Drink Butterbeer!

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Drink Butterbeer! » Pensieve » 13.10.95. Burn or ruin


13.10.95. Burn or ruin

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

http://sd.uploads.ru/t/9QOVF.gif http://sh.uploads.ru/t/41s50.gif

bastille — doom days

lisa turpin & ernest macmillan
13.10.1995
school library

гордыня — смертный грех

Отредактировано Lisa Turpin (27.06.19 00:22)

+4

2

Вот в чём Лиза никогда не будет помощником - так это в учёбе. Как-то пару раз она пыталась помочь младшекурсникам с зельями, так только накричала на них и, кажется, отбила всякое желание учиться. Нет, это точно не про неё. Да, Лиза привыкла надеяться только на свои мозги и не понимала, когда ребята обращались к друг другу за помощью - это ведь медвежья услуга!

Ну, никто особо и не стремился получить от Турпин полезный совет /жизненный тем более/, а она и не навязывалась - её знания, её труды, всё правильно. Поэтому, когда Лиза приходила в библиотеку, она старалась находить самое тихое и уютное место, где можно было погружаться и забыть обо всём.

Лиза выбрала древние руны по совету мамы - она как-то рассказывала, что знания древних рун помогли деду спасти какого-то маггла-искателя сокровищ в Южной Африке. Да, забавная, наверное, вышла тогда ситуация. Но рейвенкловка и сама интересовалась этим предметом, так как ей тяжело давалась История магии, а руны - хоть что-то, отдалённо напоминающее историю мира. Неплохая альтернатива, если подумать.

Вытащив из сумки все карты и записи с первого занятия, Лиза устроилась поудобнее и закрипела пером. Вообще, желательно в момент работы Турпин не трогать - может последовать не совсем адекватная реакция. Но кто-то, видимо, об этом негласном правиле ещё не знал, потому что девушка неожиданно услышала шорох у стеллажей. Отлично. Персона нон-грата или местное привидение пожаловало?

+4

3

К рунам Эрнест имел особую предрасположенность. Это было что-то сродни генетической памяти. Может, во всём была виновата так превозносимая чистокровными красная жидкость или где-то ещё - в костях, под кожей, на обратной стороне век - отпечатались древние знаки, которые высекали грубыми кинжалами его предки.

С футарком Макмиллан был знаком с раннего детства. Сложно избежать этого, когда твоя мать – рунист и специалист по скандинавской истории. Миссис Макмиллан не то чтобы уделяла сыну особенно много внимания, но ей отчего-то нравилось учить мальчика расшифровывать руны и гадать по ним. У Эрни был даже собственноручно сделанный набор: богато расшитый мешочек из телячьей кожи и набор высеченных на кости рун. С предсказаниями у него не складывалось (для этого, мама говорила, нужно уметь чувствовать руны), но тексты он уже до школы переводил достаточно бегло.

На третьем курсе Эрни не раздумывал над выбором дополнительных предметов: древние руны он вписал на пергамент первыми. Ему нравилось изучать остальные многочисленные рунические языки, для этого у Эрни были хорошая память и прилежание.

Макмиллан пришёл в библиотеку, чтобы сделать дополнительное (со звёздочкой) домашнее задание от профессора Бабблинг, которое та выдала своим лучшим ученикам. Эрни предпочёл бы быть единственным таковым, хотя бы потому, что мадам Пинс сказала, что все необходимые редкие пособия забрала одна дама, которая устроилась в самом дальнем конце библиотеки.

- Турпин, мы снова встретились, - у Макмиллана уже были предположения о том, кто взял его книги до того, как он её увидел. – Мерлин сказал делиться, а мадам Пинс, очевидно, его поклонница. Я тоже пришёл разбираться с заданием по рунам. Не волнуйся – закончу быстро, тебе не придётся делить пособия со мной слишком долго.

Эрни поставил сумку на стул и сам сел на свободный, небрежно откинувшись на спинку.

