Drink Butterbeer!

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Drink Butterbeer! » Pensieve » AU. I don't fucking care


AU. I don't fucking care

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

http://s9.uploads.ru/t/Dsa4A.gif http://sg.uploads.ru/t/RLtGo.gif

III | scorpius h. malfoy & lily l. potter
12.08.2025, дом поттеров

blackbear - idfc

ваши руки, милорд, в крови, правда, совесть притом чиста
за спиною горят мосты, разрушаются города.
пережитых смертей - не счесть и не вспомнить прошедших битв;
ваша совесть, милорд, чиста, только сердце порой болит

Отредактировано Lisa Turpin (26.06.19 14:51)

+2

2

my lord

ваше имя произносить ближе к ночи боится враг
вам до боли знакома ложь и как будто неведом страх;
для кого-то, милорд, вы - бог, для кого-то - подлец и мразь.
если б знали они о том, что за бремя такое - власть...

О жизни такой, как у Лили Луны Поттер, слагают баллады, поют под витражными окнами и воспевают в легендах.

Жизнь, которую для неё выбрали – непростая, скользкая, оберегаемая со всей сторон, и оттого чрезмерно эмоциональная; жизнь, о которой, возможно, многие мечтают, но со стороны всегда всё кажется лучше и проще, верно?

Лили никогда не задумывалась, что у неё как-то совершенно не так, как у всех: не так складываются отношения в семье, не так достаются победы и достигаются цели; нет, Лили с детства для себя поняла, что нужно что-то сделать для этого мира, для людей, иначе – какой смысл в твоём существовании? По пятам за ней всегда шёл образ отца – идеально-честного, верного и справедливого, и ему приходилось постоянно соответствовать, но не дублировать, вовсе нет. Борьба – вот, что ставила себе во главу угла Лили, слушая рассказы матери о том, как папа жертвовал собой ради сотни людей, многих из которых он даже не знал – идея жертвенности ради всеобщего блага захватывала сознание маленькой Поттер, взращивала внутри неё те самые задатки борца.

Конечно, она – ребёнок мирного времени, и ей нет нужды бороться с врагами в лесах и прятаться от них годами; она борется с предубеждениями о ней и борется сама с собой – делать и верить вопреки всему.

Лили никогда не понимала, почему их семью так превозносят: в общем-то, они были самые обычные, со своими неурядицами, непониманием и причудами. Джеймс постоянно ссорился с мамой и за многие года потратил изрядное количество её нервов; Альбус стал разочарованием отца по многим причинам, так что они были совершенно не близки и Лили из-за этого очень страдала; а сама Лили – младшая, тепличная лилия, которую боятся вынести на свет, оттого она брыкается и злится, кажется всем избалованным ребёнком – но это, конечно, совсем не так.

В семье их никогда не баловали и позволяли делать только то, что дозволенно и заслуженно – все дети в семье Поттер знали, что значит – добиваться целей. Лили за это очень уважала своих родителей и, конечно, знала, каких трудов им стоит воспитывать их – детей нового поколения, детей, рождённых уже после войны.

Лили очень постаралась, чтобы в школе её узнали и запомнили, как гиперактивную, вездесущую, рыжую бестию, от которой, кажется, проблем больше, чем реальной пользы. Она хотела везде поспеть, обо всём узнать, со всеми завести дружбу – и, конечно, столкнулась с завидной толикой непонимания. Со временем, Поттер поумерила свой пыл и научилась общаться с людьми на адекватной ноте, но всё же она закрылась в себе и уже не могла так отчаянно и беззаветно доверять миру.

По большому счёту, для гриффиндорки факультеты не имели такого решающего значения, как это было во времена её родителей – все студенты общались, влюблялись и ссорились просто потому что они – обычные люди. Поэтому обучение её брата Альбуса на факультете змей стало для Лили лишь необычной страницей в его и её биографии, только и всего.

И она продолжала любить его, как и раньше, делиться секретами и сообщать последние новости – Альбус Северус всегда был ей рад и она чувствовала себя абсолютно защищённой. Но в какой-то момент в его жизни появился Скорпиус Гиперион Малфой – и тогда у Лили отобрали щит.

Что-то похожее на гордость заставило девушку тихо, неспешно, отходить в сторону, не маячить перед глазами брата и его друга, не быть навящивой – да, она общалась с Альбусом и дома, так что, никаких проблем!

Казалось бы. Лили ужасно хотелось верить, что это так, что ей совсем не больно терять верного и такого близкого друга, как Альбус; но она теряла его и она не любила Скорпиуса Малфоя.

Так продолжалось довольно долго; Лили дружила со своими ровесниками, училась и писала родителям кучу писем в неделю, однако она никогда не забывала, что где-то /в подземельях Слизерина/ сидит её брат со своим другом, который даже не смотрит в её сторону.
Да, в общем-то, это было обидно. Ведь они могли дружить тоже – гриффиндорка не имела ничего против Малфоя как такового, но его поведение – презрительно-отталкивающее – просто не оставило ей возможности хотя бы что-то начать. Лили уступила ему право выбирать тактику отношений, но по итогу – она просто ему проиграла.

Лето, аккурат перед пятым курсом, было довольно приятным, так что Поттер успела съездить в гости к Доминик в «Ракушку», наведаться к папе в Министерство, починить с дедушкой Артуром странно-важную вещь под названием «ноутбук»; в общем, это было хорошее, знойное, семейное лето, и оно уже подходило к концу.

И вот однажды Альбус вошёл в столовую, непринуждённо жуя тост, и сообщил, что сегодня – двенадцатого августа – в гости к ним в дом пожалует Малфой.

Вообще-то, Лили не особо понимала, как на это реагировать. Ей, по правде говоря, должно было быть плевать – это друг Альбуса, он имеет полное право приглашать его в гости, как приглашала она Терезу прошлым летом. Да, ей должно было быть плевать, но это совершенно точно было не так.

Поттер не двинулась с места, так и сидя в послеобеденное время в гостиной и читая новый учебник по алхимии, когда в дверь постучали, и Альбус Северус, перепрыгивая через три лесенки сразу, побежал встречать Скорпиуса. Лили просто сидела – спокойная, мелкая и жалкая.

