Drink Butterbeer!

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Drink Butterbeer! » Time-Turner » 23.12.95. I walk alone


23.12.95. I walk alone

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

https://forumupload.ru/uploads/001a/2e/af/212/442521.jpg
https://forumupload.ru/uploads/001a/2e/af/212/374681.gif https://forumupload.ru/uploads/001a/2e/af/212/313197.gif https://forumupload.ru/uploads/001a/2e/af/212/671350.gif
Daphne Greengrass, Patricia Stimpson
Randolph Greengrass, Martina Stimpson - NPC
23 декабря 1995 года, суббота
Эдинбург, таверна «Роза и корона»

Оставаться собой в мире, который постоянно пытается сделать вас чем-нибудь другим — величайшее достижение. ©

Личности всегда приходится бороться, чтобы не быть раздавленным массой. Если вы попробуете это, вы часто будете одиноки, и иногда вам будет страшно. Но никакая цена не слишком высока за привилегию обладать собой. ©

Будьте тем, кто вы есть, и говорите, что думаете, потому что те, кто будут против — не имеют значения; а те, кто имеют значение — не будут против. ©

Tarja - I Walk Alone

[icon]https://i.ibb.co/GPY8YcN/tumblr-fdd944e8c3c4652bfec0564c6bd1ef4b-f3fab99f-250.gif[/icon]

Отредактировано Patricia Stimpson (13.07.21 03:22)

+1

2

Отпусти и забудь,
Что прошло уже не вернуть.
Отпусти и забудь,
Новый день укажет путь (с)

- Так, Даф, хорошо, раскатывай еще. Прям тяни вниз. Теперь в сторону. Не торопись, прижми, вот так.

Вооружившись скалкой, Дафна, кусая от сосредоточенности губы, делала имбирное тесто все тоньше и тоньше. Восторг от того, что у неё получается, легко читался на лице девушки. Не что-то иллюзорное. Не что-то магическое. А такое простое, обычное - тесто. Просто... руками. Что так не в чести у всего магического сообщества. Но было в этом занятии нечто совершенно особенное, древнее, правильное.
Ведь все знают - еду готовят эльфы-домовики. В их чистокровных домах, в их школе. Кто из аристократок вообще хоть раз заходил на кухню огромных поместий? У “простых волшебников” - как любил выражаться отец - были, на худой конец, кулинарные заклинания.

Но только не здесь.

Здесь Дафна впервые почувствовала себя прежде всего человеком. Простым человеком. Который хочет сделать самое настоящее, неподдельное, рождественское печенье. Своими руками.
Летиция руководила процессом, попутно проверяя духовку. Это была первая пробная партия. Завтра предстояло напечь в несколько раз больше. Ведь Даф хотела послать маленькие упаковки её имбирного печенья всем друзьям. Точнее – их остаткам. Впрочем, и небольшому прибавлению.

Девушка не хотела об этом думать. Только не сегодня, не перед её любимым праздником - пускай уже не в кругу семьи. Но злые мысли невольно залетали и жужжали роем ос. Драко, Мел, Кинжал, Пэнси. Это была лишь малая часть тех, кого она отвернула от себя за эти полтора года. Сначала – утонув в депрессии и молчаливом игнорировании всего и всех. Но то было лишь началом конца. За последние полгода ситуация стала куда хуже. Гораздо хуже. Её во всеуслышание громкую протекцию тёти-магглы и “предателя крови”-дяди еще можно было понять. Но дерзкую защиту всех магглов и магглорожденных уже многие восприняли в штыки. А обвинения чистокровной аристократии в закостенелом лицемерии и средневековом маразме - вот это было уже слишком. Дафна и сама понимала, что перегнула палку, более того - сломала её. Но пути назад не было - гордыня, злость, горе и отчаяние не позволяли девушке сбавить обороты. Наоборот, с каждым “неверным” словом в её сторону, с каждым едким комментарием, с каждой откровенной насмешкой Гринграсс распалялась всё сильнее, как лесной пожар. 

