Drink Butterbeer!

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Drink Butterbeer! » Pensieve » 15.02.96. Исповедуйся и (не) успокойся


15.02.96. Исповедуйся и (не) успокойся

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

http://forumupload.ru/uploads/001a/2e/af/330/596147.jpg
Marcus Belby, Godfrey Midhurst
15 февраля 1996 года
Хогвартс -> Запретный Лес

...Итак, Маркус Белби вызвал в мир чудовище, с которым не может справиться самостоятельно. К кому он теперь обратится за помощью? К преподавателю, к родному отцу, к старосте?.. Или, как всегда, к лучшему другу?

+2

2

За спиной закрылась дверь кабинета Трансфигурации. Негромко - но звук наполнил все пространство пустого коридора, от натертого домовиками блестящего пола до стрельчатого потолка, став объемным и подробным до невозможности. Маркус через чур поспешно закутался в плащ - в этом движении было что-то от тихой истерики, - и заспешил к лестницам.
Через десяток шагов вспомнил, что забыл в кабинете коробку с улитками - но возвращаться не решился. На спине и на плечах по-прежнему отчетливо, как будто здесь и сейчас, ощущалось это неожиданное, необъяснимое объятие, и Белби сам не знал, что думать. Никогда раньше он не мог представить в гриффиндорском декане такой открытости, таких материнских порывов...

Шестой курс разошелся кто куда - на урок или в излюбленные места досуга. За поворотом коридора, у высокого окна стоял Годфри. Маркус с довольно-таки очумелым видом подошел, молча положил на подоконник стопку книг, ткнулся лбом в ледяное стекло и замер, закрыв глаза.
- Годфри, это... это Мерлин-знает-что, - тихо выдохнул он. - Я думал, она меня грохнет ко всем драккловым импам. Превратит в улитку, лет на тридцать. А она...
Маркус выпрямился, обернулся, бросил взгляд на безлюдный коридор. Прислушался - не идет ли кто? - и шепотом продолжил:
- Она сказала, что мне надо научиться защищаться. И... и... и обняла меня, Годфри! На полном серьезе! И вот, книги подарила, - Маркус стащил с носа сбившиеся набекрень очки. - И вид у нее при этом был такой... ну... как будто ей меня очень жалко. Не именно меня, а... ну как сказать?.. вот как если бы ты приехал в Африку, и там дети голодают, и геноцид, и ты такой на эмоциях обнимаешь африканского малолетку и думаешь, м-дааа, мол, бедняга, паршивая у тебя жизнь, а будет еще паршивее...
Прекратив шептать, Белби протер рукавом очки, снова прислушался к тишине коридора и неохотно закончил:
- Я даже подумал, может, Поттер не так уж бредит? Ну, там... На чем у него обычно пунктик, ты-сам-знаешь, да? Иначе - с чего бы МакГонагалл?.. Я ничего не понимаю.

Отредактировано Marcus Belby (18.09.20 23:49)

+2

3

За окном было ясно и светло. Солнечный свет, отражаясь от сугробов, слепил глаза, создавая обманчивое впечатление тепла. Годфри прислонил горячий лоб к стеклу, на котором быстро от его дыхания образовались капельки влаги. Прохлада отрезвила его, успокоив метавшиеся в голове мысли. Годфри закрыл глаза и шумно выдохнул. Сердце, несмотря на то, что все закончилось, колотилось где-то в горле, и его стук отдавался в ушах. Что на них внезапно нашло? Весь урок был похож на какой-то театр абсурда, в котором Маркус и МакГонагалл были главными действующими лицами. Годфри и сам не удержался, но после урока профессор попросила остаться только Маркуса.

Холодно. Лоб перестал гореть, и когда головная боль успокоилась, Мидхерст почувствовал, что покрылся гусиной кожей из-за холода, идущего от окна и каменных стен. Он поежился и развернулся спикой к окну, кутаясь в мантию и грея руки горячим дыханием. Как раз в этот момент дверь кабинета открылась и оттуда вышел Маркус. Живой и невредимый! Не то что бы за гриффиндорским деканом когда-либо водилась страсть к издевательствам над студентами, но сегодня все как будиэто шло наперекосяк.

- Она что? - нетерпеливо спросил Годфри и тоже на всякий случай огляделся. Но коридор был пуст. - Серьезно? Вот прямо так и сказала? - Мидхерст с трудом себе это представлял, для него МакГонагалл была образцом непоколебимости и морали, человеком, для которого соблюдение субординации было превыше всего. День и вправду преподносит сюрприз за сюрпризом.