Потому что она не знала, что говорить Малфою и как себя вести – и это её пугало.
[nick]Lily Luna Potter[/nick][status]потонувший корабль[/status][icon]http://s8.uploads.ru/t/zikYh.gif[/icon][pers]Лили Луна Поттер, 15
[/pers][info]Гриффиндор, 5[/info]

+2

3

[nick]Scorpius Malfoy[/nick][icon]http://forumavatars.ru/img/avatars/0016/1d/6a/99-1438190600.gif[/icon][sign]

https://i.pinimg.com/originals/2a/3e/32/2a3e32a61288cff791bb16a3c5ce52f1.gif https://i.gifer.com/JM78.gif

[/sign][pers]Скорпиус Малфой, 16[/pers][status]no[/status][info]Слизерин, 6 курс[/info]

Скорпиус Гиперион Малфой не сутулит плечи, когда косые взгляды учащихся встречают его в школе, узнавая в нем еще одного Малфоя, сына того самого Малфоя на плече которого метка, а дед и бабушка и вовсе продали душу тому-кого-нельзя-называть, а потом вовремя запрыгнули в поезд везущий их в сторону помилования. Скопиус игнорирует усиленный шепот за спиной, и даже ловко уходит от конфликтов, которые так и пахнут «грязным прошлым», напоминая настоящему, что всё имеет свою цену. Хогвартс изменился со времен войны, толерантность заполонила умы студентов, а радушиеи понимание со стороны слизеринцев и вовсе стало их визитной карточкой, так и говоря, мы такие же как вы, вам надо любить нас и забыть былое.

Скорпиусу не дают забыть былое. Не в лицо, так исподтишка. Он ловит на себе взгляды тех, чьи родственники пострадали и понимает, что мысленно, где-то там, его казнят вместе со всей его семьей, ненавидя бросают в логово шипящих змей, где ему и место. О, глупцы, разве не заметили вы, что и от логова ничего не осталось? Змеи нынче ведут себя как самые настоящие собачонки – прирученные и одомашненные, они пытаются угодить вам, лишь бы избежать этого клейма пожирательского прошлого, которое вы так умело навязываете даже на того, кто просто нагрубил вам на уроке. 

Скорпиус видит всё это, видит всё это и молчит. Презирает новый мир и не собирается вести себя как очередная марионетка, он избегает своих сокурсников, кривится видя их полуклоны в сторону модных мира всего «Поттеров-Уизли» и успокаивается лишь тогда, когда наконец-то находит единомышленника, не умеющего вести притворный образ жизни. О, какова насмешка судьбы, когда им оказывается сам Альбус Поттер, сын того, кто обратил величие Малфоев, а вместе и с ним, и величие множества чистокровных семей, в прах. С удивлением Скорпиус понимает, что Альбус слишком сильно отличается от брата. Мальчик-который-звезда,  блистал на Гриффиндоре, позволяя кричать в сторону Альбуса «скользкий слизеринец», пока рука друга крепко сжимала его плечо, зная, что у старшего нет шанса выжить в этом мире, он слаб и пропал под этим грузом популярности, который рано или поздно выкинет его на помойку, но будет слишком поздно, Малфой бы рассказал ему, может быть даже показал, но у него нет на это времени.

- Привет, Альбус. – Губы слизеринца расплываются в улыбке, пока друг делает шаг вперед и крепко обнимает его, а Скорпиус приветственно хлопает его по спине. Их дружба – это то, что держит его на плаву, его матери не стало еще в прошлом году, а отец до сих пор сходит с ума от горя и собственного бессилия. Скорпиус тоже, впрочем, ему плохо удаётся проявление своих эмоций, но Альбус знает, Поттер чувствует его настолько хорошо, что тиски сжимающие внутренности слизеринца с каждым днем становятся всё меньше и меньше, приближая юношу к принятию собственного горя и мысли, что он сможет жить дальше без нее. Жаль, что у отца нет такого друга.

Скорпиус проходит вовнутрь, приветствуя миссис Поттер, радуется отсутствию в поле зрения Джеймса, и сухо кивает в сторону младшей сестры Альбуса, пытаясь выдать это за полноценное приветствие. Не то, что бы у него проблемы с ней, но девчонка ведет себя так, будто бы намеренно пытается вызвать его раздражение – вмешивается в их дела, пытается навязаться тогда, когда ее компания неуместна и этот взгляд ее, этот взгляд маленькой избалованной любимицы, у которой Скорпиус отобрал любимую игрушку – брата, и вовсе выводит из себя. Но ладно, Скорпиус приехал не к ней, Скорпиус приехал к Алу и только с ним он хочет провести этот день.

Небольшая прогулка по дому и вскоре парни оказываются в комнате Поттера. Альбус достает шахматы, к ним прилагается небольшие вкусности, которые он успел утащить с кухни, а после этого начинается длинный разговор в котором парни обсуждают свое будущее и предметы, которые стоит выбирать для изучения дальше.

- Да ладно, Альбус, я думал ты любишь Древние Руны, разве, нет? – Скорпиус пытается затащить друга на изучение любимой науки, так как без него ему будет скучно, но в этот момент звучит стук в дверь и на пороге стоит гость. Ну, конечно, Лили Поттер, как неожиданно. И не выгонишь же, это как бы ее дом. Ладно, может быть ей просто спросить?

+1

4

playlist

rhodes - losing it
rhodes - dark side

У Лили чётко выраженная линия скул, тёмно-серые, грозовые глаза, худая шея и руки, усыпанные веснушками; Лили никогда не красится и не подводит глаза карандашом, ей не нравятся помады и она отказывается от таких подарков – у неё свой мир, собственный, живой и настоящий, в котором фальши совершенно не место.

В глубине души она очень рада, что дома не оказалось Джеймса – он уехал на какие-то сборы со своей командой по квиддичу - потому что тогда ссоры было бы не избежать: Лили знает, как Джеймс недолюбливает Скорпиуса, ведь её старший брат весь соткан из паутины предубеждений, и ему, в общем-то, так удобней жить. Альбус в этом отношении явно отличается от всей семьи Поттер – он ненавидит, когда ему пытаются навязать какую-либо точку зрения, лучше Альбус Северус тысячу раз ошибётся сам, но до истины докопается. Но всё же – всё же! – братья любили друг друга, по-своему, тихо и сухо, но любили и верили, что в будущем смогут общаться ближе; в это верила и Лили, невольно оказываясь меж двух огней.

