Drink Butterbeer!

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Drink Butterbeer! » Time-Turner » 1-2.05.98. Ночь перед боем коротка, что будет утром - знает только Бог


1-2.05.98. Ночь перед боем коротка, что будет утром - знает только Бог

Сообщений 1 страница 2 из 2

1

https://secure.diary.ru/userdir/4/5/0/0/45000/74587622.gif
Alicia Spinnet, George Weasley
1 - 2 мая 1998 года
Хогвартс

Твоя битва за выживание начнется прямо сейчас. Не хочешь, чтобы тебя судили? Не будут. Считаешь, что ты недостаточно сильна? Ошибаешься. Боишься? Не бойся. У тебя есть все необходимое оружие. Сражайся.

Ты уже здесь.

Гран-КуражЪ - На войне

Ночь перед боем коротка
И скоро рассвет.
Мы живы пока, но оружия нет.
Сотни жизней в одном безоружном строю.
До конца все готовы идти.
Знаем мы –
Битва ждёт впереди!

[pers]<b><a href="https://drinkbutterbeer.rusff.me/viewtopic.php?id=823" target="_blank">Алисия Спиннет</a></b>, 20 лет[/pers][info] Выпускница Гриффиндора '96 <br />Охотница второго состава «Кенабикских кувалд»[/info][icon]http://funkyimg.com/i/SUMM.png[/icon][nick]Alicia Spinnet[/nick]

Отредактировано Amber Noel (02.06.21 20:00)

+3

2

Американские газеты достаточно скудно писали о Магической Британии — волшебники со всего мира так или иначе следили за событиями на объятых войной островах, но это было что-то далекое и безопасное, «меня это не коснется», «наших там нет» и «у нас такого точно не случится». Это были просто новости, небольшие заметки, может, изредка печатали имена погибших или пропавших без вести, советуя по всем вопросам обращаться в британское подразделение Отдела международного магического сотрудничества. О том, что происходит на родине, Алисия узнавала в основном из писем матери, к которым зачастую прилагались особо значимые газетные вырезки.  Письма становились из раза в раз все мрачнее и лаконичнее, из них постепенно пропадал и присущий Мойре юмор, и остроумные комментарии, даже жесткость и резкость превратилась в какую-то потерянность и смятение. В августе прошлого года мама написала, что пропал отец — просто в один день она проснулась и поняла, что нет ни его, ни даже прощальной записки, а через три дня «Нью-Йоркский Призрак» опубликовал в своих списках и его имя. Мама, конечно, знала, в чем дело, ведь Джеффри Спиннет был магглорожденным и новый режим угрожал серьезными неприятностями и ему, и его семье — вполне в духе отца было покинуть дом, чтобы у жены было поменьше проблем. Мойра обмолвилась, что мать Роджера тоже было забрали на допрос, но потом оставили в покое, у Джозефа оказались какие-то удачные связи. «Хоть какая-то польза от твоего отца», заметила тогда Алисия, когда Роджер дочитал письмо — сам он новостей из дому не получал еще с тех пор, как сбежал от родни в Америку. «С твоим все будет хорошо, звездочка», уверял ее любимый, и Алисия кивала, за папу она почти не переживала, он уж точно сумеет постоять за себя, ее куда больше волновало, что мама осталась в Британии совсем одна в пустом доме — уезжать Мойра наотрез отказалась, она все еще ждала, что супруг  хоть как-то даст ей знать, что еще жив. Продолжала вкладывать в конверты статьи из «Пророка», писать краткое и какое-то насквозь фальшивое «дочь, у меня все в порядке», и с каким-то усталым облегчением хвалить Алисию за то, что той удалось вовремя уехать. Уж чего-чего, а усталости в Мойре Спиннет никогда раньше не было, и это отчего-то было тревожнее всего остального.

Не то чтобы девушке не хотелось вернуться — обнять мать, увидеть друзей, тех, с кем еще можно было выйти на связь, пройтись по до боли знакомым улицам Лондона, просто убедиться, что город все еще не разрушен, но это было не так-то просто. Выдачу порталов на территорию Британии временно приостановили, а особые разрешения выдавались все те же отделом и лишь после того, как заявку рассмотрит целый комитет, выдающий эти разрешения крайне неохотно. Алисия дважды подавала бланк, но ей отказали, сочтя цели визита недостаточно обоснованными. Конечно, можно было воспользоваться и маггловским транспортом, но самолетов и кораблей Алисия панически боялась, особенно после того, как начиталась устрашающих историй о разного рода катастрофах. В общем, в Британию Спиннет с Дэвисом еще с самых похорон Дамблдора не возвращались, а с тех пор скоро минет уже целый год. В конце концов, устав от ее метаний, Роджер взял дело в свои руки, и каким-то образом умудрился добыть разрешение комиссии, нарочито беззаботным тоном сообщив Алисии, что «Мы возвращаемся в Британию для заключения брака. Мы англичане, имеем право».
«Сейчас не самое удачное время для смены фамилии», заметила Алисия, на что благоверный только пожал плечами и возразил «полтора года скоро, как ты согласилась, надоело ждать».

