Drink Butterbeer!

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Drink Butterbeer! » Time-Turner » 10.07.90. Дождись темноты


10.07.90. Дождись темноты

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

https://i.ibb.co/kGkVfgS/ezgif-7-f69fab11545f.gifhttps://i.ibb.co/MV4ngQd/ezgif-7-735078b6783b.gifhttps://i.ibb.co/n6DDq0K/ezgif-7-20f4d4db9da5.gif

Godfrey Midhurst, Megan Rowstock
10.07.1990
деревня Тинворт, графство Корнуолл

- Ты никогда не узнаешь, что в действительности произошло с Анни и Тодом в тот день, никогда.
- Я уже не хочу этого знать. Это окутано темнотой. Пусть темнота и уносит это с собой ©

Отредактировано Megan Rowstock (13.06.21 17:08)

+5

2

В школе считают, что волшебства не существует. Дома не говорят об этом вслух, но на юного наследника порой озадаченно поглядывают. Чистокровный, а ходит в школу, как какой-нибудь магловский ребенок. Мало того, ему там нравится. Многочисленные охотники за реликвиями, посещающие дом дедушки, неодобрительно качают головой, мол, с таким воспитанием из пацана вырастет непонятно что. Но Годфри этого не замечает - он слишком занят познанием мира за стенами собственного дома, чтобы беспокоиться о косых взглядах. У него тоже есть собственные артефакты, разве что не такие на первый взгляд загадочные, как в доме. Бабушка говорит, что его "богатства" ничуть не хуже дедушкиных. На полке стоит муравьиная ферма. Иногда Годфри выпускает насекомых и смотрит, как долго они будут искать дорогу домой. Между страниц книги вместо закладок лежат растения, заинтересовавшие юного исследователя своим видом. На шкафу пара засушенных пауков. В первое время домовик их выкидывал, но Годфри с завидным упортсвом приносил новых, так что шкаф вскоре эльф трогать перестал. В столе пылится смола и коллекция разнообразных камней, тщательно отобранных из таких же обитающих в близлежащих окрестностях. Был еще где-то приколотый жук, но Годфри его давно не видел. Наверное, домовик опять убирался. Внизу послышался звук шагов и чей-то разговор. Годфри засунул смолу в карман и сбежал вниз по лестнице.

- Привет! - Меган, когда гостила у бабушки, часто заходила к ним вместе со своими старшими. Старшие уходили разговаривать свои стариковские разговоры в гостиную и пить чай, а Годфри с Меган обычно находили, чем себя развлечь вне дома. - Ну, мы пойдем, погуляем?

Получив утвердительный ответ и не слушая дальнейших указаний, смысл которых заключался в "не шалить", мальчик потащил Меган в сад. Ему не терпелось поделиться с ней чем-то действительно интересным. Юный Мидхерст достал из кармана кусок смолы и торжественно презентовал его девочке. Одноклассники Годфри как-то показали ему эту жвачку и научили соскребать смолу с деревьев. На вкус эта "жвачка" была отвратительной, зато за ней не надо было бегать в магазин. И потом, все жуют, значит, должно быть круто.

- Маглы говорят, что это жвачка и жуют ее, чтобы выглядеть презентабельно, - с важным видом сообщил Годфри, отрывая кусочек и закидывая себе в рот. Через несколько секунд смола оказалась на траве. - Вкус так себе, странные у них развлечения. Наверное, в Хогвартсе такого нет. Тебе уже пришло письмо?

Годфри получил свое письмо почти два месяца назад. К этому времени оно стало уже зачитанным до дыр и заняло почетное место в его коллекции Действительно Важных Вещей, а дедушка с бабушкой уже устали от постоянных расспросов.
- Как оно там будет, как думаешь?
[nick]Godfrey Midhurst[/nick][icon]https://i.ibb.co/g7h4FqQ/dq-Yawu5noc0-1.jpg[/icon][pers]<b><a href="https://drinkbutterbeer.rusff.me/viewtopic.php?id=1705#p253405" target="_blank">Годфри Мидхерст</a></b>, 11 лет[/pers][info]Дошкольник[/info]

+3

3

Вот уже несколько месяцев мама держит ее подле себя. После несчастного случая с тетушкой единственными собеседниками для маленькой Меган становятся ее родители, сводящие с ума косыми, обеспокоенными взглядами и флегматичным молчанием, поэтому к наступлению лета девочка особенно остро мечтает остаться за закрытой дверью со своими любимыми куклами.

