Drink Butterbeer!

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Drink Butterbeer! » Pensieve » 03.08.95. Hard Times


03.08.95. Hard Times

Сообщений 1 страница 20 из 21

1

http://forumupload.ru/uploads/001a/2e/af/262/195136.jpg http://forumupload.ru/uploads/001a/2e/af/262/281930.gif http://forumupload.ru/uploads/001a/2e/af/262/626173.jpg
http://forumupload.ru/uploads/001a/2e/af/262/996092.gif http://forumupload.ru/uploads/001a/2e/af/262/285114.jpg http://forumupload.ru/uploads/001a/2e/af/262/547186.gif

Anthony Rickett & Katie Bell
3 августа 1995 год (четверг)
Дом у моря

Если я упаду, собирай меня, собирай меня ты.
По кусочкам. (с)

[nick]Katie Bell[/nick][icon]https://i.imgur.com/GB1g0SN.png[/icon][status]hard times[/status][pers]<b><a href="https://drinkbutterbeer.rusff.me/viewtopic.php?id=1015#p96831" target="_blank">Кэти Белл</a></b>, 15 лет[/pers][info]Гриффиндор, 5 курс<br />Охотница сборной факультета по квиддичу [/info]

+6

2

От крохотной станции до дома идти было минут 20, если не торопиться. Тони и не спешил – сойдя с последнего поезда, следовавшего от порта, он поправил сумку на плече, глянул вслед уходящему составу и зашагал по тропинке, витиевато, но неуклонно ведущей к берегу уже шумевшего вдалеке неспокойного моря.
В начале каникул Рикетт провел много часов в спорах с родителями, доказывая, что после сдачи С.О.В. уже достаточно самостоятелен, чтобы начать подрабатывать. Для всех окрестных подростков – будь они магами или нет – единственным местом, где можно было найти работу на лето, был ближайший порт, в котором каждый день выгружались и закладывались на корабли миллионы ящиков со всяким добром – как волшебным, так и маггловским. Тони работал у ушлого сквиба, мистера Клэнси, но в сущности с таким же успехом мог бы сговориться с любым из простецов, промышляющих прямо в доках – какая разница, для кого и какие тюки таскать?
В том, что между ним и маггловскими мальчишками, работавшими бок о бок, нет особенной разницы, Рикетт просек довольно быстро и так же быстро влился в компанию. Всего-то и надо было – больше слушать и меньше болтать. Ну и не слишком выдавать своего удивления, когда на перекуре по кругу пускают жестяную банку с дешевым маггловским пивом.
Привкус последней выпитой с приятелями уже на вокзале пинты все еще чувствовался во рту, и Тони не слишком торопился домой, опасаясь, что мать услышит запах алкоголя или же сигарет (но тут можно было сказать, что грузчики постарше курили рядом, а он так, просто стоял). Сегодня, правда, вроде бы Беллы должны приехать – а при них предки не стали бы устраивать скандал.
Поднявшись на холм, закрывавший до этого вид на дом, Рикетт наконец увидел их небольшой коттеджик с горевшими на первом этаже окнами. Ага, похоже, все уже собрались и ужинают. Ну и зашибись. Значит, никому точно не будет до него дела.
- Я дома, - крикнул Тони с порога, бросив на пол сумку, и просунул голову в дверь столовой: - Здрасьте, мистер и миссис Белл. Привет, Кэти.
В разговоре за столом повисла неловкая пауза, и Рикетт удержался от того, чтобы закатить глаза. А что, стандартных вопросов не будет? «Как каникулы, Тони?» «Хорошо ли ты сдал С.О.В., Тони?» «Тони, Мерлин мой, как ты вырос!» Или все отменяется, если твой друг месяц назад внезапно отдал концы, и теперь все стараются быть с тобой до чертиков тактичными? Как будто. Это. Имеет. Какой-то. Смысл.
- Ты сегодня поздно, сын, - отец смотрел на него с плохо скрываемым неодобрением. – Кэти уже заждалась, ей скучно с нами, взрослыми.
- Мгм, - невнятно пробормотал Тони, пряча слегка мутноватый от выпитого взгляд. – Я переоденусь по-быстрому, и мы сгоняем на пляж, окей, Кэти?
- А как же ужин? – это уже, конечно, мама.
- Я не голоден, - крикнул Тони на бегу, взлетая вверх по лестнице на второй этаж. В их небольшом доме обставленная гостевая спальня была всего одна, и, если Беллы приезжали с ночевкой, там размещали родителей Кэти, а ей самой освобождали комнату Тони, переселяя его самого на диван в отцовском кабинете. Открыв дверь и чуть не споткнувшись о рюкзак Белл, Рикетт тихо ругнулся, пробрался к шкафу и наскоро переоделся, швырнув футболку в корзину для грязной одежды, а потом переложил в карман домашних джинсов мятую пачку сигарет. Перед приездом Кэти мать убирала в его комнате, но, к счастью, все, что ей не стоило бы видеть, Тони прятал не здесь.
- Ну что, пошли? – спросил он подругу, снова появляясь в дверях столовой.
- Только оденьтесь теплее, вечером холодает, - бросил отец, занятый разговором с мистером Беллом о каких-то новых экономических реформах министерства. Убиться просто, как интересно, наверное.
- Ага, - рассеянно кивнул Тони, застегивая до подбородка слишком объемную и теплую куртку даже для прохладного британского лета, и небрежно кивнул Кэти. – Там на вешалке мои свитера висят, можешь взять, если своих не захватила.

На крыльце, едва за ними хлопает тяжелая дверь, отсекая гомон взрослых в столовой, он тормозит Кэти за локоть:
- Погоди секунду, ладно?
Рикетт уходит за дом, где у стены сложена высокая поленница дров для камина, и вытаскивает несколько аккуратных бревнышек. Запустив руку в образовавшуюся нишу, он достает оттуда припрятанную упаковку маггловского пива с ярко-красной этикеткой, расстегивает куртку и прячет под нее добычу, а затем возвращает все как было.
- Порядок, - говорит он Кэти. – Можно идти.
До пляжа нужно спускаться по узкой дорожке, Тони идет первым, придерживая рукой выпирающий из-под куртки горб. С Кэти он почти не разговаривает – страшно хочется курить, и в голове стучит беспокойная мысль, не забыл ли он зажигалку на кровати. Наконец плюхнувшись на лежак, Рикетт расстегивает куртку, ставит пиво на песок и, вскрыв упаковку, бросает Кэти одну бутылку:
- Будешь? Оно вообще-то ничего, попробуй.
Тони лихорадочно хлопает себя по карманам и с коротким довольным «ага!» вытаскивает из джинсов зажигалку. Нервно закуривает, ругаясь сквозь зубы на каждый холостой проворот колесика, и наконец откидывает голову на лежак. С сигаретой в руке все сразу становится как-то спокойнее. Рикетт – курильщик неопытный, он даже не затягивается толком, но тусклый огонек и струйка табачного дыма почему-то дают ему странное чувство защищенности, которое не могут обеспечить ни Люмос, ни даже заклинание Патронуса, если бы он смог его выучить.
- Ну что, как лето? – немного безразлично бросает Тони. Все тело ноет от тяжелой работы. И смотреть Белл в лицо не особенно-то хочется. Кэти – оттуда, из Хогвартса, куда Рикетта совершенно не тянет возвращаться даже мысленно.
С этим волшебным миром ему в целом все уже ясно.
[icon]https://forumupload.ru/uploads/001a/2e/af/277/124549.png[/icon]

Отредактировано Anthony Rickett (02.01.21 01:02)

+7

3

«- Ой, а ты правда планируешь карьеру квиддичистки?», «- Ты же хорошо учишься?», «- Наверное, поклонников у тебя много!», «-А как наш Тони, водит девушек на свидания? И занятия не прогуливает?», вопросы от старших представителей двух семейств сыпались с такой скоростью, что Кэти не успевала на них отвечать. К горлу подступал ком от накатывающей паники. Ну почему она не может просто разрыдаться и спрятаться от всего этого в комнате Тони? Кэти кажется, что если удовлетворить любопытство родителей уже сейчас, то, когда друг вернется, к нему не будут лезть. Он будет этому рад. А едва хлопает дверь, и лохматая макушка показывается в столовой, становится понятно, что ему пофиг на все и что-то точно не так. Кэти опускает голову, когда мистер Рикетт говорит о том, что ей с ними скучно. «- Нет, с вами невыносимо,» - очень сложно сдерживаться, когда надо вежливо улыбаться и делать вид, что ты в порядке, хотя это не так. Ведь она не проблемная, обычная студентка школы Хогвартс, мало чем отличающаяся о общей массы, нельзя заставлять родителей беспокоиться.

Белл догадывалась, что Тони предпочтет прогулку на берег моря, посиделкам с родней. Он прав, нужен побег, чем дальше, тем лучше. – Там настолько холодно? – хмурится, разглядывая слишком теплую куртку парня. У нее куртка тоньше, да и свитер есть, но лучше подстраховаться. – Я сейчас, - девчонка пулей поднимается по лестнице, прикусив щеку с внутренней стороны, нога после падения с метлы болит, но родители не должны знать – накажут. И зачем папа придумал это дурацкое условие? Хочешь к Рикеттам пораньше – пойдем полетаем? Нельзя летать когда ты не можешь сфокусироваться, это опасно.
В комнате стягивает с вешалок пару свитеров, натягивая сразу оба, поверх своего. Белл – мерзлячка, если на берегу будет ветер, то придется слишком быстро возвращаться. Куртка и маленький рюкзак, спрятанный за дверью, там пара пледов и какие-то плюшки с бутербродами, стащенными заранее с кухни.

Родители даже не обращают внимание, когда младшенькие покидают дом. Первое, что чувствует Кэти – свободу. Ветерок тут же треплет волосы и позволяет сделать вдох полной грудью. Больше притворяться не нужно. Можно расплакаться, если хочется, хромать, потому что больно и перестать нагло врать, что «в порядке». Никто не в порядке, в первую очередь Тони, смотреть на которого больно. Прошло не так много времени с начала каникул, но столько всего изменилось. «- А что было бы с тобой Кэти, если бы твой друг погиб на турнире?» Сердце сжимается и снова нет понимания, что делать дальше?

Два подростка молча спускаются по узкой тропинке на берег, Кэти ставит рюкзак около лежака и устраивается поудобнее, откинувшись на спинку и вглядываясь куда-то на линию горизонта. Море всегда завораживало и помогало успокоиться, но сегодня оно слишком неспокойно, может быть будет буря? Рикетт достает из-под куртки целую упаковку пива и это удивительно, правда, вот только не вызывает эмоционального отклика. Охотница едва не роняет в песок банку, но та чудом остается в руках. Крутит, рассматривая упаковку. Маггловское пиво она не пила никогда. Пока не хочется, но кто знает, может чуть позже. – Я захватила тебе поесть, - припасенные сендвичи и какие-то булочки, упакованные в пластиковую коробку, летят прямиком на шезлонг Энтони.

Вопрос дежурный, похожий на те, которые задают из вежливости, на самом деле не особо интересуясь ответом. – Потрясающе, как и твое, судя по всему – настроение Тони так легко уловить и принять на себя. Может быть так правда легче, и он знает что делает? Кэти не очень любит пиво и даже во время учебного года пьет что-то крайне редко, но составит компанию, не сразу разбираясь с устройством открывашки, но, когда догадывается, раздается характерный звук и в нос ударяет странный запах. Девушка принюхивается, немного сомневаясь, а потом понимает – терять нечего и делает глоток. – Горько, - морщится после того, как снимает пробу, но делает еще один. Если бы сейчас спросили, как она сможет описать свои чувства, то охотница бы использовала именно «горько».
Прочно установив бутылку на песок, Белл поворачивает голову в сторону Энтони и молча наблюдает. Она всегда любила себя убеждать в том, что хорошо понимает людей, замечает их чувства и эмоции. Но сейчас понимает, что врала себе так долго. Напротив человек, которому нужна помощь, а она даже не знает, что сказать.

В руках у хаффлпаффца что-то щелкает и на кончике белой палочки, торчащей изо рта, появляется тлеющий огонек. Кажется, Керк рассказывал об этих штуках, одна из привычек магглов, Эндрю говорил, что это очень успокаивает, но сама Кэти не видела их вживую и, конечно же, не пробовала. Пахнет мерзко, но комментарий так и не срывается с губ, вовремя прикусить язык. – Как давно? – даже не уточняет что именно, потому что все это, включая ночные посиделки на пляже с магловским пивом и этими…сига-ретами не похоже на Энтони Рикетта, который всего несколько месяцев назад вместе с ней и Джейсоном, чуть не спалил к драккловой матери весь берег у Черного Озера.

