Drink Butterbeer!

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Drink Butterbeer! » Great Hall » 2.09.1996. Girls' night in


2.09.1996. Girls' night in

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

https://forumupload.ru/uploads/001a/2e/af/692/389092.jpg
Ophelia Rushden, Hazel Stickney, Susanna Hesleden, Helen Dawlish, Becky Arncliffe
2.09.1996
Девичьи спальни Рейвенкло

Важные разговоры, пижамы и сливочное пиво.

Отредактировано Ophelia Rushden (30.08.22 20:40)

+3

2

Пара часов перед сном в Хогвартсе - всегда самые лучшие. Когда окутанный полумраком замок уже затих, но еще не заснул, в нем воцаряется особое, мирное спокойствие, это время для просиживания с книгой в любимом кресле, настольных игр в гостиной, разговоров по душам, повторения домашнего задания.

С последним решительно не ладилось. Весь вечер голова безбожно гудела, но не мигренью, а совершенно ненужными мыслями. Сразу после ужина Рашден мрачно удалилась, минуя гостиную, прямо в спальню, подальше от лишнего шума, да так и просидела там, обложенная свитками, пока не подтянулись остальные девочки, начав готовиться ко сну.

Их присутствие немного успокаивало - кусочек будничного, привычного, того, что должно быть.

- Голова вообще не работает, - посетовала Офелия, откладывая в сторону дописанное, но вышедшее по ощущениям отвратительно эссе по зельеварению, и, сев по-турецки на кровати, обвела взглядом соседок. Отдернула футболку - яркую, синюю, с мультяшной лисой, прямиком из магловского магазина, - Кто-нибудь помнит, никаких побочек не бывает, если слишком надышишься амортенцией? Вот ты, Хелен, нормально себя чувствуешь?

Ей очень хотелось свалить свою нервозность на утреннее происшествие, ведь не каждый день дышишь парами целого котла любовного зелья, опрокинутого на уроке, и нос все еще, казалось, щекотал запах отцовского парфюма вместе с ароматом свежих персиков, морозной дымки, прогоревших поленьев и миндаля. Совершенно убийственная смесь.

Но все началось намного раньше злосчастного зельеварения. Еще вчера, когда, часа в три ночи, Офелия развлекала разбуженную спальню, гоняясь с простыней за упрямо залетающими среди ночи совами. Гоняла их минут двадцать, страшно злая и всполошенная, пока не поймала и не выкинула последнюю в окно. Запечатав и заглушив его магией, надежности ради, чтобы, даже если птице вздумается скрестись и стучать клювом, требуя ответа, ее не было слышно. А потом, не объясняя толком ничего, плотно занавесила полог и спряталась и за ним, и с головой под одеялом, беспокойно ворочаясь почти до самого утра.

Письма так и остались под матрасом. Жаль только, что все распирающее несказанное нельзя оставить там же.

+3

3

Хелен была абсолютно разбита. Не желая больше ни с кем разговаривать, продолжая рефлексировать после сложностей на Зельеварении, она почти весь свободный вечер провела в кресле гостиной, подальше от людей. Выводила в своих конспектах рисунки, красиво дополнявшие написанное, и лишь за кропотливой работой умудрялась найти успокоение.

Она старалась не смотреть по сторонам, не откликаться на знакомые голоса, не замечать ни косые взгляды Монтгомери, ни тяжелые вздохи уставшего Фарли.

Болела голова.

Ощущая себя подбитой чайкой, Хелен поплелась в спальню и мечтала лишь о том, как бы поскорее уснуть. Но сначала нужно было принять душ, переодеться в мягкую ночную сорочку, не забыть помазать руки любимым кремом с персиком.

Расплетая запутанные мокрые кудри, Хелен подняла голову только когда услышала голос Офелии, к ней взывавший. Продолжая расчесывать волосы, Хелен пожала плечами:

— Разве что создаст проблемы с концентрацией, возможно, — поделилась она рассуждениями. — Ведь амортенция, в самом деле, лишь зелье больной одержимости, а не настоящей любви.

Хелен слегка поникла: она до сих пор ощущала аромат отцовских духов, по которым сильно скучала. Она не была готова сталкиваться со своей тоске по объятиям Джона Долиша в самом начале учебного года. Жестокий удар.

