Drink Butterbeer!

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Drink Butterbeer! » Pensieve » 23.12.95. Coming Home for Christmas


23.12.95. Coming Home for Christmas

Сообщений 1 страница 18 из 18

1

http://forumupload.ru/uploads/001a/2e/af/152/49226.gif    http://forumupload.ru/uploads/001a/2e/af/152/70365.gif

Ronald Weasley, Hermione Granger
23 декабря 1995 года
Лондон, площадь Гриммо, 12

Рождество - семейный праздник. Только что делать, если друзья - это тоже твоя семья, и у этой семьи сейчас не самые лучшие времена?

+3

2

Рон уже ненавидел это место. Все збесь было мрачным, пыльным, неприветливым, и даже все их летние старания не смогли вернуть дому на площади Гриммо жилой вид. Раньше он всегда хотел, чтобы у них был большой дом, в котором поместятся все, где не будет кучи пристроек и выглядеть он будет гораздо красивей, чем их Нора. Сейчас же ему просто хотелось домой, обратно в свою красно-желтую комнату, чтоб на соседней кровати храпел Гарри, тесниться на общей кухне и даже слушать ужасные песни Селестины Уорлок. Но в этом году все какое-то неправильное, даже Рождество, которого он всегда так ждал. Гарри заперся наверху, вместе с Клювокрылом, и не желает ни разговаривать, ни видеться. А вместе с тем, если бы не Гарри, отец Рона вряд ли сейчас был бы жив. Рон вздрогнул от мысли о том, что бы стало с ними тогда. Думать об этом не хотелось, но почему Поттер не понимает, что он в который раз спас их семью? Может, ему просто надоело вечно всех спасать?
Рон решил, что раз друг и слушать его не хочет, то заходить надо с другой стороны. Но с какой, Мерлин его знает. Уизли решил, что из этой ситуации только один выход, и сел писать письмо для Гермионы. Он надеялся, что подруга сможет подсказать ему стратегию и решить, как вернуть Гарри, вместо которого, казалось, поселился угрюмый упырь. И даже радостные песни крестного не могли заставить Поттера вылезти из своей норы.
Внизу послышался какой-то шум. Рон неохотно отложил перо и пергамент, на котором за время написания письма появились всего две строчки, и вышел из комнаты, узнать, кого же там принесло под самые праздники. Только бы не Снейп со своей вечно кислой миной - вот кому точно нечего делать в каникулы, пугать-то некого. Хорошо бы Тонкс, может, она смогла бы развеять мрачную обстановку Сириусова дома. Ну, или хотя бы эту тролльеву ногу свалить в очередной раз.
Близилось Рождество, а он совершенно не представлял, что со всем этим делать. И - он никогда об этом не скажет вслух - ему отчаянно не хватало Гермионы.

Отредактировано Ronald Weasley (12.03.20 12:49)

+3

3

Утро за сутки до начала рождественских каникул началось с того, что, спустившись в гостиную, Гермиона не обнаружила там ни Гарри, ни Рона. Поймав собиравшегося на завтрак Дина, Грейнджер вместо ожидаемых логичных объяснений услышала от него какую-то совершенно невероятную историю. По словам Томаса, Гарри ночью стало совсем плохо, их с Роном увела МакГонагалл, а Поттер все время повторял, что отец Рона умирает. Глупость какая-то. Но, по словам Дина, ни один из них так и не вернулся в спальню.
Шушукающиеся в углу девочки-четверокурсницы, округлив глаза, поведали Гермионе, что ночью сонную Джинни вытащили из постели. Кажется, говорили тоже о мистере Уизли. Ли Джордана Грейнджер разыскивала уже с очень дурными предчувствиями, но только когда он подтвердил исчезновение близнецов, решила, что вот теперь самое время начать как следует волноваться.

Она попыталась найти МакГонагалл до завтрака, но декан как сквозь землю провалилась, и пришлось отправляться в Большой зал. Гермиона без всякого энтузиазма ковыряла ложкой овсянку, когда в тарелку ей плюхнулся взволнованно верещащий Сычик.
- Господи, ну наконец-то! – выдохнула Грейнджер, отвязывая примотанную к лапке записку. – Так, а ну постой спокойно, или я за себя не отвечаю! – прикрикнула она на совенка, и пока тот, обиженный таким неласковым обращением, хохлился рядом, быстро пробежала пергамент глазами.
Рон писал, что с его отцом все в порядке, он сейчас в Мунго, и они всей семьей и Гарри останутся вместе на каникулах. «Все совсем как летом», - добавил друг, и Гермиона поняла, что они все сейчас на Гриммо. Это было логично – больница находится в Лондоне, и лучше быть к ней поближе.
А еще до Лондона можно поймать автобус из Хогсмида.
Отодвинув тарелку с нетронутой кашей – все равно в ней то тут, то там торчали сычиковы перья, - Грейнджер развернула на столе свиток и принялась быстро строчить письмо. Только не на Гриммо, а родителям.
- Доставь как можно скорее, понял? – объясняла она все еще обиженному на нее питомцу Рона. – Только давай не как в тот раз, когда ты ворвался к нам на кухню, пока мама с подругами пила чай. Статут о секретности, помнишь?

Поговорить с МакГонагалл удалось только после первого урока. Декан сухо сообщила, что у мистера Уизли проблемы со здоровьем, его дети отпущены домой пораньше, а Гермиону это все, в общем-то, не касается. «Но, - добавила профессор, глядя на побелевшее от гнева лицо лучшей ученицы, - если вдруг вы поменяли свои планы на каникулы, я могу написать Молли. Думаю, она не откажется от лишней пары рук».

