Drink Butterbeer!

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Drink Butterbeer! » Time-Turner » 14.02.95. Социальный комментарий


14.02.95. Социальный комментарий

Сообщений 1 страница 17 из 17

1

https://forumupload.ru/uploads/001a/2e/af/330/503175.jpg
Dennis Aldermaston, Marcus Belby & Trevor Birch
14 февраля 1995 года (уточним у амс)
Кафе мадам Паддифут

Трепетная, волнующая атмосфера праздника - розовые сердечки, белые шарики, золотые амурчики... Кафе мадам Паддифут заполнили воркующие парочки: нарядные девочки, смущающиеся мальчишки. Повсюду слышен кокетливый тихий смех, бахвальство, комплименты и счастливые вздохи. Вон, кажется, известный хогвартский ловелас признается в любви очередной студентке. А вон те - полтора года вместе, крепкая пара. А вон там... погодите-ка, что они себе позволяют?!. Ааа, фууух, все нормально, просто показалось - бананом ее угостил, всего-то!

Что же делать заумным и в меру саркастичным юношам, которых праздник любви вечно обходит стороной? Конечно же - демонстрировать, что им вовсе не надо никакой романтики, глумиться над влюбленными, философствовать и срывать чужие свидания.

Отредактировано Marcus Belby (21.10.21 09:11)

+1

2

- Знаешь, Маркус, на самом деле то, что мы видим перед нами… трагично.
Деннис глядел сквозь стекло тусклыми глазами.  Он покивал своим мыслям, прежде чем продолжить.
- Это… голодная пустота, поглощающая оригинальность и свободу мысли. Это, Маркус, одна из голов культуры, но здесь свое уродливое лицо она даже не пытается скрывать. Почему? Потому что есть… потребители. Вот же они. Они ходят сюда как стадо и охотно отдают на заклание свое свободомыслие, к тому же оставляя тут свои деньги. Монетой они помогают этому рассаднику миазм, а сами укрепляются в вере, что это – эта пародийная имитация движения человеческой души – действительно то, что приносит человеку радость.
Алдермастон снова покивал – в этот раз скорбно скривив губы.
- Они думают, что им нужно поглощать эту вульгарную культурную пропаганду. Такое удручающее невежество - снова. Увы, снова, Маркус, но нам так хорошо знакомо это «снова», что… даже странно, что мы не стали глухи к нему. А я не знаю, что хуже. Те, кто искренне желает принимать участие в этом приторном фарсе? Или же те, кто видит, насколько противно духу всякого свободного человека это место, но все равно приходит туда? – рейвенкловец помолчал, вглядываясь в лица. – Как можно с пониманием подвергнуть себя такому унижению? Сидит ли сейчас кто-то там и осознает, как запятнал себя ассоциацией? Жалеет ли? Воздержится ли в будущем? Или он примет этот неискренний розовый ад и растворится в стаде?
Деннис вспомнил про свой пирожок с капустой, откусил от него кусок. Жевал с тихим сожалением во взоре: пирожок успел остыть и уже не казался таким вкусным.
- Помнишь, что писал Локхарт? «Я смотрел на праздник в Каттерике, но на сердце у меня было тяжко. Я знал правду о Бароне Гордрине и потому не мог разделить их радость, но было ли у меня право забрать ее у них и превратить торжество в печальное поминовение того, кто был не понят, но всегда сердцем был с жителями деревни?». Я, признаюсь, никогда в полной мере не мог понять его сомнений. Правда всегда лучше существования в иллюзии. Но важно и то, что Локхарт сделал правильный выбор и донес до людей, что на самом деле происходило в замке рода Гордрин…
Рейвенкловец встретил смущенный взгляд какой-то девчонки с хаффлпаффа равнодушием. Ее парень сурово хмурясь показал ему под столом кулак, а Деннис отсалютовал ему пирожком и продолжил созерцать «Гнойную язву на теле Хогсмида».
Иначе ее именовали «Кафе для влюбленных», но это название на самом деле было оскорбительно обманчивым и совершенно не отражало истинный дух этого места.
- Видишь? Агрессия. За неимением иных аргументов, он опускается до примитивного уровня и уподобляется самцу макаки.
Алдермастон обернулся на Маркуса и чуть поморщил лоб: вспомнил, что вообще-то они остановились только потому, что другу надо было завязать шнурки.
Так как давно шнурки были завязаны? Неважно.
Деннис вздохнул, снова переводя взгляд на воинственного кавалера.
- Или… у него скорее бычья морда? – рейвенкловец задумчиво нахмурился. – Как думаешь?

[icon]https://forumupload.ru/uploads/001a/ae/39/36/981696.jpg[/icon]

Отредактировано Dennis Aldermaston (23.10.21 01:32)

+1

3

- Я думаю, он похож на барана, - флегматично и очень неразборчиво пробормотал Маркус в бронзово-синий шарф: нос у него совсем замерз. - На барана из Каттерика... О, шарик!
И правда - на снегу у его ног лежал, посверкивая позолоченной ленточкой, розовый шарик-сердечко. Воздух из него то ли вышел, то ли еще куда-то делся, и вид у символа платонической любви был квелый и жалкий. По детству Белби помнил, что так всегда происходит, если выносишь воздушный шар на холод. Причины таких явлений, по словам Годфри, изучали магглы - они вообще чего только не изучали! - но к маггловской науке Маркус относился с большой осторожностью и обоснованным недоверием. Он предпочел бы спросить у самого Годфри - но тот вместе с Эдди Кармайклом отправился в "Дэрвиш и Бэнгз", оставив Денниса и Маркуса бесцельно прогуливаться по Хогсмиду.
Белби наклонился и поднял шарик. Потрогал рукой обмягкший, сдувшийся розовый бок.
- Интересно, почему... - начал было он, но вдруг вспомнил,что Алдерматон говорил совсем о другом и вежливо замолчал.

