Drink Butterbeer!

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Drink Butterbeer! » Time-Turner » 24.03.96. shine bright like a diamond


24.03.96. shine bright like a diamond

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

https://forumupload.ru/uploads/001a/2e/af/359/682067.gif https://forumupload.ru/uploads/001a/2e/af/359/296885.png https://forumupload.ru/uploads/001a/2e/af/359/930413.gif https://forumupload.ru/uploads/001a/2e/af/359/464471.png https://forumupload.ru/uploads/001a/2e/af/359/277024.gif
Ophelia Rushden & Tamsin Applebee
24 марта 1996 года
Хогвартс

- как? вообще без блесток?

+4

2

Вчитываясь в строки сухого, официального, но несомненно одобрительного письма с вензелем Ассоциации Магоархеологии, Офелия сперва внутренне ликовала, потом хмурилась, а потом обреченно вздыхала.

Осознание сильно сбавило градус радостного волнения. Вот подвох - они просили приложить к письму с чистовым вариантом одобренной статьи... фотографию.

Изображение собственного лица давно уже стало внушать Офелии отвращение настолько сильное, что своих фотографий она не хранит и не делает совсем. Последние, сделанные, кажется, на одиннадцатилетие, по случаю поступления в школу, хранятся где-то в семейном альбоме, удовлетворяя материнскую любовь к ведению хроник. Даже если это хроники семьи, которую из всех обитающих в Айви-Холлс любит, наверное, только домовиха, и та только потому, что у нее физически нет возможности не любить. Как бы то ни было, запрошенный снимок требовалось делать, и задача эта всесторонне оказалась сложнее, чем могло бы показаться.

Было бы здорово, конечно, просто наплевать на все, засняться, как есть, и приложить к самому важному событию за все без малого семнадцать лет своей жизни скорбно-бледную физиономию, смотреть на которую уже наверняка будет тошно не только самой Рашден, но и сотням подписчиков журнала. Поэтому пришлось думать обходными путями. Теми, которые Офелия годами предпочитала не рассматривать вовсе - зачем?

Среди старшекурсниц в Хогвартсе бытует правило - хочешь, чтобы из тебя сделали конфетку на какой-нибудь особый случай, иди к Тэмзин Эпплби, ей для этого даже магия не нужна. Чтобы из нее делали конфетку, Офелии, конечно, не надо, хотя случай у нее, думается, намного важнее всяких там свиданий и вечеринок. "Вестник Магоархеологии" это явно не такой глянцевый журнал. Но и Тэмзин, думается, свое дело знает, и сможет понять, чего конкретно от нее хотят. Поэтому Офелия и не идет к той же Мариэтте - не то, чтобы к ней совсем не было доверия, но... Нет, пожалуй, к Мариэтте у Рашден действительно нет особого доверия.

Переговорить с Тэмзин в приватной обстановке тет-а-тет оказалось дополнительной, хотя и не такой большой, проблемой (гораздо серьезнее было вообще решиться на это). Вариант, конечно, перехватить однокурсницу после ужина, но это было бы неловко - слишком много досужих глаз, да и саму рейвенкловку не покидало бы ощущение, что она грубейшим и наглейшим образом может нарушить чьи-то планы на вечер. Офелия была готова даже спуститься в кухонные подземелья, и там выцепить кого-то, кто сможет позвать Эпплби из гостиной. Но как раз тут все оказалось проще - Тэмзин обнаружилась в библиотеке. В астрономической секции они обе провели здесь немало времени - Офелия астрономию уже не изучает, но звездные карты штудировала с начала марта не меньше, чем все, что могла найти о магии и истории Древнего Египта. Ведь это звезды были ключом.

Сочно-зеленую макушку Эпплби не заметить трудно, так что Офелия облегченно вздыхает, едва заглянув в астрономическую секцию библиотеки. Мнется несколько секунд, переступая с ноги на ногу, потом глубоко, шумно вдыхает-выдыхает, и решительно движется к однокурснице.

- Тэмзин? - когда до стола остается шагов пять решительнось куда-то сдувается. Библиотечные стены привычны, запах книг всегда действует успокаивающе, и, чтобы улыбнуться, нужно оглядеться по сторонам и снова вдохнуть полной грудью. Шею оттягивает ремень - на ней висит фотоаппарат в чехле, - Я н-не помешаю?...