Как следует подумать обо всем случившемся Гермиона разрешила себе только в «Ночном рыцаре», умчавшем ее в первый день каникул из Хогсмида. Как там мистер Уизли? Он всегда был таким внимательным к ней, будет ужасно, если с ним что-то случится! И Рон же, наверное, места себе не находит! А Гарри в последнее время умеет только молчать и злиться, и это даже если шрам просто болит – страшно представить, что с ним творится после того, как он своим припадком перебудил всю спальню. Веселенькое у них там, наверное, Рождество.
Гермиона гнала от себя мысль, что, возможно, ей не стоило бы ехать в Лондон. Как правильно заметила профессор МакГонагалл, она не член семьи. Это к Гарри Уизли относятся как к родному, да и дом на Гриммо принадлежит его крестному, так что он имеет полное право там оставаться, а вот она будет не иначе как непрошеным гостем, очень неудобным в такое время. Но разве она может спокойно уехать кататься на лыжах, когда у ее друзей такое? Не может. Вот и не уехала.
Она колебалась до последнего, даже уже на самом пороге, но потом, собравшись с мыслями, постучала. Ну не выгонят же ее? А если и выгонят, она хотя бы перед этим точно убедится, что со всеми все в порядке.
- Гермиона, милая, заходи. Как доехала? – дверь ей открыла миссис Уизли и, коротко обняв, кинулась скорее занавешивать портрет матери Сириуса, пока та не успела раскричаться. – Устала с дороги? Давай я тебе чаю заварю.
- Нет-нет, спасибо, - смущенно улыбнулась Гермиона. В обществе Молли Уизли она всегда чувствовала себя немного неловко. – Как дела у мистера Уизли, он поправится?
- Да, он в порядке, целители обещают подлечить его и, может быть, скоро отпустят домой. И все благодаря Гарри! Ты же останешься с нами на Рождество? Мы думаем наутро отправиться в Мунго, навестим Артура, пойдешь с нами?
Ответить Грейнджер не успела – снизу, из кухни, раздался какой-то лязг.
– Кикимер! – всполошилась миссис Уизли. – Дорогая, давай, поднимайся пока в спальню… А, вот и Рон здесь. Рон проводи Гермиону в ее комнату. И с сумкой помоги, ну что ты стоишь?
- Привет, - Гермиона повернулась и помахала другу. Выглядел он… не очень. Вообще, конечно, в этом доме все казались бледнее обычного, но все же вид у Рона был слишком изможденным и уставшим, как будто он не спал минимум неделю, а ведь они не виделись меньше чем двое суток.
- Как ты? – спросила она, снимая пальто, когда шаги миссис Уизли уже раздавались на лестнице в кухню. – Твоя мама говорит, ваш папа скоро поправится.

Отредактировано Hermione Granger (15.03.20 06:14)

+4

4

Внизу послышался голос мамы. И еще один грлос, обладатель которого уж точно не мог появиться здесь. Наверное, Рон в последнее время просто слишком много думает о подруге, вот и начало ему слышаться всякое. В этом доме все понемногу сходят с ума, теперь настала и его очередь.
На всякий случай рыжий свесился с перил, выглядывая, кто же там пришел. Уж глаза-то не смогут ему соврать и выдать желаемое за действительное.
Внизу стояла Гермиона. Действительно она, а не какой-нибудь новый член этого Ордена. Против воли губы сами расплылись в улыбке. Когда ты волшебник, очень сложно удивляться чудесам, но магия людских поступков всегда преподносила ему сюрпризы.
Рыжий многое хотел бы сказать Гермионе. Он быстро сбежал по лестнице, будто от его скорости зависело, останется ли подруга на площади Гриммо или же передумает. Рон, все еще широко улыбаясь, помахал ей рукой в ответ, стараясь казаться бодрее, чем есть на самом деле. Вокруг него в последнее время слишком много испуганных лиц, не хотелось пугать еще и подругу. Он взял у нее сумку.
Слов не хватало. Рон так много хотел сказать. О том, как Гарри переполошил всю спальню, как сердце заходилось в диком стуке, заглушая все остальные звуки, потому что Рон-то в глубине души знал, что сны лучшего друга - правда. Как что-то в нем сломалось, когда потрет подтвердил слова Поттера, и как всю его семью повыдергивали среди ночи из кроватей, таких же сонных и напуганных, как он сам, и всех детей срочно отправили к матери, где он весь остаток ночи мерил шагами спальню и не находил себе места. Как он хотел все-все рассказать в письме и извиниться за то, что они не попрощались, но вышли лишь сухие строчки. Как не хватало ее ума и поддержки, потому что он не знал, что делать с Гарри, и как безумно рад ее видеть, словно они расстались не на каких-то пару дней, а минимум на год. И что он даже готов заняться домашней работой, лишь бы ее появление не было иллюзией.
- Ты же должна была на лыжах кататься с родителями! - вырвалось у него. Рону не верилось, что кто-то мог променять веселый отдых с семьей на это мрачное место с его напуганными обитателями.
- Да, с отцом сейчас все в порядке. Орден успел вовремя, - ступени тихо поскрипывали под его ногами. Присутствие подруги подействовало на него успокаивающе, как будто что-то, сдавливающее его со всех сторон, немного ослабило хватку. Они ведь всегда так и справлялись с неприятностями - втроем. Это было правильным. Уизли открыл дверь в спальню, где жила Гермиона летом. Джинни не было, должно быть, снова пытается вытащить Гарри с чердака или помогает маме на кухне - сестра в эти дни тоже не знала, чем себя занять, и бралась за все подряд. Он осторожно поставил сумку возле кровати и глубоко вздохнул. А затем сел на кровать и сгорбился, пряча лицо в руках.
- Мне в жизни так не было страшно, - тихо признался Рон.