Деннис был удивительно умным и образованным человеком. Маркус, тоже совсем не дурак, не всегда мог вообще понять, о чем тот говорит; а даже когда понимал, то к концу речи часто не мог вспомнить, что было в начале. Но когда Белби улавливал смысл слов Денниса, то эти словами казались ему поразительно мудрыми, глубокими и вдохновляющими. Как сейчас.
Это если он, конечно, все правильно понял.
- Ты считаешь, что ты, как Локхарт, должен сказать им правду о Гордрине? - уточнил Маркус, даже опуская до подбородка шкаф, чтобы друг его точно услышал. - В смысле, о Паддифут... О кафе Паддифут. Ты уверен?

Отредактировано Marcus Belby (28.10.21 06:02)

+1

4

- Где шарик?
Но куда интересней, конечно, было «какой шарик?» и «из чего этот шарик?». Заинтересованный, Деннис тут же проследил за взглядом Маркуса и поморщил лоб.
- А. Да, шарик, - согласился с другом Алдермастон, рассматривая находку.
Зрелище… жалкое. Сам по себе этот шарик – фальшивый символ сердца и любви, который к тому же взялся явно из известной гнойной раны на лике Хогсмида. Однако на самом деле жалкость шарика умаляло то, что он сдулся и обмяк. Потому что его физическое несовершенство частично отражало несовершенство моральное, а это была правда, а правда может делать жалкое менее жалким.
Рейвенкловец медленно кивнул этой мысли, но озвучивать ее он, наверное, не собирался.
- А? – Деннис, приподняв брови, посмотрел на Маркуса. – Я что?
Юноша подумал над вопросом. Припомнил, что вообще говорил и почему до того, как вопрос жалкости шарика был поднят.
- А. А-а. Хм.
Алдермастон снова посмотрел в окно кафе. Окинул взглядом все розовое, обратно одухотворенные лица девочек – и того кавалера кабана. Он заметил, уставившись в глаза Деннису, медленно провел большим пальцем по шее. Его спутница заерзала на месте и тоже начала коситься на юношу в окне. Рейвенкловец вспомнил про свой пирожок и откусил кусок.
Пялиться не перестал, конечно. Еще чего! Вон как их, придурков, выкореживает, ну и, конечно, абсурдно предполагать, что свободолюбивый человек покорится воле агрессивной кабаномакаки и недалекой девчонки.
- Знаешь, Маркус, - протянул Алдермастон, - иногда, чтобы увидеть правду, нужно посмотреть в зеркало. Видишь этого агрессирующего героя любовника?
Юноша указал пирожком на предмет своего наблюдения. Тот было повернулся к своей девушке, но снова впился взглядом в наблюдателя за стеклом и артикулированно, одними губами сказал что-то про жопу.
Деннис не удосужился разобрать.
- Ему неловко не потому, что я смотрю на него, а из-за того, что он там, а на него смотрят те, кто не запятнал себя и рушит ему атмосферу своим присутствием
Алдермастон все же посмотрел на друга. Он весомо поднял вверх указательный палец, в глазах сквозила улыбка.
- Удар по нездоровой атмосфере этого гадюшника надо наносить изнутри. Чтобы все поняли, в какую вульгарную низость они себя окунули. Надо прийти туда и напомнить им. Нужна, Маркус, аллегория.
Деннис покивал своим мыслям. Закусил мысли пирожком. Замер вовсе, еще подумав еще.
- И Бирч.
Тут он уже не выдержал. Из-под шарфа раздался сдавленный, сиплый смех.
- Нет, ты... - попытался выговорить рейвенкловец. - Ты подумай… Бирч. Туда. От него даж… даже хер… х-хер… херувимы патокой с амортенцей блеванут.

[icon]https://forumupload.ru/uploads/001a/ae/39/36/981696.jpg[/icon]

Отредактировано Dennis Aldermaston (29.10.21 04:06)

+1

5

...А тем временем, с низкого свинцового неба стал падать снег - редкий, медленный. Улицу, утоптанную кое-где в голый лед, припорошило белизной. Маркус снял очки - протереть стекло о рукав, - и настырные снежинки заставляли его моргать, мелкими капельками повисли на ресницах. Моргая, словно сыч, он подслеповато глянул туда, куда показывал Алдермастон, и конечно, не увидел ничего, кроме двух размытых силуэтов. В этот момент шарик, который он с трудом удерживал одной рукой на сгибе локтя, сорвался и медленно слетел на землю. Белби проводил его долгим, задумчивым взглядом, вытер до блеска стекла, вернул очки на место и снова заглянул в окно кафе, беззастенчиво прищурившись, будто смотрел на любопытнейший экспонат в музее древностей.
- О, да. Ну и рожа.
Маркус повернул голову и встретился взглядом с Деннисом. Любопытно вскинул брови - аллергория?
- ...Бирч? - Белби снова не вполне понял, что задумал Алдермастон, но смеялся тот страшно заразительно, да и Трев, надо отдать ему должное, быть смешон разве что чуть менее, чем вездесущ. - Бирч?! - Маркус и сам начал смеяться, беззвучным сдавленным смехом в своей шарф. - А, кстати, я знаю, где он! Пошел на почту. Разбираться со своей посылкой. Так что можно перехватить его там, и... - он перестал смеяться и, улыбаясь одними глазами, спросил: - Эээ... А зачем он нам, собственно, нужен? В смысле... Ну. Это же Бирч.
Белби обозначил рукой неопределенный жест, означающий, по-видомому, абсолютную непредсказуемость, неуправляемость и неудержимость их знаменитого однокурсника.

