Drink Butterbeer!

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Drink Butterbeer! » Time-Turner » 14.02.95. Социальный комментарий


14.02.95. Социальный комментарий

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

https://forumupload.ru/uploads/001a/2e/af/330/503175.jpg
Dennis Aldermaston, Marcus Belby & Trevor Birch
14 февраля 1995 года (уточним у амс)
Кафе мадам Паддифут

Трепетная, волнующая атмосфера праздника - розовые сердечки, белые шарики, золотые амурчики... Кафе мадам Паддифут заполнили воркующие парочки: нарядные девочки, смущающиеся мальчишки. Повсюду слышен кокетливый тихий смех, бахвальство, комплименты и счастливые вздохи. Вон, кажется, известный хогвартский ловелас признается в любви очередной студентке. А вон те - полтора года вместе, крепкая пара. А вон там... погодите-ка, что они себе позволяют?!. Ааа, фууух, все нормально, просто показалось - бананом ее угостил, всего-то!

Что же делать заумным и в меру саркастичным юношам, которых праздник любви вечно обходит стороной? Конечно же - демонстрировать, что им вовсе не надо никакой романтики, глумиться над влюбленными, философствовать и срывать чужие свидания.

Отредактировано Marcus Belby (21.10.21 09:11)

+1

2

- Знаешь, Маркус, на самом деле то, что мы видим перед нами… трагично.
Деннис глядел сквозь стекло тусклыми глазами.  Он покивал своим мыслям, прежде чем продолжить.
- Это… голодная пустота, поглощающая оригинальность и свободу мысли. Это, Маркус, одна из голов культуры, но здесь свое уродливое лицо она даже не пытается скрывать. Почему? Потому что есть… потребители. Вот же они. Они ходят сюда как стадо и охотно отдают на заклание свое свободомыслие, к тому же оставляя тут свои деньги. Монетой они помогают этому рассаднику миазм, а сами укрепляются в вере, что это – эта пародийная имитация движения человеческой души – действительно то, что приносит человеку радость.
Алдермастон снова покивал – в этот раз скорбно скривив губы.
- Они думают, что им нужно поглощать эту вульгарную культурную пропаганду. Такое удручающее невежество - снова. Увы, снова, Маркус, но нам так хорошо знакомо это «снова», что… даже странно, что мы не стали глухи к нему. А я не знаю, что хуже. Те, кто искренне желает принимать участие в этом приторном фарсе? Или же те, кто видит, насколько противно духу всякого свободного человека это место, но все равно приходит туда? – рейвенкловец помолчал, вглядываясь в лица. – Как можно с пониманием подвергнуть себя такому унижению? Сидит ли сейчас кто-то там и осознает, как запятнал себя ассоциацией? Жалеет ли? Воздержится ли в будущем? Или он примет этот неискренний розовый ад и растворится в стаде?
Деннис вспомнил про свой пирожок с капустой, откусил от него кусок. Жевал с тихим сожалением во взоре: пирожок успел остыть и уже не казался таким вкусным.
- Помнишь, что писал Локхарт? «Я смотрел на праздник в Каттерике, но на сердце у меня было тяжко. Я знал правду о Бароне Гордрине и потому не мог разделить их радость, но было ли у меня право забрать ее у них и превратить торжество в печальное поминовение того, кто был не понят, но всегда сердцем был с жителями деревни?». Я, признаюсь, никогда в полной мере не мог понять его сомнений. Правда всегда лучше существования в иллюзии. Но важно и то, что Локхарт сделал правильный выбор и донес до людей, что на самом деле происходило в замке рода Гордрин…
Рейвенкловец встретил смущенный взгляд какой-то девчонки с хаффлпаффа равнодушием. Ее парень сурово хмурясь показал ему под столом кулак, а Деннис отсалютовал ему пирожком и продолжил созерцать «Гнойную язву на теле Хогсмида».
Иначе ее именовали «Кафе для влюбленных», но это название на самом деле было оскорбительно обманчивым и совершенно не отражало истинный дух этого места.
- Видишь? Агрессия. За неимением иных аргументов, он опускается до примитивного уровня и уподобляется самцу макаки.
Алдермастон обернулся на Маркуса и чуть поморщил лоб: вспомнил, что вообще-то они остановились только потому, что другу надо было завязать шнурки.
Так как давно шнурки были завязаны? Неважно.
Деннис вздохнул, снова переводя взгляд на воинственного кавалера.
- Или… у него скорее бычья морда? – рейвенкловец задумчиво нахмурился. – Как думаешь?