Отредактировано Ronald Weasley (15.03.20 10:27)

+2

5

- Передумала, - Гермиона пожала плечами и торопливо отвела глаза. – С этими лыжами, знаешь, все всегда так странно получается… А ты что, мне не рад? – это должно было прозвучать как шутка, но вышло почему-то с тревогой. Видимо, в доме на Гриммо творилось что-то странное и с акустикой.
Гермионе отчего-то казалось очень важным вести себя так, как будто все в порядке и она просто в очередной раз приехала к Рону погостить на каникулах. По крайней мере, пока миссис Уизли еще могла их слышать. Казалось, если они все будут делать вид, что беды не случилось, ничего страшного больше не произойдет. Вот и Рон говорил так сухо и коротко, словно цитировал то свое письмо, пришедшее после их исчезновения.
-  Это замечательно, - кивнула Гермиона, как будто отвечая на ту же дурацкую записку. И тут же возненавидела себя: ну что вообще замечательного может быть в такой ситуации? Но нужные, правильные слова застревали в горле, растворяясь в раздражающем скрипе старой лестницы. Да что не так с этим домом?! Почему здесь всегда такое чувство, словно кто-то умер?.. А еще все время кажется, что тебя подслушивают. И все, что ты скажешь, точно будет использовано против тебя.
Но когда они наконец добрались до комнаты Джинни – пустой и тихой, как будто нежилой, все разом изменилось. Изменился прежде всего сам Рон, его голос, глухо звучавший сквозь ладони, и сердце Гермионы сжалось от жалости. Сев рядом, она осторожно дотронулась до плеча друга, не зная, как подобрать слова.
- Я понимаю. Я бы, наверное, с ума сошла от беспокойства. Но ведь все закончилось, ты сам сказал – Орден успел вовремя…
Гермиона не верила в то, что говорила. Орден – в этом ведь и была главная проблема. В нем состояли родители Рона и его старшие братья. И значит, ничего не заканчивалось. Они будут подвергать себя опасности каждый день, и нет гарантии, что однажды…
Конечно, все те, кто сейчас оказался на Гриммо, знали об этом еще летом. Но знать и понимать – это разные вещи, и когда осознание приходит по-настоящему, от него уже нельзя просто отшутиться или отмахнуться, забив голову другими вещами. И получается, что Рон живет с этой мыслью с тех самых пор, как его подняли с постели тогда ночью.
Может быть, «страшно» - не самое сильное слово для такого.
- Ты можешь рассказать мне, что тогда произошло? – осторожно спросила Гермиона. Она не была уверена, что сейчас подходящее время задавать этот вопрос, но вряд ли она сможет помочь здесь хоть кому-нибудь, если не разберется в ситуации. Да и Рону полезно будет наконец выговориться – едва ли из Гарри нынче получается хороший собеседник.

+1

6

Рон все еще не отнимал рук от лица. Ведь если зажмуриться и представить, что все хорошо, все так и будет, правда? В темноте легко представлять, что он в Норе, мама внизу, как обычно, возится с ужином, и запах слышит весь дом, что отец, выкроив минутку, сбежал в свой гараж повозиться с маггловскими изобретениями, а Перси - черт бы тебя побрал, Перси! - по-прежнему будет портить ужин своими нудными рассуждениями о работе. В темноте ему не нужно казаться сильным, чтобы сохранить лицо.
Рон дернулся, почувствовав прикосновение руки Гермионы к своему плечу, и резко выпрямился - на каких-то пару мгновений он успел забыть, что не один. У него больше нет права поддаваться собственной слабости. Последнее, чего бы ему хотелось, так это потерять лицо перед подругой. Он же гриффиндорец, храбрый и гордый, а не напуганный ребенок.
- Ну, это все так просто не объяснишь, - Уизли постарался унять дрожь в пальцах. В какой момент все стало настолько запутанно? - Гарри, ты знаешь, у него в последнее время часто эти сны, вдруг заорал и начал дергаться - чуть полог кровати не снес. Мы его вчетвером пытались разбудить несколько минут, но он все не просыпался.
Рон вспомнил, как услышал крики Гарри и подскочил к кровати. Вслед за ним подорвались остальные ребята, даже Шеймус, хотя в этом году из-за политики Министерства Поттера он не жаловал. И все, кто как умел, пытались разбудить Гарри. В какой-то момент Рон даже испугался, что друг и вовсе не проснется. Гарри на них никак не реагировал и только сучил ногами, даже в живот Дину заехал.
- А потом он проснулся и все твердил, что случилось что-то плохое с моим отцом, а на самом лица не было. Я тогда подумал, что ему просто приснился ужасный кошмар, и все это пройдет, а Невилл побежал за помощью. Профессор МакГонагалл сразу поняла, что дело плохо, и повела Гарри к директору. И мне сказала тоже собираться. А Гарри все твердил, что моего отца укусила змея и что надо торопиться.
Голос Рона был ровным и бесцветным, как будто он рассказывал не о себе. Будто это были другие Гарри и Рон, другой мистер Уизли, и его самого все эти события ничуть не трогают. Вот только в горле от чего-то пересохло.
- В общем, эти его сны совсем не сны, как оказалось.