Это был довольной странный день – рыжая написала пару писем, накормила свою серую сычиху Зельду, перенесла новые саженцы роз в их маленький сад: мама пусть и привыкла ухаживать за домом при помощи магии, работать в саду позволяет только собственноручно, считая, что растениям нужен живой и эмоциональный контакт. После перебрала все свои старые учебники, решив при случае отдать их Хьюго; в общем, Поттер переделала все дела, до которых не доходили руки, и всё потому, что по дому теперь разгуливал Малфой – смело ворвавшийся в личное пространство её семьи, он не чувствовал себя не комфортно, Лили это сразу подметила. А она то, она – чувствовала! Однако ближе к вечеру желание хотя бы пообщаться с братом и его другом пересилило все доводы рассудка, так что, набравшись смелости /а это было ох как нелегко/, Поттер спустилась со своего этажа и направилась прямиком в комнату брата – не то что бы он позволял ей вторгаться в его пространство прежде, но сегодня тот самый день, когда Лили решила испытать судьбу.

- Ал, мне кажется, ты забыл, что я тоже существую в твоей жизни, - лучшая защита, это, конечно, нападение; вот рыжая и нападет с порога, обескураживая молодых людей, не даёт им опомниться и уже садится на край кровати Альбуса.  Брат с удивлением поднимает брови, но никак не комментирует неожиданное появление сестры, только переставляет фигурку коня на нужную позицию, занимая этим Скорпиуса на какое-то время.

- Почему же, Лилс. Просто мне казалось, что ты не особо хочешь проводить время с нами, - пожимает плечами Поттер, многозначительно переводя взгляд с гриффиндорки на абсолютно равнодушного к ситуации друга. – Во всяком случае, мне бы хотелось, чтобы вы со Скором хотя бы парой слов обменялись. За столько-то лет, - это был довольно примирительный жест, но всё же бесполезный – было очевидно, что Скорпиусу куда приятнее общество друга, а не всей его семьи. Да, девушка это видела, но из принципа оставалась на месте, словно прирастая к краю постели.

- Что ж, вот, обмениваемся. Привет, Скорпиус, - она смешно вздёргивает носик, пытаясь казаться такой гордой и равнодушной, но получается очень плохо; Малфой читаёт её, одной усмешкой заставляет сникнуть и растерять всё запальчивое настроение.
Какой же он странный, холодный, отмеченный проклятой меткой семьи.

- Я бы хотела присоединиться к игре, - Поттер обращает внимание на шахматную доску и переводит взгляд на улыбающегося брата.
- Займи моё место, мы ещё не закончили. Я скоро вернусь, - это было довольно странно, так что ни Лили, ни Скорпиус даже не успели возразить; за Альбусом захлопнулась дверь, и в комнате, обвешанной зелёными шарфами и плакатами квиддичных команд, повисла гнетущая и тяжёлая тишина.

[nick]Lily Luna Potter[/nick][status]потонувший корабль[/status][icon]http://s8.uploads.ru/t/zikYh.gif[/icon][pers]Лили Луна Поттер, 15
[/pers][info]Гриффиндор, 5[/info]

Отредактировано Lisa Turpin (01.07.19 23:08)

+1

5

[nick]Scorpius Malfoy[/nick][status]кай[/status][icon]http://forumavatars.ru/img/avatars/0016/1d/6a/99-1438190600.gif[/icon][sign]https://i.pinimg.com/originals/2a/3e/32/2a3e32a61288cff791bb16a3c5ce52f1.gif[/sign][pers]Скорпиус Малфой, 16[/pers][info]Слизерин, 6 курс[/info]

Скорпиус на секунду прикрывает глаза, что бы вид раздражающей Поттер не сбивал его с толку. Еще пару минут назад слизеринцу казалось, что он не здесь, все мысли были посвящены бою, разворачивавшемся на шахматной доске и с каждым ходом тот становился всё изощреннее и красивее, будто бы люди сидящие перед доской были не обычными школьниками, а скульпторами, скульпторами такого тонкого дела как война, в котором мало было равных. И которое, как оказалось можно испортить одним только голоском разбалованной барышни, которой хочется занимать место не только в этой комнате, или в жизни брата, а кажется и на каждой клеточке шахматного поля, даже если это невозможно.

Скорпиус  не скрывает отвращения в своем взгляде, Лили Поттер противна ему, противна даже больше, чем Джеймс словивший звезду и чуть ли не рисующий ее на своем лбу, что бы никто случайно не забыл, что он же Поттер! Нет, девчонка не рисует звезд, и даже не хватает их с неба, но она думает, что она лучше их, и сияет настолько, что никто кроме нее, не заслуживает внимания ни в этой комнате, ни во всем мире, будь он волшебным или вполне обычным.

Звезды падают, мелкая Поттер, и ты тоже упадешь.

Малфой недовольно качает головой, когда Альбус внезапно втягивает его в разговор с младшей сестрой, резкий взгляд блондина, слизеринец встречает с уверенностью и что-то скользит в нем такое, что и сам Скорпиус не может узнать. Похоже на пат, тот случай, когда не выигрывает ни один из игроков, ставя себя в безвыходное положение. Альбус просто не хочет выбирать между ими двумя, и этим самым заставляет Малфоя играть в какую-то бессмысленную игру с притворными расшаркиваниями, где ему нет места.

- Ну, здравствуй. – Губы Скорпиуса изгибаются в насмешливой ухмылке, и он специально даже не удостаивает девушку личного обращения, надеясь, что она поймет, что здесь происходит и как можно быстрее покинет эту комнату, оставив их с Альбусом наслаждаться игрой. Но Поттер слишком хорошо знает свою сестренку, гриффиндорское упрямство наследственная вещь и юноша внезапно покидает комнату, оставляя их наедине. Брови слизеринца на минуту подскакивают вверх, он удивлен, можно даже сказать изумлен поступком друга, но когда девушка действительно занимает место напротив, холодная усмешка и недовольство возвращаются на лицо слизеринца, не желающего играть какую-то пьесу, которую ему навязывал пусть даже и лучший друг.

