Drink Butterbeer!

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Drink Butterbeer! » Time-Turner » 20.12.95. Рождество, вашу ж бабушку


20.12.95. Рождество, вашу ж бабушку

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

[nick]Zacharias Smith[/nick][status]true neutral[/status][icon]https://forumavatars.ru/img/avatars/001a/2e/af/644-1670258757.png[/icon][pers]<b><a href="https://drinkbutterbeer.ru/viewtopic.php?id=2917" target="_blank">Захария Смит</a></b>, 15 лет[/pers][info]Хаффлпафф, 5 курс<br />Охотник сборной факультета по квиддичу<br />Член ОД[/info]

https://forumupload.ru/uploads/001a/2e/af/644/t438502.jpg https://forumupload.ru/uploads/001a/2e/af/644/t863745.jpg https://forumupload.ru/uploads/001a/2e/af/644/t811215.jpg
Zacharias Smith, Daphne Greengrass
20 декабря 1995 года, среда
Хогвартс

«Дорогой Санта, я хочу, чтобы на это Рождество от меня все отвалили».


...Возьмите, например, Рождество. Ага, возьмите его отсюда к черту. ©


Мы хотим слушать рождественские гимны, есть пандоро, украшать дом и носить свитера с оленями, когда захотим. А вы, ненавидящие Рождество, идите ломать коробки немного дальше, спасибо. ©

Отредактировано Zacharias Smith (18.12.22 01:54)

+3

2

Несмотря на затянувшуюся накануне подготовку к семестровой контрольной по трансфигурации, Смит просыпается раньше соседей по спальне. Привычно сбегает вниз по каменным ступеням и также привычно, как всегда и происходило по утрам, направляется к камину — там обычно складывали оставленные заботливыми софакультетчиками корзинки с пончиками, тарелки с печеньем и коробки с пирожками, а еще там можно было нагреть воду для чая или молоко для какао. Мало кто на этом факультете приходит на завтрак голодным.
В воздухе витает запах мандаринов, кардамона и корицы. «Неужели у кого-то в этом доме появился вкус», успевает подумать Зак с одобрением, но мысль прерывает тихий хруст под ногами. Это маленький золотой шарик рассыпается на осколки под подошвой хаффлпаффского тапка. Возмущенно мяукнул чей-то полосатый кот, у которого, по-видимому, отобрали игрушку. Взгляд отыскал источник звука и уперся в высокую украшенную елку.
Может быть, елка появилась в гостиной и раньше, но Зак этого не заметил.

«Опять Рождество», уныло подумал Зак. «Вашу ж бабушку».
Опять повсюду праздничные гимны и дурацкие неискренние пожелания; опять опостылевшие фруктовые кексы, одни и те же каждый год; опять глупые уродливые свитера с оленями под школьными мантиями и приколотые к головным уборам веточки остролиста, опять старосты припахают помогать наряжать елки в Большом Зале, опять терпеть семейные сборища, дарить подарки людям, которые не нравятся, опять, опять, опять… Опять нелепые и бессмысленные традиции, которые нужно соблюдать лишь потому, что так принято в обществе.

«Опять он ноет», будет закатывать глаза Салли, а потом обязательно добавит что-то о похищении радости и убийстве праздничного настроения. Она-то, конечно, обожает Рождество, дарить подарки, обниматься с родными и бабулю Морган, которую повидать удается разве что в Сочельник. Она будет насвистывать себе под нос ненавистные гимны, предлагать отведать имбирного печенья и увлеченно обсуждать разные виды оберточной бумаги, и Зак пожалеет, что его отработки у Филча закончились, потому что от праздничной Салли Смит укрыться негде. Слышали ведь, что Рождество это самый семейный праздник? Вот и все…

Хаффлпаффец как раз успел допить свой бодрящий зеленый чай с перечной мятой, когда гостиная начала наполняться звуками — студенты просыпались и сонно собирались на завтрак. Зак перекинул через плечо ремень наплечной сумки и поспешил ретироваться, пока нелегкая действительно не принесла Саллли и разговоры о грядущем празднике. К сожалению, Смит не был безответственным придурком, поэтому все подарки приготовил и упаковал еще в октябре. По собственному мнению он уделил этому событию и так достаточно времени и сил, так что до самого Сочельника в его жизни никакого Рождества не будет! Ни кексов, ни гимнов, ни пожеланий, ни свитеров… а это что?