Отредактировано Ronald Weasley (31.03.20 23:11)

+1

7

Рон вздрогнул, и Гермиона поспешно убрала руку. Бывают моменты, когда нельзя вторгаться в чужое личное пространство. Даже если вы лучшие друзья.
Пока Рон медленно, с остановками рассказывал о том, что произошло, Гермиона невидяще смотрела прямо перед собой, пытаясь представить события той ночи. Сны Гарри давно ее беспокоили, но разве можно было подумать, что дойдет до такого? И каково было Рону – трясти друга и понимать, что тот не просыпается?
Каково было Рону – чем больше подробностей узнавала Гермиона, тем более тревожно звучал этот вопрос. Это, может быть, было немного нечестно по отношению к Гарри, но Гарри сейчас не сидел рядом с ней с этим вот бледным лицом и не проговаривал фразы мертвым механическим голосом.
- Змея? – переспросила Гермиона, когда пауза в рассказе Рона существенно затянулась. – Та самая змея?
Вытащить из Гарри хоть что-то о том, что произошло на кладбище после третьего испытания, было почти невозможно, но тогда, до каникул, они по крупицам полученной от него информации все же смогли восстановить события. И про змею, принадлежащую Тому-Кого-Нельзя-Называть, друг обмолвился.
Сколько, интересно, в Британии пресмыкающихся, способных отправить в больницу члена Ордена Феникса?
- То есть я правильно понимаю: твой отец был на задании от Дамблдора, и его укусила змея? А Гарри… Он что, увидел будущее? Предсказал это как-то?
В отношении предсказаний у Гермионы было полно скепсиса, но проявлять его сейчас она бы не рискнула. Во многом потому, что, хоть предупреждение Гарри, очевидно, спасло мистеру Уизли жизнь, Рон, говоря об этих снах, особенно воодушевленным не выглядел. То есть ясное дело, что ничего хорошего в таких виденьях быть не может, но, кажется, здесь есть еще что-то, о чем она пока не знает. Еще что-то тревожное.
Когда же уже закончатся плохие новости?

+1

8

- Я точно не знаю, но Гарри утверждает, что та самая. - Рон вздрогнул. Змею Того-Кого-Нельзя-Называть он не видел, как и ее хозяина, но представлял их исключительно мерзкими, скользкими, красноглазыми и возможно не с одним рядом зубов, с которых капает яд. Неудивительно, что Гарри такой нервный ходит, с такими-то персонажами из снов.
- Он не предсказал, - Уизли вперил взгляд в пол, разглядывая пылинки на дереве. Голос его, обычно громкий и звонкий, упал на несколько тонов. Вспоминать об этих событиях не хотелось, хотя тогда еще Рон не понимал, что все слова друга - правда, а он сам через несколько часов будет сидеть рядом с такими же бледными от ужаса братьями и сестрой в томительном ожидании, а липкое чувство страха будет волнами накатывать на них. Но Гермиона больше, чем кто-любо другой, имела право знать, что же на самом деле происходило, и если Гарри замыкается в себе и сбегает подальше, Рон не в состоянии оставить подругу в неведении. К тому же, он никогда бы не подумал, но делиться переживаниями с кем-то близким оказалось даже полезно - гнетущее чувство страха, хоть и не исчезло совсем, стало гораздо меньше.
- Я не совсем понял, как это, но Гарри сказал, что это он и был змеей. Что это он укусил моего отца и он виноват во всем случившемся. Но ведь это не так, Гермиона, я своими глазами видел его спящим! Невозможно спать в одном месте и быть при этом в другом, ведь правда же? - Рон поднялся с кровати и прошелся из угла в угол, не зная, куда себя деть. Если бы он только мог осмыслить всю эту ситуацию, но даже в магическом мире ни одну проблему нельзя было решить по-волшебству.
- И даже если б мы умели аппарировать, на территории Хогвартса этого сделать нельзя, - повторил он одну из фраз любимой книги Гермионы, надеясь, что она это оценит. Столько раз ведь говорила, что "Это ведь в Истории Хогвартса написано, Рон, ты что, вообще не читал?" - Я пытался объяснить Гарри, что это бред сивого мерина, но он меня и слушать не стал, представляешь? Сбежал подальше, а все, что мне удалось из него вытащить, это: "Не хочу еще кого-нибудь покусать, как мистера Уизли". Спасибо, что вообще из дома не ушел.
Рон закатил глаза, забыв даже о собственных переживаниях. Иногда Поттер сказанет что-нибудь такое, что Уизли не знал, смеяться ему или начать переживать. При этом Гарри сам же и верит в свои слова!
- А ведь завтра уже сочельник, - во вздохом добавил рыжий. Праздник посреди всего этого бедлама выглядел насмешкой над их переживаниями.

