Drink Butterbeer!

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Drink Butterbeer! » Great Hall » 24.04.96. чего стоит враг?


24.04.96. чего стоит враг?

Сообщений 1 страница 2 из 2

1


https://b.radikal.ru/b29/2106/e7/bcc5e7b2ccbe.png
https://c.radikal.ru/c34/2106/44/dee2f3362e16.gif https://b.radikal.ru/b23/2106/aa/6cd251c7e5df.gif
Megan Rowstock & Jackson Sheppard
24 апреля 1996
Хогвартс

жуткие испытания замкнутым пространством и друг другом

+2

2

Все то время, что Меган поднимается из подземелий, ступень за ступенью, за ее спиной раздается размеренный плеск воды. Это русалки или мифический Гигантский кальмар, которого все так боятся, но никто ни разу не видел, провожают ее в основную часть замка, где нет места той сырости и прохладе, что царит здесь, внизу.

Вопреки известному мнению, этот звук не успокаивает, а раздражает, заставляя Ровсток дергаться и постоянно оборачиваться через плечо – осознание того, что за последние несколько месяцев она превратилась из язвительной колючки в форменную невротичку, приходит постепенно, но неизбежно, как если бы слизеринка пыталась отсрочить наступление лета или вот, к примеру, отработки, на которую она отправляется на каменных, непослушных ногах.

Не надо быть Трелони, чтобы понимать, как сильно разочаруются родители, когда получат от профессора Снейпа письмо о том, что их дочь – злостная нарушительница всех министерских предписаний и что ее судьба на ближайшие несколько часов – драить какие-нибудь эльфийские ночные горшки в компании безродного гриффиндорского мальчишки. Мэгги редко, можно сказать, почти никогда их не подводила, и этот первый проступок кажется ей началом конца. Она вот-вот откроет врата, ключ от которых держит в зажатом от злости кулаке, и уже вряд ли сможет повернуть назад, в те беспечно-спокойные деньки, где единственной ее проблемой выступала терзающая сердце влюбленность.

И хорошо, если это событие станет тем самым переломным моментом, которого она так ждет. Однако, если она разрушит все, что строила с самого детства, поддерживая тот фундамент, который заложили в нее мать с отцом, если она просто уничтожит все ради уничтожения, это будет катастрофа.

Погруженная в свои мысли, она больно ударяется носом о нечто, неожиданно выросшее у нее на пути. Меган хватается за лицо, прижимая к нему ладони, и поднимает взбешенные разноцветные глаза. Обычно спокойные, они таращатся ледяным холодом на Джека Шеппарда, как будто не верят до конца, что именно он предстал перед ними во всей красе с этим его дурацким, нечитаемым выражением во взгляде.

Ровсток цокает языком и отходит в сторону, своим видом демонстрируя, что в ее боевом ранении виноват исключительно гриффиндорец, который зачем-то застыл посреди коридора ровнехонько возле кабинета Амбридж, где, по сути, они и должны были встретиться.

- Если нас заставят мыть горшки эльфов, всю работу будешь делать ты, - зачем-то произносит Мэгги, отходя в сторону и задирая ушибленный нос. Вероятно, чтобы нарушить неловкое молчание. А, может быть, не желая выглядеть несдержанной, бешеной собачкой, рычащей издалека и бросающей злобные взгляды на объект своей безграничной ненависти. – Я ногти только сегодня утром накрасила.
Она бы и дальше продолжила выносить Джексону мозг пассивной агрессией, если бы дверь в кабинет госпожи Генерального инспектора не отворилась, выпуская на всеобщее обозрение…

- Филч?! – недоуменно вопрошает Меган, переводя взор на Шеппарда, словно это он привел сюда старого завхоза-брюзгу, чтобы ей насолить. Только одного она, пожалуй, не учла. Старина Аргус ненавидит всех без исключения студентов Хогвартса.
- Для вас, юная леди, мистер Филч, - скрипучим, как несмазанные ставни, голосом поправляет тот, и в нем сквозит… что это? Неужто хорошее настроение?

От такого у Ровсток мурашки по коже расползаются, и она невольно делает шаг в сторону гриффиндорца – надеется, что, если вдруг старикан учудит что-то из ряда вон выходящее, тот, как истинный смельчак, примет удар на себя.
Грубый кашель, чем-то отвратительно-вязко напоминающий знаменитое амбриджское «кхе-кхе», и кивок, мол, двадцать сантиметров, милочка, соблюдаем-с.
Мэг украдкой закатывает глаза и ждет. По правде говоря, хочется зажмуриться, досчитать до десяти, а затем понять, что все это страшный сон или дурная галлюцинация, и она все еще в гостиной, просто задремала, и ей приснился кошмар. Спасибо тебе, Мерлин, за этих двух мужей, худшего расклада ты и впрямь не смог бы придумать, даже если бы очень постарался.

- А где профессор Амбридж? – не желая больше ходить вокруг да около, в лоб спрашивает слизеринка, скрещивая руки на груди. Фенечки на ее запястьях угрожающе шуршат и звенят – предостерегают.
Филч бухтит, что профессор, мол, занята, и чтобы они заткнулись и следовали за ним, а коль не нравится – нечего было правила нарушать, они, понимаете ли, едины для всех.
- Фу, - резюмирует Меган, правда достаточно тихо, чтобы идущий впереди завхоз ее не услышал. – И почему мы должны слушаться прислугу?

Старик ведет их к лестнице, витиеватыми ступеньками уходящей вниз – кажется, через коридор неподалеку от слизеринских спален, но Ровсток не уверена, обычно она обходит эту часть замка стороной, не находя в ней ничего для себя интересного.
- И зачем я поднималась? – снова жалуется девчонка, всматриваясь в кромешную тьму у себя под ногами. Филч, козлина, наверняка нарочно держит факел на вытянутой руке перед собой, чтобы слабые отголоски света почти не расползались в их с Джексоном сторону. Мэгги достает из кармана волшебную палочку, чтобы произнести лаконичное «Люмос», но едва не натыкается на сутулую спину впереди.
- Э, нет, дорогуша, никакой магии, - плешивый ублюдок очевидно наслаждается собственной властью перед нашкодившими детишками, а шестикурсница думает, что как только они со всем закончат, она непременно подсыплет в кубок Филча слабительный порошок.

Чем ниже они опускаются, тем становится прохладнее, однако, привычных звуков плещущейся глубоководной рыбы, или отдаленного, чарующего пения русалок нет и в помине. Так тихо и темно, что в солнечном сплетении зарождается паническая атака – как дурное предчувствие перед чем-то неизвестным. Словно протяни ты руку, и кто-то откусит ее по локоть. Хорошо, что Филч идет первым. Туда бы еще Шеппарда отправить, и совсем не о чем беспокоиться.

- Это и есть наказание? – громко спрашивает она, когда ей надоедает спускаться – лестница кажется бесконечной: они уже не просто под Черным озером, а где-то намного, намного глубже.
Вне всяких сомнений, следом она добавила бы еще парочку колких замечаний, но вдруг громко взвизгивает, наступив на что-то… живое?
- Крысы, - довольно замечает завхоз, не сбавляя хромающего шага. – Их здесь тысячи.

+3


Вы здесь » Drink Butterbeer! » Great Hall » 24.04.96. чего стоит враг?