[icon]https://forumupload.ru/uploads/001a/ae/39/36/981696.jpg[/icon]

Отредактировано Dennis Aldermaston (23.10.21 01:32)

+1

3

- Я думаю, он похож на барана, - флегматично и очень неразборчиво пробормотал Маркус в бронзово-синий шарф: нос у него совсем замерз. - На барана из Каттерика... О, шарик!
И правда - на снегу у его ног лежал, посверкивая позолоченной ленточкой, розовый шарик-сердечко. Воздух из него то ли вышел, то ли еще куда-то делся, и вид у символа платонической любви был квелый и жалкий. По детству Белби помнил, что так всегда происходит, если выносишь воздушный шар на холод. Причины таких явлений, по словам Годфри, изучали магглы - они вообще чего только не изучали! - но к маггловской науке Маркус относился с большой осторожностью и обоснованным недоверием. Он предпочел бы спросить у самого Годфри - но тот вместе с Эдди Кармайклом отправился в "Дэрвиш и Бэнгз", оставив Денниса и Маркуса бесцельно прогуливаться по Хогсмиду.
Белби наклонился и поднял шарик. Потрогал рукой обмягкший, сдувшийся розовый бок.
- Интересно, почему... - начал было он, но вдруг вспомнил,что Алдерматон говорил совсем о другом и вежливо замолчал.

Деннис был удивительно умным и образованным человеком. Маркус, тоже совсем не дурак, не всегда мог вообще понять, о чем тот говорит; а даже когда понимал, то к концу речи часто не мог вспомнить, что было в начале. Но когда Белби улавливал смысл слов Денниса, то эти словами казались ему поразительно мудрыми, глубокими и вдохновляющими. Как сейчас.
Это если он, конечно, все правильно понял.
- Ты считаешь, что ты, как Локхарт, должен сказать им правду о Гордрине? - уточнил Маркус, даже опуская до подбородка шкаф, чтобы друг его точно услышал. - В смысле, о Паддифут... О кафе Паддифут. Ты уверен?

Отредактировано Marcus Belby (28.10.21 06:02)

+1

4

- Где шарик?
Но куда интересней, конечно, было «какой шарик?» и «из чего этот шарик?». Заинтересованный, Деннис тут же проследил за взглядом Маркуса и поморщил лоб.
- А. Да, шарик, - согласился с другом Алдермастон, рассматривая находку.
Зрелище… жалкое. Сам по себе этот шарик – фальшивый символ сердца и любви, который к тому же взялся явно из известной гнойной раны на лике Хогсмида. Однако на самом деле жалкость шарика умаляло то, что он сдулся и обмяк. Потому что его физическое несовершенство частично отражало несовершенство моральное, а это была правда, а правда может делать жалкое менее жалким.
Рейвенкловец медленно кивнул этой мысли, но озвучивать ее он, наверное, не собирался.
- А? – Деннис, приподняв брови, посмотрел на Маркуса. – Я что?
Юноша подумал над вопросом. Припомнил, что вообще говорил и почему до того, как вопрос жалкости шарика был поднят.
- А. А-а. Хм.
Алдермастон снова посмотрел в окно кафе. Окинул взглядом все розовое, обратно одухотворенные лица девочек – и того кавалера кабана. Он заметил, уставившись в глаза Деннису, медленно провел большим пальцем по шее. Его спутница заерзала на месте и тоже начала коситься на юношу в окне. Рейвенкловец вспомнил про свой пирожок и откусил кусок.
Пялиться не перестал, конечно. Еще чего! Вон как их, придурков, выкореживает, ну и, конечно, абсурдно предполагать, что свободолюбивый человек покорится воле агрессивной кабаномакаки и недалекой девчонки.
- Знаешь, Маркус, - протянул Алдермастон, - иногда, чтобы увидеть правду, нужно посмотреть в зеркало. Видишь этого агрессирующего героя любовника?
Юноша указал пирожком на предмет своего наблюдения. Тот было повернулся к своей девушке, но снова впился взглядом в наблюдателя за стеклом и артикулированно, одними губами сказал что-то про жопу.
Деннис не удосужился разобрать.
- Ему неловко не потому, что я смотрю на него, а из-за того, что он там, а на него смотрят те, кто не запятнал себя и рушит ему атмосферу своим присутствием
Алдермастон все же посмотрел на друга. Он весомо поднял вверх указательный палец, в глазах сквозила улыбка.
- Удар по нездоровой атмосфере этого гадюшника надо наносить изнутри. Чтобы все поняли, в какую вульгарную низость они себя окунули. Надо прийти туда и напомнить им. Нужна, Маркус, аллегория.
Деннис покивал своим мыслям. Закусил мысли пирожком. Замер вовсе, еще подумав еще.
- И Бирч.
Тут он уже не выдержал. Из-под шарфа раздался сдавленный, сиплый смех.
- Нет, ты... - попытался выговорить рейвенкловец. - Ты подумай… Бирч. Туда. От него даж… даже хер… х-хер… херувимы патокой с амортенцей блеванут.

