Drink Butterbeer!

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Drink Butterbeer! » Great Hall » 17.05.96. tastes like teen spirit


17.05.96. tastes like teen spirit

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

https://forumupload.ru/uploads/001a/2e/af/610/906079.png https://forumupload.ru/uploads/001a/2e/af/610/907420.png https://forumupload.ru/uploads/001a/2e/af/610/10436.png

fawcett x kirke
семнадцатое мая х ночь
темные коридоры близ кухни

ночь, коридор, свеча и кухня,
бессмысленный и тусклый свет

+1

2

Вечер перестал быть томным аккурат в тот момент, когда Хенли достала из чертогов своего сундука бутылку выдержанного в лучших традициях ее семейства огневиски.  А повод, повод всегда найдётся, взять хотя бы календарь той самой манчестеровской провидицы, которая каждый день в году посвящала максимально обыденным вещам, будь то чахотка ее любимой кошки, или выскочивший фурункул перед встречей с Локхартом в книжном клубе. У рейвенкловской троицы повод был весьма прозаичным, с легким оттенком трагедии, все ещё переливающейся фиолетовым и желтым в гематомах на руках и ногах.

Фосетт вышла из Больничного крыла почти что целой - ноги и руки на месте, функционируют, как и прежде, только изрядно затекли от постоянного постельного режима, а ссадины и неглубокие раны на лице зажили быстрее остальных, чему она была несказанно рада - видеть в зеркале над умывальником своё побитое отражение было невыносимо, Софи никогда не поощряла слабость ни в других, ни уж тем более в себе, пыталась храбриться, но разукрашенное драмой на трибунах лицо лишний раз напоминало о случившемся.

Но больше всего за время своего лежания у Помфри Софи размышляла о вдруг взбесившемся бладжере, и своими гипотезами не забыла поделиться с вдруг объявившимся у ее больничной койки Фенвиком - долго спорили, совпадение все это или случайность, но к общему знаменателю так и не пришли, решив, что с обоюдным закатыванием глаз стоит повременить.

Конечно, она думала и о Кёрке, но в диаметрально противоположном направлении, и каждый раз сопровождался неконтролируемыми приливами смущения и растерянности, будто поставили перед тобой картонный домик и обязали превратить во дворец - паззлы не сходятся, одно к другому не клеится, и весь этот процесс заставляет нервничать и психовать, а все потому, что не хватает одной определённой детали, ключика от недосказанности. Уже вне больничных стен они встречаются в Большом зале, но Фосетт упрямо заставляет не пялиться в его сторону, прислушивается к обсуждениям, желая выведать последние сплетни, но ничего примечательного не узнает - Хогвартс все ещё гудит от декретов Амбридж похлеще осинового гнезда.

- В жопу декреты! - Несколько пар глаз уставились на неё, держащую в руках бутылку. Все бы ничего, да только та диссонировала с атласной розовой пижамой в белую полоску, в которую Софи успела переодеться до того, как вечер переставал быть томным. - В жопу амбриджский режим. Постельный тоже! - Фосетт балансирует на собственной кровати с бутылкой огневиски, раскачивается, будто оседлала волну, а свежий майский ветер, гуляющий вокруг рейвенкловской башни, подхватывает ее распущенные волосы, добавляя атмосферности и реализма в картину маслом. Ей хватает двух глотков, чтобы оценить ущерб для своего все ещё неокрепшего изнутри организма - готовность выплюнуть обожженное горло и лёгкие сопровождается падением на подушки под хохот соседок. Фосетт смеется вместе с ними, кашляет от все ещё горького послевкусия.

Смех вырывается из рейвенкловской башни, минуя лестницы, широкие пролеты, проносится по тёмным коридорам, заглядывая в латунные доспехи, за статуи и видавшие лучшие годы гобелены. Смех продолжительный, звонкий, женский. Их трое. Они не задерживаются, перебегая от одной двери к другой, прячась от своих потенциальных преследователей, тех, кто темными ночами бдит во имя порядка и…

наказания.

Фосетт не знает, на какой этаж попала, когда все вокруг почему-то резко затихло. Большими от страха глазами она стала озираться, предполагая наихудшее, одними только губами произнося «потерялась» - в этом замке не так опасно забрести не туда, сколько в одиночку. И не успевает она закончить свою мысль, как в коридоре напротив медленно проскальзывает по стене тень.

