Drink Butterbeer!

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Drink Butterbeer! » Time-Turner » 24.09.94. то, что произойдёт в лесу, останется в лесу


24.09.94. то, что произойдёт в лесу, останется в лесу

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

https://forumupload.ru/uploads/001a/2e/af/582/212966.gif https://forumupload.ru/uploads/001a/2e/af/582/560625.png https://forumupload.ru/uploads/001a/2e/af/582/588312.png
https://forumupload.ru/uploads/001a/2e/af/582/130648.png https://forumupload.ru/uploads/001a/2e/af/582/310840.gif https://forumupload.ru/uploads/001a/2e/af/582/599874.png
фред // хейди
24 сентября (суббота), окрестности школы

Отредактировано Heidi Macavoy (30.09.21 15:37)

+2

2

В мрачной комнатушке, которая напоминает больше чулан заполненный снизу доверху ненужными и забытыми вещами, если бы не один факт, опровергающий это: здесь абсолютно чисто. Настолько, что эта комната одержит победу в соревнование самых блестяще чистых комнат Хогвартса против больничного крыла. В больничном крыле летает инфекция, а здесь - на складе - из заразы только два близнеца Уизли, отбывающих наказание по назначению профессора Снегга.
Стены комнаты окружены полками, на которых хранятся склянки с разноцветными жидкостями, закрытые флаконы и различного вида пузырьки, заполненные не менее различными ингредиентами. Такое расположение в разы сузило и так тесное помещение. Здесь нет ни окон, ни единого просвета со стен. Лишь дверь, лестница и наваленные грудой склянки на полках. Единственным источником освещения служит нависающий подсвечник, и службу свою он несёт прискорбно. Две рыжие копны волос и то ярче смотрятся среди тёмной кладовой, от которой исходит зловещая атмосфера. Зловещая атмосфера чистоты и вони. Профессор Снегг дал поручение отработать наказание: перебрать флоббер-червей протухших от хороших. Впрочем, по мнению близнецов, здесь протухло всё.
- Готов поклясться, я этим червём скорее попаду себе в глаз, чем в эту коробку.
- Почему в комнате, где столько ингредиентов, такое отвратительное освещение?
- Куда больше интересующий вопрос: почему нам разрешили находиться на складе?
- Чтобы мы с отработками дольше возились. И потом, если здесь что-нибудь пропадёт, подумают сразу на нас.
- Ага. А что, если Снегг специально заставил нас именно тут отрабатывать, потому что сам ингредиенты спёр и на нас всё спихнуть хочет?
- Какие? Случайно вместо зелья намешал себе шампунь и решил его затырить?
Близнецы расселись на полу, то и время меняя своё положение из затекающей позы, но они столько время уже находятся здесь, отбывая наказание, что какую бы позу они не приняли, - всё казалось затекающим и неудобным. Распределять флоббер-червей без защитных перчаток - является занятием не из приятных, не из увлекающих, не из эстетичных и не из лицезримых, но всё-таки привыкшим. Они не раз уже "выручают" профессора от хлопот, и делают грязную работёнку за него, а всё из-за его дурного чувство юмора и стиля.
И как только они заканчивают возиться с червями, то тут же спешат ретироваться из помещения, пропитанного неприятным запахом исходившего от склянок и протухших флоббер- червей. Фред торопливо закрывает свою коробку с протухшими животными и переступает порог склада первым, за ним - Джордж. Они заключили с этого только один урок: бывать на отработках профессора сложнее, чем на его занятиях.
- Погоди, - Фред вытягивает свободную руку в сторону и зацепляется за джемпер брата, чтобы преградить дорогу и заставить его остановиться. Во второй руке он держит коробку с протухшими флоббер-червями, прижимая её к груди. - Как думаешь, что в записке?
- Не знаю. Пойдём выясним!
