Drink Butterbeer!

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Drink Butterbeer! » Pensieve » 01.04.95. Give me a reason


01.04.95. Give me a reason

Сообщений 1 страница 20 из 27

1

http://s5.uploads.ru/7CSap.png

— Ах, мой поцелуй для тебя наказание?!
Тогда лучше меня не зли,
потому что теперь
я знаю твое слабое место.

Jeremy Stretton & Sophie Fawcett
1 апреля 1995 года,
после ужина
Кабинет завхоза, Зал трофеев

Во время одной очень странной отработки
начали происходить очень странные вещи.
☽ ☼ ☾

[pers]<a href="https://drinkbutterbeer.rusff.me/viewtopic.php?id=43#p291">Софи Фосетт</a>, 15 лет[/pers][info]Рейвенкло, 5 курс[/info][icon]http://s7.uploads.ru/eFMzm.gif[/icon]

Отредактировано Sophie Fawcett (02.07.19 00:03)

+2

2

- ФОООООСЕТТ!

Как показывает статистика, свою фамилию рейвенкловка слышит с определенной частотой – раз в два дня точно, именно с такой интонацией, с надрывом, что кажется произошло нечто катастрофического масштаба. Со своим характером и любовью к неприятностям она ничего не могла поделать…

Пока не заключила пари.

Весь февраль и март она держалась, как могла, из последних сил стараясь не сорваться на очередную глупость со стороны остальных студентов, на многозначительные взгляды Эпплби в свою сторону тоже не реагировала, сжимая кулаки так, что ногти оставляли свои лунообразные следы на ладонях. Все гадали, что же произошло с ней, но правду знали немногие – только Делия и Стреттон. Стеббинс же, казалось, был на седьмом небе от счастья. Его девушка наконец-таки обрела гармонию в себе и стала более дружелюбной. Начала больше общаться с другими хаффлпаффцами, помогать в учебе младшекурсникам, записалась на факультативы, которые раньше ей были безразличны, лишь бы занять все свое свободное время. Сделала особое усилие, чтобы пойти на контакт с квакающими француженками, потому что избегать их за завтраком становилось все труднее. Казалось, что все это ей начинало нравиться, но всегда оставалось одно «но». 

И им был Джереми.

После того разговора январским днем они больше не общались. Фосетт всячески избегала сокурсника, всем своим видом давая понять, что не заинтересована в его занудной персоне. С каждым днем она все больше начинала сомневаться в своей победе. Глупая была затея, глупый спор.

- ФОООООСЕТТ. – Надрывисто кричит декан. Где-то поблизости уже семенит сгорбленный завхоз. Рейвенкловка стоит неподвижно, в ее руке один из приколов близнецов. Мало ей было того раза в начале года, когда она решилась опустить свое имя в Кубок ради шутки и всеобщего внимания. Но никакая страховка, никакой проработанный досконально план не смог избавить ее от проблем, визжащих на весь коридор.

- Палочку сдать. – Скомандовал Филч, тыкая пальцем по столу. И ничего не оставалось, как подчиниться. Рейвенкловка сдала свое единственное оружие и вопросительно посмотрела на старикашку, ожидая окончательного приговора.

- Будешь драить кубки в Трофейном. – Он поставил перед ней ведро с мыльной водой и вручил две щетки. – Если бы только мне разрешили вас наказывать более эффективно...

- Как в Средневековье? – Не сдержалась Фосетт, хихикнув в рукав свитера.

- Очень смешно. Принимайся за работу. Того гляди – до полночи справишься. А может и нет. И напарника своего не забудь. – Кинул он ей напоследок, но через секунду пробубнил что-то вроде «глупые дети», выходя в подсобное помещение.

- Напарника? – Переспросила возмущенная рейвенкловка, но ответа так и не услышала. – На кой мне напарник?

[pers]<a href="https://drinkbutterbeer.rusff.me/viewtopic.php?id=43#p291">Софи Фосетт</a>, 15 лет[/pers][info]Рейвенкло, 5 курс[/info][icon]http://s7.uploads.ru/eFMzm.gif[/icon]

Отредактировано Sophie Fawcett (27.06.19 01:39)

+2

3

[nick]Jeremy Stretton[/nick][icon]http://31.media.tumblr.com/fcd228dacb23346460360f08d1545176/tumblr_mscrornxlC1s4v2glo9_r1_250.gif[/icon][pers]Джереми Стреттон, 16[/pers][info]Рейвенкло, 5 курс[/info]

Читать на ходу учебник по истории магии было еще тем испытанием, но Джереми Стреттон считал, что справляется с этим очень успешно, лавируя между рядами стройно идущих студентов, понимающе относящихся к подобным пожирателям знаний как он. Впрочем, стоило ему подняться на третий этаж, как всё изменилось. Парочка вопящих и смеющихся студентов, принадлежащих львиному факультету под чей-то хохот сбила его с ног, выбив из рук учебник, вместе с ним сбросив с плеча и сумку, и тем самым вывалив часть ее содержимого на пол.

- Слепые что ли?! - Возмущенно огрызнулся рейвенкловец им вслед, хотя те кажется не хотели поддерживать беседу и вопили друг другу "Смываемся-смываемся!", да так убегали от Стреттона будто бы он являлся подобием Филча, или того хуже, Снейпа. Это приятно польстило юноше, видимо они меня слишком бояться, решил он, сменив гнев на небольшую милость, да и к тому же, никто из правонарушителей, так и не кинулся ему помочь, всё приходилось делать самому. Рейвенкловец опустился на колено, забрасывая вывалившиеся барахло обратно в сумку. Вроде бы всё, однако его рука также внезапно наткнулась на длиную продолговатую вещь и закинув наполненную сумку обратно на плечо, юноша выпрямился, разглядывая непонятный предмет. Детская игрушка, что ли? Вроде бы волшебная палочка, но материал совершенно иной, чем дерево. Уж точно не производство Оливандера, усмехнулся про себя Стреттон.

-Эй! Эй, вы! Вы забыли! - Рейвенкловец и сам не знал зачем кричит убегавшим вслед, махая забытой им вещью, но когда внезапно неожиданная свинячий писк, исходящий от этой резиновой хрени разрезает пространство ужасным воем, Джереми от удивления чуть ли не подпрыгивает на месте, обнаруживая в своих руках резиновую хрюшку, а в следующий момент хилые ручонки завхоза припечатывают его к стене, только и давая повод для размышлений, сколько же в этом дедуле сил?

- Попался! Попался! - Чуть ли не облизываясь кричит Филч, почти что пританцовывая на месте и давая некую подсказку размышлениям Джерри о силе в его руках, похоже Филч тут уже некоторое время пытается поймать правонарушителей, и те двое, вовсе не боялись Стреттона, они убегали от завхоза. Вот ведь подстава! В прямом смысле подсунули свинью, а еще и гриффиндорцы. Теперь придется время тратить на объяснения, прекрасно.

- Нет, мистер Филч, вы не так поняли ситуацию Это не мое и...

- Конечно, конечно не твое...Подраишь тут пару сотен трофеев и по-другому заговоришь.- Мстительно шепчет старикашка, без суда и следствия назначая ему наказание, пока возражения Стреттона тонут в куче аргументов начинающихся с "Вы не имеете права" и "Я никогда не нарушаю правил".

Вдобавок ко всему, его еще и знакомят с напарницей, которая в отличие от Стреттона попала в этот круг избранных за дело. То ли это чья-то извращенная шутка то ли насмешка свыше, но ею оказывается сама Софи Фосетт и когда их вдвоем оставляют в Трофейной, Джереми не скрывает своего едкого раздражения, разрезая воздух резким вопросом:

- Бегать с резиновой палочкой по коридорам и выть как банши? ФОСЕТТ, СКАЖИ, ТЕБЕ ЧТО ДВЕНАДЦАТЬ?!

Отредактировано Jeremy Stretton (18.06.19 16:24)

+2

4

С первым апреля тебя, Фосетт. Она если и ожидала какого-нибудь подвоха в этот день, то точно не такого. А ведь это мог быть не он, какова вероятность того, что Стреттона поймают на хулиганстве? Никакая. Только если это не была подстава, или чья-то первоапрельская шутка. Довольно удачная шутка, разрешите заметить, если так. И ей почему-то весело. С довольной улыбкой на лице она подхватывает ручку ведра и щетки, выходит из кабинета завхоза и не опуская головы направляется в Трофейный.

Полировать кубки – дело совсем нехитрое, можно даже половину срока проспать где-нибудь за колонной, все равно Филч не сможет проверить все. Это лучше, чем помогать в подсобке Снейпу, или с котлами. Лучше, чем таскать мешки с навозом у Спраус. Лучше, чем конспектировать здоровенный том по Заклинаниям. Фосетт довольна. А тем, что тут еще и оказался Джереми – вдвойне. На чем они остановились в тот раз? Кто первый попадется?

- Пятнадцать, - спокойно отвечает она, не понимая, в чем же так провинилась, - а что? В пятнадцать уже можно. Или ты не об этом? О чем ты? – Если и притворяться дурой, то хорошо притворяться, а еще лучше напрочь сбить оппоненту логическую цепочку из вопросов-аргументов. Она садится перед первой попавшейся витриной, окунает щетку в мыльную воду и хватает первый кубок.