Белл хочет поговорить о важном, о том, что волнует обоих, но просто не знает, как начать. Что вообще говорят в таких ситуациях? Просто сыпать шутками – не вариант, да и едва ли сама сможет выдать что-то подобное сейчас. Поэтому просто молчит. Взгляд снова цепляет беспокойную воду, там, в паре километров отсюда есть небольшие скалы, даже сейчас, в темноте, видно, как волны стремительно набрасываются на камень и рассыпаются на миллионы брызг. Дома, сидя в своей комнате, она очень хотела, чтобы все было так: раз и все, ничего больше нет, ни переживаний, ни тревог, никакого страха, что сковывает тело изнутри. Это плохое желание, остается надеяться, что лохматый парень, устроившийся на соседнем шезлонге не думал о том же. А если и так, то она поможет ему, должна.
[nick]Katie Bell[/nick][icon]https://i.imgur.com/GB1g0SN.png[/icon][status]hard times[/status][pers]<b><a href="https://drinkbutterbeer.rusff.me/viewtopic.php?id=1015#p96831" target="_blank">Кэти Белл</a></b>, 15 лет[/pers][info]Гриффиндор, 5 курс<br />Охотница сборной факультета по квиддичу [/info]

+6

4

- Ну, это не сливочное, ясное дело, - пожимает плечами Тони. Честно говоря, то, что Белл без лишних вопросов берется за пиво, его удивляет и даже чуть-чуть коробит. Есть в этом что-то сродни тем сочувственно-настороженным взглядам, которыми его встречали ее родители. Да и вообще – обычно шумная и болтливая Кэти сегодня просто до отвращения тактичная и по-ни-ма-ю-ща-я. Это «понимание» сидит у Рикетта в печенках с тех самых пор, как предки, пару раз закатив ему скандал, вдруг резко остыли: как будто перестали обращать внимание на то, во сколько он возвращается домой или чем пропахла его куртка. Даже когда однажды мать рано утром обнаружила его уснувшим прямо на крыльце, она не сказала ему ровно ничего. Потому что к Тони нужно относиться снисходительно. У него просто период такой. Перебесится.

Рикетту кажется, что и у притихшей Белл на лице написано это терпеливое участие, и оно раздражает его просто до невозможности. Честно говоря, Тони и сам не знает, как стоило бы вести себя с ним, чтобы он отреагировал на это нормально. Когда в первый день каникул его мать всхлипывала над разворотом «Пророка» с заголовком «Смерть на Турнире!», Рикетт впервые хлопнул дверью своей комнаты так, что стены задрожали. Когда отец через пару недель застукал его с сигаретой и попытался затеять суровый мужской разговор, Тони просто посреди гневной тирады перемахнул через низкое ограждение их участка и до полуночи бродил по окрестностям. Может, снисходительность была действительно самым простым выходом – на нее Рикетт только беспомощно злился.

А если уж совсем начистоту, то, наверное, единственными «правильными» словами стали бы «Хэй, произошла чудовищная ошибка. Никто, ясное дело не умирал. Что за идиотская затея – помирать на шестом курсе?» Всем известно, что любой парень в свои шестнадцать-семнадцать лет практически бессмертен. Нужно просто стараться быть честным, поступать правильно, нормально учиться и не трусить – и тогда с тобой никогда ничего не случится. Этому ведь учат родители, учителя – книжки, наконец?

Вот только Седрик был эталоном хорошего парня, готовым положительным героем, на которого можно только равняться, ведь сам таким же никогда не станешь, – и все равно ему это не помогло.

…И тогда какой во всем этом смысл?

Тони закидывает голову, наблюдая, как поднимаются к небу сизоватые спирали дыма. Если говорить откровенно, ни сигареты, ни пиво, ни первая в жизни работа не дают ему чувства, что он стал взрослым и крутым. Скорее уж наоборот – Тони жутко сам от себя устал, но уже просто не может остановиться: если однажды даешь черноте внутри волю, она не успокоится, пока не сожрет тебя целиком.

- Какая разница? – огрызается он на вопрос Кэти и почти сразу чувствует себя виноватым. Дурацкое состояние какое-то. Ладно, Белл правда не надо обижать. Она, может, и приезжать сюда особенно не хотела – родители потащили.

- Не очень, - признается Тони. – В порту подсадили. Там не всегда есть время на полноценный перерыв, а табак того, вроде как притупляет усталость, - последнюю фразу он произносит немного заучено: так всегда говорит Пол, когда собирает их на перекур. - И голод тоже, - добавляет он уже от себя. Тони вертит в руке коробку с сэндвичами, а потом опускает на песок рядом с пивом, так и не открыв. – А ты, наверное, сейчас в основном тренируешься, да?

Тони не хотел, чтобы это прозвучало так агрессивно, но в голове сама собой вертится мысль, что Кэти вот не нужно работать для того, чтобы получать приличные карманные. Ей вообще не нужно привыкать к тяжелому физическому труду, потому что, что бы ни случилось, она все равно будет вполне пристроена и обеспечена. Разница в материальном положении Рикеттов и Беллов вслух никогда не обсуждалась, и родители за годы дружбы научились не делать из этого какой-то трагедии. У Беллов хватало такта не выпячивать свой достаток, а мать и отец Тони никогда не страдали ложной гордостью бедняков и умели смотреть на вещи с юмором. Он обычно тоже умел, пока не случилось это лето, заваленные С.О.В.ы и непроходящее ощущение того, насколько же он все-таки неудачник.

Рикетт раздраженно тушит почти не раскуренную сигарету о подлокотник лежака и, понимая, что разговор не клеится, тоже тянется за банкой. После дозы алкоголя он обычно становится лучше – веселее, болтливее, проще. Главное – не перебарщивать.
[icon]https://forumupload.ru/uploads/001a/2e/af/277/124549.png[/icon]

Отредактировано Anthony Rickett (02.01.21 01:02)

+5

5

- Сливочное тоже по настроению заходит, - делится своим мнением Кэти, хотя к чему это? Все это такая вкусовщина. Кто-то пьет алкоголь, когда хочется расслабиться, отпустить себя, кому-то он дарит ощущение свободы и вседозволенности, кто-то топит в нем свои печали, горе и прочие неприятные моменты в жизни, в поисках хоть какого-то облегчения. Очень не хотелось становиться теми, кому это необходимо, чтобы стало лучше.

- Понятно, - как-то безразлично получается. Белл даже не смотрит в сторону друга, все внимание сосредоточено на волнах, что берут свое начало где-то там, в морской пучине, набирают силу и высоту, стремительно приближаясь к линии берега, а потом атакуют и исчезают. Завораживающе и пугающе одновременно. А еще она думает о том, какого это: работать в порту, заниматься чем-то новым, абсолютно непохожим ни на что из того, чем уже занимался. Работа – звучит очень ответственно. А еще там ведь совсем иной мир, она рисует его серыми красками, но он все равно имеет различные оттенки, там можно забыться. Значит ли что это тоже побег? От мира, в котором столько разочарований и боли. Правда, где гарантия, что в том, втором, тебя не ждет то же?

Ей кажется, что Энтони злится, по чуть-чуть, с каждой сказанной фразой, с каждой минутой тишины. С другой стороны, раньше с ним ничего подобного не случалось и это новый человек, к нему нужно искать подход, а может все тот же любимый друг детства, который спрятался за маской? Все такое неправильное. Размышляя прямо сейчас о том, что может переживать Рикетт, собственные проблемы кажутся такими ничтожными, глупыми, детскими. Хотя мама говорит, что она еще совсем ребенок. Может так и есть? Кэти горько усмехается и делает еще несколько глотков из банки.

- Только один раз, - фыркает и выдавливает кривую улыбку, но видит ее только море. – Просилась к вам, отец настоял, что мы должны полетать, за все время дома – не прикасалась к метле, - даже в саду не гуляла и вообще почти не выходила из комнаты, но зачем Тони такие подробности. – Было уже темно, и я не помню уже как точно, но свалилась с метлы, - очередная усмешка запивается пивом. Кэти с детства летает, она может делать это практически с закрытыми глазами, но не сейчас. Родителям она никогда не признается, а Тони можно доверять. Так странно, Кэти Белл всегда была близка со своими родными, которые несмотря на шалости и следующие за ними наказания, оставались очень близкими людьми стали вдруг такими чужими? Как это могло произойти в столь короткий срок? Этот факт пугал и расстраивал слишком сильно, добавляя еще одну ложку дегтя в бочку.

- На ужине, все традиции были соблюдены, ответила на вопросы родителей за двоих, так что к тебе приставать не будут, надеюсь, ты не в обиде, - закрывает глаза и откидывается полностью на спинку лежака. Сейчас небо затянуто облаками, но, если закрыт глаза и вспомнить карту звездного неба, можно нарисовать себе более жизнерадостную картину. Получается плохо, откровенно говоря. – У тебя странная диета, - замечает между делом, - ты похудел, — это не упрек, не комплимент, Тони – загонщик, много тренируется и всегда в хорошей форме, уж проблем с лишним весом у него нет. Сейчас шутки, которые они шутили в прошлом году кажутся такими нереальными. Ведь ее саму очень беспокоило то, что в следующем учебном году, метла не выдержит или она растеряет навыки, не сможет маневрировать как раньше. Вчерашний опыт полетов это и показал. Если она попадет в команду, нужно будет привести себя в порядок. Охотник должен быть быстрым, юрким. Вот так просто Кэти придумала себе новую проблему, которую нужно будет решить.

Белл знает, что Рикетт не любитель откровенничать, хоть и честен, когда задаешь прямой вопрос и вытаскивать из него клещами информацию не хочется. Не из-за того, что он потерял друга и скорбит, его надо пожалеть, а потому что не делает так никогда. Нужно просто начать этот дурацкий разговор и придется пересилить себя. Одно дело, когда чувствуешь или думаешь об этом, совсем другое – произнести вслух. Это значит – принять, признать, а нет уверенности в готовности к подобному шагу, но ведь это поможет построить мостик, пройдя по которому оба найдут то, что так необходимо.

Кэти большими глотками допивает банку пива и отставляет в сторону, вытягивая вторую из упаковки. Голова немного кружится, но, когда охотница снова укладывается на лежак, все хорошо. Со второго раза открыть получается гораздо быстрее, а еще пара глотков позволяют почувствовать кратковременный прилив храбрости. То, что нужно! Все что остается, сделать несколько глубоких вдохов и замереть на несколько секунд. Все для того, чтобы задать простой вопрос: - Тони, ты когда-нибудь признавался себе в том, что напуган? – голос вроде спокойный, но внутри все дрожит от одной мысли, что решилась. Кэти лениво поворачивает голову, разглядывая дым, который мог бы долететь до облаков, но тает, растворяется в ветре за считанные секунды, а потом смотрит прямо в глаза Рикетта.

- Когда-нибудь боялся так сильно, что не мог найти в себе силы двигаться, выходить на улицу, общаться с кем-либо? – на одном дыхании выдает девушка, боясь, что если не сделает это вот так, то передумает, замолчит на полуслове, а потом сделает вид, что ничего не было и это очередная ее неудачная шутка. Этот метод отменно работает, проверено годами.
[nick]Katie Bell[/nick][icon]https://i.imgur.com/GB1g0SN.png[/icon][status]hard times[/status][pers]<b><a href="https://drinkbutterbeer.rusff.me/viewtopic.php?id=1015#p96831" target="_blank">Кэти Белл</a></b>, 15 лет[/pers][info]Гриффиндор, 5 курс<br />Охотница сборной факультета по квиддичу [/info]

+5

6

От пива и правда становится как-то веселее – по нему нет такой ломки, как по сигаретам, на которые Рикетт подсел неожиданно быстро и сильно, но оно действительно помогает смотреть на вещи проще. И беседу поддерживать тоже помогает.