А ветер стонет и на сердце ураган.
Мне б его сдержать, но я не могла (с)

Каждый должен почувствовать её разочарование и обиду! Каждый должен понять её благодарность и новые увлечения! А если нет - то пускай катятся из её жизни. Великого рода Гринграсс больше нет. А она не собирается быть “королевой пепла”. Довольно. Истинное нутро многовековой, но гнилой системы Дафна ясно разглядела на примере отца. 
И пускай она теперь стоит в руинах - может быть, возможно построить для себя что-то абсолютное новое. 

“Пора узнать, что я могу. Сама”

- Дафна, милая, этот пряничный человечек уже понял, что связался не с тем, - мягким голосом выдернула её из мыслей тётя.
Девушка очнулась, с удивлением обнаружив, что давит фигурной выемкой уже дольше минуты. Сильно, зло, методично. Будто хочет вырезать печенье не только из теста, но и из самого дубового стола.
- Ох, извините, Летиция, я... задумалась, - спешно переходя на новый участок, пробормотала Даф.
- Понимаю, - просто ответила женщина - Послушай, сейчас играет Jingle Bell Rock - она хоть и американская, но очень мне нравится, - забавно пританцовывая бедрами, подпевала Летиция.

Дафна невольно широко улыбнулась, вслушиваясь в приставучий мотив. Через минуту и она начала подпевать незамысловатому радостному тексту:
- Какое светлое время, самое время зажигать всю ночь. Колокольное время - самое лучшее, чтобы покататься в санках на лошадях...
- Так, все, теперь в духовку на пять минут - и всё готово, - торжественно провозгласила тётя, забирая противень.
Девушка кивнула, посмотрев на красивые подарочные коробочки для печенья. Они уже стояли в ряд, приготовленные запасливой Летицией. Одна из них выделялась размером среди прочих. В ней лежал мягкий свитер в черно-алых тонах с символикой “Нетопырей Ньюкасла”. Ведь завтра был не только канун Рождества, но и день рождения её друга. Дафна почувствовала прилив тепла - все же, она не одинока. Были люди, которые её понимают, которые готовы поддержать, помочь и выслушать. А разве что-то еще нужно?

Конечно, нужно. Больше всего ей нужна была сейчас Астория. Но сестрёнка, как и летом, предпочла проводить каникулы у злобной старухи Мелани. Ни о каких разрушенных отношениях Дафна так не жалела, как об этих. Ведь Тори была её единственной семьёй. Девочка не захотела идти по пути старшей бунтарки-сестры - что ж, Дафна её в этом не винила. Наоборот, даже поддерживала - у каждого должен быть свой, добровольно выбранный путь. Но все же ей ужасно не хватало сестрёнки. Что снова и снова возвращало к одному вопросу - а правильно ли она поступает? То, что она разрушает всё, чем была не так давно семья Гринграсс. Одобрили бы такое родители? Конечно, нет. И девушка не знала, что предпринять. В детстве она точно знала, кем станет - чистокровной леди, хозяйкой огромного поместья выбранного для неё мужа. Папа и мама родят мальчика-наследника, а они с Асторией будут, как мама. Что может быть проще?
А теперь? 
Какой банальный и простой вопрос:
“Кем я хочу стать, когда вырасту?”
Дафна не знала. И это её довольно сильно беспокоило. В этом году им предстоит собеседование с деканом. Пора было уже хоть сколько-нибудь определиться. Но девушка не имела ни малейшего понятия.

