Drink Butterbeer!

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Drink Butterbeer! » Great Hall » 05.09.96. Сестра плохого не посоветует


05.09.96. Сестра плохого не посоветует

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

https://i.ibb.co/5RVmNmb/1.jpg
Zacharias Smith, Sally Smith
5 сентября 1996 года, четверг. Вечер, перед отбоем.
Гостиная Хаффлпаффа

...во всяком случае, она так думает.


Некоторые люди и вправду считают свою личную жизнь личным делом.

+2

2

Не было никакого правила, которое заставляло бы студентов ложиться спать со звоном замкового колокола, но многие все равно старались поскорее завершить свои дела, поэтому вечером перед отбоем в гостиной Хаффлпаффа всегда особенно суетливо. Кто-то торопился наспех дожевать прихваченные с ужина пирожки и фрукты, кто-то лихорадочно листал страницы учебников, чтобы дописать заданное на дом эссе и не засиживаться до ночи, а кто-то спешил поделиться с друзьями последними новостями перед тем, как все они разойдутся по спальням. Кто-то включил дурацкий патефон и врубил погромче какой-то малоизвестный панк-рок — было громко, но слушабельно, не «Оргия...», и на том спасибо. Было шумно, душно и слишком светло, но пойти особо некуда: библиотека совсем скоро закроется, а в спальне уже сидит привычно радостный Финч-Флетчли, вид которого сегодня раздражал сильнее обычного, и Хопкинс, с которым Зак уже успел поругаться за ужином, что, в общем-то, тоже было привычно.

Он с силой потер виски. За соседним столом устроилась группка третьекурсников настолько веселых и довольных жизнью, как будто они вовсе и не домашнее задание делали — одного взгляда хватило, чтобы узнать учебник по Зельеварению. На секунду Зак удивился хорошему настроение страдальцев, а потом вспомнил, что Снейп предмет больше не преподает и даже позавидовал счастью детишек — от зелий он отказался, а вот от его бывшего преподавателя, увы, не удалось. Взрывы смеха от соседей только усиливали его головную боль, и хаффлпаффец подавил желание высказаться на тему «тут, вообще-то, кроме вас еще другие учиться пытаются». Во-первых, Зак даже с натяжкой не пытался учиться — перед ним на столе лежал раскрытый учебник по Нумерологии и пергамент с начатыми расчетами, но формулы в заданной на дом главе казались едва ли проще, чем зашифрованные тексты древних мексиканских ацтеков, поэтому шестикурсник то подпирал голову рукой, то ронял ее на сложенные руки, то зачем-то рассматривал увитый плющем потолок, то откидывался назад и раскачивался на задних ножках стула. Во-вторых, на еще один конфликт у него сегодня уже нету ресурса. В последнее время у него вообще мало на что этого ресурса хватало.
Около учебника скучала чашка давно остывшего смородинового чая. Зак с некоторым унынием то и дело косился на нее, но заставить себя отхлебнуть не смог, даже от запаха воротило. Помнится, заварено это было еще с самого утра. Если бы все шло по-правильному, он бы выпил чай у фонтана, но не сложилось. Даже смешно от того, как быстро оно не сложилось, и как быстро Зак к этому привык. К чаю, который у него каждое утро был — был бы — разным, а у Дафны — всегда одним и тем же; она бы твердила, что это ее любимый, а он бы возмущался, что она даже не попробовала тот, что он принес. К ничего не значащим беспечным разговорам, пронизанным ее шутками и его собственными ироничными замечаниями. К журчанию фонтана и брызгам прохладной воды, к ветерку, что трепал ее волосы, к утренним солнечным лучам, от которых она так смешно щурилась. К ощущению спокойствия и отвлеченности, которое давало ее присутствие, а это ощущение для него нынче редкость. С ней было хорошо. Без нее — не было. Ее не хватало и не хватало весьма болезненно. И, казалось бы, за чем дело стоит, прекрати дуться и ныть про себя, что она-де опять с Малфоем время проводит, будь ее другом, как раньше был, прекрати демонстративно садиться в кабинетах один и не смотреть в ее сторону, прекрати злиться черт знает на что.

Многие говорят, что Захария Смит — эгоцентричный придурок, и они, очевидно, совершенно правы. За время общения с Дафной Зак слишком привык, что он ее лучший друг. А сейчас для него стало очевидно, что она всегда будет выбирать Драко, не думая о последствиях, не вспоминая, что он бросил ее одну тогда, когда был нужен ей больше всего. Связь между ними так прочна, что даже это не помеха.
Кто-то должен что-то решить. Если Дафна не может остановиться, прекратить свои метания, прекратить пытаться усидеть на двух стульях, то он ей поможет.
Ладно, будем честны, он поможет себе. Он научится не смотреть в ее сторону — уже почти получается, - и со временем перестанет скучать. Остро, жгуче, болезненно скучать, так, как никогда по ней не скучал, даже летом, когда они расставались на недели.