- А отец что? – спрашивает Тони, лениво прихлебывая пиво. Мистер Белл – большой фанат квиддича и, кажется, иногда растит из дочки пацанку, которая должна стать спортсменом вместо него самого. Рикетта обычно это забавляет – точно так же, как, сидя на кухне с мамой Кэти, горячо обсуждать, какой это травматичный и не подходящий для девочек спорт, но сегодня ему почему-то кажется, что Белл просто используют. Лепят из нее идеального ребенка, который воплотит все родительские мечты и станет примером для соседских детей. Маленького послушного голема – Тони читал легенды о таких.

Словно в подтверждение его мыслей Кэти вдруг вспоминает про разговоры за ужином. Рикетт недовольно хмурится: нет сомнений, Белл ответила на все вопросы так, как надо. Куда лучше, чем он смог бы сам. Ему самому в последнее время все больше хочется нарваться, и хорошо, когда есть друг, который поступит куда благоразумнее и сделает то, что от него ждут. Хорошо же?

- Я просто вытянулся, - торопливо и чуть агрессивно отвечает Тони, бросая виноватый взгляд на коробку с сэндвичами. – Поэтому так кажется. С чего мне худеть, я даже не тренировался летом вообще. Не знаю, пойду ли на отбор… Пройду ли отбор, - быстро поправляется он, потому что сказал не то - сказал то, о чем даже толком еще не думал. Просто иногда бродила мысль о том, что было бы правильно в следующем году собрать полностью новую сборную факультета. Начать все с нуля. Потому что это как-то чересчур – выходить на поле без Диггори. Рикетт не уверен, что квиддич не превратится для него в марафон постоянных страхов и сожалений, а зачем ему это?

В конце концов, он ни разу не брал биту с тех пор, как вернулся домой, и все равно ничуть не скучает по игре. Это же что-то значит?

Тони молча глядит на воду, неспокойные волны догоняют одна другую. Он так привык к этому пейзажу, что относится к нему практически… никак. Даже шум моря почти не замечает, ему иногда приходится заставлять себя сконцентрировать внимание, чтобы по-настоящему его услышать. Но вот так сидеть, лениво следить взглядом за пенным гребнем и пить пиво – хорошо. Так ему… не думается.

Блаженную тупую пустоту в тяжелеющей с каждым глотком голове снова прерывает голос Кэти, и Рикетт поворачивает голову с недоумением в глазах. Ну конечно, он боялся. И не раз. Когда шел на экзамены, зная, что не готов, когда случайно нарвался на стычку с несколькими слизеринцами на три года старше себя, когда О’Флаэрти на тренировке чуть не сшибла его с метлы, и только в последний момент удалось уцепиться за древко и не полететь вниз с огромной высоты. Когда однажды отец не выходил на связь целые сутки, и они с матерью всю ночь просидели на кухне у камина, дожидаясь его. Много разного бывало. Но в вопросе Кэти такое отчаяние, как будто она говорит о чем-то совершенно особенном. О том, чего он явно не понимает.

- Признавался, конечно, - осторожно кивает Тони. – Бояться - это же как бы… ну… нормально. Не так, как ты говоришь, наверное, но вообще…

Рикетт задумчиво барабанит пальцами по жестянке – он выпил уже почти половину, и слова плохо вяжутся друг с другом. Так что Тони спрашивает прямо:

- У тебя случилось что? – искренне не понимая, насколько нелепо, наверное, звучит этот вопрос летом 95-го.
[icon]https://forumupload.ru/uploads/001a/2e/af/277/124549.png[/icon]

Отредактировано Anthony Rickett (20.01.21 03:21)

+5

7

- Они с мамой не знают, - эхом отзывается, закрывая эту тему, - забыл, я же так хороша в полетах, как могу их разочаровывать? – вздыхает, понимая, как глупо это звучит. Разве простое падение с метлы разочарует родителей? Они должны позаботиться, применить соответствующие заклинания, сама-то она не может. Но эта дурацкая мысль, что никогда не выходит из головы «нельзя расстраивать, нельзя признавать свою слабость», не позволила пожаловаться на боль в бедре, приходится терпеть, снова и снова делая вид, что все хорошо.

Старшим трудно понять проблемы подростков. Если бы Кэти разоткровенничалась с мамой на тему неудачной первой любви, что она бы сказала? «- Это ерунда, милая, у тебя еще будет столько влюбленностей!» Но ведь не будет, когда сталкиваешься с чем-то, то лучше всего запоминается первый раз. Точно так же никто из них не смог бы подобрать слова, чтобы объяснить, почему на Турнире погиб студент, а значит ли это, что теперь все в опасности? Вряд ли. Просто дали бы совет не задумываться о таких сложных вещах, ведь нужно учиться.

Наверное, это влияние пива, которое Белл пьет слишком быстро, в руках уже вторая банка, а Тони еще не расправился с первой. Разум не затуманивается, лишь притупляются чувства, прямо сейчас Кэти Белл, девочка, которая росла в абсолютно счастливой семье думает, что все это было очень фальшивым. Она не такая, как думают родители, что с этим делать – непонятно.

Тони признается, что да, он боялся…выглядит со стороны это как-то легко, как будто это нормально. А может это и правда нормально и виной всему это гриффиндорское непонятно что? Если задуматься как следует, то она всегда проглатывает обиду и ведет себя так, будто ничего не случилось, запросто ставит чужие интересы выше своих. Это всегда казалось таким правильным и нормальным, но не сейчас. Хочется с силой швырнуть жестянку с пивом куда-то в воду, кинув ей вдогонку пару проклятий, как будто это что-то решит. Вместо этого девушка постукивает пальцами по тонкой, вроде как, металлической поверхности, повторяя за Энтони.

- Мне странно чувствовать что-то такое, — это так и есть, гриффиндорцы, они же храбрые, даже на смерть побегут не задумываясь, - а говорить тем более, - девушка замолкает, снова отвлекаясь на неспокойное море. Слишком похожи они сейчас: волна злости уже прошла, волна решительности, подгоняемая пивом тоже, а что осталось? Маленькая, напуганная девочка, которая не знает, что ждет ее в ближайшем будущем? Хочется расплакаться от обиды, она ведь самостоятельная и не глупая даже, немного нетерпеливая, вспыльчивая, но это ведь ничего такого, да? Из пучины самокопания снова вырывает чужой голос, - Да уж, - ехидно откликается Кэти, не без труда отрываясь от спинки лежака и усаживаясь лицом к другу. – Пятый курс случился, - а в голове прокручиваются все события: прибытие в школу, проделки, прогулки по ночным коридорам и тайные прогулки до кухни, начало Турнира, проклятый Святочный бал, ну и смерть Седрика, как вишенка на этом кошмарном торте. – Я хочу, чтобы его не было, - достаточно резко заявляет Белл, стукая банкой о шезлонг. – Меня парализует от страха, от того, что мы все видели и того, что это вообще не конец, - хочется добавить «а только начало», слишком долго юная волшебница держала эти мысли при себе, позволяла мучить и доводить до истерики, так не может продолжаться, а Тони, он мог понять, правда? – я боюсь видеть смерть, это все так неправильно и не справедливо! – нервно ведет плечом и делает несколько шумных вдохов, только взять в себя в руки не получится, не в этот раз, да и голос предательски дрожит.

Может быть ей нужно тоже найти работу, сбежать в мир магглов и начать все заново? Там, где никто ее не знает, там, где она сможет стать кем угодно? Сейчас бы забиться в темный угол и зарыдать, так чтобы не осталось сил на эти бесконечные воспоминания и мысли, которые они порождают. – Как ты вообще с этим справляешься? – Рикетт выглядит спокойным, озадаченным, но в то же время таким меланхоличным, как будто ничего не было. Если так и будет сидеть валенком, то точно получит в лоб. В самом прямом смысле.
[nick]Katie Bell[/nick][icon]https://i.imgur.com/GB1g0SN.png[/icon][status]hard times[/status][pers]<b><a href="https://drinkbutterbeer.rusff.me/viewtopic.php?id=1015#p96831" target="_blank">Кэти Белл</a></b>, 15 лет[/pers][info]Гриффиндор, 5 курс<br />Охотница сборной факультета по квиддичу [/info]

+5

8

Прописная истина – одна из тех, которые запоминаешь и принимаешь на веру, даже не вдумываясь, - гласит, что горе переносится легче, если получается его с кем-то разделить. Но этим летом Тони уже хорошо усвоил, что прописные истины чаще всего – полное дерьмо.

И сбивчивое признание Кэти, сказанное дрожащим, вот-вот сорвущимся на слезы голосом, не трогает его. Не создает чувства сопричастности. Не вызывает желания поделиться в ответ.

Если честно, оно его просто… злит.

Что там, она хочет, чтобы пятого курса не было, да? А с чего бы? Это что, тело ее друга появилось из ниоткуда и шлепнулось на траву, как… как какой-нибудь мешок вроде тех, что Тони теперь переносит со склада на склад? Это ей последние пару дней учебного года пришлось провести в молчаливой похоронной гостиной, то и дело натыкаясь взглядом на мертвые, застывшие лица шестикурсников? Это она гасила истерики малышни, то и дело таская кого-нибудь из малолеток к Помфри, пока та наконец просто не выдала большую склянку с успокоительным зельем на руки – от его запаха Тони до сих пор перекашивает? Или, может, ей довелось всю дорогу от станции в Хогсмиде до Лондона провести в купе, полном народу, и не проронить при этом ни слова? Нет? Тогда что не так с ее пятым курсом, хотелось бы знать.

Рикетт на самом деле совершенно не хочет, чтобы его понимали, его коробит от этих попыток заявить, что раз тело Седрика видела вся школа, то и скорбь по нему, отчаяние и страх тоже могут присвоить себе все. Что если расхватать одно большое горе по кусочкам, оно вдруг превратится в маленькое, рядовое. Обычное. А значит и то, что Тони переживает последний месяц, заливаясь пивом, скуривая сигарету за сигаретой и не возвращаясь домой ночевать, - совершенно нормально.

Ни хрена это не нормально, вот что.

Нет ничего нормального в том, чтобы чувствовать себя так. Как будто ты – расходный материал. Какая-то пыль, которую в любой момент могут небрежно смахнуть. Невозможно вообще до конца осознать, что ты можешь умереть – вот прямо сейчас даже, вот тут, на пляже, глядя, как набегают волны одна за другой. Все нутро против этого восстает. Потому что ну как же: вот весь такой ты, со своими планами, воспоминаниями, мечтами – и всего этого враз не станет? А потом вдруг приходит понимание, что если это случится – ничего не поменяется. Ты слишком мелкая сошка. Слишком беспомощен, слишком незначителен, слишком бессмысленен в целом, чтобы твое исчезновение на что-то повлияло. Уж до чего хорош был Седрик – а даже после его смерти жизнь не остановилась. Все идет как раньше. А ты, Рикетт, не Седрик вообще ни разу. И даже то, что тебе так хреново все это дракклово лето, - это не новость. Вон, посмотри, рядом сидит Белл, всем своим видом показывая, насколько ты, парень, неоригинален.

Тони зажмуривается и в несколько глотков почти допивает свою банку, а потом смотрит на Кэти прямо и равнодушно, как на незнакомку.

- Справляюсь с чем? – спрашивает он насмешливо. – С тем, что Седрик умер или с тем, что всем, в общем-то, пофиг? Прекрасно, как видишь. Лучше всех.[icon]https://forumupload.ru/uploads/001a/2e/af/277/124549.png[/icon]

Отредактировано Anthony Rickett (02.01.21 01:04)

+5

9

Не на такую реакцию рассчитывала Кэти. На самом деле, вообще непонятно на что она рассчитывала, видимо слишком долго думала о том, что оказаться в этом домике у моря, рядом с другом будет идеальным решением, решающим проблемы обоих. Первое, что чувствует Кэти после этих едких слов: обиду. Ведь для нее признаться в страхах очень серьезный шаг и только с Рикеттом она чувствовала себя сейчас в относительной безопасности для того, чтобы наконец-то снять этот груз с плеч. Если задуматься, то он и был единственным человеком, перед кем не стыдно показаться просто пятнадцатилетней девчонкой. В компании гриффиндорцев о таком говорить не принято, надо же поддерживать стереотипы. Следом приходит чувство вины. Такое сильное, что даже воздух выбивает из легких. Ее пятый курс был катастрофой, но в большей степени личной, Седрика она не знала так хорошо, как Энтони. Именно из-за этого сказанные сейчас слова будут звучать максимально глупо и нелепо, поэтому Белл просто делает еще несколько глотков пива, оставляя лишь треть от второй банки. Слишком много для нее. А потом появляется злость, да еще и такая сильная, что сдержать ее невозможно.

