атмосферный хогвартс микроскопические посты
Здесь наливают сливочное пиво а еще выдают лимонные дольки

Drink Butterbeer!

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Drink Butterbeer! » Time-Turner » 07.02.96 — 09.02.96. Зимний отлов квиддичистов объявляется открытым


07.02.96 — 09.02.96. Зимний отлов квиддичистов объявляется открытым

Сообщений 1 страница 11 из 11

1

https://i.ibb.co/B6S2nqN/lav-lav-1-1.gif https://i0.wp.com/78.media.tumblr.com/fd88b417af094f29bddca1a8761d09bb/tumblr_p27c2nXgrE1wh8g6so4_250.gif?w=605&ssl=1

Lavender Brown, Anthony Rickett   
7 февраля, а после 9 февраля
Хогвартс, Хогсмид.


Квиддичист сам себя не захомутает. Иногда в этом  ответственном деле надо немножечко помочь судьбе.

Отредактировано Lavender Brown (05.04.20 16:02)

+2

2

Энтони Рикетт и Лаванда Браун, в общем и целом, в общешкольном функционировании точки не пересекающиеся. Так было ещё совсем не давно, ровно до тех пор, пока блондинка не нацелилась эту вселенскую несправедливость  исправить. И на это был ряд веских причин. Ладно, может и не то чтобы ряд, но две уж точно.
  Первая – Рикетт был симпатичным старшекурсником, играющим в квиддич за сборную своего факультета, что автоматически делало его в глазах Браун завидным парнем.
  Вторая, не менее важная - неумолимое приближение дня Всех Влюбленных, отмечать которое Лаванде было решительно не с кем. Ах, этот праздник! Самый розовый день  в году, наполненный романтическим флёром, не иссекаемыми поцелуями и приторно-сладким воркованием. Это ли не чудесно? Чудесно, только не в том случае, когда тебе глаза хочется вырвать, только бы не смотреть на обнимающиеся парочки.  Это же день, когда можно пустить в ход значительную часть запасов надушенной розовой бумаги. Или возомнить себя талантливым кулинаром в попытке сварить самодельный шоколад, от которого избранник еще неделю будет бегать в конвульсиях в туалет, но широтой жеста так впечатлится, что даже не посмеет обвинить в попытке отравления. И волшебство этого удивительного дня, когда все ходят за руки, целуются на каждом шагу и объедаются сладким, не боясь заработать сахарный диабет, способно омрачить лишь одно обстоятельство. Когда осуществлять все вышеобозначенные манипуляции не с кем.
Ну еще Амбридж с её декретами, тоже, конечно, может малину подпортить, но это всё же менее существенная проблема, чем отсутствие кандидата в Валентиины вообще.

Конечно, переходить к решительным действиям надо было раньше, значительно раньше.  Время катастрофически поджимает, а ведь полной уверенности в успехе предстоящей операции у Лав-Лав быть не может- вдруг у хаффлпаффца, павшего жертвой её выбора вообще девушка есть. Но тут уж ничего не попишешь. На более подробную разведывательную деятельность времени совсем  не оставалось.

«Повезло» именно  Рикетту  довольно случайно.   Славный представитель барсучьего факультета был замечен в библиотеке, куда Лав-Лав приходила в последнее время вслед за Парвати, не столько позаниматься, сколько страдальчески вздыхать над заумными фолиантами.  Какая тут учёба, когда  удручающая перспектива провести День Святого Валентина в одиночестве угрожающе нависла. Это в корне не справедливо, особенно когда  ты так молода и прекрасна.
За одним из таких, затянувшихся вздохов Лаванда чихнула, моргнула, а  открыв глаза пересеклась взглядом с Рикеттом. Тут же было решено, что это судьба.

И сейчас Лаванда сидела  в засаде, притаившись за углом, в ожидании условного сигнала от Парвати, получившей задание проследить за покидающим библиотеку Тони. Тогда-то она и выскочит из-за угла, прямёхонько в его спортивные объятия. Ну а дальше ...

Сигнал от Парвати получен.

Три. Два. Один.

- Ооооооооооой! – завопила Лав-Лав совсем даже не притворно. С реалистичностью она слегка переборщила и момент стыковки получился болезненный, для неё по-крайней мере. Многочисленные учебники, захваченные для антуража даже в более, чем нужном количестве, эффектно разлетелись, пузырёк с чернилами дал слабину, лопнул, спешно распространяя свое содержимое по только что образованному бумажному ковру. Сама Лаванда, не удержавшись на ногах, приземлилась сверху.

