Drink Butterbeer!

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Drink Butterbeer! » Time-Turner » 31.08.95. rising moon


31.08.95. rising moon

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

https://d.radikal.ru/d10/2105/cc/4a3c712c3ac2.gif
https://d.radikal.ru/d10/2105/71/4a06f4cc5247.gif
Джек и Дафна
31.08.95
Лондон, Белгравия

но даже если звезды зажглись и стучит копытом пегас
дороги, которые мы выбираем, не всегда выбирают нас

Отредактировано Jackson Sheppard (23.05.21 07:23)

+2

2

[icon]https://forumupload.ru/uploads/001a/2e/af/308/53363.jpg[/icon][pers]Дафна Гринграсс, 15 лет[/pers][info]Слизерин, почти 5 курс[/info]

Но что за блеск я вижу на балконе?
Там брезжит свет… (с)


дом Рэндальфа Гринграсса, вид с улицы
***
Босые ноги перебегают с теплой мягкости ворса на отрезвляющий холод плитки. Снова и снова – по кругу.

Светлый ковер занимает лишь середину её большого балкона. Её. Надо же, она признала это. И комната за спиной, из которой едва пробивается сюда пастельный свет ночника – тоже её. Подумала бы она так год назад?
Ни за что.
Но время идет, меняется всё. Даже ты сам.
Особенно ты.
Время быстро, как по волшебству, пролистало календарь этого лета. Самого удивительного лета в жизни Дафны Гринграсс.

Прохлада ночи – уже по осеннему пронизывающей – пробежала мурашками по коже девушки. Поежившись, Даф взяла с плетеного стула длинный теплый плед. Слегка задев красивое маленькое деревце в кадке – оно возмущенно погрозило ей за это тонкими ветками. Кажется, это тюльпанное дерево, и зовут его Эдвард… была еще и фамилия... Да, магглы дают человеческие имена разным сортам растений.

«Чудики», - с мимолетной теплотой подумала Дафна.

Девушка закуталась поплотнее, вглядываясь в изредка проезжающие огни автомобильных фар. Они освещали темную улицу – редко в каких окнах здесь горел свет. А если и светил – то очень слабый, чтобы не причинять беспокойство соседям. Что-то случилось сегодня и с уличным освещением – наверное, какая-то поломка в электрической сети. Дафна подумала об этом как-то лениво, будто сталкивалась с этой бытовой проблемой множество раз. А не узнала о том, что такое электричество, буквально несколько недель назад.
Да, лето прошло. Но как же оно было насыщено.

***
Все началось в первую же ночь их приезда в дом дяди. Тори давно заснула крепким детским сном. А вот Дафне не спалось. Впрочем, как и всегда. Девушка уже давно поняла одну простую истину.

Горю не нужны разговоры. С ним сражаются молча, в темноте, сжав кулаки.

И нет ничего хуже фразы: «Я тебя понимаю». Нет, никто не может понять, что именно чувствует другой человек. Ночью на Дафну навалилось сразу всё: мысли, воспоминания, чувство вины, обида, страх. Все составляющие этой горечи во рту. Девушка встала тогда с кровати, оглядев комнату. Красивую и просторную, но такую чужую. И решила сделать то, что делала всегда мама – заварить вкусный чай. Тихо спустившись по лестнице вниз, девушка в растерянности остановилась на кухне. Она даже не знала, как зажечь эти странные стеклянные свечи на потолке. Постояв так с минуту, Дафна, тихо выругавшись в сердцах, решила вернуться к себе. И тут яркий свет зажегся сам – на кухне, как тонкая тень, очутилась Летиция. Эта женщина была удивительно красива – этого невозможно было не признать. На ней был изящный шелковый халат, а волосы были еще элегантно уложены мягкими волнами.

- Не спится, Дафна? Я вот тоже не могу заснуть - Рэй сегодня сильно задерживается,  -  как всегда спокойно и дружелюбно сказала маггла – Не хочешь выпить со мной чаю? Молока? Или какао?
- Какао, - неожиданно для самой себя, выпалила тогда Дафна. Оторопев от своего же ответа, девушка растерянно посмотрела на радостную улыбку женщины.
- Отличный выбор, забирайся пока на диван, - кивнув на большой диван у камина, ответила Летиция, быстрым шагом пройдя на кухню.
Давать задний ход было уже невозможно – как-то глупо и растерянно оглядываясь на странные манипуляции магглы с незнакомыми Дафне предметами, девушка послушно прошла на диван.
«Чай я пила только с мамой», - как-то упрямо и по-детски прозвучала в голове мысль.