[icon]https://forumupload.ru/uploads/001a/ae/39/36/981696.jpg[/icon]

Отредактировано Dennis Aldermaston (29.10.21 04:06)

+1

5

...А тем временем, с низкого свинцового неба стал падать снег - редкий, медленный. Улицу, утоптанную кое-где в голый лед, припорошило белизной. Маркус снял очки - протереть стекло о рукав, - и настырные снежинки заставляли его моргать, мелкими капельками повисли на ресницах. Моргая, словно сыч, он подслеповато глянул туда, куда показывал Алдермастон, и конечно, не увидел ничего, кроме двух размытых силуэтов. В этот момент шарик, который он с трудом удерживал одной рукой на сгибе локтя, сорвался и медленно слетел на землю. Белби проводил его долгим, задумчивым взглядом, вытер до блеска стекла, вернул очки на место и снова заглянул в окно кафе, беззастенчиво прищурившись, будто смотрел на любопытнейший экспонат в музее древностей.
- О, да. Ну и рожа.
Маркус повернул голову и встретился взглядом с Деннисом. Любопытно вскинул брови - аллергория?
- ...Бирч? - Белби снова не вполне понял, что задумал Алдермастон, но смеялся тот страшно заразительно, да и Трев, надо отдать ему должное, быть смешон разве что чуть менее, чем вездесущ. - Бирч?! - Маркус и сам начал смеяться, беззвучным сдавленным смехом в своей шарф. - А, кстати, я знаю, где он! Пошел на почту. Разбираться со своей посылкой. Так что можно перехватить его там, и... - он перестал смеяться и, улыбаясь одними глазами, спросил: - Эээ... А зачем он нам, собственно, нужен? В смысле... Ну. Это же Бирч.
Белби обозначил рукой неопределенный жест, означающий, по-видомому, абсолютную непредсказуемость, неуправляемость и неудержимость их знаменитого однокурсника.

Отредактировано Marcus Belby (31.10.21 01:18)

+1

6

- Так этош Бирч! Бирч, Маркус! Бир-ч!
Деннис взмахнул рукой, а следом прочистил горло и попытался посмотреть на друга очень серьезно.
- Бирч обладает удивительной способностью: когда ты общаешься с ним ты чувствуешь… его тупость. Ты чувствуешь ее в воде, ты чувствуешь ее в воздухе – везде! Рядом с Бирчем, Маркус, люди чувствуют себя придурками. Поэтому мы ему скажем… - Алдермастон засипел от смеха в кулак. – Скажем, чтобы написал и произнес проникновенную речь про их… - он закусил губу, сдерживая смешки, тыча пальцем в окно, - их возвышенную, бессмертную и трансцен… трансцендентальную любовь. Бирч сможет. Драккла с два он знает, что такое трансцендентальность, так что именно ему про нее рассказывать этим… этим!
Рейвенкловец резко выдохнул и устремил решительный, но все еще слишком веселый взгляд  в окно. На него смотрели в ответ. Деннис улыбнулся – загадочно и мрачно, так, как они думали с парнями, улыбается сам Незнакомец. Тут уже агрессивный кавалер не выдержал и решительно поднялся с места, красный как обезьяньи ягодицы. Пассия тут же взялась останавливать его. Алдермастон покивал, делая вид, что потерял к ним интерес, но про себя отметил, что пора бы им с Маркусом потихоньку ретироваться.
Драться с агрессивными невежественными невеждами попросту не входило в его планы на сегодня. Особенно если, похоже, что упомянуты невежда здоровенный как Бирч, а драться полезет на кулаках, что, конечно, совершенно примитивно и попросту недостойно уважающего себя волшебника, а посему не заслуживает траты драгоценного времени.
Деннис пощелкал пальцами и принялся доедать пирожок. Кивком головы он позвал Маркуса за собой.
- Бирч. Да. Бирч. Бирч на почте, - пробормотал рейвенкловец. – Скажем ему… скажем ему… - прочистил горло. - «Тревор! Мы лицезрели маскарад бездушия в кафе мадам Паддифут. Мы поняли, что должны решительно разбить иллюзии тех, кто предается заблуждениям. Ты, Тревор, нужен нам, чтобы разбудить их от сна бездумности, своим могучим кличем»…
Алдермастон снова засмеялся в кулак.
- Как петух. Петушок, - он проморгался и серьезно посмотрел на друга. – Мы же сможем убедить Бирча обрядиться петухом, да?