Накануне вечером из камина добрых пару часов доносился возмущенный голос дедушки, не желающего ничего даже слышать о том, что его единственную внучку не привезут к ним в деревню на лето. Тем более, совсем скоро она сядет на ярко-алый Хогвартс-экспресс и уедет в самую лучшую на свете школу чародейства и волшебства, и упаковывать ее в зачарованный пузырь и прятать от всего мира достаточно поздно.

Наверное, их волнует, что бабушка с дедом очень дружны со стариками Мидхерстами, у которых тоже есть внук – ровесник Мэгги в забавных очках с толстыми стеклами и с нескончаемым запасом увлекательных историй. Правда, юной Ровсток с трудом верится в подлинность каждой из них - наверняка мальчишка вычитал большинство сюжетов в книжках и приукрасил, дабы произвести на нее впечатление. Мэг выросла в городе, в сером и туманном Лондоне, тусклом, как предрассветная Темза, и ей сложно представить, что можно вот так вот беззаботно искать на голову приключения и не получать за вызванные ими последствия по ушам. Впрочем, и у Годфри не все так радужно, как она думала, набирая в ладонь небольшую горсть летучего пороха.

- Говорят, что ты спятил, - восторженно выпаливает Меган, когда за ними закрывается дверь соседского дома, и дети наконец остаются одни. По девчонке видно, что она долго и по мере сил, приправленных щедрой долей любопытства, сдерживалась, стараясь молчать в присутствии взрослых, которые считают подобные разговоры верхом неприличия и бестактности. – А я тетку прокляла, представляешь? – хвалится она, указывая на глаз, закрытый повязкой из розового шелка. Бантики из точно такого же материала, вплетенные в волосы, сползли на бок и теперь придают Мэгги совсем уж залихватский вид.

- Странь какая! – Ровсток вслед за Годфри отправляет в рот вязкий кусочек смолы и сияет так, будто до сего момента не пробовала ничего изысканнее, хотя, будем честны, на вкус эта штука больше всего напоминает порезанную на части автомобильную шину.
- Ты разве не слышал про «Друбблз»? Правда, мама мне ее не покупает, говорит, что та может застрять в горле перекрыть доступ к кислороду. Но в школе-то я смогу делать все, что захочу, - Мэгги чувствует, как у нее сводит зубы, но выплевывать странную «жвачку», которую дал ей Годфри и не думает. Она не станет первой, кто сдался. – Пришло еще в прошлом месяце, я чуть с ума не сошла от радости, поскорее бы первое сентября, мама с папой мне прохода не дают, боятся, что я ненароком еще кого-нибудь в Больницу Святого Мунго отправлю. Ты уже знаешь, на какой факультет поступишь?

Девчонка замирает, словно лисица, учуявшая приближение кролика, и хватает Мидхерста за предплечье, поднося указательный палец к губам.
- Там что-то про тебя говорят, идем подслушаем.

[icon]https://i.ibb.co/wWyc38c/ezgif-1-d30c738ad5c4.jpg[/icon][status]скверная девочка[/status][pers]<b><a href="ссылка" target="_blank">Меган Ровсток</a></b>, 11 лет[/pers][info]Дошкольница[/info]

Отредактировано Megan Rowstock (13.06.21 17:24)

+2

4

Меган была не такой, как все его приятели с деревенской школы. С ней можно было быть открытым и говорить о волшебстве. А об этом Годфри больше всего хотелось говорить! Страсть как хотелось рассказать магловским мальчишкам, что он на самом деле самый настоящий колдун и что любого, кто будет его задирать, он сможет превратить в мышь. Чисто теоретически, конечно, юный Мидхерст хоть и пользовался отсутствием запрета на колдовство до достижения одиннадцати лет, но ничего сверх выдающегося не достиг. Только как-то вынес окно вместе с рамой, неосторожно махнув волшебной палочкой. Восторженное "Вау!" быстро прервали дедушка с бабушкой, починили магией окно, а юного наследника, не щадя нежных чувств того, поставили на целый час в угол. За первоклассное колдовство!