Гриффиндорцы славятся своим буйным нравом, статистика показывает, что большая половина представляет собой оголенную нервную систему: заводятся с пол-оборота. Обычно Белл себя к ним не относит, но прямо сейчас руки дрожат не от холода, а из-за этого чувства, что разливается по венам. В такие моменты голова совсем отключается, здравый смысл покидает, а чувство такта оставлено где-то глубоко внутри, только эмоции. Быстрым движением Кэти выливает остатки пива на песок и тут же швыряет жестянку в Тони, надеясь, что попадет в голову. И та попадает, правда вряд ли это по-настоящему больно. Никогда раньше она не позволяла себе подобного в сторону друга, но смотреть на то, как этот идиот изводит себя невозможно. Как там говорят, гриффиндорцы ради друзей способны на все? Это правда.

Охотница поднимается с лежака, что удается не с первого раза, от этого пива так кружится голова, а еще ноги ватные, но злость сильнее, поэтому получается преодолеть расстояние между лежаками, пнув, по дороге, пластиковую коробку с дурацкими сендвичами. – Ты свинья, Рикетт! – резко выдает, даже не заботясь о том, как на это отреагируют. Кэт опирается на подлокотник лежака, на котором развалился Тони и наклоняется к чужому лицу, пытаясь рассмотреть хоть что-то. – Я думала, что взваливать на себя все трудности этого мира, это гриффиндорская черта, - выпаливает, ехидно ухмыляясь. – Посмотрите, какой он страдалец? Бедный несчастный, наверное, единственный, кто общался с Седриком, ведь всем остальным плевать, - где-то на уровне подсознания появляется мысль, что это уже перебор, но, если тебя несет по течению, остановиться почти невозможно. Сжимает пальцами ворот куртки друга, натягивая ткань, – неужели решил отобрать себе славу Поттера? – каждое слово, как яд, и хочется жалить до тех пор, пока скорлупа, в которой сидит подросток со своими переживаниями не треснет и не выпустит его наружу.
[nick]Katie Bell[/nick][icon]https://i.imgur.com/GB1g0SN.png[/icon][status]hard times[/status][pers]<b><a href="https://drinkbutterbeer.rusff.me/viewtopic.php?id=1015#p96831" target="_blank">Кэти Белл</a></b>, 15 лет[/pers][info]Гриффиндор, 5 курс<br />Охотница сборной факультета по квиддичу [/info]
– Ты так упиваешься жалостью к себе, что не способен увидеть, как много людей, в твоем окружении, кто тоже потерял товарища, друга, любимого, - от всего этого становится жарко, дыхание учащается, а щеки пылают. Плевать, вообще на все, кроме мальчишки, испуганного и скорбящего. – Ведешь себя, как девчонка, - добавляет в самом конце, наконец отстраняясь и разжимая пальцы. Внимание привлекает только зажжённая сигарета, зажатая в пальцах волшебника. Кэти достаточно пьяна, чтобы наговорить кучу гадостей одному из самых близких людей, она в той стадии отчаяния, когда можно делать все, что угодно и будет все равно. Пользуясь моментом, вытягивает сигарету и выпрямившись отворачивается к морю. Шаги мелкие, периодически чуть ведет в сторону, но цель достигнута: ветер набегает оттуда, с моря, треплет волосы и приносит новую волну, что тут же разбивается о линию берега. Гриффиндорка чувствует на щеках холодные капли воды и решается: зажимает губами фильтр и втягивает воздух, тут же сгибаясь в приступе кашля. Тони делал так же, но ничего подобного не происходило. Она попробует еще раз, сейчас, усевшись прямо на песок и снова поднося сигарету к губам.

+4

10

Та банка, что он только что почти прикончил – далеко не первая за сегодня. Которая точно – Тони не считает: таким занимаются только те, у кого с алкоголем проблемы, а это не про него. Очень удобно, когда зарплату выдают в маггловских деньгах – легко прятать от родителей, ничего не понимающих во всех этих фунтах, часть своего скромного еженедельного дохода и тратить его на собственные нужды. Купить свою первую пачку сигарет или запросто выпить пива, когда хочется, – тоже своего рода самостоятельность.

Да, это далеко не первая за сегодня банка, и в голове у Тони уже здорово шумит. Он неплохо держится на ногах, и речь становится только слегка невнятной, но вот на чем алкоголь точно сказывается – так это на его реакции. Рикетт действует сонно и заторможенно и просто не может вовремя среагировать на подорвавшуюся со своего места Кэти, только машинально трет висок, в который прилетела пустая жестянка, и смотрит на подругу – тупо, зло и упрямо. Тони хочется верить (и он почти верит), что ее слова отскакивают от него, как боевые заклятья от щитовых чар, и задеть его невозможно, как бы Белл ни старалась.

- Истеричка, - шипит он ей вслед сквозь зубы. Еще и сигарету забрала, ну реально психованная. Хотя что с нее взять: Белл – девочка приличная. Ее наверняка с одной банки вмиг унесло, вот и взбесилась на ровном месте. Некоторые люди просто не умеют пить…

Твою мать, он же напоил Белл! Да о чем он только думал вообще?!

Тони устало закрывает глаза ладонью и с силой зажмуривается. Так, все, хватит. Это и правда начинает выходить из-под контроля. Можно выеживаться сколько душе угодно, но вовлекать в это Кэти – прямо реально перебор.

Давай, Рикетт, соберись и разрули это. Сам устроил – сам расхлебывай. Начни уже проявлять хоть какую-то ответственность, дракклов ты нытик.

Тони опускает ноги с лежака на песок и мрачно смотрит в сторону воды, чтобы уткнуться взглядом в спину Кэти. Та как-то нервно и по-пьяному широко размахивает руками – достаточно, чтобы заметить искорку непотушенной сигареты у нее между пальцами. Ну класс. Если теперь Белл еще и закурит, родители его просто убьют. Обе пары родителей.

Тони встает и медленно подходит к Кэти, становится рядом и протягивает руку:

- Сигарету верни. Девчонкам не стоит курить.

Он раздраженно трясет головой, пытаясь прогнать это дурацкое пьяное отупение. Зашибись аргумент, Рикетт, молодец, так держать. Тони раздраженно прищелкивает языком и садится на песок рядом. Молчит какое-то время, вспоминая внезапную вспышку Кэти. А потом вдруг усмехается:

- Что, правда как девчонка? Ну, я в смысле?

Рикетт смотрит на чернеющую полосу воды перед собой, на набегающие на берег почти к самым ногам волны, потом коротко и неодобрительно качает головой и говорит:

- Я, конечно, не думаю, что мне хуже всех. У Седрика же там родители остались, девчонка, однокурсники, все дела. Я просто очень злюсь. Кэти, я так зол, ты просто не представляешь, никогда в жизни таким не был. Ты вот говорила, что тебе страшно, и это тебя напрягает. Потому что Гриффиндор, да? Вам вроде как положено быть смелыми. А нам вот – добрыми. А во мне только злость-злость-злость – и я ничего не могу поделать с этим.

А еще хаффлпаффцы вроде как должны уметь принимать себя такими, какие они есть, но у Рикетта с этим тоже какие-то проблемки.

- Серьезно, Белл, выбрось эту дрянь! – не выдерживает Тони и тянет руку к сигарете у Кэти в руках снова. – Не надо тебе это.
[icon]https://forumupload.ru/uploads/001a/2e/af/277/124549.png[/icon]

Отредактировано Anthony Rickett (02.01.21 01:05)

+4

11

Белл упрямая. Если у Тони получилось совладать с сигаретой, она тоже сможет. Хотя бы из принципа. Керк говорил, что курение успокаивает и нужно было проверить теорию, потому что эмоции вышли из-под контроля. Вторая затяжка уже дается легче, но все равно, приступ кашля выталкивает дым изо рта уродливыми фигурами, а не красиво, как это выходило у друга чуть ранее, что злит еще больше.

Ерзает на песке, устраиваясь удобнее, туда, к Рикетту она не вернется, пусть делает что хочет, плевать. Хочет страдать в одиночестве? Ну и пожалуйста! Со своими переживаниями Кэти как-нибудь сама справится, будто в первый раз… Странное дело, но ведь и правда, Белл редко делится своими переживаниями, теми, что принято называть личными, зато на помощь приходит охотно. Так вот все это копится, копится и рано или поздно должен был настать момент, когда коробочка переполняется и сдерживать все эмоции, все эти дурацкие чувства станет невозможным. Держаться со взрослыми помогает врожденная упрямость, но это все.

Третья попытка удачная. Затяжка еще слабее, зато тонкая струйка дыма из приоткрытых губ, красиво поднимается в воздух. Если бы не было этого мерзкого вкуса, то было бы вообще идеально. Отлично отвлекает. У воды ветер сильнее, он треплет волосы и заставляет подрагивать от пробирающегося под одежду холода. – И? – безразлично отзывается на очередное высказывание чего не стоит делать девчонкам, при этом даже не поворачивается на голос Энтони. Надо же, сам пришел, непонятно только зачем. Их разговор окончен, каждый остался при своем мнении и даже разошлись по углам.

Видимо, Рикетт решил иначе, судя по всему, он даже слышал, что ему говорила охотница и что-то запомнил, удивительно. – Ты себя видел вообще? – огрызается Кэти, закатывая на пару мгновений глаза, показывая, насколько безнадежен один конкретный случай и возвращается к наблюдению за красным огоньком на кончике сигареты. Разговаривать не хочется, молчать не комфортно, Тони сидит слишком близко, чем бесит. Сам же показывал всем своим видом, что не готов к диалогу, так что изменилось? Испугался что Белл сиганет в воду? Вряд ли. – Не отдам, - демонстративно затягивается снова, когда чужая рука тянется к сигарете, которая почти дотлела. Выпустив дым, гриффиндорка чувствует головокружение, тушит о песок, оставляя окурок под ногами, - А тебе эта дрянь нужна!? – поворачивает голову, чтобы встретиться взглядами с загонщиком и сломаться снова.

Злость отступает, когда озвучивается что-то важное, в первую очередь для парня, все силы тут же уходят на то, чтобы включиться, понять. – Будет хуже, – меланхолично отвечает Кэти, – я не хочу тебя жалеть, не хочу с тобой сюсюкаться, – обнимает колени руками, притягивая их к груди. – Твои чувства не говорят о том, что ты злой или добрый, это реакция на то, что ты пережил или переживаешь, – Белл подключает всю накопленную, за почти шестнадцать лет, мудрость. – Просто не держи в себе, это только делает хуже, – кому, как не ей знать об этом, правда? Девочкам, наверное, в этом плане сложнее, как правило, они более эмоциональны, а если этим эмоциям не давать выход, то рано или поздно будет взрыв.

– Сломай что-нибудь, выплесни хотя бы часть этой злости, может станет легче, – пожимает плечами и шарит рукой по песку. Нащупав камень протягивает другу, – держи, – настойчиво сует под нос хаффлпаффцу свою находку, – кинь в воду, – надо же с чего-то начинать. Кэти часто так делает, когда злится: просто выходит в сад и швыряет эти дурацкие яблоки, что вечно валяются под ногами. Обстреливает куст ненавистной сирени, вкладывая в каждый бросок максимальное количество эмоций. Это опустошает, но в тоже время успокаивает.

Какое-то время они молчат, девушка уставилась в одну точку, где-то там, за Тони. Голова еще немного кружится, а сил двигаться совсем нет. Не стоило ей пить столько маггловского пива, тем более на голодный желудок.
Подрагивая от холода при новом порыве ветра, гриффиндорка вспоминает свою истерику (если можно это так назвать) в начале года, тогда Джордж смог ей помочь, просто подлил «масла в огонь» и позволил поколотить себя. Кто бы мог подумать, что это было идеальным решением. – Если хочешь, бей, – не то, чтобы была мечта подраться с парнем, скорее воспоминания накатили и не удалось остановить этот полет мысли. Кэти постоянно забывает, что сначала нужно думать, потом говорить. – Вот только не начинай это твое любимое «ты же девчонка», – начнет ведь, слишком хорошо она его знает, – я твой друг, – последнее слово отзывается тупой болью под ребрами, потому что это все же приговор. Пятый курс преподал этот урок и Белл его усвоит, обязательно.
[nick]Katie Bell[/nick][icon]https://i.imgur.com/GB1g0SN.png[/icon][status]hard times[/status][pers]<b><a href="https://drinkbutterbeer.rusff.me/viewtopic.php?id=1015#p96831" target="_blank">Кэти Белл</a></b>, 15 лет[/pers][info]Гриффиндор, 5 курс<br />Охотница сборной факультета по квиддичу [/info]

+2

12

Кэти окатывает его волной агрессивного безразличия, холодной настолько, что кажется совсем чужим, не знакомым Тони человеком. Рикетт на какую-то секунду застывает с требовательно открытой ладонью, затем нервно дергает краем рта и прячет руку в карман куртки. Молча наблюдает за тем, как Белл продолжает мучить сигарету, и смотреть на это ничуть не лучше, чем было разглядывать лица однокурсников Седрика в последние дни учебного года. Тони хочется спросить, что происходит, - на этот раз по-нормальному, но ему катастрофически не хватает слов. Сиди уже, Рикетт, ты и себе-то не можешь помочь.

