Drink Butterbeer!

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Drink Butterbeer! » Great Hall » 20.04.96. I'm going back to 505


20.04.96. I'm going back to 505

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

https://i.ibb.co/qJByxwz/22.gif https://i.ibb.co/n0cgVFW/44.png https://i.ibb.co/dgVjD6H/33.png
https://i.ibb.co/8jPh2jP/66.png https://i.ibb.co/3CnRb9X/55.png https://i.ibb.co/2c1BdbG/11.gif

Michael Frimley & Andrea Kegworth
96, April 20
Hogwarts // Hospital Wing

Для некоторых урок трансгрессии закончился в Больничном крыле. И это весьма отличный повод попробовать разобраться со своей жизнью.
Или утонуть в проблемах ещё больше.

*графон от Кэти продакшн

[icon]https://forumupload.ru/uploads/001a/2e/af/248/633221.png[/icon][sign]Ав от cryptomnesia[/sign]

+2

2

Знаете, что такое ад? Это когда тебе семнадцать, а тебя все равно заставляют надеть дурацкую больничную пижаму и лечь в кровать, словно ты какой-то неженка, вроде чистокровных магов, жалующихся на любую болячку. Пальчик там уколол, или фингал поставили.

Откинувшись на подушку, я заложил руки за голову и сверлил взглядом белый потолок Больничного Крыла. Вопреки всем моим стараниям, потолок рушиться и погребать меня под собой, чтобы оборвать мучения, не желал. Только запах, тот самый «больничный запах», присущий всем таким вот местам, давил на нервы. Запах стерильной чистоты, вместе с легкой примесью каких-то лекарственных трав. От это можно было натурально взвыть,

В Больничном Крыле я был частым гостем. Но обычно все ограничивалось парой часов, пока подействует костерост или мазь, которой мадам Помфри обрабатывала ссадины и синяки. Но в этот раз все было немного по-другому, и я уже второй день являл собой настоящего узника. Никаких посещений, никаких книг, никаких домашних сидений. Будь добр лежи в кровати и жди, когда трещина в ребре срастется. Мерзость!

Подумаешь, трещина. Вообще, никому никогда не было дела до того, откуда у меня все эти травмы и ушибы. Ни раньше, ни сейчас. Но, видимо, в этот раз мадам Помфри была не в духе, и решила отыграться на мне за всех школьников этого проклятого замка. А я всего лишь неудачно упал. Так гласила официальная версия. На самом деле, грандиозная драка в одном из заброшенных классов, начавшаяся с безобидных заклинаний и закончившаяся банальным мордобоем, сошла на нет, стоило нам троим услышать голос старосты. Парней как ветром сдуло, ну и я тоже поспешил сбежать. Но чертов Тейт поймал меня у гостиной и буквально за шкирку утащил в Больничное Крыло. Не знаю, кто ему нажаловался.

Это был чистая, взаимная «любовь» с первого курса, когда те два придурка закляли Тейта. Не помню за что и где, но, зато, помню, что они были крайне удивлены, когда вместо того, чтобы отыграться на них магией, я просто поставил обоим по паре фингалов. А что хотели? Я рос в такой компании, что нужно было радоваться, что я не притащил с собой в Хогвартс тот перочинный ножик, который вечно таскал с собой Микки. Хулиганом меня считали все, кому не лень, и приходилось соответствовать, когда стало понятно, что переубедить других нельзя.

Наша вражда тянулась вот уже почти шесть лет, и я не собирался останавливаться, тем более, арсенал заклинаний становился все более и более обширным. Но суть была даже не в этом. Сейчас, когда я лежал на больничной койке, мне было откровенно скучно.

Я насвистывал себе под нос Wonderwall, пытаясь хоть как-то занять себя. Все коварные планы мести давно уже были построены, отыграны, почти что по ролям, и отложены на полочку «до востребования». Все-таки, было чертовски обидно, что магия не могла сосуществовать с техникой. Точнее, техника не выдерживала магии. Я бы не отказался притащить в Хогвартс плеер. Сейчас бы он мне пригодился.

Послышался звук открываемой двери. Я повернул голову, но перегородка надежно скрывала от меня вход, и потому, пришлось просто смириться. Обеспокоенный голос мадам Помфри доносился до меня приглушенно, и разобрать слов было практически невозможно. От такой вселенской несправедливости становилось тошно. Выругавшись, впрочем, так чтобы не услышала медсестра, я натянул одеяло на голову, принявшись строить новый амбициозный план, чтобы похитить свои вещи и волшебную палочку и с триумфом сбежать из Больничного Крыла. И пофиг, что Гейб потом проел бы мне плешь.

- Эй, пс-с-с-ст, тебя-то за что сюда? - когда выстроить план не получилось, я плюнул на это дело и решил растормошить новоявленного соседа, оказавшегося теперь за ширмой. - Надолго закрыли?

