Drink Butterbeer!

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Drink Butterbeer! » Great Hall » 16.04.96. Lo pase de maravilla


16.04.96. Lo pase de maravilla

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

https://forumupload.ru/uploads/001a/2e/af/545/259890.gif https://forumupload.ru/uploads/001a/2e/af/545/141390.gif https://forumupload.ru/uploads/001a/2e/af/545/27490.png
https://forumupload.ru/uploads/001a/2e/af/545/757553.png https://forumupload.ru/uploads/001a/2e/af/545/85146.gif https://forumupload.ru/uploads/001a/2e/af/545/681331.gif

Felicity Eastchurch, Sebastian Daley
16 апреля 1996 год (вторник)
Коридоры Хогвартса/дальше по сюжету

- Me extrañaste tanto?
- (sí) Ni siquiera sueñes!

+2

2

Какое счастье, что каникулы закончились. Наконец-то в Хогвартс вернулись ее друзья и можно было коротать вечера в их компании. Сама она не покидала стен школы. Едва ли родителям было дело до ее присутствия. Сейчас они готовят работают над очень важной сделкой, судя по всему, с очень влиятельными людьми, лучше не мешаться под ногами.

Да и, если честно, у нее самой полно дел. Экзамены сами к себе не подготовятся. Все каникулы можно было спокойно учиться, практиковать заклинания в пустом классе, не ждать, пока ушлый гриффиндорец дочитает главу и можно будет взять книгу себе. Сплошное удовольствие. Фелисити комфортно чувствует себя в таком режиме. Нужно было передохнуть от всего, что происходит в этом году: Амбридж, которой хочется заклинание отправить, прямо в лоб, непонятные правила, запреты, студенты, что словно с цепи сорвались.

Она тоже изменилась, по понятным причинам, но помогал сохранять рассудок в этом дурдоме, Джейсон, с которым они остались близкими друзьями, им все еще нравится проводить время вместе. Но на каждого героя найдется злодей. Такой в жизни рейвенкловки тоже был. Очаровательный, очень соблазнительный, но все же антигерой.

Раньше бы такого никогда не произошло, но Истчерч потеряла счет времени, они так мило болтали с Патрицией о том, как провели каникулы, что если бы не ответственная подруга, то к отбою она точно бы не успела. Сейчас у нее было пять минут, чтобы добраться до башни и спокойно заняться подготовкой ко сну. Маршрут просчитывается практически мгновенно, она неплохо помнит маршрут.

План не работает. Это становится понятно, когда рейвенкловка пытается выбраться из подземелий Хаффлпафа. Не все факелы на стенах горят, что затрудняет передвижение. Если верить своим ощущениям, время вышло, а значит, она становится нарушителем правил. Студенты после отбоя должны находиться в своих гостиный (как минимум). Начинает волноваться, опыта хулиганки у нее не было, вероятность, что попадется велика. Стук каблучков эхом разносится по коридору, Фелисити накладывает заклинание, чтобы двигаться практически бесшумно.

На третьем этаже тревога и ощущение опасности отступает. Лунный свет помогает видеть все препятствия, но практически все факелы погасли. Чтобы не нервничать и не потерять в неожиданном приступе страха возможность идти вперед, Фел тихонько напевает себе под нос любимую песню. Даже портреты не ворчат, прекрасно.

Прекрасно ровно до того момента, как перед носом не появляются две красные точки. Миссис Норрис зарядила свой хвост-пистолет и уже мяукнула, призывая своего жуткого хозяина. – Исчадье ада, кыш, - машет рукой на кошку, как будто это прогонит ее прочь. Ну да, конечно. Та лишь издает более громкий звук, что слишком хорошо слышен в звенящей тишине коридора.

А Истчерч словно окаменела, а ноги приклеились к полу. Она и шага сделать не может, только дыхание задерживает. Потрясающе, в конце учебы получить выговор за неподобающее поведение. Позор!