- Врут, - помрачнев, сказал Годфри. Он абсолютно нормальный. Настолько нормальный, насколько может быть одиннадцатилетний волшебник, ожидающий поступления в магическую школу. Мидхерст уже давно убедил себя в этом, убедил настолько, что поверили не только врачи из Мунго, но и он сам. А то, что было, этот голос в голове... Это невинные детские шалости, воображаемый друг и старший товарищ, которого мальчик выдумал, находясь под впечатлением после смерти родителей. Так сказали в Мунго, и Годфри согласился. Он готов был согласиться на все, что угодно, лишь бы не возвращаться сюда. И сейчас пусть только кто-то попробует усомниться в его адекватности! - Вот, смотри, я же нормальный. Эти взрослые чего только не придумают. Меня вот недавно отругали за то, что я тайник с конфетами обнаружил. А ведь на нем были чары невидимости! По-моему, за такое только похвалить можно, - насупившись, пожаловался Годфри, - Что, прям взяла и прокляла? За что?

Годфри продолжал жевать импровизированную жвачку. Смола была противной и липла к зубам так, что потом, кажется, будет не отодрать, но мальчик упрямился и не спешил ее выплевывать, делая вид, что это самое крутое, что есть в этом мире. - Слышал, конечно! Но Дубблз есть у каждого дурака, а ты попробуй смолу достать, - вздернул нос Годфри. Ему эту жвачку тоже не покупали, говорили, что он испортит аппетит и вообще, жвачки придумали дураки, которым лень чистить зубы. - Говорят, если накормить зубастую герань Дубблзом, будет весело. Интересно, в Хогвартсе будет зубастая герань? По-любому должна быть, - Годфри уже строил планы на Хогвартс, необычные и грандиозные. И пойдет он, конечно же, в Рейвенкло, он же умник. Весь в дедушку, как говорит бабушка. А дедушка был на Рейвенкло. - В Рейвенкло, конечно, куда еще? Говорят, у них там спрятана диадема, которая делает всех-всех умнее.

Годфри сразу же замолчал, как только Меган схватила его за предплечье. Сердце забилось чаще - о нем что-то говорят! Интересно, жуть! Мальчик на цыпочках прокрался к двери и приложил ухо к замочной скважине.

"В Мунго сказали, что все в порядке, да и мы больше не замечали никаких странностей. Конечно, после того, что случилось..." - послышался голос бабушки из-за двери. Годфри выпрямился и нахмурился. Опять они об одном и том же, как будто поговорить больше не о чем. Мунго, врачи, загадочное происшествие с родителями, и так по кругу. За-дол-ба-ло.

[nick]Godfrey Midhurst[/nick][icon]https://i.ibb.co/g7h4FqQ/dq-Yawu5noc0-1.jpg[/icon][pers]<b><a href="https://drinkbutterbeer.rusff.me/viewtopic.php?id=1705#p253405" target="_blank">Годфри Мидхерст</a></b>, 11 лет[/pers][info]Дошкольник[/info]

Отредактировано Godfrey Midhurst (13.05.21 21:07)

+2

5

[status]скверная девочка[/status][icon]https://i.ibb.co/wWyc38c/ezgif-1-d30c738ad5c4.jpg[/icon][pers]<b><a href="ссылка" target="_blank">Меган Ровсток</a></b>, 11 лет[/pers][info]Дошкольница[/info]

Врут, говорит Годфри, и Мэгги испытывает нечто, сродни разочарованию, которое отчетливым пятном проступает на ее любопытном, как у лисички, лице, и которое она даже не пытается скрыть.
Он будто стесняется, нет, боится быть не таким, как все – точно так же волшебники прячутся от магглов, хотя, по мнению Меган, все должно происходить с точностью до наоборот. Девчонка недобро щурится, словно вознамеривается прожечь Мидхерста взглядом, но почти сразу расслабляется, когда дело доходит до ее – ах, такой увлекательной! – истории. Ее буквально распирает от желания поделиться, похвастаться, вместо того чтобы и дальше делать вид, будто она чертовски сожалеет о содеянном. Как будто она действительно ви-но-ва-та.

- Она постоянно делала мне замечания, особенно за столом. Какая вообще разница, какой вилкой есть? Или что я нос в соусе изгваздала? Мы же не на приеме у Министра магии были и не на смотринах женихов, - фыркает Ровсток, машинально поправляя на глазу съехавшую повязку. – Теперь мне разрешают снимать ее только перед сном, боятся, что я еще кого-нибудь в Больницу Святого Мунго отправлю.
Голос Мэгги, звонкий, как колокольчики - звучит весело и гордо, но сквозит в нем нечто такое, что заставляет подумать: каждое ее слово горчит на языке, вынуждая морщиться и передергиваться от непроходящего послевкусия.

