Drink Butterbeer!

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Drink Butterbeer! » Great Hall » 01.07.96. Мама, мы все тяжело больны


01.07.96. Мама, мы все тяжело больны

Сообщений 1 страница 2 из 2

1

https://i.ibb.co/Bw3v91c/1.gif https://i.ibb.co/fCWLBXH/4.png https://i.ibb.co/DgP1tZW/5.gif
https://i.ibb.co/SK1zz04/3.png https://i.ibb.co/jMRJwbs/2.png https://i.ibb.co/p4hKw6G/6.gif

P. Stimpson & G. Montague
01/07
St Mungo's Hospital

*оформление от Катька.продакшн

Отредактировано Graham Montague (03.07.21 22:24)

+4

2

«С места в карьер» - вот как можно было коротко описать послешкольную жизнь Патриции Стимпсон. Результаты Ж.А.Б.А. огласили еще до того, как студентов отправили по домам, поэтому никаких каникул после возвращения домой не предвиделось. Вообще нужно было выбросить ко всем чертям из головы слово «каникулы», потому что это было чем-то детским, относилось к уютной и безопасной жизни, в которой от тебя особо ничего не требуют, кроме хороших оценок, и то — опционально. Теперь в жизни Патриции могло быть только короткое и долгожданное слово «отпуск», но его еще очень долго не будет. Так вот, экс-хаффлпаффка вернулась из Хогвартса домой, и первым делом отправила совой в Мунго копию своего диплома, документ с оценками и прошение о зачислении ее в штат на должность стажера. Чистая формальность, конечно, потому что со своим будущим начальством она встречалась еще на рождественских каникулах, все бумаги были оформлены, и оставалось только подписать, и единственным открытым вопросом было то, удастся ли Патриции сдать ЗоТИ на нужный балл, потому что конкурс в отделение на пятом этаже был очень серьезным.
В конечном счете, конечно, удалось. Но это было только началом ее долгого и трудного пути.

Ответ из Мунго пришел уже через два дня, и к нему прилагался внушительный список необходимого. Во-первых, требовалось самостоятельно обеспечить себя униформой, больница ее не предоставляла, поэтому Трисс обратилась за этим к мисс Филлипс, что держала ателье в волшебном квартале Эдинбурга. У мисс Филлипс, как оказалось, внучка работает в отделении отравлений растениями и ядами, поэтому пожилая волшебница прекрасно знала, какого оттенка и покроя мантии носят тамошние целители.
Во-вторых, нужен был целый чемоданчик какого-то специализированного инструментария для проведения обследований и процедур. О части из них девушка читала в методичках, часть была ей совершенно незнакома. За этим добром пришлось отправиться в Лондон, благо, в Косом переулке, напротив аптеки, была такая лавка, а ее владелец подробно рассказал, что для чего должно использоваться, и вдобавок продал внушительных размеров справочник.
В-третьих, школьный котел, весы и колбы можно было с чистой совестью отправлять в утиль. Весы тоже нужны были специальные, гораздо более точные, котел из особенного сплава, а колбы из зачарованного стекла, чтоб эликсиры его не разъедали.
И самое важное — список книг на первый взгляд оказался больше, чем было нужно за все семь лет учебы в Хогвартсе, и далеко не все можно было отыскать в книжных магазинах, часть пришлось заказывать совиной почтой у издателей.
Короче говоря, всю неделю после возвращения домой Патриция посвятила списку, а первого июля уже нужно было приступать к работе, поэтому у нее по сути ни одного дня свободного не было.

Ко всему прочему в кураторы ей достался тот еще экземпляр. Гиппократ Сметвик был огромным дядькой ростом под два метра, и выглядел так, будто способен одной рукой затормозить поезд. Он всех вокруг считал идиотами, о чем не забывал регулярно сообщать, не стеснялся своих пациентов звать «овощами» или «пудингоголовыми» (к счастью, не в лицо, хотя большая часть его пациентов вообще человеческую речь не воспринимала), непрерывно ругался, вне зависимости от своего настроения или событий вокруг него, и был жутко требовательным. Говорили, правда, что он выпускает лучших целителей и к нему все хотят попасть, но он выбирает стажеров, наугад тыча пальцем в личное дело, которое даже не читает. Патриции все откровенно завидовали, а она даже не могла порадоваться, потому что в первое же утро Сметвик едва не довел ее до слез.

Стажерам (помимо Трисс в отделении было еще два человека) выделили час на знакомство с персоналом и расположением кабинетов на этаже, еще полчаса — на изучение внутреннего распорядка  и распределения вещей по шкафчикам, потом сразу обозначили фронт работ.
- На тебе третья и двенадцатая палаты, - рявкнул Сметвик, и Патриция понадеялась, что когда-то она прекратит вздрагивать от голоса куратора, для которого такие вот «рявканья» были еще спокойным голосом. Страшно представить, как он орет, когда недоволен — тогда, наверное, в окнах трескаются стекла. - В третьей овощ, просто проверяй каждый час, что приборы показывают, фиксируй в карте. В двенадцатой пацан, мы его скоро выпишем, там ерунда, ничего сложного. Карты в шкафу, в них ерунду не писать, за пределы этажа не выносить!..

Сгребя в охапку две объемные папки Трисс поспешила покинуть общую комнату, едва ли не вылетела из нее, не желая лишней минуты находиться в одном помещении с «лучшим целителем Лондона». Просто страшно представить, как ей целых два года с ним уживаться. Может, стоило пойти в отделение ранений от волшебных существ? Как там, еще не поздно перевестись?
«Овощ», пожалуй, подождет, да и двенадцатая палата была буквально через дверь, так что Патриция сначала направилась туда. Было бы, конечно, здорово, если бы она прочитала обложку карты, прежде чем входить…

- Ты? - вырвалось у нее, когда ее встретила мрачная рожа Грэхема Монтегю.

[nick]Patricia Stimpson[/nick][status]gvalch'ca[/status][pers]<b><a href="https://drinkbutterbeer.ru/viewtopic.php?id=2324#p378506" target="_blank">Патриция Стимпсон</a></b>, 18 лет[/pers][info]Выпускница Хаффлпаффа '96 <br />Стажер больницы св. Мунго[/info]

Отредактировано Patricia Stimpson (04.07.21 01:44)

+1


Вы здесь » Drink Butterbeer! » Great Hall » 01.07.96. Мама, мы все тяжело больны