нужные персонажи: Justin Finch-Fletchley, Bella Farley, [name] Vaisey, Erica Tolipan.

Drink Butterbeer!

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Drink Butterbeer! » Pensieve » 25.02.96. Праздник, достойный королей


25.02.96. Праздник, достойный королей

Сообщений 1 страница 17 из 17

1

https://forumupload.ru/uploads/001a/2e/af/330/t684159.jpg

https://forumupload.ru/uploads/001a/2e/af/330/t252619.jpg

https://forumupload.ru/uploads/001a/2e/af/330/t794486.jpg

https://forumupload.ru/uploads/001a/2e/af/330/t347757.jpg

https://forumupload.ru/uploads/001a/2e/af/330/t699810.jpg

https://forumupload.ru/uploads/001a/2e/af/330/t740784.jpg

Marcus Belby, Anthony Rickett, npc
25 февраля 1996 года
Хогвартс

Когда тебе исполняется семнадцать, сладости из Зонко - уже не главное.

Отредактировано Marcus Belby (19.02.21 21:36)

+2

2

Даже по меркам Рейвенкло Тревор Бирч считался личностью очень странной и неоднозначной. Во-первых, в свои шестнадцать лет он весил больше двухста фунтов, а высокий рост вместе с плотным телосложением позволяли подозревать его в родстве с Хагридом. Тревор был чемпионом флитвикового дуэльного клуба; его волшебная палочка, немного уже похожая на небольшую дубинку, швырялась заклинаниями хоть и не особенно виртуозными и меткими, но огромной убойной мощи, и мало у кого хватало смелости встать в пару с Бирчем на тренировке.
При столь внушительной внешности, у него был на удивление высокий, тонкий голос и заливистый, восторженный, чуть гиеновый смех. Тревор Бирч был очень громким: обыденный его разговор слышно было на пару лестничных пролетов во всех подробностях, а шептать он, кажется, не умел вовсе. Даже на Рейвенкло, полном эгоцентриков и мамкиных гениев, Бирч выделялся умением говорить только о себе, о своем мнении и о своих чувствах - разумеется, сложных, тонких и глубоких, как у всякой творческой личности. Тревор всерьез занимался пением и танцами. Он пел классические арии переливчатым оперным фальцетом и экспрессивно, никого не стесняясь, танцевал в стиле модерн. Он был также ярым фанатом Гильдероя Локхарта, и готов был с пеной у рта доказывать, что Локхарт, мол, гений уже хотя бы как писатель и автор приключенческих романов, пусть и не как волшебник и авантюрист. Подражая своему кумиру, Тревор к шестому курсу отпустил длинные золотистые локоны и разжился дюжиной безумных кружевных рубашек. Любого другого за это бы высмеяли, но Бирч имел репутацию слишком неуравновешенного типа и опасного противника, поэтому издевались над ним исключительно за спиной. К своему счастью, Тревор был наивен, нечуток и толстокож, и потому насмешек почти не понимал - да и, кажется, сам по себе мало нуждался в компании приятелей.
Впрочем, в школе было несколько человек, с которыми Бирч по какой-то необъяснимой, одному ему понятной причине стремился дружить. Может быть, этих людей ему подсказали карты Таро - он свято верил в гадания, считал себя великим оракулом и обожал уроки Прорицаний. В любом случае, перед этими немногими друзьями Тревор Бирч раскрывался с неожиданной стороны: он был, несмотря на свои странности, добрым, щедрым и очень порядочным человеком. И даже умным и талантливым - правда, исключительно в абстрактном, творческом смысле.

Одним из парней, которых Бирч определил себе в друзья, посчастливилось оказаться Маркусу Белби. Они делили одну спальню с остальными шестикурсниками и порой ругались из-за музыки - Бирч "ясно, как день" улавливал в звучании "Домовиков" эманации дурной энергии, - но в целом, очень неплохо ладили. Поначалу Тревор так же дружил и с Годфри Мидхерстом, но на третьем курсе карты, а затем и магический шар сказали, что у Годфри есть двойное дно и другое лицо, и с тех пор Бирч с полной уверенностью считал Годфри очень хорошо замаскировавшимся лицемером. На его симпатиях к Маркусу это никак не сказалось: прошлым летом Бирч совершенно неожиданно пригласил Белби к себе в гости на летних каникулах, а вот теперь позвал вместе отметить его День Рождения и заодно совершеннолетие.
Маркус был немного смущен: его собственный день рождения минул всего месяц назад, и Бирча не него не пригласили. Но Тревор не обижался и вообще, вряд ли что-то заметил. Он был полностью поглощен предвкушением собственной вечеринки и готовил какой-то особенный сюрприз для гостей.
- Это будет праздник, достойный королей! - заявил он, когда они вдвоем с Маркусом спешили школьными коридорами и лестницами к выходу из Замка. - Я кое-что припас: это было невероятно трудно пронести, но ты знаешь, мое умение сходиться с людьми и тонко очаровать своим обаянием еще никогда меня не подводило.
Маркус чуть поморщился. Пафосная манера говорить, которую Бирч отчасти взял из книг Локхарта, а отчасти еще откуда-то, всегда его раздражала.
- Ты скупил весь Зонко и вызвал камерный оркестр? - насмешливо поинтересовался он.
Бирч насмешки не понял и поглядел на Маркуса очень снисходительно:
- Зонко?! Мы же совершеннолетние!
- Да, ясное дело... Ну, а если серьезно - признавайся, это контрабанда сливочного пива!
Бирч улыбнулся прямо-таки жалостливо - дескать, какие скромные ожидания от жизни! - но на этот раз промолчал. Двое рейвенкловцев свернули на главную лестницу. Здесь дуло зимним холодом и пахло снегом и сырой с улицы верхней одеждой, а на полу виднелись грязные следы из талого льда и водяных потеков - домовики не успевали их убирать. Внизу открывался вид на вестибюль, пустынный из-за вечернего времени. Там их и дожидался еще один приглашенный на вечеринку гость.
- Энтони! - завопил Бирч, наверное, на пол-замка; и радостно затыкал Маркуса пальцем в плечо, дескать, сейчас начинается самое интересное. - У тебя все получилось? Да?! Это будет праздник, достойный королей!

Отредактировано Marcus Belby (03.09.20 10:19)

+3

3

Бывают в жизни периоды, когда абсолютно все идет не так. В учебнике по Прорицаниям (или Астрономии? Оба этих предмета Тони забросил после С.О.В., и скудные познания по ним давно уже смешались в его голове в маловразумительную кашу) говорилось, что такое часто бывает за месяц до дня рождения – что-то там то ли с аурой, то ли со звездами происходит не то. Рикетт очень надеялся, что дело именно в этом – и как только ему стукнет семнадцать, весь этот кошмар как-нибудь сам собой закончится. Пока же его преследовали провалы буквально по всем фронтам – от учебы до квиддича, от общения с девчонками до всяких там семейных дел. Провалы упорные, систематические и с каждым разом все более эпичные. В общем, к концу февраля Тони уже не хотел ничего, кроме как хотя бы на вечер забыть о нагромождении проблем и просто немного расслабиться. И для этого не было компаньона идеальнее, чем Тревор Бирч.
Каким образом Трев оказался в числе его приятелей, Рикетт и сам не очень понял. Он всего-то разок поддержал разговор о книжках Локхарта, которые в детстве, до открытия для себя мира маггловской литературы, очень любил – и оглянуться не успел, как уже был вынужден выдерживать богатырские хлопки по плечу всякий раз, когда Бирч сталкивался с ним в коридорах.
Вообще-то Тревор был парнем неплохим. Странным, конечно, но студента Хаффлпаффа чужими кракозяблями в голове не удивить. Даже привычка Бирча корчить из себя плохую копию Локхарта Рикетта, обычно очень болезненно реагировавшего на любой выпендреж, скорее не раздражала, а веселила. В общем, Тревор был простым, громким и не слишком обидчивым – то есть прекрасной компанией для того, чтобы уйти в безбашенный и бездумный отрыв. Тони, конечно, предпочел бы, чтобы это была просто тусовка без повода, но день рождения – так день рождения. О собственном совершеннолетии даже думать было противно, так пусть хоть у кого-то праздник состоится.

