Drink Butterbeer!

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Drink Butterbeer! » Time-Turner » 31.07.93. mirror, mirror on the wall


31.07.93. mirror, mirror on the wall

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

[status]curiosity is not a vice[/status][icon]https://i.imgur.com/K7Frl0K.png[/icon][pers]Дафна Гринграсс, 12 лет[/pers][info]Слизерин, почти 3 курс[/info]

https://forumupload.ru/uploads/001a/2e/af/308/449495.jpg https://forumupload.ru/uploads/001a/2e/af/308/184447.gif
https://forumupload.ru/uploads/001a/2e/af/308/724581.gif https://forumupload.ru/uploads/001a/2e/af/308/543734.jpg
Ophelia Rushden, Daphne Greengrass
31 июля 1993 года
Поместье Рашден, Моркам, Ланкашир

Официальный приём, смотрины новорожденного Ролло. Что может быть скучнее? Но только не для двух любопытных девочек в древнем поместье, полном своих тайн.

+2

2

Хороший вкус не терпит излишеств - под этим кредо проходила и жизнь, и общественная деятельность Авроры Рашден с самого ее выпуска из Школы. Не терпит ни в чем - во внешнем виде, в жилище, в самом образе жизни. В ее любви к торжествам - тоже. Ничего лишнего.

Когда Офелия была совсем маленькой, то ни за что не поверила бы в то, что ее бабушка не любит излишеств. Ей, совсем крохотной, залы и сады ланкаширского поместья Рашденов казались угрожающе огромными. Не только из-за высоких потолков и окон, просторных залов, отделанных с изыском под светлый мрамор и золото. Зеркала, главная страсть и дело всей жизни ее деда, наполняли здесь любое помещение, превращая его в отдельный мир, где отражение терялось в отражении, открывая множество бесконечных зеркальных коридоров, ловило и умножало каждый попадающий внутрь солнечный луч, и каждую искру на морской воде. Офелию всегда это пугало. Ее все здесь пугало тогда - суровый, немногословный дед, очень высокий и широкоплечий для своего почтенного возраста, гиперактивная бабушка, тихий, похожий на вылезшую из зеркала тень дядя, и его жена с бледным, вечно постным лицом.

Сейчас страха не было. Он остался где-то глубоко внутри, задавленный, задушенный, запертый, мерзко дрожащий под ребрами навязчивым беспокойством. Ей было здесь тревожно, да, все еще, но тревога эта - ничто в сравнении с той, что преследовала девочку с самого возвращения домой на каникулы.

Отец так и не пришел. Не пришел даже на крестины своего племянника, оставив неприятную для него необходимость присутствовать в отчем доме для жены и дочери, каждая из которых хотела этого еще меньше, чем он сам.

С начала лета Офелия видела его только раз, рано утром, после ночного дежурства. Он почти ничего не сказал, только пожелал доброго утра, потрепал по голове, и ушел отсыпаться. Офелия надеялась застать отца днем, когда тот будет собираться на работу, и даже ждала его в гостиной, иногда взбегая по лестнице и вслушиваясь в звуки за дверью его кабинета, кушетку в котором Говард Рашден давно сменял с супружеской постелью, но тщетно, прозевала.

Она его не винила: поимка Сириуса Блэка ответственное и важное дело, особенно для волшебника, лично видевшего и разгребавшего последствия взрыва, в котором этот психопат убил другого волшебника и целый квартал безвинных маглов. И все же не хватало его безумно. Еще и потому, что мать в его отсутствие не сдерживало уже ничего, и выпивала она уже не украдкой, и все чаще.

***

Если излишества Аврора Рашден считала вульгарными в целом, то применительно к семейным торжествам в ее глазах они были уже откровенной пошлостью. На крестины внука она созвала лишь тех, кого считала членами семьи и друзей - тоже с семьями. Виновника торжества представили в высоком кресле, установленном в дальнем углу просторной гостиной, на руках матери, которая принимала подарки из рук домового эльфа. Здесь сейчас были, в основном, женщины - мужчин после званого обеда дед увел в малую гостиную, для того, как он выразился, чтобы не мешать дамам скучными разговорами о политике. На деле все, конечно же, обстояло иначе - и дамские посиделки обернулись вполне закономерными последствиями.