Верите или нет, но я был готов даже со слизеринцами общаться, потому что иначе рисковал скончаться от разжижения мозга. А среди тех снобов попадались занятные ребята, с которыми можно было даже нормально пообщаться… временами. Вопросы чистоты крови меня никогда не задевали, потому что особой разницы я не замечал. Из разбитого носа всегда текла красная, будь ты хоть маг в двенадцатом поколении.

+3

3

Каждый гребанный раз, когда я думаю, что все хорошо, что на всем снова можно ставить печать с надписью «норма», именно тогда случается всякое дерьмо. И дело даже не столько в том, что несколько минут назад на трансгрессии мне оторвало руку, сколько в ежедневном fuck my brains out от людей, думающих, что имеют полное право указывать, как мне жить.

Моя подруга детства Моника прочитала бы всем им лекцию о том, что как бы вот личные границы, и если думаешь их переступать, то готовься к последствиям и не ной потом, что тебя игнорируют. Моника просто не училась в Хогвартсе. Иногда я тоже жалею, что на все это подписалась - не лежала бы сейчас с только что приделанным обратно запястьем. Вот ты есть, а уже через секунду тебе отрывает руку. Круто? Мечта психопата. И уж точно не моя.

Вчера определенно было веселее. Это все равно, что попасть на вечеринку, где никого не знаешь - будешь никем и всем одновременно, это все равно, что танцевать перед дворцом Палаццо Веккьо прошлым летом, обливаться виноградным соком в полночь, чувствовать под босыми ногами нагретую за день брусчатку. Принять иной образ жизни было также легко, как начинать утро в мастерской Мариуса - по его словам, только в шесть утра солнечный свет имеет свойство подчеркивать то, что мы никогда не увидим в зеркале. Его любимым оттенком была охра, а первый слой грунтовки на холст он наносил вертикально.

Вчера была другая магия и компания, но мне было впервые уютно среди своих сокурсников, кажется, я даже пыталась шутить. Две пинты карибского рома и оборотное зелье творят чудеса - надо бы запатентовать этот способ, пока кто другой не прознал про межфакультетскую тусовку.

Но это было вчера, а сегодня у нас в меню оторванная рука, которая полетела так феерично в противоположную от меня сторону, что я даже не успела понять, что эта конечность все же моя. Только через секунду заметила контур выглядывающей из-под манжета татуировки. Чувствовала ли я боль? Возможно. Только не успела зациклиться на этом, как меня тут же починили.

Но когда тебе семнадцать, и ты смотришь, как твоя рука отлетает в сторону, то фантомной агонии попросту не избежать. Но пока все ещё апрель, пока на мою голову и плечи не свалилась непереносимая тяжесть бытия, в сравнении с которой сегодняшнее занятие трансгрессии покажется детской забавой, я могу даже согласиться провести несколько часов здесь, в Больничном крыле, только чтобы мадам Помфри от этого стало легче. 

Конечно, я бы предпочла компанию одной из своих книг, к которой все ещё не смела притронуться с каникул. Я знала, что если начну ее, то велика вероятность того, что забуду про сон и еду, а этого совсем не хотелось в свете того, что я уже провалила одно занятие по Заклинаниям, и длина свитка с эссе увеличилась втрое.

Но я благодарна за то, что первый роман Чака Паланика все ещё не вышел - книгу в красивой, новенькой обложке я заберу за два дня перед отъездом в Хогвартс после летних каникул. И эта книга сделает мое пребывание в замке чуточку терпимее.

Было бы ещё лучше избежать позорного седьмого курса, просто взять и не приехать на Кингс-Кросс первого сентября, собрать вещи и свалить куда подальше на поезде, или прямым рейсом к маме в Грецию, но я знаю, насколько важно для моего отца то, что я учусь здесь, на Рейвенкло, планирую поступать в Академию, и ещё... я нужна нескольким людям, хотя к этому вопросу отношусь со здравой иронией и философией: нам всем легко найти замену. Просто однажды кто-то другой займёт твое место, и в этом не будет чего-то странного, возможно, от неожиданности тебя это подкосит, а быть может даже разобьёт сердце, но такова жизнь, и ты ничего с этим не сможешь поделать. И чем раньше ты примешь и отпустишь, тем быстрее снова начнёшь жить.

А вообще, привет, меня зовут Андреа, и я та самая девчонка, которая в двенадцать прочитала «Поваренную книгу анархиста». Нет, я не наивная, чтобы поверить всему, что там было написано,  но с тех пор я обозначила для себя определенный круг интересов, чтобы хоть как-то выжить в этом треклятом Хогвартсе. Знаешь, когда у тебя мама - известная маггловская певица, а батя бьет партаки в Лютном, то некоторые обитатели замка с завышенным чсв могут подсесть на уши, но от таких тоже есть чудодейственный рецепт - ударяешь в нос и бежишь. Бежишь, потому что девчонка, и на большее в принципе не способна.