Они внимательно следят за передачей тайного послания третьекурснику, прислонившись спиной к холодной кирпичной стене, стараясь с ней слиться. Фред выглядывает из-за колонны, а Джордж из-за Фреда. Они оба в предвкушение и с полным энтузиазмом следуют за пацаном с Хаффлпаффа, как только девушка скрывается из их видимости. Близнецы осознают, что выбор, павший на посыльного в виде третьекурсника - идея ненадёжная, зато выгодная им обоим на руку. Они со стремительной скоростью, полные энтузиазма раскрыть все секреты, обгоняют гонца с галстуком в жёлтую полосу, преградив ему дорогу.
- Привет, - хором говорят близнецы. - Попробуешь нашу новинку?
- Коллекционный товар! - Говорит Джордж.
- В ограниченном количестве! - Подхватывает Фред.
- Такого ещё никто не пробовал. Ты будешь в полном восторге.
Джордж перехватывает внимание на себя, рассказывает, какими свойствами обладает эта ириска, на вид, как обычная конфета, а Фред перекладывает конверт с письмом из чужого кармана в свой.
- Всё, нам пора, - Фред призрачно оглашает о выполненной задаче и, обойдя их, вышагивает дальше по коридору. Обернувшись, но не прекращая идти, он поторапливает своего близнеца поскорее закончить трещать с пацаном:
- Нам ещё эти коробки отнести к Снеггу нужно. Давай, пацан, пока и удачи.
- Можешь благодаря этой конфете пропустить уроки или отомстить своему врагу, - напоследок говорит Джордж и следует за Фредом. Нагнав его, они бьют друг друга в ладони жестом, обозначающему "дать пять", видимый только им одним, и скорее уходят от места их мошенничества.
Они останавливаются только тогда, когда отходят на большое расстояние, и пацан, когда обнаружит пропажу, ещё долго не сможет их найти.
- Что там написано?
- Это приглашение на свидание. Через полчаса, - заключает Фред, выглянув на улицу сквозь арку и взглянув на башенные часы. - Если мы сейчас пойдём до Седрика и успеем ему передать послание, то я флоббер-червь.
- Найдём пацана и вернём ему?
- Нет. Есть идея получше. - Фред передаёт ему коробку с протухшими животными, - ты относишь мистеру Снеггу его миссис флоббер-червей, а я извинюсь перед девушкой, раз уж это я выкрал письмо.
- Она Хейди, кажется. Ты разобьёшь ей сердце.
- Если не придёт Седрик, то ей это тоже мало понравится. Зато она поймёт, что письма такого содержания нужно передавать через сову. Да и кто зовёт на свидание через письма и третьекурсника, которого обдурить можно за одну минуту?
- Ну... Если бы нас не было в школе, этим бы никто не занялся.
- Это нужно делать лично. И, к тому же, девочки не должны приглашать мальчиков. Это кажется особо навязчивым с их стороны.
- Обязательно так ей и скажи. Посмотрю на твоё красное лицо и расскажешь, сколько раз она заедет тебе по нему. Ставлю на три удара.
- Ставлю на один, но сильный.
Взгляд Фреда опущен на конверт с письмом: он держит его аккуратно, в страхе порвать или испортить пергамент той, которой, итак, обломал весь вечер. Той, что пока не знает об этом. Он старательно игнорирует мысль сжечь улику. Его идея помогла бы избавиться от проблемы, но позволила бы жить дальше? Судьба каких-то тайных свиданий его не волновала и если бы он перехватил подобное от парня, то застыдил бы автора письма за трусость. Здесь другие обстоятельства и поэтому сейчас испытывает... стыд. Фреду Уизли, наверное, впервые было стыдно за то, что он совершил.
Он большим пальцем гладит пергамент, принимая внутри себя нелёгкое решение: сжечь, и никто не прознает об этом, или же вернуть с извинениями. Извиняется Фред плохо и его извинениям обычно никто не верит, даже если они были искренними. Подобные размышления вызывают лишь безнадёжную усмешку. И чем дольше гриффиндорец наглаживал бумагу, тем больше его тянуло к варианту взмахнуть палочкой над конвертом, спалить его, а пепел красиво развеять над озером. Но тут он с лёгкостью сворачивает письмо, упаковывает обратно в конверт и юрко убирает к себе в карман брюк.