[icon]https://forumupload.ru/uploads/001a/ae/39/36/981696.jpg[/icon]

+2

7

Нельзя сказать, что якобы неудержимый смех, которым Белби вторил смеху Алдермастона, был совершенно искренним: Маркус подозревал, что он и сам не смог бы написать речь про эту-самую трансцендентальную любовь так, чтобы не было смешно и глупо. Но, с другой стороны, Деннис был настоящий друг и о таком просить не стал бы. А значит, ничего, вроде бы, не мешало им вдвоем повеселиться над Бирчем и парочками в кафе мадам Паддифут.
Какая замечательная идея! Какой, все-таки, Денни умный и крутой - настоящий рейвенкловец!
- Это будет умора! - согласился Маркус. - Пойдем, найдем его!
Если бугай-возлюбленный хаффлпаффской девчонки и смог, в конце концов, вырваться из ее объятий, то драться ему было уже не с кем - Денни и Маркус быстро шли маленькими проулками Хогсмида, сокращая путь до почты одним им ведомым образом. Идти здесь приходилось осторожно, огибая прозрачные ледяные сталагмиты, выросшие там, где с коньков крыш срывались капли воды. Хогсмид не везде выглядел сказочной деревушкой с картинки: были тут и вполне обычные дома, где жили изо дня в день скучную, серую жизнь, был печальный дом одинокой сумасшедшей старушки с заброшенным садом и покосившимся плетнем, был, в конце концов, длинный, темный переулок, в котором вечно блуждал неприкаянный призрак какого-то пьяницы-волшебника, замерзшего здесь насмерть в семнадцатом столетии. Последний и сейчас пристал к ним и плыл следом в морозном воздухе, что-то мрачно бубня.
- Да, мы можем убедить Бирча одеться петухом, - воодушевленно рассуждал Маркус, - если убедим его, к примеру, что петухом бы оделся Локхарт. Или что наряд петуха вызовет у всех уважение и восторг... Хотя знаешь, по-моему, даже Бирч не настолько тупой... Мистер Гринлиф, отстаньте, Арадии ради!
Призрак пьяницы, обиженный тем, что на него не обращают внимания, полез было в драку и даже успел попасть полупрозрачным кулаком в плечо Маркусу - кулак прошел насквозь, оставив за собой мерзкое ощущение липкого холода. Белби взял Алдермастона под локоть и ускорил шаг. Благо,  они уже вышли из переулка прямехонько к хогсмидскому почтовому отделению.

Внутри стоял вечный полумрак, запах бумаги, восковых печатей и - далекий, доносящийся из расположенной во дворе совятни, - запах совиного помета. Бирча искать не пришлось. Он стоял посреди залы, незримо наполнив собой ее всю, и уже совершенно зримо и явно загромоздив весь стол своими посылками и ворохом оберточной бумаги. Пара почтовых служащих смотрели на него с недоумением и явной неприязнью.
- Смотрите! - воскликнул Трев, едва завидев однокурсников. - Смотрите! Три большие карты - Великий Лес, Синие Горы и подземелья монастыря клариссинок в Лафонтене! И фигурки! Смотрите, какие фигурки!!!
Причиной восторгов была последняя настольная игра по книгам Локхарта, не столь уж давняя, но успевшая стать редкой и коллекционной. Карты и фигурки выглядели совсем, как настоящие, и маленький Локхарт, стоило Бирчу схватить его за тонкую талию неловкими пальцами, закричал:
- Убирайся прочь, в ту нору, из которой ты выползло, отвратительное чудовище!
Как бы в знак величайшего доверия и в закрепление заключенного между ними когда-то перемирия, Бирч протянул Деннису яростно отбивающегося Локхарта:
- Они замечательные, правда? Будем играть?