Второй или третий глоток горячего шоколада с маленькими белыми зефирками растопил холодный узел в середине груди. Девушка внезапно начала говорить – и говорить много. Обо всем и ни о чем – о школе, о маме, о планах на будущее, о поместье Гринграсс, об астрономии, о молочном улуне, о сестре. О смерти Седрика Диггори – проглотив подступившие к горлу слезы. О том, что впервые ехала сегодня в Хогвартс-экспрессе совсем одна. Дафну как прорвало, будто ей разрешили говорить спустя много месяцев обета молчания. Даф даже подумала - уж не подмешала ли ей сыворотку правды Летиция в какао? Женщина оказалась удивительно чутким и умным собеседником. Лишь потом Дафна вспомнила, что «тетя» - профессиональный маггловский психолог. Внезапно накатившая откровенность начала смешиваться со знаменитым любопытством Даф – она начала расспрашивать Летицию о том, как она зажгла на кухне свет и что за странные приборы она использовала сейчас, попросила даже показать. Для Дафны холодильник и микроволновка оказались не менее шокирующим впечатлением, чем первый взгляд на замок Хогвартса. Они общались практически до утра, когда в дом зашел дядя Рэндальф. Несмотря на сильную усталость, целитель был приятно удивлен неожиданной посиделкой «девочек».

На следующий день Дафна чувствовала себя гораздо бодрее, и даже спустилась к завтраку - до этого сестры предпочитали есть вместе в своих комнатах. Но Тори наотрез отказалась идти вместе с ней. Решив, что малышка поупрямится, но присоединится к старшей сестре позже, Дафна все же села за общий стол с дядей и тетей. Летиция не скрывала своей радости от этого события, и предложила Даф после завтра «прошвырнуться по магазинам». Благодарность и любопытство еще боролись в Дафне с высокомерием и предубеждением. Но все же Даф насытилась по горло последними, благодаря одноклассникам и школьным слухам об отце. Поэтому девушка согласилась. А Тори вновь отказалась, сославшись на больную голову и желанием побыть с дядей в его выходной. Заподозрив неладное, Даф все же пошла с Летицией.

Все в маггловском мире в то замечательное утро было ново для Дафны, но от торгового центра у нее просто закружилась голова. Огромнейшее здание, где полно самых разных магазинов. Всех и не упомнишь. Даже был целый этаж с различными кафе! И лестницы, которые двигались сами – Даф не могла поверить, что это возможно без использования магии. А одежда! Такая разнообразная, необычная, удобная и красивая. И тебе позволяют ее примерять без конца, ты смотришь на себя в ярко освещенные зеркала… И миссис Гринграсс – да, ведь Летиция была именно Гринграсс - то предлагала одно, то хвалила другое и платила за все, снова и снова…

К концу Дафна совсем раскраснелась, и глаза у нее блестели от усталости. Большую часть покупок Летиция велела упаковать и доставить на дом, но несколько вещей они взяли с собой. Затем они пообедали в просторном ресторане через улицу со снежно-белыми скатертями и начищенным серебром – тетя заказала им телячью печенку с беконом. Вернувшись домой, Даф хотела рассказать сестренке все увиденные сегодня чудеса, во всех подробностях. Но тут дядя Рэндальф – и выглядел он впервые настолько смущенным – рассказал, что Астория изъявила желание погостить несколько дней у бабушки Мелани. И умоляла отправить ее летучим порохом до прихода Летиции и сестры.

Настроение Дафны упало тогда мгновенно, разбившись с огромной высоты.
Тори променяла её на злобную старуху Мелани?