- Что тут у нас? За отличительные успехи… как думаешь, Стреттон, одному из нас дадут кубок за победу в споре? Думаю, я его заслужила. – Приторно-сладким голосом щебечет Фосетт, натирая кубок так, что волшебным образом, но с него не слезает эмаль. – Что-то я не вижу счастья в твоих глазах, неужели ты не рад за меня? – Театрально прижимает мокрый кубок к свитеру, как маленькая девочка куклу. – Итак… ты проиграл и теперь исполняешь мое желание… почему бы тебе не перемыть все кубки в этом зале, а я пока… просто буду надоедать тебе болтовней.

[pers]<a href="https://drinkbutterbeer.rusff.me/viewtopic.php?id=43#p291">Софи Фосетт</a>, 15 лет[/pers][info]Рейвенкло, 5 курс[/info][icon]http://s7.uploads.ru/eFMzm.gif[/icon]

Отредактировано Sophie Fawcett (24.06.19 00:16)

+1

5

[nick]Jeremy Stretton[/nick][icon]http://31.media.tumblr.com/fcd228dacb23346460360f08d1545176/tumblr_mscrornxlC1s4v2glo9_r1_250.gif[/icon][pers]Джереми Стреттон, 16[/pers][info]Рейвенкло, 5 курс[/info]

-  Вот скажи мне, что смешного в волшебной палочке, превращающейся в писклявую свинью, когда тебе УЖЕ пятнадцать лет? ЧТО СМЕШНОГО? – Джереми не скрывал своей ярости, и искренне ее проявлял по отношению к однокурснице, которая за последние месяцы изрядно отравила ему жизнь своим присутствием рядом. Мало того, что он ее видел чаще, так еще и слышал про нее от Стеббинса, каждый раз мечтая дать тому отворотного, что бы тот прозрел. Впрочем, тут и сам Стреттон немного лукавил, в Фосетт действительно что-то было, она была красивой, инициативной, умеющий увидеть глубину, там где ее видит лишь настоящий рейвенкловец и той, на которую невольно засматриваешься, когда она проходит мимо, потому что ее несломленный дух и эта чарующая улыбка приковывает к себе не один взгляд. Да только в такие моменты, как сейчас, она изрядно бесила и Джереми не собирался скрывать своих чувств.

Последующее замечание о выигранном споре и наглое поведение девушки заставили брови Стреттона поползти вверх.
- Что?! Это ты выиграла?! Да это я выиграл, потому что я и вовсе не заслужил ничего подобного, это тупая случайность и твои подельники пусть отвечают за нее, но никак не я! И если ты думаешь, что я буду помогать тебе или делать что-то за тебя, то ты крайне ошибаешься! Я прямо сейчас иду к профессору Флитвику, чтобы рассказать, что случилось и надеюсь тебе за это добавят еще какое-то наказание! – Мстительно добавил рейвенкловец, направляясь к двери и резко потянув ручку на себя, наткнулся лишь на закрытый замок. – Прекрасно, нас еще и заперли! – Чуть ли не поддел руки вверх Стреттон, вытягивая из мантии палочку и направляя ее на дверь, но так и не отворив в конце концов. Пытаться дальше было бессмысленно, учитывая, что декан словил Фосетт, он видимо и наложил чары на трофейную, не желая, чтобы эти двое ушли раньше срока выполнения работы. Вот это попадалово.

Джереми еще пару раз подёргал ручку в надежде на какое-то изощренное чудо, но оно не случалось и приходилось смириться с истиной: он застрял с этой девчонкой здесь, и при этом обязан делать грязную работу, будто бы первого факта и без этого было мало.

- Ладно. – Вздыхает юноша, смирившись с ситуацией и оборачиваясь обратно к девушке, впрочем, взгляд его по-прежнему пылает гневом, и он кивает ей. – Не думай, что так легко отделалась. Я обязательно поговорю с деканом позже. – Угроза была такой себе, ибо даже если, и профессор поверил ему, то назначать дополнительное наказание Фосетт не стал бы. –Во всяком случае, хоть туалеты драить не заставили… - Бурчит он себе под нос, подходя ближе к ведру, но так и не прикасаясь к тряпке, а в следующий момент ему в голову приходит идея и он в подобной форме, что и сама девушка, предлагает ей. – Слушай, а давай ты тут сама всё отдраишь, а я ничего не расскажу декану о тебе и твоих подельниках?  А то ведь они подумают, что их сдала ты, неловко получиться, новых резиновых палочек еще не дадут, беда, наверное?

Отредактировано Jeremy Stretton (22.06.19 20:36)

+2

6

- Смешна твоя нервная реакция, Стреттон. Ты хоть когда-нибудь веселишься? Или тогда, когда никто не смотрит? – Этот вопрос давно волновал Софи, но не было столь подходящего момента, чтобы его задать. Джереми был для нее птицей экзотической, а не типичным вороном, каких было полно в гостиной. Он не был в стае, но и не был одиночкой. То, что он нашел в хаффлпаффце лучшего друга, ее крайне удивляло, как и то, что она с этим барсуком встречалась. И в свое время Стреттон был прав, возможно, она не так сильно любила Стеббинса, как должна была. Возможно, больше позволяла себя любить, чем отдавала сама. И правота Джереми бесила ее больше, чем то, что теперь они оказались один на один в одном помещении, без лишних свидетелей, которые могли бы подтвердить то, что Фосетт была в состоянии аффекта, убивая сокурсника. А теперь еще он вздумал отнимать у нее лавры победы!

- Мои подельники? Почему мои? Мне никто не нужен, я и сама могу со всем справиться. – Обиделась девчонка, скривив гримасу. – Да иди куда хочешь, хоть всем расскажи. – Отодрав от свитера кубок, она стала еще тщательнее натирать его, но вовсе не из-за того, что хотела покончить с этой идиотской работой, а потому, что была зла. На реплику о том, что их закрыли, она нервно хмыкнула, не повернув головы. – Надеюсь, у тебя нет страха перед тесными пространствами? А то еще не хватало мне тебя спасать. Смирись.

Натирать один и тот же кубок в итоге ей наскучило, потому она отставила его в сторону и схватилась за тот, что побольше. Квиддичисты всегда гордились собой, своими успехами в деле, в котором все, что требовалось – не падать с метлы и периодически тренироваться, играя перед друг другом новенькой моделью своего летающего транспорта и мускулами. Лучше бы больше головой думали – тем они и бесили ее. Однако Стреттон был исключением. Он успевал бесить ее в воздухе, когда она наблюдала за сборной с трибун, а также бесил ее сейчас.

- Думаешь, он чего-то не знает, что знаешь ты? – Угрозы рассказать все декану она восприняла как попытку хоть как-то воспротивиться своему теперешнему положению. Флитвика Софи не боялась, как и других деканов и старост. Ее шутки не выходили за грани «ОЧЕНЬ ЗАПРЕТНО», она знала, когда остановиться, и как исправить то, что натворила.

- О МЕРЛИН, ДЖЕРЕМИ! – Она замахнулась было щеткой в его сторону, но вода с нее начала капать на свитер, потому Софи вытянула руку перед собой, хмуро разглядывая мокрые следы. – Ты серьезно считаешь, что это как-то повлияет на мою репутацию? Или считаешь, что они поверят в то, что я рассказала декану? Я не из таких, и все об этом знают. Кроме тебя, видать. Поэтому можешь и дальше придумывать, как мне отомстить, я и это переживу. Но лучше бы ты взял щетку и начал работать. – Золотой кубок в конце концов засиял, Софи разглядывала свое отражение в нем, надеясь определить, насколько все так плохо с волосами после душа, который она зачем-то приняла перед грязной работой.

- Или ты никогда не занимался… этим? – Она все-таки встала, поставив кубок на место, вытащила вторую щетку из мыльной воды и протянула Джереми, бесцеремонно хватая того за руку. – Вот смотри, берешь этот серебряный трофей, берешь щетку и начинаешь делать движения сверху-вниз и справа-налево. – Она возила рукой Стреттона по кубку, недовольно корчась из-за того, что брызги летели во всю сторону, в том числе и на ее любимый кашемировый синий свитер.

[pers]<a href="https://drinkbutterbeer.rusff.me/viewtopic.php?id=43#p291">Софи Фосетт</a>, 15 лет[/pers][info]Рейвенкло, 5 курс[/info][icon]http://s7.uploads.ru/eFMzm.gif[/icon]

Отредактировано Sophie Fawcett (24.06.19 00:16)

+2

7

[nick]Jeremy Stretton[/nick][icon]http://31.media.tumblr.com/fcd228dacb23346460360f08d1545176/tumblr_mscrornxlC1s4v2glo9_r1_250.gif[/icon][pers]Джереми Стреттон, 16[/pers][info]Рейвенкло, 5 курс[/info]

- Если я не веселюсь в компании с тобой, это не отменяет того факта, что веселиться я умею.– Парировал девушке рейвенкловец невольно задумываясь над этим камнем в его огород. А умеет ли действительно? Хотя, что за сомнения, конечно, конечно умеет, просто не занимается такими глупостями как она, а принимает развлечения за новые открытия, путешествия, чтение хороших книг и посещение мероприятий, дающих больше возможностей познать этот вечно меняющийся мир. – Впрочем, я не уверен, что ты и сама умеешь развлекаться. Со стороны, смотрится как очередная глупость, но никак не развлечение. – Фыркнул рейвенкловец, демонстрируя свое неодобрение этой ситуацией, будто бы и так было непонятно, что он думает по поводу этого всего.

