Drink Butterbeer!

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Drink Butterbeer! » Time-Turner » 13.01.96. беги, староста, беги


13.01.96. беги, староста, беги

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

https://i.pinimg.com/originals/1a/69/16/1a69160c34db09b91a0d993819822169.gif
Падма Патил, Энтони Гольдштейн
13.01.1996
Хогвартс

Любишь ходить на собрания ОД? Люби и возвращаться в гостиную так, что бы Филч не заметил.

Отредактировано Anthony Goldstein (07.01.23 11:22)

+1

2

На занятиях ОД почти сразу повелось правило: заходят и выходят все с перерывами в несколько минут, по одному-два человека, и расходятся в разные стороны, чтобы не просто не попасться, но и не вызвать никаких подозрений к тому-самому-коридору, не привлечь к нему внимание дружинников или Филча. Возмутительно, но с дружиной, казалось бы, надежный и убедительный, аргумент "Я староста" не работает - прикопаться могут ко всему, и подозрительная активность около портрета с троллями-балерунами в принципе не нужна. Случайная оплошность может подвести всех, и это намного страшнее, чем получить отработку или простое наказание.

И если поначалу Падма изрядно нервничала, потому что никаких школьных правил, и уж тем более утвержденных Министерством, нарушать не привыкла, то, спустя пару месяцев эти игры в прятки после занятий стали ее даже развлекать. Ибо, как ни старайся относиться к их авантюре как просто к подготовке к экзаменам, слишком уж от нее веет духом маленького, даже опасного, приключения, и, чего греха таить, слишком уж окрыляют Падму новые успехи и новые знания. Отвлекают от непростых мыслей и от нарастающей предэкзаменационной лихорадки.

И, наверное... не только они.

Она выскальзывает из появившейся прямо в стене двери первой, обняв на прощание сестру и кивнув другим ребятам, следом за ней - Тони, с которым они и идут вместе в гостиную всякий раз после "дополнительных занятий", как это Падма называет. В коридоре пусто, но девушка, уже по привычке, нервно оглядывается, прежде чем нагнать своего друга за пару шагов и пойти вровень с ним, близко, почти соприкасаясь плечами, чтобы никто случайно не услышал тихого разговора.

- Честно говоря, за каникулы я по этому успела соскучиться, - шепчет Падма с привычной сдержанной полуулыбкой, но в черных глазах весело блестят отблески оранжевых свечных огоньков, - По... занятиям, я имею в виду.

Не только по процессу обучения, хотя она продолжает упрямо говорить себе, что именно это самое важное. По атмосфере, которая царит в Выручай-комнате. По тому, как Поттер выдает новые знания, неуловимо напоминая этим профессора Люпина, негласно признанного лучшим преподавателем Защиты. По однокурсникам. Они - все они, все пятикурсники - кажутся здесь по-настоящему цельным коллективом, объединенных общей целью, общим секретом, намного больше, нежели разделенных тремя цветами на мантиях, как это обычно бывает. И по этим маленьким вечерним переходам от Выручай-комнаты в спальню - тоже. Когда школа готовится ко сну, портреты на стенах, ворча, провожают мешающих им засыпать школьников, вокруг тихо, а они вдвоем идут рядом и тихонько болтают. И когда сходит первая тревожность от перспективы быть застуканной около заветного коридора, ей комфортно и спокойно. И нет никакой неловкости. Кажется, что нет, если об этом отдельно не задумываться.

- А "Помехи" совсем не трудные, - Падма прячет смешок в кулак, - Если так пойдет дальше, Поттеру больше не удастся откладывать "Патронус" в долгий ящик.

[icon]https://forumupload.ru/uploads/001a/2e/af/726/244315.gif[/icon]

+1

3

Каждый раз, когда Гарри назначал урок, нечто внутри Гольдштейна ликовало, предвкушая достойный замес из самых разных противников и вызовов, которые студенты бросали друг другу. Затея "потренироваться перед экзаменами" с каждым месяцем разрастания большой раковой опухоли по имени "Инспекционная Дружина", превратилась в нечто большее. Тони действительно чувствовал себя частью Отряда, полностью поддерживая взгляды и философию директора и самого Гарри Поттера. Каждый студент находившийся сегодня в комнате был близок и важен Гольдштейну, ровно также как и хануке гелт, карманные деньги внушительных размеров, которые Тони получил от многочисленных еврейских родственников на Хануку в этом году.

С Бутом счет по чарам помех у них был равный, но они оба смело потрунивали над Корнером, чья рыжая девушка откровенно брала над ним вверх и заставляла почувствовать себя еще той помехой в их отношениях. Майкл же закатывал глаза, привычно ухмыляясь и зная, что небольшое подыгривание в схватке идет на пользу романтике, но Тони этого не одобрял, считая, что лучше честного боя ничего нет.

- Ладно, и с кем из вас неудачников я возвращаюсь в гостиную? - Поинтересовался Майкл и моментально был послан в объятия Бута, так как Тони заприметил, что Падма в который раз подняла голову в поисках друга по ночным прогулкам, и будто бы невзначай оказался рядом.

