прошлом году отзывалась тогда каждой клеточкой ее тела. Легко было принять, что такое ужасное, аморальное, невозможное преступление было совершено кем-то поистине ужасающим, вроде Темного Лорда. Ведь Седрик был... сложно описать, насколько он был любим всеми и каждым. Наверное, Дафна бы в него тоже влюбилась, не будь занята собственным горем. Ведь Седрик был воплощением абсолютно каждой положительной черты, что только может быть в мужчине.

И пытаться разыграть фарс на его гибели? Это просто невероятная мерзость. Еще больше удивляла при этом позиция Дамблдора - он был готов тонуть вместе с любимцем, веря ему до последнего и убивая собственное честное имя. Что это, как не старческий маразм некогда великого волшебника?

И вот теперь Эрни. Да и не только он. После массового побега из Азкабана не одного, не двух, а целых десяти бывших Пожирателей Смерти многие стали невольно задумываться о словах Поттера. Но все же, версия Ежедневного Пророка звучала куда убедительнее  - конечно, им мог помочь Сириус Блэк. К тому же, он некогда был правой рукой Сами-Знаете-Кого и кузеном Беллатрисы Лестрейндж, одной из сбежавших страшных преступниц. Так почему же большинство преподавателей упорно верят Дамблдору, а тот - этому идиоту Поттеру? А теперь и некоторые студенты, например, всегда умный и адекватный Эрни - туда же.

Дафна в большой задумчивости пошла привычным маршрутом в библиотеку. Сидеть в людной гостиной Слизерина - нет уж, увольте. Как бы она не любила и не гордилась своим факультетом, многие его догмы она теперь не принимала. Как и многих ребят, что либо пытались уколоть ее побольнее, либо "вернуть на путь истинный", как непослушного ребенка. Уж лучше тишина и приятный шелест страниц.

Найдя уютное местечко в дальнем уголке, Дафна надолго потерялась в мире правдивых историй и откровенных легенд о вампирах. Погрузившись в тревожное, но манящее повествование, девушка нескоро заметила, что время неумолимо приблизилось к отбою. Из мистического забытья ее бесцеремонно выдернула мадам Пинс, напомнив недовольным скрипучим голосом, что до закрытия осталось полчаса. Вздрогнув, девушка окинула взглядом практически пустую библиотеку.
И тут заметила того самого Эрни. Он сидел также, как она, в сладкой книжной изоляции от "жестокого" общества. Невольно улыбнувшись тому, насколько она сейчас понимает парня, Дафна неожиданно решилась на несвойственный ей поступок.

Встав, девушка тихо подошла к однокурснику, присев на соседний стул. Их отношения в силу разных факультетов сложно было назвать даже приятельскими. Скорее, положительно-нейтральными. Но после сегодняшнего инцидента Дафну не могло не потянуть к "собрату по несчастью".

- Привет еще раз, Эрни - тихо поздоровалась Даф - Как ты?

Улыбнувшись, девушка кинула взгляд на отошедшую в подсобку мадам Пинс и продолжила чуть громче.

- Знаешь, - чуть запнулась Дафна - ты сегодня поступил очень смело. За ужином. Правда, по-настоящему мужественно. Не каждый способен так отстаивать перед толпой то, во что верит.

+3

4

Книги берегли его от царящей нынче людской глупости. Именно глупости, а не наивности. Наивен первокурсник на своих первых занятиях по познанию окружающего его мира. Он пытается осознать, сопоставить, узнать, то что не понимает. А тут... лишь сплошное убегание от действительности, да зарытые головы в песок при замаячивших на горизонте проблемах. Жалкая попытка сохранить лицо когда все летит наперекосяк. И требуется неимоверные усилия, чтобы вбить хоть крупицу истинны в отрицающие правду умы.

Жаль, что видимо все же безуспешно...

По крайней мере так Эрни казалось до того как обнаружил себя в компании Дафны Гринграсс столь приветливо обращающуюся к нему.

- Ммм? О, привет. Прости, не сразу тебя заметил. - У него было несколько вариантов из-за которых слизеринка могла подойти к нему, но все они рассыпались как песчаный замок под накатывающей волной после следующих слов девушки.

- Хах, пожалуй, спасибо за такие слова, но смело? Возможно. Правда, скорее уж просто трудно. Все ведь слышат только, то что хотят услышать.

