Drink Butterbeer!

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Drink Butterbeer! » Pensieve » 15.07.93. Пати у Амброзии на хате


15.07.93. Пати у Амброзии на хате

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

http://forumupload.ru/uploads/001a/2e/af/262/429707.gif http://forumupload.ru/uploads/001a/2e/af/262/570066.png http://forumupload.ru/uploads/001a/2e/af/262/507000.gif
http://forumupload.ru/uploads/001a/2e/af/262/217425.png http://forumupload.ru/uploads/001a/2e/af/262/402577.png http://forumupload.ru/uploads/001a/2e/af/262/640463.png

Marcus Belby & Sullivan Fawley
15 июля 1993 года
Дом тётушки Амброзии

Что может быть лучше теплой семейной вечеринки?

Отредактировано Sullivan Fawley (13.08.20 01:28)

+3

2

Что может быть лучше теплого вечернего чаепития у тетушки Амброзии?
В гости соберутся все местные ведьмы - "девочки", как они до сих пор себя называют. Ветеран аврората миссис Гридич, например - суровая женщина, ка-ак гаркнет, да ка-ак ударит кулаком по столу, так искусственная челюсть у ней и выскочит! Или противная, пошловатая, густро накрашенная на все лицо миссис Кармен Дезарио - вечно она повторяет, что племянники Амброзии выросли "такими сладкими пирожочками, интересно, с чем, может, с яйцами, ха-ха-ха". Или старая - старше остальных лет на сто, не меньше, - миссис Вродемроги (мальчишки между собой называли ее миссис В-рот-мне-ноги), которая постоянно забывает, какой сейчас год, и упорно называет Салливана Гектором.
А еще, а еще...

- А еще, сегодня обещала прийти миссис Бирч с дочерью, - говорила тетушка Амброзия, торопливо вытирая обеденный стол; скорость, с которой работала заколдованная тряпица, ее категорически не устраивала. - Маркус, деточка, подай мне во-он ту вазочку... Так вот! Между прочим, Бирчи - хорошая чистокровная семья. А их дочка, говорят, просто милашечка...
- Которая сквиб? - равнодушно уточнил Маркус, заклинанием снимая с полки нужную вазочку.
Амброзия всплеснула руками:
- Да как же сквиб, если не сквиб! Девочка на домашнем обучении! Навыдумывали - сквиб!.. А какое приданное за ней дают!.. Ну что ты глаза закатываешь? Вазочку достал? Дай сюда нормально, не балуйся с магией! Уронишь еще!
Маркус протянул тетушке вазочку и встал у комода, оперевшись плечом о толстую дверцу и скрестив на груди руки. Выражение лица у него было нечитаемое: то ли вежливая насмешка, то ли грустная ирония.
- Ну-у-у и кого из нас ты хочешь на ней женить? - поинтересовался он.
Амброзия Фоули чуть покраснела.
- Женить?! Мерлин! Это уж святая обязанность ваших родителей, а не моя, - воскликнула она и в сердцах бросила на стол тряпку. - Я уж и не знаю, о чем они думают. Тебе, я полагаю, невеликое наследство достанется - все, поди, этот... кхм, мистер Белби на свою коллекцию потратил! Если бы была жива моя сестра, твоя бедная матушка, она бы никогда такого не допустила! Ну, а Салли - он и вовсе третий из пяти братьев. Пятеро юношей! И всех надо устроить на хорошие места, всех женить! Вот что: фыркай себе, сколько хочешь, но если бы Салли женился на мисс Бирч, то ее папенька помог бы ему с работой в Гринготтсе... Вот, кстати, где он сам, этот Салливан Фоули?! Почему бы ему не помочь мне на кухне, а?!
Маркус пожал плечами:
- Ты же сама сказала ему не показываться тебе на глаза. Ну, там... что он тебя только расстраивает, что у тебя сердце больное, что после проклятия у тебя припадки, в глазах темнеет...
- Хорошо, хорошо! И правда, он меня расстраивает! Вот ты - пошел бы и поговорил с ним! Чего ты здесь крутишься?..
- Так ты же сама!.. - Маркус возмущенно указал обоими руками на несчастную вазочку.
- Да вы оба издеваетесь! - воскликнула Амброзия, замахиваясь на него полотенцем. - Иди, поговори с ним! Он уже не ребенок, а почти взрослый молодой человек! Он должен понимать! А он вместо этого не пойми, чем занимается! Что он устроил на дне рождения дедушки?! Ужас! Никогда не поверю, что это было не баловство! А теперь? Что за ужасные звуки - слышишь?! Я уверена, что он связался с дурной компанией и занимается темной магией! Может, прямо сейчас он там кого-то вызывает вот этими звуками! Иди посмотри! И скажи ему нормально одеться! И скажи ему, что придет миссис Бирч с дочкой! И что она не сквиб! И чтоб причесался, наконец!..