И даже не попрощалась.
Бежать вслед за сестрой, которая специально не пожелала ничего сказать, Дафна не стала. Провести даже пару дней в душном, пыльном и насквозь пропитанном желчью и спесью поместье «бабули Мел» Даф считала попросту невозможным. Летиция тогда мягко уговорила Дафну дать сестренке время, и поговорить с ней по душам, когда она вернется. Не заполнять злостью и обидой бездушную бумагу или обрывочный разговор по каминной сети.
Но дни шли, а Астория все не возвращалась. Спустя неделю она написала Дафне письмо, где сильно извинялась за свое поведение, но просила ее понять и дать ей это лето провести у бабушки Мелани. В следующем письме она робко звала Дафну приехать к ней. Но Даф, внезапно почувствовав материнский инстинкт, решила, что такое поведение и капризы поощрять нельзя. Их опекуны – здесь. Брат их отца и добрая женщина, пускай и маггла – здесь. Её старшая сестра – тоже здесь. А Астория ушла к старухе, что за всю свою долгую жизнь не сделала ни одному человеку ничего хорошего. Безвозмездно. Как Тори могла променять их? Променять её, Дафну?

***
Много удивительного Даф узнала и увидела за это лето. Много чудесного, интересного и невероятного.
Но стоил ли этот «дивный новый мир» отношений с Асторией? С её единственной настоящей семьей?
Дафна не знала. Обеим Гринграсс было не занимать упрямства – обе с каждой неделей лета убеждались в правоте принятых решений. Но девушка знала, что сегодня, 31 августа, Астория обязательно вернётся. У них был свой, особенный ритуал на этот день. Целая серия ритуалов. Это была одна большая особенная традиция сестёр Гринграсс – день перед началом учебного года.

Она не могла его пропустить.

Она его пропустила.

Дафна прождала весь день. И только ближе к ужину от Астории прилетела сова. Короткая записка о том, что сестра поедет завтра на вокзал Кингс-Кросс в сопровождении бабушки Мелани. Тори просит прощения, но сегодня она не сможет вернуться.
Не сможет.

Босые ноги перебегают с теплой мягкости ворса на отрезвляющий холод плитки. Снова и снова – по кругу.

Чувства переполняли девушку, подступали к горлу, словно тошнота. Нужно было освободить дыхательные пути, на них будто что-то давило. Даф нащупала цепочку на шее – медальон. Давний подарок Астории. Девушка сорвала его с шеи – всегда теплое металлическое сердечко знакомо легко на ладонь. Гринграсс открыла его: в левой половине виднелась семейная колдография улыбающихся родителей и смеющихся сестёр-дошколят. И чем дольше Дафна вглядывалась в скрытые темнотой очертания этих лиц, тем хуже ей становилось.
Этого больше нет. Их больше никогда не будет.
Как же больно было вспоминать этот счастливый миг.
Как же больно было помнить.

Даф, не отдавая себе отчета, с силой кинула медальон с балкона – прочь.

Отредактировано Daphne Greengrass (11.06.21 09:13)

+4

3

Ночь, улица, фонарь.

Вампиры.

Точнее один лжевампир. Вышагивающий по чистенькому центру Лондона и думающий о том, что о сне сегодня можно забыть. Ибо уже завтра с утра ему нужно, незаметно для магглов, в очередной раз, повторить трюк с разбиванием о вокзальную стену, а сочинение по Истории магии было написано только в его мыслях. В этих же мыслях он даже получил за него высший балл и освобождение от посещения занятий до конца года. Проблема в том, что никакое волшебство не смогло бы материализовать столь прекрасные и бескорыстные мечтания. А значит, вместо крепкого и здорового сна придется корпеть над муторным сочинением и еще более муторным учебником, и даже нормальную ручку не взять.

Он искренне не понимал чем знания о горстке почивших магов сможет помочь ему при нападении кентавра, страдающего бешенством, или при Непростительном, любовно направленном в сердце. Заклинания, способы защиты, знания того, что может реально угрожать - все это правильно, логично, практически применимо. История - пыль, что оседает на лацкане настоящего, которую нужно лишь безжалостно стряхнуть и забыть.

Джек заскочил в кофейню, что спасительно мигала своим OPENом на его пути. Успел в последний момент, за пару минут до закрытия. Поймал удивленный и немного растерянный взгляд какой-то молоденькой официантки, улыбнулся во все два пластиковых клыка.

- Ой, ты из фильма да? Ну, этого, который сейчас снимают...