+2

3

День у Эпплби начался странно. По крайней мере, то, что она проспала сегодня до 11 было для нее странным. В воскресенье Тэм, конечно, дает себе выходные от пробежек, но весеннее солнце начинало греть теплее и хотелось ловить его раннеутренние лучи, пока оно снова не скрылось под низкими тучами шотландского неба. Но организм хаффлпаффки сегодня устроил тихий бунт и игнорировал даже появление Вишни в ногах, который пришел получать утреннюю порцию ласки.

Чтобы совсем не превращать воскресенье в день-дребедень, было решено позаниматься Астрономией и хотя бы немного почитать теорию по Трансфигурации, если останутся силы. Так как официально сегодня выходной, то и послабления во внешнем виде себе тоже можно дать, поэтому маскирующий спрей для волос она не использует, а просто надевает капюшон мантии пока идет по коридорам. В удовольствии нарисовать на скорую руку голубые стрелки с желтым контуром она тоже не смогла себе отказать и потому в таком, весьма ярком виде, Тэм сидела в библиотеке.

- Привет, Офелия, - Тэмзин поднимает голову от карты звездного неба северного полушария 1982, 1941 и прочих разных годов, на этом ворохе свитков лежит раскрытая книга: “Парады планет и их влияние на свойства магических зелий и растений». Синистра говорила, что в ближайшие несколько лет можно ожидать полного парада планет, а значит, может произойти нечто необычное даже по меркам волшебного мира. Эпплби нравится заниматься Астрономией, она заставляет волчок хаотичных мыслей в ее голове крутиться чуть медленнее. Особенно те мысли, которые касались их недавнего проигрыша Гриффиндору. Нда, надо же было выйти в такой отвратительной форме… Она сдувает такие мысли с горизонта и возвращается к планетам и Рашден. У Тэмзин есть любимый стол – тот, который  по середине, где нет прохода между стеллажами.

- Нет, ты не помешаешь, я сейчас подвинусь, - Тэм пытается сгрести свитки с противоположного края стола поближе к себе, - Мадам Пинс говорила, что школе подарили несколько раритетных изданий по Астрономии, они должны быть… - только сейчас хаффлпаффка замечает, что в руках у Рашден нет ни книг, ни пергаментов, только фотоаппарат, - ой, извини, ты, наверное, не заниматься пришла, да?

Она видела здесь Офелию в последнее время довольно часто, про себя удивляясь, что можно так долго изучать в астрономической секции, если та перестала ходить на Астрономию после пятого курса. Но Эпплби свое любопытство предпочитает держать при себе, но судя по набору книг и карт, Рашден интересовало звездное небо далекого прошлого. В дни, когда они обе были в этой части библиотеки, девушки вели короткие разговоры ни о чем, что-то вроде обсуждения происшествия на уроке Заклинаний или же какой невкусный рисовый пудинг был за завтраком. Наверное, невкусный, такие вещи хаффлпаффка не ест. В целом, больше-то они нигде и не общаются особо, но у Тэм создалось впечатление, что рейвенкловка такая... вполне милая.

+2

4

- Нет, я... - покачала головой Рашден, и все-таки села. Отстраненно повертела в руках фотоаппарат. Улыбнулась, - Неловко немного. Н-но я хотела попросить об услуге.

Самым краешком восприятия, мельком, не обдумывая, и все же невозможно не отметить, что просьба дается проще, чем можно было бы ожидать, зная себя и свои коммуникативные навыки. Это верно не только в отношении Эпплби - странно, но все чаще Офелия обнаруживает себя не в одиночестве, и все больше у нее прорезается голос.

Не так уж плохо или страшно. Если это компания людей, которые ей нравятся.
Тэмзин, например, нравится, хотя Офелия иногда с внутренним содроганием представляет реакцию своей матери на девушку с зелеными волосами в радиусе видимости. Но хаффлпаффские квиддичистки - это какой-то отдельный, особый вид, который хочется узнать получше, и понять, как им удается держаться... вот так. И если О'Флаэрти всегда ведет себя непонятно-враждебно, то тут, кажется, все хорошо. Они не общаются близко, как подруги, конечно, но Рашден не ощущает свое присутствие или эти мелкие, легкие разговоры нежеланными или невостребованными, и ей этого вполне достаточно.