+2

3

Пасхальные каникулы Дейли провёл на Кубе. Он не планировал эту поездку, думал, что всё это время будет сидеть в поместье отца, скучать, смотреть преимущественно в стену и швыряться в неё же всякими тяжёлыми предметами, делая ставки на то, какой из них, наконец, её пробьёт. Но мама сделала ход конём и чуть ли не в последний день прислала короткое письмо: "Летишь со мной на Кубу, отец в курсе, злится, идёт нахрен. Целую, мама". Немногословная и такая прекрасная миссис Дейли.

Отдых с мамой - это нечто прекрасное, там за Бастом никто никогда не следит. Обычно она просто суёт ему деньги и даёт пинка из арендованного дома - гуляй, сын, ни в чём себе не отказывай, и Баст, конечно, гуляет. Он ходит на экскурсии вместе с магглами, посещает Ботанический сад, пялится в камеру обскура, долго гуляет по кладбищу Христофора Колумба, фотографируя памятники на.. на память. Он зависает на пляжах, пьёт неприлично много коктейлей, знакомится с местным населением, утаскивающим его куда-то глубоко в лабиринты города, они открывают для него целый новый мир, который Дейли нескоро забудет.

Эти дни пролетают слишком быстро. Щелчок пальцев - и он снова стоит на опостылевшей платформе, залезает в древний Хогвартс-экспресс и едет обратно в школу. Там всё не так. Там нет солнца, нет открытых ярких людей, нет музыки, танцев до утра и свежего, почти разрывающего легкие, воздуха. Нет свободы.

В Хогвартсе всё не то. Школа давит на Дейли своей монументальностью, сковывает цепями, медленно сжимает в каменном круге, утаскивая в мрачные подземелья. В который раз Баст просыпается от кошмара, где он снова и снова тонет в тёмных водах. Он натягивает толстовку и джинсы и выскальзывает из гостиной факультета, направляясь к Астрономической башне. Дейли любит смотреть на звёзды, любит валяться на каменном холодном полу, уставившись в небо и выкуривая одну за одной обычные маггловские сигареты. Он бы лежал тут до самого утра, но какая-то странная мысль бьётся в голове, заставляет встать, спуститься, идти куда-то. Дейли успокаивает себя тем, что ему просто нужна чашка горячего чая в компании странненьких эльфов - в апреле всё ещё прохладно. Во внутренний голос и судьбу он не верит.

На одном из поворотов он слышит шаги и замирает, осторожно выглядывая из-за угла. Он улыбается, когда узнает девушку. Прекрасно, лучше и быть не может. И хорошо бы всё оставить так, посмотреть, как её поймает Филч, как будет долго и нудно ворчать и отчитывать, как она будет прятать глаза, смотреть в пол, съёживаться под взглядом мерзкого грозного завхоза. Хорошо бы.. но он делает шаг вперёд, сам не понимая почему. Потом ещё и ещё.

- И чего ты встала? Надо бежать, - Дейли смеётся, хватает её за руку и тянет во тьму коридоров. Они пробегают один, второй, потом поворот. В голове у Баста мысли сменяют друг друга. Он ненавидит себя за этот слишком уж благородный поступок, надо же спас Истчерч от наказания, герой, мать твою. Он почему-то радуется этой ситуации, где-то внутри бушующее ярко пламя вдруг немного стихает, успокаивается, перестаёт терзать и грызть.

Они бегут, иногда останавливаясь, Себастиан прислушивается, что-то бормочет себе под нос, кивает, а потом тащит Фелисити всё дальше и дальше. И он находит то, что искал. Дейли резко толкает её в одну из ниш в коридоре прямо за рыцарскими доспехами. Он знает, что дальше будет кабинет, Филч точно пойдет проверять именно его. Здесь они в безопасности. Дейли улыбается, пусть в темноте этого и не видно. Истчерч близко, очень-очень близко, подвинься он чуть вперёд - сможет кончиком своего носа достать до её.