Отредактировано Marcus Belby (31.10.21 01:18)

+1

6

- Так этош Бирч! Бирч, Маркус! Бир-ч!
Деннис взмахнул рукой, а следом прочистил горло и попытался посмотреть на друга очень серьезно.
- Бирч обладает удивительной способностью: когда ты общаешься с ним ты чувствуешь… его тупость. Ты чувствуешь ее в воде, ты чувствуешь ее в воздухе – везде! Рядом с Бирчем, Маркус, люди чувствуют себя придурками. Поэтому мы ему скажем… - Алдермастон засипел от смеха в кулак. – Скажем, чтобы написал и произнес проникновенную речь про их… - он закусил губу, сдерживая смешки, тыча пальцем в окно, - их возвышенную, бессмертную и трансцен… трансцендентальную любовь. Бирч сможет. Драккла с два он знает, что такое трансцендентальность, так что именно ему про нее рассказывать этим… этим!
Рейвенкловец резко выдохнул и устремил решительный, но все еще слишком веселый взгляд  в окно. На него смотрели в ответ. Деннис улыбнулся – загадочно и мрачно, так, как они думали с парнями, улыбается сам Незнакомец. Тут уже агрессивный кавалер не выдержал и решительно поднялся с места, красный как обезьяньи ягодицы. Пассия тут же взялась останавливать его. Алдермастон покивал, делая вид, что потерял к ним интерес, но про себя отметил, что пора бы им с Маркусом потихоньку ретироваться.
Драться с агрессивными невежественными невеждами попросту не входило в его планы на сегодня. Особенно если, похоже, что упомянуты невежда здоровенный как Бирч, а драться полезет на кулаках, что, конечно, совершенно примитивно и попросту недостойно уважающего себя волшебника, а посему не заслуживает траты драгоценного времени.
Деннис пощелкал пальцами и принялся доедать пирожок. Кивком головы он позвал Маркуса за собой.
- Бирч. Да. Бирч. Бирч на почте, - пробормотал рейвенкловец. – Скажем ему… скажем ему… - прочистил горло. - «Тревор! Мы лицезрели маскарад бездушия в кафе мадам Паддифут. Мы поняли, что должны решительно разбить иллюзии тех, кто предается заблуждениям. Ты, Тревор, нужен нам, чтобы разбудить их от сна бездумности, своим могучим кличем»…
Алдермастон снова засмеялся в кулак.
- Как петух. Петушок, - он проморгался и серьезно посмотрел на друга. – Мы же сможем убедить Бирча обрядиться петухом, да?

[icon]https://forumupload.ru/uploads/001a/ae/39/36/981696.jpg[/icon]

+2

7

Нельзя сказать, что якобы неудержимый смех, которым Белби вторил смеху Алдермастона, был совершенно искренним: Маркус подозревал, что он и сам не смог бы написать речь про эту-самую трансцендентальную любовь так, чтобы не было смешно и глупо. Но, с другой стороны, Деннис был настоящий друг и о таком просить не стал бы. А значит, ничего, вроде бы, не мешало им вдвоем повеселиться над Бирчем и парочками в кафе мадам Паддифут.
Какая замечательная идея! Какой, все-таки, Денни умный и крутой - настоящий рейвенкловец!
- Это будет умора! - согласился Маркус. - Пойдем, найдем его!
Если бугай-возлюбленный хаффлпаффской девчонки и смог, в конце концов, вырваться из ее объятий, то драться ему было уже не с кем - Денни и Маркус быстро шли маленькими проулками Хогсмида, сокращая путь до почты одним им ведомым образом. Идти здесь приходилось осторожно, огибая прозрачные ледяные сталагмиты, выросшие там, где с коньков крыш срывались капли воды. Хогсмид не везде выглядел сказочной деревушкой с картинки: были тут и вполне обычные дома, где жили изо дня в день скучную, серую жизнь, был печальный дом одинокой сумасшедшей старушки с заброшенным садом и покосившимся плетнем, был, в конце концов, длинный, темный переулок, в котором вечно блуждал неприкаянный призрак какого-то пьяницы-волшебника, замерзшего здесь насмерть в семнадцатом столетии. Последний и сейчас пристал к ним и плыл следом в морозном воздухе, что-то мрачно бубня.
- Да, мы можем убедить Бирча одеться петухом, - воодушевленно рассуждал Маркус, - если убедим его, к примеру, что петухом бы оделся Локхарт. Или что наряд петуха вызовет у всех уважение и восторг... Хотя знаешь, по-моему, даже Бирч не настолько тупой... Мистер Гринлиф, отстаньте, Арадии ради!
Призрак пьяницы, обиженный тем, что на него не обращают внимания, полез было в драку и даже успел попасть полупрозрачным кулаком в плечо Маркусу - кулак прошел насквозь, оставив за собой мерзкое ощущение липкого холода. Белби взял Алдермастона под локоть и ускорил шаг. Благо,  они уже вышли из переулка прямехонько к хогсмидскому почтовому отделению.

Внутри стоял вечный полумрак, запах бумаги, восковых печатей и - далекий, доносящийся из расположенной во дворе совятни, - запах совиного помета. Бирча искать не пришлось. Он стоял посреди залы, незримо наполнив собой ее всю, и уже совершенно зримо и явно загромоздив весь стол своими посылками и ворохом оберточной бумаги. Пара почтовых служащих смотрели на него с недоумением и явной неприязнью.
- Смотрите! - воскликнул Трев, едва завидев однокурсников. - Смотрите! Три большие карты - Великий Лес, Синие Горы и подземелья монастыря клариссинок в Лафонтене! И фигурки! Смотрите, какие фигурки!!!
Причиной восторгов была последняя настольная игра по книгам Локхарта, не столь уж давняя, но успевшая стать редкой и коллекционной. Карты и фигурки выглядели совсем, как настоящие, и маленький Локхарт, стоило Бирчу схватить его за тонкую талию неловкими пальцами, закричал:
- Убирайся прочь, в ту нору, из которой ты выползло, отвратительное чудовище!
Как бы в знак величайшего доверия и в закрепление заключенного между ними когда-то перемирия, Бирч протянул Деннису яростно отбивающегося Локхарта:
- Они замечательные, правда? Будем играть?