Белл наконец выбрасывает окурок и все-таки поворачивается к нему. В голосе Кэти – спокойствие и меланхолия, и говорит она именно то, что Тони так не хотел слышать, но раздражение только едва-едва шевелится внутри. Он очень устал раздражаться. Возможно, ему стоило признаться в этом вслух раньше.

- Да разве ж я держу? – усмехается Рикетт и закатывает глаза. – Уж поверь мне, я успел натворить достаточно дел, чтобы все поняли, насколько меня достало, - он недоверчиво смотрит на камень в руке Кэти, берет его, но бросать не торопится, только взвешивает на ладони. Он не знает, как объяснить это, но Тони хотел бы наконец начать созидать, а не разрушать. По многим причинам. Потому что уже и так слишком много всего сломано, и это никак не поправишь. Потому что, создавая что-то, ты продлеваешь себя в вечности и в каком-то смысле никогда не умрешь. Потому что, в конце концов, это больше отвечает его характеру, чем все то, что он делал в течение этого лета.

Рикетт не уверен, что, выплеснув свою злость, он сделает лучше. Возможно, позволив себе это один раз, он больше не сможет посадить ее на цепь, чтобы ограничиваться одним только саморазрушением.

Его молчание Кэти, похоже, трактует как-то иначе и предлагает что-то уж совсем несусветное. Тони торопливо мотает головой:

- Да не буду я никого бить, с ума сошла, - почти испуганно говорит он. – И не потому, что ты девочка, просто… Драккл, Белл, ты мой друг, но это не значит, что ты должна за меня разгребать это дерь… это.

Тони шумно выдыхает и обхватывает голову руками, сидит так некоторое время, а потом говорит, медленно и чуть смущенно:

- Я вообще думал не показываться дома сегодня, знал, что вы приедете, и не хотел все портить. Я просто не понимаю, как у тебя получается… Ну, знаешь, сидеть с ними, улыбаться, говорить именно то, что нужно… Я психую от обычного «Доброе утро, завтрак на столе» - даже в этом вижу упрек какой-то или, не знаю, снисхождение. Поэтому и морожу тебя тут, вместо того, чтобы возвращаться… - Рикетт устало начинает стягивать куртку с плеча. – Может, хоть мою куртку заберешь? Если простынешь, моя мать залечит тебя до смерти, никому бы не советовал. Еще и застрянешь у нас на несколько дней, а я не самая веселая компания, как видишь.
[icon]https://forumupload.ru/uploads/001a/2e/af/277/124549.png[/icon]

Отредактировано Anthony Rickett (02.01.21 01:05)

+2

13

– Что, пару раз притворился спящим, когда мама звала завтракать? – язвит Кэти. Обижать Тони, не хочется, но сейчас по-другому не получается. Даже сегодняшний вечер, на который гриффиндорка возлагала большие надежды, пошел совсем не по плану и это вызывало очень странное чувство. Что-то похожее на разочарование, только со злостью и примесью безнадежности. Переживая сильные потрясения ей трудно вести себя нормально. Сегодня все силы ушли на общение с родителями, а у Тони голова занята своими проблемами, может и не заметит.

– Я и не собираюсь делать что-то за тебя, – ворчит, укладывая голову на коленки, тут же морщась от боли, из-за чего обрывается на середине фразы, так и не позволив Тони узнать, что возможно это нужно и ей самой. Надо будет попросить маму Тони помочь с небольшой травмой. Миссис Рикетт всегда заботилась о ней, как о родной дочери, в отличие от мамы всегда замечала перепады настроения и не заставляла строить из себя «девушку из высшего общества». Хорошие манеры, это, конечно, важно, но гораздо важнее быть самим собой. Белл сжимает одной рукой бедро, чтобы поскорее избавиться от внезапной вспышки.

– По-другому не умею, – пожимает плечами и отводит взгляд к морю. Вот вроде все приходит к подобию адекватного диалога, каждый затронул больные темы, и вроде бы готов об этом поговорить, но Кэти не хочет ничего рассказывать. Ни о том, как сбежала с подругами, и они добирались до Лондона на «рыцаре». Как плакала по ночам и напрочь отказывалась выходить из комнаты, как просилась сюда, чтобы перестать чувствовать себя настолько брошенной и одинокой, потому что это ее проблема и надо будет просто попробовать двигаться дальше, еще ведь есть надежда? – Просто выплескивать эмоции до тех пор, пока не останется сил двигаться, так даже можно поспать, – ухмыляется как-то грустно. Только так удавалось хоть как-то уснуть этим летом.

– Издеваешься? – возмущается, резко поворачиваясь к другу, хлопая его раскрытой ладонью по плечу, – я там чуть не умерла! Но думала, что так лучше, чем если бы мы вдвоем закатили истерику, - хмыкает, вспоминая детали сегодняшнего ужина, да и тех, которые пришлось пережить дома. – Они не понимают ничего, Тони, – шумно вздыхает и дышит на ладони, после растирая их, чтобы согреться.

Рикетт зашуршал, заставляя обратить на себя внимание, – стоп! – выставляет одну ладонь вперед, призывая не делать глупостей, а это именно они! – Если ты заболеешь, то мне прилетит от моих, забыл, что папа тебя как сына любит? – вообще-то это правда. Сын лучших друзей, в какой-то степени, исполнил его мечту, ведь у Беллов дочка, а хотелось пацана, с которым можно в квиддич играть, обсуждать сугубо мужские темы.

С другой стороны, предложение не кажется таким бредовым, потому что свитера и тонкая куртка не спасают суровым английским летним вечером, да и болеть не хочется. Кэти думает какое-то время, а потом подползает поближе, прижимаясь к боку загонщика. – Можешь поделиться, но не отдавать, – старается придать голосу максимум безразличия, чтобы не возомнил себя рыцарем, – но это только, чтобы от родителей не досталось, я не замерзла, – выставив вперед указательный палец, разглагольствует гриффинддорка, при этом периодически подрагивая. Сложно быть сильным и независимым, когда ты таковым не являешься.

– Так вот родители, – вспоминает Белл, как только устраивается поудобнее, – мы для них дети, а значит все, что с нами происходит: детское, ненастоящее, – это очень обидно, потому что они даже не представляют, насколько все реально. – Будто не это «все пройдет», – охотница попыталась изобразить голос мамы, – не дает спать по ночам.

Вздохнув как-то слишком печально, Кэти в странном порыве укладывает голову на чужое плечо. Так легко поддаться желанию почувствовать себя, хоть на пару минут, не таким одиноким, что в момент, когда это удается, на глаза наворачиваются слезы. – Может ты и не рад моему присутствию, – иначе чего бы он не хотел портить? Просто у Тони теперь новая глава жизни, новые интересы и приятели, это же не его вина, что она сейчас пребывает в таком состоянии. – В общем, меня к вам привезли на неделю, может на две, – слишком безэмоционально получилось, как будто ей все равно, хотя это не так, – у родителей какие-то важные поездки запланированы, – такое случается не часто, но если вдруг надо уехать из города, то мини-Белл всегда отправляют к лучшим друзьям, потому что они уже как родные.

Кэти зависает, во рту до сих пор чувствуется привкус магловского пива, вперемешку с сигаретой, неприятно. – Мы можем допить твое пиво и отрубиться прям на пляже, – прямо сейчас эта идея кажется очень неплохой, а главное – легко реализуемой. Тем более пара пледов еще есть в рюкзаке.
[nick]Katie Bell[/nick][icon]https://i.imgur.com/GB1g0SN.png[/icon][status]hard times[/status][pers]<b><a href="https://drinkbutterbeer.rusff.me/viewtopic.php?id=1015#p96831" target="_blank">Кэти Белл</a></b>, 15 лет[/pers][info]Гриффиндор, 5 курс<br />Охотница сборной факультета по квиддичу [/info]

+1

14

Как вести себя с такой вот Белл, Тони не знает, поэтому сидит молча, не отвечая на ее выпады, и просто слушает. Мозг, заторможенный пивом, плохо анализирует информацию, и Рикетт только накапливает ее, чтобы обдумать потом, сосредотачиваясь теперь лишь на каких-то отдельных и, наверное, не самых важных вещах. Например, рассеянно вспоминает, лежал ли сам летом хоть раз без сна.  Вроде бы нет. Он то спал слишком мало, то слишком много, но всегда отрубался почти сразу, как только вытягивался на кровати. Так странно. Очевидно, что каникулы у них с Белл проходят одинаково паршиво, но переживают они это почему-то по-разному.

Но, видимо, оба - с нулевым результатом.

Кэти взрывается и возмущенно ударяет его по плечу, но Рикетт против обыкновенного не делает вид, что ему больно и «эй, Белл, ну ты чего?». Ему немного совестно за то, что собирался бросить там подругу одну, за то, что, в общем-то, даже не подумал, что ей может быть точно так же тяжело в окружении взрослых, как ему самому. Но Кэти всегда была хорошей девочкой, идеальной дочкой – сколько бы занавесок ни сожгла и сколько бы коленок ни разбила в детстве. Тони даже предположить не мог, что это дается ей через силу.

Да и как тут догадаешься, когда в последнее время в Кэти проснулось столько независимости и самостоятельности? Вон даже окоченеть готова во имя этого. Отличный план, че.

- Да ладно тебе, - отмахивается Тони, недовольно поджимая губы. – Я здесь с детства живу, закаленный.

Ему не очень нравится этот комментарий про мистера Белла. Тони действительно легко ладит с родителями – любыми родителями, даже со своими собственными до недавнего времени удавалось, что с подростками вообще-то нечасто случается. Но это вот «как сына» сильно режет ухо. Как какая-то затаенная претензия и, может быть, даже обида. Если бы кто-то спросил его, он, возможно, высказал бы наконец, что об этом всем думает: у Тони у самого, конечно, много вопросов к девчонкам, но даже он считает, что оценивать своего ребенка только с точки зрения, удачный ли у того пол, - это какая-то глупость, и если мистер Белл действительно таким страдает, то это не добавляет к нему уважения.

- Знаешь что? - морщится он. – Нашим родителям давно не мешает повзрослеть.

У Тони предки довольно молодые – им и сорока нет, Кэтиным примерно столько же. Он раньше не воспринимал всерьез, когда на семейных праздниках старшие родственники называли чету Рикеттов «молодежью», а теперь вдруг вдумался и осознал, что так оно и есть. Их с Белл родители – сами еще не особо умудренные опытом, и они просто не знают, что делать со своими внезапно повзрослевшими детьми.

Этого пока маловато, чтобы их простить, но понимание – это уже кое-что.

Кэти вдруг решает придвинуться поближе, и Тони напрягается – не из-за Белл, а вообще. Рикетт в последнее время не слишком любит подпускать людей близко. Если бы он все еще был ребенком и мог вызвать стихийные выбросы магии, то наверняка бы отрастил себе десятидюймовые колючки с ног до головы. Тони чувствует себя опасным нестабильным артефактом, который может взорваться от одного неосторожного движения.

Но не взрывается. Рикетт косится на Кэти, которую знатно потряхивает от холода, и, закатив глаза, накидывает на нее большую часть куртки. В идеале надо было ее не пивом, а огневиски поить в такую погоду, но до этого еще даже он сам не дорос. 

- Не знаю, что с ними такое, – соглашается он на сетования Кэти, решив пока свои недавние мысли о родителях немного попридержать. – Мои вроде всегда относились ко мне, знаешь… нормально. А именно сейчас – как к пятилетнему. Специально они, что ли?