- Доброе утро, - выдавил Смит, столкнувшись с Дафной у лестницы, ведущей из подземелий в вестибюль. Взглядом, полным непроизвольного отвращения, он окинул серо-зеленый полосатый свитер однокурсницы на котором маршировали строем пресловутые олени, вышитые серебряной нитью. «Ужасный свитер», вынес он вердикт.
- Ужасный свитер, - повторил Зак. Он мог поклясться, что вышитые олени смерили его презрительными взглядами, и с радостью бы высокомерно отвернулись, но к сожалению, были двухмерными и сделать этого не могли. Ну хоть кто-то еще страдает этим утром, уже отрадно. - Амбридж стоило бы запретить носить подобное очередным декретом. Может, подкинуть ей идейку? - с этими словами пятикурсник поправил воротник форменной рубашки и узел галстука, как бы напоминая, что сегодня еще не праздник, а обычный учебный день, и впереди семестровая контрольная по трансфе, оценку за которую Маккошка, к сожалению, на Рождество не подарит.

[nick]Zacharias Smith[/nick][status]true neutral[/status][icon]https://forumavatars.ru/img/avatars/001a/2e/af/644-1670258757.png[/icon][pers]<b><a href="https://drinkbutterbeer.ru/viewtopic.php?id=2917" target="_blank">Захария Смит</a></b>, 15 лет[/pers][info]Хаффлпафф, 5 курс<br />Охотник сборной факультета по квиддичу<br />Член ОД[/info]

Отредактировано Zacharias Smith (26.12.22 23:54)

+2

3

- Hark how the bells,  - ступенька, ступенька, ступенька.
- Sweet silver bells,  - перестукивания каблучков эхом раздаются от камня.
- All seem to say,  - каждый быстрый шаг.
- "Throw cares away", - сопровождается новым мурлыкающим под нос словом.

Дафна тихо напевала, взбегая по лестнице. А всё рыцарские доспехи, стоявшие внизу у перил. По всему замку они пели - и даже почти не фальшивили - рождественские гимны. Противиться заедающим мелодиям было очень сложно. Да не очень-то и нужно.
Пятый курс выдавался очень ярким. Можно даже сказать - ярко-розовым. Ведь теперь этот цвет по праву можно считать синонимом "отвратительного". Но дело было не в профессоре Амбридж или тревожных слухах. Дафне, какой бы она не старалась казаться хладнокровной, травля бывших знакомых, приятелей и даже некоторых друзей давалась не просто. Радовало только то, что это был её выбор. И что она бы повторила его не задумываясь, даже зная последствия. Однако делать вид, что новый статус "предательницы крови" нисколько не задевает... Но Дафна справлялась. По крайне мере, на людях девушка ещё ни разу не кричала и не унижалась. А то, что была вынуждена терпеть по ночам её подушка - оставалось только между ними. По коридорам Гринграсс ходила высоко задрав голову, словно на ней была королевская тиара. Но правду видели закоулки за гобеленами, в которых она до боли впивалась ногтями в ладони и ещё выше задирала голову - чтобы слёзы не смели стекать по щекам.

- Christmas is here
Bringing good cheer
To young and old
Meek and the bold!
- всё ещё басил где-то внизу пустой шлем.

Дафна тряхнула светлыми волосами, словно отгоняя от себя мрачные мысли. Они всегда таились рядом, в тенях замка, услужливо готовые нежно придушить грустью, страхом или сомнениями. Но их тихая сила в эти светлые праздники была куда слабее. Да и разве всё было так плохо? За эти месяцы Дафна впервые по-настоящему познакомилась со столькими прекрасными людьми. Так странно - девушка знала этих ребят четыре года, но и пары слов не могла сказать. Да и не предполагала, что захочет. Теперь же она была абсолютно... свободна? Да, свободна. И искренна, как никогда. Она могла молчать, когда хотела. И говорить то, что думала. И с кем ей действительно интересно. Например, на днях Даф с большим удовольствием подискутировала в библиотеке с Грейн... с Гермионой. Такая эрудиция и сила характера - нужно быть настоящей ханжой, чтобы не заметить эту девушку и не восхититься. А чего стоило лицо Пэнси, вытянувшееся в безупречный овал, который выглянул в этот момент из-за книжных полок. То, с какой скоростью Паркинсон выбежала из библиотеки можно было легко рассчитать по формуле "расстояние до Драко умноженное на квадрат ускорения от горящего ж... елания унизить бывшую приятельницу". Возможно, это бы расстроило Дафну. Но тотальное игнорирование Драко бывшей подруги постепенно поселило в девушке обиду и отчуждение. Да, у него были все причины для этого - и благо, Драко не присоединился к издёвкам в сторону Гринграсс. Но его молчание и быстрые взгляды украдкой были больнее жестоких слов. Ну и пускай. Нет-нет - Дафна ни за каким мальчишкой не будет бегать по подземельям с дурацкими объяснениями. Не будет такого.