- Пока, парни. - Гольдштейн кивнул друзьям, те послали ему вполне понимающий взгляд и молча покинули Выручай-комнату, болтая о чем-то своем и возможно в который раз задевая привычную тему "да на что наш Тони еще надеется". Мощный отворот-поворот на четвертом курсе получился действительно очень болезненным, особенно когда Гольдштейн понял, что причина по большей части в его внешних данных, но, увы, завоевать сердце Падмы своей харизмой, чувством юмора, острым умом и колоритным еврейским носом у него не удалось. Поэтому он принял правила игра в близкого друга, понимая, что если возле нее и появится тот самый высокоплечий красавец из ее снов, то пусть хотя бы докажет, что действительно достоин именно такой девушки. А Тони пока побудет рядом и проконтролирует, что она будет в порядке. Друг же. Возможно, немного особый.

Голос Падмы сладким эхом раздается в ушах Тони и он молча ей кивает, позволяя слабую улыбку, но выражая тем самым, что он тоже скучал. По ней. По занятиям. По их маленькой традиции возвращения в гостиную.

- Да, тоже самое. Чем занималась на каникулах? У нас с тобой двоих уж точно было не типичное Рождество.

У него, как минимум, Рождества то и не было, только Ханука, а вот традиции зимних индийских праздников Энтони до конца не знал, но каждый раз когда Падма описывала свою родную культуру, в эти образы можно было улететь. Гольдштейн никогда в этом не признавался, но так это и работало.

- Да, видел как ты удачно с Парвати тренировалась. - Кивает Энтони, не скрывая того, что Падма по-прежнему его в мыслях, но как бы там ни было, он уже давно перестал предпринимать активные попытки по проявлению своих чувств, они и так были понятны, а их взаимность, - нет.  - Я даже не представляю каким у меня получится Патронус. Ты думала уже о своем? Признавайся?

Гольдштейн слегка подталкивает девушку в плечо не желая надолго разрывать контакт и улыбается заглядывая в глаза той, а потом внезапно слыша какой-то шум, хватает ее за рукав и тянет в сторону одной из статуй за которой они вдвоем могут скрыться, тесно прижимаясь друг к другу, ведь опасность нельзя игнорировать.

[newDice=1:6:0:чет - мимо проходит кто-то из преподавателей, нужно затаить дыхание, нечет - кто-то из дружины, кто видел одного из студентов и напал на его след, но они вскоре скрываются и до конца непонятно кого же именно]

Отредактировано Anthony Goldstein (09.01.23 14:10)

+1

4

- Ну почему? Моя мама празднует Рождество, и мы с Парвати тоже. Зато новый год будет только в марте. Когда все остальные будут Пасху отмечать, - Падма тихонько рассмеялась, - А так... Парвати выписала себе целую кучу журналов и реквизита к прорицаниям, а я читала книгу про сипайское восстание, и писала эссе по истории. А еще мы искали зелья, которые могли бы помочь нашим маленьким занятиям. Есть у нас... пара идей.

Она хитро, весело щурится, немножко гордая тем, что далеко не все предложения поступали от ее сестры, куда как более склонной к авантюрам и нарушению правил. Потому что никто бы, включая ее саму, не предположил бы, что вся из себя до последней пуговички правильная Падма Патил тоже умеет хулиганить. Если причина и повод достойные, само собой, но все же. На самом деле сестры просто сидели над домашними справочниками по зельям, и смеялись, думая, как можно было бы применить наиболее интересные варианты покреативней - да так увлеклись, что выписали себе несколько рецептов, на всякий случай.

- Но пока это секрет, - поднеся к губам палец, говорит Падма. Сказать бы ничего не стоило, и договоренности держать все в тайне от "своих" у близняшек не было, но она знает - Голдштейн обожает интригу. А еще отчего-то ей хочется, чтобы в нужный момент Тони удивился и посмеялся, не зная, что за сюрпризы они подготовили. Это... было бы приятно, - К тому же, вдруг не понадобится.

В ответ ей хотелось расспросить про Хануку у Голдштейнов - как отпраздновали, шумно ли было, весело ли. Спустя пять лет этой дружбы Падма уже знает, что этот праздник не совсем такой как Рождество, но тоже с праздничным застольем, кучей гостей и своими традициями в память о чуде, и помнит, как совсем еще мелкий Тони ждал зимних каникул, чтобы получить дома мешочек с золотом в подарок. Вспоминать это мило и забавно. Но тема быстро переключается на животрепещущую для каждого члена ОД, и плечо рядом, будто подначивая, легко толкает ее, окончательно сбивая с мысли.

- Даже представить не могу, - Падма качает головой и быстро, смущенно, но самую чуточку, прячет взгляд под сенью ресниц куда-то в пол, когда встречается взглядом, - Парвати говорит, что у нас обеих должны быть тигры. Она где-то вычитала, что такие вещи можно узнать с помощью прорицания, вычислить по каким-то признакам, или увидеть во сне. Но по-моему она просто выдает желаемое за действительное. А ты...?

