Drink Butterbeer!

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Drink Butterbeer! » Pensieve » 13.10.95. Ничего нового


13.10.95. Ничего нового

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

https://s4.gifyu.com/images/SELINA.gifhttps://s4.gifyu.com/images/source2067dc5b385ec3ce.gif
Adrian Pucey, Selina Moore
13.10.95
Гостиная Слизерина

Все тайное всегда становится явным. И в такие моменты просто необходим человек, который может поддержать и прочувствовать момент. Особенно, когда ты совершаешь coming out.

Отредактировано Adrian Pucey (28.04.20 23:11)

+1

2

Пьюси ощутимо нервничал. Весь день у него все шло из рук вон плохо. На занятиях он был так погружен в свои мысли, что не слышал, что говорили преподаватели. Знаете, как оно бывает? Сидишь за партой, пялишься в окно вместо того, чтобы записывать за профессором и вникать в процесс. А потом - хоба! - и не знаешь, что делать на практическом задании. Ну ладно, это не беда, весь пропущенный материал, Эдриан, конечно же наверстает, не первый раз и не последний. А вот что делать с навязчивыми мыслями, которые не давали слизеринцу покоя с того самого дня, когда они с Пэйджем распрощались в Косом переулке, довольные покупками и обществом друг друга, Пьюси и понятия не имел.

На самом деле, слизеринец давно подозревал, что с ним что-то не так. Уже года полтора, наверное. И пока все его немногочисленные друзья ходили на свидания к школьным прелестницам, а потом с охотой рассказывали о них, Пьюси сидел в спальне, погрузившись в чтение книг или же практиковался на поле до изнеможения. Сначала он думал, что ему просто неинтересны всякие там эти ваши шуры-муры. Потом, насмотревшись на друзей, он понял, что должен найти себе хорошенькую чистокровную слизеринку статуса ради, и даже пытался пригласить некоторых из них погулять. Но эти прогулки ничем хорошим не заканчивались. Пьюси быстро становилось скучно, а уж представить свой первый поцелуй с кем-то из них слизеринец и подавно не мог. И красивые они были, и с чувством юмора, и с безупречной родословной, но вот что-то было все же не так. И вот тут Эдриал начал понемногу догадываться, где собака порылась... Дело было не в девчонках, с ними как раз все было в порядке. Дело было в самом Пьюси.

Он очень тяжело воспринял тот факт, что ему не нравятся девушки. Не мог понять, что с ним происходит и почему он не такой как все. Как все его друзья, да и просто как все нормальные люди, которые его окружали. Он осунулся, стал более резким и нелюдимым, чем был. Все свое свободное время проводил на поле, бесцельно закидывая квоффлы в кольцо, отрабатывая приемы и всякие хитрости. Но пока он прокачивал свои физические навыки, забываясь таким образом, он совсем упустил ситуацию из-под контроля. А еще он постоянно видел Пэйджа в коридорах, в Большом зале, на том же поле, наконец. Тот махал ему и улыбался, а Пьюси не мог даже подойти, чтобы поговорить. Однако, потребность видеть Гранта у слизеринца стала маниакальной до такой степени, что Эдриан был в панике. Он испугался, наверное первый раз в жизни испугался по-настоящему.

И теперь он сидит в гостиной Слизерина, перед ним - Селина Мур, единственная девушка, к которой Пьюси относится с теплом и своей какой-то своеобразной любовью. Он относится к ней как к младшей сестре и только ей он может рассказать, что с ним происходит что-то не то, что ему страшно, что он в тупике. Друзья бы не поняли, Монтегю бы вообще попытался выбить из Пьюси эту дурь своими кулачными методами.  Грустно усмехнувшись, Пьюси взял ладони Мур и посмотрел ей в глаза.

- Со мной что-то не так, - он кашлянул, стараясь оттянуть момент, - вернее, я прекрасно осознаю что со мной. И я больше не могу тянуть это в одиночку, мне нужно поделиться с тобой. Извини за эгоистичность, но мне будет намного легче, если ты выслушаешь меня и мы сможем общаться после этого как раньше.