— У меня болит голова. Офелия, пожалей нас и скажи, что этой ночью суматохи с таинственным воздыхателем не будет, — усмехнулась Хелен и повернула голову к Стикни: — Староста, накажи ее за нарушение нашего сна!

+3

4

[nick]Hazel Stickney[/nick][status]Там видно будет[/status][icon]https://forumupload.ru/uploads/001a/2e/af/330/508008.jpg[/icon][pers]<b><a href="ссылка" target="_blank">Хейзел Стикни</a></b>, 17 лет[/pers][info]Рейвенкло, 7 курс[/info]

- Вот, видишь, телевышка на холме? - Стикни ткнула пальцем в угол фотографии. - Почти до нее доехали. Правда, там зелье выдохлось, и обратно уже руками толкали. До самого гаража. А старик Шелли, - староста зашлась тихим смехом, - а с-старик Ш-Шелли по дороге потерял парик, так что пришлось возвращаться искать. Его уже собиралась стащить какая-то ворона!..
Хейзел и Сюзанна сидели вдвоем на кровати последней. Листали альбом с летними фотографиями Стикни - обычными, маггловскими. Сюзанна с вежливым любопытством чистокровной волшебницы рассматривала неподвижные цветные силуэты, улицы, обстановку домов и автомастерскую под яркой вывеской "Гараж старины Джо Стикни".
- Получается, ты неплохо продвинулась по части... - Хеследен запнулась, вспоминая слово, - топлива. Что ж. Поздравляю. А это кто?
Она указала пальцем на другую фотографию. На ней было несколько подростков-магглов и среди них - сама Хейзел, на вид такая же обычная провинциальная маггловская девчонка, загорелая и совершенно всем довольная.
- А это... - теперь уже запнулась Хейзел; растерянно потерла пальцем переносицу, - это встречались с ребятами, с которыми вместе ходили в начальную школу. Смешно... Парни такие здоровенные стали. Вот, кстати, Чарли Шелли, сын старика Шелли.
- Такой же милый чудак, как его отец? - поинтересовалась Сюзанна.
- Нет, - честно призналась Хейзел. - Совсем нет.
Чарли Шелли. С ума сойти, как он ей когда-то нравился! Пускай он и был магглом, но что с того? Папа Хейзел тоже был магглом, а мама - волшебницей, и это нисколько не мешало им жить вместе. На младших курсах Стикни наивно мечтала, как явится Чарли верхом на единороге, уже когда станет великой волшебницей. А через несколько лет даже решила подлить ему амортенции, но заветный флакончик нашла в чемодане мама, забрала и отругала. Зато этим летом - ах, предел детских мечтаний! - Чарли Шелли подкатывал к Хейзел сам. И Мерлин, каким же он оказался пошлым, грубым и глупым!

Наверное, поэтому само слово "амортенция" сейчас отдавало для старосты гнилым привкусом разочарования. В другое время она бы поддержала шутливое замечание Хелен, но сейчас чуть нахмурилась и совершенно серьезно ответила, не отрывая глаз от альбома:
- Офелия-то не виновата, что какой-то дебил берегов не чует, - и все-таки неловко свернула к шутке: - Может, это Бирч? Нашел новую "ба-а-агиню"?
- Пьяные они все немного Бирчи, - промурлыкала себе под нос Сюзанна, отчего-то уверенная, что слать ночных сов могли только их выпившие однокурсники.

+3

5

Большую часть вечера Ребекка сокрушается из-за неудачи на зельях. Можно было сколько угодно Натаниэля в том, что мешал и дурачился, в общем, вел себя как максимально несерьезный молодой человек, которого интересуют только предстоящие отборочные в команду по квиддичу. Ей откровенно надоело слушать речи о том, как Дуглас будет блистать в этом году в форме факультета и уверенно отправлять бладжеры в соперников. Гораздо больше ее интересует учеба, тот год слишком важен, чтобы начинать халтурить.

— Категорически с тобой согласна, — отзывается на голос Офелии, обозначая свое присутствие в комнате. Вообще-то она уже некоторое время лежит на своей кровати с открытой книгой, но не может понять смысла прочитанного, вслед за соседкой, сдается, закрывает увесистый том и откладывает в сторону. Они все не выспались, это очевидно, ночные гости умудрились перебудить всю девичью спальню, а заснуть потом у самой Бекс не получилось. Конечно, голова работать не будет.