- Никто не нужен, всё могу сама…может еще шрам нарисуешь себе на лбу или нет смысла, потому что Турнир уже почти прошел? – Язвит Стреттон, намекая ей на героя-выскочку Поттера, заслужившего титул чемпиона каким-то жульничеством и более того, не осужденного за это, потому что его статус выше других из-за какой-то там истории. Нет, история может и красивая, но правила есть правила и поблажки в таком виде – это плевок не только в сторону Хаффлпаффа, в лицо всей школы, кроме Гриффиндора естественно.

За свою ворчливость, Стреттон чуть ли не получил щеткой по шевелюре, впрочем Фосетт что-то отвлекло и она сменила уж такой агрессивный настрой на что-то другое, пытаясь объяснить ему философию жизни, по которой жила сама и с которой ее воспринимали другие.

- Все об этом знают? – Присвистнул Стреттон, невольно  принимая щетку из ее рук. – У кого-то случайно нет мании величия? Или может ты веришь, что люди не меняются и не делают тех вещей, которых ты от них не ожидала? Оглянись, Софи, мы подростки и такое происходит каждый день, так что «я не такая» прибереги для кого-то другого.

Он бы еще долго мог бы язвить и спорить. Но девушка схватила его за руку, втиснула туда щетку и начала ею мыть кубок, обучая его этому, будто бы он какой-то ребенок. Нужно было вырвать руку или воспротивиться этому как-то иначе, но Стреттон застыл, он лишь мог видеть, как цепкая хватка Фосетт не отпускает его рукки водя ею по кубку, как будто бы он под заклятием,  а приподняв голову и увидев, что и сама девушка находиться от него в запретной близости, от чего ее немного мокрые волосы чуть ли не касаются его плеча, ему и вовсе как-то стало дурно. Кровь прилила к щекам, вместе с удивлением от происходящего, он не понимал, что происходит, но мог лишь вот так стоять как вкопанный, не отрывая взгляда от ее сосредоточенного лица, пока дар речи внезапно не вернулся к нему и он прижав кубок к рубашке не сделал пару шагов назад, вырываясь из этого плена внезапного очарования.

-Я понял, понял… - Стреттон чувствовал себя сейчас как последний дурак, и вовсе не понимал, что с ним происходит, поэтому, что бы взять время на «проанализировать», он задал ей первый пришедший в голову вопрос. – И часто ты так…развлекаешься?

+2

8

Уж лучше бы он веселился в ее компании, может бы стал понимать ее лучше, а не воротить нос при каждой встрече. Но что поделать – не каждый хотел быть частью мира Фосетт, и не каждого она подпускала. Тех, кто закидывал ее своими противными комментариями, уж точно бы сторонилась, но, увы, со Стреттоном они были заперты до окончания отработки, и чем больше они находились в одном помещении, тем накаленной становилась атмосфера. Попробуй только сдержать неприязнь, когда на тебя выливают еще одно ведро сарказма и упреков. Ей не нравился Поттер, потому сравнение с ним она восприняла в штыки, но промолчала.

В какой-то момент, держа руку Джереми, она уловила себя на мысли, что делает очередную глупость, за которую еще не раз будет расплачиваться. И, хвала Мерлину, он сам выдернул щетку и кубок.

- Развлекаюсь? – Она искренне не понимала, к чему был задан этот вопрос. – Это не развлечение, если ты про отработку, и в этом нет ничего веселого. – Она отвернулась, вернувшись к своему орудию и нависла над очередным золотым кубком, пытаясь прочесть надпись через слой пыли. Удивительное дело, неужели с последней ее отработки здесь никто так и не попадался под горячую руку завхоза?! И вот надо было так необдуманно вляпаться. Снова. 

Больше со Стреттоном разговаривать она не собиралась, хотя бы какое-то время, чтобы не сорваться на грубость, ведь ей еще предстояло терпеть его рядом со Стеббинсом. Иногда, она задумывалась над тем, а не бросить ли хаффлпаффца, чтобы только меньше дышать одним воздухом с Джереми, но потом вспоминала, что ни в гостиной, ни в Большом зале не сможет избавиться от вечно косых взглядов в свою сторону. Была еще одна причина, по которой она этого не делала – не хотелось оставаться одной. Как бы она ни кричала про свою самостоятельность, но, оставшись со своими мыслями один на один, ей начинало казаться, что она сходит с ума. И когда поблизости не было Джиффорд, спасал он – Стеббинс. Кроилась ли причина в семье, или в том, что Софи и сама не знала, чего хотела – было под вопросом. Но кубок перед ней оставался все таким же пыльным, как и несколько сотен других, угрожающих оставить их тут до утра.

- Какого…, - она выронила трофей из рук, не успев полностью очистить от пыли. Звук ударяющегося об плитку металла заставил поёжиться, но не так сильно, как когда она прочитала надпись. Там определенно была ее фамилия, и она могла поклясться, что и ее имя.

[pers]<a href="https://drinkbutterbeer.rusff.me/viewtopic.php?id=43#p291">Софи Фосетт</a>, 15 лет[/pers][info]Рейвенкло, 5 курс[/info][icon]http://s7.uploads.ru/eFMzm.gif[/icon]

+2

9

[nick]Jeremy Stretton[/nick][icon]http://31.media.tumblr.com/fcd228dacb23346460360f08d1545176/tumblr_mscrornxlC1s4v2glo9_r1_250.gif[/icon][pers]Джереми Стреттон, 16[/pers][info]Рейвенкло, 5 курс[/info]

- Если в этом нет ничего веселого, зачем нарываться на неприятности? – Ворчит себе под нос рейвенкловец, но очень тихо, потому что по-прежнему еще смущен собственной реакцией, да и пока не пришел в себя, не хочет продолжать этот спор. Ему не по себе, и сбивчивые мысли не помогают, может, поэтому он начинает с остервенением драить этот кубок, так как будто бы это он виноват в том, что Джереми попал в эту переделку.  Но внезапный звук падающего трофея и испуганное лицо Фосетт отрывают юношу от данного занятия, и он, чувствуя внезапный испуг девушки, оставляет щетку и трофей, быстро направляясь к ней.

-Что? Что такое? – Она могла и просто выронить кубок, такое бывает, да только вряд ли Софи Фосетт испугалась бы этому действию, ведь она себя выставляла уж очень смелой, так что дело явно было не в гневе Филча за испорченную собственность, а вот в чем, и самому Стреттону было интересно.  Джереми бросил взгляд на кубок, и его брови поползли вверх, на нем было написано имя девушки. Хотя, нет, этого не может быть, это явно просто была однофамилица или дальняя родственница. – Твоя бабушка? Прабабушка?  Давай посмотрим, за какие же заслуги выдан данный трофей… – Юноша наклонился, поднимая Кубок и оглядывая его со всех сторон. Похожие выдавали за успехи в учебе, вряд ли это был квиддичный, те обычно выглядели иначе. Откуда он знал? Моментами мечтал, что бы и у него стоял тут свой личный, хотя если проанализировать его игру, то даные мысли могли оставаться лишь мечтой глупца, и хорошо, что квиддичист и сам это понимал. Джереми еще раз посмотрел на надпись, но внезапно та исчезла, а вместо нее начали проявляться совсем другие буквы, как будто бы их кто-то выжигал на горячем металле.

– Что за чертовщина…- Нахмурился Стреттон приглядываясь к Кубку, а в следующий момент охнул. – Софи…Софи, только посмотри на это! – На кубке теперь было выгравировано его имя, и юноша выглядел не менее удивленно, чем и сама девушка до этого, впрочем, буквы на этом не захотели успокоиться, чуть ниже под его именем начали появляться другие, и он с интересом наблюдал за этой картиной. – Джереми Стреттон…думает, что всё знает лучше других …что?! – Внезапное оскорбление от глыбы метала, задело юношу, и он сузив глаза перевел взгляд на девушку, не скрывая холод в голосе. – Да уж. Отличная шутка, молодец, Софи. Очень смешно. Это тоже твои друзья гриффиндорцы придумали? Передай им мою благодарность за столь лестную оценку. – Фыркает юноша и вкладывает в руки девушки бессмысленный трофей, начинающий его бесить. А, он дурак еще и повелся, и помочь ей хотел.

