Drink Butterbeer!

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Drink Butterbeer! » Time-Turner » 30.10.95. A night in the lonesome october


30.10.95. A night in the lonesome october

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

http://forumupload.ru/uploads/001a/2e/af/197/332888.gif http://forumupload.ru/uploads/001a/2e/af/197/348669.jpg http://forumupload.ru/uploads/001a/2e/af/197/715057.gif
Selina Moore, Jake Farley
30 октября 1995
Хогвартс

Не любовники, не враги, не друзья
И просто знакомыми назвать тоже нельзя.

+3

2

Мур раздраженно захлопывает зеркальце, убирает его в рюкзак и со скучающим видом подпирает рукой щеку. Говорят, что школьные годы — один из лучших периодов в жизни человека. От таких мыслей на нее даже нападает зевота, и она ладошкой прикрывает рот. Какая-то чушь. Ну, то есть, разве не будет еще таких мест, в которых тебя бросит парень, ничего не сказав и не объяснив или такого времени, когда собственная мать впадет в долгую депрессию? Не будет? Точно? Тогда Мур готова сделать официальное заявление — школьные годы то еще д… испытание. Селина вообще-то не ругается, почти, разве что про себя только. Но тут как-то сложно подобрать другое слово.

Селина держит марку — волосы всегда аккуратно уложены и мягкими волнами распадаются по плечам, кипенно-белая рубашка без единой складочки или залома, а лицо всегда выражает безмятежную разочарованность в этом мире и людях. В свои 16 лет. С начала этого учебного года у Мур перманентно нет настроения, кто-то может спросить: а когда оно было вообще? За такие вопросы слизеринка может отправить далекое, а для кого-то и не очень далекое, пешее путешествие. То, что никто не замечает ее хорпошего настроения не значит, что его нет. Сегодня бы она с радостью провалялась в кровати после урока, ничем полезным не занимаясь, подговорила бы ещё Картер, чтобы она пропустила одну репетицию в хоре и они морально разлагались вместе. Но суровая реальность распорядилась по-другому. Суровая реальность подкидывает Хэллоуин к которому нужно украсить Хогвартс, а так как все взрослые ну очень занятые люди, то все перекладывается на хрупкие (у кого-то не хрупкие, стоит на Тейта взглянуть) плечи старост.

Получив ценные указания в виде приблизительной схемы расположения украшений от профессора Амбридж, Селина сидит в ожидании второго декоратора-оформителя – Джейка Фарли. Как она поняла, Филч должен был ему показать где хранятся все гирлянды, висюльки, фигурки и прочая мишура. Прошло уже минут пять, как они ушли, то есть Мур уже ужасно долго ждёт, Фарли там заблудился или что? И вообще, почему нельзя было сразу принести коробки сразу сюда? Нет, нужно обязательно студентов напрячь.

– Наконец-то, – Селина отрывает голову от руки и выпрямляет спину, когда видит однокурсника. Фарли. До этого года он существовал где-то за пределами мира слизеринки, само собой, как старосты они друг друга знали, но не более того. Мур успела на него повесить ярлык «Кармайкл на минималках», а потому внимания он заслуживал примерно столько же, скольки и Эдди - весьма малое количество.

Но кто же знал, что каникулы так влияют на людей. Кто-то меняется не в самую лучшую сторону, например, Паммелл, которого Мур частенько видит в компании разных однокурсниц, но старательно делает вид, что ее это вообще не касается. А вот кому-то перемены идут очень даже. Селина на очередном собрании старост сначала и не поняла, что этот высокий темноволосый парень - Джейк, ей пришлось пихнуть в бок Ургхарта и уточнить. Принявший лекарство, Нейт подтвердил, что через два человека от них, справа стоит Джейк Фарли, а не кто-либо другой. Нужно ли говорить, что собрание прошло мимо Мур, потому что большую часть времени она разговаривала с Ургхартом и глазела на рейвенкловца. Пару раз он даже это увидел и Селина, не ожидав, что ее заметят, улыбнулась ему одной из своих очаровательных улыбок. Это случилось само собой, но Фарли, видимо, тоже не особо понял, что происходит и как-то недоуменно посмотрел на Мур.