+1

9

- Ну, это неудивительно, - мрачно сказала Гермиона. – Это ведь наш Гарри. Всегда и за все берет на себя ответственность, - одобрения высоким моральным качествам друга в голосе Грейнджер не слышалось. – Говоришь, ты пытался с ним поговорить? А Джинни не пробовала? В конце концов, из нас всех она единственная знает, что это такое – когда делаешь что-то против своей воли. На месте Гарри я бы в первую очередь пошла к ней.
Вот только сестру Рона почему-то часто недооценивали, навечно приклеив к ней ярлык маленькой ничего не понимающей девочки. Хотя, с другой стороны, Гарри отказался даже от помощи лучшего друга… Господи, ну что за дурак! В семье Уизли и так беда, нашел время лелеять эти свои… комплексы. Пятый год ему талдычат, что он не наследник Слизерина и не какая-то копия Волдеморта, втиснутая в тело школьника, но он все равно вечно находит поводы еще немного себя помучить!
- Ладно. Я попробую вправить ему мозги, - Гермиона поджала губы. – Но давай начистоту: никто точно не винит Гарри в том, что произошло? Или, может, близнецы как-то по-идиотски пошутили?.. – она стушевалась и торопливо поправилась: - То есть я понимаю, что вам сейчас не до шуток, просто ты же его знаешь – в последнее время он изо всякой ерунды заводится. А тут…
Она помолчала немного, пытаясь собраться с мыслями. Ни о чем подобном она, кажется, раньше не читала. Можно ли во сне путешествовать в сознание животных? У простых людей, не волшебников, такие легенды существовали, подобные умения приписывались, в частности, шаманам, а Гермиона успела убедиться, что источником маггловских мифов часто становятся вполне реальные явления в мире магическом. Но если Рон или та же миссис Уизли ни о чем подобном никогда не слышали… Так или иначе, ощущать себя частью змеи, тем более – змеи Сами-Знаете-Кого, - это очень-очень плохо. Хуже, чем уметь с теми же самыми змеями разговаривать. Только плохо для самого Гарри, а не для окружающих. И если он сейчас замкнется в себе, вместо того, чтобы просить о помощи…
Гермиона посмотрела на застывшего посреди комнаты другого своего лучшего друга. Так, все, хватит. Рон прав – скоро Рождество, и надо как-то попытаться вернуть в этот дом немного праздничной атмосферы. Пророчить очередные проблемы – это и правда не выход.
-  Слушай, мы разберемся с тем, что творится с Гарри, - мягко сказала она. – И из этой его берлоги, куда он там забился, мы его вытащим, обещаю. Лучше расскажи: вы уже были у отца? Он в сознании? Вас пускали в палату?
Миссис Уизли говорила, что глава семейства вне опасности, да и сам Рон это подтверждал. А ведь это, без сомнения, хорошая новость. И лучше думать о том, что все обошлось относительно благополучно, чем гадать, что это вообще было. По крайней мере, сейчас.

+1

10

- Джинни? Она-то первым делом побежала к Гарри, после того, как он отказался со мной разговаривать. Но, кажется, он даже не услышал, - Рон сосредоточенно потер лоб, но подробности исчезли из его памяти. Вроде бы Джинни утверждала, что когда делаешь что-то не по своей воле, ощущения совершенно другие. Точнее, их нет, как и памяти о собственных действиях. Гарри же помнил все, а если бы не помнил, то страшно даже подумать, что бы было в таком случае. А ведь Рон первым делом после хороших известий чуть  ли не в ноги бросился к лучшему другу, благодаря его за своевременную информацию, но тот словно был не с ними, и лишь холодно отстранился и сделал вид, что жутко устал и хочет спать.
- Пошутили? Близнецы и Джинни, кажется, вообще не поняли, что произошло, а когда узнали, все стали благодарить Гарри. Ты знаешь, если бы не он, отца бы не нашли. Не хочу даже думать о том, что стало бы в этом случае, - Рон, как бы ни силился, так и не смог понять такого странного поведения друга. Ему говорят "спасибо", а он как будто только и слышит, что "ты покусал нашего отца". Интересно, Поттер всегда был таким упертым бараном, или это после четвертого курса как-то обострилось?
- Поговори с ним, пожалуйста. Ты знаешь, я не слишком силен в этих разговорах о моральной поддержке, мне вообще иногда кажется, что ему просто нравится страдать. Но чуть позже, Гарри снова забился на чердак к Клювокрылу и не откроет, - "Посиди со мной немного, пожалуйста.", - хочет сказать вместо этого Рон, но только придумывает дурацкую отговорку, потому что и он, и Гермиона знают, что друг точно не откажется поговорить с ней, тем более после того, как она променяла свои беззаботные каникулы на свежем воздухе на этот пыльный мрачный дом. - К отцу нас не пустили, только маму, и она говорит, что все в порядке. Скоро разрешат посещения, можем все вместе сходить, папа будет рад. А ты... прямо до конца каникул с нами? - "Я хочу, чтобы ты осталась", - Мне не хватает твоей рассудительности, мое домашнее задание на каникулы так и лежит нетронутым, - Рон попытался улыбнуться. Драма с его домашним заданием повторяется из года в год, разве что только объемы долгов растут.

+1

11

Гермиона мысленно сделала пометку вечером, после того, как они лягут спать, поговорить еще и с Джинни – подруга ведь тоже наверняка переживает за Гарри, возможно, ничуть не меньше, чем за отца, а его отказ говорить с ней мог младшую Уизли больно ранить. Ох, все-таки прав Рон, сейчас ей точно не стоит идти говорить с мистером Поттером, потому что вместо сочувствия мистер Поттер получит серьезный такой подзатыльник за то, что умудряется даже в самопожертвовании быть первостатейным эгоистом!

- На чердак к Клювокрылу, говоришь? – Гермиона задумчиво побарабанила пальцами по покрывалу. – А я-то надеялась, он просто в вашей комнате заперся, выселив тебя к близнецам. Ладно, пусть посидит еще немного, остынет, - Грейнджер привыкла решать проблемы последовательно, а не кидаться от одного дела к другому, а Рон, хоть и стал выглядеть чуть более живым, еще был слишком далек от нормы, чтобы все бросать и сломя голову нестись к Гарри. Ну и да, угроза не сдержаться и отвесить другу все-таки воспитательную оплеуху пока была слишком сильна, а это вряд ли мигом привело бы Поттера в чувство.

- Да какое уж тут домашнее задание, - вздохнула она, кажется, всего пятый или шестой раз в жизни признавая вслух, что есть вещи важнее уроков. – После Рождества все сделаешь, я помогу. Мне бы хотелось остаться, родители ведь уехали, и дома сейчас никого, но… Как думаешь, я не буду мешать? – неуверенно спросила Гермиона. – Профессор МакГонагалл писала твоей маме, и та, кажется, согласилась приютить меня до конца каникул, но, может, сейчас не время? У вас столько забот, да и твоего папу могут скоро выписать, за ним нужен будет уход, не хотелось бы мешаться под ногами. Я ведь могу вернуться в Хогвартс пораньше, правда, - торопливо добавила она. – Не нужно терпеть меня из вежливости.