- Надо провести в Хогвартс побольше этой смолы, - Меган изо всех сил старается выглядеть круто и смело, хотя, по правде говоря, у нее уже свело челюсти от беспрестанного жевания вязкой и липкой субстанции, застревающей в зубах. – Отец рассказывал, что терпеть не мог травоголию, когда учился в школе, и что более скучного предмета не придумаешь, а эта штука намного невзрачнее, нежели Друбблз, - она вспоминает разноцветные, кислотных оттенков пузыри, вальяжно выдуваемые подростками в Косом переулке, и в очередной раз завистливо вздыхает, едва не давясь содержимым собственного рта.

- Моя бабушка училась в Рейвенкло, - задумчиво протягивает Ровсток, напряженно хмуря лоб. – Они искали эту диадему на протяжение нескольких курсов, но так и не нашли. И до них никто ничего не обнаружил. И после. Если у тебя получится, ты, наверное, станешь очень известным и богатым, - девочка делает невыносимо-долгую паузу продолжительностью в целую минуту, а затем неожиданно добавляет: - Тогда я бы тоже хотела попасть в Рейвенкло. Чтобы учиться вместе с тобой.

Когда же они оказываются возле двери, стараясь не дышать от волнения, прислушиваясь к каждому звуку, доносящемуся с противоположной стороны, Годфри заметно грустнеет. Мэгги может его понять: очень тяжело быть непохожим на других. Особенно когда тебе всего одиннадцать. Она оттаскивает его обратно, за угол дома, чтобы никто не смог поймать их на месте преступления, и шепчет, наскоро перебирая слова, пока они не затерялись во времени, отодвигая на задний план единственно-нужный момент.

- Зря ты сказал, что это неправда. Здесь нечего стыдиться, это же так круто, Годфри, эй! С тобой все в порядке, они же сами сказали, - Ровсток запинается, поскольку те же самые слова слышала и она в тот день, когда ее тетка тронулась умом, стоило племяннице лишь взглянуть в бесстыжие глаза.

- Слушай, твой дедушка ведь недавно вернулся из Албании, - она поспешно переводит тему, выглядывая во двор и поспешно озираясь. – Не знаешь, зачем он туда ездил? Привез что-нибудь ценное?

+1

6

Тетка сошла с ума лишь потому что постоянно делала замечания. Годфри пожимает плечами - он тоже не понимает, какая разница в том, какой вилкой есть, или насколько аккуратно кто-то пользуется соусницей. В семье Годфри считали, что настоящее воспитание - это не сделать замечание кому-то, кто капнул на скатерть, а сделать вид, что этого не заметили. Но были другие запреты и замечания - в подвал не ходить, без разрешения ничего не трогать, не пачкать новую одежду (какая разница, если ее можно почистить магией?), не выглядеть странным и так далее. Так что Меган он понимает, некоторые запреты бывают совсем глупыми. Мидхерст вздыхает, стараясь выглядеть как можно более безмятежным. Но Меган он, как никто, понимает и в другом. Он тоже не такой, как все, даже по меркам волшебников. Хоть он изо всех сил и старается выглядеть нормальным и даже почти забыл о чем-то, что сидит где-то глубоко внутри, как будто бы это он сам себе придумал. Придумывают же себе дети воображаемых друзей? Вот и Годфри тоже придумал, и не о чем тут больше рассуждать. Но клеймо "не такой", как ему казалось, останется с ним на всю жизнь. Но юный Мидхерст старался об этом не думать - что такое эта мифическая "вся жизнь", когда тебе всего одиннадцать?

Заметно погрустнев из-за подслушанного обрывка разговора, Годфри почувствовал прилив уверенности и радости, когда девчонка шепотом, как будто их тоже могут подслушать, говорит ему такие обычные, казалось бы, но такие нужные слова. Мальчик расслабляется и с благодарностью глядит на Ровсток. Как же ему повезло с ней. Он хотел бы дружить с Меган всегда, всю жизнь! В ответ ее тоже захотелось чем-то поддержать, и Мидхерст вспоминает прерванный разговор о тетке и Мунго.

- Если хочешь, можешь снять повязку, - звонко произнес Годфри, стараясь выглядеть как можно увереннее. Он и был уверенным, что ему ничего не грозит, это же Меган. Старая-добрая Меган, которая пытается казаться гордой и несгибаемой, но он почему-то слышит горечь в ее словах, будто за веселостью скрывается разочарование и страх, - Я не боюсь. Я же не буду делать тебе замечания. И пора признать, что эта штука все-таки отвратительная.