С того момента у неё сложилось ещё одно мнение - Джейк, увы, безнадёжен, а ещё и на Рейвенкло учится. Поэтому особого энтузиазма от его компании Селина не испытывала.

– Тут все свалено в кучу, – открывая одну из коробок и взяв оттуда конец гирлянды в форме летучих мышей, разочарованно тянет Мур, – можно сначала разобрать все, –  она равнодушно жмёт плечами и косится на Джейка.

+2

3

Джейк - примерный парень. Тот самый хороший ученик, которого ставят в пример преподаватели прожженым хулиганам, из тех, кого сверстники презрительно называют "сын маминой подруги", и из тех, кого строгие отцы были бы рады видеть рядом со своими единственными и горячо любимыми дочерьми, потому что им можно доверять. Он приведет ее с вечеринки обратно домой ровно в девять (десять, если папа разрешит), чтобы не терять это амплуа хорошего правильного мальчика. И если вне Хогвартса в Джейке просыпается его внутренний бунтарь, заставляющий его запихивать идеально выглаженные рубашки кое-как в шкаф, галстук пылится под столом рядом с переполненной какими-то бумажками мусорной корзиной, а сам он целыми днями пропадает где-то на улице, таскаясь с Эриком по всей округе и наводя шороху на соседские яблочные сады, то в Хогвартсе Джейк - все тот же примерный ученик. Отличник (почти). Староста.

И эта правильность всегда играет с ним злую шутку. Все потому, что правильные мальчики делают все, что им говорят старшие. И если нужно идти и украшать Большой Зал к празднику Хеллоуина, Джейк первый из старост вызывается на это дело еще до того, как Амбридж успевает договорить все, что хочет там сказать. Хотя не исключено, что при этом Джейк просто выбирает самое легкое поручение, чтобы не сильно напрягаться, потому что наряжать Зал - это, все-таки, не ловить Пивза по всему замку, как досталось кому-то другому. Разве что в напарницы ему попадается очаровательная белокурая слизеринка, с которой он раньше общался весьма поверхностно и пересекался исключительно на уроках и собраниях старост. А тут Джейк несколько раз замечает на себе ее взгляды, пока старается слушать Амбридж подавляя зевоту, однажды даже ловит ее улыбку, которая вгоняет его в вопросительный ступор - он все еще никак не привыкнет к вниманию окружающих и ведет себя по привычке по-рейвенкловски. Поправляет воображаемые очки и вопросительно и даже недоуменно вскидывает брови, приобретая вид заправского барана, что смотрит на новые ворота.

Из кладовки, где Филч хранит все многочисленные украшения Большого Зала, Джейку приходится левитировать несколько огромных коробок, наполненных разнообразным праздничным реквизитом. Тихо попискивают летучие мыши на гирляндах, подвывают маленькие забавные привидения, а по паутине, клочками свисающей с краев, периодически пробегают зачарованные паучки, глазея ненатуральными глазками-бусинками. Джейк подозревает, что на коробки наложено заклятие незримого расширения, и этого достаточно для понимания, что провозиться придется весь вечер. И все равно это приятнее, чем ловить Пивза.

- Давай сначала все отсортируем? - предложил Джейк, когда коробки опустились на пол перед ними, а Селина ознакомилась с содержимым и вынесла неутешительный вердикт. У нее на лице такое выражение, словно ей до смерти осточертело все на этом свете, и он сам - в том числе, хотя не помнит, чтобы он как-то сильно ее доставал. Они ж даже не общались до этого дня. - А потом каждый возьмет по коробке, так получится быстрее.