- Интересно, с чего бы ей нас жалеть. То есть, да, конечно, на нас свалилась эта Амбридж и министерские лезут, куда не просят, но у нее вон Поттер есть. - Годфри оглянулся, не маячит ли где за плечом профессор МакГонагалл. Поттера, конечно, было жаль, пацан, может, и сам верит в то, что говорит. Свалилось на него действительно много, и Мидхерст просто по-человечески ему сочувствовал. Ну, как детям в Африке, о которых говорил Маркус, - Может, подумала, что Амбридж нас ничему не научит. Сам знаешь, Седрик... Он же был подготовлен куда лучше, а сейчас у нас и возможность изучать Защиту отобрали. Не знаю, Маркус, день сегодня какой-то нервный. Будто что-то случилось, но никто не знает, что...

+1

4

"Будто что-то случилось, но никто не знает, что".
Эти слова откликнулись в душе смутной тревогой. Маркус задумчиво потер висок. Поморщился, пытаясь вспомнить, понять.
- Да уж! - сказал он, наконец. - Да-а уж... Папа говорит, что Защиту от Темных Искусств в Хогвартсе никогда серьезно не преподавали. Ну, то есть, он говорит, что для толковой защиты надо изучать сами эти искусства, а вовсе не защиту... В общем, ладно. Пойдем? В библиотеку? Надо все-таки закончить с кругом Беме - итак на два месяца все растянулось...
Круг Беме.
Круг.
Ритуальный круг.
Маркус водрузил на нос очки, собрал свои книги и медленно двинулся к лестнице, перелистывая на ходу подаренный профессором МакГонагалл фолиант.
- Кстати, - рассеянно проговорил он, тыкая пальцем в страницу и пытаясь на ходу показать Годфри формулу, - кстати, вот тут интересно! Смотри! Превращение неживого в живое... Ай, держи сам! Второй абзац сверху.
Они остановились. Маркус отдал Годфри раскрытую книгу, и, ожидая, пока тот прочтет, обвел взглядом пространство. Солнце наискосок освещало коридор. Впереди - стрельчатый проем, ведущий в теплый, огоньками свечей усеянный колодец лестничных пролетов. Все та же смутная тревога на сердце - все сильнее и сильнее.
Превращение неживого в живое.
Ритуальный круг. Горящий холодным светом. В ночном Лесу.
В Лесу.
Маркус нахмурился, неохотно вспоминая. Вчера они с Госфортом подняли в Лесу инфернала. На спор. Идиоты! Ну, что же, теперь это дело прошлое - выбрались живыми, это главное, об остальном можно забыть. Инфернал из Леса не выйдет, и там его кто-нибудь добьет - кентавры или Хагрид. Не о чем волноваться.
Маркус вздохнул, пытаясь заставить себя успокоиться. Итак! Сейчас они пойдут в библиотеку, до конца разобраться с балансом, а то второй месяц возятся, пытаясь выжать хоть каплю пользы из круга Беме. Уроков сегодня больше нет, так что в библиотеке можно будет окопаться до позднего вечера... Вернее... драккловы импы, нет, уроков-то нет, но ведь надо пойти отпускать улиток в Лес.
В Лес.
В Лес...
Маркус судорожно вдохнул воздуха, которого внезапно стало не хватать. Испуганно посмотрел на Годфри.
- О, спаси нас Богиня*! - проговорил он. - После уроков она поведет их всех в Лес!..
Белби прижал к себе свои книги, так крепко, что побелели костяшки пальцев. Бездумно, бессмысленно прошелся от стены к стене. Снова поднял потемневший от ужаса и беспомощности взгляд на друга.
- Годфри? - упавшим голосом позвал он и вдруг перешел на тихий, дрожащий шепот. - Как ты думаешь, много народу пойдет в Лес выпускать этих драккловых улиток? Там... - он с трудом сглотнул, покусал губы, мучительно подбирая слова, - туда именно сегодня нельзя. Там... мы там вчера кое-кого вызвали. С Деймоном Госфортом. Прости меня, Годфри. Я тебе не сказал. Это было страшно глупо с моей стороны.