А если ты не знаешь, чего хочешь - за тебя решат другие.
Дафна на днях не выдержала и поговорила об этом с тётей. Та её уверила в том, что жизнь сама подскажет, как быть. И кем быть.
- Кстати, Даф, не хочешь после обеда навестить Рэнди в больнице? Как я поняла, у них сегодня что-то вроде дня открытых дверей для студентов Хогвартса. Может быть, что-то и тебя заинтересует? Дядя будет рад тебя видеть - я узнавала.
Девушка удивленно и даже с некоторым испугом посмотрела на Летицию. Дафна уже не в первый раз думала о том, что тётя просто притворяется магглом, а на самом деле искусно владеет легилименцией. Затем взгляд девушки сменился на подозрительный прищур, а спина выпрямилась гордой стрункой. Неужели она передала дяде их личный разговор? И только ли этот разговор?
- Ой-ой, “эта наглая маггла лезет в мою личную жизнь”? - театрально изобразив надменный аристократический тон, прокомментировала тётя, усмехнувшись - Не волнуйся, я просто предложила. Сказала Рэнди, что тебе может быть интересно. Но если нет, можешь подняться в свою башню принцессы и подуться на меня. Но только после обеда - я обязана тебя накормить, как честный тюремщик.
Дафна не нашла лучшего ответа, кроме фырканья.
- Да вы мне даже нормального дракона не предоставите, какое там заточение, - пробурчала девушка.
- Твоя правда - ох уж этот простолюдинский бюджет, - улыбнулась в ответ Летиция.

***

Пара секунд в тёплом потоке Летучего пороха - и Дафна почти твердо приземлилась на ковер дядиного кабинета. Он был довольно просторным и светлым, но стеллажи с обширной картотекой и книгами делали его куда меньше. Порядок здесь царил безукоризненно строгий. Но на столе, выбиваясь из общей картины, стояла маленькая, стильно украшенная ёлочка. Дафна видела, как на днях её украшала в гостиной Летиция. Рэндальф был в кабинете не один - около него вился другой мужчина в таком же лимонном халате. Дядя был как всегда спокоен, а вот другой целитель - явно на взводе.

- Добрый день, дядя.
- О, Дафна, проходи. Это моя племянница, Сметвик. А это человек, который называет себя коллегой, но на деле хочет моей смерти от истощения на рабочем месте.
Девушка из вежливости подавила улыбку.
- Рэндальф! Будто я виноват, что люди на праздниках, как с цепи срываются. То этот практически убитый гигантской змеей...
- Маледиктусом, - спокойно поправил дядя.
- Это только твоя теория! То, вот, пожалуйста - какая ду... - Сметвик быстро взглянул на Дафну - женщина будет дарить мужу рунеспура! Конечно, вместе с правой головой тот решил куснуть и глупых хозяев... 
- Гиппи, потише, я разобрался с этим полчаса назад.
- То есть... как? Да что б тебя, Рэндальф, чего ты молчишь тогда?
[float=right]https://forumupload.ru/uploads/001a/2e/af/308/130454.gif[/float]
- Ну как же я посмею прервать твою пламенную речь, - широко улыбнувшись, кивнул мужчина племяннице, очевидно посмеиваясь.
Прошипев что-то невразумительное, Сметвик пробурчал:
- Студенты Хогвартса прибывают в приемную. Они начнут с твоего этажа - на первом творится гринделоу что! Там одна полоумная семейка продолжила кидаться друг в друга стульями даже в самой больнице!
- Сметвик, - записывая что-то в большой блокнот, ответил дядя - Если ты не выйдешь сейчас из моего кабинета, стул полетит в тебя. Дафна подтвердит, что это был несчастный случай.
Даф закусила губу, чтобы не рассмеяться. Снова что-то прошипев, Сметвик всё же быстро ретировался в коридор.

Рэндальф Гринграсс выпрямился, потянувшись во весь свой немалый рост. Дафна в который раз поймала себя на мысли, что он действительно выглядит как настоящий наследник великого рода. И если бы не тётя - каким бы он был? Каким был бы её папа, что всегда воспитывался вторым, младшим?
- Как печенье, удалось? - неожиданно спросил дядя.
- Ммм да, - слегка растерявшись, ответила Дафна. Она ожидала более серьёзного вопроса.
- Надеюсь, к моему приходу останется хоть парочка - чувствую, смена будет долгой,- вставая, продолжил Рэндальф - Как видишь, жизнь на этой работе кипит. Но я всегда знал, что нет более благородного труда. Помимо постоянной перестановки и покупки дизайнерской мебели твоей тётей - таким упорством даже я не наделён.