Отредактировано Marcus Belby (08.11.21 11:28)

+1

8

Деннис сосредоточенно кивал словам Маркуса, в общем-то, ничего не замечая перед собой и позволяя другу себя вести. Думал.
- Петух – это символ.
Юноша смог произнести эту фразу серьезно, а затем все же не выдержал и крякнул от смеха. Открывшиеся перед ним двери почтового отделения стали некоторой неожиданностью. Как? Уже? Более того – сразу нашелся Бирч. Хуже всего в этой ситуации было то, что не только они нашли Бирча, но и Бирч нашел их.
К прямому столкновению с Тревором вот так сразу, Алдермастон был не готов. Ему надо было еще подумать. Возможно, написать речь. Прочитать ее несколько раз, чтобы отредактировать, поработать над произношением, перестать ржать. Все это было так важно, что юноша даже немного стушевался.
Но отступать было нельзя. Лучше он ни в чем не убедит Бирча, чем Маркус подумает, что он трусит.
- Ага. Хм, - рейвенкловец принял из рук Тревора фигурку. Осмотрел. – Хм. А правда… хороши.
Деннис поймал взгляд друга и показал ему маленького Локхарта, грозно размахивающего палочкой.
- О. У него даже волосы колышутся. Детали… - рейвенкловец кивнул с тихим уважением к проделанной работе. – А отк?..
От «мамулечки», конечно, но это было и неважно.
Алдермастон привык к тому, что в их жизнях Бирч представляет собой константную переменную: драккла с два ты куда-то от него денешься и одному дракклу известно, что он выкинет в следующий раз.
По правде говоря… фигурки-то, похоже, правда были замечательные, а если и карты им под стать, то они тоже отвал башки, и не поиграть в них было бы преступлением. Однако стоял вопрос хозяина этого, без преувеличения, маленького сокровища, решать который надо было консенсуально. Деннис посмотрел на Маркуса и, вопросительно приподняв брови, чуть приподнял фигурку.
- Знаешь Бирч, - неторопливо начал рейвенкловец, - это хорошо, что ты предложил. Это, знаешь ли, чистое и незамутненное корыстью движение души. Да. И оно, в контрасте, напоминает мне о том, что мы видели сегодня.
Алдермастон сделал паузу, почувствовав драматизм момента, и чтобы немного потянуть время.
- Мы видели торговлю симпатией. Не просто симпатией, Тревор, а симпатией иллюзорной. А еще точнее извращенной идеей о том, что представляет из себя симпатия между людьми. И мы видели многих наших ровесников приобщающихся к этому бездушному маскараду.
Рейвенкловцу снова надо было уловить, что ему вообще говорить дальше, но это становилось сложно. Локхарт пытался вырваться слишком решительно. Работница почты шуршала бумагой, пытаясь прибраться на столах. Еще неприятно косились теперь не только на Бирча, но и на них с Маркусом, а это сбивало с мысли.
Деннис взглянул на друга, а затем на взрослых.
- Но. Мне кажется продолжить стоит в другом месте.
[icon]https://forumupload.ru/uploads/001a/ae/39/36/981696.jpg[/icon]

+1

9

Игра, драккл ее дери, и правда была замечательной. Пока Деннис толкал Бирчу свое вступление, Маркус незаметно, двумя пальцами, приподнял оберточную бумагу и посмотрел на карту. Ох, и правда - катакомбы Лафонтена! Все такое... настоящее, даже тени от факелов по углам колышутся! А еще, если верить тому, что говорят, то с началом игры и стены встанут в высоту ладони, как взаправдашние!.. Как трудно не завидовать и не пялиться на эдакое чудо!
Собрав в кулак силу воли, Маркус сделал серьезное и трагичное лицо. Покивал - да-да, вот, что мы видели, Трев, ты только представь! И все-таки обернулся на почтовый стол - хотелось увидеть фигурку Незнакомца, хоть и говорили, что капюшон и маску с нее никак не снимешь. Тихонько вздохнул. Он и сам мечтал об этой игре, да только Белби-старший был человек хоть и богатый и даже не особенно скупой, но с понятиями. А точнее, просто без понятия о том, какой крутой Локхарт. "Выбрасывать столько денег на литературные отбросы?! Маркус, я не собираюсь потворствовать твоей интеллектуальной деградации!" - и все в таком роде.

Впрочем, в какой-то мере Локхарт и сейчас поспособствовал интеллектуальной деградации Бирча. Только теперь Белби смог понять, какая, на самом деле, проблема эта игра - и досадливо, озадаченно переглянулся с Деннисом. Тревор просто не мог отвлечься ни на что другое. И ему намного важнее было помешать работнице почты трогать драгоценные коробки, нежели толком разобраться в том, что ему говорил Алдермастон.
- Ага, пойдем в "Метлы", - сказал Трев, поворачиваясь к друзьям своим монументальным задом. - Я только соберу все аккуратненько... Ой, ой, осторожнее, мэм, я сам, не трогайте!.. Ну вооооот!!!
На пол слетела коробочка с игральными кубиками. А следом - с оглушающим шуршанием сполз ворох оберточной бумаги. Другую коробочку, с фигурками, Тревор бережно подхватил на руки, прижал к груди, пересчитал глазами и с видимым облегчением передал на хранение Алдермастону. Тут были и темные, и светлые персонажи, и держать их всех надо было в разных отсеках, чтобы они не передрались друг с другом. Наконец, третья коробочка, с мирными жителями, была доверительно вручена Маркусу. Сам же Трев полез под стол - собирать кубики.
- Маскарад в Хогсмиде - это здорово, - голос Бирча не выражал ни капли заинтересованности. - Я бы сходил, но сейчас слишком занят. Давайте поиграем в "Метлах"? Там можно сдвинуть два стола и как раз поместится одна карта...
- Тревор! - сердито фыркнул Маркус, глядя, как миловидная пастушка, встав на спину своей овечке, пытается выбраться и коробки. - Тревор, ты вообще слушал сейчас?! Какой еще маскарад?!
- Ну вот про который Денни говорил, что там лицемеры одни собрались. Вот вечно вам ничего не нравится! Но уж игра-то вам должна понравиться! Какую карту первой откроем?
Маркус упрямо поджал губы, обменялся взглядами с Алдермастоном и коротко подал знак - мол, ничего, сейчас я сам попробую с ним поговорить.
- Тревор, - сказал он вслух, опускаясь на пол рядом с ползающим в оберточной бумаге Бирчем. - Тревор, мы не можем играть. Понимаешь? Совсем никак не можем!
- Это почему?!
- Вот об этом мы и хотели поговорить.
Бирч с кубиками в горсти вынырнул из-под стола, крепко и очень громко приложившись затылком о край столешницы.
- Ай! Поговорить? Со мной?! Чтобы я вам помог со всеми проблемами, как Локхарт вечно помогает друзьям? Это я могу!
- Нуууу... возможно, ты можешь, да.
- А потом мы все-таки поиграем?
Маркус озадаченно посмотрел на кубики. Коротко вздохнул.
- А Незнакомцем, - спросил он, - там играть можно?.. Ах, впрочем, это неважно! Мы о серьезных вещах сейчас говорим, а ты, Трев, как маленький со своими игрушками. Мы, Трев, не можем в этом Хогсмиде ни играть, ни вообще больше находиться. Нам тут слишком нетрансцендентально, ты понимаешь?
- Нет. Холодно, что ли? Ну так в "Метлах"...
- Тут нет трансцендентальной любви, Трев! Вообще! Они даже не знают, что это такое!
Бирч, наконец, перестал перебивать и впервые за весь этот разговор внимательно посмотрел сперва на Маркуса, а потом на Денниса.
- А вы что... любители трансцендентальной любви?! - ошарашенно переспросил он. - С ума сойти! Фу! Фуууу!!! Предки вас убьют, если узнают!
- Мерлин помоги, в таком нежном возрасте!.. - пробормотала старшая из почтовых сотрудников, с ужасом и осуждением глядя на юношей.