+1

3

Бывают такие дни, когда чувствуешь себя уставшим уже с самого утра. Вот сегодня у Селины именно такой день. То ли встала она не с той ноги, то ли сыграла свою роль эта внезапная небольшая истерика Меган, что она, видимо, поправилась, потому что юбка на ней не так сидит и вообще она скоро станет как Элоиза Миджен. Мур была не готова это слушать с самого утра и бросила в сторону Роусток просьбу не начинать капать на мозги, по крайней мере, до завтрака.

Вообще, Селина первые минут 30 после подъема предпочитала просто молчать, потому как концентрация яда в ее крови сразу после сна была максимальной и можно запросто нарваться на грубость, об этом ее соседки прекрасно знали, но Меган было свойственно не замечать то, что доставляет ей неудобства и продолжала что-то там говорить. В общем, Мур пришлось сделать усилие над собой, чтобы не отправить кузину и соседок по комнате искать где зимуют нарглы.

А после этого приходилось сделать усилие на уроках, чтобы не заснуть на лекции и не спалить что-нибудь на практических занятиях. Поэтому окончания этого длинного и утомительного дня она ждала с нетерпением. К тому же, отец недавно прислал книгу, которую буквально пару недель назад перевели с гаитянского креольского языка и в свободную продажу она вряд ли попадет, оно и неудивительно, магия Вуду явление в магическом мире достаточно опасное и темное. Она уже успела прочитать первые главы, тема ее заинтересовала, и хотелось продолжить чтение.

С такими мыслями она возвращалась в гостиную и, уже заходя в знакомый тупик, увидела профессора Снейпа, который в своей крайне доброжелательной манере напомнил о завтрашней отработке вместе с Монтегю. Мур послушно закивала и уже мрачнее тучи зашла в гостиную. Черт. Она и забыла об этом, и надеялась, что Снейп тоже забудет, но как же, такое шоу посреди дня в Хогсмиде вряд ли сотрешь из памяти. Интересно, что же они завтра будут делать, а может, он просто даст им дополнительное задание и отпустит? Монтегю же капитан команды как никак, а Мур… Мур вообще можно за красивые глаза простить! Настроение читать про наследственные проклятия пропало, а потому она не стала заходить в спальню и со всеми учебными записями прошла к камину. К тому же, она увидела человека, который мог запросто поднять ей настроение.

- Пьюсииии, - почти пропела девушка и села рядом с ним на диван, - а что ты здесь сидишь в гордом одиночестве? – Мур для верности обернулась, надеясь не увидеть ни какого-нибудь Монтегю, ни, Мерлин убереги ее от этого, Паммелла. Убедившись, что заклятых друзей на горизонте не видится, она снова посмотрела на Эдриана. И только сейчас Селина заметила, что Пьюси выглядит очень уж обеспокоенным и озадаченным. Да уж, похоже, у них обоих день прошел так себе. Потом произошло нечто немного странное для девушки, названный старший братик взял ее за руки и вдобавок так невесело усмехнулся. Мур замерла вся в напряжении, совершенно не представляя, что же такое произошло у Эда.

Она молча его выслушала и секунд на пять между ними повисло молчание, Селина думала, что друг продолжит свою мысль, но этого не произошло, и девушка выдала первое, что пришло в голову после таких слов:
- Ты чем-то болен? Что-то очень серьезное? Или… – Мур нервно закусила губу и пыталась по выражению лица Эдриана понять, права она или нет, - Эд, если ты продолжишь молчать, то тебе придется все рассказывать по пути в больничное крыло, потому что моя нервная система не выдержит.