Дафна все же не выдержала и рассмеялась. Всегда собранный дядя даже шутки произносил серьёзным тоном. Отчего они звучали ещё забавнее. 
- Мой кабинет в начале отделения, так что, можешь не выходить - ребята зайдут сюда в первую очередь. Чтобы не смущаться, предлагаю встать в углу - так тебя скорее всего не сразу заметят - вольешься в толпу, - проницательно подсказал Рэндальф.
Стоило девушке занять эту нехитрую позицию, как через минуту дверь распахнулась. Молоденькая девушка в лимонном халате завела в кабинет немногочисленную группу. Некоторых Дафна знала в лицо, но все же большинство было девушке незнакомо - это были студенты седьмого курса. Все - уже взрослые, совершеннолетние маги.

- Спасибо, Милли, пока оставь их мне. Добрый день, студенты, и с наступающим Рождеством. Меня зовут Рэндальф Гринграсс, - спокойно и звучно начал дядя - Возможно, некоторые слышали об мне. Например, те, кого я вижу не в первый раз, - кивнув паре ребят, продолжил мужчина - Моей первой специализацией были Недуги от заклятий. Частично имел дело и с волшебными вирусами. Я успел поработать во многих зарубежных странах, где мой профиль постепенно перешел в несколько иное русло. Теперь я - глава отделения Ранений от живых существ. В больнице Святого Мунго это отделение занимает второй этаж. Как вы должно быть, понимаете, это специализация бывает жестока и нелицеприятна. Большую часть моего коллектива составляют мужчины. Вид крови, оторванных конечностей, ожогов второй и третьей степени, и открытых ран - зрелище здесь ежедневное - жестко подчеркнул Рэндальф - И всё же я могу с уверенностью сказать, что люди приносят друг другу куда большие увечья, чем животные. Операционный блок у нас представляет комплекс помещений. В Мунго он централизованный, поскольку мы имеем сравнительно небольшое единое отделение. В операционные мы, по понятным причинам, сегодня заходить не будем. Но мне нужно знать, есть ли среди вас те, кто уже желает присоединиться к моему отделению? Не переживайте - я не ревнивец, - усмехнулся мужчина - Поэтому с радостью помогу и студентам, желающим связать свою жизнь с другими целительскими аспектами. Как я уже говорил, я сам специалист в нескольких областях. Итак, пускай каждый, кто уже имеет представление о своей будущей работе, назовёт своё имя и желаемую специализацию.

Дядя остановил свой взгляд на одной из студенток. Кажется, она была с Хаффлпаффа. Его лицо отразило ряд эмоций, прежде всего - удивление и узнавание.

Отредактировано Daphne Greengrass (25.07.21 10:28)

