нужные персонажи: Justin Finch-Fletchley, Bella Farley, [name] Vaisey, Erica Tolipan.

Drink Butterbeer!

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Drink Butterbeer! » Pensieve » 04.02.96. Первая причина - это ты


04.02.96. Первая причина - это ты

Сообщений 1 страница 11 из 11

1

[html]
<center> <table><tbody><tr><td style="width:450px"><center><img class="postimg" src="https://forumupload.ru/uploads/001a/2e/af/262/100967.png"></center></td></tr>
<tr><td style="width:460px"><center>
<img class="postimg" src="https://forumupload.ru/uploads/001a/2e/af/262/323692.gif" height="112px">
<img class="postimg" src="https://forumupload.ru/uploads/001a/2e/af/262/824639.gif" height="112px">
<img class="postimg" src="https://forumupload.ru/uploads/001a/2e/af/262/842548.png" height="112px">
<img class="postimg" src="https://forumupload.ru/uploads/001a/2e/af/262/367719.gif" height="112px">
</center>
</td></tr></tbody></table></center>[/html]

Michael Corner, Dorothea Williams
4 февраля 1996 год (воскресенье)
Большой зал

- Прости, но я думаю, что...
- Ты виноват!
- Нет, ты!
Или история о том, как Водолеям сложно договориться.

Отредактировано Dorothea Williams (12.10.20 00:44)

+4

2

После Астрономии Майлк пошел спать в расстроенных чувствах. Только он успел уложить в своей голове мысль, что Дора толкнула его ненамеренно, как свой противный голос подала Миллисента Булстроуд. Как правило, компания «три вороны и один барсук» не особенно прислушивалась к сплетням слизеринцев, но на этот раз эти злоязычники положили на них глаз. Милли, кажется, была совершенно уверена, что Дора толкнула его специально. Она поделилась этим с Блейзом (тоже парнишка со странностями, его на Астрономии почти и не видать было), но не рассчитала громкость своего шепота.

Пересекаться с Дорой раньше времени ему не хотелось, поэтому окончательно запутавшийся Майкл весь следующий день провел в спальне. Терри, которому он соврал, что плохо себя чувствует, притащил целую гору булочек «Челси», из которых Корнер весь вечер выковыривал ненавистный изюм. Зато за целый день он написал сразу парочку эссе и прочитал на несколько параграфов Истории магии больше, чем нужно было.

В конечном итоге, Майкл с неохотой признал, что извиняться ему все равно придется… даже если он не виноват. Такова была мальчишеская доля, что казалось, в общем-то, совершенно несправедливым.

Идти и мяться перед Дорой с пустыми руками не очень хотелось, поэтому Корнер, таки вылезший из рейвенкловской башни уже ближе к отбою, нашел близнецов Уизли. Джордж, услышав, что ему нужно что-нибудь девчачье, тут же предложил «Вечно прочные ресницы». Майкл чувствовал себя слишком неловко, чтобы отказаться, и положился на то, что ухмыляющиеся близнецы знали в толк в таких вещах. Переспросив несколько раз, не ослепнет ли Дора от применения этого чудодейственного средства, Майкл, расставшись с галлеонами, спешно удалился, чтобы не попасться на глаза Филчу. 

На следующее утро, в воскресенье, он с облегчением заметил, что Дот тоже пришла на завтрак под самое его окончание, когда толпа налопавшихся студентов уже рассосалась, а на столах не осталось почти ничего интересного. Зато кубки с тыквенным соком сами восполнялись, здорово же.

Майкл решил позавтракать позже, потому что в горло кусок не лез – заметно перенервничав, он направился к хаффлпаффскому столу. Положив руку на плечо сидящей к нему спиной Доре, которая либо не заметила его появление, либо специально сделала вид, что не замечает, Майкл кашлянул. Захватив таки ее внимание, он вдруг совершенно забыл все отрепетированные слова.

- Акхм, - Майкл шумно закашлялся, подавившись воздухом, - я тут… Я хотел сказать, что я не обижаюсь, что ты меня тогда толкнула. Может, это было специально, но я… ну… прощаю тебя.