Вообще-то это скучающее выражение лица Селине идет. Не то, чтобы он сильно замечал на ее лице какие-то другие выражения, но вот конкретно ей - вполне идет. Не дожидаясь ответа, старший из близнецов Фарли опрокинул все коробки прямо на пол, чтобы освободить их от внутренностей и начать сортировку, и первым кинул в одну из них комок попискивающей гирлянды.

Отредактировано Jake Farley (03.09.20 22:09)

+2

4

Селина любит красивые вещи — начиная от канцелярских принадлежностей и заканчивая ободком, расшитым мелкими жемчужинами. Мур любит белый цвет, поэтому и школьные рубашки она обновляет раз в полгода, и ювелирные украшения любит из белого золота, и с рюкзаком она тоже, как можно догадаться, ходит такого же цвета. Поэтому слизеринские подземелья вгоняют ее порой в некоторое уныние, там так мало светлых тонов. Кстати, оранжевый ей не слишком нравится, как и октябрьское тыквенное безумие.

А еще Мур помимо красивых вещей любит красивых людей, особенно красивых людей не так много, а вот симпатичных и приятных на лицо хватает, если внимательно смотреть по сторонам. А Селина девочка внимательная и наблюдательная, а потому тот факт, что пубертат ударил по Фарли со всей своей чудодейственной силой, был слишком уж очевиден. И все-таки сложно сопоставить как будто бы двух разных людей - Джейк Фарли с пятого курса и Джейк Фарли сейчас. Как-то нужно принять, что это один человек. Хотя, если он начнёт по-рейвовски нудеть, то сделать это будет проще. Или не проще, если слишком засматриваться на кудряшки. От своих собственных мыслей Мур закатывает глаза и почти роняет голову на руки, но нет, делать так она не будет, Фарли же ещё пока ничего не сделал. А она же не хочет, чтобы он подумал, что это на него такая реакция. Дааа, Мур, давно тебя заботят чувства окружающих, а? Вселенная должна схлопнуться, не иначе.

Селина равнодушно жмёт плечами на предложение Джейка все рассортировать – наверное, это и правда должно им несколько облегчить задачу. Перешагнув через скамью, Мур только хочет подойти к одной из коробок, чтобы начать вытаскивать украшения, как раздаётся грохот, от которого она даже вздрагивает.

– А, значит мы сразу переходим к решительным действиям, – удивленно заморгав, Селина рассматривает кучу хлама, в смысле, декораций или как они правильно называются. Слизеринка конечно бы ещё театрально позаламывала руки от несправедливости судьбы, походила по Большому залу, прикидывая что и куда развесить... И вот только потом уже приступила бы к практической части, связанной с сортировкой, распутыванием и прочими «земными» занятиями, до которых монаршая особа из рода Мур снизошла бы очень не хотя.

А Джейк просто очарователен. Настоящий пример для подражания, интересно, все Фарли такие? Вроде как, их сестра училась на Слизерине, только Селина ее не слишком хорошо помнит, все-таки она была старшекурсницей. Одно можно точно понять – быть старостой у них семейное. Потянув на себя гирлянду из машущих крыльями летучих мышей и осознав, что она переплелась с тыквенной, Мур внезапно вспоминает, что она так-то и колдовать немного умеет. Селина наставляет волшебную палочку на летучемышиную гирлянду и заставляет ее кончик подняться в воздух, само собой, за нею тянутся тыквы.

– Ой, фу, там что, пауки завелись? – Девушка от неожиданности дергает палочкой в сторону и брезгливо морщится. Пауков-то она не боится, но все равно будет мало приятного, если одно из таких гаденьких созданий внезапно поползёт по руке, бррр. Пауки подозрительно однообразно двигают своими лапками и до светлой головушки Мур доходит, что они ненастоящие. Удержав вздох облегчения в себе, Селина поправляет волосы и как ни в чем ни бывало поворачивается к Джейку.

– Ложная тревога, – она осекается, потому что оказалось, что гирлянда приземлилась не на стол, а на Фарли. И теперь он похож хэллоуинскую ёлку. Еле сдерживая смех, Мур поджимает губы, осматривает его с ног до головы. Забавно получилось, но она же не специально, о чем спешит сообщить своим многозначительным «упс».