И семья. Нет, дядя и тётя никогда не смогут заполнить... заменить... их. Спасибо, что и не пытались. Но всё же они смогли стать для Дафны неожиданно близкими. Нежданно родными. Настоящими. И девушка радовалась возможности провести именно с этими людьми рождественские праздники. Дафна знала - её ждут. Искренне и любяще. А это было самым приятным чувством на свете. Особенно не терпелось Летиции - Дафна буквально видела в каждом письме, как изящная тётя неизящно подпрыгивает нетерпеливой маленькой девочкой. И пишет то о балете, то о том, что научит её печь имбирное печенье, то о рождественской ярмарке в районе Мэйфер. И это лучащееся разноцветными огнями настроение не могло не заражать. К тому же, Дафна искренне хотела им "заразиться". И горела не меньшим предвкушением. Хватит уже ныть на несправедливость жизни и утопать в жалости к себе и тоске по прошлому. У неё есть будущее - им она и займется.

Дафна провела рукой по свитеру, чувствуя, как лицо само расплывается в улыбке. Последнее письмо тёти было наполовину исписано забавным пересказом некого "корпоратива", который традиционно проводился в "старой-доброй традиции Ugly Christmas sweater". В ответ же на заинтересованные вопросы Дафны, прилетела неожиданно короткая записка в большом свёртке:

Традиция "уродливого рождественского свитера" всегда поднимала мне настроение. Надеюсь, поднимет и тебе. Наверное, в Хогвартсе такие не носят. Они должны быть искренне и счастливо безвкусными, как настоящее семейное торжество. И чем больше человек отметят, какой же он дурацкий - тем на самом деле счастливее станут. И ты, и они. Магия Рождества.
Мы очень ждём вас, девочки.

Летиция (и Рэнди, который делал вид, что не спал, пока я их выбирала)

Дафна искренне посмеивалась, пока распаковывала неожиданный подарок. О, тётя была не права - теперь девушка это вспомнила. Да в таких свитерах ходит половина студентов в рождественские праздники. Хотя может это орда Уизли в своей праздничной ручной вязке создают такое впечатление? Но для Гринграсс связанные, очевидно, их мамой, для всей семьи, на каждую зиму свитера не казались "уродливо рождественскими".  Нет - ничего менее глупого Дафна не видела. Это было прекрасно. И пускай большинство подростков с ней не согласятся. Они не понимают, насколько это важно и чудесно... И хорошо, что не понимают.
Даф, конечно, передала сестре её свитер. Но была почти уверена - с осадком во рту - что Астория его и не подумает надеть. Малышка ничего плохого не сказала - из вежливости и любви к Дафне. Но затем прозвучала неприятная новость - Тори не задержится на каникулах в Лондоне. Младшая Гринграсс снова предпочитала "погостить у бабушки". Да и Дафну пыталась зазвать, с особым нажимом аргументируя пышным рождественским приёмом, который ежегодно устраивала одна их старых карг... пожилых чистокровных леди. И , разумеется, леди Мелани за один сезон закатывала далеко не один пышный банкет. Дафна сдержалась от комментария "я скорее заколю себя там десертной вилкой". Но с собой девушка могла быть теперь честной. Да, она предпочтёт на Рождество самый уродливый свитер в кругу семьи, чем самое красивое шёлковое платье в толпе аристократов.

Дафна поднялась в холл, сдержавшись от ребяческого желания сбить с перил нетающую сосульку. И почти нос к носу - как тривиально - столкнулась с тем, кого была искренне рада обрести за последние два года. Хотя, судя по выражению лица друга, он не был такого же мнения. По крайне мере, сейчас. Зак взглянул на Гринграсс так, словно она предложила ему продолжить славное дело Варнавы Вздрюченного. От выражения, с которым парень выпучил глаза на её свитер, Дафна едва не расхохоталась в голос. Хотя почему "едва" - девушка громко прыснула, закрыв рот руками, и очень неправдоподобно попытавшись выдать это за чих. Но трясущиеся плечи и блестящие от наворачивающихся слёз смеха глаза сложно было с чем-то перепутать. Всё же сделав титаническое усилие, Дафна оторвала руки от лица и попыталась перестать улыбаться, слегка закусив щеки.
О, этот свитер стоил хотя бы этих секунд.