Мальчик выплюнул смолу в ближайший куст. Мидхерст все-таки считал себя умным, а каждый умный человек, как написано в книгах, способен признавать собственные ошибки. Еще он был джентельменом, поэтому признаться в ужасном вкусе жвачки раньше дамы - дело чести. Женщины, как любит говорить дедушка, все такие из себя гордые и будут стоять на своем до последнего, поэтому куда безопаснее самому отступить.

- Привез, но я сам еще не видел, - ответил Годфри, носком ботинка закапывая смолу под кустом. Дедушка часто отлучался по делам в поисках разного рода реликвий, и Мидхерст ему страшно завидовал. Это же целые приключения! О которых потом можно рассказать приятелям, и те, открыв рот, будут удивляться и тоже страшно завидовать. Но его с собой дедушка не брал, говорил, мол, мал еще для таких приключений. Поэтому Годфри непременно хотел поскорее вырасти, чтобы во всем помогать дедушке в его странствиях. Да и потом быть взрослым так круто! Ешь, когда и что хочешь, ложишься спать или идешь гулять не по расписанию, покупаешь вещи в магазинах - сам! - о, это самое будоражащее! Но до этого еще далеко, а пока что можно устроить и приключения в саду. - Хочешь посмотреть? Я знаю, как попасть в подвал.

[nick]Godfrey Midhurst[/nick][icon]https://i.ibb.co/g7h4FqQ/dq-Yawu5noc0-1.jpg[/icon][pers]<b><a href="https://drinkbutterbeer.rusff.me/viewtopic.php?id=1705#p253405" target="_blank">Годфри Мидхерст</a></b>, 11 лет[/pers][info]Дошкольник[/info]

+1

7

[status]скверная девочка[/status][icon]https://i.ibb.co/wWyc38c/ezgif-1-d30c738ad5c4.jpg[/icon][pers]<b><a href="ссылка" target="_blank">Меган Ровсток</a></b>, 11 лет[/pers][info]Дошкольница[/info]

Годфри смотрит так пристально, что становится неуютно. В первую очередь, потому что его взгляд направлен на преисполненный навязчивой роскоши лоскут, закрывающий ей обзор, словно закатное солнце. На все еще отвратительный кусок ткани, если тебе одиннадцать и ты – девочка, чья самооценка будет формироваться долгие-долгие годы.

И отчего-то тот факт, что Мидхерст не кривит губы, будто так и должно быть, злит ее до исступления. Не должно, невозможно, невыносимо принимать ее именно такой: некрасивой, раздосадованной, точно также притворяющейся, что все нормально, что на самом деле это даже весело – довести собственную тетушку до Больницы Святого Мунго.

- Нет, Годфри, не могу я ее снять, - резко парирует девочка, следом за ним выплевывая на землю кусок пережеванной древесной смолы. Она яростно, почти агрессивно, вытирает липкую ладонь о подол кружевного платья, прежде чем продолжить: - Что я скажу твоим бабушке с дедушкой, если с тобой что-то случится? С кем я буду дружить?
Меган лишь крепче прижимает повязку к глазу, и от неестественного давления тот начинает слезиться. А, может быть, вовсе не поэтому.

- Хочу, вот и спросила, - хитрющая улыбка забравшейся в курятник лисы расцветает на лице Ровсток, а, вместе с ней, облегчение – она чертовски благодарна Годфри за то, что тот мгновенно нашелся, сменил тему и предложил нечто такое, от чего у нее нетерпеливо затряслись поджилки. Пролезть в секретный подвал мистера Мидхерста, да еще и прямо у того под носом – уму непостижимо!

Она подает мальчишке руку, не особенно заморачиваясь, чтобы вспомнить, как правильно нужно это делать, когда речь идет о великосветских балах или тактически важных приемах – сейчас совершенно неважно, как ее крошечная ладонь ложится в его, тоже по-детски маленькую, как расположены пальцы, изящно ли вытянуты… какой, в конце концов, в этом смысл?

- Добровольно они бы нам все равно ничего не рассказали, - деловито заключает Мэгги, следуя за Годфри почти с благоговением. – А представляешь, привезенная твоим дедом вещица – прокля… - язык она прикусывает вовсе не специально. Спотыкается о выросший из-под земли камушек и едва не налетает на юного Мидхерста – благо, каблуки туфель вязнут в мягкой почве сада, и девчонка вовремя успевает притормозить, лишь клюнув вздернутым носом воздух перед собой.