Часы недавно отбили четыре, и до конца вечера оставалось еще невозможно долго. А пока в окна еще светило издевательски мягкое предзакатное солнце, отражаясь в столь же издевательски спокойной сегодня морской воде. Вдали, в окне, на фоне уходящей в горизонт серо-стальной водной кромки, виднелся скалистый уступ и старый, давно не работающий уже маяк на самом его краю, а в открытые окна упоительно веяло морским бризом, тянущим солью и йодом, со смесью ароматов пестуемых бабушкой роз и гортензий, пышным цветом разросшихся в саду.

Офелии, наверное, даже понравилось бы, окажись она здесь в гостях в любой другой летний день. Но сейчас девочка, слишком плотно затянутая в старое платье, из которого почти выросла, но которое мать посчитала на сегодня приемлемым вариантом, мучительно задыхалась в облаке тяжелых духов и терзалась желанием запустить пальцы в волосы, стянутые в тугой узел на затылке, чтобы его хоть как-то ослабить. Этель Рашден казалась сейчас напряженной не меньше, хотя ее строгий, длинный темно-синий наряд смотрелся сейчас куда свободнее. Она не хотела здесь находиться, и эманировала этим нежеланием, как и душащим облаком духов, вокруг себя на целые метры. И главная причина тому вцепилась в них обеих бульдожьей хваткой через битые минуты после того, как за дверьми скрылся дед.

Со свекровью Этель контактировала никак не чаще пары раз в год, и всегда казалось, что к этой встрече обе готоаятся заранее - будто к встрече с противником, пикировка с которым приравнивается к битве, в которой отстоять нужно если не жизнь, то честь уж точно. Офелия, ожидаемо пойманная в центре конфликта, оказалась, почти буквально, под перекрестным огнем, и, отчаянно краснея, не знала, куда себя девать.

- Дорогая, а что случилось с тем платьем, что я присылала в июне?
- Боюсь, оно нам не подошло. Сами знаете, девочки в этом возрасте растут очень быстро.
- Правда? Я удивлюсь, если она стала тяжелее хотя бы на фунт с прошлого лета.
- Если мне не изменяет память, Грейс в этом же возрасте прибавила в весе столько, что вам может быть тяжело увидеть разницу в подростке, комплекция которого в разы меньше.
- Ох, поверь, дорогая, что-то, а разницу я вижу. Эта тряпка, что ты на нее снова напялила, в вашем гардеробе уже минимум два года, и на ней сидит разве что чуточку туже. Офелии уже четырнадцать, Этель, рядить ее в это - все равно что заворачивать цветы в мешок для мусора.

Аврора Рашден победно ухмыляется, видя явственно, что последними словами таки смогла поддеть метафорические стальные пластины, каркасом окружившие невестку. Потому что краской заливается теперь не только Офелия, и бледные щеки матери вспыхивают от праведной ярости. Ей бы высказать сейчас все, что она думает, но нет, не должно леди терять лицо даже в схватке со свекровью, скрепленной с ней узами застарелой взаимной ненависти.

-  А... - Офелия подает голос, сама не зная, что хочет спросить. Наверное, просто намекнуть на присутствие, которое всегда игнорировали, даже теперь, говоря о ней так, будто ее самой здесь нет.

Девочка уже совсем не хочет слышать ответ матери. Она отступает, рефлекторно, с замершим сердцем и звенящей пустотой в недрах желудка, проследив за сухопарой рукой, сверкнувшей россыпью голубых топазов на дорогом браслете - мать, кажется, совсем бездумно, взяла с подноса домовика второй? третий? бокал. За этим же жестом цепко следит взглядом Аврора, поджимает губы, и кивает внучке: да, ты можешь идти. Напоследок Офелия неуверенно косится на мать и, наконец, отступает, пытаясь дышать глубоко и размеренно, потому что вне душащего облака лаванды и сандала воздух кажется особенно чистым и свежим.