- "Вестник Магоархеологии" одобрил мою статью для печати. Номер будет в конце апреля, - смущенно, едва подняв глаз, начала рейвенкловка. Она мало кому говорила о статье - все казалось, что люди могут подумать, что хвастается, а это было бы неприятно. Неприлично даже, - Но они просят у меня фотографию. Если я хочу успеть проявить и напечатать ее, то нужно делать это быстро. И я подумала, что... будет как-то неловко фотографироваться... как есть.

Вот тут, по идее, Эпплби должна прекрасно сама понять, к чему все идет, но говорить становится тем более неловко. Рашден не привыкла других людей о чем-то просить, и, тем более, просить о таких вещах. Даже когда на первом курсе стали отрастать волосы, она сама училась плести себе косички, украдкой наблюдая за тем, как это делают другие девочки. Так было и с многими другими вещами, но сейчас Офелия вполне готова и без борьбы признать поражение. Это, в конце концов, статья. Да и нет у нее почти ничего из того, что может оказаться необходимым.

- Может быть, если ты не сильно занята... Ты смогла бы сделать что-нибудь? - Офелия замялась, чуть поерзала на месте, и выразительно повела рукой около своего лица, - С этим.

+2

5

Эпплби внимательно смотрит на Офелию, когда та садится рядом и сбивчиво начинает говорить. Услуга? Тэм с трудом сдерживает протяжное «эээ» и сворачивает пергамент в трубочку, ожидая, что рейвенкловка продолжит.

Тэмзин округляет рот в беззвучном «о», тут же улыбается и кивает словам Офелии. Надо же! Тихоня Рашден не такая уж и тихоня раз ее заметил научный журнал. Тэм далека от научных исследований и вряд ли когда-либо будет к ним ближе, чем того требует учебная программа. Если на уроках случается так, что она сидит рядом с компанией рейвенкловских ботанов, то все занятие у нее было чувство, что она вообще чудом доучилась до шестого курса. Потому что рядом с ними чувствуешь себя как минимум раздолбаем-первокурсником, который спит на уроках, а потому ничего не знает. Один большой вопрос, как в этих рейвовских головах помещалось такое количество информации.

Когда Офелия произносит «с этим», то Тэм опускает глаза на несколько секунд, чтобы отметить про себя одну вещь. Кто-то из учеников делает успехи в магической теории, кто-то занимается собственными исследования, другие находят себя в спорте или даже становятся старостами… Они все равно остаются подростками, которые, в большинстве своем, не уверены в себе, считают свое лицо самым отвратительным в мире, руки слишком длинными, ноги слишком толстыми. Эпплби это прекрасно понимает, сама такая же.

- Зачем ты так о себе? Все же хорошо… - Тэм заминается, никому не нужны непрошенные нотации и убеждения, - Извини, я.. я конечно могу тебя накрасить, без проблем, – хаффлпаффка достает волшебную палочку и отправляет книги и карты звездного неба обратно на полки.

- Только, как ты и сказала, надо поторопиться, - Тэмзин закидывает рюкзак себе за плечо и встает, - я к тому, что надо успеть все сделать, пока свет еще хороший. К вечеру солнце опустится и будет уже не то, да красить лучше при дневном свете.

Эпплби хмурит брови, перебирая в голове места в замке, где можно спокойно заняться таким делом. На улице еще слишком холодно для такого, в коридорах слишком людно, в Больничном крыле как раз большие окна, но мадам Помфри не обрадуется им.

- Давай так, я быстро сбегаю к себе, возьму все необходимое, а ты пока можешь идти к старому классу Нумерологии на четвертом этаже. Уроки там никто не проводит уже как пару лет, кто-то заколдовал школьную доску и теперь на ней все написанное превращается в ругательства… - Тэм сама это видела, выглядело это достаточно забавно, - Не знаю, открыт ли он, но туда все равно никто не заходит. Так что… Как тебе план?

