Drink Butterbeer!

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Drink Butterbeer! » Time-Turner » 01.09.90. Самый поездатый поезд


01.09.90. Самый поездатый поезд

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

https://forumupload.ru/uploads/001a/2e/af/330/498684.png
Edmund Carmichael, Godfrey Midhurst, Marcus Belby, Alistair Bradley
1 сентября 1990 года
Вокзал Кингс-Кросс и поезд Хогвартс Экспресс

И вот этот день, наконец, настал...

[status]Мамкин гений[/status][icon]https://forumupload.ru/uploads/001a/2e/af/330/583385.jpg[/icon][pers]<b><a href="ссылка" target="_blank">Маркус Белби</a></b>, 11 лет[/pers][info]Рейвенкло, 1 курс[/info]

Отредактировано Marcus Belby (10.01.23 01:08)

+3

2

[status]папкин бунтарь[/status][icon]https://forumupload.ru/uploads/001a/2e/af/719/780046.jpg[/icon][info]Рейвенкло, 1 курс[/info][pers]Эдди Кармайкл, 11 лет[/pers]

Платформа 9 и 3/4 уже с трудом виднелась из-за клубов паровозного дыма. 11-летний мальчик, довольно высокий для своих лет, почесал свой нос. Тоже довольно длинный. Его раздражала эта какофония запахов - люди, машинное масло, пыль, кошки, совы. Все смешалось и вызывало желание открыть на душной платформе форточку. Но если честно, Эдмунд знал реальную причину своего раздражения. И бедный окружающий мир был тут совсем не причем.

- Папа просил передать тебе на учебный год, - мама передала ребёнку увесистый кошелёк, попутно пытаясь пригладить его волосы. Эд увернулся от её руки.
- Ага, - буркнул мальчишка, засовывая его не глядя в карман мантии.
- Милый, он бы обязательно пришёл, но у него сегодня закрытие важной сделки. Ты знаешь.
- Знаю, конечно, я не идиот, ма. И не маленький уже. Конечно, он должен быть там.

Да, он не идиот. Он понимает. Строить из себя обиженного ребёнка, когда отец заключает многомиллионный контракт - верх тупости. Но всё же противный привкус во рту не даёт ему стоять спокойно и радоваться этой долгожданной минуте. Единственный сын идёт в школу - это событие не повторится. Должен же отец это понимать. Эдмунд злится, но не на него. На себя - за то, что питал какие-то свои дурацкие фантазии по поводу этого дня. За то, что бесится, понимая, как это мелочно и по-детски. Тоже мне, нашёл трагедию - несчастный мальчик с карманом, набитым галлеонами. Самому от себя противно.

Эд выдохнул и улыбнулся матери - не искренне, натянуто. Но она это заслужила. К тому же ему всё чаще казалось, что мама не видит разницы между его искренностью и фальшью. Так и есть - вон как засияла в ответ.
- Вот и умница. Обязательно напиши, на какой факультет распределишься.
- Конечно. Я пойду, ладно?
- Но... но ещё рано, милый...
- Да я хотел с Фарли встретиться. Они тоже в этом году поступают, знаешь?
- Ну... ладно. Беги. Здорово, что вы так дружны.
- Да не разлей вода, ма.

И снова она не услышала в его голосе сарказма. Крепко обняв маму на прощание - не дольше пары секунд, он же не маменькин сынок - Эдмунд потащил чемодан в поезд. Мальчик не стал оглядываться - знал, что она наверняка сейчас поправляет свой идеальный костюм.

Конечно, он соврал. Не только по поводу близости с близнецами Фарли. Ему в принципе не улыбалось сейчас делать вид социально активного звена. А поездка в данном случае просто ад на земле - никуда ведь не денешься из этой металлической коробки. Он будет заперт на долгий день с попутчиками, которые будут расспрашивать всякое личное. А ещё и не дай Мерлин кто-то из них слышал о Кармайклах - совсем тупыми вопросами завалят. Заранее бесят.
Поэтому Эдмунд обрадовался, найдя свободное купе. Есть шанс на вольготную люкс-поездку. Мальчик попытался закрыть купе на замок. Но не тут-то было - замок был сломан. Или и вовсе никогда не работал. Вот же ж старая рухлядь - её вообще обновляли с момента изобретения парового двигателя? Эд, бурча себе под нос что-то запрещенное в приличных кругах, приткнул тяжелый чемодан к проходу, чтобы дверь в него упиралась. Должны понять тонкий намек, что здесь занято. Распределятся там как-нибудь.