+1

3

Каждый год самым привычным и точным предвестником Рождества было дедушкино письмо. Он присылал его еще в конце ноября, и настойчиво интересовался, вернется ли Патриция из своего чудесного Хогвартса в их бренный мир на праздничную индейку и ароматный глинтвейн. В конце обязательно следовала приписка, в которой дедушка интересовался, начала ли Трисс пить алкоголь и обещание в случае чего снова заварить ей молока со специями. В семье Стимпсон было так заведено — отмечать Рождество всей семьей, и даже Гертруда с Мередит, которые в обычное время были из разных миров и попросту друг друга не выносили, примирялись и изображали натянутые улыбки, потому что в противном случае мама грозилась выгнать обеих.
Патриции их семейные торжества нравились, как и все, что неизменно их сопровождало. Добычу большой и пушистой елки дедушка Оуэн всегда брал на себя, потому что «в этой семье никто не разбирается в хороших деревьях» (признаться, по мнению дедушки в этой семье никто не разбирался вообще ни в чем). Шарики и мерцающие гирлянды девушка сама прилаживала на непокорные колючие ветви, размеренно, со знанием дела размахивая палочкой — ведь будучи старостой она уже три года помогала преподавателям украшать гигантские школьные сосны. С самого утра дом наполняли ароматы многочисленных пирогов, запеканок, имбирных пряников и печенья с корицей — мама натурально запирала двери, не позволяя домочадцам проникнуть на кухню, чтобы утащить с противней только-только приготовленную еду. Папа ныл, что ему на эту еду даже посмотреть не дают, зато Лесли с таинственной улыбкой прикрывала оттопыренные карманы, потому что для нее запертые двери никогда не были преградой. И даже развешивание под каминной полкой разноцветных шерстяных носков, которое давно стало казаться хаффлпаффке какой-то детской забавой, и доносящиеся с улиц куплеты, и разговоры о Санте, в которого никто на самом деле не верил — все это было Рождеством. Домашним, уютным, теплым и душевным праздником.

Но помимо поисков елки и непременных споров мамы и дедушки Оуэна о том, кто в этом году запекает индейку (мама, конечно, спорила больше для проформы, ведь и так понятно, что «в этой семье правильно готовить индейку умеет только Оуэн Стимпсон»), было полным-полно других предпраздничных забот. Например, выбрать подарки для десятка человек, а это, знаете ли, не так-то просто, особенно когда заказываешь все из Хогвартса, а половина получателей с любопытством рассматривают твою утреннюю почту. А еще нужно было не только собственный дом подготовить к празднику, но и в «Розе и короне» дел было по горло. Обновить охранные чары против особо буйных посетителей, закупиться бочонками сливочного пива и огневиски, потому что перед Рождеством их запасы истощались крайне быстро, а еще продукты для праздничного меню и кто-то ведь должен все это приготовить! Крыльцо каждый час заваливало снегом, в зале нужно было постоянно подбрасывать в камин дров, а свечи то и дело задувало порывами ветра, что проникали внутрь вместе с очередным посетителем. Мама привычно жаловалась, что опять никто не заплатил музыкантам, а у нее не десять рук и в ее сутках не сто часов.
- Давай мы с парнями устроим бесплатный концерт, - с кривой улыбочкой предложил папа, но супруга поджала губы и покачала головой.
- Рождество — священный праздник, - строго сказала она. - Появление во плоти нашего спасителя и сына Божьего… и все такое. В общем, нечего его портить текстами о языческих богах, кровавой резне и оживших мертвецах.
- По-моему, в этой истории о спасителе тоже где-то был оживший мертвец… ладно-ладно, я уже ухожу, - замахал руками Эдди и гордо удалился, прижимая к себе гитару. Откуда-то издалека донесся его приглушенный хохот, а мама посмотрела на Трисс взглядом, в котором явно читалось «твой отец — идиот». Девушка закивала с серьезны видом, но про себя все же захихикала, папина шутка показалась ей на удивление удачной. Мама сама не раз говорила, что в Эдди ее в первую очередь подкупил именно юмор, так что нечего теперь задирать нос и притворяться серьезной.
- Я отпустила на рождественские праздники троих официанток, - пожаловалась мама,  устало облокачиваясь на барную стойку и подпирая лицо руками. - Завтра согласились поработать Стелла и Ингрид, но сегодня я одна на весь зал, не считая кухни. Еще нужно принять поставщиков по пиву, и составить меню на завтра, ума не приложу, где взять столько времени.
- Я могу помочь, - тут же вызвалась Трисс — ей нравилась эта атмосфера средневековой таверны, с толстыми каменными стенами, резными витражными окнами и деревянными столами, огромным камином на всю стену и старинными пивными кружками, не то что заурядный «Дырявый котел». Нравилось подбирать волосы в высокую прическу и расхаживать в длинном платье, с маленьким кружевным передником. Она не работала здесь и ей ничего не платили, но многие завсегдатаи знали ее в лицо и помнили ее имя, отпуская шуточки вроде «что вы, мисс, не нашли еще жениха?», на что девушка только загадочно улыбалась и с грохотом ставила на столешницы заказанные кружки и тарелки. - Но я освобожусь только к вечеру, у меня сегодня что-то типа… предварительного собеседования в Мунго, или как там…