Сквозь шум гостиной вдалеке хлопнула дверь и взгляд выхватил знакомую рыжую макушку. Зак несколько напрягся — от входа его хорошо видно и незаметно улизнуть в гостиную не получится, а сейчас было бы очень кстати туда вдруг телепортироваться, потому как радостного Финч-Флетчли сейчас хотелось видеть больше, чем кузину. Накрыть голову подушкой за пологом своей кровати, ммм...
В последнее время компания Салли не радовала — она, очевидно, пыталась примерить на себя роль старшей сестры, коей определенно не являлась, и так и норовила давать советы и поддерживать, когда ее об этом не просили, утешать и заботиться, а еще постоянно быть рядом, как будто не понимала, что ему не «семья рядом» нужна, а тупо чтоб его оставили, наконец, в покое. И что самое печальное — на сестру не действовали ни вежливые просьбы, ни раздраженным огрызания, ни откровенная грубость, ни даже угрозы. Салли была стойким оловянным солдатиком и когда загоралась желанием причинять добро, ничто ее с этого пути сдвинуть не могло. Даже их летние ссоры и скандалы, когда Захария, не раздумывая, швырялся в нее предметами, кричал и натурально выталкивал за дверь в надежде, что та обидится и перестанет докучать «сестринской поддержкой», не заставили девушку от него отвернуться.
Зак воевал с ней все лето, и выплескивал на нее весь свой гнев, всю боль, и отчаяние. Если подумать, он вел себя с сестрой так отвратительно, как никогда и ни с кем в своей жизни, и за это нисколько не было стыдно.  А она здесь. Все равно рядом, все равно терпит, все равно приходит раз за разом, чтобы раздражать, докучать, тащить насильно на обеды и ужины. Воистину, сестра — это лучший друг, от которого невозможно избавиться.

Конечно, она его заметила. Уже лавирует меж столов и кресел прямо к нему. Зак вздохнул. Может, если просто молчать и кивать в нужных местах, ее желание поучить его жизни иссякнет быстрее?
Иногда, конечно, они удивительно похожи.

+2

3

Это лето было слишком сложным, а начало учебного года ничуть не легче. У Салли откровенно болела голова от всего происходящего, но она не унывала и по-прежнему улыбалась всем вокруг, считая, что её личные проблемы не особо важны и не стоят особого внимания со стороны окружающих. Сейчас у многих были проблемы куда хуже, чем у неё. Например, у Зака. Только брат, кажется, не понимал своих проблем. И нет, речь не шла о его умершей матери, здесь всё было понятно. Закари после её смерти стал ещё более несносным чем раньше. Кажется, он сцепился с младшей Уизли? Интересно, зачем. Этот вопрос тоже хотелось бы решить, точнее, узнать, что там в голове у её братишки и почему он так ненавидит Поттера и его друзей.

Салли всегда старалась поддерживать Захарию, она оставалась на его стороне, даже когда все вокруг твердили какой он нехороший, но она знала, что это не так. Зак может быть противным и вредным занудой, но он хороший парень, чтобы там не говорили. Она знала его лучше прочих, она знала какой он может быть, она знала, что он глубоко чувствует и переживает, лишь поэтому у него частенько отключаются мозги, чтобы соображать рационально и он делает не слишком обдуманные поступки. Но разве так не у всех подростков? Разве кто-то действительно может думать рационально, если задеты его чувства и эмоции? Она таких людей не знала. Это надо быть совершенно бесчувственным, чтобы тебя не волновало то, что происходит вокруг. Другое дело, что действовать можно по-разному и относится к происходящему можно также по разному.

Раньше Смит думала, что Зака волнует только смерть матери, но вчера она выяснила и кое-что ещё занимательное. Нет, она не была слепая и раньше очень даже замечала, с кем общается её брат и что делает его менее мрачным, чем обычно, но как-то не подозревала, что дела обстоят слишком уж серьёзно. А вчера, на уроке ЗОТИ всё буквально витало в воздухе, вчера воздух можно было резать ножом, настолько густым он казался. Конечно, Салли старалась больше придавать значения учёбе и вообще они с Дареллом весь урок проболтали, отвлекаясь на задания профессора Снейпа, но не заметить ТАКОЕ было невозможно. Для себя Сэл сделала пометку, что ей стоит всё выяснить у брата, она не хочет слушать слухи, ей нужно точно знать, что происходит. И только Захария может дать ей правдивый ответ. Конечно, сперва он точно не захочет говорить, наверняка постарается снова закрыться, но с ней такие штучки не пройдут, всё-таки кто ему ближе неё? Правильно, никто, так что пусть не дурит.