Мальчик сел около окна и закинул длинные ноги на соседнее сидение. Непрошеная злость понемногу отступала. Эдмунд достал из сумки альбом и карандаш и почти бездумно начал набрасывать какую-то хтонь.

Отредактировано Edmund Carmichael (13.01.23 07:39)

+4

3

[status]Мамкин гений[/status][icon]https://forumupload.ru/uploads/001a/2e/af/330/583385.jpg[/icon][pers]<b><a href="ссылка" target="_blank">Маркус Белби</a></b>, 11 лет[/pers][info]Рейвенкло, 1 курс[/info]

Маркуса все еще немного тошнило после аппарации - отец терпеть не мог метлы и не видел причины связываться с маггловским транспортом, чтобы добраться из Карнарвона до Лондона. Вжжух! Во мгновение ока они втроем - Маркус, папа и дядя Дамокл, - перенеслись с лужайки перед Полулунной усадьбой в какой-то темный, замусоренный переулок посреди шумящего мегаполиса. Отсюда до Кингс-Кросс было четверь часа пешего ходу. И пока они шли, дядя с отцом наперебой давали будущему студенту наставления, успевая заодно язвительно переругиваться друг с другом:
- Школа расчитана на безнадежно-средний уровень, мой дорогой племянник. Гения там постараются превратить в удобного для администрации дурачка...
- Гением ты, конечно, считаешь себя, Дамокл, а дурачками - тех, кто обычно НЕ экспериментировал со взрывающимися зельями в туалете?..
- Бонифатиус! Даже ты не можешь отрицать, что взрывающиеся зелья давали поразительные результаты...
- Ах! Весь потолок в результатах, вонь на всю башню, гениально, ну конечно, кто станет отрицать?!
- Гхм! Это недовольство обывателя, а не ученого. Впрочем, тебе оно ближе, Бонифатиус.
Оба брата обиженно замолчали и в полном молчании вошли под своды гудящего маггловского вокзала. Встречные смотрели на них с любопытством и удивлением: на грузного, высокого Бонифатиуса в средневековой черной мантии; на маленького, изящного, с иголочки, похожего на викторианского джентльмена Дамокла; и, наконец, на жутковато-миловидного Маркуса, тащившего за собой огромный чемодан. Какой-то маленький мальчик громко спросил свою маму, куда эти чудаки несут филина в клетке.
- Это сова, - педантично возразил Маркус; с магглами ему велено было не разговаривать, но любовь к науке в нем оказалась сильнее: - Неясыть.
Отец нахмурился.
- Да, и запомни, сын, - сказал он, - соревноваться с другими факультетами за цветные шарики - занятие для мартышек. Надеюсь, ты им не увлечешься...
- Напротив, это неплохая мотивация для первых ученических исследований, - немедленно возразил дядя Дамокл.
- О, правда? Видимо, именно поэтому ты заботился о том, чтобы Рейвенкло потерял как можно больше баллов.
- Я?! Нет, ты!
- Нет, ты!
- Я занимался серьезными научными исследованиями, а ты, любезный братец - непонятной чушью.
- Нет, это я занимался серьезными научными исследованиями, пока ты добивался дешевой популярности у профанов.
- О, я с детства помню твое омеризительное высокомерие, Бонифатиус, - Дамокл недобро улыбнулся. - А теперь? Время нас рассудило?
- Ну, я и теперь занимаюсь серьезными научными исследованиями. А ты, любезный братец, - Бонифатиус мстительно воззрился на своего знаменитого, титулованного брата-зельевара, - а ты наконец-то добился дешевой популярности у профанов, с чем я тебя и поздравляю.
- Э... Можно, я дальше пойду один? - поправляя очки, спросил вдруг Маркус.
Отец и дядя, секунду назад, кажется, готовые самым неинтеллигентным образом друг друга задушить, удивленно покосились на него и, кажется, оба немного смутились.