Ох, не таким, совсем не таким, она себе представляла начало романа.

Отредактировано Lavender Brown (02.06.23 22:56)

+2

3

Тони страдал. Как и подобает мужчине – молча, но очень выразительно. Страдал он над Травологией, поскольку профессор Спраут, их несравненный декан и, несомненно, душевнейшая женщина, еще в начале года заявила, что не позволит Рикетту прохлаждаться на ее уроках так же, как он это делал первые пять лет. И теперь исправно нагружала его дополнительными домашними заданиями за каждый прокол на занятиях, а Тони по этой части всегда был большой мастер. Конкретно сегодня ему нужно было исписать полуметровый свиток, излагая все свои познания о заунывнике, но Рикетт мог сказать о нем только одно: название полностью отражает все его отношение к этой дурацкой траве.

Последние пятнадцать минут Энтони исправно и с большим усердием перерисовывал на свиток из учебника корневую систему в максимально увеличенном масштабе, стараясь, чтобы места для текста осталось как можно меньше. Художественный талант Рикетта в своем развитии остановился, когда Тони было года четыре, видимо, рассудив, что мир не выдержит еще большего совершенства, поэтому рисунок скорее напоминал небрежно накарябанную паутину, но с задачей приблизить дракклов конец свитка более-менее справлялся.

Вот с текстом было хуже. Энтони перечитывал абзац из справочника снова и снова, но никак не мог выдавить из себя ни строчки. Мысли в голове вертелись сплошь печальные. Вот завалит он экзамены, вылетит из школы уже в этом году, и что? Да ему ведь и столы в Дырявом котле драить не доверят – даже там нынче требуют результаты ЖАБА показать.

Промучившись еще немного, Рикетт понял, что вид прилежно строчащих вокруг студентов скоро окончательно погрузит его в уныние, а надежд добить этот свиток здесь и сейчас все равно нет. Может, попробовать найти Венди? Белла разбирается в Травологии лучше, конечно, но она вряд ли разрешит Тони просто записать в свое эссе то, что она скажет, слово в слово. А Хэджфлауэр хоть и изъяснялась порой не академично и отгребает отработок не меньше самого Рикетта, но про растения поболтать наверняка не откажется. Может, и дельное что скажет. Если в настроении будет, конечно.

Решив, что идея рабочая, Тони сгреб в охапку свои книги и направился к выходу, все еще тоскливо размышляя о заунывниках, экзаменах и своей нелегкой судьбе, но из пучины печальных мыслей был выдернут внезапно налетевшей на него светловолосой девчонкой, заверещавшей так жалобно, как будто он как минимум здорово ее пришиб. А ведь мог же – скорость при столкновении у нее была приличная, а девочки все-таки очень уж хрупкие существа.

- Эй, ты в порядке? – Тони присел рядом со случайной жертвой его неуклюжести и, отложив книги, протянул руку, чтобы помочь встать. – Не сильно ушиблась? Прости, я тебя не видел… Лаванда, да, тебя же так зовут? Вот драккл, твои бумаги… Там было что-то важное? – он подняла с пола залитый чернилами лист и покачал головой. – Извини, кажется, восстановлению это не подлежит.

+2

4

Любопытство, пожалуй, являлось единственно верной, для Лаванды Браун путеводной звездой, заводившей ее, частенько в разного рода казусные ситуации.  Второй, по силе воздействия на её жизнь – была влюбчивость и излишняя романтизация происходящего, частенько игравшая с ней злую шутку. Сколько бы Лаванде не хотелось, в свои пятнадцать быть роковой обольстительницей, одним взмахом ресниц укладывающей парней штабелями, она всё равно оставалась мечтательным ребёнком. Начитавшись романов, она всё ждала большой и чистой любви, когда рыцарь в сверкающих латах ( или в  форме игрока сборной по квиддичу), только взглянув , сразу почувствует  в ней ТУ САМУЮ.
Только вот удар любовного грома всё никак не поражал объектов Лавандиных симпатий. Но она не отчаивалась.

- Не совсем, - краснея признаётся блондинка, поднимая глаза на Тони. Слегка ошарашенная, масштабами катастрофы, Лав не понимает – как получилось, что в её гениальном и весьма продуманном плане, всё пошло не так.
Да и как она может быть в порядке, когда оказалась в ногах, у объекта своей симпатии — это ж какой позор! Она должна была быть грациозной, чуть не внимательной порхающей вейлой, а не неуклюжей неудачницей, с наливающимися синяками.