* - Арадия

Отредактировано Marcus Belby (28.09.20 21:28)

+2

5

- Люпин, вроде бы, был еще ничего, - задумался Годфри, вспоминая старого поеподавателя. До Амбридж был шизанутый экс-аврор (или бывший Пожиреталь Смерти? Мидхерст так и не разобрался, что с ним случилось), который, кстати, показывал студентам и запрещенные вещи. Профессор Люпин по мнению рейвенкловца, хоть и не показывал, как противостоять империусу, был очень даже толковым преплдавателем. В отличие от Локхарта, следившего только за своим внешним видом, а не материалом, который дает на изучение. Квирелл, как и профессор до него, были совсем незапоминающимися. Годфри уверен, не торчи у Квирелла из затылка Тот-Кого-Нельзя-Называть (судя по гуляющим в тот год слухам), того бы тоже никто не запомнил. - Да, пойдем, у нас как раз сейчас куча свободного времени.

Годфри взглянул в книгу, забирая ее у Маркуса, и внимательно прочитал абзац.
- Я тут подумал, что можно создать сосуд при помощи креативной трансфигурации, что-то с инстинктами животного, и попробовать переселить туда живую душу. Интересно, если у нас получится, можно ли будет этот "сосуд" развеять при помощи эванеско? И не исчезнет ли он сам через некоторое время... Маркус?

С Белби было что-то не так. Он как будто полностью погрузился в собственные мыли, не замечая того, что говорит Годфри. Было бы понятно, если б Мидхерст вещал о каких-то малозначительных вещах, типа обеда или погоды за окном, но этой-то темой они уже довольно давно занимались и даже пытались ставить кучу экспериментов. Годфри готов был возмутиться, но в этот момент друг посмотрел на него. И выглядел Маркус слишком испуганным для человека, которому только что подарили пару довольно занятых книг.

- Что не так с лесом? Нет, он, конечно, Запретный (условно), но ведь школьники будут с преподавателем. Да и МакГонагалл не та, которая не сможет справиться с тварями в лесу. - Годфри не понимал, что так испугало Маркуса. По его мнению, это было, хоть и слегка необычным для МакГонагалл, но нормальным действием. Тот же Хагрид студентов водит порой недалеко в лес, и ничего, все живы. Да и Маркус был не из тех, кого можно напугать страшными животными, обитающими в Запретном Лесу. Разве что там не поселился кто-то совсем страшный. - Прости, что? Вы вызвали... Кого?

+1

6

Маркус заправил за ухо прядь волос и с раздражением заметил, как мелко, нервно дрожит рука. Торопливо скрестил руки на груди, спрятал ладони в складках рукавов. Вчерашний его поступок уже давно казался ему импульсивным и необдуманным, но когда Белби пытался рассказать вслух, когда начинал подбирать слова - то чувствовал себя и вовсе сказочным дурнем.
- Э-эм... Это была идея Госфорта, - проговорил он, наконец, так и не отвечая на вопрос Годфри: кого вызвали. - Я... Ну, ты его знаешь. Я подумал, что это выпендреж... О, Мерлин, да я вообще не знаю, о чем я думал!
Маркус в сильном душевном волнении окинул взглядом пустой школьный коридор - и увидел приближающиеся фигурки студенток. Белби замолчал и отвернулся в сторону, кусая губы. Две девчонки с Рейвенкло, с пятого, кажется, курса, прошли мимо, оживленно болтая. Обе приветливо кивнули, здороваясь с Годфри и Маркусом.
- ...Прошел год, как они расстались, а он до сих пор... и она тогда...
- ...Игнорировать. Таких надо игнорировать...
- ...А я тогда им говорю...
- ...А надо было игнорировать!..
Наконец, возбужденные голоса и перестук каблучков смолкли в отдалении. Маркус проводил их рассеянным взглядом до последнего поворота, затем поднял глаза на Годфри.
- Не надо здесь об этом говорить, - тихо сказал он. - На этот раз я, кажется, наделал дел так, что отработкой не обойдусь. Пойдем, прогуляемся к Лесу?