Провозившись с уроками в Библиотеке, Салли закончила довольно поздно, но всё ещё надеялась застать Зака в гостиной. Другое дело, что он вполне мог бы сбежать к себе в комнату, но с его настроением он вряд ли будет это делать. В последнее время, как заметила Смит, брата раздражают абсолютно все люди. Даже она, но она-то его раздражает постоянно, тут не отвертишься, она его семья. В общем, немного удивившись и обрадовавшись, Сэл нашла Зака именно в гостиной Хаффлпаффа и порадовалась, что не нужно будет искать кузена и не нужно будет просить кого-нибудь позвать его из спальни.

- Привет! - Салли плюхнулась в соседнее кресло, улыбаясь вовсю брату. Его это так раздражало, а её так забавляло, в самом деле. - Ты сегодня ужинал? Не видела тебя, - заметила девушка, стараясь заходить издалека. К тому же, в гостиной всё ещё были студенты, а говорить при других о чём-то действительно важном не хотелось, всё-таки это не то, что можно обсуждать при третьекурсниках или Джастине. - Ты бледен... - Впрочем, вот тут как раз не было ничего нового, он в принципе выглядел как полуживой труп последние месяцы, когда ему было совсем паршиво. Кажется, как раз вернувшись в школу, Захария стал чуть больше приходить в себя, нежели в своём собственном доме. - Мм, как твои дела? - Поинтересовалась она, ожидая, что сейчас её пошлют. С начала года они пару раз болтали, что там, они виделись с ним каждый день и не по разу, на тех же уроках, но они не разговаривали по-настоящему с лета, с тех бросаний непонятными предметами, криков и выталкиваний, когда девушка постоянно пыталась быть рядом и помогать брату с переживаниями. Уж лучше пусть она его бесит, чем потом винить себя в том, что где-то проглядела и он сделал что-то ужасное.

+2

4

С начала учебного года Заку весьма успешно удавалось не оставаться с Салли наедине. В Большом зале он садился на виду у всех, свободное время проводил с Дафной, а общих предметов в этому году у них с сестрой поубавилось, хотя пару раз у них случались ничего не значащие разговоры. В гостиной его тоже было не поймать: из библиотеки или с квиддичного поля хаффлпаффец возвращался перед самым отбоем, а в мальчишечьи комнаты Салли, к счастью, не совалась, хотя было не запрещено — чувство такта у девушки хоть в этом все же присутствовало. Возможно, Салли считала, что раз они теперь в школе и все еще учатся на одном факультете, то бегать от нее Зак больше не сможет, кричать на нее прилюдно тоже не станет, и деваться ему некуда, придется выслушать и согласиться с тем, что она права — что бы она там ни хотела сказать. Попробуй скажи Салли, что она неправа, в этом оба Смита были как две капли воды.
К сожалению, как минимум в одном девушка действительно не ошибалась: бегать от нее вечно было задачей невыполнимой, но сегодня Зак сам просчитался. Он был в полном душевном раздрае, непривычно задумчив и рассеян, а еще у него больше не было Дафны, чтобы до самого отбоя проторчать с ней в библиотеке, забывая о времени за дискуссиями о рунических текстах, спорами о правильности трансфигурационных формул или обсуждением последней статьи в «Пророке». До ужина он бесцельно болтался в окрестностях Хогвартса, сопровождаемый только шорохами опавшей листвы да сердитым вороньим карканьем, а после — так же бездумно направился в гостиную, потому что вроде как пойти больше было некуда.

Салли выглядела привычно добродушной, приветливой и улыбчивой, но вряд ли она подошла просто поздороваться и упорхнуть по своим делам. Ей было, что предъявить — и за «глупую» ссору с Уизли в поезде, и за вчерашний урок ЗоТИ, и за его «мрачный вид», и за лето. За лето она имела полное право ему предъявлять, но Зак не станет извиняться или оправдываться. Он честно и прямо просил держаться от него подальше, но Салли ведь лучше знает, как надо жить (точно как бабушка, ей-Мерлин), так вот пусть живет себе и не удивляется.
Поэтому он принял независимый вид и плотно сложил руки на груди, стоило только сестре приблизиться — сразу давал понять, что он не в духе и не настроен любезничать, а еще было бы крайне желательно побыстрее перейти к делу, он как бы уроки делает. Во всяком случае, пытается.