«Моргана, Фосетт, успокойся. Это может быть кто-то из девчонок или… дружинников». Последним попадаться хочется меньше всего, потому рейвенкловка пятится назад, стараясь быть бесшумной. Образы в слегка опьяненном мозгу рисуются до боли устрашающие, заканчивая чисткой полов зубной щеткой в трофейной комнате.

Она отходит ещё, пока не врезается во что-то… мало напоминающее доспехи, но очень даже реального, дышащего ей в волосы человека. Фосетт уже не страшно, ее сердце уже даже не в пятках, оно просто остановилось. Мозг отказывается генерировать пути отступления, а тело становится почти бесконтрольным. И только крупицами оставшегося трезвого рассудка она догадывается для начала повернуться - уж вряд ли маньяки снова нагрянули в Хогвартс, как несколько лет назад. А с любым живым еще можно договориться. Только если это не Амбридж или Филч, - заключает рейвенкловка, все еще парализованная воцарившейся, звенящей тишиной, в которой только чьё-то дыхание щекочет кожу у неё на шее.

+1

3

[indent] Кёрку мало надо было для счастья. Определенно, одним из пунктов, которые делали его существование в разы приятнее - это еда. Это изначально показывает, насколько низкими могут быть амбиции и планка к тому, чтобы жить, не тужить и просто быть довольным мешком с драконьим навозом, мирно пованивающим где-нибудь на диване в гриффиндорской гостиной примерно три четверти пребывания в Хогвартсе. Кёрк был именно таким мешком; разве что пах он достаточно приятно, чем-то цитрусовым с намёками на брутальный аромат мужской раздевалки, если стоять от неё в двадцати футах.
[indent] Совершенно точно одним из своих главных достижений за время учёбы Эндрю считал тайное знание о том, где находится хогвартская кухня. С момента сего открытия гриффиндорец стал в несколько раз счастливее, полностью убедившись в том, что когда он сыт или _перенасыщен_, то тогда он близок к нирване на расстоянии вытянутой руки. Поэтому каждый свой стресс Кёрк стремился заесть, абсолютно не задумываясь о том, чтобы курсу эдак к седьмому превратиться в плотненького хлопчика, кому брюки пережимают живот и оставляют неприятные вмятины на коже в области пояса.
[indent] Но Кёрк назло всем хейтерам оставался красивым и стройным, но всё таким же легкомысленным и без следа интеллекта в больших глазах, что, впрочем, не означало ничего плохого. В конце концов, не всем быть гениями. Кому-то нужно и лицом поработать.
[indent] Этой ночью Эндрю плохо спал. Он слишком рано отправился засыпать, слишком шумно ворочался, получив от Слоупера подушечный снаряд в голову, после чего окончательно избавился от слабых попыток сновидений проникнуть в гриффиндорскую буйную головушку. Кёрк сел на кровати, хмуро вглядываясь в силуэты сопящих одногруппников, после чего ему в голову пришла совершенно случайная мысль о круассанах. Без всякой на то причины - просто круассаны. С мёдом. Или с шоколадом. А может быть с чем-нибудь ещё. Какая, впрочем, разница, если можно не выбирать, а просто сожрать всё и быть довольным.
[indent] От рассеянного натягивания на правую ногу носка до тихого скрипа портрета Полной Дамы - один широкий шаг двухметрового детины. Не зря слабоумие и отвага считались негласным девизом для факультета львов; вряд ли кто-то еще покинет свою спальню в районе полуночи, когда школа стала максимально режимным объектом вроде Азкабана, только для того, чтобы отведать круассанов. Даже если они очень вкусные. И даже если в школе есть дежурные. Об этом Эндрю особо не думал, потому что совершенно не интересовался такими мелочами. Ему что наказания, что лишение факультета баллов - как с гуся вода. Хотя бы потому, что он был из лиги якорей, а не из почётного легиона звёзд Гриффиндора. Оставим это тем, кто пожертвовал своим лбом на благо человечества.
[indent] Домовики были услужливы и приветливы, как и всегда; насчитав около полусотни поклонов в районе своих коленок, около десятка свежайших круассанов на блюде, трёх видов джема и горсть свежих ягод черники (Мерлин вас храни, милые малыши), Кёрк уверил, что его дичайший голод будет утолён и покинул жаркую обитель прекрасных созданий. На секунду поразмыслив о том, что в будущем не отказался бы от личного домовика, Эндрю с наслаждением пожёвывал выпечку вприкуску с облепиховым джемом и без лишнего шума шагал обратно в гостиную. Но то ли это слишком вкусная еда, то ли непонятная пыль от портретов, которые висели тут, казалось, еще до того, как основатели возвели эти стены - Кёрку захотелось чихнуть. А чихал он по-исполински, как те горные великаны, из-за которых в Альпах случаются небольшие лавины. Чих мог бы стоить слишком дорого, поэтому гриффиндорец остановился посреди коридора, опёрся рукой о стену и изо всех сил постарался сдержать чих. И как только парень уже ощутил контроль над собственным организмом, как ему в спину кто-то врезался. Находясь между двух решений - защититься от опасности тарелкой, растеряв все круассаны, либо оставить круассаны в безопасности и, возможно, умереть счастливым, Кёрк особо не выбирал. Конечно же, круассаны важнее. Сколько труда вложено в них! Плюс было бы не очень хорошо вломить тарелкой по голове Фосетт, которая и оказалась за спиной у Кёрка, чье зрение в темноте было явно получше, чем у рейвенкловки.
[indent] - Здрасьте, - протянул Эндрю, растянув губы в улыбке. А услышав стойкий запах огневиски, добавил: - Круассанчику?