- Ну, я пошёл на отвратительное свидание.
- Откуда ты знаешь, что оно будет отвратительным?
- Там буду я.
Фред так же резко и без лишних промедлений, как принял решение оставить послание в сохранности, с такой же стремительностью и даже уверенностью спешит на свидание, будто на собственное. И раз уж он ни разу не был на свиданиях, то на сегодняшнюю встречу предпринял явиться без опозданий. А развивающаяся мысль, что он там будет не к месту, только невидимо подталкивала его и ускоряла шаг. Чем раньше это начнётся, тем быстрее закончит со своей оплошностью. Да, он действительно оплошал. Но имеет смелость признать свою ошибку. Вряд ли это чем-то поможет, но он хотя бы не бежит от проблемы, не игнорирует её и не прячется от неё.
Он отошёл от школы далеко, углубляясь всё дальше в лес. И вот уже он не спешит, его темп ходьбы стал значительнее медленнее, а по дороге растерял уверенность в действии, но сохранил верность в принятом решение.
Но вот Фред стоит на месте и терроризирует взглядом пергамент, будто надеется, что тот сам исчезнет из его жизни. Он слышит шелест листьев на деревьях, далёкое уханье совы, но никаких других звуков, никаких признаков жизни не было слышно, но вдруг зашелестела листва, и это служило верным сигналом о чьём-то приближение. Сердце застучало как молот. Он вновь спрятал конверт в карман брюк и уже начал корить себя за непродуманный план действий, с чего же следует начать разговор: сразу всё рассказать или немного полюбезничать, тем самым оттягивая время. Но к озеру подошла Хейди и своим появлением прервала его размышления. Фред остался незамеченным. Видно потому, что сильно прилип к дереву, облокотившись спиной о твёрдую кару. Он тут же вскочил, отлипая от дерева, встрепенулся, наклоняя голову в бок, словно разминался перед игрой, а сейчас находился не на озере, где предстояло рассказать о своей или же её фатальной ошибке, а на тренировочном поле.
- Привет, - Фред спустился к Хейди, перекрестив руки на груди. Он всячески избегает с ней зрительный контакт, отдав своё предпочтение смотреть на водную гладь. - Он не придёт. Не придёт и всё.
Казалось, что наступила полнейшая тишина: сова не ухала, ветер тоже перестал говорить - листья замолчали, не раздражая своим шуршаньем. Зато Уизли отчётливо слышал своё сердцебиение и внутренний голос, заставляющий рассказать правду. В своём желание узнать поворот ситуации, он выжидает ответную реакцию. А что произойдёт, если ей станет легче после известия, что Седрик не придёт? Фред смело предполагает, что она с Седриком могла беседовать не на любовную тему, а о чём-то неприятном. Возможно, она взорвала унитаз и обвинила его, поэтому ей сложно было извиниться и решила пригласить через письмо? Или она напакостила не так гениально, как это проделывали близнецы, но всё равно обвинила его. Или подножку, конечно, случайно или специально поставила и ей теперь стыдно? Вариантов было много, от них Фреду становилось легче. Уж при таком раскладе он с радостью рассекретится. Но пока что задание "извини, я выкрал твоё послание" - для него оказалось сложнее, чем казалось по дороге сюда.
- У Седрика, знаешь, есть другие проблемы, помимо амурных дел. Он готовится к турниру.
От вранья у Фреда покраснели щёки, но это незначительно его выдало. От такой холодной погоды покраснеют не только щёки. Надо было с собой хотя бы захватить мантию - с опозданием настигли его умные мысли, но он не предусмотрел, что начнёт здесь мёрзнуть. Уизли сразу помчался сюда, не растрачивая время бездельно.
- Сильно расстроилась?