- Здорова, Трев, - слегка поморщившись от громоподобного рева приятеля, коротко махнул рукой Рикетт, дожидавшийся именинника у выхода из замка и уже слегка продрогший. Хорошо, что он отговорил Бирча от пирушки на свежем воздухе, выдумал тоже – пикники в феврале устраивать. – О, привет, Маркус.
Вот Тони ни за что бы не подумал, что Белби корешится с кем-то настолько… эээ…  шумным. С другой стороны, терпит же Маркус как-то хаотичную Хэджфлауэр – и ничего. Эти ботаники вообще полны сюрпризов, никогда не знаешь, чего от них ожидать.
- У меня все получилось, но если ты продолжишь так орать, - Тони отбил спустившемуся Бирчу пять, героически даже не поморщившись от встречи с тяжелой ладонью, - кэп тебя из самых подземелий услышит, и тогда нам всем тут будет хана, точно говорю. Давайте-ка живо на выход, пока никто из наших меня не заметил.

Откровенно говоря, использование квиддичных раздевалок не по их прямому назначению категорически и очень громко не поощрялось. Гораздо тише передавалось другое правило: «Не привлекай особого внимания и прибери потом за собой». Бирч обещал, что праздник будет грандиозным, но камерным, так что Рикетт решил, что при любом раскладе они не смогут наворотить больше, чем способно исправить постое «Репаро». А увидев Макуса, окончательно успокоился. Белби, конечно, тоже, говорят, мог устроить дестрой, но вроде бы только во имя науки, а наука – это последнее, на что они сегодня будут тратить время.
- Заходите давайте, - скомандовал Тони, открывая перед рейвенкловцами дверь в раздевалку. – Мужская половина вон там. Только аккуратнее – Эрик вроде метлу где-то тут оставил, не споткнитесь. Ну что, Бирч, давай, хвастайся! С понедельника все уши мне прожужжал, что что-то особенное готовит, - доверительно сообщил Тони Маркусу.

Отредактировано Anthony Rickett (08.09.20 09:29)

+2

4

Отношение Маркуса к Энтони Рикетту было сродни очень-очень дальней симпатии: этот парень был спортсмен, но не грубиян и не задира, хаффлпафец, но не жрал где ни попадя, и вроде даже был не дурак - а если и дурак, то за общей немногословностью и приятной простотой манер этого было не видно. А еще Рикетт на глазах Белби почти заступился за Хэджфлауэр перед Деймоном Госфортом, и этим заслужил какую-никакую тихую благодарность. Не то, чтобы Венди приходилась Маркусу лучшим другом - нет, он подозревал, что она вообще никому не друг, - но все-таки после стольких лет общения он чувствовал за нее определенную ответственность и был рад, что хоть с кем-то эту ответственность можно разделить. На Эдди в этом плане полагаться совсем нельзя было, а Годфри... нет, у Годфри тоже достаточно своих проблем.
И все-таки, разглядев в фойе Рикетта, Маркус на пару секунд замедлил шаг и вопросительно глянул на Бирча. Благодарность благодарностью, но расслабляться Белби предпочитал в очень узком кругу "своих", или, уж на самый крайний случай, в кругу студентов Рейвенкло. Даже в голову не пришло, что Тревор пригласит на день рождения чужака с другого факультета. И сразу стало как-то неуютно, захотелось вернуться в Башню - но Бирч, радостно закудахтав, слетел вниз по лестнице навстречу Рикетту, и Маркус, тяжело вздохнув и стараясь не подавать вида, что раздосадован, последовал за ним.

Снаружи уже сгустились зимние сумерки, серо-сиреневые, холодные и бездонно-зеркальные, как драгоценный камень. Еще одна короткая оттепель закончилась заморозками, на ступеньках было скользко, ветки деревьев во внутреннем дворе замка выбелил колючий иней. Рядом со Школой снег был гладко утоптан в клубок тропинок и испещрен многочисленными следами, но дальше, по дороге к стадиону, простирался нетронутым пушистым покрывалом. Никто не стремися гулять по такой холодрыге, кругом не было ни души, и в тишине, нарушаемой хрустом снега под ногами, ясно слышно было, как далеко в хижине лесника лает собака.
Наконец, высокие ворота стадиона проплыли над головой, похожие в густеющем мраке на руины древней арены. Здесь тоже было безлюдно и тихо, ветер катал вдоль трибуны выброшенную кем-то упаковку от шоколадной лягушки. Бирч довольно посмеивался и явно торопился, и в открытую раздевалку ворвался первым - чтобы сразу же споткнуться об упомянутую метлу Эрика и совершенно некуртуазно заругаться.
- Ну, что особенного можно устроить в герметично закрытой школе? - пожал плечами Белби, поднимая метлу с пола и ища взглядом, куда бы ее убрать. - Тревор, а может, ты принес нам котиковые блюдца Амбридж, и мы будем бить их ногами?
После ледяного стадиона квиддичная раздевалка показалась очень уютным местом. Тут было тепло и тихо. Под ногами гулко скрипел деревянный пол. В воздухе тоже пахло деревом и, кажется, смазкой для метел. Маркус подошел к одному из шкафчиков и отворил дверцу. Внутри было пусто, только на верхней полке стояла какая-то баночка. Белби поставил в шкаф метлу, взял баночку и понюхал - все та же мазь для полировки рукоятей. Бирч тем временем вытащил на середину раздевалки длинную скамейку, накрыл ее, как скатертью, своим плащом, и теперь нарочито-медленно, смакуя каждую секунду и упиваясь ожиданием гостей, доставал из сумки праздничные явства.
Маркус закрыл шкафчик и встал рядом с Энтони, скрестив руки на груди. Проводил взглядом от сумки до "стола" жареные куриные крылышки, пирог с патокой, копченого лосося, тосты и фрукты. Наконец, Тревор оскалился в широченной улыбке и, мурлыкая торжественный марш, выудил из недр сумки бутылку огденского огневиски. А следом - еще одну... И еще одну! Белби, присвистнув, взял бутылку в руки и округлил глаза - настоящий старый огденский виски семьдесят восьмого года. Семнадцать лет выдержки!
- Ты у матери, что ли, стащил? - спросил Маркус Тревора. - А я-то думал, она против такого...
- Какая разница, откуда? - отмахнулся Бирч. - Главное - что, - и он принялся нараспев декламировать: - говорят, будто цвет этого благородного напитка - янтарный. Но нет, друзья! Это цвет пламени, говорю я! Только вдохните этот терпкий запах, он отчетливо пахнет дымом...
- Постой-постой, - Маркус в нерешительности пригладил рукой волосы. - Ты серьезно?! Все эти бутылки - нам? Сейчас? На троих?!
Но Бирч его даже не слушал.
- ...И в тот момент, когда я сделал глоток этого божественного напитка, план наших дальнейших действий вырисовался перед моим мысленным взглядом так же четко, как если бы духи нарисовали его в воздухе огненными чернилами, - закончил он цитату и в радостном ожидании воззрился на Рикетта. - Ты узнал? Тони, ты узнал?! Откуда это! Ну! Это же "Духи на дорогах", вторая глава, там, где Локхарт со старостой деревни собирались выйти на охоту за оборотнем! И кстати, и кстати, это тоже было зимним вечером!..
Маркус поцокал языком, покачал головой, засмеялся, снял очки, протер их, весело зыркнул на Рикетта - мол, ну-ну, еще один фанат Гильдероя! - и засмеялся снова. Удивительное дело - они ведь даже еще не пили, но от одного присутствия на столе настоящего огденского огневиски общаться вдруг стало намного проще!