На Дафну Гринграсс она наткнулась почти случайно, когда неспешно, осторожно пробиралась к выходу в ведущий в библиотеку коридор, где надеялась на время скрыться, желательно, до момента, пока не придет пора расходиться, или - что хуже - ее присутствия не хватятся. Стараясь, по привычке, оставаться незаметной меж стаек щебечущих женщин в светлых, ярких летних платьях, держаться стены, и незаметно ускользнуть через едва затворенные двери.

- Так... душно здесь, - невпопад, с максимально неловкой улыбкой, пояснила Офелия свое вполне очевидное бегство, многозначительно косясь на дверь. Перед обедом, когда бабушка принимала гостей, они уже успели мельком поздороваться, и даже перекинулись парой фраз, прежде, чем мать решила усадить Офелию за столом рядом с собой, и девочке пришлось провести трапезу в привычном молчании, - Хочешь... покажу дедушкину библиотеку? Там всегда прохладно.

Нельзя сказать, чтобы сестры Гринграсс Офелии были особенно симпатичны: до школы, вынужденно проводя время в их компании, она считала обеих капризными и избалованными девицами, от которых не стоит ждать ничего хорошего, и с которыми не может быть интересно. А за три года в Хогвартсе когда-то уверенно заявлявшая, что хочет попасть на Слизерин, девочка успела выработать к подавляющему большинству "змей" стойкую неприязнь, которой даже не стеснялась. Свою семью - в частности, отца - и еще пару ребят она считала подтверждающим правило исключением. Но сейчас, компания Дафны оказалась почти глотком свежего воздуха. А еще хорошим оправданием окончательно покинуть поле зрения пикирующихся женщин.

Отредактировано Ophelia Rushden (28.09.21 00:29)

+2

3

[status]curiosity is not a vice[/status][icon]https://i.imgur.com/K7Frl0K.png[/icon][pers]Дафна Гринграсс, 12 лет[/pers][info]Слизерин, почти 3 курс[/info]

Ярость вскипела в ней, поднявшись к самому горлу. Давно она не была так зла.
Дафна резким движением сбросила со стола тарелку с остатками завтрака. С патетичным громким звоном та раскололась, разбросав осколки.
[float=right]https://forumupload.ru/uploads/001a/2e/af/308/932206.gif[/float]
- Дафна Селеста! Еще раз посмеешь так сделать, и ты не представляешь, что за этим последует!

Редко можно было увидеть маму в гневе. Особенно, в таком. Все же, Дафне было уже не пять лет - на подобные истерики родители закрывали глаза только до школы. Справедливости ради стоит сказать, что Даф ими уже не страдала. Но сегодняшнее утро вывело слизеринку из себя.
Это было самое настоящее свинство! Вся семья решила сплотиться против нее, несчастной и покинутой.

- Ну почему я не могу быть с папой в Норфолке? - снова завела ту же пластинку девочка - Там будет Драко! Да там все будут!
- Дафна, - прикрыв глаза, в который раз отвечала Алайна - Охотятся на штырехвостов только мужчины со старшими сыновьями. Ты - девочка, к тому же, как наследница рода...
- Вот! Вооот, - вскочила на ноги Даф, победно показывая рукой на маму, словно та произнесла какое-то ругательство. Или неоспоримый довод - То есть, как идти на этот дурацкий скучный прием с этой...
- С бабушкой Мелани, - строго и быстро поправила Алайна избалованную любимицу.
-  ... так я сразу наслееедница. А как охотиться - так я просто девчонка? Да я ничего не боюсь! Да я такая меткая и быстрая, ты бы знала, мааам. Ну спроси у Драко, если мне не веришь! Да я...
- Так, - снова повысила голос Алайна, чтобы девочка прекратила громко тараторить - Ты хочешь, чтобы я вызвала сюда папу? Или ты меня совсем не уважаешь и не любишь?
- Люблю, уважаю - мимоходом буркнула Даф, отмахиваясь - Но...
- Довольно! Слышишь? Ты не можешь туда поехать, никак. Это - традиция. Запомни раз и навсегда, юная леди - есть ряд обязанностей и правил, которые ты обязана будешь соблюдать. Всегда, - жестко, как приговор, отчеканила последнее слово женщина.