Тони понимает, что Кэти не нужны его откровения, но они оба достаточно старательно притворяются, что ведут осмысленную беседу, а не с волнами по очереди разговаривают, так что ответить что-то нужно, хотя обиды не исчезают, если делать вид, что их нет. Это и по Кэти заметно: «может, ты и не рад». Если честно, новость о том, что Белл остается дольше, чем на пару дней, действительно немного портит Рикетту планы. Несмотря на то, что он признал проблему и готов о ней поговорить, он все еще не слишком настроен менять свое поведение. Но вряд ли он позволит себе не ночевать дома или приходить совсем уж поддатым, пока у них гостит Кэти.

- А как же день рождения? – уточняет Тони. Хм, а он ведь даже про подарок до сих пор не подумал, а ведь мог бы – сам же зарабатывает и вон как этим гордится. – Они же вернутся к этому времени?

Рикетт недолго молчит, обдумывая ситуацию, а потом решает говорить честно – ну, или почти честно:

- Я тебе рад, конечно, но я… Короче, я ничем не смогу тебе помочь, ты же видишь. И я тебе сильно не понравлюсь, если ты поживешь с нами подольше, вот. Просто имей в виду.

И все-таки, может, у Кэти получится повлиять на него благотворно – как бы он сам к этому ни относился. По крайней мере, идея взбунтоваться и остаться на пляже до утра не кажется Рикетту такой уж привлекательной.

- Нет, Кэти, так не пойдет, - тихо, но решительно возражает он. – Во-первых, тут реально дубак. Во-вторых, родители пойдут нас искать и быстро найдут. А потом, знаешь, очень противно стоять перед ними как провинившийся дошколенок. И ведь придется – так или иначе, даже если ты сбегаешь из дома, тебе особенно некуда идти и приходится возвращаться. Чувствуешь себя реально идиотом… Ты убегала когда-нибудь? – смотрит он на Кэти. – Потому что я – да, пытался, и это всегда заканчивается тем, что ты приходишь обратно, как побитая собака.
[icon]https://forumupload.ru/uploads/001a/2e/af/277/124549.png[/icon]

Отредактировано Anthony Rickett (20.01.21 03:40)

+1

15

- Иногда мне кажется, что родители слишком рано решили, что готовы к пополнению в семье, - было очень странно произносить эти слова вслух, особенно когда твой привычный мир рушится на глазах. Все, во что ты верил оказывается чем-то ненастоящим, те, кто был примером для подражания разочаровывают, а ты остаешься в середине этого хаоса и абсолютно не знаешь, что делать и куда податься, поэтому продолжаешь просто стоять и ничего не делать, чувствуя себя абсолютно ненужным и одиноким.

- У тебя крутые родители, - подтверждает слова друга Кэти. Родители Тони, в отличие от ее собственных, никогда не делали из сына кого-то, скорее давали возможность быть тем, кем хочет, помогая в этом. Так это выглядело со стороны. – Я не могу быть той, кем предки меня видят, - тяжело вздыхает, наверное, говорить о родителях сейчас гораздо проще, чем о том, из-за чего каждый из них не может выдавить даже фальшивую улыбку, - они хотят видеть меня кем угодно, кроме той, кем я являюсь, это… - очень сложно подобрать правильное слово. Обида – слишком скромно, ненависть – перебор, скорее всего, - злит, а поделать ничего не могу, куда мне деться? – Дом Беллов находился в отдалении от поселения магглов, Кэти мало кого там знала и редко могла пообщаться с ребятами летом и когда узнала, что Тони ездит в порт на настоящую работу, то чуть с ума не сошла от зависти. Вырваться из замкнутого круга – звучит, как надежда.

Становится теплее. С одной стороны к «капусте» Кэти прибавляется еще куртка Рикетта, а с другой теплый бок друга. Чувствуется, как напрягся парень, но остается надеяться на то, что желание не дать подруге заболеть сильнее дискомфорта от столь близкого контакта. Что до нее самой, то становится немного спокойнее. Белл всегда могла прийти в себя, посидев в обнимку с подругами и вообще чувствовала эмоциональный подъем, но это же Тони.

- Может они просто не знают, что делать? – нет, это не защита родителей, просто мысли в слух, если Кэти ничего не путает и помнит все задорные рассказы о школьных годах коллаборации Рикеттов и Беллов, то у них все было весело-задорно и никаких убийств, тайных комнат, возвращений Темного лорда. Это их детям повезло учиться в Хогвартсе с Гарри Поттером, ведь он один из главных участников событий. – Их детство было проще, просто учись, бегай на свидания, у нас творится черти что, - пожимает плечами, отчасти понимая, что это оправдание, - если бы это были мои, то я бы сказала, что им так проще всего. Если ты относишься к ребенку, как к пятилетнему, рано или поздно он в это поверит, а у мелюзги нет никаких проблем, - чистая правда, потому что в пять Кэти активно бегала по саду, разбивая коленки и зарабатывая многочисленные царапины в войне против куста нелюбимой сирени.

Тони тоже говорит, это лучше, чем то тяжелое молчание, которое каждый пытался выставить многозначительным. Это не так. Наверное, Белл судит по себе, но говорить о том, что тебя ранит, делает слабым и уязвимым сложно даже с близкими людьми и когда ты решаешься, а в ответ получаешь только «это ерунда, все пройдет», хочется закрыться и больше никогда не открывать свою душу для других. Только не такой она человек, слишком слабая и, наверное, маленькая, не справляется одна и это тоже угнетает. Никому не нужны чужие проблемы. – Я тебе немного завидую, - тихонько признается, в тот самый момент, когда очередная волна разбивается о берег, - Ты смог хотя бы попытаться вырваться, - в отличие от нее самой. Для Белл лучшим решением было – не выходить из комнаты и делать вид, что вообще не существует, ну…получалось неплохо. – Я бы тоже хотела ходить на работу, но ведь совсем ничего не умею, - кроме как летать на метле, но в мире магглов это едва ли может пригодиться, правда?

Рикетт зачем-то вспоминает про день рождения, о котором вообще никто не вспоминал, чем застал врасплох. – Да к дракклу этот день рождения, всего лишь шестнадцать, даже если не вернутся – плевать, - это даже не притворство и не вранье, не хочется никаких вечеринок и гуляний, не хочется веселья, хочется просто перестать быть вот такой версией себя, мрачной, угнетенной и слишком несчастной. – Я не хотела рушить твои планы, - что-о в словах друга не дает покоя, он пытается убедить ее в том, что он стал плохим? Но в это девочка никогда не поверит, потому что знает его слишком хорошо и даже если в нем появилось что-то новое, темное, то нет ничего странного, у каждого есть темная сторона. – А с чего ты взял, что тебе понравится такая Кэти? – ведь все привыкли к гиперактивной, шумной и вечно смеющейся девчонке, а сейчас ничего из этого не осталось, разве что маленькая часть, демонстрируемая на вот таких ужинах родителям, для отвода глаз.

- Я не осуждаю, - задумалась на несколько минут и все же продолжила, - хотя сигареты эти реально отстой, - морщит нос, потому что вкус этой гадости все еще был на языке, - но и в этом что-то есть, - стоит просто принять выбор друга, пусть он и не поддается ее девчачьей логике, если так он чувствует себя лучше, то почему нет. Хотя в выбранных методах борьбы с переживаниями у каждого из них явно что-то пошло не так.

- Я бы не решилась сбегать, наверное, - в голове пытается представить ситуацию, в которой могло бы произойти нечто подобное, но не выходит, - да и мне некуда бежать, - то, о чем говорил Тони, у тебя нет выбора и ты потом возвращаешься, чувствуя себя отвратительно. Кэти ухмыляется, понимая, что быть подростком вообще-то полный отстой, новый порыв ветра приносит волну, а желания покидать это места все еще нет. Может это то самое забористое маггловское пиво, которое развязывает язык и срывает ту защитную маску, которую ты так старательно носил, - Ладно, но давай посидим еще немного, здесь хоть можно дышать полной грудью и не притворяться, что у тебя все нормально, - от злости не осталось и следа, точнее она дала всплеск эмоций и отошла в сторону, на время. Можно просто подумать о чем-то своем, пока есть возможность.

Сколько прошло времени сказать сложно, Кэти думала о том, что изменится, во время пребывания в этом уютном домике у моря. Вряд ли, но может хотя бы получиться спать? А если будут сниться кошмары, можно ли будет посреди ночи явиться к другу и устроиться под боком? Вряд ли, это неправильно и эгоистично, даже родители не позволяли ей подобного, почему Тони должен?

- Я не прошу тебя помочь мне, тебе бы самому выплыть из этого всего, - задумчиво выдает охотница и неожиданно икает, добавив в их драматичную посиделку немного задорной неловкости, - Ой, - икает снова и смущается, мама говорит, что девочки так не делают, а в прочем…какая разница, что там говорит мама, правда? – Это было очень странное пиво, у меня голова кругом, - все же пытается оправдаться, хотя зачем? Рикетт знает, что Кэти не пьет почти, так что нормально, что пара банок могли вывести из строя. Зато можно без угрызений совести психануть, наорать, да что угодно, хоть как-то попробовать отпустить себя. – Я придумала, но тебе не понравится, - но это не понравилось бы обычному Тони, а этому…кто  знает, - Хочу чтобы ты взял меня с собой на работу, - требовательно, но прерываясь на икание, выговаривает Кэти, - это то, что я хочу получить на день рождения! – хочется добавить еще жалобное «ну пожалуйста», но сдерживается, Тони не должен тащить на себе груз ответственности за них обоих.
[nick]Katie Bell[/nick][icon]https://i.imgur.com/GB1g0SN.png[/icon][status]hard times[/status][pers]<b><a href="https://drinkbutterbeer.rusff.me/viewtopic.php?id=1015#p96831" target="_blank">Кэти Белл</a></b>, 15 лет[/pers][info]Гриффиндор, 5 курс<br />Охотница сборной факультета по квиддичу [/info]

+1

16

- Но ты ведь и правда делаешь все, что они от тебя ждут, - безэмоционально откликается Тони, серьезно глядя на Кэти. Он не хочет ее обидеть, но утешать и поддерживать тоже не готов – просто разучился. – Я вообще считал, что тебе все это по приколу – и квиддич, и учеба, и вообще. Почему ты никогда не пробовала им возразить, если тебе не нравилось?

Если он правильно все понял, то даже сегодня Белл пошла на поводу у своего отца, хотя очевидно не хотела садиться на метлу. А с учетом, что по дороге сюда она вроде бы прихрамывала, но его гиперответственная мать при этом не запретила им прогулку, Кэти наверняка никому не сказала, что ушиблась. Почему? Неужели боялась, что и этого не поймут?

Тони тяжело распутать такой сложный клубок в отношениях отцов и детей - к своим родителям у него претензии попроще. Он злится на них не за то, что не понимают, а за то, что ничем не могут помочь. Теплый и безопасный Хогвартс превратился в место, где умер его друг, а когда Тони вернулся домой, то не нашел здесь ни защиты, ни поддержки, ни ответов, ни готовых решений – ничего из того, что так искал. Может быть, было нечестно возлагать на родителей такую ответственность, но они же называют себя взрослыми! Если не на них, то на кого тогда?

Наверное, Кэти права, и вместо того, чтобы решать проблему, предкам проще сделать вид, что ее нет или она не слишком-то важна. Но это ведь не только его беда – он же не из-за учебы там психует, не из-за друзей, не из-за девчонки! Если Поттер не врет, если Тот-Кого-Нельзя-Называть и правда вернулся, то это и родителей касается. Их в первую очередь, они ведь должны помнить, что было в прошлую войну, и… делать хоть что-нибудь! А они сидят там, едят, пьют, обсуждают цены на драконью кровь и выборы министра в Америке и, похоже, просто ждут, когда их убьют!

Их всех убьют…

Тони продирает дрожь, и он вздрагивает, как будто прибрежный ветер все-таки смог пробрать его до костей. Нет, так не пойдет. Нужно думать о чем-то нормальном и будничном. О том, что неизменно придет: о дне рождения Кэти, о том, как завтра он снова поедет в порт. Белл вот говорит, что ему повезло, раз он смог вырваться из рутины. Рикетту не хочется объяснять ей, что он наоборот отчаянно хочет снова вернуться к нормальности.

- Да какая там работа, - морщится он. – Говоришь так, как будто я в министерстве сижу. Это просто… ну… ерунда, в общем. Ты ничего не потеряла.