+2

5

Раздевалка Хаффлпаффа в обычные дни отнюдь не являлась примером аккуратности и порядка. Эльфы добирались до нее редко, а уставшие после тренировки квиддичисты - не самые опрятные в мире ребята. Так что, помимо забытых метел, трех шестикурсников вполне могли встретить разбросанные тут и там налокотники, свешивающиеся со шкафчика дырявые вратарские перчатки, липкая дорожка из пролитой полироли на полу, а то и жирные обертки от сэндвичей, смятые в комок и валяющиеся возле мусорной корзины, потому что посреди увлекательного диалога «Эрик, ты мазила, как мы тебе вообще квоффл доверили? – Да пошли вы!» никто не удосужился их поднять и выбросить нормально.
Но – обошлось: сейчас раздевалка выглядела вполне пристойно. Настолько, что Тони даже забеспокоился. Уж не облюбовал ли ее на сегодняшний вечер кто-то еще, прибравшись предварительно? Вот это будет номер, если в разгар их пирушки ввалится, например, Герб с какой-нибудь девчонкой! Со всех сторон неудобно: и парней придется выставлять, и свиданка у Флита будет безнадежно испорчена, и Тэмз потом объясняй, почему они из раздевалки притон какой-то устроили. Ладно, там видно будет. Пока же можно хотя бы перед рейвенкловцами не краснеть: вечно заученные ребята Флитвика всегда казались Тони адептами порядка и организованности, было бы неловко упасть перед ними лицом в грязь. Честь факультета, все дела.
Украдкой затолкав ногой глубже под шкафчик чей-то кокетливо выглядывающий носок, Рикетт подхватил скамью за край, чтобы помочь Тревору переставить ее в центр комнаты, а когда тот начал с видом радушного хозяина «накрывать на стол», тихонько присвистнул:
- Ты что, грабанул кухню? Мог бы мне сказать, от нас ведь ближе нес… Ох ты ж драккл! – Тони растерянно взглянул сначала на Тревора, выставлявшего в ряд бутылки огневиски, а потом на Маркуса, пытаясь понять, знал ли Белби об этом. Судя по всему – нет. Ладно, надо отдать Бирчу должное – удивил так удивил.
- Прости, цитаты – не мой конек, - рассеянно проговорил Тони, глядя на светящееся от восторга лицо приятеля. – Э-э-э, Трев, это очень круто, конечно, но Маркус прав: не многовато ли? – по голосу Рикетта можно было легко догадаться, как отчаянно в нем искушение борется со здравым смыслом.
Ну серьезно. Предположим, комплекция Бирча позволит тому выдуть целую бутылку и, может быть, даже остаться на ногах – с чем драккл не шутит. Но вот в себе Тони не был так уверен, а худого и долговязого Белби так точно унесет с первого же стакана. Интересно, Маркус вообще пил когда-нибудь? Задать этот вопрос прямо Рикетт почему-то постеснялся: не хотел, чтобы его слова приняли за насмешку. Очкарика-рейвенкловца не слишком часто, но все же порой чморили более «успешные» однокурсники, кто его знает, насколько он обидчивый. Конфликтов Тони не хотел. Тони хотел быть уверен, что никто из них об этом вечере не пожалеет.
У него самого со спиртным отношения были… сложные. Огневиски Рикетт никогда не пробовал, ограничивался только пивом – не сливочным, а маггловским, которым, как выяснилось, тоже можно накачаться будь здоров. Своим примером Тони доказывал это все прошлое лето, и ему понадобилось несколько серьезных инцидентов по пьянке и хороший воспитательный подзатыльник от приехавшей погостить Белл, чтобы взять себя в руки. С тех пор более-менее серьезный алкоголь Рикетт в рот не брал, но нельзя сказать, что это была настолько принципиальная позиция, чтобы ее не поколебали три бутылки самого настоящего старого огденского. Семьдесят восьмого года, на секундочку! Да этому виски больше лет, чем Тони, надо же проявить уважение!
- Честно говоря, я такого и не пробовал никогда, - признался Рикетт, взяв со скамейки бутылку и взвешивая ее в руке. – Даже у отца дома стоит виски попроще. Вот вы же, это, представители хороших магических семей, вы должны быть в курсе: эта штука и правда такая уж божественная на вкус? Про цвет я уже понял, спасибо, Бирч.
Тони почему-то казалось, что виски обязательно должно быть с привкусом меда. А еще густым и вязким – «обволакивает горло», так же говорят? И перед тем, как его выпить, нужно непременно с видом знатока посмотреть стакан на просвет и поболтать его в руке. В общем, первая в жизни порция огденского должна сопровождаться целым ритуалом. И запомниться, конечно.
Но пока Рикетт исполнил ритуал попроще – протянул Бирчу подарочную коробку.
- С днем рождения, что ли, - ухмыльнулся он и тихо шепнул Маркусу: - Все время забываю, что он всерьез от Локхарта тащится, надо было какую-нибудь атрибутику дарить. Если ее продают еще.
Вместо этого Тони отделался довольно стандартным для Хогвартса подарком: набором всяких мелочей из «Зонко» и «Сладкого королевства», который он попросил девчонок упаковать покрасивее, пока сам торопливо дописывал очередное эссе. Вот как знал, что вечер лучше полностью освободить.