Отредактировано Marcus Belby (13.11.21 20:20)

+2

10

Когда человек вступает в контакт с Бирчем, он всегда должен помнить о том, что впускает в свою жизнь Хаос. В этом Хаосе присутствует вихрь эмоций, многие из которых сводят все к страданию, смущению и изнеможению. Кафе для влюбленных могло бы получить терапевтическую дозу Бирча, несомненно, но теперь Деннис во всей полноте ощутил, слабую сторону своего плана.
Что защитит их с Маркусом от Хаоса? Разве недостаточно они страдают от непроходимой тупости бытия, которую к тому же преумножает сам Бирч?
Да еще и что-то пошло не так. Алдермастон и так не особенно понимал, что говорить, следом все стало в разы более запутанным, а ближе взрывной кульминации с вовлечением персонала, рейвенкловец уже наблюдал за действом с флегматизмом великомученика, страдающего за правду.
Его не смутили ни осуждение сотрудников, ни детская, невежественная потерянность Бирча. Он встречал их взгляды прямо и без стыда, встречал другими эмоциями: глубокой разочарованностью и вселенской усталостью.
Так поэтично было найти слова именно в них, найти именно в них тон и искреннюю внутреннюю волну, которая может подхватить и нести, нести дальше…
Деннис громко вздохнул. Руки спрятал в карманы и театрально понурил голову.
- Видишь, Маркус? – изрек рейвенкловец, неторопливо обходя Тревора. – Никакого понимания. Слабовидение. И хуже всего: забвение.
Алдермастон покивал.
- Почему никто не вспоминает про дружбу? Товарищество? Человеческое братство? И сестринство тоже, - он посмотрел на Бирча из-под бровей. – Ты, Тревор, будто вовсе не читал Локхарта. Не он ли писал: «Стоя над надгробием моего едва обретенного и так скоро потерянного брата, я думал о том, как быстро разлучила нас судьба. С ним мы прошли от восточного побережья до западного, но казалось, что дошли мы до самого Плутона и вернулись обратно. Тогда я понял, что короткое время, проведенное с другом и, как потом оказалось, настоящим братом оказалось дороже мне, чем все часы с самыми прекрасными женщинами этого мира». Ты, Бирч, получается, так превозносишь романтическое, что забываешь о дружбе и товариществе?
Рейвенкловец вздохнул и возвел очки к потолку:
- O tempora, o mores, - проговорил он. - O tempora, o mores…
И вроде так получилось нормально.
[icon]https://forumupload.ru/uploads/001a/ae/39/36/981696.jpg[/icon]

Отредактировано Dennis Aldermaston (15.12.21 02:15)

+1

11

- Эээ... Так предки не узнают, Трев. Незачем им говорить, они не поймут все равно, - сам ничего не понимая, ответил Маркус и на всякий случай с умным видом поправил очки.
Он поднялся на ноги, опираясь о спинку стула. Недоуменно оглянулся. Пожилая работница почты смотрела холодно, осуждающе - так, будто они звали Бирча не бороться за трансцендентальность Хогсмида, а глушить огневиски на задворках.
- Ты о чем вообще? Трев? - переспросил Белби и Вдруг Все Понял. И, едва не задохнувшись от возмущения, воскликнул: - Мерлин, Треееев!.. Это совсем не то, это... Фууууу, какая гадость!!!
Бирч тошнотворно-глумливо засмеялся; Белби даже отступил назад, брезгливо убирая руки за спину - и посмотрел на Денниса. Алдермастон же стоял недвижимо с видом такой возвышенной скорби, что Маркусу как-то сразу стало чуть спокойнее. Человек, который смотрит на мир с такой усталостью и разочарованием, уж точно не позволит застать себя врасплох тупой и пошлой шуточкой. Белби тоже принял скорбный и презрительный вид, посмотрел на Бирча и со вздохом покачал головой - ну совсем дурак, что с него взять?

"Вижу", - Маркус согласно покивал головой в ответ на слова Денниса. И продолжал медленно кивать дальше - каждой фразе, - пока, наконец, не удержавшись в возвышенном молчании, не добавил мстительно:
- Если бы с женщинами!.. Фуууу, Трев, о чем ты только думаешь?!. - но тут же одернул себя и добавил с усталым вздохом: - Да, ты прав, Деннис. Это безнадежно. Увы!
Бирч стоял, набычившись, и переводил с Денниса на Маркуса удивительно тупой и задумчивый взгляд. Он все еще глумливо улыбался - забыл перестать улыбаться, - и эта раздражающая улыбка неуместно повисла на его посерьезневшем пухлом лице.
- Ну вы чего? - сказал он, наконец, разводя руками. - Ну вы чего, серьезно?! Ладно, если вам так срочно надо, то пойдемте на ваш маскарад, - он сердито вздохнул и принялся собирать в коробку свои карты и фигурки. - Только ненадолго. Я не в настроении сегодня. Я еще даже карты не посмотрел толком, а ведь вы знаете, сколько я их ждал!.. И вы должны мне обещать, что вечером в спальне мы все-таки поиграем в подземельях Лафонтена!.. И я буду Локхарт!.. И вы сами мне сделаете костюм на ваш дурацкий маскарад!.. Потому что я вообще не готовился к такому повороту - надо было раньше предупреждать, понятно вам, нет?!