-  Ал, мне кажется, ты забыл, что я тоже существую в твоей жизни. – Внезапно насмешливо кривляет слова гриффиндорки слизеринец, не скрывая уничтожительного взгляда и своего отношению к ее слюнтяйскому поведению. – Ты всегда ведешь себя как маленькая избалованная принцесса или может только я удостоен чести наблюдать это зрелище сегодня? Извини, аплодисментов не будет, даже твой брат преждевременно покинул эту сцену, видимо потому что ему надоело терпеть это день за днем. Хотя, поздравляю, теперь ты заняла его место за шахматной доской, чувствуешь себя счастливой, а, Поттер?

Скорпиус научился бить словами еще в далеком детстве, еще тогда, когда его фамилия начала употребляться как ругательство, а вышитый гобелен на семье с чистокровными предками и родственниками стал чем-то постыдным в глазах окружающих, нежели той гордостью, которую так старались ему передать родители. Он всегда держал высоко подбородок, даже когда ему подставляли подножки, что бы он случайно не забыл преступлений прошлого, но он не обращал на это внимания как и на тех, кто вел себя подобно мелкой Поттер, вмешиваясь в жизни других и пытаясь занять там главенствующе место. Да только она сама напросилась, сама решила, что взрослая, смелая и достаточно решительная, что бы войти в эту комнату и занять собой ее полностью. Ничего страшного, на любую звезду есть свой критик, и малышка Поттер даже еще не знает как будет трепетать перед тем, кто сидит сейчас пред ней, ведь его и вовсе не волнуют те воздушные замки, которые издавна строились вокруг нее, потому что сегодня ее ждет буря, буря, которую она вызвала сама.

- Позволь дать тебе совет, советую выслушать его внимательно, так как повторять я больше не буду. Взгляни на эту доску, у каждой фигуры здесь есть своя миссия и особые умения. Видишь Королеву? Ох, она почти что всемогуща, не ограничена ничем, ходит как ей вздумается, разве что за исключением возможности ходить конем, но разве ей великой хочется походить на такое животное? Нет, Королеве хочется делать то, что она хочет, да только если вдруг ее не станет, - внезапно слизеринец быстрым движением пальцев отщелбанивает фигуру на колени девушки, так метко, что она даже успевает вздрогнуть от удивления, пока его губы кривятся в привычной насмешке, - игра не прекратится. Всё будет, как и прежде, каждая пешка сможет стать новой Королевой, но только пока жив Король, а тот ходит на одну клетку за один раз, а всё потому что его цель не занимать собой всю доску, а победить. – Глаза юноши гневно сверкают и не на секунду останавливается, не понимая, злится ли он сейчас на эту рыжую девчонку, или может быть на себя за то, что мечет бисер перед свинями и всё это абсолютно бесполезно, потому что это мелкой пустышке не понять. – Уж лучше тебе уметь играть в шахматы, Поттер, потому что сейчас твой ход.

+1

6

my lord

и карающий ваш клинок - как святая господня длань
где холодный расчёт, где долг? уже пройдена эта грань;
вы, казалось, могли бы всё...лишь в грядущее не взглянуть
да и лучше, милорд, не знать, чем закончится этот путь.

Она вся натянута, как струна, наэлектризована этим напряжением; она даже пошевелиться боится, так и замерла в неудобной позе напротив шахматной доски – слова Скорпиуса бьют её прямо под рёбра, выбивая весь воздух, но она держится, она же Поттер – и ему до неё не добраться.

Лили на какое-то время отключается от реальности и сосредотачивает своё внимание на позициях фигур – отец и дядя Рон учили её играть, у них даже сложилась своеобразная традиция: каждое Рождество после празднества они втроём садились у камина, и Лили играла против папы или дяди Рона; они шутили, подзадоривали её, папа постоянно давал советы. В прошлом году она, кажется, смогла поставить дяде Рону шах и почти победила, но он вовремя вывел ладью на поле и рыжая осталась в проигрыше. В любом случае, девушка знала, на что шла, когда просилась в игру – уж если есть хоть что-то, в чём мелкая, такая слабая, худая и неповоротливая Лили Поттер хороша, так это в волшебных шахматах.

Она изучает ситуацию на их поле боя – Альбус играл неплохо, с запалом и азартом, но упускал очень многие детали; было очевидно, что из них двоих лучший стратег – Малфой, каждая его фигура стояла на правильном месте, обороняла или нападала; они были готовы ко всему и, по-видимому, Алу светил шах в ближайшие два хода. Лили закусывает губу, вслушиваясь в затянувшееся молчание, и аккуратно касается пальцами слона – это её любимая фигура. В ней есть какая-то отрешённость и независимость, слон верен своему Королю и держит оборону до последнего. Рыжая ставит фигуру на черный квадрат и от неожиданности вздрагивает – потому что Скорпиус заговорил.

И его голос её испугал – столько отвращения слышалось в нём, столько неконтролируемого презрения и жалости – к ней? – Лили не понимала. Не понимала: почему он не равнодушен к ней, как и всегда? Ведь именно это чувство она на протяжении многих лет вызывала в нём – безразличие, абсолютный холод; и Поттер привыкла к этому. Она то, конечно, знала, что неравнодушна к нему – в том смысле, что не могла не обращать на него внимание, обижаться на его поведение и проходить мимо, не мазнув взглядом по его лицу. Всё-таки, Скорпиус Гиперион был частью её жизни, хоть и небольшой; но рыжая даже не представляла, что вызывает в нём такие исключительные эмоции по отношению к ней.

Лили слушает – и это необычно само по себе, ведь она привыкла говорить сама, что-то доказывать, выворачивать каждое слово собеседника наизнанку; но сейчас она чувствует, что ей нужно впитать весь яд, которым сочится слизеринец, пропитаться им и сотворить противоядие – иначе никак. Лили слушает и смотрит на шахматные фигурки, пытаясь казаться небрежно-безразличной, хотя он свои слова словно ей под рёбра забивает молотком, и это больно, очень больно.

Откуда это всё взялось, Малфой?