+3

6

- Многовато? - удивился Бирч. - В самый раз! Ну что вы?! Мы же совершеннолетние! В книге, я помню, Гильдерой со старостой выпили на двоих две бутылки и еще взяли с собой в дорогу.
На этот раз Маркус не стал сдерживаться и засмеялся:
- В книге, - веско повторил он тем самым особенным и узнаваемым тоном типичного рейвенкловца, заметившего чужую ошибку. - В книге, Тревор.
Белби хотел еще что-то добавить, но в этот момент Бирч открыл первую бутылку и стал наполнять кубки. Страшно подумать - всем замылившие глаз огромные школьные кубки, в которых по утрам подавали тыквенный сок. Под гулкий и мелодичный, сам по себе уже пьянящий плеск виски о серебро все доводы и возражения как-то вылетели из головы. Маркус облизал губы кончиком языка и неуверенно, нервно вздохнул. В своей компании и даже в своей семье он, конечно, числился матерым пьяницей, которого ничто не берет. Но что-то заставляло подозревать, что ботаники Эдди и Годфри - ну так себе эталон для сравнения, ровно как и интеллигентные Бонифатиус и Дамокл Белби.
- Нет, Тони. Как представители хороших магических семей мы пока еще не должны знать, какова эта штука на вкус, - вздохнул Маркус, многозначительно поднимая брови.
- Но мы знаем, - радостно объявил Бирч. - Мы же знаем?
Белби медленно покачал головой. Тревор легкомысленно отмахнулся от него - дескать, вот и узнаем! - наполнил последний стакан, торжественно оглядел стол, гостей и... с радостным воплем схватил подарок Рикетта.
- Это мне?! Тони, это мне?! Спаси-и-ибо! Спасибо тебе!!! - Тревор с видимым нетерпением и все-таки очень бережно развернул красочную упаковку и чуть не прослезился от умиления: - Ох, Тони, это... это... это так трогательно, это такое внимание! Ой, тут мои любимые прыгающие ириски!.. Спасибо! Спасибо-спасибо-спасибо!
Маркус немного смущенно поглядел на Рикетта и пожал плечами. Все это выглядело так, будто Бирч никогда в жизни не получал от друзей подарков на день рождения. И это было, конечно же, неправдой. Только сегодняшним утром Маркус вручил Тревору подарок от себя и заодно от Эдди и Годфри: отличную книгу, загодя выписанную из "Флориш и Блоттс". Помня о погубном увлечении Бирча шарлатанской псевдонаукой прорицаний, троица ботанов подарила однокурснику авторитетную монографию, опровергающую возможность однозначного предсказания будущего. И даже немного обидно было, что этой умной и полезной книге Бирч так не обрадовался, как непрактичным конфеткам.
- Ну, теперь, действительно, выпьем, что ли? - прокашлялся Маркус, поднимая "со стола" кубок с виски и салютуя им в воздухе. - С днем твоего совершеннолетия, дружище!
Бирч издал какой-то неопределенный восторженный звук, схватил кубок и осушил его медленными жадными глотками. Белби сперва принюхался - пахло резко, но приятно, и совсем не алкоголем, а как будто деревом и ягодами. Затем, Маркус осторожно выпил глоток и прислушался к своим ощущениям. Ожидалось что-то совсем взрывное и обжигающее, а оказалась - мягкая на вкус, душистая и действительно как будто с дымком жидкость, вроде бы и совсем некрепкая. Однако, после первого же глотка внутри как будто вспыхнуло согревающее пламя. Невидимая волна мягко ударила в голову - но ничего не изменилось, разве что краски мира стали чуть-чуть ярче.
- Ну-у... неплохо, - протянул Маркус и с удивлением обнаружил, что у него немного заплетается язык. - Может быть... это. Три бутылки - в самый раз. А?
Он задумчиво поболтал виски в кубке. Бирч, опустошив свой кубок до дна, с утробным ревом поставил его обратно на скамейку. Отдышался.
- Отлично, - решительно сказал он, - отлично! Я чувствую, друзья, как оковы спадают с разума! И с души! И с тела!
- И с астрального духа, - подсказал Маркус. - Если ты имел в виду микрокосмическую тетраду

Отредактировано Marcus Belby (27.09.20 23:07)

+2

7

Пока совершеннолетние представители хороших магических семей пытались прийти к согласию по поводу количества и вкусовых качеств огневиски (получалось у них не очень, но Тони уже привык, что там, где собирается больше одного рейвенкловца, спор возникает автоматически и, по его скромному мнению, - из ничего), несовершеннолетний и безродный Рикетт подвинул тарелки так, чтобы не сбить их случайно локтем с узкого подобия стола, подтянул ближе вторую скамейку и кинул рядом пару матов из тех, что стояли у дальней стены и раскладывались обычно, только если после тренировки хотелось лечь и умереть, а пол для этого оказывался слишком холодным.
Покончив с этим, Тони забрал у Бирча последний наполненный кубок, давая тому возможность заняться празднично упакованным свертком. Реакция Трева, честно говоря, была какая-то уж слишком… радостная, как будто его вообще подарками не баловали. Рикетт даже не удержался и посмотрел на Маркуса со сдержанной укоризной. Бирч наверняка был не самым лучшим соседом, но это ведь еще не повод оставлять парня без презента в день совершеннолетия, о чем эти орлы вообще себе думают?
О чем бы там ни думал Белби, выглядел он несколько смущенным – ну, по крайней мере, точно более хмурым, чем обычно. Тони даже стало немного неловко: а ну как своим дежурным жестом он подставил Маркуса и выставил его перед соседом сухарем забывчивым? Ну, даст Мерлин, огневиски как-то справится с этим межфакультетским недоразумением. Не зря же Белби сам первый тост предложил – явно знает, что делает, он же типа того… умный.
- Э-э-эй, Трев, не разгоняйся так, - присвистнул Тони, глядя, как Бирч накинулся на свою порцию благородного пойла как на какой-нибудь тыквенный сок. – Ты смотри как разошелся.
Вообще-то это было странно. Выглядело так, как будто парень поставил себе цель от души надраться, но зачем для этого переводить хороший огневиски, если кто-нибудь из ушлых семикурсников наверняка сможет протащить в школу склянку-другую какого-нибудь ядреного бренди из «Кабаньей головы»? Дешевле и надежнее. Ну да у Тревора Бирча свои причуды, пусть развлекается, как хочет.
Тони неуверенно поболтал свой кубок в руке и, зажмурившись, сделал большой глоток. Хм, странно. Вообще не тот вкус, которого он ожидал. И дело даже не в том, что медом тут и не пахнет – просто ну… и это все? Как какое-то зелье от простуды, честное слово!
В чем прикол, Тони осознал пару мгновений позже, когда по телу вдруг разлилось такое тепло, которого и от жарко натопленного камина не бывало. А главное – узел, затягивающийся внутри последние месяцы, вдруг стал как будто слабее, и мысли об учебе, домашке, квиддиче и всяком таком стали чуть менее назойливо скрестись из тех далеких уголков собственной черепушки, куда Рикетт их старательно загонял.
- Да как бы Бирча за добавкой гонять не пришлось, - хохотнул Тони, разглядывая рейвенкловцев с внезапно проснувшейся симпатией. Нормальные же ребята все-таки. Адекватные. Ну, с поправкой на факультет, конечно, но в целом… - Что, Трев, вот смог бы ты достать еще бутылку, если бы пришлось? Задачка для настоящего героя.
Он чуть смелее сделал еще глоток и, прищелкнув пальцами, потянулся к тарелке с закусками, выбирая что-нибудь пожирнее. Тэмзин, конечно, удар бы хватил за такое вопиющее нарушение спортивного режима, но то, о чем капитан не знает, ей не повредит.
- Э-э-э, стоп-стоп-стоп, - возмутился Рикетт, протестующе выставляя вперед руку. – Давайте без этих ваших микроскопических тетраид, видит Мерлин, я столько не выпью, чтобы разговор поддержать!

…Как выяснилось, он жестоко заблуждался. Прошло не так уж много времени и Бирчу даже не пришлось быть слишком настойчивым в том, чтобы периодически подливать в кубки «жидкость цвета пламени», как Тони, кажется, мог бы вполне компетентно рассуждать практически обо всем на свете. Выходило, впрочем, больше не о научных вопросах, а о ерунде какой-то, о которой Рикетт уже лет десять как не вспоминал.
- А я тебе точно говорю, что это было во «Встречах с вампирами»! - запальчиво доказывал Рикетт, размахивая рукой, в которой было зажато куриное крылышко. – Его староста нанял, чтобы снять проклятье с дочки мельника, и там был нехилый такой замес в конце. А в «Каникулах с каргой» одни только сопли, любовь-морковь и бредни романтические, я, вроде бы, даже не дочитал. Маркус, ну скажи ему, что я прав!
В представлении Рикетта звание «тыжботаник», часто выдаваемое уже по факту наличия у человека очков, обязывало знать содержание всех возможных книг из Хогвартсовской библиотеки и еще парочки запрещенных. В качестве компенсации можно было ничего не понимать в квиддиче и вообще игнорировать мейнстрим. Тут, как говорится, каждому свое.