[indent] - Доброе, - чуть выше обычного, ответила Дафна. Хотя и сдавленный голос Зака был не менее комичен - Как спалось? - светски уточнила девушка, чувствуя, что может не подавить новый приступ смеха.
Пытаясь ей помочь, Зак выдал свой вердикт. Но прозвучало это всё ещё ошарашено, а не резко. Впрочем, девушка всё равно не смутилась, неожиданно просияв радостной улыбкой.

[indent] - Спасибо, - Гринграсс снова увидела эмиграцию бровей Зака куда-то ближе к светлой макушке. Наверное, парня мог бесить её до неприличного стойкий иммунитет к его манере общения. Но девушка и вправду сейчас была довольна - Это так и называется. Вот, - Дафна  полезла в сумку и достала вчерашнюю записку от тёти, доверительно протянув её Заку.

[indent] - Летиция столько уже запланировала на эти каникулы, - девушка нежно улыбнулась - Мне кажется, дома у дяди настоящий рождественский апокалипсис, похлеще, чем в Хогвартсе. Но я рада этому, - Дафна как обычно говорила другу всё, что искренне думала. Но на следующих словах девушка неожиданно запнулась, и не найдя этому логичного оправдания, всё же закончила мысль - Я думала тебя пригла - кхм - сить на - эм - какой-то вечер. Но я знаю, что тебе это всё не по душе. Так что не буду мучить. Ну, только этим свитером, уж прости, - Дафна снова улыбнулась.

Зак предложил запретить подобные свитера, используя бзики Амбридж. На что Гринграсс лишь фыркнула, махнув рукой, будто изящно отгоняла муху:
[indent] - Пойдёшь против её же розовых пушистых кофточек? Мир твоему вредному праху - я буду скучать.
Даф не закатила глаза на то, как Смит аккуратно поправил жёлто-чёрный галстук. Хотя по всем школьным канонам была обязана это сделать. Вместо этого девушка, будто ненароком, чопорно поправила мантию и волосы. И - особенно демонстративно - разгладила складки на довольных этой заботой оленях.

Во всём замке царило предпраздничное настроение. И особенно ярко оно чувствовалось здесь - в Большом Зале - освещаемое двенадцатью огромными ёлками. Бросив быстрый взгляд на стол Слизерина и невольно скрестив руки на груди, Дафна оценила, какой за завтраком стоит бедлам. Студенты были шумнее обычного, а хождение вдоль и между столами было как никогда активным.

[indent] - Я... ммм... могу сесть с тобой?
Её родной Слизерин не были какими-то небожителями - и за зелёным столом сидела доля "свитерных". Да и общалась Дафна ещё со многими - аристократичное общество, знаете ли, не резиновое, и далеко не все слизеринцы были пресно чопорны. Дело было не в этом. Просто... просто... Да драккл раздери эти правильные формулировки.

[indent] - Не важно, - Дафна коротко махнула рукой, развернувшись к своему столу - Сядем на Трансфигурации?

Отредактировано Daphne Greengrass (05.01.23 10:56)

+2

4

Иногда Зак по-хорошему завидовал Дафне — видно было, что рождественская атмосфера ее вдохновляет и девушка откровенно всем этим наслаждается, всем тем, что в равной степени не выносил он сам. Чуть больше года прошло с тех пор, как он нашел ее на полу в библиотеке, одиноко сидящую меж книжных полок, потерянную и оторванную от окружающего мира, неспособную наслаждаться ничем. Но вы только посмотрите на нее сейчас! Сияющая, веселая, радостная , полная энергии, сил и планов. Хотелось бы верить, что в этом преображении есть самую чуточку и его, Зака, заслуга. Почему-то от этой мысли было странно приятно.
И что еще удивляло — так это то, как Дафна рвалась домой на эти каникулы. Не в фамильный замок, не к приемам и бальным платьям, где она в очередной раз из ученицы Хогвартса могла бы превратиться в принцессу, а в маггловский дом, где на самой обычной кухне она будет печь печенье, в обычном маггловском пальто гулять по заснеженным  улочкам города, до самого Хогвартс-экспресса не касаясь волшебной палочки. К людям, которые стали отныне ее семьей после того, как не стало родителей. И эти люди, до недавнего времени почти чужие, сумели безо всякой магии превратить в сказку ее Рождество, которое даже еще не наступило. Одними только ожиданиями и предвкушениями, одними планами и письмами, которые слизеринка читала с улыбкой на губах и бережно хранила между страниц любимых книг.