Договорить Патил не успевает, только удивленно ахает. Совершенно неожиданно Тони хватает ее за рукав и тянет в сторону, в один из альковов, за стоящую там статую какого-то неизвестного, но наверняка ужасно важного волшебника. Шаги Падма слышит уже после, когда встревоженно сжимается в комок и втягивает голову в плечи, цепляясь обеими ладонями за предплечье друга.

Мимо неспешно идет куда-то по своим делам студент в форме Слизерина, с хорошо узнаваемым, блестящим значком ИД на мантии.

Тут ужасно тесно и пыльно - то ли Филч намеренно оставляет коридор в таком состоянии, чтобы очередному нарушителю было не скучно ползать тут, за статуями, с тряпкой, то ли он вообще забыл про эти альковы. Падма внутренне успевает возмутиться, ну не глупо ли, двое старост прячутся от одного студента, как парочка младшекурсников, выбравшаяся в замок из гостиной после отбоя? Сердце у нее бешено и гулко колотится, в обоюдном личном пространстве становится непростительно мало места. Путей к отступлению тоже немного: Падма знает, что немногим дальше есть (может быть, запертый) класс, за которым, вроде бы, одна из подсобок Филча на это крыло школы. И что если этот дружинник здесь не один?

Слизеринец проходит мимо, но Падма позволяет себе выдохнуть далеко не сразу. Только секунд через двадцать после того, как дружинник скрывается за поворотом, девушка ослабляет хватку, выпуская предплечье Тони... и, неожиданно для себя, заливается жаром до ушей, внутренне надеясь, что достаточно смуглая, чтобы этого не было видно.

- Вроде пронесло, - шепчет Патил нервно, и аккуратно выглядывает из-за статуи, - Ты это... Мне на мантию сел.

[icon]https://forumupload.ru/uploads/001a/2e/af/726/244315.gif[/icon]

+1

5

Обмен подарками на Рождество, особенно то, которое Тони не праздновал было святой обязанностью, если касалось именно близких. Гольдштейн не был злобным гоблином, прячущим свое золото под кроватью, ему нравилось покупать подарки и обмениваться ими с самыми близкими, будто бы в который раз напоминая себе, что самые прочные отношения это те, что стоят на доказательствах.

Падме на это Рождество он прислал одну из редких книг, о которой она ему прожужала все уши за пару месяцев до. Тони пришлось приложить некоторых усилий, что бы ее достать, но заворачивая подарок в праздничную упаковку, он улыбался, представляя какой счастливой будет подруга.

- С каких пор у тебя от меня секреты? - Деланно возмущается Гольштейн, приподнимая уголки губ и выдавая, что заинтригован. - Хочешь, что бы опытный детектив вышел на тропу расследования и всё про тебя узнал? Я ведь могу, Падма.

Рейвенкловец выдает, что шутит. Он и так знает слишком много, но обещанные границы, которые однажды выстроили в их отношениях, не нарушает. Если захочет, то она расскажет. А если он увидит, что ей нужна помощь, то не спросит и поможет сам.  Главное до крайностей не доводить. Как с этими самими реформами Амбридж из-за которых приходиться прятаться по кустам. Точнее, по статуям.

Рука Падмы сдавливает плечо Гольдштейна, но он и вздохом не выдает, что чувствует это. Старается не дышать. Старается прикинуться глыбой камня и не выдать своих чувств. Ни случайному прохожему, ни той, из-за которой волнение проникает чуть ли не под кожу.

- Да, думаю ушел. - Тихо говорит Тони, прислушиваясь к гулу шагов и понимая, что он затихает.  - А?



Падма что-то говорит и Энтони только сейчас понимает, что он сидит на ее мантии, чем смущает ее, поэтому он быстро кивает, извиняясь и наконец выпуская ее из неожиданных силков уединения в которые они попали не по своей воле.

- А вот я считаю, что тигр тебе нужен! - Живо заявляет Гольдштейн, которому внезапно появившийся слизеринец испортил всю беседу. - Сейчас бы выпустила его по следу любителей Амбридж и не надо было прятаться, будто бы мы на самом деле что-то нарушаем, а не боремся за свои ценности и качественное образование. Ох, у тебя паутинка застряла на волосах, давай, сниму.

Тони тянется к Падме,  думая о том, что Патил даже не догадывается о том, что у нее уже есть один такой тигр в человеческом обличье и пусть он не обладает оранжево-черным окрасом, ведет себя с ней как домашний котик, но стоит кому-то сделать что-то, что может ей угрожать, то Гольдштейн вмиг забудет о своей флегматичности и разберется с противником по совести и чести.

Где-то позади опять слышатся неторопливые шаги и Тони сжимает зубы, сердясь на то, что даже значок старосты не может его сейчас защитить от глупого наказания.

- Давай, бежим сюда, может получится укрыться где-то в этом коридоре.  - Шепчет Тони и пускается в бег, вместе с девушкой, надеясь, что по пути будет какое-то более надежное место, чем еще одна статуя с паутиной на ней.

+2


Вы здесь » Drink Butterbeer! » Time-Turner » 13.01.96. беги, староста, беги