В конце концов, в школе есть библиотека. В библиотеке Гермионе никогда не бывало скучно или одиноко, а до Рождества еще достаточно времени, чтобы попробовать вправить Гарри мозги и как-нибудь разузнать побольше об этом странном сне. Ведь читать книги Грейнджер планировала с пользой и надеялась, что, если вернется в Хогвартс раньше, к приезду остальных уже найдет в царстве мадам Пинс какую-нибудь полезную информацию о видениях друга.

Отредактировано Hermione Granger (21.06.20 02:49)

+1

12

Рон усмехнулся - фраза Гермионы про домашнее задание подняла ему настроение. Нечасто такое бывает, когда она сама предлагает помочь ему (считай, сделать почти всю работу за него), и это не могло не радовать. Еще бы Гарри перестал строить из себя великомученика, может, на душе не так паршиво бы было. Отец, он ведь обязательно пойдет на поправку, главное в это верить.
- Ты что, с ума сошла? Тут еще половина дома не убрана, конечно, ты не будешь лишней!
С каких это пор, интересно, Гермиона стала считать себя лишней? Может, он что-то не так сказал? Или что-то не то сделал? Они, конечно, бывает, и ругаются, иногда даже сильнее, чем того хотелось бы, но Рон привык к тому, что их всегда трое, и ему казалось, что Гермиона это понимает. Иначе зачем он стал бы каждое лето зазывать их погостить в Норе? А мама уж точно была бы не против, она всегда только радовалась Гермионе. Конечно, подруга, в отличие от младшиз Уизли, не ворчала, когда ей выдавали новое задание.
- Я пошутил, если что, - его шутки были не всегда удачные. Точнее, ему они казались верхом оригинальности, а вот Гермиона частенько говорила, что они дурацкие и сам он ничего не понимает. Рон повернулся к подруге, положил руки ей на плечи и, слегка встряхнув, заглянул в глаза. Может быть, где-то внутри сидит неуверенная в себе первокурсница, которую обидели слова рыжего придурка? - Ты никогда не будешь лишней, запомни это. Откуда это вообще взялось в твоей голове - "терпеть из вежливости"? Я там тебе вообще-то письмо даже писал. Только не закончил...
Рон смущенно отвел взгляд. Почему-то "писал письмо" внезапно показалось аналогом любовной записки, хотя ничего такого там не было. И все равно признаваться в этом было как-то неловко, как будто он не сумел вытерпеть пару дней разлуки.
- Никогда больше так не говори, - рыжий снова посмотрел подруге прямо в глаза, все еще не убирая рук с ее плеч. Хотелось убедиться, что она действительно сидит перед ним и не собирается сбегать ни в какой Хогвартс. Что они тут вообще без нее делать будут, так же сидеть по разным комнатам и ворчать на Гарри, как и последние несколько дней?

+1

13

- Не думаю, что твоя мама решит заниматься уборкой в Рождество, - очень серьезно сказала Гермиона, хоть и понимала, что это только шутка. У нее порой бывали проблемы с тем, чтобы отвечать Рону в таком же легком тоне, придерживаться фактов всегда проще, чем придумывать остроумные реплики. Вот только, кажется, своей излишней серьезностью она друга слегка насторожила.

- Я понимаю, - тихо объяснила она, чувствуя себя как-то ужасно неловко от того, что они стоят так близко одни в пустой комнате, а еще жутко стыдясь самой этой неловкости, потому что не должна была бы ее испытывать, и вообще… - Извини, я ничего такого не имела в виду, не думай, пожалуйста, что я собралась сбежать и запереться, как Гарри, - торопливо пояснила Гермиона и слабо улыбнулась: - Я просто хочу сказать, что это нормально, когда иногда нужно уделить все время семье, вот.

На самом деле Рон, наверное, и сам не понимает, насколько он хороший друг, если даже в такой момент заботится о том, чтобы они с Гарри не чувствовали себя лишними. Гермиону всегда удивляло это его искреннее стремление поделиться всем, что у него есть: он с такой готовностью звал их к себе на каникулы и делал все, чтобы Гарри, не получавший заботы дома, мог почувствовать себя частью его собственной большой семьи. Сама Гермиона выросла в куда более сдержанном окружении, и такая открытость была ей непривычна. В доме Грейнджеров гости редко задерживались дольше, чем на день-два, и, отправляя ее в «Нору» впервые, мама очень волновалась насчет того, не будет ли такое длительное пребывание навязчивым. Волновалась и сама Гермиона – пожалуй, до сих пор. Но Рону, наверное, лучше об этом не говорить.

Вместо этого Грейнджер улыбнулась:

- А что там за письмо? Надеюсь, оно было содержательнее той твоей записки. Я чуть с ума не сошла, Рон, когда спустилась утром в гостиную, а вас нигде нет! Так перенервничала, что чуть не накричала на профессора МакГонагалл, - Гермиона спрятала лицо в ладонях, представляя, что было бы, сорвись она все-таки на своего декана. - То есть, - добавила она серьезно, поднимая взгляд, - я понимаю, что тебе было не до того, правда. Спасибо, что все-таки написал. Я в самом деле волновалась.