Да, сегодня был первый день каникул и суббота ко всему прочему, но завтра уже сочельник, а потом Новый год, а после колдомедикам будет не до того, чтобы принимать делегацию школьников — все время уйдет на нелепые травмы, взрывы всяких зелий и последствия неудачного колдовства, которыми изобиловали праздничные дни. Поэтому где-то за неделю до Рождества от руководства больницы пришло письмо с предложением посетить их стены двадцать третьего, к полудню, и желательно прихватить с собой документы с результатами С.О.В., чтобы можно было хотя бы предварительно оценить подготовку студентов. Патриция, вообще-то, по этому поводу заметно нервничала, потому что не раз слышала — в целители берут только самых лучших, а в ее оценках было не все так гладко. Мама ее заверяла, что ничего страшного там нет, никто в самую первую встречу не будет устраивать ей экзамен и вчитываться в ее баллы, им просто покажут больницу и познакомят с персоналом, и вообще впала в ностальгические настроения, припоминая, как в свое время точно так же показывала будущим стажерам приемное. Ой, вот и сейчас она, кажется, тоже...
- ...да, чудесное было время. А ты могла бы как-то при случае узнать, работает ли там еще старина Рэндольф Гринграсс? Давненько я от него ничего не слышала, - вздохнула мама и почему-то мечтательно уставилась в потолок. Видать, опять школьные годы припоминает.
- Угу, - промычала Патриция, сдерживаясь, чтобы не захихикать, и направилась к камину — она еще не опаздывала, но вход в Мунго был далековато от Косого переулка, и это место еще предстояло найти — пока что предстояло пользоваться входом для посетителей. - Привести его к тебе на ужин? - девушка не удержалась от ехидного вопроса, и тут же шмыгнула в зеленое пламя, не дожидаясь маминого ответа.

***

Приемное больницы Святого Мунго встретило ее шумом и гвалтом. Тут же на глаза попался волшебник, который то и дело натыкался на стены и других людей, потому что у него на голове был надет чугунный котелок. Тип, с ног до головы обросший древесной корой, пытался спрятаться под большим зонтом, в чем не очень преуспевал, но на него никто особого внимания не обращал, потому что взмыленные типы в лимонных мантиях пыталсь угнаться за чрезмерно возбужденным мужчиной, бегающим по коридору и приятным баритоном выводящим какие-то рулады.
Женщина за стойкой привет-ведьмы выглядела так, будто она сейчас сама начнет выводить рулады, отнюдь не приемлемыми для приличного общества выражениями, но когда Трисс подошла к ее рабочему месту, та вымучено улыбнулась и вежливо поинтересовалась:
- Вас что-то беспокоит? Какие у вас жалобы? У нас сейчас большая загруженность, поэтому если вы не умираете, вам придется подождать…
- Нет, простите, - торопливо ответила Трисс, выставляя руки впереди себя, - понимаете, я не пациент…
- Вы к кому-то пришли? - кажется, даже улыбка привет-ведьмы стала заметно теплее, и тон ее смягчился. Она принялась перебирать какие-то папки и произнесла:  - Назовите этаж и номер палаты, а я посмотрю…
- Я по поводу работы, - Патриция поспешила обозначить цель визита, хотя вставить какие-то слова в быструю речь ведьмы было непросто. - Я из Хогвартса, нам назначено на полдень. Патриция Стимпсон, седьмой курс Хаффлпаффа.
- Да, действительно, - ведьма нацепила на нос очки и сверилась с каким-то документом, после чего кивнула. - Вон там, у плакатов еще шестеро ваших. Вообще-то, положено сначала показать приемное, но у нас аврал, и еще этот инцидент со стульями… в другой раз дорогуша. Надеюсь, работать ты не на первом собралась? Поседеешь раньше времени. Эй, Милли! - неожиданно громко проорала привет-ведьма, оборачиваясь куда-то назад. На ее зов тут же примчалась молоденькая девушка в лимонном халате и с таким же замученным видом, как и у всех вокруг. - Это последняя. Отведи их к Гринграссу на второй, и пулей назад.
Девушка быстро-быстро закивала, а на ее лице отразилось плохо скрываемое облегчение — наверное, она рада была любой передышке.