К концу апреля резная деревянная статуэтка ворона доставила волшебников ко входу для посетителей Министерства. Зарегистрировав свое прибытие и сдав использованный портал, Алисия первым делом аппарировала домой. Всего неделю назад мама отчиталась своим привычным «все в порядке», но девушка все равно беспокоилась — вдруг никто ее не встретит, и дома на старом месте больше нет, и над развалинами зеленеет Черная метка, но все обошлось: сначала ее радостным лаем встретила Кира, все еще веселая, хоть уже и не такая активная, потом на пороге кухни показалась фигура Мойры, которая порывистым движением сгребла в охапку обоих волшебников и долго не отпускала. Мама очень похудели за те месяцы, что они не виделись, даже ее волосы как будто потускнели, а из глаз, вероятно, уже давно, пропали те задорные искорки и блеск, которые так сильно любил папа.
- Так и нет новостей? - тихо спросила Алисия, уже зная ответ, а сердце болезненно сжалось в груди при виде того, как мамины губы слились в тонкую линию. Плакать, прекращать борьбу и бояться мама раньше просто не умела. Раньше. 
- Нет. Ни строчки. - Коротко ответила она и снова скрылась в темноте кухни.
Алисия очень надеялась, что предпраздничные заботы и разговоры о свадьбе заставят Мойру хоть немного ожить — девушка ведь не шутила тогда, сообщая Роджеру, что «мама еще с детства планировала нашу свадьбу». Кто же знал, что она и правда случится, и вопреки всему Алисия себя ощущала неприлично счастливой, хотя представлять себя «миссис Дэвис» (всего в двадцать лет, между прочим!) боялась, слишком уж туманным было их с Роджером «завтра». До назначенной даты — шестого июня — оставалось немногим больше месяца, и в любой из этих дней что угодно могло произойти с любым из них.  План, конечно, сработал, только не совсем так, как Алисия рассчитывала. Все в той же кухне мама о чем-то подолгу беседовала с Роджером, а ее они просто выпроваживали, потому что «не твоего ума это дело, милая, подумай о платье, прическе и букете». Спасибо, блин, кипятилась Алисия, наматывая круги вокруг вечернего Лисса, пытаясь хотя бы для приличия вообразить себя в этом самом платье, от которого ей, похоже, никак не отвертеться, и запуская руки в волосы, будто надеясь растрепать их настолько, что они даже при помощи магии никогда не станут «прической».

В один из таких вечеров случилось это.
Было первое мая.

Почему-то Алисия в свое время не избавилась от зачарованного галлеона, который на далеком уже седьмом курсе был для Отряда Дамблдора и отличительным знаком, и средством связи. Она носила его на шее, на тонкой цепочке, и сквозь тонкую ткань рубашки моментально почувствовала, как он стремительно нагревается, будто маленькое карманное солнце.
Что-то происходит. Что-то важное. «Хогвартс. Сегодня.», гласила надпись, и первое, что захотелось сделать Алисии — аппарировать в Хогсмид, не задумываясь о последствиях, но она остановила себя. Времена, когда можно было бездумно и безрассудно рисковать собой, остались позади, и она больше не может бросать близких, даже если на кону стоит защита родного замка. С мамы хватало потерять мужа — Алисия почти уверена была уже, что Джеффри не вернется, слишком уж много времени прошло с тех пор. Роджер, самый близкий ее человек, с которым она привыкла делить все, тоже имеет право знать, и он никогда не простит, что она утаила от него свои планы.

- Как ты хочешь попасть в замок? Там Пожиратели.
- Из Хогсмида есть парочка потайных ходов.
- В Хогсмиде тоже Пожиратели.
- И какое им до нас дело?
- Ты уже все решила, верно?
- Да. Это Хогвартс, Рори. Наш дом.
- Наш дом. Значит, пойдем вместе.
- С ума сошел? Там опасно!
- Я уже отпустил тебя однажды. Тогда, в октябре, помнишь? Больше я так не ошибусь.

Мама только молча их слушала, не предпринимая попыток отговорить Алисию или как-то ей помешать. Она долго смотрела на дочь, не говоря ни слова — если кто и понимал, что творится у той на душе, то только она. Мойра знала Алисию, как знала и то, что та давно уже не девчонка, нуждающаяся  материнской защите — если она вообще когда-то такой девчонкой была.
- Возвращайся, - наконец, произнесла она, и Алисия только кивнула. Что будет утром — знает только Бог, но она должна пообещать.
Пообещала — значит, вернется.
- Береги ее, - говорит мама Роджеру, и тот тоже молча кивает — просить об этом его не нужно.

Хогсмид встретил их обманчивыми спокойствием и тишиной. Уже стемнело, и, вероятно, наступил комендантский час, потому что вслед за их хлопком аппарации раздался оглушающий вой от потревоженных сигнальных чар.
- Сюда, живо, - послушался приглушенный голос сзади, и чьи-то руки втащили волшебников в пропахший спиртным полутемный зал. В «Кабаньей голове» Алисия за все годы в Хогвартсе не побывала ни разу, и, судя по всему, жалеть было не о чем. Не знала она и то, что бармен был тем самым печально известным Аберфортом Дамблдором, но почему-то не сопротивлялась, когда он подтолкнул их к висящей на стене картине, где была изображена красивая светловолосая девочка. Старик внушал какое-то доверие, а еще было в его глазах что-то… что-то в них было, знакомое. - Сюда, - хрипло повторил старик, указывая на портрет. - Вас ждут.
С нескрываемым сомнением оглядел с ног до головы сначала Алисию, потом Роджера, потом фыркнул и отвернулся, пошкандыбав обратно к своей пыльной барной стойке.
- Дети, всего лишь чертовы дети… - донеслось до волшебников, но остальные слова утонули в скрипе портрета, открывшего узкий проход, из которого доносился запах сырости и и отдаленные звуки голосов.[pers]<b><a href="https://drinkbutterbeer.rusff.me/viewtopic.php?id=823" target="_blank">Алисия Спиннет</a></b>, 20 лет[/pers][info] Выпускница Гриффиндора '96 <br />Охотница второго состава «Кенабикских кувалд»[/info][icon]http://funkyimg.com/i/SUMM.png[/icon][nick]Alicia Spinnet[/nick]

+1


Вы здесь » Drink Butterbeer! » Time-Turner » 1-2.05.98. Ночь перед боем коротка, что будет утром - знает только Бог