+3

3

- Ненавижу тебя. - Едва слышно выдыхает она и разворачивается, спускается по крутым ступенькам винтовой лестницы, с каждым новым шагом срываясь вперёд, чтобы быстрее избавить себя от его присутствия. Это уже позже он нагонит ее у входа в гостиную, сделает вид, что ничего не случилось, но она-то не забудет, что в порыве произнесла эти самые слова, все ещё горьким привкусом обиды желающие вырваться на выдохе.

Иногда мы слишком многого ждём от других. Это совершенно неправильная философия, полная разочарования и обид. Когда тебе шестнадцать, а Хейди вчера как раз столько и исполнилось, то мир внезапно оказывается должным по всем статьям. Правда он ещё сам не в курсе, движется в привычном темпе, а от него уже требуют быть справедливым и щедрым. Это так не работает. Но Хейди пока не в курсе, она слишком занята своим днём рождения, принимая поздравления и подарки от сокурсников, разворачивая несколько свёртков из дома от родителей и бабушек.

Конечно, она ожидала от лучшего друга большего участия во всем этом процессе, потому что так было раньше, так было чуть ли не всегда до этого клятого турнира, до того, как на него обрушилось слишком много забот.

Его холодное, как ей показалось, «поздравляю», брошенное за недолгим завтраком, было обиднее всего. Седрик встал из-за стола, так и не притронувшись к еде, зачем-то пошёл в сторону рейвенкловского стола. За их же на каких-то пару минут воцарилось неловкое молчание. Макэвой старалась не смотреть на общающихся Чжоу и Диггори, но выходило паршиво.

К концу дня она решила, что все это предрассудки, но вместе с тем зачем-то увязалась за Седриком, все время до внутреннего двора шепча себе, что сошла с ума, но стоило ей увидеть их вдвоём, как тут же семя маленькой обиды разрослось бескрайними терновыми зарослями где-то между рёбер.

Ещё глупее было шпионить за ними до рейвенкловской гостиной, но Хейди желала окончательно разочароваться, причинить себе тот максимум боли, после которого она сможет забыться и жить дальше. Но этого не произошло. Никакого забвения. Лишь сказанные злые слова тому, кого считала лучшим другом.

/////

Встретиться снова, но подальше от чужих глаз, было ее идеей. Так и не заснув ночью, она зашла на кухню, застав Винки спящей на одной из лавок у мешков с мукой. И пускай Макэвой своей готовкой уж очень шумела, но эльфийка лишь единожды громко всхрапнула и повернулась на другой бок.

Пирог с лимонным курдом Хейди всегда делала раз в год на день рождения Седрика, до которого оставалось чуть больше двух недель, но в этот раз она ужасно облажалась, потому замаливать решила самым эффективным и проверенным годами способом, помешивая на среднем огне в котелке цедру от лимонов, сок, сахар и взбитые яйца. На уроках Зельеварения она никогда не была настолько сосредоточенной, как во время приготовления этого пирога. Правда она ещё не знала, что все это делает зря.

Зря только аккуратным почерком выводила строчки на пергаменте за завтраком, зря подняла на уши всю кухню, разыскивая корзинку, зря наглаживала мантию, потому что Седрик просто… не пришёл.

Сперва она не нашла, что ответить, молча отвернувшись в сторону озера. Конечно, сейчас она была задета, и не столько отказом лучшего друга в общении с ней, сколько тем, что в их дела и отношения вмешался кто-то третий. Да ещё и Уизли, который мало чего общего с ними двумя имел, не считая того же курса, что и Седрик, и квиддича.

В прошлом сезоне близнецы уж очень постарались удалить ее из игры на первом же матче в новом году. И если бы не Седрик, поймавший снитч, то Хейди готова была выплеснуть все свои эмоции на какой-нибудь летающей поблизости Белл или Джонсон серией подсечек или стычек. С тех пор Уизли ей более чем не нравились, да и шума от них было больше, чем от оркестра рождественских пикси.