А Захарии почти незнакомо это ощущение праздника, эти предвкушения и это вдохновение. Ему хочется сбежать в одинокую глушь до самого конца каникул и от одного слова «Рождество» он начинал раздражаться. Поэтому да, он самую малость завидовал Дафне, которая даже в той жизни, которая у нее сейчас была, умела находить эту радость. А Он? Что же с ним? Он ведь любил запах корицы, гвоздики и имбирного печенья. Любил бесконечные мандарины и горячий шоколад с полосатыми трубочками. Любил таинственно мерцающее и подрагивающее пламя свечей и мягкие золотистые огоньки елочных гирлянд. Но ведь если захотеть, то можно попивать чай со специями и печеньем, сидя у камина и завернувшись в одеяло, даже среди жаркого июля. Можно развесить гирлянды над кроватью в своей спальне и объедаться мандаринами, листая страницы любимой книги. Можно попросить у эльфов на ночь горячего шоколада со взбитыми сливками. Когда угодно можно создать себе все это, не обременяясь заботами о том, как всем угодить с подарками, не вытряхивая из волос елочные иголки, не выслушивая фальшивые пожелания и обиды за отказ поздравлять в ответ, и не высиживая стоически ненавистные семейные ужины. Вот что могло быть хуже дней, когда нужно вести себя как принято, потому что так угодно обществу и от тебя всего этого ждут? Дни, когда вся твоя родня собирается под одной крышей. Для Захарии Рождество — это не снежная сказка с огоньками и печеньем, а притворство, ложь, и люди, которых он никогда не хотел бы видеть. Люди, которые, честно говоря, и сами не хотели бы друг друга видеть.

Потому что снова отец будет мрачный и злой — ведь за праздничным столом нету его родителей и он никогда не забывает об этом. Кристиана Смита злит, что сын и племянница называют «бабушкой» Филиппу Морган, а не Каролин Смит. Кристиан язвит и светит недовольной миной, да так, что на его фоне «вечно надутый» Зак кажется довольным жизнью. А еще Кристиана злит, что никто в семье не обращает внимания на его настроение, потому что сегодня Рождество. Забавно, что это одна из немногих вещей, которая объединяет Кристиана с его сыном — они оба не хотят здесь быть.
Бабушка Филиппа снова «только-только» вернется с очередных норвежских фьордов или из румынских лесов и на час закатит полных приключений рассказ об очередном заповеднике для драконов, под который все присутствующие будут откровенно зевать. И только Восторженная Салли будет засыпать бабулю вопросами, а та в очередной раз поставит Заку в пример сестру, потому что он-де «скучный», а вот из Салли «выйдет толк». Филиппе по сути нету дела по присутствующих, и это очевидно всем.
Дедушка Гэвин похвастается встречами с видными учеными, интервью которых ему удалось заполучить для своего журнала, и сразу же переключится на кривящегося внука,  потому что по его мнению дискуссия о переводах письменности первых людей не так интересна, как причитания о том, что в шестнадцать лет у Зака все еще нету невесты. Вот он-то в свои юные годы… что именно Гэвин делал в свои юные годы никто, по-видимому, никогда не узнает, потому что Филиппа пнет его под столом и дед благоразумно заткнется, переключившись на индейку. Он вообще сюда чисто покушать пришел.
Мама опять будет выглядеть уставшей. Эбигейл редко выпадает возможность побыть с семьей и она, вероятно, единственный человек, который искренне хочет праздника и пытается подарить его всем присутствующим. Именно поэтому мама первой встанет из-за стола, не сказав ни одного тоста, и уйдет в гостиную с кружкой глинтвейна, где будет долго стоять у елки и молчать. Мама видит, что ничего не меняется. Типичные Смиты, год за годом, век за веком — никакой сплоченности, каждый сам за себя. Иногда Захарии кажется, что Эбигейл просто не понимает, что она здесь делает, среди этих людей. И поэтому Захария из года в год ездит домой на зимние каникулы — молча постоять у елки рядом с ней. И сейчас, думая про очередное Рождество, хаффлпаффец вдруг ловит себя на мысли, что в юности мама могла быть похожа на Дафну — восторженную и полную предвкушений, отчаянно любящую этот праздник, пока не... И отчего-то ему остро захотелось, чтобы подруга навечно осталась такой — сияющей и счастливой несмотря ни на что. Может быть, в это Рождество, не веря в исполнение желаний и считая это детскими глупостями, он загадает именно это.