- Спасибо, - будучи все ещё ужасно сконфуженной, Браун хватается за протянутую ей руку, и чуть улыбается спасителю. Может быть не всё еще потеряно? И как легко он её поднимает, ну надо же какой сильный, недаром что загонщик. - Ага, - кивает Браун, кокетливо поправляя чёлку, и аккуратно разглаживая складки на юбке. О саднящих коленках и локте она тщательно старалась забыть, - но друзья зовут меня Лав-Лав. А ты…- блондинка притворно прищуривается, будто бы силясь вспомнить его имя, - ты Энтони, Тони- верно? Ты же загонщик своей сборной, - выпалила Браун, решив, что не зазорно быть внимательной, интересующейся спортом девушкой.

Конспектам и дневнику, потонувших в синей туши, было совсем плохо. На страницы учебников, раскрывшихся на произвольных страницах, так же затекли чернильные лужи. Но они волновали Лаванду в гораздо меньшей степени. Лав-Лав поднимает дневник, и вооружившись волшебной палочкой приступает к спасительной операции.
-Эванеско, - трясущимся голосом произносит Лаванда. Несколько капель чернильного моря, с хлюпаньем втягивается в волшебную палочку, но общей картины это не меняет. – ЭВАНЕСКО! – Ещё более настойчиво, приказывает блондинка, но всё без толку.
- Похоже ты прав, - обречённо соглашается Лав. – Хотя! – В голубых глазах загорается огонёк надежды. – Знаешь, я попробую попросить помочь свою соседушку, Гермиону Грейнджер. Знаешь её? Она жутко умная. Если уж она не сможет помочь, значит и правда всё пропало.

Отредактировано Lavender Brown (29.03.21 15:19)

+1

5

- Верно, - кивает Рикетт. – Тони, загонщик и слепой дурак. Извини, что сшиб, не понимаю, как это я тебя не заметил, - коридор, вообще-то, не такой уж узкий, Травология ему, что ли, совсем голову задурила? – Руки-ноги целы, ничего не болит?

Залитые чернилами книги – это, конечно, тоже не то чтобы хорошо, но Тони – спортсмен, так что физическое здоровье считает более важным, чем всякие там академические успехи. И это вот Лавандино «не совсем» ему не слишком нравится. Впрочем, девчонку ее записи беспокоят больше, и Тони с сочувствием наблюдает за тем, как она безрезультатно пытается вернуть им прежний вид.

- Грейнджер? Это которая с Поттером всегда? – Тони, как и любой чистокровный волшебник, был наслышан о Мальчике-Который-Выжил с самого детства и глазам своим поверить не мог, когда тот внезапно оказался среди толпы первокурсников Хогвартса. Это, знаете, как Зайчиху-Шутиху в лесу встретить: сложно осознавать, что полумифический персонаж – это на деле какой-то вполне себе реальный парнишка в смешных очках. Впрочем, наталкиваться в коридорах на легенду магического мира очень скоро стало привычным делом, и до прошлого года Рикетт не обращал на Поттера и компанию особенного внимания. Пока не случилось чемпионство Седрика и тот дракклов лабиринт. И пускай сложно было поверить, что Гарри имеет какое-то отношение к гибели Диггори, Тони не мог подавить в себе какой-то враждебной настороженности к Избранному и всему, что с ним связано.

Но в разумных пределах, конечно. Вот Лаванда, хоть и однокурсница Поттера, а выглядит очень славной. Любая другая наверняка бы уже обругала последними словами олуха, сбивающего с ног хрупких и беззащитных школьниц, а она, наоборот, улыбается, болтает приветливо, и глаза у нее такие голубые-голубые, что самому хочется немедленно исправиться, покаяться и как-то загладить вину.

- Надеюсь, у нее получится, - говорит Тони. – Я бы хотел тебе помочь, но, честно говоря, от моего колдовства твои свитки еще и загореться могут, так что лучше не надо. Давай я попробую как-то по-другому компенсировать ущерб. Смотри, в выходные же Хогсмид, так? Можем считать, что я тебе должен пару склянок сливочного… - Рикетт замолкает, сообразив, что рассчитываться пивом – это у него с друзьями такая забава, а у девчонок наверняка другие ценности. – ...или что-то из «Сладкого королевства», - быстро поправляется он. – Идет? Ну или, если у тебя пока нет других планов, можем встретиться там, и сама решишь, чем тебя угостить. Заодно расскажешь, удалось ли твоей соседке избавиться от чернил. Что думаешь?