Маркус со вздохом отлепился от комода и неспешно поднялся наверх по скрипучей лестнице. Старый дом тетушки Амброзии, родной и с детства знакомый! Вот здесь, на косяке кухонной двери - зарубки и надписи, даты и дюймы, удивительное свидетельство тех лет, когда не только Салли и Маркус, но и Артур с Ланселем были ростом не выше Флитвика. У подножия лестницы перила можно быстро снять - и это надо делать тогда, когда кто-то из братьев сверху только начал съезжать вниз. Третья от верха ступенька - скрипучая, об этом надо помнить, когда выходишь ночью из дома! А вообще, наверху, в общей спальне прямо у окна стоит старая яблоня, и если хочешь удрать незаметно - то спускаться лучше по ней, прямо с подоконника на ветку и вниз, в сад.
Все было на своих местах, как прежде - и все было по-другому. Артур и Лансель выросли и больше не приезжали к тетушке Амброзии, балуя ее только открытками на День Рождения и на Рождество. Некоторое время, несмотря на все свои разногласия, прежнее очарование этого дома - исходной точки всех их детских приключений, - могли чувствовать Салливан и Маркус. Но постепенно и для них оно исчезло. В этом году, приехав к тетушке на лето, Маркус вдруг ясно понял, что тот дом своего детства ему уже никогда не вернуться. Это все равно, что пытаться одеть старые ботинки, из которых ты давно вырос. Наверное, это понимала и сама Амброзия - даже если сопротивлялась до последнего. С ней стало теперь грустно и суетно; из веселой хохотушки она превратилась в вечно тревожную ворчунью. А ее слова "Ах, как быстро дети растут!" звучали, как признание какой-то огромной утраты.
Наверное, и Салли тоже... Хотя тут уж ничего нельзя было сказать наверняка. Именно сейчас никто из многочисленной родни не понимал, что творится в душе у Салливана Фоули.

Маркус открыл дверь в общую спальню на втором этаже, скользнул внутрь и побыстрее захлопнул - снизу доносились причитания Амброзии. Он со вздохом прикрыл глаза и покачал головой, без слов объясняя кузену, что с тетушкой все плохо и лучше ей на глаза не показываться.
- Что ты делаешь?

Отредактировано Marcus Belby (30.08.20 02:34)

+2

3

    Салливан устал. Откровенно устал от этих странноватых людей, окружающих его. Все пытались научить его жить, говорили, что ему делать и жаловались на то, как бессовестно он отдаляется от семьи. Никто. Никто даже не пытался узнать, что именно гложет Фоули и почему ему откровенно чхать на то, каким будет его будущее. Он живёт здесь и сейчас, и он не считает нужным прочитать конспекты по истории магии, чтобы сдать хорошо экзамен, а потом получить престижную должность в Министерстве и зарабатывать большие деньги, увеличивая капитал и влияние семьи. Нет ... какая, к импу, история магии, когда подростковый максимализм рвётся наружу и рушит всё, что было строго воспитано родителями годами? Салли только недавно нашел очередную стезю для своего нерастраченного на учёбу потенциала, и имя ей - музыка. Он и раньше играл на музыкальных инструментах, но никто прежде не занимался тем, чтобы самостоятельно писать. Всевозможные произведения великих классиков нагоняли неимоверную тоску на Фоули, когда он только прикасался к клавишам фортепиано или брался за гитару. Нет уж ... Его недавнее сольное выступление на дне рождения дедушки повергло всех в шок, и парень понял, что вот оно то, что стоит его внимания - собственная музыка и собственные стихи.

   Родители с прохладой отнеслись к новому увлечению своего сына, прекрасно зная, что пройдёт несколько недель и Салли забудет о том, что когда-то хотел покорять концертные стадионы. Но Фоули это не волновало. Он с воодушевлением взялся за новое дело, вооружившись кучей собственных проблем, приправив их бурной фантазией. Приглашение тётушки Амброзии провести месяц-другой в её доме стало своеобразной отдушиной для юного таланта. В доме Фоули заниматься творчеством было невозможно, потому что все вокруг жаловались на громкие звуки, а задрот Юстас то и дело бегал к родителям, чтобы доложить о том, что Салли опять делает эту штуку. Этой штукой он называл очередное увлечение своего брата. Йога. С ней хаффлпаффец познакомился, когда в школе стали изучать культуру магглов. Невинная система развития личности настолько захлестнула Салливана, что он уже не представлял своей жизни без каждодневных медитаций. В родительском доме сосредоточиться и погрузиться в себя было невозможно, а у Амброзии - тишь да гладь.