«Выходит, сегодня примирения не будет», - громко хмыкает она своим мыслям и опускается к миниатюрной корзинке, все это время стоявшей у ее ног.

- Слишком занят своим турниром, да. Только у этого турнира рейвенкловская нашивка на мантии и темные волосы. Не отвечай. Просто мысли вслух. - Видимо, это задело ее больше, чем она была способна признать. - Расстроилась, что придётся есть пирог в одиночестве. Всего-то. - Она садится на уже примятую у берега траву и открывает корзинку, достает небольшой кусок пирога. - Будешь? - В этот раз лимонный курд застыл идеально - вот, что значит, когда вкладываешь в свою работу не любовь, а извинения. - Так значит Седрик послал тебя это передать? Странно. А где твой брат? Где-то рядом? Прости, я вас не различаю. Но дай угадаю, - она на пару секунд задумывается, пристально разглядывая гриффиндорца, хмыкает и выдаёт: - ну пусть Фред.

На квиддичном поле они оба бесили ее одинаково, потому она никогда не ставила себе за цель научиться из различать, но всё-таки, сталкиваясь с ними после игр у раздевалок, или где-нибудь ещё в Хогвартсе, она замечала, что не такие уж они и одинаковые.

- И тебе было не лень тащиться сюда, чтобы сказать мне, что он не придёт? - Все не унимается она, продолжая жевать пирог. - Что же он такого пообещал? Ты ведь никогда не будешь делать что-то за просто так, или я плохо тебя знаю?

Отредактировано Heidi Macavoy (28.09.21 15:28)