Отредактировано Anthony Rickett (22.06.20 00:33)

+1

6

- Да уж, - кокетливо в её понимании, сморщив носик, замечает Лаванда. -  Не знала, что я настолько незаметна. - Волнение нарастает.  Вспыхнувшие румянцем щеки блондинка ощущает физически. Так глупо, так по-идиотски шмякнулась перед Тони, а теперь вот краснеет как второкурсница, ну куда это годится?

-  Синяки точно останутся – трагично вздыхает Лав-Лав, опуская взгляд на саднящие коленки, где красными всполохами по белой коже расползалась тонкая сеть свежих ссадин. Жаль сбившиеся к лодыжкам гольфы не самые лучшие защитники от бездушной каменной кладки пола. – И, - Лаванда нагнулась, смахивая свежую капельку алой крови, - лёгкое заживляющее зелье точно не помешает.
Коленки — это, если задуматься, ерунда.  Как, впрочем, и дневник. Да она заведёт сотню новых, и на каждой странице будет рисовать сердечко с переплетёнными в монограмме буквами L и A, если из её плана показать Тони, что они вообще-то идеально (гороскопы врать не будут!) подходят друг другу, что-то да выйдет.

-  Да, это она. Когда она не с Поттером, то в библиотеке, или увлечена изучением улова оттуда, и знаешь, очень здорово, что есть такие люди. – Браун загадочно улыбнулась, и начала складывать всё своё испорченной имущество в одну стопку. Нести свои талмуды видимо придётся на вытянутых руках, чтобы не испачкать джемпер.  И почему она не взяла с собой сумку?  Крайне недальновидное решение. Подразумевалось, так же, что Рикетт правильно интерпретирует её непродолжительное молчание - соседки соседками, но и она, знаете ли, девушка начитанная и сообразительная. Что она зря столько учебников с собой тащила.
И это подействовало! Лаванда незаметно провела вспотевшими ладошками по  краю юбки, и протянула Тони правую руку, чтобы он помог ей подняться.
Надо было что-то сказать. Срочно согласиться, чтобы он вдруг не передумал.  И вообще, игнорирование заданных тебе вопросов- дурной тон, а невоспитанной девушкой гриффиндорка себе не считала. Но каждый заданный  вопрос значит лишь одно- можно будет говорить с ним еще несколько мгновений, даже если их хватит только для того, чтобы выдохнуть короткое «да». Да, да, да! Конечно же она согласна пойти даже за пивом, которое она не пьёт, но это сейчас решительно не важно. От осознания близости исполнения своего сокровенного желания, и без того саднящие коленки подгибаются.
Да!  И она готова подтвердить своё согласие повиснув у бравого загонщика прямо на шее, не отлепляясь, быть может, до наступления этих самых выходных.
Но разве обольстительные леди так делают?

- Что ж – Лав-Лав задумчиво обрывает речь на полуслове, предполагая выдать это за попытку прикинуть свои планы на выходные.  В этот момент она очень надеется, что ей хватит самообладания не выдать себя – она уже достаточно сегодня выглядела перед Рикеттом идиоткой.  Лаванда жутко нервничает – её мечта так близко, план не провалился – просто в нём произошли некоторые корректировки. Но Тони все равно зовёт ее… на свидание? Чем бы не считал своё предложение он сам, для неё это САМОЕ. НАСТОЯЩЕЕ. СВИДАНИЕ. - Тогда, встретимся у ворот, в полдень?

Свободной рукой, чуть не сгибаясь под тяжестью всего комплекта своего «антуража»,  Лаванда закидывает волосы за спину.
- Пока, Тони.- Резко развернувшись, Лав- Лав удаляется. Прихрамывать решительно нельзя, как бы не саднили ободранные ноги.
Изящно. Она должна удалиться максимально изящно.  Ведь он смотрит ей вслед.

Она это точно знает.

+2

7

Тони помог девчонке подняться и недовольно цокнул языком, глядя на ее разбитые коленки.

- Обязательно загляни к Помфри. У нее такие мази от синяков – просто чудо, мы после матча через 15 минут от нее как новенькие выходим, - посоветовал он.

Пахли, правда, снадобья школьной медсестры иногда так, что лучше было бы со следами бладжеров походить пару дней, но об этом Тони решил гриффиндорке не рассказывать.

