Drink Butterbeer!

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Drink Butterbeer! » Great Hall » 12.10.96. О'Коннор бесит, Дэвис бесится


12.10.96. О'Коннор бесит, Дэвис бесится

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

https://forumupload.ru/uploads/001a/2e/af/476/54509.gifhttps://forumupload.ru/uploads/001a/2e/af/476/730482.pnghttps://forumupload.ru/uploads/001a/2e/af/476/839711.png
https://forumupload.ru/uploads/001a/2e/af/476/517391.pnghttps://forumupload.ru/uploads/001a/2e/af/476/286349.gifhttps://forumupload.ru/uploads/001a/2e/af/476/479434.gif
   
О'Коннор и Дэвис
12 октября 1996
Хогсмид

Впрочем, ничего нового.

+1

2

О’Коннор скривился и резко отвернулся от своего отражения в зеркале, продолжая застегивать круглые пуговицы на школьной рубашке. Все чаще он стал замечать, как больше похож на дядю Леннокса, чем на отца. Острые линии лица, прищуренный взгляд, даже в движениях можно было угадать Ленна, который всегда отличался некой манерностью, которой был лишен его брат. Было ли это чем-то физиологическим, или приобретенным со все растущей репутацией и статусом в обществе - Эйден никогда не интересовался, но теперь становился заложником собственного любопытства. Оставалось только надеется, что его вот эта филантропия и избирательная, но все ещё полигамия, никак не передается генетически, уж этого О’Коннор младший хотел меньше всего на свете.

- Так кто, говоришь, у тебя был в роду? - Пейли не умел нормально поддерживать диалог, все время витая, как и Фогарти, в своем надуманном мирке, а потому на реплику друга ответил спустя время, отложив журнал на край кровати.

- Отец все время бахвалится, что мы - потомки данкельдской династии. - Устало отозвался гриффиндорец, поправляя шнурки на ботинках.

- Это кто вообще?

- Они управляли Шотландией до конца тринадцатого века. - Не отрываясь от книги, подал голос Фогарти. - Тринадцать монархов. А потом вмешались англичане.

- Вечно англичане творят… - Пейли не договорил, обнаружив на себе внимательный взгляд Терренса.

- Я наполовину ирландец. - Успокоил тот друга, снова закрывшись книгой.

- Да какая к черту разница? - О’Коннор поднял воротник на пальто и снова поглядел в старинное резное зеркало, держащееся на стене при помощи магии, потому что все нормальные крепления уже давно отжили свое. - Ты собрался? Я полгода ждать не буду. Максимум минут пять, пока донимаю Грейнджер в гостиной, если она еще не сбежала.

- Скажи ей, что я починю стеллаж. - Крикнул Пейли вслед, соскакивая с кровати и судорожно ища куртку.

- Даже не заикайся!

Студенты толпились на выходе со двора, будто это была последняя их вылазка в Хогсмид. О’Коннор, шмыгая носом, делал вид, что ему вообще до балды все это предстоящее приключение, но сам украдкой кидал взгляды на всех, кто удосужился нацепить на себя слизеринский шарф.

Пейли что-то пошутил про блондинку, и Эйден закашлялся, вдохнув слишком много. Он старался думать о другом… о перьях, которые следовало бы закупить, о сливочном пиве, которое стоило выпить в теплой таверне, ну и о таком… всяком.

О Трейси Дэвис он старался не думать. Выходило, конечно, дурно, но О’Коннор не переставал верить, что однажды его попустит. Не то, чтобы он об этом вот прямо мечтал, но хроническая болезнь оставляла лишь шрамы, не принося заветного облегчения или хотя бы намёка на конец страданий.

Эйден похлопал друга по плечу и отпустил с миром покорять «Сладкое королевство», когда на горизонте все же появилась Дэвис. Куда сложнее далось собраться с мыслями, меняя одну маску на другую, нагоняя на свой образ того очаровательного флера, которому слизеринка все никак не хотела поддаваться. 

- Какая встреча! - Ухмыльнулся он, но тут же спрятал свою радость куда подальше, глянув на Дэвис вопросительно. - Ничего не хочешь мне отдать, красивая? Например, моего Бодлера. Я бы купил себе нового, но в этом сборнике мои пометки почти на каждой странице. - О’Коннор, пряча руки в карманах, смотрит исподлобья, не смея своим любопытным взглядом нарушить личное пространство слизеринки, а то кто знает - снова от него сбежит.