+1

5

- А ты хочешь здесь всю ночь проторчать? - не менее удивленно вопросом на вопрос отвечает Джейк, в свою очередь переводя взгляд с кучи замковых украшений на Селину. Кажется, он уже убедил самого себя, что его общество ее не очень прельщает, и в общем-то, его это не то, чтбы сильно трогает, потому что ну когда было иначе?

- Пауков боишься? - понимающе ухмыляется Джейк, от внимания которого никак не прячется нервный жест Селины, результатом которого оказывается гирлянда, комком свалившаяся ему на голову. На него щедро сыпятся зачарованные пауки, кажется, парочка даже попадает ему за шиворот мантии, и теперь, деловито шевеля зачарованными лапками, копошатся где-то на спине, пытаясь выбраться. Джейк втягивает голову в плечи и ведет теми самыми плечами - ощущения не самые приятные, хоть он и не боится щекотки, а ненастоящие пауки вызывают у него скорее умиление, чем негодование. Не когда они в непосредственной близости от его лопаток. Поэтому Джейк бесцеремонно стряхивает с себя гирлянду, а следом - и мантию, оставаясь в рубашке и брюках, чтобы избавиться от непрошенных квартирантов в его одежде.

Вообще у Джейка довольно стереотипное представление о слизеринских подземельях и особенно гостиной - сыро, мрачно, чересчур живое воображение иногда добавляет еще клубки шипящих змей и таких вот пауков с клочьями свисающей с низкого потолка паутины. Конечно же, это все совершенно не так, и гостиная, да и сами подземелья вовсе не такие отвратительные. Но вот уж пауков, по мнению Джейка, слизеринки могли бы и не бояться, учитывая их значительные популяции в потаенных уголках подземелий в частности и замка в целом. Это вам не акромантула встретить посередине коридора. С другой стороны, Джейк их, слава Мерлину, тоже никогда не встречал, иначе, может быть, и не относился к боязки пауков с такой предвзятостью.

Посыпавшиеся с мантии пауки панически разбегаются по сторонам в поиске своего зачарованного пристанища - то есть паутинной гирлянды, суетятся, пробегая под ногами у Селины, и, наконец, зарываются в ту кучу, что еще не разобрана. Куча прикидывается неживой, даже летучие мыши перестают хлопать крыльями, только слышно легкое попискивание. Джейк, убедившись, что все пауки покинули его мантию, ее обратно не надевает - мало ли что опять Селине придет в голову в него кинуть, а бросает на один из сдвинутых к стене обеденных столов, после чего с совершенно невозмутимым видом возвращается к сортировке.

- Так что, мне взять пауков на себя? - еще раз повторяет Джейк, вытаскивая из кучи длиннющую полосу паутины, наверное, длиной в целый Большой Зал, так что ему приходится даже несколько раз намотать ее на плечо на манер свернутого лассо. Если накинуть это Селине на плечи, она завизжит, как девчонка, или нет? Почему-то этот вопрос начинает его дюже интересовать, и Джейк даже присматривается, как ему половчее бросить свой снаряд в сторону второй старосты.

Отредактировано Jake Farley (17.09.20 16:21)

+2

6

Селина морщится от самой только призрачной возможности, что это могли быть настоящие пауки и они бы своими мерзкими лапками поползли бы по ее ладоням, шее и, самое ужасное, по голове. Или если бы это были тараканы. Или сороконожки. Она аж жмурится, пытаясь отделаться от этих навязчивых мыслей поскорее. И нет, это не страх, Фарли. Они просто… ну, противные они. Хорошо, что именно эти пауки ненастоящие, а то? что они попадали за шиворот Джейку – так это не беда, он мальчик умный и сообразительный быстро с ними справится, тем более, что…