Надо бы ему и правда быть повнимательнее. А то был бы на месте Лаванды какой-нибудь первогодка – Рикетт бы мелкого, чего доброго, совсем зашиб.

- А-а-а, да, можно и у ворот, - слегка рассеянно отвечает Тони, который, вообще-то, планировал найти пятикурсницу где-нибудь в Хогсмиде. Но, может, ей удобнее сразу с ним разобраться и дальше весь день оставить себе свободным. – Ну, увидимся.

Мысли его снова начал медленно заполнять собой заунывник. Интересно, а если позачеркивать пару строк и написать их заново, это будет засчитано в общей длине работы, или Спраут поймет, почему он просто не воспользовался чарами?..

***

В оставшиеся до похода в деревню дни Рикетт об опрометчиво данном обещании почти не вспоминал: то разгребал завалы с учебой, то пытался (безуспешно в основном) спрятаться от бешеной активности Эпплби, начинавшейся в преддверии любого праздника, то погружался с Эриком в пучины квиддичной тактики и стратегии на предстоящий матч.

К счастью, Тони умудрился все же не забыть о договоре совсем, а не то бы прослыл не только слепым идиотом, но еще и грубияном. Утром субботы он решительно отказался от похода в Хогсмид с друзьями, пообещав, что встретится с ними после, и поднялся к воротам замка.

Вышел из подземелий Тони пораньше и до прихода Лаванды убивал время, листая спортивный журнал. Ни одна девчонка на памяти Рикетта еще не отличалась пунктуальностью, но как они умудряются опаздывать даже в Хогсмид, этого он в упор не понимал. Это ведь Хогсмид! Один из немногих дней, когда можно было выбраться из замка! Нельзя терять ни минуты драгоценной свободы!

Впрочем, у девушек свои причуды. Да и задержалась Лаванда совсем ненамного – Тони как раз успел дочитать статью про проблемы с трансфером в арабских сборных.

- Привет, ну что, как конспекты? Спасла их твоя соседка? – спросил Рикетт у гриффиндорки, когда та нашла его в толпе. – И колени зажили? Можем идти помедленнее, если что. Тем более тут скользко, и еще одно столкновение со мной, боюсь, точно будет лишним.

Вообще отдельное удовольствие от похода в Хогсмид зимой – это с разбега скользить по обледеневшей тропинке, но делать так в присутствии Лаванды Тони бы, конечно, не стал – опять же из уважения к разбитым коленям как минимум.

+1

8

-  Получилось, получилось, ПО-ЛУ-ЧИИИИ-ЛООООООООООСЬ! – Лаванда с таким остервенением прыгала на собственной кровати, что наблюдающая за сим действием Парвати была уверена- древний предмет мебели, выглядящий так, словно был завезён сюда ещё отцом основателем собственноручно, не выдержит.

- Я пойду на свидание!  - Не унималась блондинка, напрочь забывшая про саднящие коленки. - С настоящим квиддичистом, и не с каким-то там бестолковым новичком, а с опытным игроком своей сборной!!!

- Лав,  - Парвати хоть и улыбалась, но все же переживала за самопроизвольное превращение подругой  места для сна в спортивный батут,  - если ты не перестанешь, то тебе придётся  пить на своём свидании костерост, а не что-нибудь более приятное.

Неуёмный вихрь радости Лаванды затих при внезапном появление в спальне девочек фигуры Гермионы Грейнджер, непоколебимой, как горная вершина, готовая противостоять внезапным волнам эмоций и суете.
Лаванда игриво хихикнула, перехватила взгляд Парвати и резко замолчала – обсуждать при соседке свои достижения в соблазнении квиддичистов, она была не намерена. Чтобы избежать неловкости, уже в следующую минуту Браун как ни в чём не бывало спрыгнула с кровати и обхватив Грейнджер за плечи,  затараторила в своей излюбленной манере, подпрыгивая у неё за спиной. Тем более в данный момент ей даже не надо было придумывать какой-то искусственный повод для перевода темы.

- Ой кстати, Гермиона, я хотела тебя попросить в одном очень-очень-очень важном деле, если кто и может помочь, то только ты, нет серьёёёёёзно, на тебя вся надежда! Ну Гермиоооонуууушка, ну пожааааааааайлуста…

***

К субботней встрече Лаванда подошла со всей ответственностью - за оставшиеся дни она штудировала вдоль и поперёк всю касающуюся квиддича литературу, что ей удалось выпросить, выменять или изъять путём нехитрого шантажа у  Гарри и  Рона. Однокурсники, кажется, остались весьма обескуражены налётом под кодовым названием « Браун очень срочно надо», но сдались быстро, и почти без боя.  В ход пошли и история квиддича, и газетные подборки с результатами последних матчей. Два не полных дня, в один из которых пришлось еще и сходить на уроки, согласно расписанию, это слишком короткий срок, но все же багаж собственных знаний   в вопросах квиддича Лаванда пополнила изрядно.