*    *    *

Широкая вытоптанная тропа вела к Озеру. Белби и Мидхерст долгое время шли по ней, а затем свернули в направлении хижины лесника и начали взбираться по склону небольшого холма. Островерхая крыша хагридова жилища уже виднелась невдалеке, а сразу за ней темной туманной стеной поднимался Лес. По сторонам тянулся каменистый верещатник, ныне занесенный снегом. Маркус остановился. Обернулся назад. Отсюда видно было, как на берегу Озера шестой курс справляется с топеройками - то и дело вспыхивали факелы магического пламени. Все минувшие годы совместной учебы Маркус не то, чтобы общался с этими ребятами или был как-то по-особенному к ним привязан. Наоборот - с большинством он старался не иметь никаких дел и, в его собственных глазах, имел на это веские причины. Однако стать причиной гибели хоть кого-то из них - этого он совершенно не хотел.
Дорогой он уже рассказал Годфри, как на уроке Заклинаний Госфорт оскорбил Венди Хэджфлауэр, а заодно и всех, кто с ней приятельствует. Как они схлестнулись, как после урока Деймон вызвал Маркуса на разговор. Как встретились ночью, как вместе пошли в Лес...
- Ты помнишь, на втором курсе?.. Двое убитых единорогов в Лесу? Госфорт откуда-то знал, где Хагрид закопал их. Ну, в общем... - Маркус тяжело вздохнул и в сердцах пнул снег под ногами, - в общем, одного мы выкопали. Я... я не успел разобраться толком, но кажется... Но. Получается так, что... Получается так, что мы, вроде как, подняли настоящего инфернала, - Маркус, наконец, посмотрел в лицо друга. - Только мы ничего не смогли с ним делать, Годфри. Ни управлять, ни удержать на месте. То ли в книгах написана ерунда, то ли мы просто слабаки, - по лицу Белби пробежала видимая досада. - Еле как от него убежали...

+1

7

Годфри слушал молча и пытался понять, а не чудятся ли ему сейчас слова Маркуса? Смысл которых, к тому же, еще и улавливался с огромным трудом. По отдельности слова были предельно ясными, да, Запретный Лес, да, было на втором курсе там что-то странное, но все вместе... Все вместе превращалась в какую-то несуразицу. Не может так быть. Не бывает.
Замок уже остался далеко позади, а Годфри все молчал. Он даже не знал, что сказать. Ситуация была из ряда вон выходящей, и страшно даже подумать, что станет, если вдруг кто-то из преподавателей узнает о произошедшем. Два студента ночью ходили в Запретный Лес и пытались оживить мертвого единорога. На спор! Сколько-сколько правил было нарушено всего за одну ночь? Подобного скорее ожидаешь от гриффиндорцев, безбашенных и думающих о правилах в последний момент, но уж никак не от рассудительного и осторожного Маркуса! Годфри считал, что за пять с лишним лет узнал человека, что идет сейчас рядом с ним. Но оказалось, что нет. И это было как обухом по голове.

- Вы не слабаки, Маркус, - наконец начал говорить Годфри. Морозный воздух трепал волосы и как будто бы способствовал прояснению мыслей в голове. Вспомнив о том, как он ненавидит холод, Мидхерст достал из кармана шапку и натянул ее на голову - надо же, он совсем забыл надеть ее! - Вы идиоты. Самое страшное не то, что вы на спор зачем-то потащились в Лес и не то, что Госфорту откуда-то было известно, где закопаны единороги. Самое страшное, что у вас, черт возьми, получилось!
Мидхерст закатил глаза. Упаси Мерлин эту школу от спорящих экспериментаторов. Первый шок постепенно проходил, и Годфри начал думать, что же со всем этим делать. О том, чтобы оставить Белби разбираться самостоятельно, и речи быть не могло. Мидхерст был благодарен - за то, что Маркус, узнав о его "проблеме" не бросил, не струсил и не сдал врачам, как сделали бы все остальные. Разве можно после такого отказаться помогать с проблемами Маркусу? На Госфорта надежды не было - его в расчет никто и не брал. Да и сам Годфри не захотел бы иметь с ним дело, не после такого.

- Надо рассказать Эдди. И решить втроем, что с этим делать, - немного поразмыслив, сказал Мидхерст. Кармайкл действительно был им нужен, как поддержка и как еще один мозговой центр. - Ты же не хочешь оставлять все так, как есть? Пойдем, посмотрим сейчас, при свете дня, что вы там в лесу натворили. Скажем если что, что пришли улиток относить, кажется, МакГонагалл хотела сегодня после УзМС устроить показательное доброе дело.

+1

8

Маркус беззвучно хмыкнул, мрачно глядя себе под ноги. Утренее маленькое приключение с улитками, бессмысленный бунт на уроке Трансфигурации - все это казалось таким несуразным и незначительным перед зловещей тенью инфернала. Вдруг, на одно мгновение, Белби поднял на Годфри внимательный, испытывающий взгляд. Не выдаст ли? И почти сразу опустил глаза. Не выдаст. Хотя мог бы. Должен был, обязан был выдать, чтобы отвести опасность от всех ценой исключения из школы одного... Губы беззвучно шевельнулись, но слова благодарности так и не прозвучали. Маркус шмыгнул носом, коротко кивнул и, ссутулившись, первым направился к опушке Леса.