- Любовь темного сердца, - услужливо подсказал Шеппард, составив несуществующее название из первых попавшихся пафосных слов. - Он обманывает Ее, скрывая свою истинную сущность, но в конце Она узнает какой Он монстр, и Ей предстоит решить остаться с ним или вбить кол в его лживое сердце. Как раз работаем над концовкой, помощник режиссера за колом метнулся, а я - за дозой бодрости. - Джек насмешливо улыбнулся, принимая огромный стакан обжигающе спасительного кофеина и осторожно отсалютовал им: - Спасибо, буду получать Оскар, непременно вспомню о той, что не дала мне свалиться от усталости в самый ответственный момент.

Сняв со стакана крышку, чтобы обжигающий напиток быстрее перестал быть таковым, он толкнул двери кофейни и вновь вышел в лондонскую ночь.

Было тихо. Прохладно, но безветренно. Жители и гости столицы еще не окончательно угомонились, поэтому, натолкнувшись на парочку странных взглядов, Джек решительно накинуть капюшон куртки. Не стоит провоцировать маньяков, фанатов и некрофилов. Даже несмотря на то, что мертвенно-пудровая бледность, черные тени под глазами и клыки безумно ему шли.

По его же собственному авторитетному и непредвзятому мнению.

Через какое-то время, он снова почувствовал на себе тот самый взгляд.  От которого по спине пробегают мурашки. А от того, что Джек никак не мог найти обладателя этих пронзающих его гляделок, он уже потихоньку начинал сомневаться в здравости собственного рассудка. Нет, несомненно, сталкерство - дело почетное и задротное, но только если не направлено на него любимого. Он предпочитал быть хищником, а не ланью, медленно и со вкусом загоняемой в ловушку.

Шеппард почти остановился, коротко огляделся. С обеих сторон его обступали вылизанные, беленькие дома. Респектабельное пристанище магглов. Живущих себе в своих мирках и даже не представляющих, как много скрыто от них. Да, и не подозревающих, что кофе в их районе разливают по цене кофеварки.

Фонарь над его головой замигал и погас. Неожиданно и драматично-киношно, не хватало только нагнетающей музыки. Той самой, которая дает понять, что вот-вот, и герою придется постараться дотащить свою тушку живой и невредимой до самых заключительных титров. А злые злодеи будут ему активно в этом препятствовать.

На пути Джека злых злодеев не было. Лишь еще один погаснувший фонарь. И еще один, и еще. Почти ночь переставала быть томной, и наполнялась волнительным предвкушением грядущей встречи с необъяснимым и пугающим.

Усмехнувшись, Шеппард прибавил шагу. Выгул больного воображения - это хорошо, но что-то Джеку подсказывало, что сочинение все еще само себя не написало.

Почти погруженная во мрак Белгравия ему даже начинала нравиться. Словно чистый лунный свет, не забиваемый маггловским электричеством, преображал эти улицы, сметая с них пошлость "элитарности".

События прошедшего вечера как-то самовольно всплывали в его памяти. Последнее представления в этом бедламе, сжирающем все деньги его семьи. Ничего, еще немного, пара лет, и идиотские страхи о магазине поддержанных котлов и мантий навсегда останутся в прошлом. Он обретет право выбирать и право свободно колдовать, и сможет постепенно, шаг за шагом, идти по намеченному плану. Некоторые его пункты еще были расплывчаты. А каких-то и вовсе недоставало. Одно Шеппард знал точно - он не будет жить ни как его родители, ни как его шотландские предки, прозябающие в своей каменной развалюхе. Он пробьется, выбьется, выкарабкается на солнце, пусть даже обломая все зубы и содрав ногти, и будет сиять, ослепляя всех, кто когда-то наступил ему на глотку.

Раздалось патетичное "бульк".

Джек зашипел, резко дернув ошпаренной рукой, остановился. Стакан покатился по тротуару, плюнув остатками кофе на его ботинки. Шеппард поднес многострадальную ладонь к глазам, где-то на уровне подсознания ожидая увидеть вареный окорок. Но все было лучше. То есть окорока не было. Только его кожа, отзывающаяся не самыми приятными ощущениями.

С длинных черных накладных ногтей меланхолично скатилось несколько капель.