Полная энтузиазма, готовая в любой момент блеснуть случайными фактами, или к месту упомянуть как сниджеты таки заменили на современные снитчи после создания их Боуменом Райтом лишь в начале шестнадцатого века, Браун, при полном параде, насколько это позволяла весьма суровая февральская погода, отправилась к воротам школы.

Конечно, она немного опаздывала, и даже слегка переживала на этот счёт, так как прекрасно знала что им с Тони еще предстоит очередное из малоприятных нововведений этого года – полная проверка школьным завхозом. Но при всём желании пойти быстрее не могла. Сапожки, на слишком высоких для подобной погоды каблуках, нещадно разъезжались по спрятанному под слоем свежего снега, льду, предательски превращая хозяйку в не самую изящную леди.

Лаванда удалялась от замка, оставив в женской спальне девочек пятикурсниц полнейший хаос из горы забракованных платьев, юбок, блузок и джемперов, что она в припадке полнейшего безумия примеряла всё утро, проклиная себя за то, что не определилась заранее.  Текстильные изделия летали по всей комнате, оседая неровным слоем на каждой из кроватей, пока Лав-Лав тщетно пыталась выбрать то самое – а это было не то что непростой, а кажется невыполнимой задачей. Но она искренне надеялась, что девочки поймут. И простят. Она бы в подобной ситуации поступила именно так.

В итоге блондинка оценивала свой внешний вид, примерно на семь баллов из десяти возможных, расстраиваясь конечно, что не удалось довести создаваемый образ до идеала – и ведь что обидно - банально не хватило времени! Парвати пришлось буквально силой выталкивать Лаванду из гриффиндорской башни, чтобы она не опоздала к часу икс совсем уж неприлично сильно. И хоть Браун и считала, что настоящие леди не опаздывают, они задерживают – сходу проверять Рикетта на терпеливость не решилась.

- Привет,  прости пожалуйста, у нас в башне образовалась целая пробка из желающих выйти, надеюсь не очень долго ждёшь? - Небрежным водопадом золотистые кудри падали на лицо, игриво сдув парочку объективно мешающих обзору прядей, Лав-Лав кокетливо, как ей казалось, улыбнулась, отвечая на заданный вопрос максимально туманно, - Ну знаешь, и да… и нет. С тебя упаковка летучих шипучек, за моральный ущерб.

Лаванда рассчитывала, что  спасением от  перспективы встречи её многострадальных коленей со льдом будет не столько медленный темп их ходьбы, сколько возможность держаться за Тони непосредственно. О чём и поспешила намекнуть.  Ну оооочень толсто. Прям чтобы без вариантов было понятно.

- Знаешь, думаю безопаснее для всех нас, будет если ты меня подстрахуешь, - кивнув исподлобья на Рикеттово предплечье, Лаванда недолго думая, подцепила не успевшего опомниться квиддичиста, и добившись хотя бы одной из поставленных на сегодня целей, радостно воззрилась на шестикурсника, - так куда мы пойдём?

Отредактировано Lavender Brown (06.08.23 03:02)

+2

9

Подозревать Лаванду в том, что она не ценит счастливые мгновения Хогсмида, пришлось перестать сразу после ее появления на горизонте. Потому что, судя по внешнему виду, выходной в магической деревеньке гриффиндорка воспринимала как настоящий праздник. Хотя вот обувь надо было выбрать другую, рассудительно думал Рикетт, наблюдая, как Браун то и дело поскальзывается на тропинке. Совсем себя не бережет, конечно.

- Понимаю, у нас тоже иногда приходится постоять, - кивнул Тони. – Ты не переживай, я привык, что девчонок всегда подождать приходится, - добавил он без всякой задней мысли.

И если потраченное за журналом время было не так уж бесцельно упущено, то сгинувшие конспекты действительно жаль. Как настоящий мужчина, Рикетт пропустил тот момент, где он очень извиняется, страшно сожалеет и готов положить к ногам понесшей потери дамы сто тысяч упаковок летучих шипучек, и сразу перешел к главному: решению проблемы.