Или способна, но в двенадцать лет твоего потенциала хватит только на это, а если успеешь вытащить из кармана палочку, то ещё плюс одно заклинание.

Голос за ширмой обращается к кому-то, и до меня не сразу доходит, что этот кто-то я.

- Да вроде на пару часов, чтобы проверить, упаду ли я в обморок ещё раз после того, как у меня на трансгрессии оторвало руку. - Идеальный сюжет для письма отцу - будет гордиться. - Эй...

Я подскакиваю с накрахмаленных простыней для того, чтобы отодвинуть ширму, и застываю с улыбкой, говорящей что-то похожее «а вот ты и попался». Ну да, в этом клятом замке нужно хорошенько извернуться, чтобы просто поймать своего сокурсника - это Хогвартс, детка!

- О-о-о, Майк, а с тобой что? Какая волшебная зверюшка, или волшебный кулак? Ты поэтому не ходил на трансгрессию? Пропустил ТАКОЕ шоу!

+3

4

Голос из-за ширмы казался знакомым. Я мысленно застонал, борясь с желанием либо закатить глаза, либо просто натянуть на голову одеяло и прикинуться шлангом. Нет, будем объективны, на всех факультетах встречались настоящие занозы в задницах. Но Рейвенкло я просто не мог терпеть. Почему? Потому что одни ботаники. И все как один, поголовно, странные личности, по которым плакал Св. Мунго.

Я бы предпочел общаться с кем-нибудь из Слизерина, чем поближе узнавать этих безумных ученых.

Кегворт в какой-то мере была исключением из правил, но и у неё были свои тараканы, переживать нашествие которых мне не хотелось. Я повернул голову, когда ширма отодвинулся, и встретился с ней взглядом. Бывают такие девушки, что будь они хоть писаными красавицами, но над ними словно табличка висит «не лезь, оно тебя прибьет». В данном конкретном случае, я бы скорее поставил на то, что «оно тебя утопит». Я говорил, что не люблю все эти эмоциональные драмы и так далее? Наверное, я плохой человек. Но не привыкать.

- Вот скажи мне, когда ты говоришь «ТАКОЕ», что ты подразумеваешь? - а ещё мне говорят, что я могу такой взгляд послать, что сразу захочется в драку полезть! Горжусь. - Куча оторванных рук и ног? Причем, без крови и прочих спецэффектов? Спасибо. Я лучше «Серебряную Пулю» пересмотрю.

А ещё у меня отвратительный характер, но с этим тоже ничего не поделаешь. Какой уж есть. Полюбовавшись выражением лица Андреа, я вновь закинул руки за голову и уставился в потолок. Мы с ней пересекались, общались, но не так чтобы уж совсем часто. Да это и было немудрено: у нас же были совсем разные интересы. Это Тейт мог найти общий язык с любым собеседником, при условии, что собеседник не настроен сразу влепить ему прямой в корпус. А я… ну, это немного другая история.

В последнее время все летело под откос. Мысль о том, что придется возвращаться к Фримли, летом, заставляла меня лихорадочно искать варианты, которые можно было воплотить в жизнь. А обещание тети, что она всегда меня примет в своем доме… Серьёзно? Все мое детство жизнь упорно доказывала мне, что верить людям нельзя. И не стоит. Исключением, пожалуй, был Гейб, да и то, только потому, что он был для меня кем-то вроде младшего брата. Ну, знаете, которого школьные хулиганы норовят запихнуть в женскую раздевалку. А потом до них доходит, что они ему как раз делают одолжение.

Хотелось отвлечься от всего этого. Скука тоже делала свое дело. И потому, пришлось смириться и вновь перевести взгляд на Кегворт, оккупировавшую соседнюю кровать.

- Что нового в нашей психушке? - в такие моменты даже самые стойкие из нас вынуждены принимать решительные меры. Хотя я не любитель чесать языки. - Мадам Амбридж все так же хороша?

О, мадам генеральный инспектор была моим любимым преподавателем. Потому что я ЗНАЛ, как с ней обращаться. Нужно было всего лишь говорить ей то, что она хочет услышать, и все. Эта тактика была отработана ещё на учителях в младшей школе, которые постоянно пытались меня поймать, что называется, «на горячем». Не получилось ни разу. Фримли всегда называл меня изворотливым мерзавцем, но увы, в этих словах никогда не было восхищения.

Я вздохнул, в очередной раз жалея, что в нашем болоте нельзя было достать банальных вещей, которые помогли бы скрасить дни в Больничном Крыле. Не посылать же сову Билли или Микки, которые, во-первых, просто подняли бы меня на смех, попроси я прислать книги, ну а во-вторых, они не были в курсе моей ситуации. Да, для них я был абсолютно нормальным человеком и своим парнем. А тёте, как уже я упоминал, доверия не было .