Дафна было снова открыла рот, но увидя сквозь пелену гнева измученное спором лицо мамы, замолчала. Насупившись, девочка плюхнулась обратно на стул, скрестив руки на груди и недовольно наблюдая за тем, как домовиха Жульет подбирает осколки бедствия. Выждав несколько долгих секунд, Дафна решила подойти с другого бока. И куда более вкрадчивым и елейным тоном.

- Но ведь миссис Твилфитт пригласила на день рождения и Тори, и меня, - с хитрым прищуром, начала новую атаку девочка - Будет же очень невоспитанно, если туда придете только вы вдвоем. Да, это праздник таких же малюток, как Тори, но ведь миссис Твилфитт четко указала в приглашении, что...
- О, не переживай так о благопристойности этого невероятного упущения, - усмехаясь, театрально приложила руку у груди Алайна - Я еще вчера написала Твилфиттам сову о том, что ты не сможешь прийти. Потому что как нас_лед_ни_ца рода Гринграсс - громко подчеркнула женщина, видя как снова возмущенно начинает открываться рот дочери - Ты обязана присутствовать на крестинах Ролло. Ведь для семьи Рашден...
- Он тот самый "мальчик, который нужен", - снова забурчала Дафна - Вот и нам очень нужен братик, мам. Родите уже этого несчастного, и я буду свободна, - понуро смотря на свои коленки, вздохнула девочка.

Алайна явно подавила улыбку. Затем покачала головой и села на соседний стул, положив руку на ладонь дочери.
- Ну куда подевалась моя любимая Дафна? Что это за взбалмошная дерзкая девчонка? Ты всегда будешь представлять нашу семью, великую семью. Будь у нас хоть десять мальчиков - нежно поправила она выбившийся светлый локон Даф - Ты должна гордиться собой, своим именем. Это большая привилегия. Но за все нужно платить. И за такую честь - тоже. Ответственностью. Ты всегда будешь примером для Астории. Поэтому, надеюсь, ты всегда сможешь укротить своих маленьких внутренних пикси - пощекотала Алайна девочку, отчего та невольно прыснула, свернувшись калачиком - И поступать, и вести себя так, как должно. Не открывай этот ящик Пандоры - легонько постучала Алайна тонким пальцем куда-то в середину груди дочери - Диадема, как и разум, должны находиться вот здесь, - женщина легко поцеловала дочку в лоб.

Да уж, метафоры, достойные истинной студентки Рейвенкло. Об этом нетрудно было догадаться при одном взгляде на миссис Гринграсс. Сложно было подгадать минуту, чтобы у нее в руках не находилась какая-нибудь книга. Девочка слышала подобные нравоучения сотню раз. И пропустила бы сейчас очередное мимо ушей. Если бы не увидела печальные глаза Алайны. Словно мама что-то скрывала, задумчиво дотрагиваясь до своей подвески. Но через секунду взгляд молодой женщины снова стал серьёзен, нежен и решителен.
"Показалось", - подумала Дафна. Но настроиться на волну праведного гнева теперь было куда сложнее.
- Вот и славно, - видя, что запал дочери поубавился, Алайна встала и прошлась по светлой гостиной. На длинной каминной полке были выставлены искусные хрустальные бутыли с чайными сборами. Их было так много, что казалось, они хранили травяные запахи для каждого мгновения суток. Миссис Гринграсс лично подбирала каждый. Взяв одну, она вызвала Жульет и попросила сделать чай.
- Пожалуй, выпьем по успокаивающей чашечке и пойдем собираться, верно? Думаю, Астория скоро встанет, - посмотрев на часы, добавила мама -  Это ты ни свет, ни заря решила меня... удивить, - мягко, но веско, добавила женщина.
Дафна поерзала на стуле, ковыряя пальцем мягкую обивку.
- Прости, мама, я не знаю, что на меня нашло, - в покорном взгляде девочки мелькнули искорки - Но возможно ли, что ты идешь с Асторией, а не со мной, потому что сама не хочешь сопровождать леди Мелани?
- Какие глупости, - укоризненно воскликнула Алайна, но Дафна с подозрительным прищуром посмотрела на излишне возмущенный жест мамы - Астория не может сама находиться на торжестве - она еще слишком мала. А вот ты уже взрослая, моя милая, к тому же нас...
- Наследница, да, да, знаю, - вздохнула Дафна, выпрямляя спину и окончательно беря себя в руки - Хорошо, я буду представителем рода на этом важнейшем мероприятии, - сделав рукой изящное приветствие, театрально и чопорно сказала девочка.
"Но отправлять меня туда одну со сварливой старухой, пока вы все будете веселиться - все еще абсолютно нечестно", - упрямо буркнула Дафна.
Уже про себя.