+1

3

- Нет, - говорит Трейси, прячет лицо в шарф и сама прячется за семикурсником достаточно широким, чтобы скрыть и ее, и еще парочку ближайших студентов. - Нет-нет-нет, - повторяет, поднимая воротник и запихивая длинные светлые волосы под мантию - слишком уж сильно бросаются в глаза.

Трейси Дэвис здесь нет. Она не собирается гулять по Хогсмиду и греться потом в "Трех метлах", покупать всякую срань в "Сладком королевстве" или "Зонко". Трейси Дэвис сидит в подземельях, уткнувшись в учебник по рунам, нумерологии или заклинаниям, или во все три сразу. Она ни в коем случае не шарахается в сторону от активного рейвенкловца или дружелюбной хаффлпаффки. И уж точно не сбегает от каких-то там гриффиндорцев.

- Да шевелись ты уже, - шипит на своего неповоротливого соседа, пытается пихнуть его в плечо - подвинься, лось - но предсказуемо терпит неудачу. Где этот здоровенный шкаф, а где мелкая Дэвис, которая едва ему до подбородка макушкой достает. - Благодарна за помощь, но ногами можно и побыстрее перебирать.

Трейси сама до конца не понимает, на кой драккл поперлась в Хогсмид. Она ведь не из тех компанейских ребят, которые собираются большой толпой и устраивают что-то веселое за пределами школы. Она не любит шататься по мелким и изученным десятки раз магазинчикам. Она не пьет сливочное пиво - очень оно приторное и противное. Ее не тянет ни в Визжащую хижину, чтобы пощекотать нервы, ни в кафе мадам Падиффут, чтобы потрепать их. В Хогсмиде для Трейси нет ничего интересного. Но тем не менее она трется в очереди на выход и почти бежит по протоптанной другими студентами тропинке.

Хочется верить, что О'Коннор затусит со своими друзьями у мадам Розмерты, не станет высовывать чересчур любопытный нос из теплого помещения, полного веселых детей и пива. Трейси верит в удачу - если они до сих пор не пересекались в Хогвартсе, то и здесь не должны.

Становится чуть легче, когда она сворачивает с главной улицы и заходит так далеко, что голоса становятся почти не слышными, словно школьники галдят где-то в другой реальности, скрытой за незаметной завесой. В реальности Дэвис сейчас тихо и спокойно. Кажется, где-то гогочут гуси и мычат коровы, но это пустяки.

Трейси выдыхает - может, и не зря вышла. В школе редко можно остаться наедине с собой так просто - обычно приходится долго петлять по коридорам, заглядывать в классы, часто краснея и громко фыркая от вида открывшихся картин. Тут лишь Дэвис, какие-то странно свистящие птицы, завывающий ветер и..

- Да драккл бы тебя побрал, - почему это должен быть именно он? Почему не какой-нибудь вырвавшийся из-под гнета злых хозяев гусь? Трейси бы с большей радостью зарубилась с вредной птицей в честной драке. - А ты что здесь делаешь? - Не слишком вежливо, но Дэвис с манерами не знакома, а вот с О'Коннором очень даже. И пусть с той самой отработки прошел целый месяц, но этого все равно было недостаточно. Она пропустила первый этап - тот самый, когда все только начинается, зарождается хиленьким ростком, который можно без особенных проблем вырвать и уничтожить. А теперь когда-то хиленький росток уже успел пустить корни, и они царапали изнутри, выводя на эмоции, заставляя беситься от собственной слабости. Трейси пока держится, улыбается натянуто. - А я тут при чем? Как на счет потрясти своего декана?

Его Бодлер лежал в тумбочке Дэвис под присмотром Солнышка, готового откусить пальцы любому вторгнувшемуся в его личное пространство. Но, конечно же, она не будет в этом признаваться.

- Или Филча. Он тоже любитель внимательно поизучать места отработок. Может, и книгу твою заметил и утащил в свою каморку, чтобы почитать на ночь миссис Норрис.