Теперь они шли между платформ. Отец и дядя уверенно вели Маркуса каким-то хорошо известным им обоим путем, а он вертел головой, в поисках нужной цифры, пока его вдруг не впихнули (в буквальном смысле!) в кирпичную стену между девятой и десятой платформой. Снова закружилась голова - и Маркус обнаружил себя в новом, незнакомом месте. Вокруг снова была толпа, но уже явно магическая: то тут, то там сверкали огоньки заклинаний, ухали совы, мяукали кошки. А посреди всего этого в клубах пара стоял восхитительно-прекрасный ало-красный паровоз.
- Хогвартс-экспресс, - не вопросительно, но утвердительно сказал Маркус, ни к кому не обращаясь. - Совсем как в энциклопедии Домбариса. О, смотрите, тетя Амброзия!
Амброзия Фоули, маркусова тетушка по матери, конечно, не могла сегодня не прийти. Она стояла на перроне рядом с какой-то пожилой парой и, услышав голос Маркуса, обернулась и радостно улыбнулась.
- Какого импа старая трещотка сюда явилась?! - шепотом поинтересовался Бонифатиус, неискренне улыбаясь (или скалясь?) ей в ответ.
Дядя Дамокл промолчал - видимо, впервые был полностью согласен с братом.  Зато Маркус радостно подбежал к ней и крепко ее обнял, вдыхая сладкий запах выпечки и ягодно парфюма, удивительно похожий на мамин.
- Дорогой мой, - безо всякой язвительности, совсем не как папа и дядя, сказала Амброзия, - дорогой мой, ты вырос здоровым жеребенком, и ты едва меня не уронил. Не кидайся так в следующий раз, уж будь добр. И поздоровайся с мистером и миссис Мидхерст.
Маркус с любопытством посмотрел на пожилую пару, а потом, с еще большим любопытством - на мальчика, своего ровесника, стоявшего рядом с ними. Фамилия была знакомая, и точно - отец, подойдя, почти любезно поприветствовал мистера Мидхерста, как оказалось, известного артефактолога. Ну, а мальчика представили, как Годфри.

Значит, Годфри Мидхерст. Вместо приветствия Маркус сделал очень смущенную гримасу, которая, по идее, должна была означать улыбку. Прежде он почти не общался с ровесниками. Дома, в Карнарвоне, магических семей с детьми больше не было. Были, конечно, магглы, но дружить с ними не разрешалось, а единственная предпринятая Маркусом попытка окончилась полным провалом. Нет, они даже поиграли недолго в какую-то незамысловатую игру, вроде догонялок, но потом любопытные маггловские девчонки спросили, как его зовут и где он живет. Он ответил правду — а его назвали лжецом. Дескать, никаких Белби в Карнарвоне нет, а проклятый заброшенный дом на холме вообще полон зомби и привидениями.
Уже потом он понял, что это были чары, охраняющие дом магической семьи от маггловского присутствия. А тогда Маркус совершенно растерялся — какие зомби, какие привидения? Папа если кого и призовет, то дольше получаса не держит, а дедушка Икабод — ну и что, что призрак, ведь не страшный совсем!..
Больше с этими маленькими магглами они никогда больше не играли. Когда Маркус появился на улице в следующий раз, вся компания с визгом бросилась наутек. А вечером дядя Дамокл принес маггловскую газету, читал ее маме вслух и ржал, как конь. На первой полосе местного "Вестника" крупными буквами было написано: "Детский розыгрыш или нечто необъяснимое? Призраки погибшего в XVII столетии семейства Белби до сих пор тревожат Карнарвон". К дому даже приходил маггловский журналист с фотоаппаратом, и дедушка Икабод радостно повесился на старой липе прямо в кадре. Но, к огромному разочарованию дедушки, фото не получилось, потому что маггл бросил свой фотоаппарат, когда с воплями убегал прочь. Маркус потом тайком от родителей поднял маггловскую штуковину и разобрал до винтика в своей комнате.

Все еще очень смущенный, Маркус с облегчением отвел взгляд от Годфри (интересно, а почему у него такие старые родители, или это бабушка с дедушкой?) и дальше стоял молча, отстраненно глядя в потолок, пока мистер Мидхерст и отец с дядей разговаривали на какие-то заумные темы.
- Годфри, скажи, на какой факультет ты хочешь поступить? - тетушка Амброзия то ли устала от заумных разговоров, то ли решила, что пришла ее очередь задавать вежливые вопросы. - У Маркуса папа учился на Рейвенкло, а мама - на Хаффлпаффе, и нам всем теперь очень интересно, куда же возьмут его.

Отредактировано Marcus Belby (16.01.23 18:02)

+3

4

Воздух пах дымом, колесными колодками, паровозным гудком, спешкой и сантиментами. Годфри покорно следовал за взрослыми, двумя пальцами придерживая край мантии бабушки, чтобы не потеряться в толпе. В другой руке у него был чемодан, который то и дело с глухим звуком "бух" ударялся то о ноги самого Годфри (что заставляло его болезненно морщиться), то о случайных прохожих, оказывающихся на пути мальчика (из-за чего он не прекращал извиняться, и пока оглядывался вслед одному прохожему и извинялся, чемодан снова издавал звук "бух"). Чемодан был великоват для одиннадцатилетки, но во-первых, покупался один раз и до седьмого курса, а во-вторых, нести его самые важные вещи кому-то другому Годфри не дал, и с решительными словами о том, что он уже достаточно взрослый, взял его в руки. О чем почти сразу же пожалел, но ни за что бы не признался.