   Сейчас Фоули пребывал в своей излюбленной позе шавасана, распластавшись на полу и уставившись в потолок. Не издавая ни единого звука, он шевелил губами, подпевая граммофону, откуда доносились чарующие звуки "Оргии мертвых домовиков". Ещё один из пунктиков, за который Салли получал по шапке дома. Мало того, что он слушал "дьявольскую музыку", так ещё и начал подражать ей исполнителям. Фоули отказался стричься и заявил о своём намерении отрастить волосы. В доме тётки Амброзии претензии на внешний вид парня не прекратились, но она хотя бы не бегала за племянником с волшебной палочкой, пытаясь навести порядок у него в на голове.

Я тоооонкими струями режу вчерааааашний пюпитр,
А в небе стреляет заманчиво детский ревааааанш.
Слегка подождёёёёём и сквозь гулкие иииискры субтитр
Узрим одну многоножку и даже Ла-Мааааанш ...

[indent] Звук захлопнувшейся двери заставил Салливана повернуть голову в сторону, опасаясь того, что Амброзия снова пришла сетовать на то, в каком виде он появился перед гостями. А что? Чем меньше одежды, тем лучше. Фоули любил, когда его мысли ничто не стесняет. Но надо было хотя бы предупредить, что сегодня должно было состояться собрание "девочек", а то потом ещё долго пришлось применять Репаро к разбитым кружкам. В комнате показался Маркус и жестом показал, что к тётке лучше не соваться. Как будто Салли рвался помаячить у неё под ногами!

  - Познаю бренность физического мира и жалкость человеческой жизни, - монотонным голосом ответил парень своему кузену. Он не был уверен, что Маркус поймёт всю глубину его страданий, не только потому что они были далеко не самыми близкими друзьями, а потому что Салливан был уверен, что тот был материалистом, который находил себя в страницах книг, к которым был привязан. Маркус был ещё одним интересным добавлением к дому тётки. В доме Фоули было двоякое отношение к семейству Белби, ведь с одной стороны это были уважаемые волшебники, но с другой - это ж надо было Мартиции Фоули выбрать себе в мужья самого странного, повёрнутого на артефактах или ещё хуже тёмной магии Бонифатиуса Белби!!! Сам же Салли никогда не страдал этими предрассудками. Волшебник - и то хорошо. С Маркусом они были одногодками: вместе поехали в Хогвартс, а также вместо проводили каникулы у тётушки, но особой дружбы никогда не наблюдалось.

Отредактировано Sullivan Fawley (30.08.20 05:57)

+1

4

- Мда? - со нескрываемым скепсисом откликнулся Маркус, окинув взглядом кузена, лежащего на полу в чем мать родила. - Ну здорово, конечно.
Он запер дверь на щеколду. Отпирать без спросу Алахоморой тетушка бы не стала. Все-таки что-то от истинной леди в ней осталось на всю ее долгую бурную жизнь. И, стало быть, внезапно войдя в комнату, Амброзия не познала бы бренность мира вместе с Салли, а точнее - от одного его внешнего вида. Маркус тяжко вздохнул, оглядел комнату и прислушался.
Ого, вот оно как! Это и были те самые "звуки" на которые жаловалась тетя. Вернее - нет, это была музыка, Маркус сразу услышал. Но это была очень странная и жуткая музыка, и он не был уверен, что слушать такое вообще безопасно. Кажется, что-то похожее звучало из патефона одного барыги в Лютном, очень странного и мутного типа, а через полгода тот парень помер, и даже в Лютном не знали, от чего. Поэтому, на всякий случай, Белби постарался не прислушиваться. И снова посмотрел на кузена.