Отредактировано Ernest Macmillan (25.06.19 23:46)

+4

4

У Лизы холодные тёмно-зелёные глаза, от взгляда которых жутко и тоскливо становится; Лиза знает это и часто пользуется впечатлением, которое производит. Казалось, что и сейчас - идеальная расстановка сил: она - на коне, с стопкой нужных материалов по рунам, и объективно лучшая в этом предмете на их курсе; он - чёртов Макмиллан /с которым у неё не ладится, кажется, ещё с первого курса/ - пришёл, чтобы развернуться и уйти.

Лиза молча смотрела на Эрни, в душе отчаянно надеясь, что её взгляд отворотит его от такой компании, но нет - парень не из робкого десятка. Турпин медленно выдохнула и тут же почувствовала, как парень нарушил гармонию воздушного пространства рядом с ней, опустившись на соседний стул. Нет, она не психопатка и никогда никого не прогоняет, иногда ей даже нравится сидеть с кем-то за учебниками /в молчании, желательно/, так уютнее, что ли. Но...с Эрнестом ни о каком уюте нельзя было мечтать.

В общем-то, у рейвенкловки не было особых предубеждений на его счёт. Она знала, что он имеет определённый авторитет на своём факультете, знаком с Поттером и /да, это сложно признавать/ весьма неплох в древних рунах. Этой информации Лизе было достаточно, чтобы лишний раз не заговаривать с парнем - здоровая конкуренция на курсе, конечно, никому ещё не приносила вреда, но девушка каким-то шестым чувством ощущала опасность их дуэта. И, кажется, неспроста.

Лиза всё так же продолжала изучать Эрнеста, непринуждённого и такого самоуверенного, что дух захватывает, и всё-таки не выдержала. Откинув перо в сторону, Турпин развернулась всем корпусом к Макмиллану и безаппеляцилнным тоном заявила:

- Ну, здравствуй, Макмиллан. Скажи мне на милость: почему ты выбрал именно сегодняшний день, чтобы подготовиться к рунам, м? Занятие через неделю, тебе что, заняться больше нечем? - вообще-то, она искренне не понимала, как его занесло сюда и почему именно в момент, когда она настроилась выполнить все задания по рунам.
- Давай решим всё переговорами, идёт? Предлагаю тебе погулять часок-другой, а потом я с удовольствием отдам тебе все книги - только, умоляю, избавь меня от своего общества, - беззлобно добавила рейвенкловка и вернулась к пергаменту, на котором уже начала выводить первые руны.

Отредактировано Lisa Turpin (26.06.19 01:29)

+3

5

Эрни нравился зелёный цвет: глубокий, насыщенный, благородный. В его доме было много зелёного и зелёный сад снаружи, но цвет глаз этой Турпин был другим. Зелёный всегда знаменовал торжество жизни, в то время как глаза девушки были холодными и тоскливыми. Одним мрачным блеском в них Турпин выражала своё неудовольствие от присутствия Макмиллана, но он сидел напротив, будто ничего не понимал. Иногда быть умным – это вовремя притвориться тупым.

С Лизой они почти не были знакомы до этого: иногда встречались на общих дисциплинах, пару раз даже сидели рядом. Молча. Турпин порой ужасно напоминала Эрни его самого, оттого и отталкивала. Мы не терпим людей с теми же недостатками, что у нас самих, говорил Оскар Уайльд, и Эрни был склонен с ним согласиться.

Перо слишком громко ударилось о стол в тишине библиотеки, когда Лиза его отбросила. Макмиллан почти вздрогнул, но вовремя опомнился и только небрежно повёл плечами, вопросительно вздёргивая бровь.

- Как и ты, я не люблю оставлять дела на последний момент. Зачем спрашивать такие глупости? Увы, но у меня есть привычка общаться с людьми, - «в отличие от тебя» - так и не было сказано, - поэтому через часок-другой у меня есть другие планы.

Эрни раскрыл чистый пергамент и деловито пристроил чернильницу на столе. Откровенно говоря, даже если бы у него не была назначена встреча, Макмиллан бы ни за что не отступил. Просто потому, что для себя он уже всё решил: сегодня и именно в это время он должен был сделать задание по рунам.

- Ты не передашь мне вон тот словарь, пожалуйста?