Где-то глубоко внутри, она понимала, что возможно, это даже хорошо, потому что кошмары, с которыми она учится жить последние полгода, не прекратились, стали реже, но не исчезли полностью. С ужасом Арнклифф думает о том, что снова будет вынуждена обращаться за помощью к Саммерсу, снова он будет испытывать ее терпение, нарушать границы, заставляя при этом чувствовать себя живой, настоящей.

— Не думаю, что будет какой-то серьезный эффект, — пожимает плечами. Когда они изучали это опасное зелье, то ничего подобного в учебнике не было, да и профессор не говорил, — Вот если бы мы его попробовали на вкус, — много сил потребовалось на то, чтобы оторваться от подушки и усесться на кровати так, чтобы видеть всех девочек в комнате, — даже представить страшно, что бы началось.

Амортенция не зря считается одним из самых опасных зелий, — Меня пугает сама мысль, что можно быть одержимым кем-то, хотя и стать объектом этой самой одержимости, перспектива крайне сомнительная, — нет, это не упрек Офелии, ведь наверняка кто-то из ее воздыхателей решил произвести впечатление и с треском провалился, просто факт.

— Ты действительно думаешь, что это Бирч? — да, однокурсник странноватый, но не сумасшедший, во всяком случае, в это Ребе хотелось верить, — Стали бы они пьянствовать перед первым учебным днем, — Арнклифф хмурится, стараясь представить себе эту картину. Ботаны, к которым можно и ее отнести, не рискуют, они готовятся к занятиям и не так уж часто нарушают правила. Хм, полгода назад она бы сказала, что никогда, как все меняется.

— Но вообще соглашусь, выспаться бы хотелось, может сразу чарами запечатаем окна? — логично же. Бекки натягивает рукава кофты на пальцы, осень только начинается, в замке, как и на улице тепло, но может из-за недостатка сна ее слегка морозит?

— Мне страшно, что нас ждет на уроках Снейпа, — неожиданно признается, хотя не планировала. Может у каждого есть свой лимит тревог, которые могут храниться в секрете?

+4

6

"Мерлин, какие воздыхатели, у меня-то? О чем вы?"

Или как-то так, банально и совершенно неубедительно, хочется Офелии сейчас картинно возмутиться, отмахнуться, задернуть штору и краснеть себе дальше в гордом одиночестве, чтоб никто не видел. Но вместо этого она пошарила за своей спиной, не глядя, взяла подушку и обняла ее, ткнувшись в комфортную мягкость подбородком и надув щеки в ответ и на усмешку Хелен, и на шутки насчет Бирча, не к ночи он будет помянут.

- Это была просто шутка, - хмуро отозвалась она, благодарно встретившись взглядом с Хеследен, - Глупая, несмешная, пьяная шутка. Хейзел же сегодня их отпаивала противопохмельным зельем, так что, надеюсь, повторять не будут.

Она весь день всеми силами пытается убедить себя, что всерьез такой дичи не напишут. И тут же, как по заказу, невольно и живо вспоминает Маркуса, подошедшего к ней у поезда, неловкого и серьезного, пытающегося завязать разговор, и быстро ушедшего, стоило подойти отцу. Воспоминание это, свежее, тянет и другие, совсем болезненные и непрошенные. И если это было настоящим, может ли и правда быть так, что...?

...Да нет, бред какой-то. Письмо в духе самых патетичных пассажей уорпловских вампиров? Угроза утопиться в озере?

- А Бирч нынче по пятикурсницам пошел, - сказала Офелия, наморщив нос. Тема вновь кольнула, только теперь по-новому: очень удобно считать Бирча просто безобидным дурачком, чем-то вроде большого ребенка, пока не слышишь сама, как он моет тебе за твоей спиной кости, распуская грязные слухи, - Видели, может? Во время завтрака?

Тихо фыркнув, Рашден встала, взяла с тумбочки волшебную палочку, двинулась к окну. Нет, правда, она не считает, что вчерашний концерт с ночными совами и загаженным полом повторится, но для собственного и соседок спокойствия лучше перестраховаться хотя бы пару дней, сделав так, как просит Ребекка. К тому же, жарко у них здесь в башне не бывает почти никогда.