+1

12

Деннис кивал, глядя на то, как Бирч собирает вещи. Он чувствовал себя мастером-часовщиком, методично вплетающим особенно дикую чару в свое последние творение. В любой момент все может пойти не так, но сейчас, сейчас он - мастер, направляющий хаос в русло.
Алдермастон поднял голову и перевел взгляд на Маркуса.
- Бирч не оставил в чаду растленности дух товарищества.
Как назло почему-то именно сейчас пришло на ум то, что он самый мелкий в компании. А рядом с Бирчем… Вроде бы мастер, а вроде и смотрят на тебя все сверху вниз в физическом плане и могут подумать, что это важно, а не высота возвышенной мысли…
Эээх.
- Поиграем, Тревор, - заверил рейвенкловец и, пока Бирч не видел, покивал Маркусу: удачно выходит. - Я думаю, ты побудешь героем и сейчас. Героем свободомыслия и твердовльности.
Особенно последнего, потому что соваться в тот гадюшник противно. Стоит дать слабину и расхочется, но Деннис решил идти до конца.
- Бирч, вспомни Дорогу с Духами: "Самые ошеломительные повороты не видно до того момента, как они свершились".
Однокурсник еще суетился, собирая свои вещи, но помогать ему рейвенкловец не взялся. Он чувствовал себя слишком далеким от этой суеты сейчас, поэтому просто стоял, спрятав руки в карманы и загадочно молчал.
Ну и просто надо было подумать.
Эта пауза дала юноше собраться с мыслями. Он продолжил уже на улице, когда за ними закрылись двери отделения. До последнего момента хотелось сказать работникам "Прощайте, филистеры!", но Деннис решил быть выше этого.
- У тебя, Бирч звучный и сильный голос, подобающий оратору или даже народному лидеру.
Рейвенкловец закашлялся и прочистил горло: на самом деле хрюкнул от смеха, но быстро вернул самообладание.
-Ты ведь знаешь стихи, да? Или… сможешь прочитать какой-нибудь монолог из Локхарта? Толкнув речь, ты смог бы сойти за короля события. Поэтому и амплуа тебя нужно подходящее.
Алдермастон сделал вид, что пригляделся к Бирчу.
-Ты - павлин, - он снова поперхнулся смешком и прочистил горло. - Павлинище! Всем птицам птица! И как павлин ты должен… сиять! Грудь колесом, поднять подбородок - как Локхарт на обложке.
[icon]https://forumupload.ru/uploads/001a/ae/39/36/981696.jpg[/icon]

+1

13

- Угу! - мрачно откликнулся Трев, не то неохотно соглашаясь со словами Денниса, не то прозрачно намекая, будто и не слушает вовсе.
И все же упоминание имени Локхарта подействовало на него по-волшебному гипнотически. Пускай и с кислой миной, Бирч сгреб в охапку свои коробки, развернулся к двери и вопросительно поднял брови - выходим, мол? Маркус, едва успевший незаметно обменяться кивками с Деннисом, спрятал улыбку в рукаве - и сделал вид, что у него очень зачесалась щека.

Они вернулись на улицу, когда ранние зимние сумерки начали сгущаться в сиреневую дымку на горизонте. На фоне бледно-золотистого закатного неба четко темнели очертания Астрономической башни Хогвартса. Улицы наполнялись спешащими людьми; руки и лицо покалывал легкий морозец. Бирч зачем-то захватил с собой, кроме коробок, всю оберточную бумагу и теперь гремел и шуршал ею при каждом шаге.
- Локхарт на обложке "Дороги с духами", - ворчливо возразил он Алдермастону, - не так стоял. Он там как-будто бы боком. Как если бы он собирался уходить и обернулся напоследок!
- Драккл, Бирч!.. - фыркнул Маркус, которому даже стало немного обидно, что Бирч ничего не понимает из витиеватых речей Алдермастона. - Дело ведь совсем не в этом! Выбрось свою бумагу, чтобы не шуршать - и слушай уже нормально, ну?!. Хотя... нет, не выбрасывай! Из нее можно сделать костюм! Это же маскарад!
И Маркус в восторге посмотрел на Денниса: смешнее, чем Бирч, мог быть только Бирч, обряженный павлином.
- Делай сам, - отмахнулся Тревор, сбрасывая на Маркуса оберточную бумагу. - Я уже сказал, что пойду на ваш дурацкий праздник, только если вы найдете мне костюм... А что за речь я там должен буду сказать, Деннис? Про что? У меня, к примеру, есть небольшой стих, - Тревор вдруг смутился. - Ну, или баллада. Я еще никому не исполнял, так что это будет дебют. По-моему, праздник - это хороший повод для дебюта. А? А, Денни?