***

Рашдены были ближайшими соседями Гринграссов. При желании до их дома можно было дойти даже пешком. Стоило лишь обойти большой холм - по ходу солнца, как почему-то учили старые легенды - и вот за озером уже виднелась их крыша. Судя по фамильному древу, они не раз вступали в родство за последние столетия. Именно к Рашденам Гринграссы некогда "перебрались" в Озерный край из своего древнего полузабытого замка в Ирландии. Дафна знала, что замок Балфор - названный по имени первого владельца - до сих пор где-то ветшает, скрытый от посторонних глаз. Но девочка была искренне рада, что ее домом стало маленькое уютное поместье в чудесном живописном крае. Рашдены были, похоже, того же мнения. Но все же у них было и типичное для состоятельных магических семей "огромное родовое гнездо". И имя ему было Моркам, в Ланкашире.
Девочка была там всего раз - совсем малюткой. В отличие от леди Мелани - как двоюродная бабушка сама предпочитала себя называть. Она была давней подругой почтенной Авроры Рашден - хозяйки Моркама - и бывала у неё в гостях довольно часто. Это было видно по тому, как вальяжно бабушка себя здесь ощущала. Будто каждый сантиметр ей был хорошо знаком и лично одобрен. Дафна же смотрела во все глаза, с трудом удерживая свое любопытство, чтобы не крутить головой.

Если снаружи поместье выглядело вполне классически и даже строго, то внутри было по-настоящему роскошно. И вместе с тем - минималистично и изящно. Ощущение необычного богатства создавали не столько овальные медальоны и сдвоенные пилястры, сколько... зеркала. Такого количества отражающих поверхностей Дафна не видела никогда в жизни. Солнечный свет проникал в высокие арочные окна и отражался от таких же огромных арочных зеркал. Которые занимали практически каждую стену каждой комнаты. Создавая невероятное и даже несколько пугающее ощущение бесконечности. Посеребрённые бронзовые люстры ловили хрустальными подвесками каждый лучик, наполняя эти зеркала удивительным внутренним свечением. Окна обрамляли шторы из синего, шитого золотом, шелка, довершая схожесть поместья с бескрайней вселенной.

- Да, у Авроры отменный вкус, - довольно сказала леди Мелани, подмечая пораженный взгляд Дафны. Но затем ее тонкие губы скривились в привычную недовольную гримасу - Чего не скажешь о... - пожилая женщина довольно грубо оттянула полупрозрачную голубую ленту, что украшала шею девочки - ... об это ошейнике. И это выбрала Алайна?

"Началось в поместье утро", - изо всех сил стараясь вести себя "достойно", подумала Даф.

- Нет, леди Мелани, я сама выбрала, мама тут ни при чем, - вежливо улыбаясь, мягко отошла она на шаг от бабушки.
Возведя глаза к небу, пожилая женщина в который раз повторила свою излюбленную фразу.
- Я буду очень огорчена, если ты не последуешь в следующий раз мо...