+2

10

- У меня не было родственников с таким именем. – Тихо отвечает Софи, отходя еще на шаг назад от кубка. С самого начала он ей не нравился, насколько может не нравиться кубок, который надо оттереть до идеального блеска. Теперь же это было нечто пугающим, отчего Фосетт хотелось избавиться. – Чертовщина еще та, как говорит мой дядя. – Согласилась она, подходя ближе и выглядывая из-за плеча сокурсника. Но трофей поспешил удивить еще раз – буквы плясали перед глазами. Уже стоило привыкнуть к тому, что в этом мире не бывает все просто так, и надо всегда ожидать подобное. И как она в прошлый раз не заметила этой игрушки? Может потому, что ее не было здесь!

- Клянусь тебе, Джереми, я не видела этого кубка здесь! – Обиделась она, моментально отойдя после услышанного в свою сторону. - Как же ты мне надоел с вечными своими обвинениями! Не нравится тебе что-то конкретное во мне – так и скажи, прямо, не надо вечно меня обвинять во всех смертных грехах, потому что тебе просто показалось. Это уже невыносимо!

Ее щеки вспыхнули так, будто кто-то их залил алой краской, все внутри девчонки кипело, она уже хотела что-то сломать с обиды, но Стреттон вовремя втиснул ей в руки кубок. Чертовый кубок, который оказался чьей-то злобной шуткой, на которую повелась и она. Можно было бы предположить, что это сделали те, кто в последний раз убирался в Трофейном зале, но вот незадача – Филч отнимает палочки, и только Мерлин знает, что он там с ними делает. А значит, что и эта теория провальная. Но кто-то же должен был оставить здесь этот кубок, о котором она ничего не помнит. Интересно, что там было написано еще, когда там появилась ее фамилия. Тоже какая-нибудь гадость? Софи решила проверить, приблизив трофей ближе к глазам, но… на нем ничего вообще не было написано, ни единой буквы, н-и-ч-е-г-о. Зато цвет поменялся: от чистого золота не осталось и следа – кубок становился медным, а затем и вовсе начал нагреваться до красного. В какой-то момент ладонь, которой держала Фосетт, запульсировала от боли. Вскрикнув, она в который раз уронила металл на пол, теперь уж разглядывая пострадавшую руку, красными пятнами на которой стали проявляться ожоги.

- Ты все еще считаешь, что это я причастна. – Сквозь зубы процедила девчонка, нервно глядя на Стреттона и щурясь от боли. Она хотела опустить руку в ведро с водой, но передумала – грязная жидкость ей не нравилась от слова «совсем». Она сжимала обожжённую ладонь левой рукой, притянув к свитеру. Накатившие на глаза слезы она прятала под ресницами, закрыв глаза и отвернувшись к колонне.
[pers]<a href="https://drinkbutterbeer.rusff.me/viewtopic.php?id=43#p291">Софи Фосетт</a>, 15 лет[/pers][info]Рейвенкло, 5 курс[/info][icon]http://s7.uploads.ru/eFMzm.gif[/icon]

+2

11

Обиженная реакция девушки не была поддельной, впрочем, Джереми всё равно сомневался, раньше трофейные Кубки его никогда не оскорбляли, знаете ли! А тут стоило им двоим остаться в запертой комнате, к тому же  по вине Фосетт, так паранойя и без того усилилась.  Но стоило девушке испуганно вскрикнуть и во второй раз уронить кубок, кривясь от неподдельной боли, Джереми моментально пожалел о сказанном.

Юноша испуганно охнул, оглядывая рану рейвенкловки и быстро потянулся к внутреннему карману вытягивая оттуда чистый платок с собственными инициалами. Он бы жаждал сейчас найти этом кармане и бутылку воды, и мазь от ожогов, но, увы, подобных вещей там сейчас не было, а они были нужны сейчас больше, чем когда-либо.

- Нет, нет, не думаю. – Быстрым шагом Джереми достиг девушки, притрагиваясь к ее плечу и аккуратно разворачивая к себе, так же осторожно обхватывая ее запястье и направляя в сторону себя, взглядом показывая, что ему можно доверять. – Мда, выглядит не очень, но не так страшно как могло бы быть, так что чуть позже просто достанем тебе нужную мазь, и всё будет в порядке. – Нахмурился юноша, оглядывая ожог. Бедняга, наверное, ей действительно больно. – Позволь мне перевязать, я аккуратно. – Шепчет Стреттон склоняясь над ее рукой и покрывая рану своим платком, не желая причинить ей больше боли, чем уже сделал. Кинув взгляд на ее лицо, он заметил слезинки на ресницах, и ему самому стало не хорошо, ибо  ответственность за это лежала на нем. Чувство надвигающейся вины жгло его изнутри, это ведь он не поверил ей и впихнул в руки этот трофей, так что и виноват был он, а всё из-за вечного упрямства, что же это такое. – Софи, извини. – Внезапно признается юноша, почему-то не отпуская ее руку и по-прежнему смотря в пол. – Нужно было тебе поверить сразу. Я просто привык, что надо мной вечно кто-то так шутит, поэтому и в этот раз… извини, ладно?

Джереми на всякий случай краем ботинка отпихнул кубок подальше, мрачно смотря на то как он катиться по комнате, и наконец убедившись в том, что узел будет держаться, отпустил руку девушки.

- Что будем с этим делать? Я думаю, что его просто нужно не трогать, и подождать когда за нами явиться Филч,а там мы ему уже всё…- Джереми не договорил, его прервали на самом очевидном, причем прервал снова Кубок. Он просто прикатился обратно, стукнув его по ноге, от чего юноша подпрыгнул и невольно скривился. Удар был не особо болезненным, но фактор неожиданности сделал свое дело. Юноша невольно сглотнул и почему-то перевел взгляд на девушку, ожидая, что у нее тоже будут идеи как справиться с этим…монстром.

+3

12

Нервно рассматривая руку и стараясь сдержать слезы, Софи желала только одного – остаться одной, чтобы ее никто не видел в таком состоянии, тем более Стреттон. Теперь-то он точно будет иметь на нее еще один компромат в виде «а я знаю, что Фосетт такая глупая, ведь она…» и все в этом роде. Страшнее, чем его прошлые обвинения, могло быть только одно – ее слабость, так и вырывающаяся наружу. Но, к ее большому удивлению, он не остался в стороне, и теперь, когда рассматривал ее руку в явной попытке помочь, ей становилось еще хуже. А хуже, чем сожаление Стреттона, только попытка сбежать из дома в пятнадцать лет.

- В смысле, а как могло быть? Думаешь… кубок избавил бы тебя от моей компании? Ну, ты понял, о чем я. – Она все же разрешила притронуться к руке, озадаченно наблюдая всю эту сцену, отстранено, сдерживая дрожь, потоком снизошедшей от кончиков покрасневших пальцев, через побагровевшую ладонь, а затем и дальше по кисти, неровными потоками до локтя. Она уже не так остро реагирует на боль, стоит ткани платка коснуться кожи. Терпимо. Однажды она порезала ладонь о тетиву, однажды она упала, когда бежала через лес, споткнувшись, полетела в овраг, и как итог – растяжение руки. По шрамам на ее ладонях можно было прочитать каждую из этих историй. Они настолько тесно переплетались, что никакая Трелони не смогла бы понять, почему линия жизни больше напоминает паука, запутавшегося в своей собственной паутине, а линия судьбы – трехглавого пса. Теперь, выжженные священным огнем, они больше походили на разливающиеся потоки лавы между кругообразными кратерами. Когда-то огнем решали многие вопросы. Охотники не всегда использовали только лук и стрелы, не всегда холодную сталь, иногда приходилось и поджигать. Ignis suppositus cineri – cкрытый под пеплом огонь, проклятие ее семьи.

- Все нормально. – Тихо отвечает она, отмахиваясь от извинений, но почему-то остро реагирует на фразу про шутки. Пожалуй, ее вечная проблема – помнить только про то, что чувствует сама, но забывает о чувствах других. Какая-то неосознанная симпатия начинает рыть дорогу из глубин, а вместе с ней приходит и гнев, на всех тех, кто когда-то смел посягнуть на личный комфорт близких ее людей. Это касалось и сокурсников. Не то, чтобы она помнила всех по именам, помнила, когда у них дни рождения, справлялась о здоровье и о том, как им спалось. Не то, чтобы они все были одной большой семьей, но то, что кто-то смел плохо обойтись с другом ее парня (хорошее оправдание, не так ли), было сверх ее терпения. – Я потом этим шутникам точно что-то сломаю. – Так и слетает с языка, но есть надежда, что Стреттон поймет все не так очевидно.

Боль и правда начала отпускать, возможно, тому причиной было то, что Софи умело переключилась на обиду, засевшую глубоко внутри, и теперь было куда удобнее продолжать увлекательную чистку, но у кубка были свои планы, и он явно не хотел отпускать своих жертв. Отброшенный в сторону, он вернулся на свое прежнее место, будто бы был зачарованным. Хотя кого это могло удивить в стенах Волшебной Школы?