Тем более, что, когда Мур наконец открывает глаза, то видит - Джейк действительно переходит к решительным действиям – он снимает мантию. И кто еще тут пауков боится – очень хочется спросить Мур. А еще Селина готова выписывать Фарли из списка обычных ботанов типа Кармайкла или Белби, кто же знал, что для этого всего-то нужно снять этот черный балахон. Еще на первом курсе она поняла – в мире есть определенный баланс. Кто-то рождается красивым, кто-то от природы умный. Третьего, то есть быть и тем, и другим, не дано, вернее, дано, но это исключение из правил. Еще, конечно, можно какие-то навыки и качества в себе развить. В общем, не очень понятно, Джейк – это исключение из правил, как та же Мур, или летом он книжки не только читал, но и таскал их связками, но… Смотреть приятно. К тому же, Фарли вырос, что теперь приходится поднимать голову, чтобы разговаривать не с рейвенкловским галстуком.

От подобных размышлений ее отвлекают все те же пауки, драккл их дери! Они перебирают своими лапками, которые, Селина признает, не такие уж и ужасные, обратно к коробке, а Мур от неожиданности приподнимает полы мантии и семенит на несколько шагов в сторону.

- Да, летучих мышей тоже можешь взять, - она ведет плечами, как будто возвращая себе самообладание, - что? – Мур с сомнением смотрит на Фарли, который как-то уж странно смотрит на нее. Она даже немного смущается, от чего заправляет часть волос за ухо. Ей не привыкать ко вниманию, но когда человек, который тебе нравится… нравился, говорит о том, что ты не подходишь ему, то даже непоколебимая самооценка может пострадать. Нет, Селина уверена, что она красивая и все такое, но… Все равно неприятно, и Мур только не так давно стала замечать не только седьмой курс Слизерина. Люди в 16 лет могут огого как поменяться, перед ней вот живой пример.

Впрочем, чем дольше стоять и ничего не делать, тем медленнее продвигается дело. Соблазн свалить все на плечи Джейка, конечно, велик, но это не слишком рационально. Мур невозмутимо подходит к Фарли, вернее, не к нему, конечно же, а к сваленным декорациям, смотрит на паутину, которую Джейк накинул себе на плечо. Она убирает мантию себе за спину, садится на корточки и вытягивает еще одну полосу паутины.

- Держи еще и стой ровно, - Селина протягивает конец паутины рейвенкловскому старосте, а сама встает и начинает аккуратно вытягивать белую материю и так же накидывать на плечо Фарли. В молчании всегда неловко находиться, особенно когда стоишь рядом с человеком, но общих тем у них до ужаса мало и Мур, отвлекаясь на то, чтобы паутина не путалась, рассматривает рукав рубашки Джейка и плечо.

- Ты не всех пауков убрал, один висит на воротнике, вот здесь, - Селина показывает на свой воротник, со стороны спины и заглядывает ему в глаза, но быстро возвращается к украшениям. Хорошо, что паутина закончилась и можно переходить к тыквенному безумию.

+1

7

Он не сдерживает улыбки, глядя, как Селина старательно избегает любой встречи с пауками, перешагивая их так, словно каждый может как минимум укусить ее за ногу, а как максимум сожрать целиком, но тут же стирает с лица улыбку, когда она подозрительно интересуется о причине его пристального интереса.

- Ничего, - не придумав ничего лучше, отвечает Джейк. Ему хочется сказать, что это было довольно мило, но у него все еще не отсох инстинкт самосохранения, поэтому он все-таки не говорит ничего, чтобы у Селины не было возможности прицепиться к его словам. Он согласно кивает и продолжает забирать себе всю паутину, которую только можно найти в общей куче. Ее довольно много, но его стараниями все же связка на его плече становится все объемнее, а белесые участки в куче чуть ли не тают на глазах.

