Drink Butterbeer!

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Drink Butterbeer! » Great Hall » 12.10.96. Чего хочет женщина, того хочет драккл


12.10.96. Чего хочет женщина, того хочет драккл

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

https://forumupload.ru/uploads/001a/2e/af/330/470591.png
Marcus Belby, Margaret Ettington (Hermione Granger)
12 октября 1996 года
Хогсмид, кафе мадам Паддифут

Тревор Бирч способен не только самолично превратить жизнь девушки в сказку, но и организовать свидание друзьям. У милой Марго, кажется, разбито сердечко, а Маркус разбирается в брачных играх атлантической шпротвы... Мерлин, да они же созданы друг для друга!!!

+3

2

Нынче в Хогсмиде было шумно и многолюдно: повсюду мелькали студенты Хогвартса. Возле "Сладкого королевства" крутилась малышня, парни и девушки постарше с важным, утомленным видом почти-взрослых людей околачивались у входа в "Три метлы". В "Зонко" с утра взровали стеллаж с петардами - случайно, наверное, хотя за публику из "Зонко" ручаться нельзя, - и ветер по всей деревне носил едкие клубы дыма и разноцветные колючие искорки.
Маркус и Тревор Бирч сидели на лавочке в тихом, узеньком переулке. Было солнечно и совсем не по-осеннему душно, поэтому парни сняли теплые черные плащи. Бирч аккуратно расправил широкий, как у мушкетера, кружевной воротник и с явным неодобрением покосился на Белби - тот был в драных джинсах и черной майке с каким-то кроваво-романтичным месивом и готической надписью "Оргия мертвых домовиков".
- Маркус, - укоризненно произнес Тревор, - на первом свидании ты должен продемонстрировать девушке лучшее, что в тебе есть, а не... Мерлин, это что, голый тролль?!
Белби неохотно оттянул край своей майки и опустил взгляд, рассматривая рисунок:
- Ну, не совсем голый, - ответил он. - Все, что девушкам не показывают, у него прикрыто черепами... Слушай, какая разница?! В кружевах я был бы похож на страшную девчонку!
- Мужчина в кружевах похож на аристократа, - с достоинством парировал Бирч. - Ладно! Что еще?.. Ай-яй! Маркус!!! Цветы!!! Ты забыл букет!!!
Маркус нервно дернулся, издал какой-то невнятный звук и принялся искать что-то в карманах джинс. Наконец, он вытащил коробку из-под бобов "Берти Боттс" и вытряхнул оттуда на ладонь что-то маленькое. Бирч пришел в ужас:
- Ты что, уменьшил его?! Настолько?! Мерлин!!!
- Я бы его иначе не вынес, он в двери спальни не пролезал, - огрызнулся Белби.
Но Тревор уже колдовал над крошечным букетом. Секунда - и в руках у него оказался огромный веник алых роз, больше похожий на развесистый куст и обернутый в золотисто-розовую бумагу. "Слава Мерлину, не испортился!", - воскликнул Бирч и принялся поправлять и обдувать примятые листочки. С огромным букетом в руках он был похож на цветущее дерево. Маркус нервно шмыгнул носом. Отошел в сторонку, чтобы розовые бутоны не хлестали его по лицу. И, ссутулившись, подпер плечом глухую кирпичную стену, увитую девичьим виноградом.
- Тревор, - угрюмо позвал он. - Слушай... Спасибо тебе, конечно, за помощь и все такое. Но давай лучше я сам? Мы же с ней, вроде бы, уже общались и... ну.  Нормально все было?