- Нет, мы ничего не скажем Филчу, поверь мне, Джереми, будет только хуже, оставим все, как есть, иначе нам накинут еще несколько часов, а я не могу больше проводить вечера вот так – надо готовиться к экзаменам. Я завалю Трансфигурцию, однозначно. Только вот теперь держать перо будет неудобно, но мази Помфри помогут. – Ей хотелось, чтобы он наконец услышал ее и прислушался. Да, Джереми был сам себе на уме, но она не могла допустить еще одного провала с наказанием. Поэтому, или по какой-то еще причине она потянулась к нему и оставила поцелуй на щеке, быстро, но мягко коснувшись губами.

- Спасибо.

В это же время кубок начал вновь менять цвет, только теперь он стал серебряным и на нем отчетливо читалась фраза «fortunam suam quisque parat».

[pers]<a href="https://drinkbutterbeer.rusff.me/viewtopic.php?id=43#p291">Софи Фосетт</a>, 15 лет[/pers][info]Рейвенкло, 5 курс[/info][icon]http://s7.uploads.ru/eFMzm.gif[/icon]

+2

13

Стреттон уже открыл рот, чтобы рассказать девушке насколько плохо это действительно могло закончиться, какие есть степени ожогов, с какими ранам ежедневно сталкиваются драконологи и назвать даже парочку маггловских операций по устранению данного дефекта, но он почему-то заткнулся. Вовремя и интуитивно, почувствовав, что временное перемирие, которое возникло между ними было на удивление столь приятной вещью, что не стоило портить этот момент, особенно, когда за ними охотился Кубок-убийца!

Джереми до сих пор чувствует сжимающее внутренности чувство вины, он привык рубить правду матку направо-налево, зная, что задевает этим чувства других, но в этой деятельности он видел высший смысл, а в том, чтобы становиться причиной физический ран других – нет, это было варварство, и он бы никогда к подобному не прибег. Стреттон уже приготовился к тому, что Фосетт начнет орать на него, обвинять, может даже стукнет, и он готов был это смиренно принять, но в тот момент, когда она заявила, что пойдет с вендеттой на всех его обидчиков, он резко поднял голову, уставившись на нее широко открытым удивленным взглядом, на всякий случай моргнув пару раз, чтобы убедиться, что перед ним стоит именно Фосетт, а не кто-то очень похожий на нее.

- Там бы получился очень большой список, Софи, так что не стоит тебе тратить на это свое время. – Внезапно улыбается Стреттон, впрочем, улыбка получается грустной, стоит ему вспомнить все пакости, причиненные его сестрой и ее подпевалами. И худшее в этой ситуации не то, что он сделал не так (а все мы знаем, что он мог), а то, что сделали перед его рожденьем, повесив внезапную расплату только на его плечи.

- Ох, только не напоминай про трансфигурацию, это и мое проклятие тоже. – Вздыхает рейвенкловец, который, впрочем, всё же намеревается продолжить ее обучение, и пусть трансфигурация и сложна, но интересна своими возможностями в дальнейшем. – Если захочешь как-то поупражняться перед экзаменами – скажи мне, я уже давно ищу напарника. – Слова вырываются из уст Стреттона сами и только потом он понимает, что перед ним стоит не какой-то его приятель, а Софи Фосетт, с которой они обычно не выносят друг друга. Да только сейчас они так спокойно общаються, что он даже на миг и забыл, как сильно раньше сердился на нее. А в следующий миг, когда она становиться на корточки и целует его в щеку, Джереми и вовсе оказывается в каком-то вакууме странного счастья, рука удивленно тянеться к щеке притрагиваясь к ней и будто бы не веря, что губы Софи прикасались к его коже, безумное удивление так и скользит во всем взгляде, а сердце бьеться, бьеться так сильно, что рейвенкловцу кажется, что даже кубок может обидеться за то, что всеми своими угрозами не сумел его так взволновать, как это сделала одна девочка своим невинным поцелуем.

- П-пожалуйста. – Выдыхает Стреттон, понимая, что это благодарность за помощь. Он отводит свои глаза, пряча смятение в них, и действительно, как теперь ворчать, когда внутри всё почему-то под тарранталегрой? Взгляд падает на кубок, на котором светиться надпись, которая вторила о судьбе, к тому же перевод фразы показался Джереми двусмысленным, и рейвенкловец действительно нахмурился, глядя на кубок и думая над тем не потешается ли он над ним. – Может, если не будем его трогать, он оставит нас в покое? Трофеи всё равно надо вычистить, или Филч таки назначит еще одно наказание. – Джереми вернулся за тряпкой и начал протирать очередной кубок, так как его учила девушка, на которую ему почему-то хотелось смотреть чаще и чаще, вот и сейчас он не удержался.

- Я тогда закончу работу сам, а ты присоединишься, когда станет полегче. Или просто можешь развлечь меня разговорами. Кстати, Софи...а какое желание ты бы мне загадала, если бы действительно победила в этом споре? Просто интересно.

+4

14

- Стоит или не стоит мне тратить свое время… сама решу. Что хочу, то и делаю. – Отмахнулась она, не обращая внимания на то, как странно он пытается изобразить какую-то неведомую эмоцию на лице. Точнее обращает, но делает вид, что все и так нормально.

Однако последующее заявление Стреттона уже нельзя игнорировать. Даже если приложить особые усилия, все равно не выйдет, потому что оно абсурдно от первого слова до последнего. Но стоит отдать должное рейвенкловцу за то, что он от нее не отшарахнулся, как от больной на голову, стоило поблагодарить весьма ненормальным способом. Что это было? Да первое, что пришло в голову. Такое случается, когда полностью отбрасываешь все предрассудки и отключаешь внутренний диалог. Когда мозг настойчиво не нашептывает гадости. А когда все-таки нашептывает, то получается что-то вроде:

– Только не вздумай влюбляться после этого. И да, Джер, - впервые она так обращается к нему, но оно само слетает с языка, - тебя кубком не ударяло? Ты и я – напарники? Ты вообще понимаешь, что сейчас говоришь… прости, короче, не обращай внимания, все это какие-то глупости. – Теперь не только ее рука страдает, но и всей ей становиться до безумия жарко, будто бы кто-то зажег вокруг них сотню печей. Про влюбляться она, конечно, пошутила. Кто же виноват, что юмор и Фосетт - вещи немного не совместимые. И под немного подразумевается «абсолютно». Это не касается проделок, потому что искусство хулиганства требует совершенно других качеств – смелости, например, фантазии, но юмор тут не обязателен. Да и к чему она вообще сказала эту фразу? Черт, черт, черт… чертовски жарко.

- Давай попробуем, оставим эту дрянь в покое, - соглашается она с единственной здравой мыслью Стреттона за весь вечер, - а то еще мне не хватало проклятий на латыни, и без того тошно. – Она так и не обратила должного внимания на надпись, да и не хотелось в очередной раз читать глупости, выдаваемые неодушевленным предметом. Она все-таки сняла свитер, оставшись в одной черной майке и потянулась за щеткой. Уж не подумал ли Джереми, что она просто так сдастся из-за какой-то травмы? С растяжением, вся поцарапанная, она сама шла через весь лес, и… не умерла. С таким ожогом, как у нее, тоже не умирают. Только особо впечатлительные могут упасть в обморок, а она молодец, отделалась еле заметными слезами.

- Я справлюсь. – Софи подхватила очередной кубок, вертя тот в руке, дабы убедиться, что тот не собирается ее прибить, или послать куда-нибудь в лес… на латыни, конечно. Все еще было невыносимо жарко, выступающую испарину она смахнула тыльной стороной ладони и снова принялась начищать позолоту, отвлекаясь на болтовню сокурсника, хотя подразумевалось, что говорить все-таки будет она.

- Я же тебе сразу сказала, что хочу всю работу свалить на тебя. Какое у меня еще может быть желание? На свидание я бы не согласилась, - засмеялась она, - и домашнюю бы тебе свою не доверила. Не то, чтобы я сомневалась в твоих знаниях, нет, конечно, но почерк ты мой не повторишь, а переписывать… лучше все самой сделать, не люблю, когда кто-то делает за меня мою работу. Это нечестно. Но это ни в коем случае не касается чистки кубков! Просто это я уже проходила, а тебе впервой, вот и хотелось, чтобы ты получил максимум впечатлений от этого процесса. Не считая моей руки и того, что тебя оскорбил кубок – довольно сносно. А что еще я могу пожелать? У меня все есть, даже то, чего бы я никогда не пожелала себе. – Она взяла следующий, стуча по серебру костяшками пальцев здоровой руки, проверяя, не вылезет ли из него что-то сверхъестественное. – Ну а ты, какие у тебя фантазии? Наверное, пожелал бы мне того же. Только чтобы кубков было побольше и растянулось на отработки четыре?

[pers]<a href="https://drinkbutterbeer.rusff.me/viewtopic.php?id=43#p291">Софи Фосетт</a>, 15 лет[/pers][info]Рейвенкло, 5 курс[/info][icon]http://s7.uploads.ru/eFMzm.gif[/icon]

Отредактировано Sophie Fawcett (27.06.19 01:39)

+3

15

Показная независимость и абсолютное всемогущество, которые с особой страстью Фосетт демонстрировала еще с первых курсов и были причиной раздражения Стреттона по поводу ее персоны, но сейчас он почему-то воспринял относительно спокойно это ее "я сама решу", пусть это даже касалось и его обидчиков, которые были его личным делом и никто сюда особо и не вмешивался. Но это же Софи Фосетт, ей всегда нужно быть главнее, даже если это касается последнего слова.