Новости о том, что Кэти и шестнадцатилетие справлять не будет, Тони встречает с равнодушным пониманием. Ну, не хочет – так не хочет, имеет право.  Хотя он не верит, что старшие Беллы проигнорируют день рождения дочери и не закатят ей праздник. И что Кэти решится им возразить и сделать по-своему, он не верит тоже. Даже если Белл и уверяет, что изменилась.

- Ну, я как-нибудь любую Кэти переживу, - пожимает он плечами. Тони думает было добавить, что ей вообще необязательно кому-то нравиться – ему там или его семье, а сам Рикетт предупреждал ее только потому, что не хотел потом получать нравоучения еще и от Белл. Но – к дракклу. Слишком много откровений на сегодня. – Да и нет у меня никаких особых планов, не парься. Если согласна полдня поскучать в одиночестве, пока меня не будет, то никаких проблем вообще.

Кэти вспоминает про сигареты, и Тони снова начинает хотеться курить. Пачка осталась на лежаке, и он бы даже сбегал за ней, но не уверен, что, когда вернется, не обнаружит, что Белл опять на него агрессивно молчит. Или что Кэти не попробует отобрать его сигарету и затянуться снова. Рикетт нервно облизывает пересохшие губы – от пива бы он тоже не отказался – и говорит:

- Да не вопрос, посидим конечно.

Возможно, он успеет быстро перекурить по дороге домой. Или нет – Тони смотрит на Кэти и качает головой:

- Белл, да тебя неплохо так развезло. Давай-ка и правда не торопиться обратно, проветрись. Может, хочешь пройтись?

Хоть сам проверит, в состоянии ли Белл ногами передвигать. Пока говорила, казалась вполне себе трезвой, но сейчас Рикетт замечает, что глаза подруги странно блестят, а взгляд «плывет». А ей, между прочим, еще на второй этаж подниматься. По жутко скрипучей лестнице.

- Чего? – удивленно переспрашивает он, слишком занятый прикидками, как провести Кэти мимо родителей и не спалиться, чтобы заметить, когда разговор опять вернулся к его работе. – Да зачем это тебе? Там скука страшная, а ты, скорее всего, просто будешь торчать у Клэнси в каморке, пока я вкалываю… А еще это далековато, я на поезде езжу, маггловском, - Тони даже не замечает, как в последней фразе проскальзывает что-то вроде гордости. Он и правда страшно доволен тем, что освоил этот вид транспорта – сам! Оказалось не так и сложно: первое время он просто прикидывался иностранцем, и магглы с готовностью помогали ему купить билет и показывали, где нужный вагон. Поступать так в непонятных ситуациях им советовала профессор Бербидж, и Рикетт очень хочет рассказать ей в сентябре о своих успехах… Если, конечно, выберет Маггловедение для дальнейшего изучения. О том, что делать со своими С.О.В.ами, он так до сих пор толком и не думал.
[icon]https://forumupload.ru/uploads/001a/2e/af/277/124549.png[/icon]

Отредактировано Anthony Rickett (02.01.21 01:05)

+1

17

— Это пиво еще и язык развязывает, - ворчит, делая глубокий вдох через рот, задерживая дыхание на несколько секунд. Должно помочь против икоты, а то разговаривать вообще неловко. Белл ерзает и дрожит от холода, желая отсесть, соблюдая приличную дистанцию, но успокаивается, снова пристраиваясь под рикеттовский бок. Так странно, он ее совсем недавно бесил и злил так сильно, что хотелось лицо расцарапать, а сейчас сидеть вот так – лучшее, что могло произойти, а возможно и происходило за все это проклятое лето.

Друг сам того не понимая, наталкивает на серьезный думательный процесс, затрагивая больную тему. Собственно, почему она так злится на родителей? Потому что они идеальные во всем, что бы не делали? Потому что требуют того же и от нее? Или потому, что она сама не хочет быть такой правильной, следующей всем правилам, а просто хочет быть обычным подростком? Старшие Беллы стремятся покорить волшебный мир, добиться успехов на работе, вырастить идеальную дочь, для них это какое-то соревнование. А Кэти чувствовала себя такой счастливой, когда Фред и Джордж взяли с собой подругу на ночную прогулку по коридорам. Было страшновато, не хотелось попасться Филчу, чтобы потом драить снейповские котлы до конца семестра, но все прошло идеально. Она уже давно не пай-девочка, просто не попадалась, чтобы родителям отправляли гневные письма, да и близнецы предпочитали брать вину на себя, ограждая своих подельников от лишних проблем.

- Я люблю квидидч, и учиться люблю, но не хочу быть лучшей во всем, мне это не интересно, - соревноваться нужно на поле, а в обычной жизни у нее практически нет шансов на победу, будь то урок зельеварения или банальное свидание с парнем, который понравился. Кэти просто смирилась, что она самая обычная девчонка, с тягой к приключениям, но для родителей это неприемлемо, - боюсь, что они не примут меня такой, какой я являюсь на самом деле, - пожимает плечами, вспоминая скандал, который устроила мама, когда дочь все же вернулась из школы. Записки им было не достаточно… - Уверена, что не примут. Я подговорила Алисию и Анджелину поехать домой не на экспрессе, потому что просто не могла сесть в этот дракклов поезд! – а еще раньше она не ругалась, - мы добирались на Ночном рыцаре, - Кэти не испытывает никаких особых эмоций, волнения или гордости, хотя это было достаточно опасно для трех девочек-подростков, некоторым из которых даже колдовать вне школы еще нельзя. – Но это же не побег, - грустно вздыхает, но зато перестала икать.

- Ну представь, сейчас мы встанем, - медленно проговаривает Кэти, чувствуя, как начинает заплетаться язык, неужели «села батарейка»? – Мы же не сможем кутаться в одну куртку, а я не оставлю тебя мерзнуть, - что бы Тони не говорил и не делал, если он мальчик, это не значит, что должен потом ходить пугать всех своим кашлем. Самопожертвование – последнее, что она позволит ему сделать. – Если заметят такими – убьют, да? – тихо смеется, но не весело-задорно, как обычно, а скорее с горечью, которую скрыть почти невозможно.

На самом деле, Белл страшно возвращаться в дом, подниматься по лестнице на второй этаж в такую знакомую комнату и оставаться там в одиночестве. Шум моря успокаивает сейчас, но там, он будет нагнетать обстановку и призраки, что преследуют по ночам будут еще более настойчивыми, в этом нет сомнений. Хочется попросить Тони не оставлять ее одну, но это слишком и для него, и для нее. Он, скорее всего покрутит пальцем у виска, как бы это сделал папа, не поверивший однажды в то, что дочь видит кошмары, а Кэти не хочет давать волю своему эгоизму и пробуждать «синдром старшего брата», который вынуждает Рикетта опекать подругу, в ущерб своему спокойствию и комфорту.

Слишком сложный выбор. Ведь она так просилась сюда для того, чтобы два подростка смогли помочь друг другу преодолеть последствия всего произошедшего и просто продолжили жить дальше. Рано или поздно это должно произойти. В какой-то момент уйдет это чувство беспомощности, от невозможности помочь близкому человеку, притупится страх перед новым учебным годом и теми изменениями, который он принесет. – Я никогда не каталась на маггловском поезде, - размышляет вслух, делая вид, что игнорирует эти недовольные нотки в голосе. – Можешь не брать, конечно, просто хотелось посмотреть на то, как это устроено, или ты как родители считаешь, что нечего девочке работать, пусть занимается учебой и сидит в клетке, - возможно, это даже манипуляция, весьма неприкрытая и наглая, особенно с учетом их рассуждений на тему отцов и детей. – Ты меня даже не заметишь, - жалобно тянет, вздрагивая от шума, оказавшегося просто плеском воды.

На самом деле, Кэти бы все равно попросилась, просто зашла речь про день рождения и так удачно подвернулся момент. Она правда хотела, чтобы он скорее прошел и все об этом забыли. Родители точно не вернутся, остается надеяться, что не будет дурацкий сюрпризов. Ну максимум, с миссис Рикетт испекут торт, просто еда, никаких подарков и лишнего внимания. Все равно тот, от кого его хочется больше всего слишком далеко и даже не задумывается о чем-то подобном.

- У нас нет выбора: мне все равно некуда идти, а это все еще твой дом, так что придется потерпеть несколько недель, - которые могут продлиться до конца лета… Но это она уже не озвучивает, чтобы не расстроить Тони еще больше.

Наконец-то чувствуется усталость, такая сильная, что нет желания даже шевелиться. Пиво развязало язык, позволило высказать то, что хотелось в достаточно грубой форме и, наконец-то перестать строить из себя девочку, у которой все в порядке и которая вообще все понимает, а еще поддержит и поможет. Нет, она просто напуганный подросток, не знающий, как реагировать на все события, как быть дальше, как возвращаться в школу, ходить на уроки, играть в квиддич, понимая, что каждый день может стать последним. Кэти просто маленькая пятнадцатилетняя девчонка, которая позволила себе один раз поверить в то, что может быть особенной для кого-то, но ошиблась. Это не так важно, как возвращение Темного Лорда, но это гложет и заставляет снова и снова копаться в себе, подкидывая все новые причины считать себя плохой и неправильной. Видимо, даже звание обычного, ничем не выдающегося студента Хогвартс нужно заслужить.

- Жалко, что тебе еще не семнадцать, - шмыгает носом, а ведь даже не заметила, как по щекам покатились слезы, - так бы призвал пиво и мой рюкзак, я пару пледов припасла, - в них можно было бы завернуться и пройтись. Хаффлпаффец прав, надо проветриться, но идти ей будет больно, хотя, когда это останавливало? Видели бы это безобразие родители – точно бы прибили. Забавно, что она все еще переживает из-за этого.
[nick]Katie Bell[/nick][icon]https://i.imgur.com/GB1g0SN.png[/icon][status]hard times[/status][pers]<b><a href="https://drinkbutterbeer.rusff.me/viewtopic.php?id=1015#p96831" target="_blank">Кэти Белл</a></b>, 15 лет[/pers][info]Гриффиндор, 5 курс<br />Охотница сборной факультета по квиддичу [/info]

0

18

Тони прикладывает серьезные усилия для того, чтобы слушать Кэти внимательно, а еще большие – чтобы ее понять, но получается у него это не слишком хорошо, и вряд ли дело тут только в пиве. Рикетт ведь в целом не совсем представляет, что значит «не примут», когда речь идет о собственных родителях. Да, мистер и миссис Белл – люди очень занятые, успешные и вообще куда амбициознее его собственных предков, застрявших на бесперспективных работах, едва позволяющих семье Рикеттов сводить концы с концами.

Но зато Тони никогда не сталкивался с теми проблемами, которые так заботили Кэти. Его родители довольно быстро смирились с тем, что сын у них получился не особо, что звезд с неба он не хватает и вряд ли когда-нибудь будет, но отнеслись к такому положению вещей спокойно и никогда ничем не демонстрировали, что это плохо. Даже его отметки за С.О.В. они встретили скорее как общую семейную проблему, чем как очередной повод для разочарования единственным ребенком.

При мысли об этом где-то очень глубоко в душе у Тони слабенько шевелится крохотный червячок вины. Возможно, он этим летом потрепал родителям нервы чуть сильнее, чем они того заслуживали.

Хотя, кажется, бунтом заразилась добрая половина школы: Кэти между делом говорит о своей поездке на «Ночном рыцаре», и Тони, хмурясь, припоминает, как старшие Беллы поймали его за рукав на лондонском вокзале и как он угрюмо отмахнулся от них со словами «Я ей не нянька». Почему тогда в нем не дернулся ни один тревожный звонок, Рикетт объяснить себе сейчас не может. Это ведь было уже после разрушительного пожара на озере, когда никто не пострадал только чудом, после чудовищного финала третьего испытания, и почему он даже не спросил потом хотя бы свою маму, нашлась ли Белл? Мерлин свидетель, этим летом он сам себя не перестает удивлять, и по большей части – не то чтобы очень приятно.