0

14

Деннис спешно натянул шарф на нос, потому что прятать улыбку становилось просто невозможно в момент, когда нужно было выглядеть очень серьезным. Алдермастон попытался думать о неприятном и удручающем. Филистерах с почты. Принудительных поздравлениях родственникам на искусственные празднования синтезированные культурой. Узколобое навязывание матерью семейных завтраков, обедов и ужинов, которые все закованы в тривиальности ритуализма, а потому на самом деле они могут только причинять вред всем участвующим.
Выдохнул.
Пришлось нахмуриться в ответ на взгляд Маркуса. Алдермастон быстро и деловито закивал. Шарф скрывал улыбку, но глаза все равно блестели.
- Человеку такой стати, коия есть у Тревора, требуется корона из перьев. Лазурь обрамит золото. А клюв… клюв – это как киль корабля. Он должен быть острым и выдающимся. Клюв – это символ пробивной способности, которая как киль рассекает волны.
Деннис даже выдохнул. Вот. Вот. Хорошо. Снова получалось поймать творческий порыв и вдохновение для претворения в жизнь задумок.
- Знаешь, Бирч, расскажи про товарищество и братство. Про то, как крепки узы между людьми…
Алдермастон оборвал себя. Прикусил губу под шарфом.
- Стих? – юноша приподнял брови. – Твой собственный стих? О чем он? И баллада… баллада тем более придется превосходно. Ты сочинил балладу? О чем она?
Рейвенкловец тихо перевел дыхание. Даже взгляд его стал совершенно серьезным.
Мерлин. Ме-е-ерлин. Что же будет, если Бирч начнет там читать собственные стихи и петь песни.
Перспектива, сцена, вспыхнула в воображении как светоч непревзойденного абсурда.
Ме-е-ерлин, лишь бы сработало.
[icon]https://forumupload.ru/uploads/001a/ae/39/36/981696.jpg[/icon]

+1

15

Оберточная бумага накрыла Маркуса с головой гремящим валом - и хорошо, потому что сдерживаться он уже не мог. Белби обнялся с необъятным бумажным ворохом, зарыл лицо в пахнущие почтой и совиным пометом складки и беззвучно хохотал. За шуршанием слышен был голос Денни, перечислявший необходимые детали обрамления для бирчевых статей, и с каждым словом Маркус сгибался над бумагой все ниже и ниже, задыхаясь от смеха.
Как же повезло, что бумага громко шелестела! И что Бирч совсем не смотрел на Маркуса!

А Треву - о, Треву сейчас было очевидно наплевать на все, кроме своей поэзии.
- Ну, я не знаю. Я сочинил, как-то случайно так получилось, - взволнованно протянул он и вдруг приятно порозовел. - Это сначала был длинный стих. А потом, когда я писал его, я вдруг придумал для него музыку. Я просто сидел, и музыка сама зазвучала у меня в голове. Такое вот: ум-м-м-м-п-р-р-р пубум-пубум-пубум! Это нормально, Денни? Это нормально?! Я читал, что так бывает у настоящих музыкальных гениев. Но от себя - не ожидал! Вот правда, Денни - совсем не ожидал!
- Зато мы от тебя ожидали! - сдавленно простонал в бумагу Маркус.
- Да, удивительно, - простодушно согласился Бирч, - но часто я сам не вижу своих талантов, которые заметны окружающим... Так, о чем ты спрашивал, Денни? О чем моя баллада? Она... - Трев повел в воздухе рукой. - О жизни. Там есть герой, он должен раскрыть свои крылья и полететь к высотам Парнаса. И еще весна. И цветы на подоконнике - я увидел и описал окружающую обстановку.  Все это... знаешь... Денни... все это вплетено в ткань мироздания. Понимаешь, да?
Бирч вдруг встал, вытянувшись, как первокурсник перед МакГонагалл, устремил томный взгляд куда--то ввысь и с неуместным трагизмом начал декламировать:

Твоя весна - куда же дале?
Твоя судьба - досель и впредь!
Так на шумящем карнавале
По небу...

- Бирч запнулся, пытаяст вспомнить слова. - По небу... по небу...
- По небу тапочкой лететь! - притворно-восхищенным тоном подсказал Маркус и, не выдержав, громко хрюкнул от смеха.
Это уже нельзя было заглушить шуршанием бумаги! Бирч, меняясь в лице, обернулся, и Белби поспешил сделать серьезное лицо, но поздно!
Катастрофа!
Так ведь можно испортить весь розыгрыш - вон, Трев сейчас поймет, что над ним смеются, и пойдет в Метлы играть! Ох, только бы Денни что-то придумал!

Отредактировано Marcus Belby (22.01.22 01:35)