- Скучала по мне, птичка?

Отредактировано Sebastian Daley (13.06.21 00:39)

+1

4

Возможно, стоило на каникулах освободить пару дней для полноценного отдыха. Потому что сейчас голова категорически отказывалась думать. В такой ситуации она впервые, самое время импровизировать, проявить чудеса логики и выкручиваться из ситуации, пока не пришел завхоз, все в полном порядке. Но ни одной идеи, да и с места сдвинуться не удается, словно приросла к каменному полу. Неприятная, потрепанная кошка не сводит красных глаз, гипнотизирует свою жертву, подавляя любое желание скрыться из виду.

Она продолжила бы изображать статую, если бы не Дейли. Разумеется, это был он, никаких сомнений. Хватает за руку, смеется как безумный и утягивает за собой в темноту коридоров, туда, где нет ни единого факела. И хотела бы она сопротивляться, выдернуть руку, накричать на него, но сейчас это меньшее из двух зол. Надо будет поздравить, выиграл дуэль у Филча. За дорогой следить совсем не получается, бегут слишком быстро, очки то и дело сползают на кончик носа и один раз даже падают, - Стой, - тормозят на считанные секунды, как только потеря снова в руке, продолжают свой путь.

Ее грубо впихивают в темное нечто, что оказывается крайне тесной нишей за доспехами. Она даже не знала о ее существовании. Прошло почти семь лет учебы в школе. Сколько всего она упустила, пока делала все домашние задания и готовилась к очередному экзамену. Дейли припечатывает ее к холодной каменной стене. Фелисити пытается отдышаться от продолжительного, по ее собственным меркам, бега. Нужно больше воздуха, здесь его катастрофически не хватает. Хочется дышать полной грудью, но Дейли слишком близко, это невозможно.

Можно сказать, что Истчерч пребывает в состоянии шока. Любой стресс погружает ее в ступор и нужно какое-то время, чтобы прийти в чувства, - Где мы, - едва слышно, не только из-за шепота, но и из-за тяжелого дыхания. Ей здесь не нравится и, в кои-то веки, главная причина не Себастиан. Фелисити Истчерч, умница, отличница, та самая девочка с милой улыбкой до дрожи боится темноты. Дейли ее тоже периодически пугает, но его можно игнорировать при желании, а тут так не получится. Медленно она поворачивает голову в одну сторону, потом в другую, одно маленькое черное ничего. Кажется, что даже дрожит, от происходящего, эта дурацкая кошка, спринт, теперь это.  Не такое начало учебы она себе планировала.

Слышит в ушах собственный пульс, сердце все никак не успокоится, причин для этого достаточно, а вот и еще одна. Понимание того, насколько близко слизеринец заставляет задержать дыхание, сосредоточиться, чтобы убедиться – это его дыхание обжигает кожу на щеке. Первая реакция – попытка отдалиться. Вжимается в стену, позволяя холоду камня пробраться под форменную блузку, только это ничего не изменило.

Судя по тону Дейли, ничего не закончилась, игра только начинается и этот слизеринский кот только что поймал свою мышку. – Задавать глупые вопросы, вошло у тебя в привычку, - уже привычно язвит, стараясь окончательно отдышаться. – Я не скучала по тебе, - протягивает каждое слово, не забывая сделать красноречивые паузы. Ложь. Скучала. Ей не хватало этого безумия, что создает вокруг себя Себастиан, ей хотелось больше времени проводить с ним, но так нельзя. – И я не птичка, - на выдохе. Уже почти два года он зовет ее так, а она упрямо поправляет его, одергивает, зная, что ничего не поменяется.