Лили устаёт слушать, ей хочется говорить, ей тоже хочется быть сильной – он выбрал её себе в жертвы, но это напрасная трата времени; она никогда ему не откроется, потому что все его ядовитые фразы – пустой звук. И её глаза, наконец, вспыхивают, как раз в тот момент, когда Скорпиус бросает ей на колени фигурку – Королева чудесна, она сильна, могущественна и без её авторитета Король долго бы не продержался…

Поттер медленно ставит Королеву на стол рядом с шахматной доской, а после всё же осмеливается поднять глаза на Малфоя – ей кажется, что это была исповедь, самая тяжёлая в его жизни, и адресована она именно ей – как в упрёк, что она не такая, как ему удобно. Ведь есть же такие удобные люди – с ними всегда всё ладится, с ними просто, они не требовательны и покладисты; Малфой привык к таким марионеткам, а сейчас ему хочется сделать и из неё подобное существо. Лили смелеет настолько, чтобы отключиться теперь от реальности всей её жизни и раствориться только в одном человеке – Скорпиусе Гиперионе, от которого холодом за версту и которого она одолеть сможет.

- Если ты считаешь, что хоть одно твоё слово задело меня или мои нежные чувства – мне жаль огорчать тебя, Малфой, - чеканет Лили, чувствуя, как затекает нога в неудобной позе, но она ничего не хочет замечать, потому что в голове только одна мысль – не упасть перед ним в грязь, как бы не было страшно.

А Малфой – страшный человек.

- Честно признаться, я не думала, что ты так хорошо меня знаешь. Да, избалованная принцесса – так меня ещё не называли. А что, это плохо? Кажется, только тебя задевает подобное. Я – это я, Скорпиус, и к чему мне прокрастинировать на этом? Ты призываешь меня к чему-то? Я не понимаю, - на самом деле, Лили хорошо его понимает и ей обидно, однако рыжей действительно невдомёк  – зачем он ей это сказал, словно от мысли о существовании мелкой Поттер у него начинается зуд.

- Но я всё же попробую дать тебе совет со своей стороны, - ей самой удивительно, как хорошо она держится перед ним – этаким Каем из маггловской сказки о снежном царстве, но с каждой минутой становится всё сложнее, так что Лили ускоряет свой монолог:

- Ошибочно думать, что Король – главная фигура на поле. Если бы ты слушал на уроках Истории внимательнее, то знал бы, что короли – это марионетки в чьих-то умелых руках. Чаще всего, это – серые кардиналы и советники, реже – их королевы. Ты, конечно, не интересуешься историей магглов, а, между тем, их история вся соткана из сильных женщин и слабых мужчин. Екатерина Медичи, Екатерина Романова, Елизавета Английская – все они играли на поле свою роль, пока слабый король прятался в тени своих подданных. И что же? Погибает Королева, - тут Поттер берёт в руки фигурку её Королевы и аккуратно прикасается к ней губами – god save the queen, - Король остаётся лишь с остатками его армии, которую разгромить - ничего не стоит. Вот каков твой Король, Малфой, и не тебе меня учить, - она чувствует, что больше не может говорить и вовремя замолкает, пытаясь осознать, что ей удалось – но легче не становилось, а только тяжелее; Скорпиус наверняка возьмёт реванш, а у неё уже дрожат руки – она уповает на Альбуса, которого так долго нет, и вперивает взгляд на поле боя – Малфой сделал свой ход, так что Лили ничего не остаётся, как вывести пешку в бой с чёрным конем противника.

[nick]Lily Luna Potter[/nick][status]потонувший корабль[/status][icon]http://s8.uploads.ru/t/zikYh.gif[/icon][pers]Лили Луна Поттер, 15
[/pers][info]Гриффиндор, 5[/info]

Отредактировано Lisa Turpin (09.07.19 00:20)

+1

7

[nick]Scorpius Malfoy[/nick][status]кай[/status][icon]http://forumavatars.ru/img/avatars/0016/1d/6a/99-1438190600.gif[/icon][sign]https://i.pinimg.com/originals/2a/3e/32/2a3e32a61288cff791bb16a3c5ce52f1.gif[/sign][pers]Скорпиус Малфой, 16[/pers][info]Слизерин, 6 курс[/info]

Она пытается казаться непринужденной, делает вид, что всё в порядке, что вот оно - их общение, которое происходит изо дня в день в таком русле и ей нечему тут удивляться. Но это совсем не так. Обычно Скорпиус принимает Лили Поттер за элемент обстановки помещения, не диван, не книжний шкаф, и даже не стул, она для него что-то вроде форточки, которую надо бы захлопнуть поскорее, но подобным должны заниматься домовые эльфы, а не он. Хладнокровности игнорировать ее день за днем Малфою хватает, но наглость он не собирается попускать, и даже если девчонка сейчас храбриться перед ним, пришло время рассказать ей, что храбрость и умение принять себя - не всегда одно и тоже.

- Мне плевать, Поттер. Плевать задело это тебя или нет. Как и всегда было плевать. Ты еще не поняла это, да? - Усмешка касается губ Малфоя, усмешка смешанная с надменностью и высокомерием, которое по большей части похоже на то, которое испытывает выпускник высшего заведения рядом с начинающим студентом-неумехой. Он ей не папочка, и даже не брат, что бы объяснять такие вещи, но сегодня, на пару минут он станет для нее гласом правды, той истины, которая всё разрушает перед собой, особенно тех, кто считает, что быть избалованными принцессами - норма.

- Думаешь много ума нужно, что бы знать кого-либо как избалованную принцессу? Думаешь в этом есть какая честь для кого-либо из нас? - Малфой не скромничает, разрушая не только ее защиту на шахматном поле, а также все те словечки, которые она выстраивает как свое прикрытие. Сейчас начнутся все эти женские - я другая, ты просто не видел, я гораздо глубже, чем показываю. Но Скорпиус прекрасно знает, что такое глубина, их семья была на подобном дне, и Лили Поттер никогда это не поймет, сколько бы книг о войне бы не прочитала. - Не смею не согласиться, ты - это ты. Но насколько тебе самой нравишься ты сама, если ты постоянно ищешь компанию кого-то другого, как будто бы боишься оставаться наедине с собой? Альбус тебя спасает от страха посмотреть правде в глаза и понять, что ты из себя представляешь на самом деле? А от чего его спасаешь ты?