- Привет, - кисло ответил Зак, наблюдая, как Салли занимает соседнее кресло с таким видом, будто намеревалась провести в нем остаток жизни. Сейчас начнется перечисление его грехов? Ну, что же... - Чаю? - с кривой усмешкой предложил он, кивая на полную чашку, притронуться к которой он все равно уже не сможет. Привычным  взмахом палочки он подогрел смородиновый напиток, от которого тут же поднялся ароматный дымок, и пододвинул его к сестре. Светская беседа двух благовоспитанных волшебников, почему бы и нет, раньше они нередко так делали. Какое же все-таки странное слово — раньше. Как будто законное средство для перемещения в те времена, когда все было хорошо, со всеми привычными атрибутами этого «хорошо» - ароматным чаем, сладким шоколадом, безопасным гомоном родной гостиной, теплом камина и кажется, будто Салли сейчас весело и бойко, так, как только она умеет, начнет утомлять болтовней о своем Дарреле, или о драконах, или… но нет. Потому что «раньше». Когда их жизнь наполнило холодное и отчужденное «теперь», в котором Зак плюется ядом на сестру и мечтает, чтобы она убралась? И неужели в этом был виноват только он один?

- Вообще-то, я сидел через два человека от тебя, - усмешка из кривой стала ядовитой. Салли порой откровенно бесила со своей навязчивой заботой, а еще, видимо, считала, что если он не у нее на виду, то наверняка совершает непоправимые ошибки. Точно как бабушка, даже смешно. - Если нужны показания свидетелей, то поищи Хопкинса, я его пару раз оскорбил, он подтвердит. Так что «бледен» я не от голода, Морганой клянусь, - закончил Зак почти со смешком. Хаффлпаффцы. Пропустил ужин → умер, простая жизненная позиция.

Он задумчиво посмотрел на Салли — та, конечно, улыбается и старается быть невозмутимой, но глаза тревожны, а поза напряжена, как будто девушка готовится к защите или вовсе к побегу. И ведь все равно подошла. Может, не ругаться или надоедать, а просто соскучилась?
Стало неуютно и поневоле вновь вернулись почти забытые летние страхи и тщетные старания оградить сестру от своей темной стороны, а себя — от того, чтобы ее потерять. Так что ты творишь, Смит? Она твоя семья, единственный близкий, кто у тебя остался, а что ты творишь? Кричишь на нее, потому что она оставляет это безнаказанным? Гонишь ее прочь, чтобы пережить свое горе в одиночку? Но ты ведь не справляешься в одиночку, как ни старайся. Не хватает контроля, мотивации, силы.
Дафны — родной, понимающей, знающей, как поступить Дафны рядом не было, но Салли — была. Абсолютно неуместная со своей топорной заботой и навязчивым желанием поддержать, Салли была рядом, потому что намного раньше поняла это, чем сам Зак — что она ему нужна. С веселой болтовней, с непрошеными советами, с бурными эмоциями, от которых болит голова, с ее преданностью и верой. Так, как Салли, в Захарию Смита не верил никто, даже Дафна так не умела.
Нет, он не скажет ей «прости», «я был неправ», «спасибо, что ты здесь». Салли наверняка этого и не ждет, точно не от него. Но он может предложить сестре чай и немного с ней поговорить — на это силы у него были.

- К концу этой недели я умру, - мрачно предрек шестикурсник, кивая на нетронутое домашнее задание. - Вектор не иначе как собралась на следующем уроке принимать у нас выпускные экзамены, - а ты, кретин дракклов, даже начать не можешь, твою Моргану за ногу, думал Зак про себя, проклиная свои способности к концентрации, которые именно сейчас дали сбой. Большого ума не надо, чтоб понять, в чем было дело. - Как там Хагрид, еще не уволили? Может, кто из студентов уже умер от его зверушек? - сейчас Салли укоризненно на него посмотрит и возмутится, что нельзя так говорить, а Хагрид — отличный учитель, но это будет как раньше. Пусть. Он с удовольствием в очередной раз объяснит глупенькой сестренке, как должен выглядеть хороший учитель, а как — лесничий, которого взяли из жалости.

Отредактировано Zacharias Smith (13.09.22 23:52)

+1


Вы здесь » Drink Butterbeer! » Great Hall » 05.09.96. Сестра плохого не посоветует