- Влюблюсь? - Не сдерживается от смешка рейвенкловец и чувство смятения и вовсе рассеивается, как будто бы этой отрезвляющей шутки Стреттону и не хватало. - Софи, я еще никогда в жизни не влюблялся, и что-то мне подсказывает, что это вряд ли случиться...Наверное, эта функция во мне и вовсе не заложена, есть же такие люди, так что надо просто это принять. - Пожимает плечами рейвенкловец, отмечая про себя в памяти влюбленные взгляды многих однокурсников и свое отвращение к этому помутнению рассудка. Нет, Джереми и вовсе не был далек аспект физических отношений, первый раз он поцеловался в маггловском лагере, там же через год и произошло нечто большее, но что бы он скучал, страдал и мечтал об этой девушке? Такого и вовсе не было, так что свои угрозы Фосетт могла оставить лишь Стеббинсу, он единственный был жертвой ее очарования. - Думаешь ты первая кто так же мне ответил про напарников? - Внезапно усмехается Стреттон, понимая, что это месть окружающих за его ужасный характер, - Похоже, это заговор.

Джереми удивило желание девушки продолжать чистить кубки, особенно после того как она до этого пыталась всё это спихнуть на него.Но это была Фосетт и настаивать на своем он не стал, пожав плечами и приняв ее выбор. Правда зачем было снимать свитер, Джереми так и не понял, но на всякий случай, не желая угодить в ту же ловушку, в которую она его толкнула с невинным поцелуем, схватил следующий кубок и начал его натирать так сильно, как будто бы он мог спасти его от глупых реакций, в которых его тело не имело права участвовать.

- Эй, вообще-то при должном старании, я могу и попытаться скопировать почерк! - Вздергивает подбородок Стреттон, который еще с детства пытался подделать бумаги мистера Блэквуда, что бы ходить с такими же под мышкой и казаться очень важным, но папа ему объяснил почему это плохо, и Джереми перестал, а талант-то остался. - Хотя не спорю, терпеть не могу такие фальсификации и выгонял бы со школы каждого, кого бы ловили на этом. - Безапеляционно заканчивает рейвенкловец, готовый толкнуть речь про авторские права, но сбитый вопросом переключается на него. - Нет, я бы вряд ли загадал бы подобное. Чистить кубки это банально, учитывая, что ты и без моего желания этим можешь заняться, если попадешь под руку Филчу, верно? Я бы, я бы..- Размышляет юноша, пытаясь придумать что-то эдакое. - Я бы может дал тебе задание молчать целый день! Или сказал бы придти к Флитвику и спросить "почему я не староста и я хочу ею быть. помогите". Мне кажется, для тебя бы это было еще тем испытанием, - ухмыляется юноша, пытаясь придумать потом еще что-то, а потом признается, - но худшее, если бы я, наверное, попросил бы тебя быть моей напарницей в трансфигурации и не нагрубить мне ни разу, это уже посложнее, да?  - Их отношения всегда сопровождались проблемными моментами, но сейчас даже забавно было сидеть и обсуждать их, будто бы они были какой-то семейной парой с 50летним стажем, которая смирилась с недостатками друг друга.

- Или может быть спросил бы совета у Кубка, вот кубок, что ты думаешь? - Приподнимая бровь, спросил Джереми у монстра, думая, что тот его обзовет или максимум пошлет к размышлению еще одну глубокомысленную фразу на латыни, но тот почему-то решил, что он намного оригинальнее Стреттона. Трофей с шипящим звуком внезапно начал извергать жидкость зеленого цвета, та образовалась в форму овала и застыла, как будто бы принимая форму зеркала. Джереми сразу же захотелось заглянуть в него, но он с опаской посмотрел на руку Софи и встретился с ней взглядом, как будто бы спрашивая "нам всё-таки не стоит, да?".

Отредактировано Jeremy Stretton (27.06.19 19:53)

+2

16

Интересное замечание по поводу влюбленности. Почему-то Софи была уверена, что услышит в ответ что-то подобное, догадывалась, что со Стреттоном все просто, потому можно было не бояться целовать его в щеку, не бояться показаться излишне безрассудной, дразня его, и даже остаться в одной майке, отбросив жаркий свитер куда подальше. Эта ситуация начинала ей нравиться все больше и больше: никаких тебе косых взглядов чуть ниже ключицы, никаких пошлых шуток и желания ответить на невинный детский поцелуй. После чистосердечного признания однокурсника можно было выдохнуть и больше не заморачиваться. Потому что Стреттон не влюбляется.

Это нисколько не задело ее чувства, она попыталась припомнить, когда в последний раз вот так общалась с парнем, который к ней ничего не испытывал. Но вечно рядом был Стеббинс, а потому зажиманий и излишней ласки было не избежать. Это ее не бесило, ей это даже нравилось. Нравилось, что кому-то нравится она. Со всеми ее загонами и свободолюбивым характером. Ей хотелось ответить Джереми, что она тоже никогда не влюблялась, но вот тут бы попалась – на вопрос «а как же Стеббинс?» она не нашлась бы что ответить. Потому что не была влюблена, или потому что не понимала, что такое влюбленность, как не понимает до сих пор.

- Думаю, всему свое время, и ты встретишь девушку, которая будет любить тебя, а ты ее. Просто вы еще не нашли друг друга, или потом ты поймешь, что какая-нибудь твоя подружка из детства, очень даже неплоха, и тебе захочется быть с ней. Такое часто случается. Влюбленность – это не функция, это чувство, которое проснется вне зависимости от твоего желания, хочешь ты этого, или нет. – По крайней мере, я хочу надеяться на это, подумала Софи. Рассуждать о том, чего не знаешь, очень легко. И если своего опыта не хватает, то люди вокруг влюбляются так часто, с такой завидной скоростью, что все видишь своими глазами. А сколько историй наслушаешься! И кажется, что ничего плохого в этом чувстве нет, пока подруга к тебе не явится вся в слезах из-за какого-то глупого мальчишки, который решил прогуляться с сокурсницей. Да они просто гуляли! Нет, она не понимает. Она говорит, что ее сердце разбито, и ее предали. Вот так и влюбляйся. Страдай. Две стороны одной медали. С одной – полет, а с другой – падение с высоты головой или позвоночником об землю. Нет. Лучше не влюбляться – целее и здоровее останешься.

- Очень странные у тебя желания, Джер. Во-первых, я бы с удовольствием, вот прямо с превеликим удовольствием помолчала бы на спор денек. Даже если в учебный день. Макгонагалл такая «Мисс Фосетт, а что вы думаете про закон Гэмпа?», а в ответ тишина. «Мисс Фосетт, вы игнорируете мой вопрос? Или у вас язык отсох?». Это лучшая пакость во все времена! А во-вторых, из меня бы вышла прекрасная староста, почему бы и нет! Самой же себе баллы не снимешь, но Флитвик бы не оценил, он в жизни этого не допустит. Даже если через время придут мои дети, или дети моих детей, он будет кричать, возмущаться, но значок старосты не даст. – Хорошую ты себе репутацию наработала, Фосетт, что уж тут добавишь. Но когда Джереми снова затевает взять ее в напарницы, Софи сдается. Просто побыть напарницей и хорошо себя вести – не то, чтобы это было сложно, нет, вполне реально. И если бы Джер действительно победил и попросил именно это, она бы согласилась. Почему-то, но согласилась. Это бы не выглядело злой шуткой, никак не принижало ее достоинство, а было бы весьма полезным приобретением. Вот только мысль о том, что они бы проводили из-за этого еще больше времени вдвоем, пугала.

- Пожалуй, - медлит с ответом она, - у меня в голове сейчас полный бардак. – И она не врет. Сложно соврать, когда не знаешь, чего хочешь на самом деле. – Ты правда считаешь, что штука, которая намеревалась оставить меня без руки, скажет что-то умное? Она уже один раз тебя оскорбила, потому давай просто попинаем ее, как в маггловском футболе, ты должен знать, это не то, что ваш дурацкий квиддич. – Она подходит ближе к Дежереми, но с кубком держит дистанцию. И не зря. Выливающееся нечто из недр трофея заставило Фосетт испугаться не на шутку. Она даже зачем-то прикрыла рукой глаза. Но в этот раз кубок не замышлял ей вредить, а собравшаяся жидкость материализовалась в… во что-то.