И тем неожиданнее, когда Селина переступает через свою неприязнь к паукам и начинает ему помогать, даже не с летучими мышами, а все с той же паутиной. Джейка обдает запахом пыли - это от паутины - и еще чем-то вкусным, что он никак не может понять - это уже явно духи Селины. Он хорошо видит и линию ее аккуратного носа, и тоненькие стрелки на глазах, а еще понимает, что она сильно ниже его, так что приходится смотреть сверху вниз. До этого момента Джейк не отдавал себе отчета, что действительно как-то вырос - мантии и рубашки, что за лето вдруг стали коротки, общей картины не показывали. Да и то, что он перестал, наконец, задирать голову, разговаривая с отцом, тоже осталось для него незамеченным. Или, может быть, не он так вытянулся, а Селина всегда была такой маленькой, ведь до этого момента он смотрел на нее только издалека. Как, наверняка, и большинство парней в Хогвартсе, будучи очарованные прелестью слизеринской старосты.

Недосягаемая вершина, как-то сказал Эрик.
И был чертовски прав.

А глаза у нее голубые, с зеленью, как вода в том любимом пруду Джейка на окраине Эдинбурга, неподалеку от их поместья. Красивые.

- Это всего лишь паук, - отвечает Фарли, щелчком сшибая паучка с ворота своей рубашки. - Иллюзия.

Искусственное насекомое отлетает от него на добрых шесть футов, и иллюзия тут же растворяется воздухе. Они существуют только в предельной близости от своего места обитания - то есть рядом с зачарованной гирляндой. Джейк знает такие зачарования, они привязаны к месту или предмету. В данном случае к предмету, конечно же. Количество пауков на паутине всегда будет неизменно - рассеявшись вдали от якоря зачарования, они снова окажутся там, где им и положено быть.

- Хотя довольно качественная, - признается Джейк, все еще вспоминая противное шевеление паучьих лапок на спине под мантией, но мысль не развивает. Селина не выглядит как человек, которому могут быть действительно интересны рассуждения рейвенкловского ботана насчет теории заклинаний. У них вообще мало общего, если так подумать. Кроме вот этих вот заботливо высыпанных им на пол коробок, полных украшений к Хэллоуину. От мысли, что что-то общее, пусть даже такая незначительная малость, у них все же есть, старшему из близнецов Фарли  становится чуть теплее. Или, может, ему просто жарко от того, что она стоит так близко, и он успевает поймать ее мимолетный взгляд из-под ресниц. От этого взгляда у него ёкает где-то внутри.

Она поступила очень по-женски, а Джейк, как баран, повелся и пропал.

- Я тогда начну все это развешивать по стенам, - голос у него почему-то охрип, и Фарли поспешно отворачивается, чувствуя себя неловко. Кажется, у него спина взмокла.

Отредактировано Jake Farley (29.10.20 15:55)

0

8

Рассуждения об иллюзиях наводят тоску. Именно в данный момент. Нет, Мур девочка любознательная, но, Фарли, можно, блин, не сейчас? Появляется неудержимое желание зевнуть, но, к счастью, Фарли не развивает свою мысль дальше. Хотя, может тогда им было бы о чем поговорить. И это было бы очень по-рейвенкловски: обсудить критерии качественности иллюзий и их слабые стороны. Тянет почти на научную статью в каком-нибудь фриковом журнале. Мур прекрасно понимает, какой образ создает вокруг своей персоны. И ее это абсолютно устраивает. А то, что в ее голове среди туфель, ободков и губных помад находится место для проклятий малазийских шаманов и традиционной магии вуду, необязательно всем знать.

Ритмичными движениями наматывая на плечо Фарли гирлянду, Селина от нечего делать начинает рассматривать Большой зал, чтобы оценить масштабы работы. Конечно, хотя и Амбридж явно перекрыло на розовом цвете, но она понимала, что такое огромное помещение они вдвоем [тут почему-то даже стало неловко, что вот «они» и «вдвоем»] вряд ли смогут украсить за этот остаток вечера. Хотя, кто знает. Своды замка очень высоки и…

У Джейка странно звучит голос, и, пока Мур снова отходит к коробкам, чтобы вытащить тыквы, которые будут парить над обеденными столами, он ретировался с паутиной к стене. Да, с коммуникацией у Рейвенкло всегда были сложности.