Фелисити не слышит ничего, кроме собственного пульса и его голоса. Она не видит ничего, кроме пугающей темноты, что уже тянет к ней свои костлявые пальцы, чтобы утащить к себе. Не чувствует ничего, кроме холода камня за спиной и горячего дыхания Себастиана. Сводит с ума, так нельзя. - Vamos a salir de aqui, me temo, - шепчет на испанском, знает, что пожалеет, но это будет потом. В замке почти везде есть уши, а на этом языке говорят единицы, возможно только они вдвоем. Прикусывает нижнюю губу, боль всегда отрезвляла разум, сейчас это необходимо как никогда, а пальцы с силой сжимают ткань форменной юбки. Совсем не то, чего бы хотелось на самом деле.

+1

5

Это было сложно, это казалось почти нереальным, но эту часть замка Дейли за семь лет успел выучить. Он с с закрытыми глазами может дойти из подземелий до Астрономической башни и обратно несколькими путями. Когда живешь в сраном слизеринском подвале, в свободное время хочется оказаться как можно выше и как можно дальше от него. Дейли считает шаги, пока они бегут, считает повороты и развилки, цепляется взглядом за доспехи и мирно дремлющие портреты, которых в этой части замка не так уж много. Истчерч его, конечно, тормозит, сам бы сбежал гораздо быстрее и прятаться бы не пришлось, но раз уж решил играть в благородного рыцаря, так надо идти до конца.

В нише не видно ни черта, он только может догадываться, насколько сильно скривила лицо Истчерч, когда поняла, что в этом узком пространстве ей придётся провести какое-то время с Себастианом. И он бы громко расхохотался сейчас, но нельзя, поэтому только усмехается, тянется рукой туда, где, как ему кажется, должно быть лицо рейвенкловки. Она не любит прикосновений. Что ж, сегодня и ей придется потерпеть. Баст убирает прядь её волос за ухо, наклоняется ещё ближе, тихо шепчет:

- Боже, Истчерч, ты же умная девочка, мы в замке, конечно, - тихо смеётся. Он, кажется, слышит, как бьётся её сердце - дёргано, рвано, бешено. В такой безумной ночной тишине каждый звук становится громче в несколько раз, и это веселит его ещё больше. Нет, всё же не зря решился спасать, утаскивать её в темноту от вредного завхоза, тащить за собой в узкие коридоры, опаляя щёку горячим дыханием. Это лучше, это в тысячу раз лучше обычной ночной схемы: прогулка до башни, скурить четверть пачки, поорать в звёздное небо что-то неприличное, спуститься обратно, шугнув робкие парочки по пути. - О, а птичка-то у нас с сюрпризом.

Честно говоря, для него это уже не такой большой сюрприз. Дейли знает, что внутри этой скучной рейвенкловской ботанши живёт кто-то гораздо более интересный. Дейли видел, Дейли оценил и Дейли запомнил те вечера на испанском побережье, во время которых Истчерч раскрылась с другой, более.. ээм.. яркой стороны. Только зачем она сейчас продолжает гнуть эту унылую линию, хватается за жуткие очки, жмётся нелепо, будто первокурсница, впервые встретившая Филча в коридорах?

- Сама-то в это веришь? - Ухмыляется Дейли, хватая Истчерч за талию и притягивая ближе к себе. Теперь уже понятно, что это точно её сердце бьётся в странном ритме, словно готовое выпрыгнуть из груди прямо ему в руки, и, нет, он такой подарок точно не пропустит. Баст не может до конца разобраться в её эмоциях, и это только разогревает интерес. Ей страшно - это точно, страх Себастиан чувствует за несколько миль, различает его среди десятков эмоций. Но боится ли Истчерч его или кого-то/чего-то ещё? - Уу, птичка, зачем ты так? Слышишь эти шаги? Думаешь старина Филч совсем идиот? Или тебе хочется, чтобы тебя поймали, м? Мечтаешь остаться с ним наедине? Разговоры о кошечках, порядке в школе и всё такое?