Зак притворился, что не слышит, как Дафна давится смехом. Он продолжал вышагивать в сторону трапезной с высоко поднятой головой, являя собой образец примерного ученика Хогвартса, и сделал пометку про себя, что девушке жизненно необходимо подарить приличный свитер, раз уже ей так хочется надевать под мантию его, а не форменную блузку.
- Спалось, - буркнул он в ответ, вспоминая, как утром обнаружил у себя под головой не подушку, а учебник по трансфе. - Будем надеяться, что знания просочились в мою голову сквозь страницы, иначе я до самой пересдачи спать уже не буду.

Пробежавшись глазами по тексту всученной ему записки, Смит фыркнул и поинтересовался:
- Вы там у себя в Слизерине соревнуетесь, кто напялит свитер поуродливее? Слышал, у вас принято чтить традиции и прочую чушь. Хвала Моргане, Шляпа решила меня от этого сберечь, а то бы умер еще на первом курсе.

От щебетания Дафны о семье хаффлпаффец слегка помрачнел и пробурчал себе под нос «ага, у нас там тоже… апокалипсис...», но следующие ее слова заставили сердце слегла подскочить и что-то странное внутри зашевелилось, чему трудно было дать название. Пригласить его? На какой-то вечер? А что, так можно было? Почему-то ярко представилась небольшая кухня, пропахшая пряниками, уютная гостиная, где люди, которые действительно друг другу дороги, разговаривают друг о друге, а не только о себе. Где все это настоящее, поздравления и подарки — искренние, улыбки теплые, и можно уйти в любой момент, если станет неуютно.  Может быть, Дафна даже наденет что-то приличное. Может быть, ему понравится. Это было только мимолетное видение, просто фантазия, которые еще с детства его не посещали, просто окошко в какой-то иной мир, где все по-другому и на самом деле существует праздник с большой буквы, и оттуда как будто на самом деле повеяло этими пряниками и теплом домашнего очага. На какое-то мгновение захотелось оказаться там. Не может Дафна так рваться туда, где все не так, как ему привиделось.
Но Зак не успел ничего сказать, и только тупо кивнул на ее обещание его не мучить. Конечно, он сам себе это все придумал, потому что вот так в его далеком детстве ему хотелось провести Рождество и это просто воспоминание о том, чего никогда не было. На самом деле эти зимние дни — всего лишь дурацкие традиции и взаимная ложь.

- Даже ее розовые кофточки лучше, чем твой свитер, - отчего-то резко, ядовито ответил Захария и вошел в Большой Зал, не оглядываясь. Черт, стоило захватить учебник с собой. Он вчера точно повторил не все. Какое может быть вообще праздничное настроение, если сложная контрольная через час?
- Да садись же ты, - раздраженно бросил он, потянув слизеринку за руку к хаффлпаффскому столу и плюхаясь на скамью с размаху. Смит злился, но не мог толком понять, на кого и за что, поэтому принялся активно накладывать себе омлет с беконом и тостами, а свое раздражение и досаду решил направить в безопасное русло — на грядущую контрольную.

- По-моему, мы уже год сидим вместе и раньше ты не спрашивала на это разрешения, - заметил Смит, избегая смотреть на Дафну и выискивая среди графинов и тарелок заварочный чайник, что казалось куда более важным занятием. - Это просто бесчеловечно — устраивать семестровые контрольные и при этом пафосно рассуждать про волшебное Рождество…

Послушайте, как колокольчики,
Мелодичные серебряные колокольчики
Поют хором,
Унося заботы прочь.
Рождество пришло,
Принесло хорошее настроение
Молодому и старому,
Слабому и сильному.

- …вашу ж бабушку, - возмутился Захария, едва не поперхнувшись куском омлета, когда где-то над ухом зазвучал хор женских голосов. Он гневно заозирался вокруг, словно подозревая, что школьный оркестр решил таким образом встретить новый день. Потом окинул взглядом однокурсников — но те так же недоуменно искали источник звука. Потом все же взглянул на Дафну, будто бы это она могла в одиночку исполнить такое. Но нет. И даже заколдованные рыцарские доспехи в коридорах были слишком далеко, чтобы их пение доносилось сюда.
Тем временем хор продолжал, все громче и громче:

Динь-дон, динь-дон
Они поют
С радостным звоном,
Распевая рождественские гимны.
Каждый слышит
Добрые слова
Отовсюду,
Они наполняют воздух.*

- Убей меня, - простонал хаффлпаффец, закрывая руками уши, что, впрочем, помогло не особо. А что, хороший вариант. Смерть — вполне себе причина для неявки на контрольную.