Ты бесполезна, Лили Поттер. Абсолютно бесполезна.

Скорпиус знает, что жесток, жесток в своих речах настолько, что не будь Лили Поттер с Гриффиндора, она бы  уже закрыла свое личико ладошками и рыдала бы, прося взрослых защитить ее от такого хама. Но по мнению Скорпиуса, единственной хамкой в этом помещении была именно она, и все его холодные речи были произнесены с целью того, что бы указать ей на это.

Малфой снисходительно выдерживает речь с ее стороны, речь, наполненную таким же романтизмом и безнадежной наивностью, коей до краев наполнена и сама девушка. На секунду слизеринец даже хочет прекратить этот разговор, чувствуя его острую бесполезность. но не может, не из-за того, что хочет ей что-то доказать, а в надежде на то, что этот разговор для нее станет хотя бы тем самым поводом - не искать компании Альбуса, когда он с другом. Пусть после всего этого она ненавидит его, даже не понимая всей глубины мысли, но пока она еще не проиграла, Скорпиус поможет ей придти к тому, что ждет всех подобных девчушек - к разочарованию.

- Красивая речь, Поттер, только не спутала ли ты место и время для подобных советов? - Малфой внимательно оглядывает поле, ища те места. которые могут стать слабым местом для той, которая так упорно держится за Королеву, не понимая, что ее погибель - не самое главное на шахматной доске, но и это ему стоит ей сегодня открыть как что-то, чего ей не было ведомо ранее. - Ты можешь жить в мире иллюзий и грез, можешь считать, что гипогриффы умеют нырять и вести чаепития с русалками, а фениксы с драконами могут иметь отдельное потомство, но шахматы - это тебе не поэзия, и даже не проза, шахматы - это игра, в ней есть свои правила и законы, и если они тебе не по душе, играй в что-то другое. Не хочешь в другое? Тогда нужно уважать и принимать законы игры, в которую начинаешь играть, это ведь как законы нашего магического общества, древние и консервативные, и меняя их, меняются и игры, которые и вовсе уже шахматами нельзя называть. Ты права, королева - сильна, но без нее жизнь продолжается, со смертью Короля - приходит конец, и каждый, кто не готов это признать - глупец, которому больше подходят игры в мячик во дворе. Хочешь пойти во двор, Поттер или расскажешь мне еще что-то про шахматы, используя в этот раз например, травологию? Или может ты больше любишь прорицания?

+1

8

сын или бог, я твой

мать говорит христу:
- ты мой сын или мой
бог? ты прибит к кресту.
как я пойду домой?

Лили глотает так, что чувствует, как раздирает горло с каждым его словом; она определённо ошиблась - в этой битве ей не выиграть, её затоптали и грязью засыпали, а после - долго-долго лил дождь, таяли в сумерках слёзы её девичьей и чисто человеческой обиды.

Рыжая понимает, что находится на абсолютной грани, и единственное, на что она способна - не опускать глаза. Она смотрит пустым и безнадёжным взглядом пятнадцатилетней девчонки, которой далеко не всё в этой жизни досталось в подарок; Лили понимает слишком хорошо, что Малфой просто нажал на болевые точки, надавил посильнее и выдохнул, чтобы она лишний раз вспомнила - у неё мало друзей, от неё, бывает, шарахаются, и какую бы фамилию ты не носил, в конечном итоге выбирают не тебя.

Ей оказалось нечего предложить миру - Лили бесполезна, глупа, несосредоточена, она посредственная ученица и часто забывает, что ела сегодня на завтрак; Лили постоянно живёт в мирах других людей, потому что в своём ей страшно - там холодно, она там одна, и никто не хочет в него входить добровольно. Единственный, кто по своему желанию каждый раз приоткрывал двери и входил без стука к ней в душу, был Альбус, поэтому Поттер так безотчётно и сильно была к нему привязана.

Но Скорпиусу, конечно, это было не понять - он видел лишь одну сторону медали /за храбрость и отвагу Гарри Джеймса Поттера/, а на деле то ему было даже проще. Не нужно было доказывать людям, что он - хороший, прилежный, вышколенный, воспитанный малый. Все знали, что у Малфоев дурная кровь, и память о их злодеяниях ещё долго не сотрётся со страниц истории магии.

Будь Лили Луна посмелее, нашла бы, что ответить гадкому слизеринцу; будь она к нему равнодушнее, наверняка бы поставила шах и мат - она ведь неплохо играет. Но её абсолютная беспомощность перед его очевидным презрением, на самом деле, очень просто объяснялась - настолько просто, что Лили этой правды в упор не замечает; она болезненно, по-детски и с полной, невыносимой отдачей влюблена в Скорпиуса Малфоя.

И в этом ошеломительная разгадка истории.

Пойми она это сейчас, в эту самую секунду, рассматривая радужку его ледяных глаз – наверное, Лили не выдержала бы, сдалась. Но рыжая не осознаёт величие своего падения; ей всё ещё кажется, что она ненавидит лучшего друга своего брата за то, что он отнимает у неё Альбуса – вытягивает из него всё хорошее и тёплое, а Лили бессильно наблюдает, раздирая ногтями кожу ладоней. В свои иллюзии Поттер кутается, как в плед; и только глубоко проницательный незнакомец сказал бы ей, не таясь: ах, девочка, ты любишь его, и мне тебя жаль.

Сложно не влюбиться в Скорпиуса Малфоя. Он – тайна, неразгаданная никем, он в себе опасность таит, а у Лили в крови – приключения и порох; он – человек, которому Альбус доверяет даже больше, чем ей; он – красив своей гордой, неприступной красотой, от которой веет смертью.

Лили, которая страшно любит солнце и греет пальцы в его лучах каждое утро, высовываясь в окно – обречена страдать от любви к человеку, который ненавидит свет.

Она смотрит на него сухими глазами отчаянно и молится всем Богам, чтобы Альбус поскорее вернулся и ей не пришлось позорно сбегать с поля боя; но брата всё не было, а Скорпиус побеждал.