+1

16

Деннис понимающе кивнул Бирчу, и был даже искренним. Поэзию он сам любил, а раз любил то, конечно же, пытался понять, хотя собственные стихи не считал заслуживающими внимания. По крайней мере, пока что.
- Вдохновение, Бирч… Касания Эвтерпы никогда нельзя ожидать. На него можно только надеяться.
Тревор, конечно, был безнадежно заблудшей душой. Незрячей и глухой. Он стремился к прекрасному, что, само по себе из тех порывов души, которые украшают мироздание. Увы, Бирч не знал, что прекрасно. Трагический, трагический персонаж. Тревор, пусть и правильно считал, что Локхарт хороший писатель, но свое справедливое восхищение им выражал в такой гротескной манере, в которой у другого человека Деннис заподозрил бы насмешку.
Бирча было жалко сейчас. Это, конечно, ненадолго, но зато помогло не засмеяться следом за Маркусом. Алдермастон, воспринимавший бытовую трагедию неволи невежественности, остался серьезным.
- Фу, Маркус, - Деннис чуть поморщился. – Дурные у тебя рифмы.
«Дурные рифмы», прости Мерлин, оно действительно ведь подходит к бирчевой мути…
- Ты не слушай его, Тревор. Я в стихоплетении аматор, а Маркус вовсе… - юноша неопределенно повел рукой. – Его душа не полностью закрыта к искусству, но творение ему не дается никак, - он тихо вздохнул и закончил примирительно: - Не будем строги друг к другу. Мы все тут одарены по-разному, так примем это с терпимостью мудрых.
Алдермастон с наставнической деловитостью посмотрел на однокурсников.
- Все действительно складывается наилучшим образом, - глубокомысленно отметил он, пошуршав упаковочной бумагой. – «Твоя судьба – досель и впредь»...
Он вытащил из вороха лист и повертел его, думая над тем, во что трансфигурировать собственную маску. Да, да это ведь совершенно уместно прийти к лицемерам в маске, и тут роль Денниса стала ему понятна.
- Нам нужны псевдонимы. Я буду Улиссом Троянским. А вы?
Костюмы пришлось в пути, чуть ли не на ходу, но можно было останавливаться в переулочках. Именно в переулочке рейвенкловец решил для себя один важный стратегический вопрос: взял с собой старую водяную бочку, конечно. Уменьшенной она замечательно уместилась в кармане. «Масками» Деннис тоже оказался доволен. Однако собственное облачение в антураж пришлось отсрочить. Иначе их бы просто не пустили.
В язвенное жерло Алдермастон прошел вперед, один. Позорно и мерзко было показывать свое лицо в этом розовом аду, но отступить в последний момент было не менее позорно. К тому же потом позорно и мерзко будет потом им.
Никто ничего не заподозрил.
Рейвенкловец просто оплатил столик, назвавшись Улиссом Троянским. На него посмотрели странно и записали как Уильяма, а не Улисса. Впрочем, сейчас, возможно, к лучшему, что гуманитарное образование находится в таком удручающем состоянии. Символизм имени мог бы намекнуть на то, что случится следом. Пришлось дождаться момента, когда мадам этого бездуховного борделя отвлеклась, и тогда юноша подал знак однокурсникам: пора! Ничто не остановит теперь!
Деннис прошествовал в зал, не тая ухмылки: ее было просто не видно за лошадиной головой, которую он надел. За ней вообще не было видно его лица, кроме глаз, которые смотрели из прорезей в лошадиной шее. Бежевая шкура коня напоминала цветом плохую упаковочную бумагу, а белое пятнышко на ней, видимо, осталось после совиного помета. С натяжкой можно было сказать, что голова жила своей жизнь, потому что она иногда реагировала на происходящее вокруг в духе того, как реагировала бы лошадь. Она дернулась, когда купидон надел ее ножкой. Смотрела на цветок в волосах девушки. Вроде бы. Из-за косоглазия сказать было трудно, но можно было предположить, что на цветок.
Он заметил, что парочки вокруг как-то… приутихли. Алдермастон, чувствуя внимание к себе, достал из кармана бочку и, поставив ее на пол, вернул ей прежний размер. В кафе у каждого столика было только два стула, но рейвенкловцы пришли втроем. Поэтому Деннис ужасно довольный собой и бессовестно лыбясь (все равно никто не заметит), уселся на бочку.
И он хотел было сказать что-то вдохновленное и серьезное, но не смог. Пришлось до боли закусить губу, чтобы не взоржать.

[icon]https://forumupload.ru/uploads/001a/ae/39/36/981696.jpg[/icon]

+1

17

Чуть позже две пары внимательных глаз наблюдали за тем, как Деннис заказывает столик в кафе. Маркус и Тревор спрятались у крыльца заведения и толкались за возможность заглянуть внутрь через окно, бумажно шелестя костюмами и наступая друг другу на хвосты. Маркус был вороном и взял себе псевдоним Кристоф Рейвен - по имени любимого героя-вампира из книг Уорпла и по названию факультета. Бирч был страшно недоволен и бесконечно ворчал. Он пожелал быть драконом и зваться Гильдероем Локхартом; с огромным трудом его убедили все-таки одеть костюм павлина и сменить позывной. В итоге, костюм Бирч уже почти испортил, постоянно одергивая и вопрошая, не смешно ли он выглядит с вот этой вот штуковиной - тут он оттягивал пальцами какое-нибудь павлинье украшение, - на самом видном месте? С псевдонимом дело шло еще хуже - Тревор так и не смог ничего придумать.
- Максимиллиан Брейв? - рассеянно предложил Маркус, наблюдая, как Денни внутри кофейни разговаривает с владелицей. - Это же псевдоним самого Локхарта, когда он приехал в Каттерик под видом торговца зельями.
- Ага, а еще ты забыл, как ему было противно притворяться торгашом, - занудил в ответ Трев. - Ты, Маркус, ужасно невнимательно читаешь книги и забываешь действительно важные вещи.
- Ничего подобного! Я на младших курсах даже конспектировал! - искренне возмутился Маркус, на минуту отрываясь от окна и поворачиваясь к однокурснику. - Но ты знаешь, что? Ты называйся, как хочешь, хоть маркиз де Говножорро, потому что я уже устал за тебя придумывать.
И он снова приник лицом к окну. Бирч посопел, уныло топчась на вымокшем в снегу павлиньем хвосте, и снова заворчал:
- Сам ты маркиз Говножорро, Белби, понял? - заявил он. - Тьфу, ну и юмор у тебя, противно. А вроде, много книг читаешь...
В этот момент Маркус дернулся и махнул рукой - изнутри, из светлого мирка кофейни, Денни подал им знак, что пора заходить. Белби беззвучно засмеялся нервным смехом, лихорадочно надел свою маску ворона и вслепую зашарил руками позади себя, чтобы схватить гундящего Тревора и втащить его за собой в заведение.
- Я же не просто так мучаюсь, - продолжал бубнить Бирч, грузно входя вслед за Маркусом внутрь. - Мне стихи читать. Это же важно - под каким именем меня запомнят! А? Как ты думаешь?!
Его голос звучно гудел под розовыми сводами, ангелочки и шарики беспомощно качались, когда Тревор задевал их головой. Кафе притихло. Множество глаз со всех сторон следило, как ворон с непропорционально-большим клювом и ощипанный гигант-павлин прошествовали за стол, уже занятый косоглазой лошадью. У Маркуса захватывало дух и хотелось не то восторженно ржать, не то бежать отсюда.
- ¡¿Qué pasó?! - слышался легкий шепоток гостей-иностранцев. - Qui sont ces gens?
Студенты Хогвартса выражались вполне понятно и, временами, нецензурно, особенно, когда Бирч неловко стукнул слизеринскую шестикурсницу тубусом с картами прямо по лицу.
- Ну, как?!. - бессмысленно, но крайне эмоционально прошептал Маркус, падая на стул рядом с Денни.
- А когда начнется? - поинтересовался Тревор, усаживаясь напротив. - Кроме нас, ни одного гнарла в костюме не вижу. Мы точно вовремя пришли? И адрес правильный?

+1


Вы здесь » Drink Butterbeer! » Time-Turner » 14.02.95. Социальный комментарий