- Не смотри так на меня. – Замечает взгляд рейвенкловка и гладит здоровой рукой обожженные пальцы. – Не хочу показаться трусихой, но если это недозеркало засосет меня в Страну чудес, то я рада не буду, у меня еще впереди долгая и прекрасная жизнь. И вообще, разве мы не хотели оставить кубок в покое?! Сейчас бы спрашивать у Кубка, как меня наказать! – Голос Софи задрожал, срываясь, она была взволнована не меньше, чем во время своего первого полета на метле. – Если бы ты хотел меня наказать, то не знаю… просто бы поцеловал в ответ!
[pers]<a href="https://drinkbutterbeer.rusff.me/viewtopic.php?id=43#p291">Софи Фосетт</a>, 15 лет[/pers][info]Рейвенкло, 5 курс[/info][icon]http://s7.uploads.ru/eFMzm.gif[/icon]

Отредактировано Sophie Fawcett (30.06.19 01:36)

+3

17

Стреттон складывает руки на груди скользя по девушке ироничным взглядом, но не перебивает ее, дослушивая до конца обычный сюжетец второсортного любовного романа, который она пытается примерить на его жизнь. Девчонки такие девчонки.

- Давай поговорим об этом лет через десять, ладно? Мне еще надо сдать экзамены, закончить университет, начать строить карьеру, достичь желаемой позиции…и по конкурентоспособности влюбленность с тем, что я перечислил пока что выглядит весьма жалко. - Бескомпромиссно завершает Стреттон, не боясь, что девушка назовет его сухарем или бесчувственным. Пусть лучше так, чем быть слугой своей эйфории, которая преследует нынче Стеббинса, и пусть тот выглядит весьма счастливо, Стреттону всё равно постоянно приходиться возвращать его с небес на землю, тыкая в суровую реальность и проклиная про себя имя той, которая стоит чуть ли не напротив.

- Не даст значок старосты?  Тебе?! – Деланно удивляется Джереми, характерно выпучивая глаза, прикладывая к мантии мокрую тряпку и восклицая так, будто бы это заявление тронуло его до глубин души своей неслыханностью. - Что за предвзятость! Я был о нашем декане лучшего мнения! – В Стреттоне определенно умер артист, но он не мог не воспользоваться таким случаем, чтобы не отреагировать на слова девушки, которая оправдывала свои поступки через какую-то изощренную призму вседозволенности касательно проделок и нарушения правил, которую он не особо приемлил.

- Я больше люблю баскетбол. – Механически отвечает Стреттон на предложение Фосетт попинать кубок, так как его взгляд будто бы завороженный направлен в сторону застывшей субстанции, очевидно манящей заглянуть в него. Наваждение сильно, и только нервная реакция Софи заставляет перевести взгляд, наблюдая за искренним испугом, который она пытается спрятать за логическими доводами, вполне разумными, если быть объективным. Но как им быть, если внезапно в твой огород летит камень таких размеров, что Джереми Стреттон чуть ли не начинает задыхаться от наглости услышанного. Его поцелуй – наказание для нее?! Вот ведь девчонка, да он даже ей его не предлагал, а его уже очернили, к тому же сделали это еще и в такой форме, что будь ты хоть трижды уверенным в себе подростком, но такое замечание всё равно достигнет твоего самолюбия. - Ах, мой поцелуй для тебя наказание?! Тогда лучше меня не зли, потому что теперь я знаю твое слабое место. – Морщится Стреттон, понимая, что и сам не собирался целовать девчонку, но до чего же обидно звучит ее заявление, правда, почему ему не всё равно? Быстрыми шагами он внезапно приближается к ней, останавливаясь чуть ли не впритык, щуря взгляд, встречаясь с ее удивленным, и переводя его на ее щеку, которая как цель маячит перед ним. Глаза почему-то ведут его взгляд в сторону губ, как будто бы предлагая развлечение поинтересней, и юноше становиться немного дурно, но в тот же момент он вспоминает ее слова, и вздергивая подбородок, бросает ей прямо в лицо. – Да я лучше Кубок поцелую!

Огибая Фосетт, Джереми безрассудно направляется к Кубку, чего бы явно не сделал, если бы она не оскорбляла его сейчас хуже этого медного монстра, но после таких ее слов хотелось быть от нее подальше, да и притяжение, исходящее от предмета продолжало владеть им, и гораздо приятнее было ему следовать, чем сопротивляться. Стреттон заглядывает в него и не видит ничего, кроме своего отражения с нахмуренными бровями и задумчивым взглядом. А в следующий миг поверхность туманиться и там выступают фигуры. Две фигуры, слившиеся в поцелуе, настолько жарком, что испарина моментально покрывает лоб юноши, и ему кажется, что сам он начинает задыхаться. Увиденное настолько горячо и ужасно одновременно, что рейвенкловец отшатывается от кубка, пятясь в угол, расстегивая на ходу мантию и сбрасывая ее на пол. Верхние пуговицы на рубашке тоже судорожно растягиваться дрожащими пальцами, галстук он стаскивает с себя, так как ему кажется, что тот уже не символ факультета, а какая-то удавка.

- Узнаю, кто зачаровал этот кубок – убью. – Тяжело дыша шепчет рейвенкловец, понимая, что такая его реакция это еще одна проделка предмета, впрочем поднимая взгляд на Фосетт его губы почему-то складываются в тонкую линию. Он злиться на нее, злиться так сильно, как будто бы это может помочь развидеть увиденное – его, ее, и те поцелуи от которых его тело продолжает гореть. Что за мука! Этот Кубок знает как причинить боль и...нет, всё остальное Стреттон будет отрицать, так что оставим только боль и еще раз боль!

Отредактировано Jeremy Stretton (29.06.19 23:37)

+3

18

[pers]<a href="https://drinkbutterbeer.rusff.me/viewtopic.php?id=43#p291">Софи Фосетт</a>, 15 лет[/pers][info]Рейвенкло, 5 курс[/info][icon]http://s7.uploads.ru/eFMzm.gif[/icon]
Интересно, у кого жизненная позиция скучнее: у Стреттона со всеми его замашками, или Софи, которая не знает, чего хочет от дальнейшей жизни? Но она соглашается – влюбленность для тех, кому заняться нечем, а у них впереди еще вся ночь и возможно утро, если они не перестанут болтать и обращать внимание на зачарованный кусок металла, который ведет себя похуже прыщавого и конопатого подростка, которому отказала девушка.

А еще интересно, Джереми вообще когда-нибудь с кем-то встречался, или хотя бы целовался, или он так завис на высоте своих моральных принципов, что касаться девчонки для него сущий ад? Если он так высмеивает все, что говорит она, то не удивительно, что никто с ним не захочет встречаться. Она даже пропускает мимо ушей, что его увлекает маггловский спорт, хотя в любой другой ситуации это вызвало бы у нее ряд вопросов. Но она злится, сжимая руки в кулаках, чтобы случайно не заехать ему по лицу. Уж кто тут злиться еще должен? Не он ли минутой назад кривлялся с нее? Не он ли весь вечер заставляет себя ненавидеть своим упрямством и самолюбованием. Чертов Стреттон!

- Ничего ты не знаешь! – Обижается она, в сердцах признавая, что виновата сама, когда не уследила за языком. Так уж выходило, что ее легко можно было задеть самой обыкновенной глупостью, пустяком, как она тут же начинала сносить все на своем пути. Но у нее было оправдание, а у него – нет. Она привыкла, что Стеббинс любил ее до беспамятства, и почему-то ожидала хотя бы нормального отношения к себе от Стреттона, вот только зря. – Ну и целуйся со своим кубком! И вообще… отстань от меня. – Их недолгая игра в гляделки заканчивается. Как раз на том моменте, когда Фосетт думает, что за свои слова придется отвечать, удивленно таращится на него, когда он зачем-то отводит взгляд и приближается еще ближе. И если бы Джереми ее поцеловал, то точно получил бы по лицу. Но рейвенкловец не промах. И теперь Фосетт злится еще больше, всячески проклиная про себя.

- Если он снова пошлет тебя, то я не виновата. – Кричит вслед девчонка, устраиваясь поудобнее на свитере. Первый ряд для избранных – если кубок начнет снова свои выкрутасы, то она должна это видеть, но на всякий случай держаться подальше. Кто знает, вдруг эта жижа начнет взрываться. Может повезет, и Стреттона освежит с его упрямым нравом. Она следит за всем: за кубком, валяющимся возле зеркала, за Джереми, который все же решился испытать судьбу.

- И что там? – Кричит она с неподдельным интересом. Но как только замечает странное выражение лица сокурсника, то срывается с места. Еще не хватало, чтобы его засосало в параллельную вселенную – кто же кубки будет оттирать?! – Эй, ДЖЕР? ДЖЕР! Посмотри на меня! ДА ПОСМОТРИ ТЫ УЖЕ НА МЕНЯ! – Кричит она, успевая схватить его за руку, которая уже стаскивала галстук. – Что ты там, черт подери, увидел?!

Ей приходится все узнавать самой: она разворачивается и упрямо шагает по направлению к застывшей субстанции. Ничего необычного. И никакой Страны Чудес. Да и монстры не протягивают свои лапы навстречу ей. И это даже не зеркало – в нем нет ее отражения. Пустая матовая поверхность. Что такого можно было углядеть, отчего Стреттону, самому Стреттону стало не по себе? У нее возникает безумная идея разбить его. Но она этого не делает. Так уж вышло, что после бесконечных глупых выходок, начинаешь трезвее соображать.