Наконец-то остановка. Годфри поставил свой чемодан на асфальт и смущённо улыбнулся женщине, которую бабушка с дедушкой представили ему как "тетя Амброзия". Новая знакомая показалась Годфри довольно дружелюбной и милой, и мальчик вполне искренне заверил ее, что рад знакомству, одновременно отмахиваясь от бабушки, решившей так невовремя поправить ему воротник.

"И это ваша хваленая... "
Годфри крепко-крепко зажмурился. Должно быть, это он случайно услышал обрывок разговора стоящего рядом мужчины, а то, что голос показался ему знакомым, это все причуды разума. Да и мало что ли человек с почти идентичными голосами?
"Да брось, пацан, ты не можешь..."
Годфри распахнул глаза и нервно оглянулся. Так и есть - неподалеку была компания волшебников, в которой глава семейства давал наставления своему сыну. Мальчик потер висок и улыбнулся бабушке с дедушкой.

- Все в порядке, ба. Тебе не обязательно так переживать, я взрослый. Да, дедуль, я конечно напишу вам сразу после распределения. Спрошу у взрослых, если что, как пройти к совятне. Не волнуйся.

Своей совы у Годфри не было, хотя он и очень хотел. Но в зоомагазине ему никто так и не понравился. Или это он не понравился животным - они какие-то были тихие и пришибленные, а один филин чуть не укусил мальчика за палец, когда он потянулся его погладить. Годфри сделал вид, что это нисколько его не задело и решил, что без животного даже лучше - а вдруг он забудет покормить своего питомца?

- Привет! - Годфри улыбнулся мальчику (Маркус Белби, так его зовут) и даже помахал ему рукой. Разговора так и не сложилось, но Мидхерст пожал плечами и не стал приставать к новому знакомому.

- Но... Программа на всех факультетах же одинаковая? - немного смущенный тем, что его позвали поучаствовать в разговоре со взрослыми, спросил Годфри, - А раз программа одинаковая, то не думаю, что выбор факультета важен. Моя мама, кстати, тоже была в Рейвенкло, - улыбнулся Мидхерст, глядя на Маркуса.

- Ох, вам уже пора в вагон. Да оставь ты чемодан, я подам его тебе.

Годфри, схватившийся было за ручку чемодана, посмотрел на дедушку и кивнул, резво забравшись в вагон и взяв из его рук вещи.
- Пойдем, поищем место? - предложил он новому знакомому и, еще раз заверив бабушку с дедушкой, что непременно им напишет, пошел по вагону. Первые несколько купе были уже заполнены, и Годфри, смущённо улыбаясь, переходил к следующему. Пока, наконец, в очередном купе он не смог даже открыть дверь. Годфри дернул дверь еще раз - тот же результат. Он подвинул чемодан и взялся за ручку обеими руками.

- Должно быть, заклинило.

[nick]Godfrey Midhurst[/nick][icon]https://i.ibb.co/g7h4FqQ/dq-Yawu5noc0-1.jpg[/icon][pers]<b><a href="https://drinkbutterbeer.rusff.me/viewtopic.php?id=1705#p253405" target="_blank">Годфри Мидхерст</a></b>, 11 лет[/pers][info]Рейвенкло, 1 курс[/info]

+3

5

Выезжать приходится ни свет ни заря, потому как из их отстойника добраться до вокзала в час пик не так-то просто, особенно, если нужно глядеть в оба и не попасться маггловским контролерам за проезд зайцем. Когда Алистер со спортивной сумкой, перевешенной через плечо, и ладошкой брата в другой руке вываливается из автобуса, времени остается не шибко много, и двое мальчуганов - семи и одиннадцати лет - с тут и там разбросанными "извините", "простите", "можно пройти" пробираются сквозь толпу. Подмышкой у мелкого зажата переноска для животных, из которой испуганно торчит черная кошачья мордочка. Микки, притащенный этим мелюзгой накануне, после вольной уличной жизни не очень тащится от необходимости сидеть взаперти. Периодически приходится делать остановки, чтобы погладить кота и успокоить обещаниями о скором освобождении.

- Роб, не нужно было идти за мной, - недовольно ворчит Брэдли на младшего брата, который запрыгнул в автобус и полдороги отсиделся на заднем сидении (хитрый жук), чтобы старший не прогнал его взашей домой.