Бирч не ответил, но состроил скептичную мину.
- Ты же сам сказал, что я ей ужасно понравился. А, Трев?! - подозрительно прищурился Маркус.
"Ужасно" - почти беззвучно, одними губами передразнил его Бирч и, прошептав какое-то мудреное заклинание, обрызгал розы золотистыми магическими огоньками. В следующий миг огоньки превратились в золотых феечек и веселым роем закружились вокруг букета.
- Красиво, - согласился Белби. - И все-таки. Я что-то не понял. Ты же сказал, что она хотела со мной встретиться? Что за новости теперь, а, Трев?!
Тревор аккуратно положил букет на лавку - цветы заняли все сиденье, - и величественно, медленно обернулся к однокурснику.
- Маркус, - драматично произнес он, - Маркус, послушай.
Он подошел к Маркусу и чуть брезгливо, двумя пальцами, одернул мятую черную футболку. Вздохнул.
- Марго Эттингтон - прекрасная, утонченная девушка, поэтическая душа, способная на великое, всепоглощающее, сводящее с ума чувство...
- Какое? - шепотом уточнил наивный Маркус.
- На любовь, какое же еще?! - раздраженно прошипел Бирч и продолжил: - Я давно ее знаю. И восхищаюсь ею с самой первой нашей встречи. Право, Маркус... я никогда не прощу негодяя, который разбил ей сердце!
- Вот как... - голос Белби чуть дрогнул от разочарования. - У нее еще с кем-то отношения...
- Никаких отношений, - холодно и трагично отрезал Бирч. - Увы! Он не смог ответить ей взаимностью. Он страдал - Мерлин, как он страдал! - и потерял способность любить искренне, всей душой. Только пользоваться, только употреблять себе на потеху... Ты знаешь, Маркус, сгоревшее сердце обращается в пепел!
- Короче, пидор какой-то. Да, жалко девчонку...
- Он не причинил ей зла, - торопливо поправился Бирч. - И не позволил ей открыться и доверить ему свои чувства. Это осталось между ними недосказанным. Но ее боль... Она не дает мне покоя. Я буду счастлив только тогда, когда увижу счастливой ее. Понимаешь?
Маркус промолчал. Он окончательно запутался. Тревор тяжело вздохнул и прошелся взад-вперед по дорожке. Остановился, вперил взгляд в буйство алых роз, еще раз трагично вздохнул.
- Мне показалось, что разговор с тобой, Маркус, принес ей некоторое утешение, - тихо проговорил он. - Ее голос посветлел, ее глаза впервые за долгое время тронула улыбка. Если только это возможно, ты должен заменить ей того... того негодяя, которого она имела неосторожность любить.
Белби заметно побледнел. Он пару раз хмыкнул, чтобы скрыть смущение, снял очки, зачем-то спрятал их в карман, затем снова достал, протер стекла об джинсовую ткань и, наконец, сказал:
- Да я-то не против... - голос предательски охрип. - Ну, в смысле, так-то она, вроде, умная. И симпатичная. Только слушай, раз такие дела... Драккл! Ты, конечно, выдал в последний момент, зараза ты, Трев!.. В общем, раз такие дела, раз она западает на таких, гм, поэтичных "горящих" чудаков, то я, наверное, не в ее вкусе? Вот же драккл, Трев! - Маркус от досады ударил кулаком в кирпичную стену. - Если бы ты сразу все это рассказал, я бы, наверное, лучше не стал бы...
- Ни слова больше! Будь мужчиной, а не мальчиком! - возмутился Бирч.