+2

8

Конечно, Бирч пообещал Рикетту, что, если кому не хватит, хоть из-под земли достанет еще выпивки. Бутылку - так уж точно. Или, может, две?.. И точно - спустя десять минут и еще один тост, количество обещанной-грядущей выпивки увеличилось до двух бутылок. А через полчаса - до десятка, причем пронести их развеселившийся здоровяк обязался прямо перед носом у Амбридж, чтоб ей пусто было!
Маркус, сидя по-турецки на мягких матах, беззлобно посмеивался над не знающим своей меры Бирчем. Сам себя он нисколько не ощущал пьяным. Скорее, наоборот. В голове было ясно, как никогда. Границы сознания раздались вширь и вглубь, сметая жалкий мусор подростковых комплексов и социальных условностей. Теперь уже Белби и сам не стыдился признаться, что еще пару лет назад читал и перечитывал книги Локхарта. Вон, дома, в верхнем ящике комода и по сей день хранилась коробка с фигурками из локхартовских историй, и настольная игра по мотивам, и коллекционные карточки, и даже вершина искусства от производителей магических игрушек - восковая кукла самого главного Героя-Гильдероя, поразительно вовремя и со смыслом цитирующая самого себя... В хмельном приливе великодушия Маркус пообещал подарить воскового говорящего Гильдероя Бирчу, - с днем рождения, конечно, - за что именинник едва не задушил его в своих могучих объятиях.
- Ты прав, Тони, - кивнул Маркус, морщась и потирая шею после дружеской хватки Бирча: - И ты прав, Тревор. Вы оба правы! Пр-росто вы говорите о разных леди. Дочку мельника звали... я не помню, как. А в "Каникулах" была, э-э-э если я не ошибаюсь, древняя ведьма Изабо де ла Мар и ее подруги. И-и-и не скажи, не скажи-и-и-и, Тони, она была о-о-очень интересным персонажем, пока не стала вешаться на Гильдероя...
- Она была прекрасна и опасна! Кольцо с ядом, отравленная толедская сталь! - с пафосом и драмой в голосе процитировал Бирч, заново наполняя кубки. - Опаснейшая из друзей, достойнейшая из врагов! И в любви, и в ненависти, и в возде... вомзе... водемзи...
- Визьмиси... - попытался подсказать Маркус. - Возё...
- Вемде...
- Воз-мез-дии! - хором, наконец, выговорили Белби и Бирч; Маркус рассмеялся, схватил свой кубок, пригубил, продолжая смеяться, поперхнулся и закашлялся.
А Бирч... Тревор улыбнулся слабой, безнадежно-печальной улыбкой. И вдруг вытер тыльной стороной ладони повлажневшие глаза. Коротко, трагично шмыгнул носом. Глотнул еще виски - он выпил, конечно, больше всех, - и часто-часто заморгал мокрыми ресницами, чтобы прогнать выступившие слезы.
- Я вот... вот... полностью! На все! Был для нее готов! - тихо сказал он, как будто самому себе. - На все!
Вдруг стало тихо. Это Маркус перестал ржать, поправил съехавшие набекрень очки и растерянно посмотрел на Тони поверх стекол.

Отредактировано Marcus Belby (10.11.20 14:10)

+3

9

- Во-о-от, я прав! - Тони красноречиво ткнул пальцем в сторону Маркуса, не особо слушая его дальнейшие уточнения. - Ну да, Изобель что-то там, я ж говорю. И подруги. Тос-ка, - припечатал он, с размаху опустив пустой кубок на лавку, чтобы его слова звучали весомее.

Бирч и Белби, впрочем, не разделяли его литературных вкусов, и Рикетт только пожал плечами. По его скромному мнению, женские персонажи в хорошей литературе - деталь чисто декоративная. Ну там, знаете, прекрасная дама, которую нужно спасать, кроткая селянка, дающая герою стол и кров, распутная дева в таверне, наконец - хотя даже тут уже немного перебор. А выдвигать женщину на передний план в повествовании - это, ну... как девчонке биту выдать. Правилами не запрещено, конечно, но мы же все понимаем, что ничего хорошего из этого не выйдет. Локхарту, наверное, можно простить этот писательский эксперимент в "Каникулах..." - он всегда прогибался под аудиторию, но нельзя же на самом деле считать этот дамский романчик достойным внимания.

Хотя ладно, что это он. Маркус и Тревор - рейвенкловцы, им даже продвинутый курс теоретической магии кажется интересным.

Так что Тони, будучи перманентно человеком неконфликтным, а в данный момент  - еще и разомлевшим от выпитого, спорить с вдарившимися в цитирование собеседниками не стал, а просто подцепил с тарелки остатки пирога и только собирался со вкусом его заточить, как понял, что атмосфера в раздевалке неуловимо изменилась.

- Ну я ж говорю: сопли одни, - начал было он, но, поймав растерянный взгляд Маркуса, осекся: - Или это ты… не из Локхарта цит… цитируешь?

На какую-то долю секунды Рикетт почти понадеялся, что Бирч просто очень проникся Изой де ла Мор или как там ее (В голове упорно крутилось «Мур», но Тони точно помнил, что это история про другую злую ведьму). Только в подкорке уже зудело тревожное предчувствие, что они заступают на опасную территорию личных драм и душевных переживаний. Вот драккл, а все же было так хорошо, ну зачем, зачем?!

- Трев? - неуверенно протянул Тони. Глядеть на раскрасневшееся, как будто слегка поплывшее лицо приятеля было как-то до ужаса неловко, и Рикетт отвел взгляд, потянувшись за своим кубком. От неудачного движения рукой часть виски плеснула на скамейку и тарелки с едой, но Тони не обратил на это внимания. – Ты чего? – несколько смущенно закончил он, мысленно умоляя Бирча прийти в себя и проорать какой-нибудь дурацкий тост. Меньше всего им сейчас нужна еще одна сага о разбитом сердце, да к тому же не от автора приключенческих бестселлеров, а от пацана, едва-едва перешагнувшего совершеннолетний рубеж.

+1

10

У Годфри были проблемы с распределением времени. Когда тебе всего шестнадцать, кажется, что успеть можно вообще все. А оказывается, что спать и есть тоже когда-то нужно. Еще у Годфри были проблемы с памятью. То есть, не совсем так: он обладал способностью запоминать все, что считал важным. Например, учебный материал или детали исследований. Но вот какие-то житейские вещи вечно вылетали у него из головы, а потом внезапно выяснялось, что он должен был быть в двух разных местах в одно и то же время. Эх, вот для таких, как он, кажется, и придумали маховики времени. И то не факт, что Годфри и с маховиком успевал бы все.

Сегодня с утра Мидхерст внезапно вспомнил, что у Бирча праздник. Ладно, это не он вспомнил, а заметил, как Маркус поздравляет Бирча от их троицы, и вспомнил, что его, Годфри, вообще-то Тревор пригласил отметить, утверждая, что он приготовил что-то грандиозное. Мидхерст, вообще говоря, был удивлен: на немо товарищ где-то после третьего курса внезапно стал искоса поглядывать. В целом, общение осталось тем же - Бирч был добрый и открытый парень, а Годфри всегда рад был помочь с чем угодно. Но порой в воздухе чувствовалось какое-то напряжение, которое он никак не мог объяснить. Мидхерст, даром что сам был слегка странненький, уже привык к подобным взглядам, но чувствовать себя неловко в компании кого-то столь же далекого от нормальности было нелепо. И вот Тревор зовет его на праздник. Наверняка за компанию с Маркусом, но, тем не менее, Мидхерсту было приятно. Пока он не забыл.

