Drink Butterbeer!

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Drink Butterbeer! » Great Hall » 02.06.96. мою первую любовь звали ненависть


02.06.96. мою первую любовь звали ненависть

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

https://forumupload.ru/uploads/001a/2e/af/546/526206.jpg

Тимоти // Сильвия
2 июня, Арт-класс

+1

2

Тимоти прекрасно помнил всё, что его задело. Всё, что когда-то сказали, что полоснуло словно ножом или непростительным заклинанием.
Вот и то, что сделал Сильвия, забыть не мог. Какая глупость — запоминать то, как тебя отшили. Это можно забыть легко, отпустить в одну секунду. Невозможно нравиться всем — это Тимоти знал по собственному опыту, оглядывая однокурсников с других факультетов и понимая, сколько глупостей они творят, какой бред несут. Впрочем, неважно.
Уязвленное самолюбие было хуже всех дурацких слов и действий.
В гостиной Слизерина сегодня оказалось как-то душно, давили стены, чужие разговоры действовали на нервы больше обычного. Кажется, настал момент для максимального уединения и того, чтобы побродить по коридорам, не натыкаясь взглядом на чужие лица. А если наткнуться — проскользить глазами надменно, запомнить и тут же забыть.
Тимоти не хотелось драматизировать, но сегодня, похоже, был такой день. И неважно, что на улице было лето.
Проходя мимо арт-класса, Моркотт задержался. Стало просто интересно, кого увлекло рисование в это время. И… пройти мимо оказалось совершенно невозможно.
Тимоти пересёк порог, хмыкнул и заговорил:
— Творчество рвётся наружу? — он сделал ещё пару шагов, поближе. Мстить не хотелось. Оскорблять — тоже. Тимоти вообще старался не показывать, что что-то помнит. Но сейчас смотрел на Сильвию неотрывно, словно ждал чего-то особенного.
Но чего, драккл его дери?

+1

3

Если бы у Сильвии спросили, что она ненавидит больше всего в этом огромном, чертовом мире, то она без лишних раздумий ответила бы, что себя и своё бездействие. Трудно оставаться хладнокровной и гадкой, когда внутри поселился страх. Страх за завтрашний день, страх за семью, за себя, за тех, кто рядом, и кому не все равно. Такая бесстрашная раньше, теперь Лив с трудом натягивала маску безразличия, чтобы только ее не упрекнули в излишней эмоциональности.

Она с силой зажимает в ладони кисточку и с вызовом смотрит на белоснежный холст перед ней, будто есть хоть малейшая надежда, что через него она сможет выплеснуть всю скопившуюся боль и крик, застрявший на полпути.

Но ничего больше не происходит.

Пустота.

Будто и не было ничего, что можно было бы сказать в этой предательской тишине.

Моркотта она не замечает, пока тот не решается заговорить. Поднимает на него взгляд и тут же переводит обратно на пустой холст, будто преступник, пойманный с поличным.

- Как раз наоборот - нечему рваться. - Сухо отвечает она, но внутри снова что-то трескается, только еще громче, заставляя бросить кисть на тряпку, смоченную растворителем. Она берет карандаш и уверенными линиями начинает выводить силуэт. - Ты не мог бы стать ближе к окну? Мне нужен правильный свет.

0


Вы здесь » Drink Butterbeer! » Great Hall » 02.06.96. мою первую любовь звали ненависть