*    *    *

Четверть часа спустя Белби с монструозным букетом стоял у поворота в живописный переулок, где находилось всем известное романтическое кафе. Розы источали пьянящий аромат. Феечки настырно лезли в лицо золотыми крылышками, щедро посыпая все вокруг густой золотой пыльцой. Прохожие девушки умилительно смотрели и хихикали - так, что Маркус ощущал себя не мужчиной и не мальчиком, а смесью клоуна и щенка лабрадора. Он уже совсем не уверен был, что ему хочется на свидание с Маргарет Эттингтон. Тем более, что они разговаривали всего полтора раза, и, оказывается, у нее было все сложно в отношениях с другим парнем.
Дурацкая ситуация!
- Она на тебя запала! - громким шепотом прокричал Бирч, прячущийся за углом соседнего здания. - Она правда хотела, чтобы ты ее пригласил на свидание! Маркус! Забудь все, что я сказал! Верь в себя!
- Иди в задницу! - в тон ему ответил Маркус и демонстративно отвернулся, щедро осыпав тротуар розовыми лепестками и золотистой пыльцой.
И замер на месте. Потому что в тридцати шагах увидел знакомое лицо. Маргарет Эттингтон!

Отредактировано Marcus Belby (02.01.23 14:36)

+2

3

«И стоило увидеть его там, в ожидании нее, как сердце затрепетало в трогательном томлении, и этот трепет….»

Драккл, что за чушь. Что это вообще такое – трепетать в томлении? В этой фразе слишком много «т», чтобы она могла существовать на самом деле.
Застонав, Марго смяла пергамент и повалилась на кровать. Герои ее будущего великого романа, леди Изобель и сэр Арчибальд после сотни черновиков и десятка изгрызенных в творческих муках перьев наконец пришли к тому, чтобы открыть друг другу свои чувства. Но, несмотря на то, что это должно было стать центральной частью всей книги, сцена не желала складываться вот уже… две недели?
- И не сложится, - наставительно говорила ей Мэнди, крася губы у большого зеркала в спальне Рейвенкло. – Нельзя писать о том, чего не знаешь, а ты даже на свидание ни разу не ходила!
- Ну подумаешь, это же не документалка! – слабо защищалась Маргарет. – Чтобы описать смерть героя, автору ведь совсем необязательно умирать самостоятельно.
- Вот лучше убей свою Изобель, детка, - Мэнди фыркнула, поправляя блузку. – Потому что, уверяю, без личного опыта ты не напишешь ни одной более-менее достоверной романтической сцены. Со смертью намного проще, знаешь ли. Никто из твоих читателей ее не переживал, а вот на свидание успели сходить, кажется, абсолютно все. Кроме тебя.
Марго устало надула щеки и шумно выдохнула, сползая с кровати на ковер.
- Ну и откуда я его возьму? Свидание? – Эттингтон обхватила колени руками и притянула их к себе. – Тем более, мне вообще никто не нравится!
- Это совершенно не важно! – замотала головой Мэнди. – Аппетит приходит во время еды, любовь возникает после второй-третьей встречи, особенно если парень не очень страшненький. И не забывает про букет.
- Ладно-ладно, я поняла, - проворчала Марго. – Займусь пока сценой в Сиднее, там есть над чем поработать. И никакой романтики!

***

- Тревор! Трев! – Маргарет догнала Бирча после занятий в хоре и торопливо проговорила, теребя того за локоть: - Послушай, ты же так замечательно знаешь книги о Локхарте! Никто не разбирается в них лучше тебя!
Начинать разговор с Бирчем с похвалы Марго научилась, когда планировала сделать его прототипом главного героя другой своей истории. Тогда она не отставала от парня ни на шаг, стараясь подмечать все особенности мимики и поведения. Впрочем, от идеи вскоре пришлось отказаться: на бумаге персонаж выходил даже не Тревором Бирчем, а пародией на книги Гилдероя, а Маргарет меньше всего хотела, чтобы ее считали подражательницей.
Но навыки общения с Тревом остались, да и он сам начал с тех пор заметно выделять Маргарет из толпы, впрочем, иногда встречая взглядом, полным неподдельного драматизма. Наверняка расстраивался, что так и не попал в книгу, но увы, творчество должно быть превыше всего – и даже амбиций Тревора Бирча.
- Так вот, ты не помнишь, где он воссоздавал быт австралийской деревушки? Там был потрясающий момент с местным оберегом от нечистой силы, сцена была прописана изумительно, но я совсем не помню, где искать, да и книг у меня нет. Не поможешь? – и Марго сделала несчастные глаза.
Против девушек с несчастными глазами Бирч устоять просто не мог. Многословно извинившись, что сам помочь не сможет, он все же убедил ее подойти с этим «к моему прекрасному другу Маркусу», который, по уверениям Тревора, был огромным специалистом в духах, оберегах и образе Австралии в приключенческой литературе.
Маргарет и Белби действительно премило поболтали о книгах Локхарта, о которых семикурсник знал просто невероятно много. После пространной лекции Эттингтон, окрыленная вдохновением, уверила Тревора, что его друг – «просто чума», а затем ушла в комнату, задернула полог и за ночь написала четыре приключенческие сцены и даже пару эпизодов для продолжения.
Плохо было только одно: теперь совершенно ничто не отвлекало ее от романтической линии.
Мэнди успела забраковать уже третий вариант первой встречи леди Изобель и сэра Арчибальда, как в один прекрасный день… Марго позвали на свидание. В реальности. И никто иной, как Маркус Белби.
Который, по утверждениям Тревора Бирча, был от нее теперь абсолютно без ума.