Годфри честно пытался помнить о приглашении, однако когда на горизонте замаячил один из рейвенкловских пятикурсников, которому кто-то шепнул, что вот этот парень в очках может помочь разобраться с материалом (чем ближе СОВ, тем больше непонятных моментов появлялось в учебниках, и тем востребованнее становились старшекурсники), он сразу же забыл обо всем, увлеченный странностями, происходящими в момент столкновения двух потоков заклинаний, которые он обещал объяснить чуть позже, когда вспомнит материал. Как назло, назначенная дата совпала с днем рождения Тревора. И Годфри, клятвенно пообещав присоединиться чуть позже (ну, максимум, на полчаса опоздает!), с чистой совестью отправился в библиотеку.

О чем он не подумал, так это о том, как вообще пробираться в квиддичные раздевалки. День рождения в раздевалке - это был действительно праздник, достойный королей. Годфри хихикнул и поспешил к квиддичному полю.
- Эм, ребята? - Мидхерст чувствовал себя невероятно глупо, стоя примерно в том месте, которое описывал Бирч, но совершенно не представляя, куда двигаться дальше. Кажется, Филчу следовало бы на все помещения повесить таблички, чтобы точно ничего не перепутать. Но логика и координирование было в Хогвартсе не в чести - Годфри даже ни одной карты не видел! - А где здесь вход?

Отредактировано Godfrey Midhurst (05.12.20 22:00)

+2

11

В ответ на вопрос Рикетта Бирч только махнул рукой. В этом коротком жесте удивительным образом сочетались беспечность и трагизм, и трактовать его можно было и как "не волнуйтесь, я с этим справлюсь", и как "кому какая разница, умру - никто не вспомнит". Маркус перевел взгляд с него обратно на Тони и коротко пожал плечами - мол, да имп его знает, что с ним. Меры своей не знает, вот что.
Сразу стало как-то неуютно. Досадно - отлично же сидели, хороший, достойный праздник был. Маркус уныло посмотрел на стол, заметил, что куриные крылышки тонут в виски и, горестно вздохнув, стал доставать их вилкой.
- Трев, ты это... тарелочку п-подай, пожалуйста. П-пустую. Во-он там, - попросил он.
Бирч молчал, глядя в пустоту. Он был на дне отчаяния и одновременно выше всей этой мирской суеты. Белби терпеливо вздохнул.
- Трев, т-тарелочку подай. П-переложить. Крылышки тонут. Им нельзя, они принадлежат другой алхимической стихии, - Маркус устало покачал головой, махнул ладонью на Бирча и обратился к Рикетту: - Тони, т-тарелочку подай, п-пожалуйста.
- В столкновении пр'тивоположных стихий рождается страсть, - вдруг с напором выдал Бирч. - И в огне страсти сгорает... все!
Маркус проткнул вилкой одно жареное крылышко, поднял его на уровень глаз и внимательно осмотрел.
- Тревор, ты преве... прил... пре-у-ве-ли-чиваешь алхимический потенциал куриных крылышек, - флегматично констатировал он. - По-моему, их надо просто переложить в эту... в с-сухую тарелку, и все... Но я, в отличие от дяди, не зельевар! - он поднял руки (и вилку с крылышком), будто оправдываясь, и вдруг навострил уши: - О! Слышите?! Годфри! Сиди, Тони! Я выйду, встречу его!
С этими словами Маркус радостно - сейчас снова начнется веселье, а то приуныли, - вскочил на ноги, пошатнулся, завалился обратно на маты, придурковато заржал, снова поднялся, уже аккуратнее и, наконец, вышел в дверь.
Удивительное дело - за дверью была одежда.
"Да кто повесить успел, выходить же неудобно", - подумал Маркус и тараном двинулся дальше.
Вытянутой рукой он нащупал глухую стенку и, потеряв равновесие, упал вперед. Сверху на него обрушилась спортивная одежда. Шмотки пахли резким одеколоном с отчетливой ноткой пота. Маркус проморгался. Рукав квиддичной формы ласково, игриво скользнул по лицу, и Маркус оскорбленно отбросил его подальше. Вот ведь свинство! Белби сердито отряхнулся и вдруг почувствовал огромную досаду на Бирча, из-за которого нормальный, трезвый человек вынужден так убегать с праздника, что путает входную дверь с дверцей шкафчика. Вот сидели же нормально!
Но - ладно.
Были дела и поважнее... всех этих... девчонок.
- Эээ, ребята? - позвал Маркус Тони и Трева тем же тоном, каким до этого позвал их снаружи Годфри. - А где здесь выход?

Отредактировано Marcus Belby (10.12.20 10:28)

+2

12

Тот самый алкоголь, который еще совсем недавно помогал Рикетту находить с рейвенкловцами общий язык, вдруг переметнулся на темную сторону и начал активно этому препятствовать. По крайней мере, Бирча Тони совсем не понял и снова вопросительно посмотрел на Маркуса. Странное дело, он-то думал, что это Трев будет им с Белби переводчиком, а вон оно как выходит.

Маркус, по-видимому, считал, что выходки Бирча следует игнорировать, и тогда оно само пройдет, но все же вечер перестал казаться Тони таким же беззаботным, как всего пару минут назад. Выяснилось, что, когда огромная и шумная, как и он сам, веселость Тревора схлопнулась радужным мыльным пузырем, пустоту, образовавшуюся вместо нее, заполнить было не так-то легко.

Рикетт молча протянул Маркусу тарелку – участвовать в дискуссии про алхимический потенциал он точно не смог бы – и почти сразу отобрал ее у разошедшегося Белби, когда тот вскочил на ноги, намереваясь немедленно притащить сюда еще и Мидхерста. Беседа про алхимию грозила затянуться до глубокой ночи, но между ней и Душевными Травмами Тони даже в нетрезвом уме выбирал первое.

- Да я сам бы… Маркус, куда, это шкаф!.. Эхххх…

Тони смущенно почесал затылок и глянул на Бирча, собираясь было намекнуть ему, что Белби больше наливать не стоит, но Тревор был где-то в своем мире, и Рикетт решил не тревожить его глупой повседневной суетой. А то, чего доброго, снова некстати вспомнит про эту, как ее, испепеляющую страсть, во.

- Держи вот, - протянул он приятелю тарелку, выловив последнее крылышко из алкогольного бассейна. По мнению Тони, еда была идеальным индикатором душевного состояния человека, и если Бирч будет есть – с ним не все еще потеряно. – А я пойду Годфри встречу.

Встав, наверное, слишком резко – Рикетта неожиданно повело назад и вбок, и он долбанул плечом о негодующе лязгнувшую дверцу шкафчика Флита, – Тони сделал несколько шагов в сторону вороха одежды, вывалившейся из… О, ну супер, Маркус разворотил владения Смита, Заки будет в восторге.

Рикетт протянул руку в недра смитовского личного имущества и, отловив там Белби за воротник, осторожно потянул рейвенкловца обратно на свет.

- Спокуха, это я, давай, вылазь оттуда, - добродушно пробормотал он, а потом поднял ком из вещей с пола и небрежно забросил их внутрь шкафа. Все равно развесить так же аккуратно, как Зак, не выйдет, так что какая разница, за что завтра получать порцию бурчания?

- Давай-ка, посиди с Тревом, а я пой… пойду встречу Годфр-р-ри, да, - сказал Тони, надеясь, что прозвучало это сдержанно и решительно, хотя на деле буква «р» в не самом сложном имени сокурсника поддалась ему далеко не с первого раза. – А то он околеет там скоро.

С трудом фокусируя взгляд на одной точке, Рикетт вышел в общий коридор, качнулся, привалившись к двери в женскую половину, нервно дернулся прочь от проклятой комнаты и наконец дошел до входа и высунул голову наружу.

- Мидхерст, ты тут? Ты где столько пропадал, мы там половину выпить успели. Заходи давай, чего стоишь? Осторожно, тут темно и эти… как их… м-метлы.