Тыквенные фонарики один за другим взмывают в воздух из недр коробки и зависают на высоте около 8 футов и выше. Сверившись со схемой, Селина отправляет с помощью волшебной палочки часть фонариков к преподавательскому столу. Ну, уже выглядит получше и более празднично. Внутри пустых тыквенных глазниц горят огоньки, которые придают декорациям хоть немного жутковатый вид. Еще раз взглянув на пергамент, интересно, кому Амбридж сказала нарисовать такой эскиз (почему-то Мур уверена, что в отсутствии художественных способностей у нового преподавателя ЗоТИ не нужно), она прикидывает сколько тыкв нужно выудить для украшения одного из студенческих столов и взгляд цепляет фигуру Джейка.

- Что ты делаешь? – Мур недоверчиво смотрит то на схему, то на паучью паутину, висящую узкими полосками на стенах и окнах, - она не должна выглядеть так, - Селина пальцем рисует дугу и с видом знатока оформительского дела подходит к Джейку, встает напротив него и передает в руки желтоватый пергамент с чернильным наброском. На рисунке паутина расправлена и напоминает занавеску, сейчас же она похожа на гирлянду.

- Видишь, - она указательным пальцем повторяет черту рисунка и когда кончик жемчужного ногтя останавливается возле края нарисованной паутины, Селина поднимает глаза на Джейка, с которым она уже второй раз оказывается на непривычно близком расстоянии. Это всего лишь еще одна попытка посмотреть на него незаметно вблизи, но тут же натыкается на два темных глаза. И почему-то сразу хочется улыбнуться, просто и открыто, но вместо этого она немного дергает бровями вверх и уголок губы дергается в мимолетной неоднозначной улыбке.

- Они же совсем не страшные, ну то есть… Я понимаю, что первый курс и без того впечатлительные, но… - Мур возвращается к тыквам и размеренными движениями палочкой заставляет их парить. Все-таки в дурацком молчании чувствуешь себя максимально дурой. - Но в прошлом году же было по-другому, более жутко, хотя… - Слизеринка косится в сторону Фарли, - в прошлом году многое было по-другому, - обращаясь то ли себе, то ли Джейку задумчиво произносит она.

Этот год и правда богат на изменения.

+1

9

Вдоль лопаток предательски медленно стекает неприятная капля пота, пока Джейк пытается делать вид, что ничего не происходит и нудно цепляет на стены паутину. В этом году Амбридж добралась даже до украшений Большого зала. Атмосфера получается скорее гнетущая, чем праздничная, и эта унылая картина напугает разве что юного первоклашку. Паутина липнет к рукам и приходится повозиться, чтобы пристроить ее на стены и отодрать от рук, а старшему из близнецов Фарли отчего-то хочется, чтобы паутина побыстрее кончилась и, наоборот, никогда не кончалась.

Он не может ничего с собой поделать - его взгляд тянется к Мур, и Фарли бросает в ее сторону целлую россыпь разнообразных взгядов, начиная от недоуменных и заканчивая завороженными, когда она вот так неосознанно подается вперед следом за волшебной палочкой, отправляя совсем не жуткого вида тыквы в полет, и отчего под мантией отчетливо прорисовывается линия выпуклого бедра. Джейк чувствует себя собакой, в уши которой попала вода, и трясет головой, сбрасывая с себя наваждение. Внутри него отчаянно борется две противоположности, обычно до этого мирно между собой соседствующие - отчаянный Джейк, которому хочется верить, что их дежурство вдвоем с Селиной наедине в Большом зале - от этих слов Джейку становится восхитительно легко - нечто совершенно неслучайное, и Джейк разумный, здравомыслящий, точно знающий, что такие, как он, для таких девушек, как Селина - птица не её полета. Но он спотыкается об ее очередной взгляд, и все эти мысли пробкой вышибает у него из головы, а Джейк не может удержаться от совершенно дурацкой улыбки, которая расползается против его воли. Хотя...