Отредактировано Marcus Belby (08.11.21 11:28)

+1

8

Деннис сосредоточенно кивал словам Маркуса, в общем-то, ничего не замечая перед собой и позволяя другу себя вести. Думал.
- Петух – это символ.
Юноша смог произнести эту фразу серьезно, а затем все же не выдержал и крякнул от смеха. Открывшиеся перед ним двери почтового отделения стали некоторой неожиданностью. Как? Уже? Более того – сразу нашелся Бирч. Хуже всего в этой ситуации было то, что не только они нашли Бирча, но и Бирч нашел их.
К прямому столкновению с Тревором вот так сразу, Алдермастон был не готов. Ему надо было еще подумать. Возможно, написать речь. Прочитать ее несколько раз, чтобы отредактировать, поработать над произношением, перестать ржать. Все это было так важно, что юноша даже немного стушевался.
Но отступать было нельзя. Лучше он ни в чем не убедит Бирча, чем Маркус подумает, что он трусит.
- Ага. Хм, - рейвенкловец принял из рук Тревора фигурку. Осмотрел. – Хм. А правда… хороши.
Деннис поймал взгляд друга и показал ему маленького Локхарта, грозно размахивающего палочкой.
- О. У него даже волосы колышутся. Детали… - рейвенкловец кивнул с тихим уважением к проделанной работе. – А отк?..
От «мамулечки», конечно, но это было и неважно.
Алдермастон привык к тому, что в их жизнях Бирч представляет собой константную переменную: драккла с два ты куда-то от него денешься и одному дракклу известно, что он выкинет в следующий раз.
По правде говоря… фигурки-то, похоже, правда были замечательные, а если и карты им под стать, то они тоже отвал башки, и не поиграть в них было бы преступлением. Однако стоял вопрос хозяина этого, без преувеличения, маленького сокровища, решать который надо было консенсуально. Деннис посмотрел на Маркуса и, вопросительно приподняв брови, чуть приподнял фигурку.
- Знаешь Бирч, - неторопливо начал рейвенкловец, - это хорошо, что ты предложил. Это, знаешь ли, чистое и незамутненное корыстью движение души. Да. И оно, в контрасте, напоминает мне о том, что мы видели сегодня.
Алдермастон сделал паузу, почувствовав драматизм момента, и чтобы немного потянуть время.
- Мы видели торговлю симпатией. Не просто симпатией, Тревор, а симпатией иллюзорной. А еще точнее извращенной идеей о том, что представляет из себя симпатия между людьми. И мы видели многих наших ровесников приобщающихся к этому бездушному маскараду.
Рейвенкловцу снова надо было уловить, что ему вообще говорить дальше, но это становилось сложно. Локхарт пытался вырваться слишком решительно. Работница почты шуршала бумагой, пытаясь прибраться на столах. Еще неприятно косились теперь не только на Бирча, но и на них с Маркусом, а это сбивало с мысли.
Деннис взглянул на друга, а затем на взрослых.
- Но. Мне кажется продолжить стоит в другом месте.
[icon]https://forumupload.ru/uploads/001a/ae/39/36/981696.jpg[/icon]

+1

9

Игра, драккл ее дери, и правда была замечательной. Пока Деннис толкал Бирчу свое вступление, Маркус незаметно, двумя пальцами, приподнял оберточную бумагу и посмотрел на карту. Ох, и правда - катакомбы Лафонтена! Все такое... настоящее, даже тени от факелов по углам колышутся! А еще, если верить тому, что говорят, то с началом игры и стены встанут в высоту ладони, как взаправдашние!.. Как трудно не завидовать и не пялиться на эдакое чудо!
Собрав в кулак силу воли, Маркус сделал серьезное и трагичное лицо. Покивал - да-да, вот, что мы видели, Трев, ты только представь! И все-таки обернулся на почтовый стол - хотелось увидеть фигурку Незнакомца, хоть и говорили, что капюшон и маску с нее никак не снимешь. Тихонько вздохнул. Он и сам мечтал об этой игре, да только Белби-старший был человек хоть и богатый и даже не особенно скупой, но с понятиями. А точнее, просто без понятия о том, какой крутой Локхарт. "Выбрасывать столько денег на литературные отбросы?! Маркус, я не собираюсь потворствовать твоей интеллектуальной деградации!" - и все в таком роде.