+2

4

Светло-голубое небо покрывает весь горизонт, а розовые облака, медленно текущие в небесах, обнимают верхушки гор и скрывают их из виду. Вечереет. Жёлтое солнце прячется за высокие скалы, последними своими лучами пробивается сквозь горы и согревает их теплом; с теплом целует поверхность, лишь кусочек земли, на которой находятся ученики магической школы, как мать целует своих детей перед сном, - остальное от проникновения лучей солнца скрывают многолетние деревья, плотно вцепившиеся ветками друг в друга, не пропуская к себе внутрь. И только одному лишь ветру удаётся просочиться из лесу сквозь скреплённые между собой прутья веток, кубарем проскочить мимо ребят, поигравшись с волосами Уизли; он мчит по опавшей листве, вбирая охапку листьев вверх: кружит их в танце, и возвращает наземь; бодро проносится по скучающе лежачим камням, и направляется вперёд - по водной гладе к закату. Где-то вдали - над водой - слышится возглас, напоминающий голос орла, а горы облетает что-то большое, что-то покрупнее птицы. Фред, и так смотрящий в ту сторону, не смог пропустить из виду красивые реверансы.
- Смотри. Это... Клюв..? - Фред прокашлялся, а затем продолжил. - Махаон.
Он указал пальцем вдаль и выступил вперёд, остановившись на краю земли. Ещё шаг и он бы искупался в леденящем озере. Подошву его ботинок облило брызгами озера. Но Уизли этого не заметил, всем своим вниманием прикованный к полёту гиппогрифа. Клювокрыл пролетел мимо, совсем близко. Кровь в жилах заледенела. Казалось, что протяни он руку, то сумеет дотронуться до оперения его крыльев или прежде Фреда цапнут за руку. От одной только мысли быть укушенным, он опускает руку, прекращая тыкать в прекраснейшее и по-настоящему волшебное создание. Существо, кажется, заметило это, и ему это не понравилось. Он бьёт крылом по озёрной воде и брызги летят в сторону гриффиндорца, но до того долетает лишь несколько капель. Довольный Клювокрыл, обрызгавший Уизли, летит дальше в победоносном рыке, а очухавшийся парень отскакивает на шаг назад и вытирает стекающие капли с лица.
Фред, как и всякий другой добропорядочный маг на его месте, с уверенностью развернулся, полный решимости рассказать правду, но так как он являлся не добропорядочным, то тут же откинул эту мысль.
- Конечно буду. Кто же откажется от такой вкуснятины?
Примостившись рядом, Фред откусывает еду с женских рук и утрированно громко тянет согласную "м", качая головой из стороны в сторону.
Фред, из-за резко сменяющихся событий: из гиппогрифа, из-за того, как его обрызгали водой, из-за предложенного пирога совсем забыл, зачем он здесь. Он здорово умел растворяться в моменте. Он старался не концентрировать внимание на плохой стороне явлений, а сосредотачиваться на ситуации. Не имей он такого таланта, то вряд ли бы решился пакостить на пару с братом. Но у каждой дороги есть свой конец, у каждой истории свой финал, а один только момент не может длиться бесконечно - они должны чередоваться, иначе жизнь была бы скучна. Но только с воспоминаниями так не действует. Их можно забыть, а потом вспомнить. Воспоминания - бесконечны.
В этот же момент он отрезвляет себя, а холодный ветер, ударивший в лицо, напомнил, для чего он здесь и что это не его, в конце концов, свидание.
Покончив с откушенным кусочком, быстро прожевав его, он спрашивает:
- Сама приготовила? - А после торопливо принимает предложенный ломтик пирога и скорее откусывает ещё один кусочек. Он не чувствует неловкость, скорее, он слишком расслабился, но всё же смущён. И для того, чтобы скрыть эту эмоцию, Фред продолжает говорить. - Он с лимоном? Не кислый, но послевкусие цедры чувствуется.
Воспоминания - да, они бесконечны. Даже забвение их не уничтожит, они неподвластны времени. А о плохих воспоминаниях напоминает Хейди и прерывает всё то хорошее, которое Фред сумел создать, находясь под впечатлением происходящего момента.
- Я не знаю где сейчас Джордж. Он должен был отнести профессору его флоббер-червей. - Честно отвечает Фред. - Тебе было бы лучше, если бы и он был здесь? А может, если бы вообще никто не пришёл? - Но, разумеется, ей было бы лучше, если бы не Фред был сейчас здесь, и не Джордж - Седрик. И Фред это прекрасно понимает. Но его здесь нет. А то, что это случилось, возможно, по вине Уизли - это он из вида упускает. Знает это, но не говорит.
Он отряхивает руки от пирожных крошек и вытирает остатки со рта. Тяжело говорить правду, сложно, и на одно мгновение ему даже показалось, что было бы лучше, если бы об этом никто и никогда не узнал. Но Фред не был бы собой, если бы не сделал то, зачем пришёл.
Фред, внимательно выслушав, взвешивает внутри себя решение. Это решение легко было принять тогда - в школе, потому что он правильное. Этот груз правильного принятого решения он принёс с собой сюда. Вот только осуществить его - правильное - оказалось сложней.
Он поднимается и встаёт на ноги. Этим жестом, возможно, ещё выкрал для себя время, оттянув его, дабы собраться с мыслями, а, возможно, и уберёг себя от прорицаний Джорджа и меж тем своё лицо. Но он говорит чётко, без остановок и не даёт ни малейшего повода для перебивки его речи. Тихий выдох и он решается обрушить на Хейди правду.
- Послушай. Во-первых: ты меня не знаешь. Но вот я кое-что знаю. - Он вытаскивает конверт с посланием из кармана и кидает в ноги к Хейди. - Во-вторых: да, это я выкрал твоё письмо. Но я не думал, что у вас планируется свидание. Я думал, что там другое... Я не думал тогда ни о чём, ясно? И если хочешь, то я могу сейчас пойти к Седрику и признаться в этом, передать твоё письмо, перенести встречу. Но я сделал лучшее, что можно было предпринять в такой ситуации. Да, было бы в горазды лучше, если бы тот пацан не попался ко мне на глаза, а я бы не своровал письмо,- но я сделал это. Этого не изменить, но ещё можно исправить.
Фред замолкает. На этот раз он находит в себе смелость смотреть на Хейди, пускай и сверху вниз, но он ищет в её взгляде подсказку на дальнейший поворот событий. Но он не думает о том, как поступит Хейди. Его мысли - кусочки от паззла, собирающиеся в одну цельную картину для решения произошедшего.
- Можно было бы использовать сову или лично передать, если хотела сохранить это в тайне. С чего ты решила, что тот пацан не раскрыл бы письмо без моего участия? - Фред не приписывает в сообщники своего брата, решив отдуваться самостоятельно за проступок. - Чудесный пирог. Он ему понравится. Пойдём? На улице становится холодно. Я покажу тебе место в замке, вас там никто не найдёт, и затащу туда Седрика.