Эрни медленно помассировал виски, что все так же отдавали острой болью будто в них вбивали гвозди: попытки доказать что-то толпе были той еще пыткой. Чтение приятно расслабляло и долгие часы в библиотеке целебно сказались на нем помогая распутать этот тугой болезненный узел получившийся от его единоличного выступления.

- Когда-то я и сам обвинял Гарри Поттера в разных вещах, а сейчас встаю на его защиту. Хогвартс и вправду меняет жизни. - горько улыбнулся Эрнест. Наверняка за его столь пылкими речами будут последствия, но едва ли Макмиллана это действительно волновало. Столь много невежества раздражало, но потом Эрни вспомнил, что и сам когда-то был таким же невеждой, чем вызвал у себя задумчивый хмык. Все-таки столько лет в Хогвартсе значительно повлияли на него, и он действительно надеялся, что эти изменения пошли ему на пользу. Если дед, отец и семья увидят его таким, то будут ли они горды за своего отпрыска? Эрни надеялся что да.

- Просто...Поттер, конечно, тот еще удачливый, - или неудачливый, тут уж как посмотреть - пройдоха, но точно не лжец. Седрик не признал бы его равным себе будь это не так.
Именно Седрик тогда сказал им прекратить те глупости со значками. Он признал в Гарри полноправного соперника и товарища на Турнире и это было заметно для Эрни. А Диггори всегда был авторитетом для хаффлпаффцев, да и среди других факультетов тоже.

Отредактировано Ernest Macmillan (12.05.21 01:03)

+2

5

Дафна искренне улыбнулась парню.

- Ничего, я ловко сливаюсь с окружающей обстановкой, - хмыкнула девушка.

Это был первый раз, когда она общалась с Эрни, с которым проучилась без малого пять лет. Не считая, конечно, общепринятых «привет» и «передай, пожалуйста, тот чудесный драконий навоз». Кто бы что не говорил, а у разделения по факультетам было много минусов.
Особенно, если твой дом – Слизерин, что предпочитал по большей части держаться обособленно.
Так сказать, в тесном семейном кругу.
Но чем старше становились ребята, тем детская разобщенность на «группировки» становилась все меньше. Конечно, она не исчезала до конца, но приобретала другие, более гибкие, формы, что должны были совсем уйти во взрослой жизни.

Конечно, если только ты не «чистокровная элита».

В этом году Дафна почувствовала острую необходимость в поисках нового окружения после потери старого. И была не прочь пообщаться со многими. Узнать, понять, провести время. Любопытной Гринграсс было интересно всё и все.
Пожалуй, только с гриффиндорцами находить общий язык не особо получалось.
Да и не особо хотелось.

Но удивительно то, что Эрни-то Дафна знала с детства. Почти как Драко. Мельком, но она видела и самого мальчика, и его семью. Её отец совершенно точно имел какое-то дело с его дедом, Гарольдом.  Но, кажется, они не особо поладили. В любом случае род Макмилланов был даже древнее Гринграссов, а сам Эрни был чистокровным в десятом колене. Но в отличии от многих семей из «священных 28», Макмилланы не лезли в политику и сегрегацию. Да, они гордились своим древним родом и аристократическим происхождением.

Но эта гордость была удивительным образом органична, спокойна и толерантна.

Кажется, лучший друг того же Эрни был вообще магглорожденным. И Даф, если честно, была от этого в восторге.
Как Макмилланы умудряются сохранять этот хрупкий баланс между привилегированностью и человечностью? Чистокровным достоинством и своим личным мнением?

Пожалуй, Дафна хотела бы взять пример именно с этого рода. Интересно, как можно деликатно расспросить Эрни об этом? О том, как ведутся дела в его семье. Как они ставят себя в высшем обществе. Почему им позволено собственное мнение и некая отчужденность от общепринятых снобистских взглядов.
Было бы здорово перенять их опыт и стать подобной семьей.
Очень здорово.