Отконвоировав Годфри до места их пирушки, Тони втолкнул его внутрь мужской части раздевалки и преувеличенно бодро (насколько позволял слегка запинающийся на самых простых звуках язык) возвестил:

- Ну, теперь вроде все собрались! Трев, ты же больше никого не ждешь, нет? Давай, налей Мидхерсту, а то что он как не родной, в самом деле!

+1

13

Годфри чувствовал себя дураком, стоя перед местом, где по предположению были раздевалки, но почему-то никто не отвечал. Как и всегда в такие моменты, в его голову начали закрадываются мысли о том, что может быть Бирч решил так подшутить над ним, а сам праздник в это время проводится в другом месте. Действительно, кто устраивает день рождения в квиддичной раздевалке? Но с другой стороны, это же старый-добрый Трев, да и не в его стиле было так шутить над своими друзьями.

- Ребята? - еще раз неуверенно позвал Годфри. И - о чудо! - перед ним отворилась дверь, совершенно незаметная, если не знать о ней. За дверью показалась не слишком трезвая голова Тони, а после и он сам. Мидхерст быстро зашел в помещение и закрыл за собой дверь - он уже успел замерзнуть, пока шел от замка к полю и стоял возле раздевалок в ожидании. Вид Рикетта внушал надежду, что на празднике будут поданы горячительные напитки, и Годфри наконец отогреется.

- Оно и видно, - хмыкнул Мидхерст. - Уютненько у вас тут, - Он обошел метлы, еще с первого курса не внушавшие ему доверия, и прошелся следом за Тони. - Привет, ребята!
В целом, все было цивильно (по крайней мере по сравнению с рейвенкловской спальней), вот только Бирч, кажется, слегка загрустил. Мидхерст уже привык к тому, что друг легко поддается романтическим веяниям, но сегодня захотелось поднять ему настроение, чтобы тот не переживал по пустякам. - Эй, Трев, замечательно ты все организовал. Извини за опоздание, дружище.

Годфри скинул одежду на скамью и примостился рядом, взяв один из предложенных стаканов. Пожелав имениннику крепкого здоровья, он бодро выпил светло-коричневую жидкость и закашлялся от неожиданности и от необычного вкуса напитка... Виски (а это был именно он) пошел носом.
"Закусывать надо", - наставительно заявил Он.

- Кх, что там у вас, курица? - Не дожидаясь ответа, Годфри потянулся за тарелкой с крылышками и вцепился в одно. После виски стало тепло, и Мидхерст решил, что першение в горле не самая страшная расплата.

Отредактировано Godfrey Midhurst (02.02.21 16:47)

+2

14

Ведомый дружественной рукой, Маркус вывалился из шкафа и сел на пол. Он по-прежнему совершенно не ощущал себя пьяным - вот же, вот же, ясно мыслит, полностью контролирует себя! - но голова почему-то кружилась и в глазах слегка двоилось. Белби задумчиво шмыгнул, обвел раздевалку мутным взглядом и попытался, любопытства ради, посчитать количество шкафчиков. Все-таки, даже старый добрый Огден не смог вытравить из рейвенкловца экспериментатора и исследователя. И сейчас Маркусу подумалось, что если он сосчитает все шкафчики несколько раз и получит различные результаты, то все-таки придется признать себя немного пьяным, а если одинаковые - то он пока еще абсолютно трезв.
Однако на втором шкафчике его внимание привлек какой-то жалкий, сдавленный звук. Это был Бирч - он уронил голову на грудь и тихонько, противно хныкал, утирая пьяные слезы хаффлпаффской квиддичной мантией. На лице Маркуса отразилось смешанное чувство - и жалость, и насмешка, и брезгливость. Белби подобрался и выпрямил спину.
- Трев, - глухо произнес он, - Трев! Ты мужична, Трев...
Бирч грохнул кулаком по столу.
- Да что т-ты знаешь?! - выкрикнул он, вытирая слезы тыльной стороной ладони. - Ты, б-б-ботаник, что ты вообще знаешь?! О мужчинах?! О ж-ж-женщинах?! О том, как б-б-болит в груди р-разбитое сердце?!
- Че-е-о-о-о?! - угрожающе переспросил Маркус, который в пьяном виде был вовсе не таким интеллигентным, как в трезвом.
Чуть помедлив - не от страха, а оттого, что не смог сразу сообразить, где его рука, - Белби достал волшебную палочку. Однако Бирч не собирался драться. Он снова заплакал. Маркус презрительно смерил его взглядом и, вздохнув, убрал палочку.
- Что я знаю о женщинах?! - передразнил он Бирча и громко усмехнулся: - Пф! Что Я! Я!!! Знаю о женщинах?! Пффф... - Белби театрально засмеялся, а затем вдруг посерьезнел и честно признался: - Ничего. Но я г-горжусь этим!

В этот момент дверь раздевалки снова открылась. На пороге показался сперва Годфри, а затем и Рикетт. Маркус радостно поприветствовал обоих - и только потом вспомнил, что Тони видел, вообще-то, пару минут назад. Тревор же совершенно не отреагировал на еще одного своего долгожданного гостя. Весь его вид выражал бескрайнее страдание. Маркус вздохнул и, с трудом поднявшись с пола, достал из бирчевой сумки еще одну кружку и налил всем четверым огневиски.
- Деннис Алдермастон, - ответил он вместо Трева на вопрос Рикетта. - Денни еще должен был пррррийти, но он на этой... на Амбридж... тьфу!.. на отработке у Амбридж.
Алдермастон чуть ни не с самого начала года зачастил к школьному инспектору на отработки, но в этот раз получилось безумно красиво и почти по-геройски: на уроке у Денниса обнаружилась неучебная литература, которую, по новому декрету, надо было конфисковать. На что Алдермастон, не смешавшись, ответил, что, в таком случае, согласно этому декрету, то же самое надо сделать с министерскими учебниками по ЗОТИ.
При всем курсе!
Прямо в лицо Амбридж!
Кр-р-расиво!
Молчаливо осушив свою кружку под тост Мидхерста, Белби, наконец, понял, чего в этой ситуации не хватало Бирчу. Принципиальности. Решимости. Философского взгляда на мир, свободного от животных позывов и примитивных страстей.

- Я тебе вот что с-скажу, Трев, - спокойно, серьезно и очень душевно изрек Маркус, - для серьезных побед в жжжжизни нужно это... уп... упор... упорство! Не сильные чувства, не дув... не душевный порыв! Нет! Упорство, Трев! - Белби поднял вверх указательный палец. - И это значит, шшто нужно упор... упр-р-р... упарываться! И не ост-навливаться на этом!
- Упираться, - сквозь слезы поправил Бирч. - Упорствовать.
- Я так и сказал! - отмахнулся Маркус и вздруг повысил голос, обращаясь сразу ко всем собравшимся: - Джж-нтльмены! Я щитаю, Трев должен не... не должен... не поддаваться. Этой... к-коварной оссобе... из-за которой... тут у нас все...
И Белби, не найдя подходящих слов, только печально развел руками.

+3

15

*написано в соавторстве с Бирчем Маркусом*

Если бы Тони был по жизни внимательнее (или хотя бы в данный момент на порядок трезвее), он бы наверняка заметил, что за время его отсутствия обстановка в раздевалке стала еще более упаднической. В крайнем случае, стоило бы зафиксировать в сознании, что многострадальная форма Смита давно уже используется именинником вместо носового платка, и Зак за это его – Тони, а не Бирча, к сожалению, – завтра занудит до смерти. Но в эмпатии Рикетт был не слишком силен, наблюдательностью тоже не отличался – Мерлин, он даже то, что Тревор в конец расклеился, увидел только тогда, когда Маркус внезапно свернул на тему всякой там разной упорности.