+1

4

- Какая ты сегодня любезная. - Отмахивается О’Коннор от летящего в него пожелания. Дракклу он не нужен. Проверял уже. - Тебя ищу. - Все ещё невозмутимо произносит он, будто в этом нет ничего странного и страшного. Хорошо, что успел выпить таблетки до того, как встретился с ней, а то сложился бы пополам от боли в грудной клетке, в чьем плену сердце все ещё пыталось стучать, а теперь с такой силой и рвением, будто желая поломать все на своем пути и взорваться оглушительным стуком в висках.

О’Коннор поморщился.

- Хммм, готова выпить зелье правды и повторить всю ту ложь, которую ты мне сейчас по ушам развесила? - Прохрипел гриффиндорец, сложив руки на груди. - У МакГонагалл ее нет. Как и у Филча. А вот одна блондинка мне врет сейчас, без угрызений совести смотря прямо в глаза. Вопрос только - зачем? Если она тебе так нужна, то дарю. Но врать мне зачем?

Эйден закрыл глаза и потер переносицу, вспоминая, чего ему стоило вернуться в каморку к старикашке и провести допрос. Тот, конечно, держался хорошо, и даже угрожал выпороть, или отправить на перевоспитание к Барону, но было очевидно, что французский поэт Филча уж никак не трогает.

МакГонагалл тоже осталась равнодушной к символизму. Покачала головой, поправила очки, ровным голосом заявив, что никаких книг студентов у нее нет.

Оставалась только Дэвис.

- Какая же ты врушка, Трейси. - Ох уж это слизеринское коварство, за которым скрывается нечто очевидное - осталось только понять что именно. - Хватит тут стучать зубами, идем. - Он тянет к ней руку, но останавливает себя. Приобнять за плечи - получит по рукам. Приобнять за талию - по лицу. О’Коннор не решается, и вовсе не потому, что ему страшно получить оплеуху, а потому что страшно оттолкнуть ту самую. - Ты мне должна. Как говорится, долг платежом это самое. - Наконец смеется он, кивая в сторону магазина-ателье. - Сомневаюсь, что у тебя были планы поинтереснее, чем помочь мне определиться в одном очень важном деле.

- Ты с ума сошел? Ты вообще видел, сколько это стоит?

- Боишься, что у меня не хватит денег дарить тебе комиксы? - Отвечать вопросом на вопрос у них в порядке вещей, как и говорить в лоб друг другу все, что думается.

- Нет, но это чересчур даже для тебя.

- У нее скоро день рождения. - О’Коннор надевает фамильное золотое кольцо на указательный палец, и ещё одно на средний, поправляет цепочку на шее, дальше в ход идут часы - мать всегда их дарит по поводу и без.

- Сорви цветочков у Спраут, - ворчит Фогарти, отбрасывая каталог обратно на кровать друга, - или закажи домовикам поздравительный торт.

- Ты не понимаешь…

Эйден и сам до конца себя не понимал, но ему всегда нравилось жить вне рамок и законов, делать то, что хочется вот прямо сейчас, невзирая на проблески здравого смысла подкоркой его слегка бедовой головы.

Он распахивает скрипучую дверцу магазина перед Дэвис и пропускает ту вовнутрь, спеша на короткое время избавиться от пальто в этой невыносимой духоте.

- День добрый. - Гриффиндорец останавливается рядом с четверокурсником, торчащим у стойки с доброжелательной пожилой ведьмой. - Эти не бери. - Он кивает на пару носков с вышитыми пикси. - Набрал как-то пар пять, до сих пор найти не могу. Разлетелись после первой же носки.

- О да, своевольные. - Поддакивает ведьма, пусть и с нотками ворчания в интонации. - Ты за рубашками? Они готовы. Примерочная номер пять. - На Дэвис она даже не обращает внимания, но закатывает глаза, когда О’Коннор хватает слизеринку за руку и ведет в соседнюю комнату.

- Так, и где же тут… а, нашел. Красную или черную? Вот, посмотри. На мне, конечно, будет смотреться лучше, чем на вешалке. - Он резко отодвигает шторку примерочной, но колеблется. Кидает пальто на стоящий рядом пуфик, начиная расстегивать пуговицы на школьной рубашке. - А ты мне вот что скажи. Ты зачем мне «Моби Дика» подарила на день рождения? Это какой-то намёк?

0


Вы здесь » Drink Butterbeer! » Great Hall » 12.10.96. О'Коннор бесит, Дэвис бесится