"Моему совету", - не слушала Дафна, стараясь скрыть вновь растущее недовольство за маской кротости.

- ... и прочая безвкусица. Я уверена, Астория не снимает мою сапфировую подвеску, подаренную на Рождество.
- Да, мэм, она и спит в ней, и принимает ванну, - с непроницаемым выражением лица, бесцветно отвечала девочка.
Леди Мелани с недобрым прищуром взглянула на двоюродную внучку.
- Ты снова дерзишь, Дафния?

"Мое полное имя - Дафна", - все же сдержала себя девочка и только покачала головой в ответ.

Бабушка хотела вновь начать свою тираду на тему "Алайна слишком много тебе позволяет", но тут настала их очередь подходить к виновнику торжества. Леди Мелани сразу же расплылась в такой широкой и такой приторной улыбке, что Дафна почти испугалась - уж не приступ ли? Девочка никогда бы не поверила, что эта женщина может испытывать глубокие искренние эмоции. Леди Мелани была материалисткой до мозга костей, и мыслила только выгодой. Всем людям, вещам и действиям она ставила суровую и четкую оценку "полезности", искренне не понимая всего остального. Не понимала она даже простых дружеских бесед - ведь "у каждого разговора должна быть своя цель". И, разумеется, её мнение во всех вопросах было истиной последней инстанции. При этом как бы Дафна не старалась доказать родным её "злодейство", леди Мелани всегда была уважаема. Несмотря на тяжелый характер, она все же была человеком дела. И если ласкового слова от неё было сложно дождаться - только Тори могла его каким-то чудом "выбить" - то делом бабушка всегда много и охотно помогала, что семье, что друзьям.

Дафна с леди Мелани рассыпались в поздравлениях, восхищениях и подарках перед всеми Рашденами. Особенно, конечно, опытная в этих делах бабушка. Даф же подошла к маленькому Ролло, настороженно смотря на крохотное создание на высоком детском стульчике. Мальчик же совершенно доверчиво пускал слюни. Дафна, в отличие от большинства девочек, не любила кукол и младенцев. Первые её откровенно пугали. Вторые... ну, честно сказать, тоже. Да, они милые. А Тори она вообще с самого рождения обожала. Но все же - эти странные непропорциональные тельца, душе- и ушераздирающие вопли. А как подрастут еще хуже - неуемная бешеная энергия, фонтанирующая в крики и фразы "смотри" и "почему". Наверное, именно малютка Астория некогда помогла Дафне увидеть себя со стороны и быстро прекратить избалованные истерики.

Торжественный обед плавно перешел в вечерний кофе. Маленькие домовики бесшумно перемещались по залам, как подносы на ножках, предлагая различные закуски. Дафна лавировала между гостями, расточая улыбки, демонстрируя хорошие манеры и терпеливо отвечая на все вопросы пожилых дам. Мужчины, меж тем, незаметно отделились в другую гостиную. Становилось нестерпимо душно - но не из-за нехватки воздуха. Но окружающие, казалось, были в полном восторге от девочки - к горделивой улыбке леди Мелани.
"Котенок с бантиком", - подумала про себя Дафна, ловя свой унылой взгляд из десятков зеркал. Теперь и ей не нравился этот чокер, что будто довершал образ любимого домашнего питомца.
"Но бабушке я этого никогда не скажу", - упрямо подумала девочка, снова умело источая любезную светскость.
Зеркальная гладь полного штиля за окном начала постепенно окрашиваться в закатные краски. Поместье будто хотело поспорить с природой, преумножая в бесконечности зеркал теплые солнечные блики. Дафна пыталась понять, насколько еще ее хватит, попутно повторно обижаясь на каждого члена своей семьи.