Отредактировано Ernest Macmillan (26.06.19 20:58)

+4

6

mumford & sons - october skies

Лиза смотрит на него непроизвольно даже - ей бы просто отвести взгляд, молча взять в руки перо и заняться делом, но нет, она продолжает изучать Эрнеста, словно перед прыжком /на врага/. Ей хочется, чтобы он понял - она не хочет работать вместе, ей просто тяжело эмоционально, в конце концов, они не друзья и даже не приятели. Но он не понимает, а Турпин рассматривает парня чуть внимательнее /она никогда не тратила на него своё время/, отмечая непривычно ровную осанку, цепкий и проницательный взгляд, а ещё цвет волос - он неожиданно кажется Лизе таким необычным, что она даже засматривается; ненадолго, впрочем. По крайней мере, теперь рейвенкловка имеет больше представления о том, с кем она делит все вторые места на многих предметах /потому что первые всегда достаются львице Грейнджер/, а если знаешь беду в лицо - можешь тщательнее продумать план нападения.

Хорошо. Лиза выдыхает, молча пожимает плечами и продолжает кропотливую работу: ей обязательно нужно хорошо выполнить это задание, выложиться по полной, именно поэтому она и села за него так рано. Лиза пишет, исправляет, заглядывает в словарь, злится. И в какой-то момент понимает, что не может сосредоточиться. По некой
необъяснимой причине, присутствие Макмиллана выводит её из обычного состояния гармонии с собой. Всё это ужасно не вовремя, на самом деле. Ей необходимо сосредоточиться.

Но Эрни упорно держит оборону и вновь начинает диалог. Турпин фыркает и бросает взгляд на ещё один словарь, слева от неё: вообще-то, он легко и сам бы мог его достать. Медленно, создавая ещё большее напряжение /из упрямства, наверное/, Лиза подаёт парню фолиант и бросает взгляд на его пергамент.

- Мм, Макмиллан, у тебя тут ошибка, - небрежно бросает девушка, не скрывая победной улыбки. - Может, тебе стоит дополнительно позаниматься?

+4

7

Лиза рассматривает его слишком пристально, отчего Эрни неуютно, но он вызывающе глядит в ответ. Рыжая – настоящая ведьма. Он тоже немного рыжий, но скорее золотистый, а у Турпин волосы почти тёмные с бордовыми всполохами в глубине. Всё это – игра света, на самом-то деле, но Эрни смотрит, и она тоже. Наверное, со стороны выглядят глупо.

Эрни смотрел просто: открыто, спокойно и прямо. Он никогда не рассматривал Лизу так раньше – невежливо всё-таки, а теперь у него есть смешное и недостойное мужчины оправдание (она начала первой), но он пользуется им перед самим собой. Голос в голове презрительно фыркает – мол, научиться бы тебе нормально с людьми общаться, а то половина школы думает, что ты только правила сторожить и умеешь.

Турпин передала нужный словарь с таким видом, будто он попросил её подать флоббер-червя голыми руками. Как ни в чём не бывало, Эрни забрал книгу и отстранённо поблагодарил. Он достал из сумки ещё один исписанный заметками мятый лист и положил его рядом с чистым пергаментом. Пока Макмиллан искал нужную страницу в словаре, Турпин ехидно озвучила, что в его записях есть ошибка. Эрни вздохнул. Это было так по-детски.

- Конечно, там есть ошибки. Этот черновик я набросал на Истории магии, переводя отрывок по памяти. Теперь мне нужно свериться со словарём и перевести вторую часть, к которой я ещё не приступил.

Эрни поджал губы. Лиза успела понравиться ему целых три минуты назад, и он рискнул предположить, что они смогут поработать вдвоём и даже обсудить что-нибудь интересное, ведь Турпин отлично разбиралась в рунах (даже он был вынужден признать это).

- Поэтому я и сказал, что тебе не придётся делиться со мной долго: часть текста нужно только проверить. Но спасибо, что заметила.

Макмиллан обмакнул перо в чернильницу и быстро поставил пометку там, где указала Лиза.

Отредактировано Ernest Macmillan (27.06.19 12:22)

+4

8

bastille - two evils

По своей старой дурацкой привычке Лиза уже набирает в лёгкие воздуха, чтобы ответить , продемонстрировать перед ним своё незаурядное остроумие /как будто ему уже не хватило/, но, почему-то, не решается.