Лили Луна Поттер царапает кожу на тыльной стороне ладони и сдаётся.

Му-чай ме-ня.

- Ты такой едкий, Малфой, словно отравленный, и я всё не могу понять – что я тебе сделала? Испортила тебе жизнь? Может, мешаю тебе покорять хогвартских тупиц в коротких юбках? – Лили вспыхивает, отпрянув от шахматной доски и поднимаясь на ноги; Скорпиус сидит, не шелохнувшись, празднует победу – но Поттер уже плевать.

Она, наконец, поняла, что оказалась на самом дне.

- Я ничего тебе не сделала! Ты вошёл в нашу жизнь, с ноги открывая дверь, и думаешь, что все вокруг будут тебе рады? Тебя здесь никто не ждал, так признай уже это. Мой отец победил когда-то друзей твоих родителей – так ты мстишь нам всем за старые раны? Что ты забыл здесь, в доме моей семьи, и какое право ты имеешь ставить меня на место?

Дыхание Лили сбивается, и она отворачивается к окну – как глупо, по-детски, несдержанно, неоправданно; и всё-таки справедливо.

Всё-таки он заслужил.

Рыжая медленно поворачивается к нему, чувствуя, как подрагивают пальцы от одного её взгляда на его лицо – он так красив, кажется, что нереален.
Кажется, что ей всё это снится.
[nick]Lily Potter[/nick][icon]https://forumupload.ru/uploads/001a/2e/af/386/26151.gif[/icon][status]ваши руки, милорд, в крови[/status][pers]<b><a href="ссылка" target="_blank">Лили Луна Поттер</a></b>, 15 лет[/pers][info]Гриффиндор, 5 курс[/info]

Отредактировано Lisa Turpin (02.01.21 20:51)

+2

9

[icon]https://i.ibb.co/d67xMc8/original-3-2.gif[/icon][nick]Scorpius Malfoy[/nick][status]happy end? не слышал[/status][pers]Скорпиус Малфой, 16
[/pers][info]Слизерин, 6 курс[/info]

Скорпиус видит, что Лили Поттер шатается под очередным порывом его слов, но все равно еще стоит, еще храбрится, и как ни странно пытается толкать себя вперед - на баррикады, совсем забывая, что сзади подмоги нет, что все ее защитники находятся совсем далеко. И даже когда станет слишком тяжело, она не сможет расплакаться и позвать папочку, потому что будет знать, что это лишь доставит очередную порцию едкого удовольствию слизеринцу перед ней, а этого она боится еще больше, чем очередных ран.

Глупая маленькая девочка с гриффиндорской бравадой внутри будто бы умирает сама от себя каждый день, но почему именно Малфои должны расплачиваться за каждое желание Поттеров жить? Жить несмотря ни на что. Жить так как будто Малфои хотят жить меньше. Почему она приходит к нему пытаясь напиться какой-то жизни и несет весь этот бред? Отчего хватается за брата, мешая всем вокруг и не понимая, что таким образом она не станет никому интереснее?

Скорпиусу противно. Он мог бы увидеть в девочке маленькое существо, которое так и просится на ручки, он мог бы протянуть руку и на миг снять с нее эту ношу, снять хотя бы ради ее брата, или во имя его, во имя Альбуса Поттера, который должен любить ее несмотря ни на что, ибо узами крови связаны они. Они, но не он с ней. Ее боль чужда ему. И поэтому вместо раненого существа, Малфой видит лишь очередное жужжащее насекомое, которое ему хочется прибить. Прибить, что бы навсегда избавиться от этого жужжания в ухе. То в правом, то в левом. Потому что Поттеры никогда не могут определиться с какой стороны жужжать. Только один определился, попав на Слизерин, определился потому что оттуда пути обратно нет.

И вот он заключительный акт. Финал, который непременно случается у всех гриффиндорцев, приправленный детскими обидами, ненавистью к чужому факультету и сохранение своего статуса жертвы с эмблемой героя. Скорпиус наблюдает за игрой Лили Поттер, зная, что она уже на грани, в том моменте, где контроля не осталось и из уст вылетают слова, которые может и захочется запихнуть обратно, но уже нельзя будет.

Сладкий миг триумфа. Скорпиус на секунду прикрывает глаза от удовольствия, понимая, что выиграл не только в шахматы.  А она обвиняет его, защищает себя. Скатывается на упоминание других девушек, невзначай обнажая еще одну рану. Одну свою слабость. Признание. Невзначай для себя. Но не для Малфоя. Лёгкая усмешка касается его губ снова, внутри ничего не бьется ни от радости, ни от предвкушения, ни от ответных чувств. Но он определённо удивлён. Маленькая слабая Поттер - не просто не может выиграть, маленькая жалкая Поттер очень хочет проиграть. Хочет сдаться и получит всё. Неужели она думает, что так понравится ему больше? Неужели она думает, что это сделает ее немного ближе к Малфоям, которые знают, что такое проигрывать, но оставаться при своём?

Она отворачивается к окну, выплескивая весь свой детский яд, думая, что это может хоть как-то его задеть. Впрочем, Малфой не настолько бесчувственен, упоминание семьи заставляет его поморщиться, но не от того, что ему становится больно, он зол на нее за то, что он вообще должен поддерживать эту беседу. Снова оправдываться перед кем-то за грехи прошлого? Снова быть тем самым Малфоем с червинкой просто появившись на свет следующим в этой семье? Снова слышать упрёки в том, что он чистокровен, в том, что так похож на отца, в том, что слизеринец?

Иди к черту, Лили Поттер. Но раз ты так просишь боли, ты её получишь.

Малфой внезапно резко встаёт. На секунду может показаться, что ее слова задели его, но он хранит эту бесчувственную маску и холод в глазах. Он делает шаг, еще один и еще один. Будто бы змея он оплетает ее одним только взглядом и чувствует как все у нее внутри дрожжит, как у настоящей жертвы, почувствовавшей силу охотника, хищника, который отнимет жизнь. Она может закричать, позвать на помощь, взмолить о пощаде, но этот взгляд ее карых глаз просит лишь об одном - вонзи мне в шею зубы. Убей меня. Но только ты.