+1

14

- Ты тоже моя семья, - очень серьезно сказал Рон, после чего почувствовал, как его щеки и уши горят. Отчего-то стало так неловко после этой фразы, как будто он сказал что-то неприличное. Странно, ведь когда он говорил то же самое Гарри, у него не возникало подобного чувства. Может, это оттого, что у Гермионы есть настоящая семья, и забота других ей не требуется? - Я имею ввиду, что вы, Гарри и ты, уже стали мне как семья. Друзья - они же тоже близкие люди, а мы через столько всего прошли, - слегка запинаясь, добавил рыжий, словно оправдываясь перед Гермионой за свои слова. Он прижал руки к щекам и отодвинулся от нее, внезапно поняв, как неприлично близко друг к другу они находились. Почему-то вся ситуация внезапно стало слишком смущающей и захотелось проветрить комнату. Пробормотав что-то о духоте и пыли этого дома, Уизли полез бороться с рассохшейся рамой окна, чтобы впустить в комнату немного морозного воздуха. Он надеялся, что зимнему воздуху удастся охладить огнем горящее лицо.
- Да там так, ерунда одна, - улыбнувшись, проговорил Рон, обрадовавшись перемене темы. Хотя письмо показывать ему не хотелось, вдруг он там что-то не то написал? - В основном про Гарри и папу, поподробнее, чем было в записке, и хороших каникул пожелал, ну и с Рождеством поздравил, конечно. Но куда лучше сделать это лично.
Уизли, наконец, справился с окном и повернулся к подруге. Свежий воздух и вправду принес прохладу и успокоение, теперь Рон не чувствовал себя таким мучительно неловким и глупым.
- Ты? На профессора МакГонагалл? А что ты ей сказала? - Уизли от удивления даже забыл, как дышать. Всегда сдержанная Гермиона становилось поистине удивительной, когда ее что-то выводило из себя. Стоило только вспомнить тот прекрасный удар по Малфою. Рон был уверен, что научись он вызывать Патронуса, это воспоминание точно сработало бы. - Хотел бы я посмотреть на ее лицо в тот момент! А что она ответила?
Мысль о том, что Гермиона даже чуть не накричала на декана из-за всей ситуации, грела душу. Как и то, что она и вправду волновалась за него и Гарри.

Отредактировано Ronald Weasley (22.06.20 14:24)

+1

15

- Спасибо, Рон. Это очень… - Гермиона запнулась, потому что фраза «очень важно для меня» показалась ей чудовищно мелодраматичной. Да и просто – чудовищной. В данных обстоятельствах так точно.

- …приятно слышать, - неловко закончила она. Очень приятно слышать, что Рон относится к ней как к сестре, правда же?

Воспользовавшись тем, что друг отвернулся, занявшись окном, Гермиона возвела глаза к потолку, вдохнула, выдохнула и мысленно очень строго саму себя попросила вести себя, пожалуйста, нормально. Она приехала, чтобы помочь миссис Уизли, поддержать друзей и вытащить Гарри из его кокона, а это и так не самые простые задачки, чтобы еще их дополнительно усложнять какой-то ерундой.

Самовнушение подействовало, и когда Рон наконец открыл окно - в комнате и правда было чересчур душно, даже щеки горят, -  Гермиона улыбалась все еще немного смущенно, но уже куда более открыто.

- Ой, знаешь, до Рождества так мало времени осталось, а здесь наверняка ничего не готово. Как думаешь, твоя мама разрешит нарядить елку? Сириус наверняка не будет против, - Грейнджер от души понадеялась, что у Блэков найдется немного старой мишуры и шаров, и будет здорово, если хотя бы на каждом втором не будет фамильного вензеля или дурацкой слизеринской змеи. Возможно, мало кто мог бы это заподозрить, но вообще-то Гермиона просто обожала Рождество! И приготовления к нему тоже.

Рона, впрочем, интересовало совсем другое. Ну, конечно, Грейнджер, которая спорит с преподавателем, - такое нечасто увидишь. Гермиона смущенно пожала плечами.

- Да ничего особенного, на самом деле. Просто я долго не могла ее найти, а вокруг вашего ночного исчезновения было столько слухов… Ну, в общем, я себя успела немного накрутить, а потом профессор МакГонагалл еще отказалась говорить, что произошло, потому что это ну… семейное дело – да ты представляешь, наверное, как она может ответить, да? Но она почти сразу предложила написать твоей маме, так что я не успела как следует вспылить, и ничего такого уж интересного не произошло... Слушай, а Сычик нормально до вас добрался? Я его, наверное, загоняла – отправляла с ним письмо родителям, это не страшно? – обычно Гермиона всегда спрашивала разрешения у друзей, прежде чем взять их сов для личных нужд, или вообще пользовалась школьной, но то утро было таким нервным, что она сначала делала, а потом думала.

Отредактировано Hermione Granger (25.06.20 21:55)