- Я хотел тебя проводить! Мы не увидимся до Рождества! - Робин надувает щеки и краснеет от возмущения.

- Это очень не взрослый поступок, а ты, между прочем, остаешься за старшего, - Ал качает головой, словно внутри у него поселился старый брюзжащий дед прямо с рождения. - Кажется, нам сюда. Если мой папаша не наврал, как он это любит делать.

Никаких уроков школьного воспитания с Брэдли не проводили. Отец, когда они жили еще маленькой счастливой семьей, рассказывал, как боялся, что его размажет о стену между платформами, и в последний момент успел проскочить на ту сторону. Матушка обещала накануне поступления ввести Ала в курс дела, но ушла в запой от "счастья и гордости за взрослого сына". Отчим, будучи из магглов, лишь надавал парочку оплеух, когда узнал, сколько стоили сборы в школу, и заявил, что следующим летом пасынок должен сам заработать на книжки.

На платформу 9 и 3/4 двое мальчишек вываливаются растрепанными, в прикиде сэконд-хэнд (от дружков отчима), а лицо Ала украшают ссадины и разбитая губа. Неудивительно, что страдающие гиперопекой мамы косятся на ребят с настороженностью и неодобрением. Вдруг разгильдяи их чад чему плохому научат? 

- Напиши мне письмо, как доберешься домой, - Ал забирает клетку с котом и приседает на корточки, чтобы оказаться на уровне глаз с братом. - Держи хвост пистолетом. Не давай себя в обиду. И не лезь на рожон.

- Слушаюсь, - гордо заявляет Робин. - Я буду тобой, пока тебя нет.

Брэдли обнимает брата на прощание, сует в карман ириски и, дабы не превратиться в сентиментального душнилу, запрыгивает в уже забитый поезд. В глубине души, как любой ребенок, он до последнего надеется разглядеть в толпе папу, но головой понимает, что это лишь глупые мечты. Зато любимый брат машет ему искренне и со слезами на детских щеках - это важнее любого гулящего отца и непоседы-матери.

Алистер приглаживает волосы в отражении стекла. На нем старомодная рубашка и жилетка, и смотрится он не слишком привлекательно для того, чтобы завести новые знакомства. Брэдли давно усвоил урок, что встречают по одежке. С другой стороны, раз уж он выжил в диком Лондоне, откуда уезжает с тяжелым сердцем за малых и мать, то и со школой разберется.

Большинство купе уже заняты, когда Брэдли двигается через вагоны, либо места придержаны для друзей и родственников. Он же никого не знает, кроме парочки ребят на районе, а те в Хогвартс никогда не поедут.

- Привет, вам помочь? - он делает шаг навстречу к двум миловидным мальчикам, которые пытаются справиться с дверью купе. - Давайте, я.

Алистер пару раз дергает, соображая, что препятствие создает чемодан по ту сторону, пока дверь, наконец, не поддается. На сиденьях, закинув ноги, развалился длинноногий мальчишка, который явно рассчитывал провести поездку в одиночестве.

- Прости за вторжение, но везде уже занято, - поясняет Ал и пожимает плечами. Микки громко мяукает. - Придется потесниться.

Кажется, в школе тоже придется драться за место под солнцем.

[icon]https://i.ibb.co/XLv8Y7L/ezgif-com-gif-maker.jpg[/icon][pers]<b><a href="https://drinkbutterbeer.ru/viewtopic.php?id=2479" target="_blank">Алистер Брэдли</a></b>, 11[/pers]

Отредактировано Alistair Bradley (19.01.23 19:56)

+3

6

[status]папкин бунтарь[/status][icon]https://forumupload.ru/uploads/001a/2e/af/719/780046.jpg[/icon][info]Рейвенкло, 1 курс[/info][pers]Эдди Кармайкл, 11 лет[/pers]

Мальчик вырвал листок, скомкал и бросил в угол купе. Дряньство. Чтобы нарисовать нормального инфернала - надо сначала подтянуть анатомию человека. Особенно, по внутренним органам.

Эдмунд бросил взгляд за окно. Ученики постепенно садились в поезд - на платформе оставались только ребята с самыми сердобольными родителями. Вон какому-то мальчишке мать трёт испачканный лоб, пока он пытается увернуться. А вот девочку - уже довольно взрослую - полный отец никак не выпускает из медвежьих объятий. Но белоснежный комбинезон с небрежно накинутой поверх белой мантией нигде не было видно. Значит, Мэделин Кармайкл уже трансгрессировала с вокзала Кингс-Кросс. Эд поморщился, отрывая очередной пустой лист и кидая вслед за первым - просто так. А чего он ожидал? Сам же хотел, чтобы его оставили в покое. Никто не будет терпеливо дожидаться его внимания  - даже родитель. Мать не виновата - она и так ловко балансирует между тяжёлым характером отца и детскими причудами сына.