Ещё, всю последнюю неделю, зверски хотелось курить. Обычно в школе я расставался с этой вредной привычкой, но количество идиотов на квадратный метр, в моем понимании, становилось слишком много, и мне отчаянно хотелось отравиться пару раз. Кинув взгляд на Кегворт, я покачал головой. Ждать от неё помощи в этом деле точно не приходилось. Оставалось смириться и принять поражение.

Со стороны кабинета мадам Помфри раздался подозрительный шум, и я, автоматически, принял лежачее положение, неудачно потянувшись. Неприятно резануло по ребрам, но это были мелочи. Получать нагоняй тоже не хотелось. Я привык к этим «жизненным мелочам», но не был мазохистом.

+2

5

Покалеченная, но чудом (точнее магией) вернувшаяся рука наконец отпустила ширму.

Фримли. Фримли - это синоним к слову настроение. А в хорошем Энди его ещё ни разу не видела. Потому и теплого приветствия и объятий ждать не приходилось - он всегда казался слишком заносчивым и высокомерным для любого рода хаффлпаффского комфортинга. Шляпа ошиблась, когда распределяла их на факультеты.

- Тут скорее Тарантино. - Были слышны голоса с другого конца комнаты, и почему-то Энди сразу подумала на Офелию и Маркуса, поговорить с которыми и так можно в любое время. Другое дело - подпортить себе настроение красноречием Фримли. - Почему без крови? Если тебе оторвать руку, то, могу поспорить, что хлынет только так. Или ты думаешь, что трансгрессия - это шутки? Иди спроси у Рашден, как ей спецэффекты. - Энди дотронулась здоровой рукой до покалеченного запястья, татуировку на котором чудом сберегли, когда лепили кисть обратно.

И это было ужасно.

К своим семнадцати Кегворт повидала многое: в клубах, куда водили ее подруги и где выступала Марина, в сообществах алкоголиков и наркоманов, которыми пугала мама, по телевизору, в кинотеатре, и, конечно, в Хогвартсе - напугать Энди оторванной ногой или головой было невозможно, ручьями кровищи на полу тоже, но только если это все было не с ней.

Когда же подобное случается с тобой, вот тогда и начинается самое веселье. Прежде всего кроет от ужаса, внезапности, шока, и только потом от боли. И где-то между проскакивает жалость к самому себе. И все эти бесконечные вопросы: «почему», «почему я», «почему со мной».

Энди забралась обратно на койку в обуви, положила тяжелую голову на накрахмаленную подушку и закрыла глаза, корчась от боли, которая пробивала броню эликсиров, коими ее напичкала мадам Помфри. Лучше бы залили в неё чего покрепче. Только вот это «покрепче» было вчера, возможно, и послужило причиной, по которой Энди не смогла сегодня справиться с трансгрессией - все-таки кубинский ром, смешанный с оборотным зельем, творит чудеса, но не всегда правильные. И быть может именно из-за него голова сейчас была готова превратиться в тыкву.

- Амбридж? - Задумалась Кегворт, припоминая, когда в последний раз видела розовую мигеру. Три дня назад у них было занятие по Защите, которое вышло из-под контроля. В очередной раз. Это уже становилось нормой для их курса - каждый урок превращался в балаган, что-то взрывалось и кто-то калечился. На Защите же ботаны обожрались блевательных батончиков и загадили класс, впрочем, Энди было на них все равно - она даже дописала конспект, хотя технически это было весьма красивое списывание у Долиш. И, конечно, же она не обратила внимания, был ли тогда Майкл... - Да вроде ничего нового в психушке. - Пожала она плечами. В ее личной психушке все уже давно вышло из-под контроля, но она старалась игнорировать наличие проблем, ведь пока их не признаешь, они не столь опасны.

- Так что с тобой случилось? Или это великий секрет? - Обычно Кегворт все равно до чужих драм, так-то ей и своих хватает, просто надо как-то скоротать время, всего-то пару часов.

- Лежишь? Лежи. - Мадам Помфри явно спешила куда-то в глубь комнаты с подносом полным склянок с жидкостями, но при этом ещё успевала интересоваться здоровьем остальных, хотя Энди скорее переживала за Майкла, который явно не выглядел счастливым в данном антураже.

- А можно...

- Лежи! Ещё час минимум. - Пробубнила колдомедик и поспешила в сторону нарастающего шума в дальнем конце комнаты.

- Да я почти восстановилась! - Но это уже было сказано потолку, в который она уперлась взглядом. - Сейчас бы закурить...

+1


Вы здесь » Drink Butterbeer! » Great Hall » 20.04.96. I'm going back to 505