+1

16

Очень - что? Рону хотелось бы, чтобы там были совсем другие слова. "Приятно слышать", надо же. Приятно слышать, что Гриффиндор получает баллы за верный ответ, приятно слышать, что урок отменяют, приятно слышать множество других мелочей, например, что на завтрак мамины пирожки или нашелся второй носок с Пушками Педдл, но в этой ситуации эти слова были как пощечина. Рон внезапно понял, что это Гарри может обрадоваться таким словам, потому что у него нет настоящей семьи. А у Гермионы она была. Да подруга оценкам радовалась куда более искренне, чем его словам! И наверное, для нее приезжать во время каникул к какому-то нищему другу было слишком накладно. Но это же обязанность настоящего друга, а Гермиона девочка обязательная. Даже если ей не хочется чего-то делать, она сделает то, что считает должным. А он стоит тут перед ней, как дурак, и пытается сказать о том, как все это важно для него. Кому он вообще нужен?
- Сириус ходит, целыми днями песни распевает, ты просто его еще не слышала. Я думаю, он и елку уже поставил, - Рон принялся разглядывать рисунок на обоях. Крестный Гарри и вправду повеселел с их приездом. Рональду было его по-человечески жалко. Сначала заставили сидеть в Азкабане, а теперь из одной тюрьмы он попал в другую. Дамблдор говорит, что это ради его же блага, но разве можно убедить в этом человека, который провел тринадцать лет за решеткой? Уизли в этом сильно сомневался. Вот Сириус и чах в нелюбимом доме, лишенный возможности хоть что-то сделать. Все попытки оправдать Блэка раз за разом разбивались обстоятельствами. То Петтигрю сбежит, живой и невредимый, то настоящего Пожирателя Смерти дементор поцелует, то теперь Фадж словам Дамблдора не доверяет. Не жизнь, конечно, у Сириуса, а отстой.
- А, ну да, представляю. - Удивление Рона быстро сошло на нет, тем более, что по словам Гермионы в ее разговоре с профессором МакГонагалл не было ничего особенного. Наверное, она просто стала переживать из-за Гарри, подруга в последнее время слишком сильно о нем печется. Рон насупился и снова принялся разглядывать обои. О нем вот никто так никогда не переживал, даже когда по нему зарядили бладжером во время игры. - Ничего страшного с ним не случится, - ответил Уизли немного более резко, чем хотел бы. Разговор, как обычно, свернул не туда, и настроение Рона покатилось к отрицательной отметке. Не стоило вообще начинать говорить откровенно.
- Тебя, наверное, лучше в комнате с Джинни разместить? Тут, конечно, много места, но один я бы ни за что спать не стал.

+1

17

Что-то изменилось.

На самом деле Гермиона не считала себя большим знатоком человеческих эмоций. Можно легко прослыть таковой среди двух мальчишек-подростков, которые, кажется, вообще не представляют, как взаимодействовать с другими людьми, но сама Грейнджер хорошо понимала: ей не хватает опыта общения, она слабо умеет заводить друзей и, в общем-то, особенно никому не нравится, кроме, может быть, поощряющих ее старательность преподавателей, так что, видимо, не очень-то она умеет разбираться в чужих чувствах. Но для того, чтобы увидеть, как Рона будто дернуло что-то, ее способностей хватило.

Гермиона неловко поежилась от потянувшего из раскрытого окна сквозняка, но странное чувство дискомфорта было не только из-за порыва холодного ветра с улицы. С Роном частенько такое бывало – когда он вдруг, иногда даже посреди разговора, как сейчас, резко мрачнел и замыкался в себе. Гермиона реагировала на это по-разному – иногда делала вид, что ничего особенного не произошло. Иногда – пыталась растормошить. Бывало, что и злилась, конечно. Но всегда в такие минуты ей было труднее всего сопротивляться мысли, что они – совсем не трио. Просто Гарри с ней дружит, а Рон поэтому ее терпит. Но иногда срывается.

Это была ужасно несправедливая, неправильная мысль, и Гермиона не позволяла ей слишком уж угнездиться в своем сознании, но все-таки избавиться от нее навсегда не могла тоже. Даже если учесть все то, что сам Рон говорил буквально минуту назад, мучительная тревога и неуверенность Гермионы уже поднимали голову.

В конце концов, надо ведь помнить и о том, что мистер Уизли в больнице, а она тут про свои глупости – школа, Рождество!.. Нужно было сразу пойти выманивать Гарри с чердака, а не заставлять Рона намекать, что она слишком засиделась и пора бы заняться делом. Сама виновата.

- Да, я привыкла ночевать с Джинни, если только она не против, - отвечает Гермиона, и голос ее звучит как-то робко и неуверенно. – А потом, наверное, я схожу наверх и попробую вытащить нашего затворника, как думаешь?

Гарри видит странные сны, говорит со змеями и иногда бьется в припадках, это да. И все-таки с ним у Гермионы все получается куда проще, чем с Роном.

+1

18

Рон поежился. Было ощущение, что он купил новую футболку и забыл отрезать этикетку, и теперь она мешалась где-то. А где, непонятно. Уизли почесал спину, там, где обычно бывают этикетки на футболках, но неприятное ощущение зуда не исчезло. Да и новых вещей у него давно не было. Что-то было не так, но что, понять Рональд не мог. Или не хотел.
- Джинни-то против? Да она первая меня ругать будет, если ты где-то в другой комнате поселишься!
Дом, конечно, был большой. И комнат в нем бы хватило, чтобы всем-всем жить отдельно, но этого никто не делал. То ли сказывались многолетние привычки, Нора-то не предполагала отдельных комнат, то ли сама атмосфера дома была такой, что жить в отдельной комнате, несмотря на все преимущества собственного личного пространства, не хотелось. Рон, если бы его кто-то спросил, посчитал бы, что все вместе. А еще ночью можно пошептаться с соседом по комнате о всяком разном. Уизли любил такие разговоры перед сном с обсуждением всех прошедших событий, но Гарри теперь не слишком-то разговорчивый. Вот и Гермиона тоже вспомнила о друге. Рон мысленно укорил себя, Гарри вообще-то все каникулы ходит сам не свой, а он тут вместо того, чтобы сразу же отправить подругу к нему, рассуждает о том, что "что-то изменилось". Вот и лучший друг.
- По-моему, это отличная мысль! Только если не получится, не бери в голову, Гарри с самого лета какой-то дерганный. Ну, сама же видела.
Рон не винил друга за его поведение. Он и сам непонятно каким был бы, если б к нему во снах приходил Тот-Кого-Нельзя-Называть или его змея. Но Гарри мог бы быть чуть более открытым со своими друзьями.

+1


Вы здесь » Drink Butterbeer! » Pensieve » 23.12.95. Coming Home for Christmas