***

- А это обязательно? – Марго скептически смотрела на туфли, которые ей протягивала Мэнди. – Ты же видела дороги в Хогсмиде, там одна брусчатка, с такими каблуками я максимум до «Мадам Паддифут» доковыляю.
- А тебе дальше и не надо, - отрезала соседка. – Не три глаза – тушь размажешь! Ну-ка, покрутись. Ну как, девочки?
- Идеально! – раздалось со всех сторон.
Честно говоря, больше всего Маргарет напоминала себе Франкенштейна. Ее наряд собирался по кусочкам из гардероба соседок, и теперь юбка немилосердно жала и постоянно пыталась задраться выше колен, а свитер безжалостно колол горло. Если к этому добавятся еще туфли, на которых она не сможет ходить…
- Терпи, - строго сказала Мэнди. – Это все ради любви! – посмотрев на побелевшее лицо Эттингтон, она торопливо уточнила: - К литературе!

***

Подходя к оговоренному месту встречи. Маргарет могла сказать точно: никакого трепета, а тем более томления она не чувствовала. Более того, очень хотелось все бросить и немедленно сбежать обратно в Хогвартс. Мешали этому только драккловы каблуки – стоило представить, как придется развернуться и пройти весь путь обратно, как даже природная застенчивость отступала.
«Спокойно, Марго, он ведь от тебя без ума, - подумала Эттингтон, нервно поправляя рукава кусачего свитера. – Наверняка все пройдет просто заме… ого, букет!»
Итак, про цветы Белби не забыл, что наверняка было хорошим знаком. Букет, правда, выглядел несколько… монструозно. А его правда надо будет носить с собой весь день? Может, уменьшить?..
«Маргарет!» - прозвучал в голове строгий голос Мэнди, и Эттингтон смирилась. Носить так носить. Что она, в конце концов, понимает в свиданиях.
- Привет, Маркус! – она помахала семикурснику, позванивая браслетами на руках. – Не слишком долго ждал?
Обычно пунктуальная Маргарет опоздала на целых 15 минут – и вовсе не из-за кокетства. Виной были все те же туфли.
- Какие чудесные цветы… Это что, феи? – дрогнувшим голосом спросила Марго, близоруко сощурившись, чтобы вглядеться в золотистые огоньки, пляшущие над бутонами.
«Только не чихнуть, только не чихнуть, Маргарет!»
Бирч говорил о Маркусе как о глубоко трагическом мрачном персонаже, чья душа полна страданий и неизбывного одиночества, а острый ум слишком велик, чтобы не понимать всю бренность бытия.
В общем, вряд ли такому человеку нужна бесконечно чихающая подружка рядом. И даже аллергия на пыльцу фей – никакое не оправдание! Еще решит, что Марго просто не понравился букет.

[icon]https://forumupload.ru/uploads/001a/2e/af/277/848225.jpg[/icon][nick]Margaret Ettington[/nick][status]пиши/сокращай[/status][pers]<b><a href="https://harrypotter.fandom.com/wiki/Margaret_Ettington" target="_blank">Маргарет Эттингтон</a></b>, 16 лет[/pers][info]Рейвенкло, 6 курс[/info]

Отредактировано Hermione Granger (14.01.23 02:13)

+2


Вы здесь » Drink Butterbeer! » Great Hall » 12.10.96. Чего хочет женщина, того хочет драккл