Говорить о проклятьях. Говорить о проклятьях именно тогда, когда вся ее хрупкая жизнь застыла на краю обрыва, и та самая вымышленная тележка с рухнувшим в пятки сердцем исключительно чудом покатилась назад, а не улетела в пропасть. Мэгги видела, как отец передавал целителям в Мунго мешок золотых монет, видела, как мать сладострастно – как она сама минутой ранее – подавала облаченную в длинную шелковую перчатку руку седому мужчине с моноклем, сползшем на шею. А потом ее увели. И больше она, к счастью, ничего не видела.

В подвале темно и пахнет сыростью. Ровсток часто моргает, чтобы привыкнуть к отсутствию света и начать различать силуэты множества сваленных здесь вещей.
- Как думаешь, куда он мог ее спрятать? Представь, что ты – твой дедушка, - шепчет она Годфри на ухо, боясь переполошить весь дом, если повысит голос хотя бы на децибел. – Ой! – вопреки собственным принципам пищит Мэг и тут же зажимает себе рот обеими ладонями. – Кажется, я что-то чувствую. Честно тебе говорю, не смейся!

+1

8

Годфри чувствовал себя неуютно, и вместе с тем ему было радостно. Не каждый день узнаешь, что тобой кто-то дорожит, а дружба - особенно в одиннадцать лет - кажется чем-то нерушимым и вечным. Хотелось бы услышать это в других обстоятельствах, без привязки к проклятьям и повязке, на которую Мидхерст перестал обращать внимание спустя всего-то пару минут встречи, но которая, очевидно, беспокоила Меган каждую секунду. Мальчик слегка сжал ее руку в своей руке, пытаясь выразить все то, что он не сказал.

Было темно и сыро, но Годфри не боялся. Он вообще редко когда чего-то боялся. "Какой храбрый мальчик", - говорили ему в Мунго совсем недавно, но Годфри не чувствовал себя храбрым. Ведь это была не его заслуга, он был храбр потому что был не один. Точнее, один, конечно, один. И он храбрый мальчик, потому что его воображение не дает ему бояться, а не потому что... Годфри морщится от резкой боли в левом виске и спешит закончить мысль, пока она от него не ускользнула. Не потому что кто-то другой дает ему хорошие советы.

- Проклятая, ты хочешь сказать? - Годфри произносит фразу легко и непринуждённо, как будто вся эта ситуация с проклятиями вокруг - обыденность. Как будто его нисколько это слово не задевает, хотя там, в Мунго, колдомедики говорили о проклятиях применительно к нему. И он не подслуживал, взрослые всегда говорят слишком громко. Как будто он несмышленыш и не может сложить два и два! - Вполне возможно, у дедушки нередко бывают проклятые артефакты. Хотя, он в доме не держит ничего действительно опасного после того, как... после... Не помню, была какая-то мутная история, но мне про нее не рассказывали. Я был еще маленьким.

Годфри озирается, но все еще непривыкшие к полумраку глаза не позволяют различить что-то. Он где-то читал, что в отсутствие света лучше пытаться найти предмет при помощи периферийного зрения. Мальчик сосредотачивается, пытаясь смотреть на предметы не так, как привык, но глаза быстро устают, а он решает, что вот так косыми потом и становятся.

- Что? Что ты чувствуешь? - Мидхерст подается вперед, прислушиваясь к своим ощущениям, но сам он чувствует только то, что в подвале пахнет сыростью и чуть-чуть плесенью. Не то, что нужно, вряд ли дедушка исследует пенициллин. - Может, дедушка наложил отпугивающие чары? Ну, знаешь, когда предмет лежит на самом виду, но ты даже не обращаешь на него внимания. Я бы так и сделал. Лучше всего прятать предмет, оставляя его на самом видном месте.

Только вот в подвале видных мест не было. Может, стоило поискать свечу?
[nick]Godfrey Midhurst[/nick][icon]https://i.ibb.co/g7h4FqQ/dq-Yawu5noc0-1.jpg[/icon][pers]<b><a href="https://drinkbutterbeer.rusff.me/viewtopic.php?id=1705#p253405" target="_blank">Годфри Мидхерст</a></b>, 11 лет[/pers][info]Дошкольник[/info]

+1


Вы здесь » Drink Butterbeer! » Time-Turner » 10.07.90. Дождись темноты