И тут Даф наткнулась на Офелию, которая, совершенно очевидно, пыталась выскользнуть из зала. Выслушав путанные объяснения девочки, Дафна с готовностью закивала, заранее подтверждая любую сказанную ею мысль. Чуть ли не единственная ровесница была сейчас для Гринграсс на вес золота. И хоть с ней у Дафны не было близких отношений - по правде сказать, их долгое знакомство могло похвастаться только очевидным напряжением - сейчас это было совершенно не важно. Даф понимала одно - Офелия сейчас выведет ее отсюда. Да еще и в библиотеку! Едва сдерживая крик радости, Гринграсс с готовностью по-светски взяла девочку под руку. Если и выходить отсюда - то незаметно. А крадучись можно привлечь к себе куда больше нежелательного внимания. Поэтому Дафна с самым расслабленным и задушевным видом, гордо проследовала с Офелией к выходу, вторя движениям окружающих светских леди.

Как только девочки оказались достаточно далеко от гостиной, Даф несколько неловко выпустила руку Офелии, извиняясь взглядом. Несмотря на то, что девочки выросли буквально бок о бок, друг о друге они знали катастрофически мало. В детстве их общение складывалось откровенно плохо - виной тому был и капризный самовлюбленный характер маленькой Даф, и то, что она предпочитала общество Драко и Астории любому другому. Когда же они выросли, то попали на разные факультеты и разные курсы. Что практически полностью исключало их общение в Хогвартсе. Так что эти без пяти минут девушки были практически незнакомы. Но, как говорится, "общий враг объединяет".
[float=left]https://forumupload.ru/uploads/001a/2e/af/308/862651.gif[/float]
Идя по огромному зеркальному коридору в западную часть поместья вслед за Офелией, и ловя взглядом на стенах свое небесно-голубое отражение, Дафна решила начать разговор первой.
- Я кхм , кстати, очень люблю читать. Моя мама, как ты, с Рейвенкло, и окружала меня книгами еще в колыбели, мне кажется - неловко улыбнулась девочка - И дома, и в Хогвартсе потрясающие библиотеки. Уверена, у вас тоже. Так что я очень рада, что ты захотела мм проветриться, - Дафна пыталась скрыть свое смущение за уверенным тоном и тереблением платья.
- Некоторые наши - "наши?" - мальчишки сегодня на охоте в Норфолке, слышала? - продолжила девочка.

Но вот они подошли к массивной резной двери. От нее уже исходил дух бумажных страниц. Дафна довольно улыбнулась, заходя за Офелией следом. Здесь действительно было куда прохладнее. Библиотека была не такой большой и явно личной. Но все же довольно внушительной. Алебастровые столы и вазы в бронзовых монтировках, табуреты и торшеры из серебра. Зеркала. Все снова повторяло стиль поместья, отражая его изящный мир сотни раз.

Отредактировано Daphne Greengrass (02.09.21 08:51)

+2

4

Иронично, но всему этому золоченому лоску Офелия, не привыкшая питать теплых чувств к родному дому, предпочла бы строгую умеренность, с которой Этель Рашден обставила Айви-холлс. В бесконечных зеркальных коридорах ей никогда не было уютно и спокойно. Здесь особенно трудно отделаться от мысли, что за ней наблюдает кто-то незримый, кто-то, кто тенью бесшумно идет следом, как призрак. И кажется, что она вот-вот поймает его боковым зрением, но каждый раз тень ускользает и растворяется, как круги на воде, стоит сфокусировать взгляд на ближайшем зеркале.

В прошлый раз она так тщательно избегала поднимать взгляд к зеркалам, что изучила, казалось, каждую прожилку на кремовых плитах пола, пока бесцельно и беспокойно шаталась меж большой гостиной, зимним садом и библиотекой.

Сейчас... спокойнее. Лучше, чем там, под перекрестным огнем накаляющихся пикировок матери с бабушкой (серьезно, они ненавидят друг друга так сильно, что даже присутствие вокруг посторонних не мешает пытаться укусить друг друга побольнее). А еще, сейчас Офелия здесь сейчас не одна.