Впрочем, в какой-то мере Локхарт и сейчас поспособствовал интеллектуальной деградации Бирча. Только теперь Белби смог понять, какая, на самом деле, проблема эта игра - и досадливо, озадаченно переглянулся с Деннисом. Тревор просто не мог отвлечься ни на что другое. И ему намного важнее было помешать работнице почты трогать драгоценные коробки, нежели толком разобраться в том, что ему говорил Алдермастон.
- Ага, пойдем в "Метлы", - сказал Трев, поворачиваясь к друзьям своим монументальным задом. - Я только соберу все аккуратненько... Ой, ой, осторожнее, мэм, я сам, не трогайте!.. Ну вооооот!!!
На пол слетела коробочка с игральными кубиками. А следом - с оглушающим шуршанием сполз ворох оберточной бумаги. Другую коробочку, с фигурками, Тревор бережно подхватил на руки, прижал к груди, пересчитал глазами и с видимым облегчением передал на хранение Алдермастону. Тут были и темные, и светлые персонажи, и держать их всех надо было в разных отсеках, чтобы они не передрались друг с другом. Наконец, третья коробочка, с мирными жителями, была доверительно вручена Маркусу. Сам же Трев полез под стол - собирать кубики.
- Маскарад в Хогсмиде - это здорово, - голос Бирча не выражал ни капли заинтересованности. - Я бы сходил, но сейчас слишком занят. Давайте поиграем в "Метлах"? Там можно сдвинуть два стола и как раз поместится одна карта...
- Тревор! - сердито фыркнул Маркус, глядя, как миловидная пастушка, встав на спину своей овечке, пытается выбраться и коробки. - Тревор, ты вообще слушал сейчас?! Какой еще маскарад?!
- Ну вот про который Денни говорил, что там лицемеры одни собрались. Вот вечно вам ничего не нравится! Но уж игра-то вам должна понравиться! Какую карту первой откроем?
Маркус упрямо поджал губы, обменялся взглядами с Алдермастоном и коротко подал знак - мол, ничего, сейчас я сам попробую с ним поговорить.
- Тревор, - сказал он вслух, опускаясь на пол рядом с ползающим в оберточной бумаге Бирчем. - Тревор, мы не можем играть. Понимаешь? Совсем никак не можем!
- Это почему?!
- Вот об этом мы и хотели поговорить.
Бирч с кубиками в горсти вынырнул из-под стола, крепко и очень громко приложившись затылком о край столешницы.
- Ай! Поговорить? Со мной?! Чтобы я вам помог со всеми проблемами, как Локхарт вечно помогает друзьям? Это я могу!
- Нуууу... возможно, ты можешь, да.
- А потом мы все-таки поиграем?
Маркус озадаченно посмотрел на кубики. Коротко вздохнул.
- А Незнакомцем, - спросил он, - там играть можно?.. Ах, впрочем, это неважно! Мы о серьезных вещах сейчас говорим, а ты, Трев, как маленький со своими игрушками. Мы, Трев, не можем в этом Хогсмиде ни играть, ни вообще больше находиться. Нам тут слишком нетрансцендентально, ты понимаешь?
- Нет. Холодно, что ли? Ну так в "Метлах"...
- Тут нет трансцендентальной любви, Трев! Вообще! Они даже не знают, что это такое!
Бирч, наконец, перестал перебивать и впервые за весь этот разговор внимательно посмотрел сперва на Маркуса, а потом на Денниса.
- А вы что... любители трансцендентальной любви?! - ошарашенно переспросил он. - С ума сойти! Фу! Фуууу!!! Предки вас убьют, если узнают!
- Мерлин помоги, в таком нежном возрасте!.. - пробормотала старшая из почтовых сотрудников, с ужасом и осуждением глядя на юношей.

Отредактировано Marcus Belby (13.11.21 20:20)

+2


Вы здесь » Drink Butterbeer! » Time-Turner » 14.02.95. Социальный комментарий