В голове раздался вопль разъяренной банши, отдаленно напоминающий его собственный голос: «Ты что несешь?! Ты что сказал сейчас?! Это ты так извинился?! Кретин!», но поделать Майкл уже ничего не мог – просто стоял, крутя в руках маленькую коробочку, и смотрел на Дору в ужасе.

Отредактировано Michael Corner (12.10.20 03:06)

+1

3

Дора соня страшная. И по утрам она тоже страшная: нервная, дерганная и растрепанная максимально (не только внешне). Нужно время, чтобы прийти в себя. В воскресенье сделать это несколько сложнее, потому что понимаешь: завтра понедельник, домашние задания не доделаны, а все, чего хочется – не высовывать нос из спальни. Только урчащий живот не давал спокойно поваляться в теплой кроватке. – Ой ладно, иду!! – ворчит Уилльямс, выпутываясь из вороха одеял.

Время позднее, вряд ли много студентов завтракают в это время, можно будет попытаться прочесть заданную главу учебника. Все равно делать больше нечего: веселье с друзьями отменилось, после идиотской ссоры с Корнером на астрономии. Суть проблемы Дора вообще не очень понимала, но обиду чувствовала. Ну и еще укол ревности, конечно. Это все Булстроуд с Забини – подлили масла в хаффлпаффско-рейвенкловский огонь. Но она не собиралась идти с извинениями  Майклу, потому что…это же бред. Он придумал проблему, пусть сам и решает.

Дора устраивается за столом факультета, лениво ковыряясь в тарелке с овсянкой, максимально скучный завтрак, нет бы сливочного пива с самого утра бахнуть. Вообще, она думает о том, что друзья бы ей гордились. Еще только утро воскресенья, а она уже листает учебник, прогресс на лицо, да только радости никакой это понимание не приносит.

Кашель за спиной заставил вздрогнуть и вот кого точно не ожидала видеть Тея, так это Корнера. Даже если бы сейчас перед ней стоял Хагрид, было бы не так удивительно, поэтому брови ползут вверх, а рот приоткрывается в недоумении. Неожиданно все события злополучного урока снова проносятся перед глазами, а слова друга вообще никак не похожие на извинения только усугубляют ситуацию.

- О, это так великодушно, - огрызается хаффлпаффка, разворачиваясь на скамейке, для более удобного диалога (который не очень-то собиралась вести), - это тебе твои гриффиндорские подружки речь заготовили? – язвительно добавляет Уилльямс, не сумев совладать с эмоциями и вспыхнувшей обидой. – Извиняются они паршиво.

Не хотелось грубить, потому что это все еще глупая ситуация, в которой нет виноватых и даже обижаться-то не на что, но такая формулировка…ну нет, так легко Корнер не отделается. – Это все, что ты хотел сказать?

+1

4

«Просто извинись, просто извинись, просто извинись…» - монотонный голосок в голове, заевший одним мотивом, резко прерывается. «Это так великодушно» рявкнувшей на него хаффлпаффки выводит из оцепенения, бросая из одной крайности в другую. Майкл разводит руками ладошками вверх, скорчив такую рожицу, будто Дора запихнула ему в рот половинку лимона.

- Какие еще подружки?! – Корнер чувствует себя очень глупо, потому что не понимает, о чем речь. – Лав-лав и Парвати? – голос становится почти надрывным. – Так они-то мне ничего не сделали, к чему им извиняться?!

Корнер незаметно кладет коробочку с подарком в карман и трагично запускает руку в волосы, второй все еще рассекая воздух на уровне своего лица.

- В смысле это все, что я хотел сказать? Нет, это не все!

Майкл имеет в виду, что он, вообще-то, хотел подарить Дот подарок, а потом, может быть, предложить сходить в Хогсмид (как будто они не делали так всегда), чтобы выпить по кружечке сливочного пива на завтрак и съесть парочку залитых карамелью панкейков.

- Неужели просто так сложно признаться? Я бы понял, правда! Взревновала, с кем не бывает, меня тоже бесит, когда Терри пытается что-то объяснить гриффиндорцам на Зельях!

«Кретин, кретин, кретин».

Отредактировано Michael Corner (13.10.20 19:23)

+1

5

Дора всплеснула руками и хлопнула ладонями по коленкам. Иногда ей казалось, что лучший друг не с Рейвенкло, который славится своими невероятно эрудированными студентами, а из какой-то спец школы для умственно отсталых. Правда точно не знала, существуют ли такие для волшебников.