К сожалению, её не одарили природной жизнерадостностью и доверием ко всему и ко всем, с кем её жизнь так или иначе пересекается – нет, Лиза недоверчива, скептична и страшно любит поехидничать.

Мне жаль, что я такая. Но какая уж есть (с)

Да, всё это так, но Турпин никогда не позволит предубеждению испортить её отношения с кем бы то ни было. Желание быть лучше, абсолютно малодушное и приправленное тщеславием, зачастую затуманивает её ясный разум и по итогу – люди отворачиваются, неправильно понятые в своём стремлении узнать Лизу получше. Так было уже не раз, Турпин обжигалась, но не делала никаких выводов. И сейчас, в непривычно холодной библиотеке, вслушиваясь в приятный треск свечей, рейвенкловка понимает – она переборщила.

Закусив губу, девушка ненадолго отводит взгляд и какое-то время пялится на стеллажи, не мешая Эрнесту разбираться с его черновиками. Со стороны могло показаться, что она просто обиделась /на что?/, но Лиза просто думала: о том, как часто она неправильно себя ведёт, выбирая ту модель поведения, которая ей привычна и в которой ей удобно; о том, как неприятно, наверное, сидеть Макмиллану рядом с такой стервой и делить с ней учебники. Что ж, он наверняка предпочел провести время с кем-то более приветливым.

Конечно, он всё так же непонятен ей – как закрытая, но отчего-то страшно интересная книга, которую прочитать с первой же минуты совершенно невозможно, но портить Макмиллану день просто потому что ей так захотелось – это уже самодурство.
С трудом вернувшись в реальный мир из своей вселенной самоанализа, Турпин опасливо вновь перевела взгляд на Эрнеста и чуть прищурилась, ожидая, когда он обратит на неё внимание. Однако, умница-Макмиллан был так увлечён работой, что не реагировал /да уж, Эрни, твоему усердию даже я могу позавидовать/, так что Турпин не выдержала и решила сама – первая! – выбросить на поле боя белый флаг:

- Хорошо! Извини, - немногословно начала девушка, обращая внимание на свои немногочисленные записи, - не хочу мешать твоему мыслительному процессу, но я тоже не могу разобраться с этим переводом, - Лиза чуть повела плечиком и указала пером на руну, с переводом которой Эрнест трудится уже минут десять, не меньше. – Может, у тебя есть идеи?

Да-а, работать вместе – практически невыполнимая задача, Турпин даже почувствовала, как воздух между ними сгустился и дышать стало в разы тяжелее. Но сидеть и строить из себя невесть что Лиза тоже не хотела – не перед Макмилланом точно. Много чести, знаете.

+3

9

Готские руны являлись ранней разновидностью общегерманских, и в целом были знакомы Макмиллану. Но чтобы понять всю сложность перевода, достаточно было узнать, что эта квинтэссенция германской и греко-римской культуры была создана, чтобы перевести Библию. Невероятная по сложности работа: сочетание церковного языка и многозначных рун. Гораздо проще переводить тексты художественного или исторически-описательного характера, желательно английского или скандинавского происхождения, чем это.

Работа помогла отвлечься от девушки, которая сидела рядом. Турпин очень внимательно рассматривала стеллажи с книгами, когда Эрни украдкой бросил на неё взгляд. Абсурдно он чувствовал себя задетым. Не обиженным, а именно задетым: Лиза зацепила что-то, что помогало ему сохранять спокойствие. Зацепила и содрала, как засохшую корку на ране. Смотри: живое тёплое розовое мясо. Неужели, так нравится больше, чем под маской бравады и насмешки? Тут неуверенность, недолюбленность, недосказанность. Не нужно здесь копаться – всем будет лучше, если они этого не узнают.

Спасибо, что так долго не смотрела на меня, мог бы он сказать, я успел подобрать обломки своих баррикад и прикрыться обрывками воинственных флагов. Я смогу просидеть здесь ещё недолго, пока закончу с заданием, а потом с другими сделать вид, что ничего не было. Они ведь не умеют, как ты.