+1

4

Очень сложно было вот так сидеть, смотреть Мур в глаза и не решаться сказать о том, что же тревожит его на протяжении весьма долгого времени. Почему никто, ни мать, ни отец, ни многочисленные няньки не рассказали ему о том, как на самом деле сложно жить? Конечно, стоило бы сделать скидку на подростковый возраст, может быть, все это половое созревание как-то сильно затянулось и Пьюси просто кажется, что он по уши влюблен в рыжего вратаря сборной Рэйвенкло? Может быть, так случается со всеми? Он тут же вспомнил о слизеринцах из их компании. Нет, определенно, со всеми такое не случается. В голове перемешалась огромная давящая гора мыслей. Как он мог упустить этот момент, как давно это все началось? Пьюси мог лишь примерно прикинуть, а на первый вопрос и вовсе ответить не мог. Мерлин всемогущий, почему все так...пугающе сложно. Почему он, Пьюси, любимчик судьбы, потомок древнего рода, завидный, в общем-то, жених, сейчас чувствует, будто судьба его обманула? Будто он получил звонкую пощечину от жизни? Нет, нет, нет, так не должно быть, это все неправильно. Он должен был окончить Хогвартс, жениться на чистокровной представительнице знатной волшебной семьи, обзавестись наследниками и управлять фирмой отца(производство уникальных магических драгоценных изделий). Вместе этого он влюбился в агрессивного, рыжего, не имеющего совсем никаких тормозов, Гранта Пэйджа. И что самое страшное - он скоро сдастся, прекратит бояться себя и своих эмоций и все тому выложит. По полочкам, так сказать, разложит. А потом, вероятно, получит по своему смазливому личику.

О том, чтобы рассказать родителям не могло быть и речи. Отец собственноручно применил бы на нем одно, а то и все три непростительных заклятия. Хотя, в принципе, отцу хватило бы Империо, чтобы привести сына в чувство. И Пьюси, возможно, никогда больше не узнал, что такое - быть не таким, как все. Эдриан покрылся испариной. Все эти мысли с дикой скоростью совершали восьмерки, мертвые петли и бочки в его умной до недавних пор, голове.

А Селина сидела напротив него, явно удивленная его фразой. Она-то, глупышка, подумала, что Эдриан чем-то сильно болен. Ох, если бы. Единственная болезнь, поразившая Пьюси, называлась Грант Пэйдж. И, по его личным ощущениям, дело неминуемо близилось к четвертой, неизлечимой стадии. В гостиной стало тихо, все понемногу расходились по спальням, горящих свечей осталось уже не так много. Сколько же Пьюси тут просидел, ожидая Мур?

- Селина, успокойся, ничем я не болен, - он попробовал изобразить подобие улыбки и решил, что либо сейчас, либо никогда. Если он сейчас ей все не расскажет, то не решится на это. А чтобы преодолеть свою боязнь чего-либо, нужно это сделать, это правило Пьюси с детства знал. Собственно, летать он научился только потому, что следовал этому принципу.

- Селина, ты же обещаешь, что не убежишь и не упадешь в обморок? - это был риторический вопрос, ответ на него слизеринца не волновал, - ну так вот, я почти на сто процентов уверен в том, что я гей. И я люблю Гранта, мать его, Пэйджа, до чертовой дрожи в коленках.

Отредактировано Adrian Pucey (02.05.20 01:49)

+2

5

Услышав, что Эдриан здоров, Мур непроизвольно издала вздох облегчения. Возможно, это показалось несколько глупым и нелепым, но за прошедшее лето стала с большим трепетом относится к здоровью своих близких. В первую очередь, это, конечно, касалось ее семьи, но Эда она считала практически семьей, а потому волновалась о нем не меньше. Этим летом судьба преподнесла семейству Мур неприятный сюрприз в виде... недуга Джорджины, если так можно выразиться. Вернее, в начале лета все члены семейства Мур-Льюис отказывались принять тот факт, что с всегда доброжелательной, смешливой и жизнерадостной Джорджиной могло быть что-то не так. Никто практически не пытался разобраться что же изменилось в характере всеобщей любимицы Джо.

Она не брала кисть в руки с начала мая; сначала с большой неохотой ходила с Ричардом на деловые ужины и мероприятия от издательства, а под конец лета и вовсе перестала появляться на людях. Много лежала в постели, вставала лишь к обеду, она даже практически отказалась от ежегодной поездки в Грецию. В конце концов отец Селины решил вызвать врача на дом, какое было удивление, когда миссис Мур было рекомендовано посетить психотерапевта. Как оказалось, у Джорджины Мур депрессия. Остаток лета она проходила терапию, и сейчас, судя по письмам, которые стал писать наконец не только отец, ей было гораздо лучше.