– Если бы мне было за что извиняться, я бы так и сделала, - бурчит хаффлпаффка, искренне не понимая, что вообще происходит и чем руководствуется кудряш. Уилльямс всегда была неловкой, постоянно что-то задевала, роняла, сносила и отдавливала ноги, но это скорее природный шарм, чем злой умысел. – Да и зачем мне специально, – акцентирует внимание на последнем слове, – портить твою работу? Ты вообще в своем уме? – Ладно, он бы просто общался с красивыми девицами, так нет, обвиняет в таком. Ладно, Дот и правда ревновала своих друзей, когда они уделяли внимание другим девчонкам, но она прекрасно понимала, что те могут хотеть блеснуть знаниями вне их сложившегося трио, тут-то все понятно: два гения и девочка.

– Не смей упрекать меня в том, чего я не делала! – начинает злиться Дора и вскакивает со своего места, агрессивно борясь с желанием треснуть Майкла за все эти глупости, так, чтобы «псих» сразу же прошел.

Девчонка забирается на лавку, вставая на колени, чтобы быть примерно на одном уровне с другом, а рука тем временем тянется к кубку с тыквенным соком. Корнер сам виноват, что разозлил ее еще больше. – что-то ты раздухарился, – она пытается сдерживаться, но раздражение в голосе не скрыть, – остынь, дорогой, –  рука с кубком поднимается над кудрявой головой и сок льется на макушку. – Как видишь, если я делаю что-то специально, то не скрываю этого!

+1

6

- Да потому чт… - Майкл не успевает высказаться в свою защиту, перечислив, почему именно Дора могла захотеть испортить его работу (хотя даже для него это было уж слишком притянуто за уши), потому что на голову вдруг начинает литься содержимое бокала, который вдруг оказался у подруги в руках.

Майкл тут же зажмуривается, втянув голову в плечи, и несколько секунд стоит, обтекая, и недоверчиво вытаскивает кончик языка. На вкус как стопроцентный тыквенный сок. Очень вкусно, если вы любите тыквенный сок, но Майкл, будем откровенны, предпочитает томатный.

Хорошо, что он успел сунуть свой подарок в карман, потому что понадобились обе руки, чтобы вытереть сок с лица и наконец-таки открыть глаза. Нос сам шмыгнул, и Майкл, не стесняясь, полностью утерся широким рукавом мантии. Терри придет в ужас, увидев эти пятна и вообще его внешний вид в целом. Взгляд Корнера упал на тарелочку с разворошенными остатками желтого пуддинга, обильно политого подтаявшим красноватым – видимо, клубничным – джемом. Рука сама к нему потянулась.

- Извини меня, Дора, - Майкл наконец-таки сделал то, зачем подошел, а потом смахнул содержимое тарелки хаффлпаффке на голову, повторяя ее движение с бокалом. – Видишь, я вот умею извиняться. 

Передернувшись всем телом, Майкл тряхнул головой, орошая всех в метре от себя каплями тыквенного сока.

Отредактировано Michael Corner (16.10.20 21:18)

+1

7

Видеть обескураженное лицо Корнера – лучшее, что могло произойти. Удивить этого товарища довольно сложно, да и не то, чтобы Дора очень пыталась. Но с каждой каплей сока, стекающего с этих, раздражающих сейчас, кудряшек, она чувствовала облегчение. Заступаться за себя важно и не только перед недоброжелателями, иногда нужно это проделывать и с друзьями.

Майкл будто специально хотел задеть побольнее, выдавая плод больной слизеринской фантазии за действительность. Подлость – точно не про Уилльямс. – Что ты там говорил? Я не расслышала, - очень заинтересованно смотрит на друга, который обтекает в самом прямом смысле слова. И нет, ни капельки она не сожалеет о содеянном. Так он пусть со своими девчонками разговаривает, а с подругой пусть выбирает выражения. А то смотрите какой мачо.

Хаффлпаффка уже готова достать палочку и исправить последствия тыквенносокового вмешательства в диалог, как Корнер решается на ответку, в виде пуддинга с неприятным клубничным джемом, который незамедлительно оказывается на ее макушке и с нескрываемым удовольствием размазывается по волосам девочки. – Да ты…, - Тея задыхается от возмущения, наблюдая за тем, каким довольным сейчас кажется друг, ну нет, так просто это ему с рук не сойдет.