+2

5

Никогда прежде Хейди не видела, чтобы кто-то так восторгался гиппогрифами, не считая, конечно, ее бабули Агнеты, которая для любимого Аска собственноручно сколотила загон размером под одного добротного дракона ростом чуть больше трёхэтажного строения, подходить к которому разрешается только под ее пристальным надзором, в дни, когда Аск менее тревожный из-за резкой смены погоды. Когда бабушка за чаем делится последними новостями с фермы, Хейди обычно залипает на солнечные зайчики на подоконнике, своё отражение в стоящей перед ней стеклянной вазе с розово-персиковыми пионами, или же на старые причудливые пятна, покрывающие рабочую рубаху бабули, но ее вовсе не интересуют авгуреи, ниффлеры и смена настроения у Аска, который подхватил очередной приступ меланхолии.

Лесничий, а по совместительству ещё и преподаватель Ухода за волшебными существами тоже фанатеет, по всей видимости, от больших летающих существ, иначе как объяснить то, что в прошлом году одного из них он притащил на территорию школы?  И теперь, глядя на птицу, рассекающую пространство над озером, Макэвой задумалась над тем, что Аску просто скучно, как и любому живому существу. Ему нужен кто-то подобный, а не чересчур заботливая Агнета.

Человеку тоже нужен человек, чтобы хоть как-то спасаться от гнетущего чувства одиночества. Иногда думаешь, что у тебя такой человек есть, ну вот же он, всегда рядом, всегда с нужным словом и объятиями, вашему пониманию друг друга могут позавидовать многие, но приходит тот день, когда все меняется, когда отношения с какой-то девчонкой становятся важнее вашей долгой и крепкой дружбы. И когда от тебя ждут, что ты примешь это как данность, порадуешься, подбодришь, то задетые чувства дают о себе знать, выливаясь в такое мерзкое на вкус «ненавижу».

Хейди действительно хотела все исправить, чувствуя свою вину за сказанное, за то, что вчера весь вечер подглядывала за Чжоу и Седриком, за то, что не могла унять свою гордость, переступить через свои чувства и быть радой тому, что ее лучший друг наконец может быть счастлив вне ее общества. Она хотела попросить прощения, сгладить все неровности, не оставляя недосказанностей, не пряча своих чувств, потому что ее учили говорить о них прямо, без стеснения быть непонятой, потому что этот путь легче, всегда легче идти по прямой, а не сворачивать в дебри секретов, делая все ещё более невыносимым, хотя, казалось бы, куда больше.

Наверное, было бы лучше, если бы он не стал никого просить приходить сюда, ведь тогда она не испытывала бы этой странной неловкости, находясь в компании одного из близнецов. Решение Седрика она все ещё не может понять, хотя смирилась со столь внезапной компанией почти что с первых минут.

- Сама. - Как-то тихо отвечает она, стараясь концентрироваться на волшебном спокойствии озера, сравнивая себя с ним, понемногу подавляя назревающую бурю внутри, отвлекаясь на разговор. - Это лимонный курд, тут без цедры никак. Но я могла немного ошибиться с пропорциями, потому что готовила в глухую ночь, даже не помню, как закончила и вернулась обратно в спальню.