Теперь их род – только она и Астория. И какую в будущем позицию он займет – очень сложно сказать.
Даф ощущала себя маленьким камушком, лежащем на песке перед огромной штормовой волной неизбежности.
А если каким-то чудом Поттер прав, полностью прав – это означает стоящую на пороге войну. Конечно, верить в такое совершенно не хотелось. Да и причин не было никаких. Нужно оставить страшное прошлое в прошлом. Например, тот же отец Драко был Пожирателем Смерти. Наверное, он был тогда под Империусом или его заставили угрозами… Но даже если все это было по собственному желанию, и сейчас, по словам Поттера, Темный Лорд вернулся – Драко бы ей обязательно рассказал. Как «сын Пожирателя Смерти».
Ведь так?
А значит, все это полный бред и ужасная ложь глупого выпендрежника.

«Все ведь слышат только то, что хотят услышать»

- И верят в то, во что удобно верить,  -  тихо добавила Дафна, сочувственно наблюдая за тем, как Эрни массирует виски  –  Но не в твоем случае – ты веришь в то, во что поверить совсем тяжело. Я бы даже сказала невозможно.

Помолчав секунду, Дафна все же решилась спросить.

- Эрни, но почему ты в это веришь? То есть, неужели ты правда думаешь, что Поттер сражался в кустах с Темным Лордом и его приспешниками? Всех победил, взвалил одной левой тело  –  последнее слово царапнуло девушке горло  -  Седрика и трансгрессировал к нашим трибунам? В четырнадцать лет? Это же просто… смешно. Точнее, было бы смешно, если бы эта очень странная байка была не построена на реальной трагедии смерти замечательного человека, одного из лучших, что мы все знали, – больно сглотнув, закончила девушка.

Дафна старалась говорить спокойно и дружелюбно, чтобы еще сильнее не добить одноклассника. Но при упоминании Седрика, при упоминании смерти , ее голос все же сорвался, став на пару тонов громче и жестче. Гринграсс сжала и разжала кулаки под столом.

Нет, нужно учиться справляться со своими эмоциями.

- Прости, - выдохнула Даф – Я вовсе не хотела… тебя корить, как все. Я очень тебя уважаю, Эрни, и, честно, пытаюсь понять. Просто… это по-настоящему ужасно. И у меня в голове не укладывается, как Поттер может спекулировать на такой трагедии. Это же просто бесчеловечно. А Дамблдор – его поддерживать.
- Я всегда думала, что Поттер немного позёр. Но не сволочь... - Даф скрестила руки, откинувшись на спинку стула и в легкой задумчивости посмотрела куда-то сквозь Эрни.

Дафна вернула взгляд на парня, услышав его слова про обвинения против Поттера в прошлом. Пару секунд ушло у Гринграсс на то, чтобы вспомнить, о чем Эрни говорит.

- А, ты про наследника Слизерина… Если честно, то я так и не поняла, кто тогда устраивал нападения. Некий неизвестный бывший приспешник Темного Лорда? Как-то это все… сомнительно. Конечно, я не верю, что нападения совершал Поттер. И все же – тебе не кажется, что с ним связано слишком много разных недомолвок и опасных историй? То ли он их притягивает к себе, героически отбиваясь, как нам говорит Дамблдор, то ли… сам создает? – потупив взгляд, все же закончила мысль Дафна.

Вновь услышав имя Седрика, девушка болезненно поморщилась. Дафна не понимала, почему его гибель так сильно её задевает.

- Да, он защищал Поттера, говорил, что тот не клал имя в Кубок. Но может он так делал, потому что сам был благороден и честен, и ожидал подобных качеств и от других? Возможно, он был слишком добр к Поттеру. Ко всем. То, что произошло в лабиринте… Ты знаешь, что именно там произошло? Ты говорил с Поттером лично? У твоей веры в столь сомнительного парня, я уверена, должны быть какие-то веские доводы.

Смерив Эрни быстрым и несколько оценивающим взглядом, Даф снова себя одернула.

- Наверное, тебе бы сейчас меньше всего вновь хотелось кому-то что-то доказывать. Я пойму, если ты не захочешь это обсуждать. Просто, мне действительно хочется понять тебя. Узнать правду. Потому что и в версии Министерства, и в версии Поттера слишком много пробелов. В последней – особенно. А Седрик заслужил честной памяти.

Отредактировано Daphne Greengrass (13.05.21 06:46)

+1


Вы здесь » Drink Butterbeer! » Time-Turner » 27.01.96. Everybody lies