Ей трудно отрицать свое отношение к гринграссовским девочкам - как и к любой из всех этих принцесс, с кого по праву рождения, кажется, сдувают пылинки, кого балуют... любят, и не боятся этой любви. Но сейчас к компании своей чувствовала больше благодарность, нежели что-либо еще. И охотно поддержала разговор, пока они обе купались в ажурном оранжевом узоре солнечного света, ложащегося на зеркала косыми, меркнущими лучами. Линии и круги танцевали в зеркалах калейдоскопом, сплетаясь в многоугольники и звезды. Золото мерцало повсюду: вальяжно-теплое, мягкое и гладкое.

- У дедушки и дяди здесь много научных книг и энциклопедий. Но художественных мало, - Офелия пожала плечами, скованно и неловко, потому что дурацкое платье все еще казалось жестким и неудобным, как доспехи, а швы подмышками туго впивались в кожу, и девочка с каждым движением елозила в нем, как змея в старой коже, - У отца книг намного меньше, но они интереснее, чем здесь. Много легенд со всего мира, и даже из магловской литературы немного есть. Он... считает такое чтение полезным для кругозора.

Офелия тихонько вздохнула и отвела взгляд на заходящее за окном солнце. Мысль, скользнувшая в сторону отца, дрогнула и тоскливо замерла.

- ...Давал мне Марло, Мэлори и Чосера, говоря, что и волшебники должны их знать тоже, - девочка нашла в себе силы улыбнуться, но вышло грустно и неубедительно.

Офелия мотнула головой, поджав на секунду губы.

Ее маленькая личная "библиотека", часть которой спрятана под двойным дном школьного чемодана, включает и то, на что отец посмотрел бы со снисхождением - зачитанная до дыр вампирская проза Элдреда Уорпла в красивых тисненых обложках или грациозно, по-викториански мрачные повести малоизвестной волшебной писательницы Элеонор Таттинг, купленные за бесценок в комиссионной лавке в Косом, но это совсем другая история.

- ...А еще "Песнь о Нибелунгах", "Влюбленный Роланд", "Оссиан", и "Потерянный рай"... Еще много всего. А тебе что нравится?

Взгляд у Офелии короткий, но пытливый. Не то, чтобы она ждала сейчас многого. "Я люблю читать" - оно ведь такое, почти абстрактное, от некоторых такое звучит так поверхностно, будто еженедельный выпуск "Ведьмополитена", каталоги модных мантий и школьные учебники - собственно, все, что включает это увлечение. Есть у нее и такие однокурсницы - в том числе и на Рейвенкло. Но сейчас, от Дафны, прозвучало почему-то многообещающе. Как будто она... и правда рада вот так сейчас прогуляться.

- И я... тоже рада. Компании, - Офелия скосила взгляд, но тут же неловко отвела его, - В прошлый раз пришлось одной вот так... - сбегать, - уходить. Бабушка не так часто приглашает кого-то с детьми, но теперь, наверное, это изменится. Ролло нужна будет компания.

Двери в конце коридора щерились узорчатой вязью в виде змей и виноградных лоз, такой реалистичной, что облитые оранжевым светом твари казались живыми. А внутри ждал тихий и мягкий, тяжело и приятно пахнущий пергаментом и свечным воском, золотистый сумрак.

- Твоя сестра тоже там сегодня? - вежливо спросила Офелия, хотя об ответе и без того догадывалась. Ну конечно. По правде ведь, ни одна из них не хочет сейчас здесь находиться. Но подумать только, каково Дафне, которая могла бы сейчас ездить верхом или держать на руке сокола, как девушка с картины в отцовском кабинете. И даже не понять, что обиднее - потерять это, или изначально не иметь ничего, кроме четырех стен своей комнаты, или качелей среди роз в саду матери. Досадливо выдохнув, Офелия неторопливо двинулась вдоль книжных полок, водя пальцем по корешкам, - Где-то здесь была волшебная энциклопедия, которую показывал мне дядя. Она зачарована так, что иллюстрации сходят со страницы и парят над ними в воздухе, когда ее кладешь на стол.

+1


Вы здесь » Drink Butterbeer! » Time-Turner » 31.07.93. mirror, mirror on the wall