- Извиняешься потрясно, - фыркает хватая со стола первое, что попалось под руку. Кусок багета максимально эпично запихивается в рот рейвенкловца. – Что, что? Прости, никак не могу разобрать что ты говоришь, - при этом никаких угрызений совести, никакого сочувствия, ведь именно Майки начал эту заварушку, так путь держит удар.

+1

8

Капельки тыквенного стока стекают по волосам, словно в замедленном действии, и звонко разбиваются об каменный пол. Через пару секунд тишина, возникшая из-за их перебранки, взрывается диким хохотом. Кто-то свистит, кто-то смеется, кто-то пытается воззвать их к порядку, но уже слишком поздно – с макушки Доры скатываются крупные куски пуддинга, а клубничный джем выглядит как светлая желейная кровь.

Майкл ненадолго залипает взглядом на пудинге, упавшем на плечо какой-то раскричавшейся хаффлпафки, и не успевает заметить, как Дора затыкает багетом его широко открытый от удивления рот. Вообще, Корнер очень любит этот багет – он очень нежный, а на столе появляется еще теплым. Намазывать на него масло, которое быстро тает, а сверху класть джем – это настоящий утренний ритуал.

Сейчас же Майкл выплевывает багет на пол и снова недовольно таращится на Дору. Схватив со стола поднос, он выставляет его щитом, и, не стесняясь, берет с соседнего стола первое, что попадается под руку – кусочище рыбного пирога, быстро достигающего своей цели.

- Говорю, что ты… дура! – Майкл выглядывает из-за импровизированного щита, чтобы увидеть реакцию подруги.

Отредактировано Michael Corner (29.11.20 04:56)

+1

9

Пудинг – это вкусно, а еще он трясется так забавно, если быстро двигать тарелочку из стороны в сторону. Но чувствовать его на волосах – это другое. Дора всегда следила за чистотой своих волос и что-то лишнее на них неимоверно раздражало. Только она не станет панически открывать рот и в панике применять очищающее заклятие, а примет вызов и уничтожит противника.

- Не ной и не лезь, - резко бросает своей приятельнице, которая начала возмущаться происходящим, сопровождая это резком движением руки. А нечего ныть, подумаешь, немного пудинга попало на одежду, у нее он в ВОЛОСАХ!

- Ты ужасен, - медленно выговаривает, чтобы Корнер точно расслышал, хотя чего бы не слышать, багет-то во рту, а не в ушах. Да только проворный рейвенкловец кинул кусок вонючего рыбного пирога прямо в лицо. Дора любит рыбу, но ее запах вызывает тошноту, поэтому приходится зажать рот рукой в борьбе с этим приступом, чтобы не разложить на груди Корнера необычную мозаику.

- Я, может и дура, - шипит девушка, шаря рукой по столу в поисках нового оружия, - но с тобой не сравнюсь, - конечно, друг не дурак, он полный идиот, раз поверил сплетенкам слизеринцев и восстал против подруги.

Под руку удачно попадает сахарница, откуда девочка щедро зачерпывает ладонью горсть белого песка и заносит ее над мокрой макушкой друга. – Ты, - пальцы разжимаются и часть содержимого ладони высыпается, - меня предал, - еще немного, сахарочка, - из-за дурацких сплетен, - последние крупицы летят на кудряшки, а Дора гордо задирает нос. Приближается к лицу Майкла, улыбаясь как-то странно, немножко недобро, - Теперь ты достаточно сладенький, чтобы понравиться и Амбридж! – и издевательски постукивает по макушке.

Отредактировано Dora Williams (10.12.20 00:28)

+1

10

Шутка Доры про Амбридж оказывается слишком удачной, поэтому по Большому залу вновь проходит волна дружного смеха. Дурацкий сахар попадает на мокрые от сока ресницы, поэтому Майкл, ойкнув, начинает тереть свободной рукой слезящиеся глаза, чувствуя, как под веками шевелятся острые белые песчинки.