Салли всегда казался ему блеклой и бледной подделкой под своих братьев. Как в сказке, где старший сын у короля был само совершенство, средний тоже молодец, каких поискать, а младший - дурак. Юстас, правда, был, хоть и тоже младший, но в целом нормальный. Когда же родился Грим, то всем уже стало ясно, что проблема не в порядке по старшинству.
В сказах, надо заметить, тот самый никудышный принц, которого все считали дураком, потом оказывался самым главным героем. Но это было, наверное, не про Салли.
Он был какой-то... ну. Никакой. Других слов у Маркуса для кузена не находилось. И не только у Маркуса. Многочисленные друзья, знакомые и просто мимохожие льстецы семьи Фоули как только не расспытались в похвалах: будущему-министру Ланселю, будущему-квиддичному-чемпиону Артуру, самому-лучшему-папиному-помощнику Юстасу, умничке-маминому-сокровищу-Гриму и... м-м-м... э-э-э... и конечно, дорогушечке-Салливану. Только тетя Амброзия да его собственные родители, кажется, всегда верили, что мир еще услышит про этого мальчика. Но это было склонностью всех Фоули - воображать в своей малышне исключительные таланты. Покойная Мартиция Белби, в девичестве Фоули, тоже считала своего сына настоящим гением вселенского масштаба - и вот он стоял, Маркус Белби, подпирал спиной дверь и уныло чесал репу в бесплодных попытках сообразить, что на все это сказать.
На языке вертелось только одно - ну и что, Салли, долго ты будешь так паясничать?
Не верилось, что кузен все это всерьез. Ну там, может, ему тоскливо, как-то плохо морально, может, он плохо выспался и отравился тыквенным соком, приболел и слегка помутнел сознанием - но это уже должно было закончиться. Слова "Салли" и "всерьез" никак не вязались друг с другом в сознании Маркуса. Последнее салливановское "всерьез", помнится, закончилось то ли на десятой, то ли на двадцатой карточке от шоколадных лягух. Так что же происходит?
- Там скоро "девочки" придут, - Маркус обозначил кавычки пальцами в воздухе. - Амброзия просила посмотреть, не вызываешь ли ты тут демонов, а еще сказать, чтоб ты оделся, расчесался и побыстрее женился на сквибке Бирч. Так что - я передал, остальное - дело твое... - Маркус отлепился от двери, подошел к патефону, чтобы поставить потише, и все-таки спросил: - Что это у тебя играет? Охренеть можно.

Отредактировано Marcus Belby (30.08.20 03:23)

+2

5

    Фоули ничего не ответ на многозначительное маркусовское "мда?" Он лишь повернул голову, возвращая её в прежнее положение. Он обнаженный лежал, расставив руки и ноги. Он только учился постигать все прелести позы шавасана, но она уже уже успела стать любимой позой в йоге. А совсем недавно Салливан открыл для себя, что верха духовного просвещения ему удаётся достичь именно тогда, когда его тело не обременено одеждой или или другими какими-либо заботами. Максимум, что он себе позволял в такие моменты - это носки. Всё-таки иногда холодно босым ножкам бегать по холодному полу. А при занятиях йогой потоки вдохновения пронизывали тело парня, а затем никак не могли выйти из него, потому что выход (как думал Фоули) был именно через пятки, а в носках этот выход был запечатан. Вот краткая история о том, как Салли ловит свою музу.  А сейчас даже появление кузена в комнате не должно помешать достижению гармонии.

   Кто такая Бирч Фоули не знал. Но то, что у каких-то знакомых есть девочка, которая находится на домашнем обучении он слышал. Но запоминать всякие ненужные имена было не для Салли. Кем бы ни была эта Бирч, сквибом или нет, но парню было искренне жаль её. Домашнее обучение - вот мерзость. Как бы Фоули ни был равнодушен к учёбе, он всё равно не хотел бы менять стены Хогвартса на персональные занятия с частными учителями. На последнем курсе у него добавилось два новых предмета, а значит времени на свои личные дела стало куда меньше, поэтому он стал прогуливать некоторые уроки или притворяться больным. А дома пришлось бы находиться под постоянным наблюдением. Ну и дома с друзьями напряг. Не будет же он играть с мелким Гримом, который по слухам ещё с клеенкой по ночам спит.

Быть может, внутриииии терпеливых бесчисленных фраууууууу
Смещается к ластикааааам пьяная злая мечтаааааа,
А ежели таааак, то придирки к соломенным Маоооо
Имеют лишь гооооорлышко и половинку кротаааааа.