Из окна и сейчас тянуло прохладным ветром. Вдалеке шумел все еще зеленый лес, далеко внизу, на одной из замковых дорожек, неторопливо прохаживалась пара фигур в длинных мантиях, две длинные четкие тени от яркого светового пятна витражей на первом этаже. Наверное, кто-то из министерских авроров на патруле. Никаких сов в пределах видимости. На пару секунд Офелия высунулась из окна наружу, зачем-то посмотрела в сторону соседней башни - туда, где спальни мальчиков - и, резко нахмурившись, захлопнула окно.

- Почему? - спросила она у Ребекки. Снейпа трудно любить как преподавателя, но вряд ли смена предмета может что-то кардинально изменить, - Может он, наоборот, станет только счастливее и добрее. Он же давно мечтал вести Защиту.

+3

7

Хелен невольно поморщилась, подавив в себе позыв закатить глаза, когда Стикни принялась изъясняться в своей вульгарной манере. Годы шли, а Долиш все никак не могла перестать придираться к старосте.

— Зато в похмелье они все одинаковые страдальцы, — улыбнулась себе под нос Хелен, закончив расчесывать волосы.

Она припомнила мрачные выражения лиц Фарли и Стреттона, которым пришлось на Зельях терпеть громкие лязги и звон, что выдавала своими резкими движениями обидчивая Долиш, и усмехнулась. Было забавно, но мальчики — особенно Джереми — навряд ли в ближайшее время захотят иметь что-то общее с Хелен.

Как-то меж воспоминаний об уроке в мысли проскользнула гадкая, злостная мордашка Монти. «Я тебя свяжу,» — и прямой взгляд в глаза, и угроза в голосе, и сплошная злость, за которую охота то ли глаза выцарапать, то ли… ой, нет!

— А я с Кормаком целовалась, — выпалила Хелен меж фраз о Бирче, чьи любовных похождения натолкнули на разговор о мальчиках и их языках, то есть, способностях заговорить все уши.

— Сегодня. Пару часов назад, — Хелен нервозно заправила кудрявый локон за ухо.

Ощутив на себе устремленные со всех сторон взгляды, Хелен замерла, чтобы не повести даже бровью, удержала драматичную паузу и посмотрела в сторону Офелии. Та занималась разглядыванием людей через высокое окно башни.

Тема Снейпа казалась спасительной ниткой, которая могла помочь уйти от неуместной темы свидания Хелен у Озера.

— Не уверена, что достижение мечты сделает характер Снейпа мягче, — добавила она к спору. — Волосы-то он не начал мыть.

+2

8

Офелия косвенно подтвердила - ночные письма были от пьяных орлов. Хейзел и Сюзанна лукаво переглянулись, и Стикни, не выдержав, тихонько всхрюкнула в альбом. Сюз пихнула ее локтем в бок: все-таки, с Рашден обе были в хороших отношениях и смущать ее совсем не хотели. А вот с Долиш все было как-то... сложнее. Уже совсем не скрываясь, Хейзел воззрилась на Хелен с веселым недоумением. А потом обернулась на подруге - мол, ты слышала, нет, ну ты слышала?! С МакЛаггеном она целовалась!
- О... - только и протянула Сюзанна.
Лицо у нее при этом было такое, будто Долиш поцеловалась не с парнем, а с каким-то очень редким, пафосным и дорогим животным, вроде Большой Королевской Шишуги с Чемпионской Родословной. Эдакая смесь восторга, умиления, понимания, сочувствия и легкой брезгливости. А Хейзел снова не хватило такта промолчать:
- Стоп, - решительно произнесла староста, вклиниваясь в обсуждение снейповых волос. - Вы зубы-то не заговаривайте! - она с глухим стуком захлопнула альбом и отложила его в сторону. - Хелен, ты что, теперь встречаешься с Кормаком? Серьезно?! Но он же...
"Совсем не ровня Джейку" - эти слова Стикни все-таки удалось проглотить. Секунду помявшись, она закончила обтекаемо и дипломатично:
- Ну... Это. Не в твоем вкусе. В смысле, я-то думала, тебе нравятся ботаны. Типа Фарли.

[nick]Hazel Stickney[/nick][status]Там видно будет[/status][icon]https://forumupload.ru/uploads/001a/2e/af/330/508008.jpg[/icon][pers]<b><a href="ссылка" target="_blank">Хейзел Стикни</a></b>, 17 лет[/pers][info]Рейвенкло, 7 курс[/info]

Отредактировано Marcus Belby (18.09.22 00:14)

+1


Вы здесь » Drink Butterbeer! » Great Hall » 2.09.1996. Girls' night in