Эд не питал по поводу своей мамы иллюзий - поэтому любил её очень искренне. Он не мог бы представить себе другой хозяйки поместья Бертиас. Да, Мэделин "тупила" в самых элементарных вопросах. Её академические знания - это вообще "прости-прощай-ничего не обещай". Но при этом эта женщина была наделена просто колоссальным житейским умом и обаянием. Хитрость, амбиции, умение добиваться своих целей, переступая границы нравственности - всё, как завещал дедушка Слизерин. К тому же - безупречно чистая магическая кровь. Несмотря на благородное происхождение, семья Мэделин была бедна. Даже очень бедна - её одинокая престарелая мать с целым букетом разных неподобающих наклонностей перессорилась со всей приличной роднёй, знакомыми и работодателями. Поэтому Мэделин с детства поставила себе цель - выбраться из этой грязи. И какого же было удивление её знакомых, когда девушка действительно выскочила замуж за одного из самых богатых людей страны. Да ещё и меньше, чем через год после выпуска из Хогвартса - с легендарно заваленными всеми до одной ЖАБА. Мэделин отлично разыграла карты молодости, красоты, чистокровности и шарма. К слову, Итан Кармайкл действительно любил свою красавицу-жену. Она была отличным соратником во всем, держа дом и репутацию семьи с блеском и изюминкой. Да и по бизнесу, как замечал Эдмунд, она давала ему советы. Странные и больше связанные с тем когда, что и как сказать, с кем наладить связь, а где лучше промолчать и уйти в сторону. Но всё же эти мягкие советы были дельными - ведь отец к ней прислушивался. В отличии от сына - но это уже другая песня.

Мама никогда не давила на Эдмунда - она использовала манипуляции и сахарную улыбку. Но мальчик уже достаточно вырос, чтобы научиться раскусывать её нехитрые ходы. И как только большинство на это ведётся? Наверное, основная масса людей - кретины. Эдмунду было жаль делать такой вывод. Но к другому мировоззрению в семье Кармайклов сложно было прийти. Они уже многие поколения использовали именно это человеческое качество для собственной наживы.
Но это всё было сейчас не важно. Сейчас он едет в Хогвартс. Наконец-то! Ведь в школе он не будет "Кармайклом". Там он станет одним из сотен школьников - равных и начавших строить свою личность почти с нуля на новом месте. Там они проведут большую часть аж семи лет своей жизни. Страшно представить. Но Эду было радостно осознавать, что абсолютному большинству будет на него кристаллически плевать. Точнее - на его семью. И он сможет быть в стенах замка, кем захочет. Делать, что захочет. Конечно, стараясь не попадаться на откровенном нарушении правил. Однако там он точно найдет, чем хочет заниматься. Эд знал одно - это должно быть что-то настоящее, стоящее. И не фальшивое.

Настроение улучшилось - мальчик даже достал из сумки Берти Боттс. Подкинув вверх розовый конфетный боб, он неожиданно ловко для себя поймал его ртом. Арбуз - это точно хороший знак.
Однако Эд тут же пожалел о своём поспешном оптимизме. В дверь купе начали бесцеремонно ломиться. Эдмунд услышал мальчишеские голоса.
Правильно говоришь - заклинило, ещё как. Ступайте дальше, ну!
Дерганье ручки прекратилось, и замерший Кармайкл выдохнул с облегчением. Но тут на дверь навалились с особой упорной силой. Тяжёлый чемодан Эда с печальным "бух" завалился на бок, и в купе протиснулось аж трое мальчишек. Тот, кто открыл дверь выглядел довольно внушительно - особый "вес" его внешнему виду добавляли ссадины на лице и запекшийся след разбитой губы. Эд настороженно нахмурил брови. Но мальчик неожиданно вежливо извинился за вторжение и объяснил, что везде занято. Кармайкл вздёрнул на секунду брови - он-то ожидал заслуженной и как минимум словесной взбучки за свою наглость. А то и физической - судя по внешнему виду нового знакомца. Хотя драться Эду никогда не приходилось - поэтому миролюбивое настроение парня, который явно не раз бывал в драках, было ему очень на руку. Эдмунд молча встал и поднял свой чемодан, запихнув его под сидение. Затем также молча сел на место, наблюдая, как мальчики рассовывают свои вещи. Двое других парней были в очках, что создавало впечатление, будто они были похожи. А может, и вправду братья. Эдмунд пытался прислушаться к собственным ощущениям. Но почему-то это нежеланное соседство - да ещё и таком количестве - его натура интроверта восприняла почти спокойно. Может, потому что эти мальчики казались довольно адекватными и даже интересными. Пока что.