Кому-то такой недуг может показаться несерьёзным и надуманным, а потому Селина не рассказывала о ситуации в семье никому, но продолжала волноваться. Может именно поэтому сказанное Эдом она восприняла именно в таком ключе, но что он сказал дальше, повергло ее в шок. Если бы она сейчас стояла, то точно бы упала.
Эдриан Пьюси, носящий благородную фамилию чистокровного рода волшебника и наследник бизнеса по производству чего-то там – гей. Более того, он влюблён в...

– Гранта Пэйджа? Это с которым вы к Малкин ходите? Обалдеть. – слова сами вырвались и осознав, что, наверное, не таких слов ожидал услышать Пьюси, она спешно закрыла себе рот руками. Она была готова поставить галлеон, что видок у неё был что надо - выпученные глаза, которыми она так часто моргала, что казалось, она может взлететь на своих ресницах. Она несколько секунд пыталась переварить информацию и продолжала смотреть на Эда. Круцио ей в печень, и как она могла не заметить этого раньше?! Побоявшись, что Эд встанет и уйдёт от такой реакции, Мур поспешно обняла друга за плечи.

– Эд, прости-прости-прости, я просто очень удивлена и вообще не думаю, что говорю, – последние слова она произносила практически в плечо Пьюси, а после постаралась его обнять ещё крепче. Надеясь, что Эдриан на неё не злится и остался жив после ее удушительных объятий, Мур отпрянула от него и пристально посмотрела в глаза.

– Я хочу чтобы ты знал, то, что ты сказал, абсолютно не поменяет моего отношения к тебе, ясно? Даже не надейся, – она приподняла уголки губ в улыбке, – я не представляю насколько сложно было тебе сказать эти слова и как долго (кстати, как долго?) ты собирался их сказать, но это смело, честно, признаться в этом себе, признаться мне... О, Мерлин, я просто... – Селина не выдержала и снова повисла на шее Пьюси.

+1

6

С души как будто бы сразу не просто камень упал, а нормальных таких размеров булыжник. Перед тем, как пойти признаваться Селине, Пьюси представлял их разговор тысячу и один раз. Варианты развития событий были разные - от отказа Селины с ним общаться после того, что она узнала и до ее же обморока со всевозможными последствиями. Поэтому, как уже можно было понять, нервничал слизеринец изрядно. Наверное, он не нервничал настолько даже перед церемонией распределения на первом курсе. Что ж, дело сделано, слова сказаны, пути обратно нет.

Однако же, Мур оказалась гораздо лучшим человеком, чем, по всей видимости, Пьюси о ней думал. Она, конечно, удивилась, но эта реакция была совершенно нормальной для человека, который знает другого чуть ли не всю жизнь, а потом узнает о нем что-то такое, что в корне меняет представление о нем. Хотя, возможно, она и догадывалась. А когда она по-сестрински обняла Эдриана за плечи, то он почувствовал такое облегчение и свободу, что любой эльф-домовик бы позавидовал. Пьюси ликовал. По всей видимости, он действительно умел выбирать людей, которых можно впускать в свою жизнь, не боясь предательства и какой другой подставы. И как же ему повезло с той, которую он назвал своей младшей сестрой.

- Ага, - как-то сухо кивнул он на вопрос об объекте обожания, - слушай, ты и представить себе не можешь, насколько ты помогла мне! Я себя таким счастливым, насколько это возможно, не чувствовал уже очень давно.

Он обнял Селину в ответ крепко-крепко и растрепал ее белокурые волосы. И теперь все было хорошо. Все переживания, страхи, ненависть к себе куда-то улетучились, не оставив после себя ни следа.

+1


Вы здесь » Drink Butterbeer! » Pensieve » 13.10.95. Ничего нового