Он и не сильно этому сопротивляется.

Джейк едва ли бросает взгляд на сунутый ему в руки пергамент - в этот момент он пожирает глазами Селину, пока она чертит пальцем с идеально наманикюренным ноготком по коричневатой жетской бумаге, на которой и правда что-то нарисовано, очевидно, замысел начальства касательно украшений зала. Ему не интересно. Чуть ли не впервые в жизни Джейк Фарли готов пожертвовать своим положением, статусом и репутацией человека, в общем-то, надежного, исполнительного и крайне ответственного, просто потому что она стоит напротив, а глаза у нее - голубые с зеленью. Его осторожно, но очень надежно  прихватывает изнутри, где-то пониже солнечного сплетения, почти даже нежно, словно бы мимоходом, и Джейк чувствует - или даже знает - что у этой хватки тоненькие пальцы с округлыми перламутровыми ноготками. Вряд ли мир мог выдумать еще кого-то настолько же идеального, как Мур.

Росчерк мимолетной улыбки на ее губах кажется почти что иллюзией, фантазией изможденного, бредущего по выжженной пустыне. Джейк даже не уверен, что этот росчерк там был, или ему просто привидилось, потому что он хотел его там увидеть. Он ни на секунду уже не задумывается о том, что происходит между ними, и есть ли вообще какое-то "между" и "ними", учитывая, что до этого они не то, чтобы как-то часто пересекались или общались. Точнее, почти никогда.

Он, наконец, отдирает прилипший к Мур взгляд и смотрит на пергамент - но не раньше, чем она отходит от него на безопасное расстояние, возвращаясь к своим тыквам, а к нему в прямой зависимости от дистанции между ними не возвращается способность трезво мыслить. Его паутина и правда выглядит не так, как нужно, и, если бы Селина не указала на этот момент, Фарли даже не заметил бы, что украшения должны висеть по-иному.

- Всегда вроде так висела, - невнятно замечает Джейк, но как-то неубедительно - он раньше никогда не обращал внимания на то, КАК именно висит паутина на стенах. Кого это вообще может волновать? Уж точно не его. Но делать нечего, приходится исправлять результат своей оплошности. Джейк взмахивает палочкой, один из концов паутины парит в воздухе, и в этот момент он снова замечает на себе взгляд Мур.

Как, оказывается, легко сбить Фарли с толку. Достаточно просто на него посмотреть. Конец паутины с готовностью провисает вниз и чуть не обрушивается Селине на ее идеально причесанную светлую головку, украшенную ободком. Что там она говорила о том, что в прошлом году все было по-другому?

- Прости, - торопливо извиняется Джейк, снова выравнивая полет паутины. Кажется, на девушку все же упало несколько пауков. - Они сейчас пропадут. Вот так, - он вешает гирлянду на стену на достаточном расстоянии от Мур, так что магия оставшихся на ней наскомых развеивается, и они тают в воздухе. - Так лучше?

И не понятно, что он имеет в виду - то, как он все-таки развесил паутину согласно эскизу или на самом деле то, что пауков на Селине больше нет.

- Дизайнер из меня так себе, - честно говорит он, почему-то вспоминая о разговоре с Корнхилл. Вот уж она бы намного лучше со всем этим справилась. - Я вызвался украшать Зал только чтобы не досталось что-то менее...приятное, - на этом слове он снова не удерживается от взгляда в сторону Мур. Похоже на попытку утопающего удержаться на воде. Тут можно прочесть целую эпитафию безвременно почившему остроумию Джейка Фарли.

Амен, как говорится.

Отредактировано Jake Farley (22.01.21 09:13)

+1


Вы здесь » Drink Butterbeer! » Time-Turner » 30.10.95. A night in the lonesome october