- Будете? - сказал Эд, протягивая упаковку конфетных бобов - Меня зовут Эдмунд.

Оправдываться за свой манёвр с чемоданом он не стал. Лицемерие ему точно давно осточертело - пусть что хотят, то и думают.

Отредактировано Edmund Carmichael (24.01.23 17:53)

+3

7

Маркус удивленно вскинул брови и пристально посмотрел на Годфри поверх очков: первый раз он видел, чтобы кто-то считал неважной факультетскую принадлежность в Хогвартсе. Даже отец, свысока смотревший на любые культурные условности, явно питал нежные чувства к своему Ревейнкло. Маркус даже немного смутился; он давно привык к мысли, что принадлежит к необычной семье, и от мысли, что существует некто с еще более необычными взглядами, ему стало не по себе.
"Строго говоря, существует мнение, что окружающая социальная среда..." - в мыслях начал возражать он, не решаясь сказать вслух. Но тут Годфри сообщил, что его мама училась на Рейвенкло, и Маркус вновь растерялся, не зная, что на это ответить. "А вот моя мама...", "ага, и мой папа тоже..." - но ведь тетя Амброзия это уже сказала! К тому же, дядя Дамокл, услышав про миссис Мидхерст и ее факультет, вдруг сделал такое печальное лицо, как будто ее здесь не было. И Маркус вопросительно посмотрел на пожилую женщину, стоявшую рядом с Годфри - так это все-таки бабушка, а не мама?..
- Да, пора! - кивнула вдруг тетя Амброзия и, наклонившись к племяннику, крепко его обняла, взъерошив волосы и чуть не сбросив с него очки. - Пиши мне письма, дорогой! И не шали! И передавай от меня привет старушке Помоне... То есть, профессору Спраут! И не скучай, хорошо? Ты не будешь скучать, дорогой?
Маркус не успел подумать, будет он скучать или нет. Красный паровоз издал долгий гудок и платформу заволокло густым белым паром. Дядя Дамокл подхватил чемодан и нетерпеливо похлопал мальчишку по плечу, призывая поторопиться. Только папа почему-то медлил. Но всеобщее радостное волнение к тому времени передалось и Маркусу, и он, не обернувшись, полез в вагон следом за Годфри. Только когда поезд тронулся и платформа медленно поплыла мимо, отражаясь в окнах тамбура белесыми очертаниями, мальчик вспомнил, что не попрощался с отцом. Сердце болезненно сжалось: вдруг подумалось, что теперь, после смерти мамы, папа останется дома совсем один... Впрочем, Маркус сразу же отмахнулся от жалости. Папа был не один, у него была его обожаемая Наука. Ну и, на худой конец, призрак дедушки Икабода, с которым тоже интересно поговорить. А мама, может, тоже скоро станет призраком и вернется домой - то-то папа, наверное, будет рад. И даже если она не вернется - отец ведь сам сказал, что найдет способ ее вернуть?

- А?.. - Маркус обернулся на голос Годфри и снова думать забыл об отце. - Ага...
Поддержать более интеллектуальный разговор он был по-прежнему не в состоянии. Вдвоем они сунулись в несколько купе, но везде было занято. В первом купе сидели взрослые парни, просто-таки дядьки, и невероятно-брутально смеялись каким-то несмешным, брутальным шуткам. На мелюзгу в дверях они едва взглянули. В другом купе сидели девчонки и пахло невыносимым, мозг выносящим парфюмом. Как все-таки повезло, что тут был Годфри - Маркус бы не решился разговаривать с этими шумными, непонятными людьми. Наконец, им попалось купе, закрытое изнутри.
- Может, не заклинило? - уточнил, наконец, Маркус, наблюдая, как Годфри пытается попасть внутрь. - Может, они там заперлись, потому что занимаются чем-то противозаконным?
Он хотел рассказать, что читал книгу, в которой тоже был поезд и запертое купе в нем, но в этот момент к ним присоединился еще один первокурсник. Белби удивленно окинул новенького взглядом: разбитая губа, синяки, странная и старая одежда. Маггловская, что ли? Маркус чуть отступил назад, так, чтобы тот не видел, и удивленно-вопросительным взглядом посмотрел на Годфри - он тоже заметил? Тем временем незнакомец - магглорожденный он был или нет, - открыл им дверь в купе. Внутри обнаружился еще один мальчишка и тоже, по виду, первокурсник. Причем - какая скука! - совершенно не занятый ничем противозаконным.