Ситуация вдруг перестает казаться забавной, Майкл неожиданно остро ощущает, что потешаются над ним, мокрым и обсыпанным сахаром, и смех как будто становится издевательским и злым, проникающим под кожу острым лезвием. Тема ссоры становится ничтожной по сравнении с тем, что Дора выглядит как победительница, а он - как пристыженный щенок, и это чувство усугубляется еще и тем, что Майкл понимает - подруга права.

Признаться в этом у всех на виду - значит спровоцировать еще пару десятков смешков, поэтому Майкл спокойно откладывает поднос, пытаясь сохранить остатки достоинства, и отряхивает волосы и мантию от сахара, чувствуя, как песок неприятно липнет к рукам. Если Терри застанет его в таком виде - у него случится удар, да и Майкл в любом случае не рискнет явиться в настолько грязной одежде в их чистоплюйскую спальню.

Корнер разворачивается, но вдруг вспоминает о содержимом своего кармана.

- Это тебе, кстати, - Майкл достает аккуратную коробочку и кладет ее на лавку, где не так давно сидела Дора, - можешь выкинуть.

Отдать ее в руки он не решается, не хватало еще стоять, как дураку, с вытянутой рукой, и гадать, возьмет ли Дора подарок. Что-то ему подсказывало, что не возьмет, а теперь может и вообще оставит его лежать на лавке или отдаст соседке, но об этом Майкл решает подумать попозже, хотя бы после того, как примет душ и переоденется.

Ждать реакции Доры он тоже не собирается, поэтому тут же малодушно отворачивается и направляется к выходу из Большого зала под утихающие смешки и покашливания. Корнер чувствует себя настолько униженным и разбитым, что не удивится, даже если она кинет подарок ему в спину.

«В конце концов, - думает Майкл, - я заслужил».

+1

11

Дора не конфликтная, но вспыльчивая. Она готова кинуться на любого, кто обидит ее друзей. Не самая характерная черта для привычно миролюбивых хаффлпаффцев. Но что делать, когда вы с близким человеком обижаете друг друга?

Шутка маленькой провокаторши Булстроуд вышла из-под контроля еще на уроке, кто бы мог подумать, что неосторожно брошенная фраза, скверной девчонки не просто отложится в головах, но и перерастет в настоящий конфликт. Да еще с кем? С Майки, ее любимым кучерявым душкой Корнером?

Все претензии и битва едой должна была происходить подальше от посторонних глаз, потому что это личное, что-то только для них, а эти глупые девчонки начали хихикать, явно демонстрируя, чью позицию поддерживают, хотя даже не представляют из-за чего ссора. – Замолчи, - шипит на однокурсницу, которая тут же отворачивается, старательно делая вид, что не прислушивается к конфликту.

- Майк, я – начинает было Дора, но уже поздно, по выражению лица друга все слишком очевидно, неудачная попытка примирения только разожгла конфликт, гораздо более серьезный и сложный эмоционально. Ей обидно, не за себя, а за то, что снова не совладала своим упертым характером, что не уступила ни на минуту, что не повела себя как девочка, как заботливый друг.

На глаза стали наворачиваться слезы, нет, она все так же злится, но причина не стоила всего этого цирка. Майк разворачивается. Чтобы уйти, не проронив ни слова, чем ранит гораздо сильнее всего, что говорил и делал до этого. Хаффлпаффка прикусывает губу, чтобы не разрыдаться у всех на глазах. Такое шоу зеваки, собравшиеся в воскресное утро в Большом зале не получат.

Когда сахарные кудряшки возвращаются, где-то внутри зарождается надежда, что вот сейчас они просто улыбнутся, обнимутся и забудут обо всем, что происходило, признавая, что чистой воды бред. Но этого не происходит. Корнер кладет небольшую коробочку на лавку рядом с подругой (остается надеяться, что не с бывшей), говорит что-то и уходит. Не оборачиваясь и, кажется, не испытывая никаких сожалений.

Дора не сдерживается и стучит кулаком по столу, выплескивая всю накопившуюся злость. Быстрым движением смахивает слезы, чтобы никто не посмел распускать слухи, липкими пальцами хватает коробочку, прижимает к груди и злобно глянув на все еще глупо хихикающих девчонок, стремительно покидает зал.

+1


Вы здесь » Drink Butterbeer! » Pensieve » 04.02.96. Первая причина - это ты