И тут он заметил что-то на тротуаре. Машинально наклонился и подцепил одним когтистым пальцем кукую-то женскую побрякушку. Медальон, ну надо же. Спасибо, конечно, что не слитком золота прилетело. Было бы пощедрее, но перебитые пальцы - такое себе начало учебного года.

Выпрямившись, Джек поднял голову, устремив взгляд на балкон. Выискивая меткого "стрелка" по пластиковым стаканам. Одновременно перехватил драгоценную безделушку поудобнее не пострадавшей рукой. И когда маленькое сердечко коснулось ладони, оно показалось странно теплым, будто и не валялось некоторое время на ледяной тротуарной плитке.
Словно что-то постоянно отдавало ему свой жар.

Из-за кофе. Наверное.

- А кто это там разбрасывается семейными ценностями в ни в чем не повинного меня?

Слабый свет едва выхватывал из темноты одинокую фигуру. Слишком хрупкую и тонкую, чтобы принадлежать мужчине. Да и не швыряются они серебряными сердечками, в отличие от эмоционально переменчивых леди.
С тех станется и настоящего не пощадить.

Отредактировано Jackson Sheppard (15.06.21 06:16)

+1

4

[icon]https://forumupload.ru/uploads/001a/2e/af/308/53363.jpg[/icon][pers]Дафна Гринграсс, 15 лет[/pers][info]Слизерин, почти 5 курс[/info]
Резкий выдох.
Чувство. Ощущение.
Будто с улетевшим в черноту медальоном у девушки вырвали что-то изнутри. Что-то очень болезненное, израненное, неправильное. Но очень нужное.

Жадно, даже несколько зло, Дафна ждала звук упавшего на асфальт металла. Возможно, даже треска, звона, взрыва. Но их не последовало. Более того – раздалось очень тихое, едва слышное «бульк». Такое глупое. До смешного неправильное в драматичности произошедшего. Будто издевательское. А за ним – гневное шипение.

Девушка в конец растерялась. Вся душевная боль и патетика момента лопнули, как детский мыльный пузырь. Мир снова наполнился звуками столицы, прохладной температурой, темными красками ночи. Гринграсс же вместо трагичных метаний почувствовала самые обыкновенные нелепость и растерянность.
Дафна быстро подошла к краю балкона, всматриваясь в темноту улицы. На фоне белоснежных домов отчетливо выделялась довольно высокая фигура в капюшоне. Она трясла рукой, а по земле рядом с ней катилось что-то круглое. Или овальное. Прищурившись, девушка поняла, что это похоже на стакан, из которого еще что-то проливалось на асфальт.

[float=right]https://forumupload.ru/uploads/001a/2e/af/308/563572.gif[/float]
Дафна издала нервный звонкий смешок, тут же закрыв рот рукой.
Да ну не может быть! Она действительно выбила его у прохожего прямо из рук? Стыд-то какой. Или феноменальная меткость?

Подавив новый приступ смеха, девушка опомнилась, когда фигура запрокинула голову на звук. Даф одолело дурацкое желание сесть на корточки и спрятаться за кадкой с Эдмундом. Эдвардом. Ну как там зовут её деревянного друга? Но все же, девушка напомнила себе, что она не ребёнок. Хоть и ситуация крайне дурацкая. И тут в голову Даф пришла новая мысль.

А кто это вообще? Со стаканом, поздней ночью, в какой-то непонятной накидке… Девушку пробрала лёгкая дрожь.

Она вспомнила, как на прогулках с тетей видела таких маглов. Они просили кинуть в такие же жестянки подаяние, отвратительно пахли и прятались по темным закоулкам и в подземных переходах. Дафна покривила бы душой, если бы сказала, что не боялась их. Если честно, они вызвали у нее в первые «встречи» почти животный ужас. Никогда ничего подобного девушка в глаза не видела. Она даже представить себе не могла, что существуют такие люди, такая нищета, такой кошмар.

Может, те, кто ненавидит и презирает маглов, видели именно таких?
И тогда их не в чем винить.

Если бы не убеждения Летиции и её собственная потерянность пополам с любопытством, девушка бы и носа не показала больше на магловские улицы. Где свободно можно встретить таких «личностей». И вот, кажется, она напрямую вступила в контакт с… таким. Дафна сделала шаг назад, в темноту балкона. Её руки нервно вцепились в холодный парапет.