+1

4

алкоголь одурманивает и
возбуждает обманчивое чувство привязанности;

Из-за волнения и страха молекулы алкоголя в крови стали растворяться ещё быстрее, а мозг уже вовсю генерировал пути отступления. Это мог бы быть самый шикарный в истории побег от возможного наказания в виде чистки каменного пола зубной щеткой в трофейной, но все оказалось куда прозаичнее, когда Фосетт узнала голос Кёрка за своей спиной.

- Ты совсем дурак?! - Первое, что ей сейчас пришло на ум, хорошенько стукнуть стоящего рядом парня кулаком в плечо. Только вот зрение подвело - Фосетт промахнулась, а ее рука прошла в нескольких дюймах от Кёрка, а потом и вся она как-то неестественно поддалась за ней вперёд, чуть было не свалившись лицом в тарелку, однако падение все же случилось, и рейвенкловка оказалась у ног Эндрю, в опасной близости с его обувью.

Мозг больше не генерировал, а молекулы перестали растворяться вообще, возвращая такое естественное чувство легкого опьянения, граничащего с довольно непривычным желанием сожрать большой бургер и запить его большой колой без сахара. И именно последнее заставляет ее подняться (с колен), снова оказаться в вертикальном положении, отыскивая в темноте лицо Кёрка, оказываясь настолько близко, что ещё немного и уткнётся носом ему в шею.

- А как насчёт большого и зажаренного куска мяса? Ну или хотя бы крылышек в медово-горчичном соусе? Что мне твои круасссаны? - Она стягивает один с тарелки Эндрю, вертит перед глазами, расстроенно поджав губу.

Она помнит, как совсем недавно Кёрк приносил ей вкусности в Больничное крыло, и каждый новый день становилось легче. Легче переживать тот факт, что на несколько дней будет оторвана от привычного распорядка, от болтовни Джиффорд о новых коллекциях, от вечно нависшей угрозы оказаться на отработке у Амбридж или Филча. Кёрк стал тем, за кого она цеплялась, и их общение с каждой новой встречей становилось все более непринужденным что ли, будто двое старых друзей, когда-то давно поссорившихся, вновь встретились и поняли, как все это время друг друга не хватало.

А может это все Фосетт себе накрутила в голове. И на самом деле Эндрю ничего такого даже близко похожего не чувствовал. И это было бы вполне нормально.

Фосетт это вспомнила, прокрутила затуманенным сознанием и погрузилась в какую-то беспросветную печаль. Ей хотелось бы, чтобы голос внутри возразил, сказал, что все не так плохо, и что Кёрк навещал ее у Помфри не только потому, что испытывал чувство вины.

- Ты дурак! - Снова вырывается, но на этот раз кулак не промахивается, поддевает тарелку в руках гриффиндорца, и та делает кульбит в воздухе, будто замирая на какую-то долю секунды, а потом оглушительно разбивается об пол.

+1


Вы здесь » Drink Butterbeer! » Great Hall » 17.05.96. tastes like teen spirit