Следы - вот первое, что бросилось в глаза. Неприятный холодок прошел по спине. Две пары следов посреди нетронутых снежных сугробов. Маркус замедлил шаг и посмотрел себе под ноги, итак прекрасно зная, что отпечаток его ботинок совпадет в точности с одним из них.
- Это мы вчера шли, - проговорил он, коротко указав на снег; впрочем, Годфри и без объяснений наверняка уже рассмотрел очевидное. - Дальше в ту сторону.
Они пересекли замерзший ручей и осиновую рощу. Впереди виднелась арка, образованная двумя покосившимися стволами деревьев. И тут двойную цепочку следов впервые пересек третий. Маркус на секунду замер, а затем опустился на одно колено, чтобы получше рассмотреть: глубокие, четкие отпечатки конских копыт без подков.
- Единороги редко подходят так близко к опушке, - мрачно сказал он. - Почти пришли. Тут недалеко.

Глубокая яма ярко темнела на заснеженной земле. Рядом с ней, черные, как выжженные, остались следы охранных магических колец. Белби обошел их. Остановился.
- Он порвал мою защиту, как клубок тонких ниток, - сказал он и впервые посмотрел Годфри в глаза. - Я читал, что магия им нипочем, но не мог поверить, что... настолько. А вот, - он указал в сторону замка, - вот тут мы от него бежали. А он - за нами.
Маркус прошел по собственным следам несколько шагов. Тяжело вздохнул.
- Мы оторвались от него почти у самой хижины Хагрида. Он... - Маркус в тревоге снял очки и протер пальцами глаза. - Я не знаю, куда он делся, Годфри. Может, кружил тут, разыскивая нас. А потом... ушел куда-то. Мерлин! Только бы не в Хогсмид, не на стадион, не куда-то к людям... Годфри! Что мы вчера натворили!..

Отредактировано Marcus Belby (10.12.20 01:23)

+1

9

Годфри шел за Маркусом, слушая его объяснения. Чуть ли не впервые в жизни он не знал, что делать. Обычно какой-никакой план всегда был, а то и несколько, но не в этот раз. Мидхерст не имел ни малейшего понятия, что делать, если они не найдут воскрешенного единорога, и уж точно не представлял, что делать, если не найдут. Посмотрят они оставленные следы, а дальше что? Может, спросить совета у Него? Тот, другой, был куда опытнее их двоих и хвастался собственными достижениями каждый раз, когда у Годфри что-то не получалось. Но и делиться собственными знаниями не спешил, даже собственного имени не называл, считая, что для двух малолетних волшебников слишком много чести. Нет, это не вариант, а тупик.

Есть только одно место, куда отправляется каждый рейвенкловец, зашедший в тупик. Библиотека. Недостаток знаний - вот главная преграда в борьбе с чем-либо, особенно с таким непонятным и пугающим, как инфернал. Вот только в общей секции подобных книг о мертвецах не найдешь, вряд ли там будет описание подробнее, чем в их новом учебнике по Защите, одобренным Министерством. Годфри не сомневался, что Амбридж успела пройтись и по библиотеке, изъяв из общего доступа хоть что-то с намёком на настоящую защиту от темной магии.

Годфри опустился на корточки у глубокой ямы. До последнего он надеялся на то, что все это Маркусу показалось или что хотя бы единорог вернулся к месту своего захронения и больше не оживет. Но в яме была только чернота, слегка припорошенная утренним снегом. Рейвенкловец вытянул руку и осторожно коснулся кончиками пальцев одного из колец. Ничего. Никакой остаточной магии он не почувствовал, только выжженная земля и следы вокруг.

- Успокойся, Маркус. Я не думаю, что он пошел к людям, помнишь, что об инферналах написано в учебнике? Они не любят свет и огонь, а что в Хогсмите, что в Хогвартсе, слишком ярко горят факелы. Он где-то здесь, в лесу.

Парень поднялся на ноги и вытащил волшебную палочку. Пара взмахов - и магические кольца оказались надежно спрятаны под снегом. Студенты и преподаватели сюда вряд ли забредают, а вот Хагрид может и случайно набрести. Ни к чему им лишние свидетели.
- Будем его караулить. Ходить в Лес и высматривать, - решил Годфри. - А теперь нам, кажется, пора к МакГонагалл.

+1


Вы здесь » Drink Butterbeer! » Pensieve » 15.02.96. Исповедуйся и (не) успокойся