Дейли замирает, прислушивается - шаркающую походку завхоза он узнает из тысячи, он зажимает рот Истчерч ладонью. Может, подал бы ей другой знак быть потише, но тут такая темнота, она же не разберёт. Филч проходит прямо по коридору, хлопает дверью пустого класса, Дейли довольно кивает, хватает Фелисити за руку и тянет дальше. Снова круговорот коридоров, бесчисленное множество поворотов, хриплый смех Себастиана. А в конце их ждёт ещё один кабинет. Тут совсем нет окон, а на партах несколько сантиметров пыли, этим классом уже давно никто не пользовался, зато стулья здесь что надо, и Дейли с довольной рожей падает на один из них.

- С конспирацией у тебя, конечно, большие проблемы, Истчерч, - смеётся Дейли, доставая пачку сигарет из кармана. Он затягивается и выпускает облако сизого дыма в потолок, потом взъерошивает волосы и следующее облако уже летит прямо в лицо рейвенкловки. - В первый раз что ли? Серьёзно? За семь лет? Ты ещё скучнее, чем я думал, птичка. Ботанское братство может тобой гордиться.

+1

6

Последние полгода в школе она начала делать слишком много из того, что раньше «никогда не». Нет, домашние задания выполняла исправно, отвечала на уроках, зарабатывая баллы для факультета, до которых ей лично дела не было. Ей важны знания. И вот их начало хватать для того, чтобы делать простейшие артефакты. Накладывать чары на предметы, иногда даже делая это для кого-то другого, будь у нее потребность, могла бы и зарабатывать, но ей это не нужно. Важен процесс и результат. Для большинства она – зануда с очками в грубой оправе, девочка-умница, не нарушающая правила, примерная дочь с хорошими манерами, но разве такие девочки оказываются в ее положении? Нет.

Себастиан наклоняется так близко, что все правила приличия идут к черту, а декрет Амбридж, запрещающий столь близкий контакт между парнями и девушками должен был на стене перевернуться. На несколько секунд задерживает дыхание и зажмуривается, представляя, что это все дурной сон и вот она откроет глаза в своей постели. Но нет, перед глазами все еще кромешная тьма, загребущие руки Дейли так нагло, по-хозяйски сжимают талию, на секунду готова плюнуть на все и совершить глупость, которая сотрет эту самодовольную ухмылку с лица, она не видит ее, но чувствует. Настолько ли хорошо изучила этого слизеринца? Вряд ли, но кое-что запомнила, мальчик любит играть, а она для него самая настоящая игрушка. Живая, с чувствами, которыми можно манипулировать.

Он касается лица, когда убирает прядь, заставляя вздрогнуть. Когда-то Фели сказала, что не любит чужие прикосновения. Солгала и летом подтвердила это, потому что на солнечном побережье она не та Фелисити, которую привыкли видеть все ее друзья и знакомые. – Себе я верю, а вот тебе – нет, — даже не лукавит, потому что если Басту можно было бы доверять, то мир точно перевернулся. Она не может понять его мотивов, отказывается верить в то, что его интересует только нарушение правил, одиночный пикет против системы, у него должны же быть свои мечты, которые обязательно нужно воплотить в реальность. Ей тяжело дышать. От ужаса, который испытывает в этой темноте или от слишком близкого контакта с невыносимым слизеринцем, хочется отстраниться и пытается это сделать, но недостаточно места для маневра.

— Я не планировала никого встречать в коридорах, в принципе, — но просчиталась, как показывают факты. – Или ты, — привстает на носочки, чтобы быть чуть ближе к чужому лицу, — мечтаешь, чтобы я сказала, что выбираю тебя? — хмыкает, потому что не скажет, даже думать о таком не станет.