«Что делать?»

Но тут раздался голос. Слегка с хрипотцой, будто простуженный. Но все же ясный, совсем юный, полный жизни. Дафна не спешила приближаться к краю, переваривая услышанное. Сердце, которое секунду назад будто остановилось, постепенно снова начинало спокойно биться. Девушке понравился этот голос. Он не был похож на жуткие отвратительные звуки, что издавали те маглы. Да и слова были весёлые, связные, вполне адекватные. Кажется, это был действительно простой прохожий. Юноша. У Даф отлегло от сердца.

Но девушка все же не торопилась с ответом. Она никогда в жизни не говорила с маглами. Конечно, не считая тёти. Но ведь Летиция другая. Она уже давно вошла в волшебную семью. И не абы в какую – в сам род Гринграсс. А это – простой магл. С ним разве можно разговаривать?

«Какая глупая мысль», - одернула себя Даф.

Дафна вспомнила, как легко и непринужденно Летиция общалась со множеством знакомых ей маглов. Ведь последние несколько недель девушка ходила с миссис Гринграсс повсюду, будто была её тихой тенью. Утром это могло быть собрание журналистов в Британском музее, и Дафна сидела и слушала, разглядывая всё и всех с огромным любопытством. Или прогулка по Лондону, где в центре - в особых местах и ресторанах - тётя не раз встречала «хороших знакомых», останавливаясь немного поболтать. Как выяснила Даф, Летиция была известной журналисткой и психологом, да ещё и вхожей в магловский «бомонд».  Вечером же миссис Гринграсс иногда брала Дафну в театр или оперу. И снова тут были во множестве светские люди, которые беседовали с ней и восхищались ею, потому что Летиция знала как будто бы каждого важного человека в Лондоне. Даф же с маглами упорно не заговаривала, максимум - вежливо улыбаясь. Хоть и пытались её многие разговорить, и не раз. Но после тётиных пары мягких фраз на ухо любопытному собеседнику, тот понимающе кивал, с огромным сочувствием смотрел на Дафну и больше не приставал. Девушка примерно догадывалась, что лукавая испанка могла говорить всем этим людям. Но уж лучше так, чем переступить через себя.
Даф ощущала, что если раскроется перед посторонними маглами, и тем более – заведет среди них свои связи – то хрупкий мостик к её прошлому начнет окончательно пылать. Ведь он уже тлел опасными искрами. И Дафна была не готова разжигать этот пожар. Пока.

И все же нелепое молчание затянулось уже на несколько долгих секунд.

«Ну что мне остаётся? Ну не съест же он меня. К тому же, я сама виновата в этой дурацкой ситуации»

Дафна, наконец, отважилась. И быстро, чтобы не передумать, ответила первое, что вырвалось:

- А как вы поняли, что это семейная ценность?

Девушка слегка запнулась, но тут же выдохнула с облегчением. Какая же она глупая. Это просто человек, которого угораздило попасть под её странный обстрел.
Дафна вдруг заметила, что парень трясет в темноте рукой, будто отряхивая от чего-то или пытаясь остудить. И тут до неё дошло.

– Ой, простите, пожалуйста. Мне правда очень жаль, что я в вас попала. Вы что-то горячее пролили на руку? Это не было нарочным покушением на вас, - Даф не выдержала и улыбнулась своим же словам – То есть, это было нечаянно. Специально я метаю что-то покрупнее и в голову.

Дафна сама удивилась своей глупой шутке. Она очень давно так не шутила, наверное, только в далёком беззаботном детстве. Но с загадочной чёрной фигурой было удивительно легко говорить. Дафна не видела его лица, не знала вообще ничего о нём. Он был словно призрак или персонаж из книги. Почти нереальный. Нарисованный темнотой ночи смутный силуэт. Поэтому быть до нелепости искренней оказалось совсем просто. И будто даже правильно.

- А вы… а вы здесь живёте? – продолжила девушка, то ли ругая, то ли хваля собственное любопытство.

Отредактировано Daphne Greengrass (11.06.21 10:18)

+3


Вы здесь » Drink Butterbeer! » Time-Turner » 31.08.95. rising moon