- А по-моему, вполне себе побег, - говорит Тони. – Наверное, прикольно было, - в его голосе в равной степени мешается любопытство и осуждение. Возвращаться из школы на «Ночном рыцаре» - отличное приключение (И как он сам до такого не додумался?), но все-таки Кэти не должна была ехать одна. То есть, конечно, там были Спиннет и Джонсон, и они вроде бы даже старше, но, во-первых, ненамного, а во-вторых, все равно тоже девчонки. По рассказам отца, в автобусе часто бывает полным-полно подозрительных личностей, и мало ли что может случиться с девочками, путешествующими без сопровождения. Честно говоря, Тони в силу возраста еще не очень представляет, что именно это может быть, но точно уверен, что ничего хорошего.

- Убьют, конечно, - соглашается Рикетт на вопрос подруги, которую родители пугают больше незнакомцев в «Рыцаре». – Меня. Вообще, когда ходишь, не так и холодно. Но ладно.

Кэти говорит все менее связно, и Тони уже не уверен, что прогулка – это хорошая идея. Он вообще не чувствует в себе сил принимать решения или настоять на своем. Поэтому, когда Кэти переходит к уговорам, вбив себе в голову, что обязательно должна побывать в порту вместе с ним, Рикетт сдается почти сразу. Он и в обычном состоянии не умеет долго противостоять подобного рода эмоциональному шантажу – да он и слов-то таких не знает.

- Ну ладно-ладно, если ты так хочешь, - недовольно хмурится он, прикидывая с тоской, что придется предварительно провести с парнями разъяснительную работу: местный контингент чудовищно редко встречается с девушками из хорошей семьи, и вот не хватало еще, чтобы Белл из-за него не только маггловское пиво попробовала, но и ругательства простецов подцепила. – И если мать уговорим, она сама не своя что до Статута и может быть против. Но учти, это правда довольно скучно. И грязно.

И что там еще способно отпугнуть девчонок-то вообще? Может, сказать, что в доках полным-полно пауков? Тони устало кривит губы. Ладно, стоит решать проблемы по факту. Может, они сегодня вообще простынут и слягут с температурой, а мама, лелеющая нереализованные мечты о колдомедицине, точно превратит их в подопытных кроликов для своих зелий минимум на неделю.

Он слишком занят размышлениями о странной просьбе Белл, чтобы отслеживать изменения в ее голосе, а потому реагирует на ее слова преувеличенно бодро и легкомысленно:

- Да чего там, я и так могу сходить, подожди пять сек, - он уже собирается подняться, но какой-то странный звук со стороны Кэти вовремя его тормозит. Тони наклоняется и пытается заглянуть ей в лицо, мучимый крайне неприятным озарением:

- Белл, ты там что… ревешь? – недоверчиво уточняет он. – Ну блин, Кэти!

За долгие годы дружбы Рикетт, конечно, видал ее плачущей, но редко и все больше в далеком детстве, когда это воспринималось немного не так. Классически не переваривающий женских слез Тони озадаченно прищелкивает языком, а потом протягивает руку и ободряющее кладет ее Кэти на плечо, заодно чуть встряхивая подругу.

- Так, все, давай-ка прекращай, ну серьезно! Нормально все будет, поторчим пару недель у меня и, глядишь, как-нибудь придумаем, как сделать это лето не таким паршивым. Только успокойся, ладно?

Тони хмуро смотрит на Кэти, категорически недовольный всем происходящим, и очень серьезно добавляет:

- И если ты мне сейчас снова заявишь, что все нормально, клянусь, я заброшу тебя прямо в море, и тут уже никакой плед потом не спасет!
[icon]https://forumupload.ru/uploads/001a/2e/af/277/124549.png[/icon]

Отредактировано Anthony Rickett (02.01.21 02:52)

+1

19

- Сложно сказать, - Кэти мысленно возвращается к первому дню каникул, полному суеты, слез и опухших красных глаз. Вспоминает как ее бодро поддержала Алисия и как Анджелина не хотела идти на поводу у подруг, готова была подключить мальчишек, чего делать точно было нельзя. – Вообще-то это было довольно страшно, - передергивает плечами и немного выпрямляется, - там были такие пугающие волшебники, - безумные взгляды и невнятное бормотание раздавалось по всему «рыцарю», а реакция на трех юных ведьм вообще была очень странной, столько внимания им точно не было нужно, - а у нас не все колдовать вне школы могут, - пожимает плечами и затихает. Если быть честной, то ситуация явно не была дооценена, подумать, конечно, стоило.

- Ну эй, - толкает Тони острым плечом, - родителям уж я тебя в обиду не дам, - криво улыбается, вспоминая все попытки одного и второго заступиться. Как-то так получилось, что с детства они стали работать как команда и делили друг с другом все наказания. Если там не надо было собирать пауков в темном чулане, конечно, тут Тони героически справлялся сам.

- Да не надо, - бухтит и шмыгает носом, прекрасно понимая, что вот пить еще это пиво точно не стоит. Еще немного и не получится даже мысли формулировать, а то и думать в принципе. Им это нужно? Не нужно!

Не самый наблюдательный Тони все же заподозрил неладное и заметил, что подруга сопли на кулак наматывает. Стыдно-то как. – Ой прекрати, - немного напускной бодрости в голосе и попытка отмахнуться, - девчонки же часто так делают, - звучит как разумная отговорка, - ты же помнишь, что я девчонка, да? – еще раз шмыгает носом и быстро смахнув слезы поворачивается лицом к другу. – Спорим, что не кинешь? – нет, чисто теоретически это возможно, вон какой здоровый вымахал, это Белл остановилась в росте курсе на третьем, но это нормально, никто не жаловался.

- А вообще, спасибо, - Кэти выдыхает и немного успокаивается, стараясь выкинуть из головы дурацкие мысли. – Не знаю почему так вышло, - лукавит, ведь знает на сто процентов. У нее всегда так, когда чувствует бессилие и понимает, что абсолютно ничего не может сделать. – Да ничего не нормально, но будет, - затихает ненадолго, чтобы перевести дыхание, - я надеюсь.

Новый порыв ветра заставляет Кэти вздрогнуть, а накатывающую на берег волну, немного сменить траекторию движения. Уже не хочется последовать их примеру и разбиться о берег раз и навсегда, достаточно просто наблюдать, это успокаивает. Если бы была возможность, то она бы переехала в домик на берегу моря, пусть оно холодное и совсем недружелюбное, зато красивое и успокаивающее. И большой красивый сад не нужен.

- Ты, наверное, устал? – интересуется, даже не пытаясь придать голосу безразличные нотки, сейчас лучше быть настоящим, не скрывать то, что думаешь и чувствуешь, возможно, это единственный способ двигаться дальше. – Может пойдем к лежакам, там немного теплее, а еще и пиво и твои эти сигареты, - ну и многострадальные сэндвичи, про которые они благополучно забыли. – Я обещаю не реветь! – усердно кивает, правда чувствуя себя лучше.

Пусть ожидания, с которыми Белл выдвигалась к Тони не оправдались, но все же это лучше, чем ничего. Как будто где-то зарождается желание оставить все произошедшее в прошлом, хотя это тоже неправильно. Нужно все это принять и пережить, измениться и стать сильнее. Они смогут.

Белл ерзает и копается, выбираясь из-под руки Рикетта, которая все еще лежала на плече, нехотя отстраняется от теплого бока. И уже собираясь вставать вопросительно смотрит на парня: - Ты пойдешь? – можно не ждать ответ, потому что он точно пойдет. Главное – не навернуться по дороге и твердо шагать по песку.
Голова кружится, как только Кэти предпринимает попытку встать. Не стесняясь, опирается на чужое плечо, чувствуя себя странно, - не разрешай мне больше пить так много, - ухмыляется, все же умудряясь выпрямиться в полный рост.

Вытягивает открытую ладонь перед Тони, - Тебе помочь? – звучит очень смешно, с учетом того, что «вертолеты» ловит, скорее всего только она.

[nick]Katie Bell[/nick][icon]https://i.imgur.com/GB1g0SN.png[/icon][status]hard times[/status][pers]<b><a href="https://drinkbutterbeer.rusff.me/viewtopic.php?id=1015#p96831" target="_blank">Кэти Белл</a></b>, 15 лет[/pers][info]Гриффиндор, 5 курс<br />Охотница сборной факультета по квиддичу [/info]

+1

20

- А, да, точно, девчо-о-онка, - тянет Тони с видом притворного озарения и качает головой. – Не заговаривай мне зубы, Белл, я тебя хорошо знаю.

Вообще-то Рикетт не очень готов к очередным откровениям, он боится их не меньше, чем женских слез, и поэтому в глубине души очень благодарен Кэти за то, что она решает обойтись без всего этого, при этом признав, что сидеть на пустом пляже и шмыгать носом – это не лучшее занятие на свете.

- Зато я знаю, - ворчит Тони. – Потому что я вытащил тебя из дома, заморозил, напоил какой-то дрянью, подсунул сигареты и вообще вел себя как последняя скотина. Тут любой бы разрыдался, могу тебя понять, - он шутит натянуто и неловко, и ему немного стыдно перед Кэти за это, но это единственная форма поддержки, которую он может ей предложить.

Белл и сама, видимо, осознает наконец, что замерзла, и порывается вернуться к лежакам – Тони предпочитает рассматривать это как первый шаг по дороге в дом. Их нет уже довольно давно, но никто не рвется искать пропавших отпрысков – возможно, его родители поговорили с мамой и папой Кэти и посоветовали не вмешиваться… И тогда очень странно, что они все до сих пор настолько ему доверяют. Странно и опрометчиво, если судить по тому, до чего он довел Белл.

- Ага, пойду, - откликается он и с коротким «э-э-эй» помогает встающей подруге удержать равновесие. – Не, Кэти, у нас реально проблемы, - смеется Рикетт. – Больше не разрешу. Ну или хотя бы предложу поселить тебя на первом этаже, Мерлин, да ты хоть с лестницы-то не навернешься?..

Тони скептически смотрит на протянутую руку, но потом все-таки хватается за нее, не перенося, впрочем, вес, так что это скорее похоже не на поддержку, а на рукопожатие. Этакое скрепление договора, условия которого никто из них не озвучивал и даже, может, не до конца осознавал.

- Пойдем, надо прибраться немного и домой, ладно? – говорит Рикетт, вставая и отряхивая с джинсов налипший песок.

Он усаживает Кэти на лежак и, несмотря на протесты, под шумок отдает ей все же куртку, на бессвязное возмущение подруги отшучиваясь фразами вроде «Да она реально слишком теплая, я чуть не умер» и «Это ж ты вечно как капуста, не заставляй меня быть таким же». Подбирает пустые банки и сплющивает их, чтобы занимали меньше места, прячет в карман зажигалку и сигареты, а после спотыкается в темноте о коробку с сэндвичами и понимает, что ужасно проголодался.

- Слушай, я заточу один по-быстрому и двинем, ага? – спрашивает он, протягивая открытую коробку Кэти. – Будешь?

Спрятав остатки пива, они возвращаются в дом и с трудом все же поднимаются по лестнице, то и дело шикая друг на друга и пьяно фыркая от сдавленного, слегка взвинченного смеха. Тони оставляет сигареты в ящике стола и еще немного сидит с Кэти, перебрасываясь ничего не значащими фразами: частично потому, что сам не торопится спать, частично – потому что хочет убедиться, что ей не станет плохо после выпитого. Наконец, убедившись, что подругу начинает клонить в сон, Рикетт спускается вниз – осторожно, перешагивая через скрипучие ступени, тихо, как мышь, - чтобы в самом низу столкнуться нос к носу со своим отцом.

- И снова пьян? – говорит мистер Рикетт после секундной паузы, достаточной, чтобы оценить запах пива и сигарет, идущих от сына, его неловкие движения и бегающий взгляд.

Тони смотрит на отца, немного нелепого в своей пижаме, и в полумраке коридора тот вдруг кажется ему каким-то потерянным. Уставшим. Постаревшим. Понятия не имеющим, что делать с тем, что Тот-Кого-Нельзя-Называть вернулся, в Хогвартсе умирают дети, а его собственный ребенок пропадает где-то дотемна. И раздраженное «Отвали, па» застревает у него в горле.

- Это больше не повторится, - говорит Тони взамен.

Отец молча смотрит на него некоторое время, потом пожимает плечами:
- Обещаешь?
- Обещаю, - кивает Рикетт.

По крайней мере, он попробует.
[icon]https://forumupload.ru/uploads/001a/2e/af/277/124549.png[/icon]

Отредактировано Anthony Rickett (20.01.21 05:03)

0


Вы здесь » Drink Butterbeer! » Pensieve » 03.08.95. Hard Times