Он снова касается, зажимает рот рукой, и хочется проучить его, Истчерч, не белая и пушистая, как может показаться. Не стесняясь, кусает его за палец, хоть настоящие леди так не делают. Тот даже не подает вида. Услышав, что шаги завхоза окончательно затихли, Фелисити позволяет себе вздохнуть с облегчением, правда у Себастиана свои планы. Снова хватает за руку, прямо за запястье, где еще не зажил ожог от последнего эксперимента. Издав странный писк, рейвенкловка вынуждена следовать за Дейли по коридорам, один, второй, третий, поворот. Старается запомнить дорогу, но эта часть замка ей не очень знакома, ах да, она же скучная заучка, так что так и должно быть. Ведь хорошие девочки не гуляют где попало.

«— И не водятся с кем попало!» — добавляет подсознание строгим голосом мамы. Истчерч не стыдно, она явно не подвела своих родителей, но близится выпускной, она хочет свободы, выпорхнуть из дверей школы в новую жизнь, такую, какую она сама для себя выберет. Вряд ли Дейли думал когда-то о ней так, когда называл этим бесячим «Птичка», ладно, хоть спеть не просит.

Они влетают в странный кабинет, нет ни оного окна, темно, воздух застоявшийся, пропитанный пылью. – Люмос, — огонек с кончика волшебной палочки поднимается выше, так ей хотя бы видно его лицо. Наглый, причем знает это и рад. Истчерч делает глубокий вдох, бег – не самое любимое ее упражнение, да еще и в такой компании, такой стресс. Сесть и перевести дух выглядит славной идеей, но это же Фелисити, девочка, которая помешана на чистоте и опрятности большую часть времени. Она пользуется магией, чтобы очистить пространство от той дряни, что здесь копилась годами. И вот слой пыли исчез, но воздух все ее пахнет ей. – Апчхи, — быстро, звонко чихает, спрятав лицо в ладонях, даже чувствует легкую неловкость, а потом вспоминает кто рядом и просто садится на стул напротив, закинув ногу на ногу. Смотрит прямо в лицо, чуть наклонив голову и быстрым движением, поправляет рукава блузки, свой секрет она сохранит. – Она мне ни к чему, — безразлично пожимает плечами, словно ничего не произошло, это не ее за руку вытянули с места преступления (точнее нарушения небольшого правила школы). Баст закуривает, чем заставляет морщить нос. Эту дрянь любят многие в школе. Тащат с собой большими партиями, чтоб прятаться по углам или за теплицами и дымить. Отвратительно воняющий яд, даже на расстоянии Фели чувствует этот мерзкий запах.

– Прекрати, — кашляет, отмахиваясь от надоедливого сизого облака. Но после все же подается вперед, — я помню, самая скучная зануда и ботанша, тоже мне, открытие, — фыркает, отворачиваясь. Ей так говорили многие, даже не подозревая, какой она может быть без этих очков, учебников и рассказов о том, что прочитала на выходных. Дейли ничем не отличается от остальных, хотя нет, все же есть кардинальное отличие, он знаком с обеими ее сторонами и теперь очень активно этим пользуется. – Мы с тобой знаем, что нарушаю правила я гораздо чаще, чем хожу на отработки, — попадалась и правда очень редко, — свидания с Филчем никогда не были моей мечтой, поэтому почти семь лет мы с ним не встречались, представь себе, — сейчас она запуталась, кто говорит «прилежная школьница Фелисити» или «та самая танцующая на побережье до самого рассвета». Дейли опасен тем, что путает карты, в этом он мастер. – Ладно, не будем тратить время, — поправляет волосы, чтобы занять себя хоть чем-то и не выдать своего волнения. – Ты не похож на принца, что спасает девушку от опасности, то ты хочешь взамен? – несколько раз она уже сталкивалась с желаниями Дейли. Они опасны для нее, потому что вызывают слишком много эмоций, разных, а стоит выпустить этих чертей, загнать обратно в коробочку будет очень сложно.

Отредактировано Felicity Eastchurch (09.09.21 17:40)

0


Вы здесь » Drink Butterbeer! » Great Hall » 16.04.96. Lo pase de maravilla