- Это "Оргия мёртвых домовиков", - коротко ответил волшебник, продолжая пялиться в потолок, - Но ты слишком нежен для такой музыки. И не вздумай выключать, сейчас припев будет, - добавил он, краем глаза заметив, как Маркус приблизился к патефону. То, что от его музыки в доме докси мрут, он уже давно заметил, но всё равно парень никому не позволял вмешиваться в его духовное музыкальное развитие. Дома все плевались от того, какие группы слушал Салливан, а старшие, кто мог пользоваться волшебной палочкой, не раз накладывали заглушающие заклинания на его патефон. Но вот у Амброзии был большой дом, где всегда можно было найти укромное местечко, чтобы вдоволь наслушаться любимой группы. - И раз ты совой заделался, то можешь передать ей [Амброзии], что ни на ком я жениться не собираюсь, а расчёсываться тем более, - также монотонным голосом добавил Фоули, не дрогнув ни одной мышцой тела.

+1

6

Маркус в ответ только скривился: мол, ничего я больше передавать не буду, сам ей скажешь, когда она возьмет тебя за яйца. Но "Оргию мертвых домовиков" выключать не стал. Осторожно и как будто немного брезгливо он сел на пол возле патефона и прислушался. До сих пор его любимой музыкой была тишина. Блеяние Селестины Уорлок и всех ей подобных из тетиного радиоприемника он демонстративно презирал, "Ведуньи" казались ему слишком шумными и вздорными. Ничего другого, кроме этих популярных, на каждом углу, из каждого патефона игравших музыкантов, Маркус не знал. И сейчас вслушивался в песню "Оргии" со смесью недоверия (откуда вообще Салли это выцепил?), возмущения и любопытства (ну, и что они еще выдумали, это чокнутые?) и тщательно скрываемого восхищения - потому что это было круто. Драматично. Серьезно. И прям так... мощно. Ужасно, конечно, просто кровь из ушей - и все-таки, что-то в этом было, что подневольно цепляло за душу.

Сообразив, что он как-то уж слишком развесил уши, Маркус пренебрежительно хмыкнул.
- Охренеть можно, - повторил он, качая головой, когда песня закончилась, - от таких названий.
Он поднялся с пола, подошел к окну и, упершись локтями в подоконник, стал смотреть вдаль, где вересковые пустоши обрывались белыми дуврскими скалами прямо в море. Дом тети Амброзии располагался почти у самого берега, и имел презанятную историю. Дедушка Гектор министром пробыл недолго, но успел сделать все необходимое. Трое его детей, покидая родительское гнездо, имели самые лучшие возможности в жизни. Только вот тетя Амброзия даже не попыталась ими воспользоваться. Она расторгла помолвку с нелюбимым женихом, забрала свою часть наследства от бабушки и половину его потратила на покупку древнего, насквозь магического замка на берегу Ла-Манша, осиротевшего после очередной канувшей в лету чистокровной династии. А вторая половина тетиного состояния ушла на то, чтоб снести этот замок от шпилей до темниц к драккловой матери. Дело это было сложное: убрать защитные чары со стен смогли только лучшие заклинатели Европы, да и то не с первой попытки, а чтобы избавиться от инферналов и упырей, лавиной хлынувших из разрушенных подземелий, вызывали ударный отряд авроров.
По мнению медиков из Мунго, древнее проклятие, настигшее тетю Амброзию как раз в то время и сильно испортившее ей жизнь, было последним приветом от варварски уничтоженного старого замка. Но она была истинной Фоули - и не отступала ни перед чем.  На освободившемся месте она построила маленький, но уютный двухэтажный коттедж и, как настоящая воспитанница Хаффлпаффа, разбила рядом садик с теплицей. На все вопросы Маркуса, мол, а нельзя ли было купить землю в паре миль отсюда и там поставить свой дом, она отвечала:
- Деточка, отсюда открывается прекрасный вид на море. Со всех других мест на берегу море и скалы выглядят немного иначе. Я всегда хотела, чтобы из моего окна открывался именно такой вид. Я знаю цену деньгам, деточка, но цену мечтам я тоже знаю.

Маркус оглянулся на кузена. Ладно, допустим, тот был не первый чудак в истории образцово-консервативного рода Фоули. Но тут-то даже тетя Амброзия не признала в нем своего.
"Салли, что ты делаешь? - хотелось спросить. - Хорошо, вот в данный момент ты там что-то познаешь, какую-то бренность мира. Но вообще - что с тобой? Ты серьезно, что ли, вляпался в какую-то секту или что?..".
Но, пожалуй, они были не настолько дружны, чтобы так лезть друг другу в душу. И Маркус, вновь отвернувшись к окну, принялся смотреть на море и дуврские скалы, столь милые сердцу тетушки Амброзии.

Отредактировано Marcus Belby (09.11.20 22:54)

+1


Вы здесь » Drink Butterbeer! » Pensieve » 15.07.93. Пати у Амброзии на хате