- Хм, давай я попрошу кого-нибудь дать тебе копию записей по предмету? Смита вот например. Он наверняка аккуратно все ведет, - предложил Тони, который, во-первых, знал Зака лучше других пятикурсников, а во-вторых, был убежден, что этот зануда и в учебе такой же педант невыносимый – короче, лучшего автора конспектов на замену просто не придумаешь.

Лаванда же, как истинная женщина, устремлена была не в прошлое, а в будущее. А именно – пыталась не исправить уже совершенное, а предотвратить грядущую катастрофу. Причем самыми радикальными методами.

- А, да, конечно, цепляйся, я не против, - слегка растерянно пробормотал Рикетт, когда все уже решили за него. Вообще-то ничего такого в этом не было: та же Эпплби часто висела на нем после изматывающей тренировки, да и сам Тони был контактным и от прикосновений людей не шарахался.

И все-таки что-то – возможно, сладкое облако духов Лаванды, или ее сияющий взгляд, а может, обрамлявшие лицо кудри или внезапно всплывшее в памяти прозвище Лав-Лав – заставляло зашевелиться неясным подозрениям, которые мирно спали в Рикетте вот уже больше полугода.

А что если Лаванда…
…идет с ним в Хогсмид…
…не просто так?

Да ну, ерунда какая-то. И вообще похоже на приступ раздутого тщеславия. Не такой уж Тони красавчик, чтобы девчонки на нем сами вешались, а Лаванда-то вообще заговорила с Рикеттом только потому, что они не смогли разминуться в коридоре у библиотеки.

Не стала бы она специально ради этого всего бить коленки, ну правда же?

Немного успокоенный этими выводами, порожденными прямой мужской логикой, Рикетт твердо решил считать Лаванду просто очень милой и невероятно общительной девочкой. С которой он расстанется где-то через полчаса.

- Э-э-э, за летучими шипучками? – предположил он с некоторым, впрочем, сомнением в голосе. Ощущение было такое, будто сдает экзамен Флитвику – и сильно плавает в теме.

+2

10

Лаванда постаралась не зацикливаться на том факте, что Тони часто приходится ждать девчонок. Подавив легкий укол ревности ко всем ожидаемым Рикеттом девицам разом, Браун нервно сдула очередную прядь с лица.
Нет, этот дракклецкий ветер не имеет ни унции уважения к чужим трудам.

- Не переживай, - не намеренная весь день обсуждать пострадавшие записи, Лаванда спешила поскорее перевести тему.  – Даже Зак не способен вести конспекты более скрупулёзно чем Гермиона.

Лаванда чуть скептично хмыкнула.  Объяснять Тони, что среди потонувших в чернилах записях её больше расстраивал залитый дневник, и блокнот с заметками по новым вариантам раскладов на таро, чем учебные материалы, она не планировала; так же, как и отдавать столь ценные артефакты на поруки соседушке, даже отдавая себе отчёт в том, что есть немалый шанс их спасти.

- Мы, кстати, родственники, ты знал?  В смысле со Смитом, не с Грейнджер.  Не самые близкие, но тем не менее.

Лав-Лав не была уверена, интересна ли Тони информация о её генеалогическом древе, но справедливо решила, что немного личных данных не повредит. Как иначе они смогут узнать что-то друг о друге. Тем более в данной ситуации родство с занудным родственничком в кои-то веки играло ей на руку. В блондинистой голове быстро рождалась цепочка – она Смита кузина (не будем уточнять какая по родственной близости) - он игрок хаффлпафской сборной - Тони тоже. Каким образом это обстоятельство делало саму Лаванду ближе к  Энтони Рикетту, она односложно объяснить не могла. Но как-то определённо делало.
Рождалась незримая связь. Тонкая и прозрачная, как паутина на рассвете, плетущая загадочные узоры в их судьбах. Пока ещё совсем не прочная, но всё же …связь.
А связи — это важно.

Ещё раз чуть не споткнувшись – выручило лишь благородно подставленное плечо, Лаванда решила свернуть разговоры о семейном древе, напоследок проявив вежливость и заинтересованность в собеседнике.

- А у тебя есть родственники в Хогвартсе? - Крепче ухватившись за его предплечье, блондинка старательно семенила по припорошенному лёгким снежком льду. Впереди уже маячила искривлённая вереница заснеженных крыш хогсмидских  построек. Из труб валил густой дым, пушистым одеялом укрывая деревню.