Макмиллан уткнулся глазами в черновик. В манускрипте Ульфил говорил, что им «дано познать», но вот следующая руна толковалась многозначно, и Эрни не был уверен в том, как ему следовало это перевести.

Она извинилась.
- Что?

Макмиллан глупо захлопал длинными светлыми ресницами. В таких случаях следует принять извинения и улыбнуться, а не смотреть на собеседника, как на джарви, выскочившего из-за угла и обругавшего тебя. Не смотреть, как она изящно ведёт тонким плечиком, точно крылом, и кладёт свою мягкую руку на книгу прямо перед тобой.

- Да, конечно, всё в порядке. – У неё-то точно всё в порядке, в отличие от тебя, Макмиллан: покраснел и голос деревянный. Постарайся сказать что-нибудь умное, чтобы Лиза не подумала, что где-то по дороге ты ударился головой. – Думаю, что «runo» здесь может быть объяснено как тайна. Это перевод греческого слова мистерион, что отсылает к сокрытому в целом.

Он не мог отвести взгляд от Турпин, и не глядя ткнул пальцем в книгу, где предположительно был написан оригинал текста. Книгу, где лежала рука Лизы.

Лука 8.10

Слово «runo» означает «тайна». Вот Ульфила переводит Луку 8.10: «Вам дано знать тайны Царства Божия» так,  iban ist kunnan runos thiudisassaus gudis.

Отредактировано Ernest Macmillan (28.06.19 00:32)

+2

10

***

Тьмою здесь всё занавешено
и тишина как на дне...
Ваше величество женщина,
да неужели - ко мне?

Тусклое здесь электричество,
с крыши сочится вода.
Женщина, ваше величество,
как вы решились сюда?

О, ваш приход - как пожарище.
Дымно, и трудно дышать...
Ну, заходите, пожалуйста.
Что ж на пороге стоять?

Кто вы такая? Откуда вы?!
Ах, я смешной человек...
Просто вы дверь перепутали,
улицу, город и век.

Она всё так же щурится - то ли от неестественно-яркого цвета волос Макмиллана, то ли от неверия; Лиза изучает его, как может, в перерывах между их репликами, оценивает его силы - и, признаться, он не разочаровал её ещё ни разу.

Турпин не любит, когда на её слова или действия люди реагируют как-то вежливо-отстранённо, не принимая её вызов, не пытаются стать выше неё хоть в чём-то - чаще всего, у таких людей полностью отсутствует спортивный интерес к жизни. Что ж, каждому своё, но рейвенкловке с такими сложно и немного...непонятно.

Эрни - да, определённо видно, что он рос в семье благородной, наверняка он чистокровный волшебник и ел всё детство с золотой ложечки: это читается в его взгляде и деловито-небрежному способу излагать свои мысли. Эрнест - король любой ситуации, по крайней мере, заметно, что он пытается и работает над собой.

Но всё же...Как бы то ни было, Лиза не ошибается - сейчас он расстерялся. Из-за чего? Её извинение внесло такой раздрай в его мысли? Да, видимо, она действительно замахнулась на какую-то вершину в их отношениях и пропустила шаг от «уважительного презрения» до «партнёров поневоле». Иначе объяснить секундную расстерянность Макмиллана было нельзя, и Турпин решила немного сбавить обороты: в конце концов, они здесь пытаются учиться, а ещё стараются не выяснять отношения.

- Хм, - Лиза что-то помечает на своём исписанном пергаменте и возвращается к черновику Эрнеста, про себя удивляясь /когда он успел это прочесть?/:

- Да, скорее это «тайна». Тогда дальше: «...Царство Божье». И если вместе: «Вам дано знать тайны Царства Божия», - Турпин улыбается непроизвольно, потому что привыкла радоваться таким маленьким, чисто учебным победам.
- Ты молодец, Макмиллан, - тут же бросает девушка чуть небрежнее /чем, возможно, хотела бы/ и чуть отворачивается, чтобы дописать перевод Луки у себя.