- Что ты мне сделала? - Малфой слишком близко, еще шаг и она почувствует его дыхание, холод его тела и муку его слов, но пока он хранит расстояние, зная, что игра в шахматы - это не про побеждать в два хода. Игра в шахматы - это вручить надежду противнику и медленно упивается тем, как он ее теряет. - Ты...- Еще один шаг к ней, и тонкие пальцы Скорпиуса внезапно касаются щеки девушки, скользя по ней. Медленно. Очень медлнно. - Ты... - Продолжает он, упиваясь замедленным темпом речи, зная, что тот гипнотизирует ее до мурашек. - Ты ничего мне не сделала, потому что ты... - Снова пауза и взгляд глаза в глаза, резкий и безжалостный, как и слова после. - Ты ничто для меня.

Скорпиус резко отводит руку и отходит от нее, вовзарщаясь к шахматной доске, а потом не оборачиваясь добавляет:
- В следующий раз найди кого-то, кто любит играть в плюй-камни, это игра как раз для тебя. Вместе с ним обсудишь свое место и злого Малфоя, который почему-то тебе на него указывает.Это не месть, Поттер. Это жизнь. И мне рады в этом доме. И я рад быть в этом доме. Но не с тобой. Потому что ты ничего мне не сделала, и ты уже запомнила почему? - Легкая усмешка касается губ Скорпиуса, когда он поворачивается к ней, совсем не беспокоясь о том, что губы безмолвно повторяет “ты ничто для меня”.

Шах и мат, принцесса.

+1

10

В начале летних каникул, рассматривая маленьких голубых медуз, которых отнесло к берегу, Лили загадала желание – никогда больше не плакать от боли. Доминик с улыбкой наблюдала, как кузина пересыпает песок из ладони в ладонь; Лили казалась ей такой тоненькой, невесомой, восприимчивой к любой эмоции, к любой беде – страшно было представить, что кто-то может её сломать.

Ведь это так легко.

Отдых в коттедже «Ракушка» был действительно хорошим; Флер умела создавать атмосферу такой удивительной безмятежности, что после двух недель в доме Уизли возвращаться в свою реальность совершенно не хотелось. Они с Доминик гадали по книгам, собирали мяту и пили ароматный чай каждый вечер; обсуждали мальчиков, конечно, правда говорила больше Доминик – ей было, о чём рассказать. Лили же неловко плечами пожимала, не зная, принадлежит ли её сердце хоть кому-нибудь.

Оказалось, принадлежит.

И это самое сердце сейчас болело так, что отдавало в самые рёбра; Лили тяжело дышать и, кажется, что она близка к обмороку; и всё-таки она стоит, царапает за спиной ногтями подоконник и вжимается в него, осознавая своё бессилие. Порыв, которому она поддалась и тут же об этом пожалела, поджёг и Скорпиуса, в глазах его появилась сталь. Лили молча наблюдает, как он поднимается (движения его красивы, идеальны, выточены), и ужасается – в нём нет ни капли понимания. Жестокость, с которой маленькая Поттер никогда по-настоящему не сталкивалась, кланялась ей в реверансе сейчас, а Скорпиус улыбался – жестокость была его подругой (никогда его не покидала). Рыжая бледнеет стремительно, чувствуя, как отхлынула от лица кровь, и ей так хотелось отвернуться – только б не смотреть, не смотреть, не смотреть на него. Но Малфой ловит её взгляд настойчиво, издевается (она знает); его длинные пальцы касаются её холодной кожи и Лили не выдерживает – перехватывает дыхание – он замечает, усмехается; в этом жесте столько недосказанного (кажется ей) – Скорпиус знает, что такое ходить по мукам.

И когда Малфой заносит меч над её тонкой шеей, она уже знает, что он скажет.

«Ты ничто для меня»

Поттер разжимает пальцы, отпуская подоконник, и упирается спиной в оконную раму; внутри неё – пустота. Неосознанная, болезненная, непрошенная любовь, о которой она сама совсем недавно ещё и не догадывалась, была прочитана Скорпиусом в её дыхании за минуты; Лили даже не раздавлена этим фактом, ведь ей ничего не нужно было. Ни признаний. Ни взаимности. Ни чувств.

Она просто унижена, и это дочь Гарри Поттера ощущает куда явственнее, чем боль от разбитого девичьего сердца; в этой битве Лили проиграла, рана кровоточит и её никто не спасёт; но она уже собирается ответить Скорпиусу – и тут (на финише её отчаянья) в комнату входит Альбус, совершенно чем-то довольный и слегка обескураженный внешним видом сестры.

- Простите, что задержался, у мамы случилась проблема с садовыми гномами. Что-то произошло? Лили, Скор таки выиграл тебя? Ладно, не расстраивайся, даже я частенько ему проигрываю. Он сильный игрок, - Поттер кивает в сторону друга и с разбега запрыгивает на постель, поджимая под себя ногу. – Ну, ещё одну партию? – Малфой пожимает плечами и садится напротив, и в этой безмятежной картине столько равнодушия, что Лили чувствует подступающую к горлу тошноту.

- Я буду у себя, - бросает она зачем-то (видимо, надеется, что Альбус всё-таки заглянет к ней вечером) и выбегает из комнаты, тихо прикрывая за собой дверь. Слышится чей-то смех – да, так смеяться умеет только Малфой: холодно, пустынно, обречённо. Возможно, он смеётся над ней, ведь сегодня ему стало совершенно ясно – мелкая Поттер влюблена в него. И теперь он обязательно приложит все усилия, чтобы преумножить её страдания.

До этого вечера Лили думала, что защищена от всего на свете крепким щитом. Теперь она чувствует, что у неё нет ни одного шанса спрятаться от надвигающейся катастрофы – он измучает её до полусмерти и в конце она сама нажмёт на курок.
[nick]Lily Potter[/nick][status]тлеет[/status][icon]https://forumupload.ru/uploads/001a/2e/af/386/26151.gif[/icon][pers]<b><a href="ссылка" target="_blank">Лили Луна Поттер</a></b>, 15 лет[/pers][info]Гриффиндор, 5 курс[/info]

0


Вы здесь » Drink Butterbeer! » Pensieve » AU. I don't fucking care