Лаванда решила, что пришло время конкретики и  именно поэтому решила уточнить финальную точку их маршрута.
- За шипучками?  - переспросила Браун, слегка опешившая от столь неожиданного поворота событий, так  что её брови самопроизвольно поползли в вверх. Звучало не слишком романтично, и Рикетт как-то уж слишком буквально воспринимал невинные реплики, воспринимаемые самой Лавандой как попытка флирта.
Что ж.
Видимо нужно действовать более прямолинейно.

-Мы вроде говорили  о напитках, - аккуратно  напоминает Лав- Лав, не столько жаждущая выпить кружку сливочного пива, сколько сесть с Рикеттом в каком-нибудь из заведений  Хогсмида.  И не столь важно в каком. В конце-концов, благодаря Гермионе и её весьма своеобразному выбору мест она уже и в «Кабаньей голове» бывала, но все же надеялась, что Тони выберет что-то чуть менее … мрачное.

- Как насчёт того, чтобы присесть где-нибудь, на твой выбор?

С такой конкретикой, пожалуй, у Рикетта оставалось не так много вариантов для манёвра.

На то и был расчёт.

Отредактировано Lavender Brown (27.11.23 00:04)

+1

11

- Вы родня со Смитом? – Тони недоверчиво уставился на Лаванду. – Да быть того не может!

Вообще, если приглядеться, какие-то фамильные черты, может, и можно было найти – светлые волосы, например.  Но на этом сходство заканчивалось. Представить, что вечно бурчащий язвительный Зак и оптимистично-восторженная Лаванда принадлежат к одному семейному древу, было практически невозможно.

Если только традиционные командные шутки «Зак, да ты просто солнышко!» не так уж далеки от истины, просто свою светлую сторону Смит прячет как может глубоко.

Злорадно решив непременно поделиться с охотником своими догадками на его счет при случае (и при всей сборной, разумеется), Рикетт торопливо подхватил Лаванду, в очередной раз чуть не полетевшую в снег, и отметил:

- Не очень удобные сапоги, да?

А сам про себя загадал: если честно признает, что с обувью беда, то можно выдохнуть, а если начнет кокетничать, то… Тут вариантов могло было несколько, но расслабляться точно не стоило.

- Не, у меня все кузены или старше, или сильно младше, - помотал головой Тони, который, как и любой чистокровный, был в дальнем родстве с рядом магических фамилий, но считал только близких родственников. – И братьев или сестер нет. А у тебя?

Хоть Рикетт и старался забивать паузы бессодержательной болтовней, расслабиться у него почему-то не получалось. Вот и ответ про шипучки явно не был оценен Лавандой даже на У, и она тактично, но твердо направляла планы Тони в нужное русло. Нужное ей, разумеется. Рикетт же начинал себя чувствовать так, будто ворот зимнего свитера внезапно стал очень кусачим, и его страшно хотелось оттянуть от шеи.

Хотя что-то ему подсказывало, что дело все-таки не в свитере.

- Эм, ну тогда «Три метлы»? – предложил он самый очевидный вариант. – Осторожно, тут скользко, вот так.

Вообще-то, если так подумать, посидеть с симпатичной девчонкой в самом людном пабе Хогсмида – не такая уж плохая затея. Возможно, в «Метлы» даже заглянет Селина, и тогда она поймет, что не так уж Рикетт на нее заглядывается. Вот, может себе позволить встречаться в выходной с совсем другой блондинкой. И неважно, что всему предшествовали залитые чернилами конспекты.

Вот только у «Трех метел» предсказуемо собралась гигантская очередь – Тони как-то не подумал, что, поджидая припозднившуюся Лаванду, а потом медленно-медленно двигаясь с ней по заснеженным дорожкам, он упустил время, когда столик еще можно было заполучить без труда. Рикетт неуверенно окинул взглядом гриффиндорку. Как бы не замерзла в ожидании. Мало ей разбитых коленок – еще и простудится.

Тони никак не мог отучить себя воспринимать женщин как очень хрупких и болезненных созданий, сколько бы та же Макс ни пыталась выбить из него эту устаревшую блажь.

- Будем стоять? – спросил Рикетт. – Или, может, хочешь поискать другое место? Тут рядом есть чайная Ли. И еще «Кабанья голова», но это не очень уютное место. 

Ну не пойдут же они к мадам Падддифут! Не пойдут же, правда?..

+1


Вы здесь » Drink Butterbeer! » Time-Turner » 07.02.96 — 09.02.96. Зимний отлов квиддичистов объявляется открытым