+1

6

- О, нет, я вовсе не... - Офелия чуть розовеет. Ей совсем не хочется показаться одной из тех вечно кокетничающих дурочек, которые вертятся перед зеркалом, вздыхают и жалуются, напрашиваясь на комплименты и убеждения в том, что они, на самом деле, без всех этих придуманных изъянов. Она и сама таким отправляла, разве что, недоброжелательные косые взгляды, а потом повыше поднимала нос и удалялась зарывать его в книги. Она ведь не такая. Ну правда, - Не думаю, что все совсем... плохо, просто, ну... хотелось бы выглядеть в журнале в лучшем виде. Я... спасибо. За... ну, за то, что время на меня готова потратить. Знаю, к тебе многие обращаются, но это так... непривычно сейчас. 

Самооценка у нее, конечно, невысокая, но каким-то чудом все еще не в темных безднах небытия. Офелия думает, что "совсем" - это, наверное, когда по весне не влезаешь в форму, купленную летом, или когда приходится чуть ли не окунать лицо в гной бубонтюбера, чтобы избавиться от ужасных на нем пятен, когда без конца дразнят, как Элоизу Миджен, оторвавшую отчаянным заклинанием себе нос... много всего, чего навидалась за шесть лет учебы среди таких же подростков, и от чего милостиво избавила собственная юность. Но она знает и свои недостатки - вечную бледность, хронический недосып, легший под глазами темными пятнами, костлявую угловатость, когда большинство сверстниц обрели женственные округлости и изящество. Она говорит себе, что это не беспокоит, не должно беспокоить, но не сравнивать себя с другими девочками невозможно. Как и перестать бояться оценки окружающих. А как иначе, когда делишь спальню с одной из самых популярных девочек в школе - при том, что Чжоу, кажется, к этому и не приходится прикладывать особых усилий?

Ей кажется, это нормально. У всех, в конце концов, есть недостатки. Но иногда интересно, что об этом на самом деле думают другие девочки - и, может быть, сегодня будет возможность это немного узнать. Тэмзин, например, кажется... увлеченной, достаточно, чтобы приводить в порядок и украшать (иногда спорно, нет, ну вы посмотрите на эти зеленые волосы, как у русалки из озера, как она на это решилась?) не только себя, и она совершенно не кажется такой же недалекой, как... некоторые зацикленные на тематиках периодических изданий для ведьм девчонок. Значит, что-то в этом есть. Наверняка.

- А я думала, туалет, там ведь зеркала... С другой стороны, Миртл все это вряд ли нравится, - Офелия хмыкнула. Миртл хоть и живет в заброшенном туалете на третьем этаже, часто заглядывает и в остальные, вынюхивая, с упорством голодного шакала, плачущих школьников, и пытаясь их утешать. Рашден сама в этом убедилась еще на первом-втором курсе, неизменно сталкиваясь с призраком каждый раз, когда возникала необходимость побыть наедине с эмоциями. И, думается, Миртл, недовольная всякому, кто радуется жизни, очень не любит, когда в "ее" владения захаживают девочки с косметичкой подмышкой, - Тогда, я сразу туда. Буду тебя ждать.

Она улыбнулась вновь, неловко, но благодарно, и выпорхнула сначала из-за стола, а потом из библиотеки, дернув по коридору, почти срываясь на бег, хотя в спешке и не было сейчас никакого смысла. В подреберье дрожало волнение - было любопытно, почти радостно, но в то же время до жути неловко, как будто вся эта затея была чем-то постыдным - чем-то, от чего Рашден упрямо отнекивалась и открещивалась столько времени.

Дверь в заброшенный класс была не заперта, но там было пусто и очень тихо. И, вопреки ожиданиям, совсем не пыльно, никто  ведь не освобождает школьных домовиков от работы, если класс не используется. Стулья аккуратно стояли у парт, как будто дожидаясь учеников. Предполуденное солнце гладко и вальяжно мерцало на потертом лакированном дереве, доске, с которой кто-то стер крамольную фразу, оставив меловые смазанные следы, на бронзовых поверхностях небрежно сложенных на полке диковинных логарифмических линеек и развешенных на стенах нумерологических таблиц.  У дальней к окну парты Офелия отодвинула один стул, подумав, не стоит ли сдвинуть его в проход, чтобы было удобнее, но в итоге просто вздохнула и села, по привычке сложив руки. Совсем как ученица, которая дожидается преподавателя.

И, вот глупость-то, но вопросов у нее сейчас было, наверное, даже больше, чем перед любым занятием.

+1


Вы здесь » Drink Butterbeer! » Time-Turner » 24.03.96. shine bright like a diamond