- Не понимаю. Тут ничего нет. И вообще, не известно, сколько тут находится эта вещь. А она, между прочим, опасная и неконтролируемая. – Фосетт сдается. Ей правда надоел весь этот цирк с кубком. Она не уверена, что если расскажет обо всем декану, то тот даст ей хоть какое-то объяснение. А с Филчем так вообще разговаривать бесполезно. Они никогда не узнают правду. И все, что нужно сделать сейчас, просто закончить свое дело, доползти до гостиной и свалиться в постель. Она не думает, что кому-то расскажет о произошедшем, но может быть чуть-чуть Делии. Иначе как избежать расспросов о руке, перевязанной его платком. С его инициалами.

Она возвращается к Джереми, сама не зная зачем. Возможно, ей просто хочется узнать, как он, все ли хорошо. Нет, она не волнуется. Ну может быть совсем немного.

- Эй, Джереми. Посмотри на меня, пожалуйста. – Боится прикасаться, боится какой-то неожиданной реакции после того, как он в панике чуть ли не пробил стену. – Все хорошо? Если не хочешь говорить о том, что увидел, то ладно. Переживу. Просто скажи мне, что все хорошо. – Софи наклоняется, чтобы поднять мантию, отряхивает и протягивает сокурснику. – Что бы ты там не увидел. Это все глупые шутки кубка, и все. Вспомни, как он подшутил надо мной. – Она демонстрирует перемотанную руку и улыбается.

+2

19

Тело до сих пор пылает от жара. Стоит на секунду закрыть глаза, как в сознании всплывает только ее лицо, охваченное страстью, то самое которое ласкают его пальцы, пока губы горячо прижимают к себе в жарком поцелуе, со стороны выглядящем как пожирание плоти друг друга от которого желание разливается по телу. Горячо. Чересчур горячо, непонятно и…запретно. С кем угодно, но только не с ней. Она вообще его раздражает, бесит и…да приди уже в себя Стреттон!

Юноша на всякий случай хлопает себя по щекам, пытаясь отрезвить свое сознание, с которым несомненно играет Кубок, и у того отлично получается, то ли потому что есть какие-то зачатки на которых можно играть, то ли ему известно про этих двоих нечто большее. Крики девушки заставляют его глаза резко распахнуться и уставиться на нее слегка очумелым взглядом.  Она пытается ему помочь прийти в себя и Стреттон не понимает зачем, если та так злиться на него, но в следующий миг осознание того как глупо он выглядит со стороны, заставляет его понять ее реакцию.

- Там ничего не было? Ты ничего не увидела? – Рейвенкловец пытается скрыть нотки облегчения в собственном голосе, и вправду, стоило бы ей увидеть то, что увидел он, то долго бы пришлось краснеть за свою реакцию, к тому же он и сам не понимал почему он отреагировал именно так, и кроме как злой насмешки Кубка, в этом смысла не видел. – Я…я не хочу об этом говорить. – Внезапно мотает головой Джереми, чувствуя, что ему не по себе от одной только мысли, что он выложит ей всё как было, ей, девушке лучшего друга, уж лучше сразу убиться головой об эту зеленую жижу, чем улаживать подобное дерьмецо. – Будем считать, что я там увидел дементора…в принципе, так оно и было. – Вздыхает Стреттон отодвигаясь от стены и делая шаг к девушке, будто бы не веря, что по-прежнему умеет ходить. – И вправду, дурацкий кубок. – Стреттону приходиться выдавить из себя улыбку, но смотря на такую же улыбку Софи и ее перевязанную руку, он понимает, что не его вина в том, что показал ему Кубок, так что и не стоит винить себя в том, что отчасти увиденное захватило юношу, пусть он и считал это обычной физиологической реакцией, а не чем-то больше. – Спасибо. – Джереми берет в руки мантию, и задумчиво смотрит на нее, а потом переводит взгляд на кубок, который сегодня изрядно попил его крови, а в следующий миг, юноша делает быстрый бросок, и мантия накрывает и сам трофей, вместе с жижей, так и твердя – с глаз домой, и сердцу легче.

- Продолжим драить кубки и дальше? Я бы сделал небольшой перерыв после всего этого.– Устало смотрит в сторону тряпки с ведром рейвенкловец, мечтая, что бы дверь поскорее открылась и за ними вернулся Филч. Рука тянется во внутренний карман, где вместе с платком лежит один из зерновых батончиков, которые Стреттон таскает с собой, чтобы заткнуть вечно любопытного хаффлпаффца. Правда способ такой себе, помогает обычно на минуту, а потом тот продолжает болтать с удвоенной силой. – Ты голодна? – Юноша садиться на пол в той части, где тот кажется ему относительно чистым и кивает девушке, предлагая половину угощения. Он не жадный, никогда таким не был, к тому же после таких злоключений, мысль разделить ужин самая верная, да и что им еще тут делать, не идти же на поводу у идей кубка, которые нещадно намекают только об одном.

+2

20

- Я ничего не видела, Джер. – Озабоченно она смотрит на сокурсника и желает только одного – помочь тому, какой бы ужас он ни увидел. Никакого основания, мотива этот порыв под собой не имел. Чего скрывать, Софи сама удивилась своей заинтересованности, но отступать уже было поздно. – Ладно, не хочешь говорить – не заставляю. – Она даже не обиделась. У каждого свои страхи, и не все могли с ними совладать. Люпин учил их бороться с боггартами, своего Фосетт так и не заколдовала. Просто потому, что не понимала, что он означал. Рейвенкловка еле справилась с практической частью того курса, что не было похоже на нее. А как справляться со страхами других не знала и подавно.

- Улыбаешься, - замечает девчонка и в который раз тычет мантией в Стреттона, - уже лучше. Хорошо, что еще не потребовалось делать тебе искусственное дыхание, а то тогда бы ты точно не ожил. Вот сам же сказал забыть о кубке, а сам! – Она провожает взглядом кинутую на трофей мантию и хмыкает. Кто еще из них двоих любит приключения на свою голову? Чем меньше знаешь, тем лучше спишь. Чем меньше играешься с зачарованными вещами, тем целее останешься.

- Мудрое решение. Кубки сами себя не почистят. Вот скажи мне, неужели так сложно эту грязную работу делать при помощи магии? Или они специально оставляют их пыльными, чтобы наказывать таких, как мы. Точнее, таких, как я. Ты то тут случайно. – Ой Фосетт, сама же признала. Теперь не отвертеться. – Ну да ладно, в споре победил ты. Это было очевидно. Я не всегда умею признавать поражение. – Что было довольно очевидным, но произнесенная фраза вслух приобретала неподдельную глубину мысли. Софи молча похвалила себя за откровенность, отмечая, что в любой другой ситуации никогда бы не стала признаваться. Это не было в ее стиле. Даже тогда, когда Флитвик пытался донести до нее, что она может быть лучше. У всех свое понимание «лучше», девчонка считала, что и так хороша во всем, чтобы она ни делала. А маленькие проигрыши – следствие поспешности и необдуманности. Так было и с кубком.

- Ты правда поделишься со мной? – Она садится рядом, вытягивая усталые ноги вперед. День и без того был насыщен приключениями, а теперь ее ожидала долгая часовая возня на коленках. – Только представь, в это время мы бы уже лежали в теплых кроватях и видели волшебные сны. Хотя мне всегда снится всякая чепуха. Что-то из прошлого. Старая школа. Длинные и светлые коридоры с малявками, которые толпятся перед кабинетом арифметики. Никогда не любила арифметику, хотя мама до этого старалась объяснить, но когда я впервые попала в школу, то ее уже не было. Некому было помочь. Все задирались, никто не понимал, о чем я говорю, все думали, что мне слишком много сказок читали в детстве, о которых они никогда не слышали. Это было так глупо. У меня даже друзей не было. Да и кто захочет дружить с сумасшедшей малявкой? – Дядя Кристофер учил не обращать на них внимание, хотя ему было невыносимо от того, что приходится вообще разговаривать с чудной племянницей. Софи его не винила, как не винила свою маму и отца. – Если бы я осталась в Штатах, чтобы тогда было? Не было бы всего этого. – Она выставила обожженную ладонь вперед, снова покосилась на закрытый мантией кубок. – Может быть со временем я перестала бы шокировать одноклассников. Стала бы обычной девчонкой, которая любит общественные науки и играет в баскетбол во дворе дома. – Софи вспомнила слова Стреттона. Все-таки он был ей ближе по духу, глупо было бы отрицать. Ближе, чем Стеббинс, который точно о таком и не слышал. Хотя рейвенкловка никогда еще с ним не говорила о маггловской части жизни, да и не собиралась. Как и не собиралась обсуждать это с Джереми. Но что-то в эту ночь пошло не так.
[pers]<a href="https://drinkbutterbeer.rusff.me/viewtopic.php?id=43#p291">Софи Фосетт</a>, 15 лет[/pers][info]Рейвенкло, 5 курс[/info][icon]http://s7.uploads.ru/eFMzm.gif[/icon]

+2


Вы здесь » Drink Butterbeer! » Pensieve » 01.04.95. Give me a reason