*Carol of the Bells

[nick]Zacharias Smith[/nick][status]true neutral[/status][icon]https://forumavatars.ru/img/avatars/001a/2e/af/644-1670258757.png[/icon][pers]<b><a href="https://drinkbutterbeer.ru/viewtopic.php?id=2917" target="_blank">Захария Смит</a></b>, 15 лет[/pers][info]Хаффлпафф, 5 курс<br />Охотник сборной факультета по квиддичу<br />Член ОД[/info]

Отредактировано Zacharias Smith (25.01.23 00:05)

+2

5

Иногда Дафна по-хорошему завидовала Заку - его умению быть предельно честным. В мире, полном лицемерия, вежливых улыбок, напускного неравнодушия и желания казаться кем-то особенным - он просто был особенным. Он всегда был собой. Для него не существовало избитых "так принято" или "что обо мне подумают". Он никогда не изображал интерес, когда ему было всё равно. Не говорил слова, которые не имели за собой реальных намерений. Не общался с людьми, с которыми не хотел. Не принимал участия для того, чтобы не показаться неучтивым.
Гринграсс знала ответ на вопрос, который косвенно ей задавали многие. Даже она сама. "Почему ты дружишь с одним из самых недружелюбных студентов Хогвартса? Почему ты постоянно в компании с тем, с кем многие даже поболтать спокойно не могут?".

Люди дарят окружающим себя. А Зак - он подарил мне меня.

Даже смешно, что по сути этот парень взял и подобрал её когда-то на полу в библиотеке, как сломанную игрушку. Зак не пытался её "починить, склеить и нарядить в новое платьице", как положено делать с поломанными куклами. Он - какой-то неизвестной волшебному миру магией - сделал её живым человеком. Неидеальным. Настоящим.

И за эту силу, о которой сам Зак, возможно, и не догадывался, девушка принимала его со всей его прямотой. Даже не просто принимала - ей она нравилась. Но всё же не стоит кривить душой - иногда Дафне было сложно. Как, например, сейчас. Зак по-настоящему едко огрызнулся на подругу, быстро войдя в зал. Даф, на секунду опешив и замолчав, зашла следом. Ну вот и чем она заслужила подобные злые уколы? Конечно, она всегда старалась его понять. Но всё же в моменты, как этот, девушка терялась и не понимала, чем вызвана настолько чувствительная резкость. Но только Дафна развернулась к своему столу, бросив холодное "сядем на Трансфигурации", как Зак потащил её за руку к столу Хаффлпаффа. По пути ещё и недоумевая, почему это она подумала не составлять ему компанию за завтраком. Девушка бы возмущенно вырвала ладонь - что это за хозяйские замашки? Но было ли дело в его крепкой хватке или в каком-то непонятном ощущении в животе - Дафна не стала этого делать. С лёгким раздражением - уже на себя - она смиренно последовала за ним, не сказав ни слова и также молча сев рядом. Анализировать, почему она не обиделась, как сделала бы любая нормальная девушка, Гринграсс не хотела. Но, увы, делала.

Слушая, как Зак сетует на контрольную - спасибо, что уже не на неё - девушка молча накладывала овсянку. Вот что ей мешало ответить вполне адекватное: "Хватит срывать на мне своё плохое настроение - я не груша для битья, а твой друг". Спустя пару ложек, притупивших утренний голод, Дафна поняла. Зак не стал бы вести себя так просто потому, что он "тот вечно недовольный". Менее близкому человеку могло показаться, что Смит воплощение зелёного монстра из детской сказки, который ненавидит Рождество. Но Дафна надеялась, что знает Зака чуть лучше остальных. И значит, у него на это должна быть причина. Веская причина.
Дафна еле слышно вздохнула. Значит, рассказывать ему про рождественский балет и прочие планы нельзя - только больше расстроится. Девушке захотелось уронить голову на руки. Да, с Заком иногда бывало непросто. Порой он был, как обжигающий язык чай. Или сердитое щипание мороза. Но без этого ведь и горячий чай, и зимняя прогулка стали бы ненастоящими. Неправильными. Поэтому Дафна и не хотела, чтобы Зак был другим. Но как же временами хотелось встряхнуть его хорошенько и вызнать, почему на самом деле он сейчас так сильно вредничает. Что именно его так бесит в Рождестве?