Хейди привыкла быть честной, потому свободно могла говорить о таких никому ненужных деталях. А Фред мог уже давно уйти, ведь своё дело сделал, но, судя по всему, не спешил, а прогонять было как-то невежливо. И плевать, что они никогда особо не общались вне квиддичного поля, плевать, что близнецы пытались ее выбить во время матча… это просто игра, и было бы глупо все ещё воспринимать Уизли как противника. Все же не такие уж они и плохие…

И он будто читает ее прошлые мысли, но она уже отрицательно качает головой, не соглашаясь.

- Нет, спасибо, что сообщил, а то торчала бы тут до ужина. - А потом бы закатила Седрику ещё одну истерику в духе «мог хотя бы предупредить». Но нет, предупредил же! А сейчас нет больше смысла задерживаться, тем более, что гриффиндорец по всей вероятности  тоже решает уйти.  Но не успевает Макэвой  подняться, как приземляется обратно, едва дрогнувшими пальцами подбирая конверт, не веря, что все это происходит с ней.

За то короткое время, пока говорил Фред, внутри себя она пережила и бурю, и пожар, и ещё с десяток катастроф, обрушивающихся с каждым его словом. Наверное, она бы заплакала, но злость не давала ей это сделать, вытесняя жалость к самой себе, смешивая с обидой на гриффиндорца. Нет, неужели она ошибалась, когда считала его не таким уж плохим? И чего такого плохого сделала она, если с ней так поступили?

Хейди громко выдыхает, набрав перед этим полные лёгкие воздуха, как если бы готовилась к длинной обвиняющей речи, только вот на это у неё уже нет сил. На Скарбе давно бы сказали, что «Фригг уже соткала покрывало судьбы, с этим можно только смириться, никто не вправе менять прошлое, можно лишь думать, что меняешь будущее».

- Слушай, - останавливает она его, а после и вовсе прячет лицо в ладонях, про себя подбирая слова, - во-первых, это не свидание, и каждый хаффлпаффец, включая мелкого, знает, что мы с Диггори лучшие друзья, просто вчера я повела себя с ним ужасно и сегодня хотела извиниться. Без свидетелей. Так-то у него есть, с кем ходить на свидания, и это уж точно не я. - Она снова поднимает глаза на Фреда, но уже с осуждением. - Во-вторых, я так и не поняла, зачем ты это сделал. Просто так? Просто потому что захотелось? В следующий раз, если захочу кому-то что-то передать, то мне обращаться через личную доставку имени Фреда Уизли? Хотя нет, не факт, что письмо попадёт по конечному адресу. Драккл. Ладно. - После этих слов стало легче, определённо. Хейди не была из тех, кто может долго конфликтовать, потому ей было важно либо расставить все точки там, где они должны были быть, либо просто уйти подальше от проблем. - Если действительно понравился, то можешь забирать себе. Или оставь здесь. - Она махнула на корзинку, где ещё притаился термос с чаем. - Все равно сегодня уже ничего не хочу.

Зря потраченная ночь, потраченный впустую день - Хейди к такому не привыкла, ведь ее учили посвящать себя делу ежедневно, и уж лучше бы она лишний раз полетала над полем, чем мёрзла здесь, в глуши. Того и гляди - завтра снова сляжет с температурой и больным горлом. И виноватых, кроме неё самой, в этом нет.

- Короче, забудь. Я сама виновата, что вчера нагрубила Седрику. Мне было обидно, как и из-за того, что ты забрал мое письмо. Надеюсь, тебе от этой выходки было весело. Хоть кому-то. Ах да, пирог не забудь.

+2


Вы здесь » Drink Butterbeer! » Time-Turner » 24.09.94. то, что произойдёт в лесу, останется в лесу