Допивая очередную порцию огденского, Рикетт для себя твердо решил, что на эту скользкую тему и дальше будет помалкивать. Мало ли, вдруг рейвенкловцы сейчас снова Локхарта обсуждают. А если и не его, а реально какую-нибудь Бирчеву драму, то Тони все равно  по поводу женщин сказать особенно нечего. 

…И тут выяснилось, что выпитый виски курсировал по организму Рикетта по какой-то весьма загадочной траектории и именно сейчас решил ударить Тони в голову. Да так, что тот вдруг понял: как это «нечего сказать»? Еще как есть! На целое эссе хватило бы. Потому что в его окружении до неприличия много прекрасных дам, и большая их часть только и делает, что дурит ему башку, треплет нервы, расшатывает психику и… и… И вообще!

- К-конечно, не должен! – горячо поддержал Маркуса Тони, отставляя пустой кубок. – Потому что, Трев, знаешь, что я тебе скажу? Девчонки – это драк-лец. Серьезно. Не связывайся. А то у нее в один день одно, в другой другое, то она тебя знать не хочет, то чуть ли не на шею вешается. «Нет» значит «да», «да» значит «нет», «ты не так понял», «давай, сам догадайся»… Так же и крыша поехать может. Я вот, знаешь, вообще не удивлюсь, если эта твоя барышня тебя даже не отшила – это у нее просто день плохой был. А ты оказался недостаточно, того… Как Белби говорит?.. упоро… упорен.

Выпалив этот чересчур длинный для него спич и даже почти ни разу не запнувшись, Тони угрюмо откинулся спиной к шкафчику и снова взял кубок в руки, чтобы начать бездумно крутить его в пальцах. Слабые рыцарские порывы в душе робко замечали, что говорить о девочках так нельзя – некрасиво, нехорошо, да и вообще он позволил себе слишком много личного (и лишнего), но чисто мужская компания и плещущийся внутри виски убеждали Рикетта, что все он сделал правильно. Кто-то должен был уже сказать Тревору правду: от этих девчонок одни проблемы. А сам Тони, если не начнет хотя бы иногда выговариваться, закончит, не дай Мерлин, совсем как Бирч и будет только нюни в раздевалке распускать, в чужую квиддичную форму сморкаясь. Гадство-то какое.

Пораженный открывшимися нерадостными перспективами, Рикетт как-то пропустил, какой эффект его пламенные речи произвели на непосредственного адресата.

Бирч в мрачном молчании прислушивался, и на его круглом простодушном лице отчетливо обозначилась напряженная работа мысли.

- А н-надо было?.. - уточнил он.

- А? – очнулся Тони. – Надо было что? – этот вопрос он адресовал Маркусу и Годфри, потому что Трева понять сегодня уже отчаялся.

+3

16

Курица стала глотком свежего воздуха в душной комнате. Точнее, куском вкусного мяса. Годфри только сейчас понял, что он забыл поесть. От выпитого слегка закружилась голова, и Мидхерст нашел это забавным. Но что еще более интересно - головная боль отодвинулась куда-то на задний план. Это было замечательно. Годфри потянулся еще за одним куском.

- Упар... А в ч-чем дело-то? - Мидхерст перевел взгляд с грустного Бирча на Белби. Кажется, в какой-то момент он упустил важную сюжетную ветку в жизни Трева. - А-а-а, ж-же-енщины.
Женщины были для Годфри чем-то непонятным. То есть, он прекрасно осознавал, что они так же, как и все, пьют, едят, учатся, разговаривают и даже ходят в туалет (только почему-то все вместе), но чем они думают... Чем они думали - загадка.

"А ты знаешь, чем они там думают, а? "
" Ну головой наверное, не задницей же."

Годфри хмыкнул и решил для себя, что для Него женщины тоже были загадкой. А жаль, может, Он что-нибудь бы и подсказал.

- Я т-тоже слышал, что у них «нет» означает «да», - вставил свои пять копеек Годфри, отпивая еще немного горячительной жидкости из своего стакана. По телу разлилось приятное тепло, а сам Годфри неожиданно для себя решил, что надо действовать. А то что Бирч тут грустить вздумал.

- А знаете, что? Знаете? - Мидхерст и сам не знал, что они должны знать, но продолжал размахивать куриной косточкой, активно жестикулируя, - Я сч-читаю, что нам вот прямо сейчас надо встать. Встать, да, - первый пункт его плана по возвращению Треву хорошего настроения неожиданно быстро выполнился - Годфри уже стоял на ногах. - Встать, значит. И пойти. Пойти прямо к эт-той коварной особе! И з-заявить, что они... Она теряет, - Мидхерст ткнул куриной косточкой прямо в Трева, - То есть, кого. Кого теряет. А то что мы тянем низзла за эти, как их там... Причиндалы, во. Пойдемте, найдем ее и все-все скажем. Т-только ты форму оставь, т-тебе этот цвет не к лицу.

"Хотя, некоторые люди думают исключительно задницей", - продолжил Он, и Годфри мысленно с ним согласился. Да, бывают такие люди, некоторые даже с ним учатся.

Отредактировано Godfrey Midhurst (09.02.21 11:27)

+4

17

- Правильно! - подтвердил Маркус. - Совершенно верно, именно так и н-надо поступить!
Он стоял за спиной Мидхерста, привалившись плечом к шкафчику и покачивая в такт своей речи пустой кружкой. Иногда качался, кажется, он сам, а не кружка, а иногда - и весь окружающий мир, но это было даже весело и здорово. И сидеть здесь с этими отличными парнями было тоже здорово. И вообще - стоило найти простое решение проблеме Бирча, как жизнь вновь похорошела и налилась всеми яркими красками многоликого счастья.
- Давайте пойдем к ней, - продолжал Белби. - Найдем ее где угодно, из-под земли достанем - и с-скажем ей, что нам она совершенно безразлична! А? А?! И слушайте! Хватит говорить о ней, как о каком-то... ну... Том-Кого-Нельзя-Называть! Мы можем ее назвать! Это же Мертон, да, Бирч? С которой ты сел рядом, когда опоздал на Заклинания?
- Мертон, - подтвердил пьянненький Бирч, - Мертон! Но... погоди! Те! По-го-ди-те! Вы все хотите сказать, что она меня не отшила, да?
- Это ты ее отшил, - успокаивающим тоном подтвердил Маркус.
- Я?! - Трев в испуге проморгался. - К-когда?!
Белби на пару секунд глубоко задумался.
- Неважно, - глубокомысленно изрек, наконец, он. - П-посмотри на это... эээ... философски, да?
Но взгляд Бирча, направленный на Маркуса, выражал одно лишь полное непонимание.
- Я ее хотел... наоборот... - потрясенно сказал он, оглядываясь на друзей, - п-п-пришить... А выходит... отшил?!
Маркус озадаченно посмотрел на Энтони Рикетта, который так внезапно показал себя искушенным знатоком человческй натуры. Но Бирч не стал больше дожидаться советов. Он вскочил, едва не растянувшись на полу и не перевернув при этом весь стол, и заспешил к двери - почему-то петлей через шкафчик, а затем зигзагами до порога.
- Да ты куда?! - удивился Белби.
- Ну как куда?! Ес-если "нет" означает "да", то она с-согласилась со мной встречаться! - радостно воскликнул Бирч, но тут же с бесконечным раскаянием добавил: - А я, дурак, отказался, что ли?! Быстрее! Быстрее, друзья, надо вернуть наши с ней отношения!

+4


Вы здесь » Drink Butterbeer! » Pensieve » 25.02.96. Праздник, достойный королей