Ну не может быть причина только в самом празднике.
Ведь это гениальная задумка - сама по себе. Люди сделали самый долгожданный, светлый и яркий праздник в самое тёмное и холодное время года. Очевидно, это было сделано специально - но как же это было продуманно. Зимой, когда день становился таким коротким, небо - хмурым, а ночь - неистово холодной, миру подарили смысл и причину для радости. Возможность раскрасить все огнями, красками, музыкой и вечно зелёной хвоей. Создать атмосферу волшебной сказки, тёплого домашнего очага и вкусных угощений. В суровой природной реалии человечество придумало главный праздник с самыми долгожданными подарками и особенной, чудесной атмосферой. И пускай это было сделано нарочно, пускай это был самый хитрый "обман" на свете - он работал. Людям нужен был этот повод. Необходим этот грандиозный трюк.

Зак родился под Рождество, и его личный праздник затмевался всеобщим рождественским помешательством. Но Дафна понимала, что он не был таким эгоистом, чтобы не любить объединяющую страны и континенты традицию лишь по этой причине. Или только потому, что осознавал её искусственность. Ведь глубинный смысл и радость людей была неподдельной. Пускай и порой "вынужденной". И даже в какие-то моменты утомительной. Но не было человека, который не ощущал невольный детский восторг от вида огромной украшенной ёлки.
Значит, у него были и другие причины. Но он не говорил их Дафне, нападая теперь на омлет.
Девушка уже решила попытаться аккуратно подвести Зака к признанию - хотя бы, частичному. Но тут Большой Зал заполнило громкое пение. Дафна начала оглядываться вокруг, как и все ища источник рождественского хора. Кажется, он исходил от кого-то за столом Хаффлпаффа. Что это может быть - рождественский громовещатель от чьей-то особенно рьяной бабушки?

Но тут Дамблдор, неожиданно встав во весь свой немалый рост, принялся с улыбкой проказливого мальчишки дирижировать волшебной палочкой. Повинуясь его магии, ангелы на двенадцати волшебных елях запели высокими чистыми голосами, подпевая со всех сторон. Директор лучился удовольствием настолько сильно, что казался самим воплощением духа Рождества. Особенно ему помогала в этом серебристая борода и недовольное лицо Амбридж на фоне. Профессор обводил взглядом каждый стол в Большом Зале, словно приглашая присоединиться к этому внезапному желанию поднять настроение студентам. И некоторые действительно принялись подпевать нестройным хором - особенно, конечно, голосил стол Гриффиндора. Девушка улыбнулась и даже слегка кивнула директору. Хорошо, что Зак в этот момент закрыл уши руками и склонил голову над тарелкой. А то не дай Мерлин ещё и по этому поводу пройдётся - одобрение и уважение Гринграсс к Дамблдору уже бывало предметом их споров.

Девушка подавила свою улыбку, закусив нижнюю губу, и только после этого повернулась к парню. Зрелище он представлял собой даже более странное, чем их экстравагантный директор. Покачав головой, Дафна поднесла руку к склоненной над тарелкой упрямой голове. Ладонь девушки замерла в каком-то миллиметре от жёстких светлых волос. Но тут Даф резко себя одёрнула - что она делает? Похоже, стремление Дамблдора вселить в ребят тёплую душевность отозвалось в девушке самым неожиданным желанием - то ли погладить, то ли взъерошить волосы лучшему другу. Да уж, порой она была не менее странной, чем директор. Может поэтому она его и одобряла.

Проведя ладонями по лицу, словно смывая с себя остатки обиды и нерешительности, Дафна деловито начала заворачивать тосты и сэндвичи в салфетки. Наполнив кружки горячим чаем, девушка быстрым взмахом волшебной палочки трансфигурировала из двух салфеток что-то наподобие плотных круглых крышек. Заметив, что Зак за этим наблюдает, она улыбнулась и щёлкнула себя указательным пальцем по носу, нарочито гордо задирая голову. "Смотри, как мне не страшна контрольная - я же просто мастер Трансфигурации". Решительно оторвав руки парня от ушей, она вручила в них завёрнутые съестные припасы. А сама взяла закрытые тёплые кружки.

[indent] - Пошли отсюда, доедим где-нибудь в другом месте - до урока ещё полно времени.

Отредактировано Daphne Greengrass (15.01.23 09:08)

+2


Вы здесь » Drink Butterbeer! » Time-Turner » 20.12.95. Рождество, вашу ж бабушку