Отредактировано Lisa Turpin (28.06.19 01:35)

+1

11

Эрни собрал себя в кучу. Это всё магнитные бури на солнце, Марс в стрельце и убывающая луна: от них слишком волнительно, потеют ладони, и заикаешься, как дурак. Но Макмиллан выше этого, он владеет собой и сидит так прямо, будто шест проглотил. Он отточенным жестом откинул с глаз прядь волос и старается не думать о том, что самые подушечки пальцев покалывает там, где он почти невесомо, смазанным движением, коснулся кожи тыльной стороны девичьей ладони. Эрни много раз держал Ханну за руку или даже за талию (когда они танцевали на балу в прошлом году), но это никогда не было похоже на то, что он чувствует сейчас.

Солнце заглянуло сквозь разноцветный витраж окна, и красный луч ударил прямо по глазам, когда Макмиллан горделиво задрал голову, довольный небрежной похвалой. Он сморщил веснушчатый загорелый нос и украдкой посмотрел, как Лиза царапает пером по пергаменту.

- Думаешь, обойдусь без дополнительных занятий? – прозвучало колко, но в уголках глаз притаились смешливые морщинки. Он глядел сверху вниз, наклонившись ближе и опираясь локтями на стол. Библиотека пахла нагретым деревом и книжной пылью, но с такого расстояния Эрни чувствовал аромат Лизы: неповторимая смесь мыла, девчачьего шампуня и чего-то лимонно-свежего.

Так можно было сидеть долго. Гораздо дольше, чем требовалось для выполнения задания, но Макмиллан помнил, что его уже ждали в другом месте. Он с сожалением отстранился и, собрав свитки и письменные принадлежности в сумку, поднялся из-за стола.

- Надеюсь, у нас ещё будут дополнительные задания по рунам.  В следующий раз я возьму учебники первым.

Отредактировано Ernest Macmillan (29.06.19 15:28)

+1

12

Что-то во всей этой ситуации было такое непривычно тёплое и смешное, что Лиза даже немного расслабилась, ненадолго, конечно; позволила себе засмеяться над удачной репликой Макмиллана – было бы странно после их «перебранки» дальше пытаться демонстрировать своё интеллектуальное превосходство. Девушка дописывала перевод, радуясь тому, что ей таки удалось, несмотря на присутствие светловолосого нарушителя её спокойствия, выполнить задание /да, в чём-то и Эрни помог/. Нельзя сказать, что Турпин считала чудесным началом года более близкое знакомство с представителем факультета барсуков – против этих жизнерадостных и всегда во всём искренних ребят рейвенкловка ничего не имела, просто она никогда бы не подумала, что они с Эрнестом могут разговаривать, как нормальные люди. В их отношениях не хватало какой-то очень важной детали, которая присутствует в общении других людей; но Лизе было сложно сейчас разобраться с этой загадкой – возможно, со временем она разрешится или они вообще с Макмилланом больше не заговорят /с него станется/. Приободрённая этой мыслью, девушка открыла следующий словарь, продолжая работу и не замечая, что Эрни давно впал в какое-то блаженно-сонное состояние: Турпин вообще не умела читать эмоции, и она никак не могла понять, почему юноша так быстро снял свои доспехи. Хотя, возможно, это просто напускное?

- Занятия будут длиться до Рождества, - машинально отвечает Лиза, не отвлекаясь от работы, но тут неожиданно чувствует, что Эрни…уходит? Да, видимо, это она привыкла засиживаться в библиотеке часами, забывая о времени, а у общительного хаффлпаффца наверняка куча дел. Турпин хмыкает, ничем не выдавая своего…разочарования (?), но всё же оборачивается на своего постоянного соперника в учебных делах и даже выдавливает улыбку:

- В следующий раз мы точно не встретимся. Иначе учебники могут пострадать в этой неравной борьбе, - это действительно смешно, но Турпин как никогда серьёзна; Лизе уж точно не хочется, чтобы всегда такой уверенный в себе Макмиллан решил, что ей было довольно комфортно с ним последние полчаса. Что ж, пусть эта история останется в стенах библиотеки – ведь так даже лучше.

Наверное.

+1


Вы здесь » Drink Butterbeer! » Pensieve » 13.10.95. Burn or ruin