На втором этаже, в отличие от первого, стояла едва ли не гробовая тишина, и как будто ничего не происходило, только в конце коридора виднелись чьи-то силуэты, но в этом приглушенном освещении не было понятно, целители это или пациенты. У самой лестницы вдруг распахнулась дверь и оттуда вылетел — иначе и не скажешь, - какой-то огромный мужик с суровым лицом. Кто-то тихонько ойкнул.
- Вы его видели? - раздался сдавленный шепот откуда-то позади. - Надеюсь, он там никого не пришиб?..
- Он целитель, дурында, - ответил второй голос. - Они лечат, а не калечат.
- Этот выглядит так, будто одной ладонью раздавить способен, - возразил третий голос. - Ох, надеюсь, моим куратором будет не он…
- Тише вы, - шикнула на них Трисс. - Еще обернется.

В кабинет она входила с некоторой опаской, но там, вопреки ожиданиям, ничего такого не происходило — только еще один целитель, покойно стоящий у стола, и девочка лет пятнадцати, с интересом рассматривающая вошедших. Девочку Трисс не знала, так что, наверное, не хаффлпаффка, поэтому даже не задержала на ней взгляд, у нее был объект поинтереснее. Вот, значит, и мистер Рэндольф Гринграсс, о котором справлялась мама. Фамилия была Патриции смутно знакома — кажется, пару лет назад были какие-то статьи о нападении оборотней, и упоминалось это семейство, но тогда Патриция еще не следила с таким вниманием за писаниной «Пророка», поэтому подробностей не знала, и каким боком причастен мистер Красавчик — тоже. Наверное, она слишком неприкрыто его рассматривала, потому что Гринграсс вдруг скользнул взглядом по группе студентов и посмотрел прямо на нее, с какой-то непонятной гаммой эмоций. Патриция покраснела, но взгляд не отвела. Что ж, раз так, она и выскажется первой.

- Патриция Стимпсон, сэр. Седьмой курс Хаффлпаффа. Вот мои документы, - она протянула целителю папку с личным делом из Хогвартса и пергамент с оценками за пятый курс. - Я подавала заявку прошлым летом. Планирую работу в отделении недугов от проклятий, однако, - кажется, девушка покраснела еще больше, - как альтернативу рассматриваю ваше отделение.
Вот будет неловко, если в конечном счете она именно под началом Гринграсса и будет работать. Он, наверное, решил, что она на него пялится. Большое спасибо, мама, сердито подумала Трисс, стараясь сохранять независимый вид но не особо в этом преуспевая. Поглощенная собственными переживаниями о том, как глупо выглядит, девушка не заметила, что целитель тоже пристально ее рассматривает, иначе бы забеспокоилась еще больше.
- Можно спросить, сэр? - девушка попыталась отвлечься от неловкой ситуации, и заодно прощупать почву — огромный тип ее пугал, а вдруг они будут коллегами?- На входе мы столкнулись с другим целителем. Он тоже из вашего отделения?
[icon]https://i.ibb.co/GPY8YcN/tumblr-fdd944e8c3c4652bfec0564c6bd1ef4b-f3fab99f-250.gif[/icon]

Отредактировано Patricia Stimpson (24.07.21 02:19)

+1


Вы здесь » Drink Butterbeer! » Time-Turner » 23.12.95. I walk alone