Маркус сел у окна, напротив долговязого любителя запираться в купе. Может, все-таки рассказать им про ту книжку, про поезд? Или прямо спросить мальчишку с разбитой губой, из магглов ли он и если да, то не пытались ли его сжечь по обвинению в колдовстве? Или продолжить молчать? Или достать "Магические легенды ранней готики" и читать, не пытаясь завязать разговор?
- Маркус, - представился Маркус, в душе тихо радуясь, что проблему решили за него.
Он взял из упаковки конфетку, попробовал и объявил:
- Еловая хвоя.

[status]Мамкин гений[/status][icon]https://forumupload.ru/uploads/001a/2e/af/330/583385.jpg[/icon][pers]<b><a href="ссылка" target="_blank">Маркус Белби</a></b>, 11 лет[/pers][info]Рейвенкло, 1 курс[/info]

Отредактировано Marcus Belby (26.01.23 18:23)

+2

8

Дверь не поддавалась, впрочем, как и вера в людей у еще слишком юного Годфри. Он и подумать не мог, что кто-то мог намеренно запереть дверь и заниматься там чем-то противозаконным, пока его новый знакомый не сообщил об этом. Годфри постороронился, когда еще один мальчишка подошёл к запертому купе, уступая ему место. Он вон какой крупный - явно разберется с дверью. Так и вышло, и вскоре ребятам открылось практически пустое купе, где сидел один мальчишка, на вид тоже первокурсник. Должно быть, просто не посмотрел, что чемодан упирается в дверь, вот они и не смогли с первого раза попасть внутрь.

Мальчик в купе показался Годфри довольно добродушным. Как и тот, что открыл им дверь, несмотря на довольно потрепанный вид. Обычно Мидхерст видел только уличных хулиганов и забияк с ссадинами на лице, но довольно вежливая речь нового почти-знакомца не вязалась с хулиганским образом.

Годфри прошел в купе и сел на одно из свободных мест, попутно осматриваясь. Закончив осмотр, он решил, что поезд ему в целом нравится, да и попутчики попались тоже ничего. Вообще, он боялся, что придется ехать со старшими, которые будут считать себя выше него, потому что они-то уже знают, как в Хогвартсе все устроено, а у Годфри из знаний только чуть меньше, чем полувековые воспоминания дедушки с бабушкой. Но с другой стороны, жалко, конечно, что он так и не увидел Меган на перроне, можно было бы поехать с кем-то действительно знакомым.

- Привет. Я Годфри, кстати. Очень рад знакомству, - Мидхерст решил, что в первую очередь нужно быть вежливым, потому что если его и научила чему-то школа, так это тому, что вежливому человеку открыто гораздо больше дверей, чем грубияну или тихоне. Он улыбнулся новым знакомым и взял одну из протянутых конфет, сразу закинув ее в рот и раскусив. - Морская соль, - чуть скривился он от слишком соленого вкуса конфеты, - В принципе, могло быть и хуже, это же совершенно непредсказуемые конфеты. А чем отличается еловая хвоя от хвои не еловой? И спасибо, кстати, что помог открыть дверь, я уж думал, что пришлось бы нам ехать в коридоре.

Годфри выпаливал вопросы и комментарии со страшной скоростью, как будто у него ограниченное количество времени на разговор. Приятели в Тинворте подмечали, что он частенько так делает - задает сразу кучу противоречивых и разномастных вопросов, а потом замолкает, как будто ему нужно перезарядить свой словомет. И не то что бы это была положительная характеристика. Но по-другому Годфри не умел. В какой-то момент он начинал бояться, что если хоть на одну секунду повиснет тишина, то он снова услышит Его. Точнее, придуманный, конечно же, образ, появившиеся в сознании после травмы от потери родителей - так говорили врачи в Мунго, и Годфри если не научился им верить, то по крайней мере поднаторел в самообмане и самовнушении.

[nick]Godfrey Midhurst[/nick][icon]https://i.ibb.co/g7h4FqQ/dq-Yawu5noc0-1.jpg[/icon][pers]<b><a href="https://drinkbutterbeer.rusff.me/viewtopic.php?id=1705#p253405" target="_blank">Годфри Мидхерст</a></b>, 11 лет[/pers][info]Рейвенкло, 1 курс[/info]

+1


Вы здесь » Drink Butterbeer! » Time-Turner » 01.09.90. Самый поездатый поезд