нужные персонажи: Justin Finch-Fletchley, Bella Farley, [name] Vaisey, Erica Tolipan.

Drink Butterbeer!

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Drink Butterbeer! » Pensieve » 05.04.96. Amor caecus


05.04.96. Amor caecus

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

https://i.yapx.ru/JNvQO.gif https://i.yapx.ru/JNvQ1.gif
https://i.yapx.ru/JNvRE.gif https://i.yapx.ru/JNvRI.gif
Lisa Turpin, Draco Malfoy
05.04.96.
Хогвартс и его окрестности

В последний день учёбы перед Пасхальными каникулами. Вынужденным вместе работать на уроке, им приходится находить компромисс… Вспомнит ли хоть один из них о той встрече на третьем курсе?

Она - мечтанье и расчет,
Она - безумие и разум,
Она непрошенной войдет
Туда, куда закрыт ей вход,
Она не подчиняется приказам… ©

Отредактировано Draco Malfoy (12.01.21 12:20)

+1

2

Лиза вспоминает запах солёного моря, холодное побережье и плечи матери, красиво-покатые, такие недосягаемые; да, лето было пусть и не идеальным, но безоблачным – она и не подозревала, какой для неё станет осень пятого курса;

лучше бы этой осени не случалось.

Письмо с отказом приехать домой на Пасхальные каникулы уже на пол пути к дому, и Лиза не чувствует угрызений совести – ей не нужны сейчас ни мама, ни её сочувственные объятья, карамельный чай каждый вечер и кошмары по ночам. В Хогвартсе ей всегда лучше – всегда; даже когда кажется, что хуже и быть не может.

Она – слава Мерлину, не королева драмы, расставание с Эрни Лиза пережила достойно-холодно, с трудом осознавая, что сердце ей разбивать в жизни будут ещё не раз – так и стоит ли сейчас унижаться до переживаний? Это довольно фаталистичный подход, но единственно правильный: если чувства не убивают тебя, ты растворяешь их в реальности.

Чувств больше не будет.

Поэтому Лиза, не самая лучшая ученица курса, но, наверное, самая пытливая, превращается в настоящую фурию – нет права на ошибку, на уступку, на неудовлетворённый взгляд преподавателя; Лиза забывает всех и вся, засыпая свою кровать учебниками из библиотеки каждый вечер – только бы поменьше спать, поменьше думать, познать себя настолько, что однажды  станет плевать на всё.

Древняя Магия – это вершина магического искусства (считает про себя Лиза, ни с кем не делится мнением), в котором мало кому удавалось достичь успеха; многие древние заклинания давно не используются и формулы их хранятся на старых страницах учебников – на факультативе у студентов пятого курса появляется возможно хотя бы выйти за рамки предложенной программы, охватить мир, который никому не подвластен. У Лизы захватывает дух каждый раз, когда она приступает к очередному заданию – особенно, если дело касается алхимии или древних артефактов. Вот и сегодня, занимая предпоследнюю парту в тёмном, занавешанном балдахинами классе, Турпин никого не замечает, словно намеренно каждый раз отключает себя от мира – лишь бы не знать никого, не чувствовать, не любить.

В теории Лизе, всё-таки, равных нет – если на практических занятиях её далеко не всегда выделяют и часто делают замечания, то когда речь заходит об исторических фактах или теориях магии – Турпин отвечает блестяще; поэтому, услышав задание сегодняшнего урока, рейвенкловка приготовилась показать достойный уровень – мало того, что тема касалась артефактов основателей Хогвартса, так ещё и работать необходимо было в парах (а значит, проявить себя можно и на фоне более слабого ученика).

Увлечённая поиском информации в старом потрёпанном учебнике, Лиза не замечает, как к ней подсаживается (точнее: недовольно бросает учебники и пергаменты на стол) Малфой; девушка уже готовится возмущаться, но потом вспоминает – их же поделили для совместной работы.

Нет, всё-таки могло бы быть и хуже. По крайней мере, у Драко нет проблем с демонстрацией неприязни – если она начнёт его бесить, он этого скрывать не будет; а с некоторых пор Лиза начала ценить в людях исчерпывающую честность.

- Ну, привет, Малфой, - поворачивается к нему, мельком осматривая его вещи. – Задание ты слышал. Нет? Что ж, я могу повторить: из четырёх артефактов основателей Хогвартс нам необходимо выбрать один, описать его магические свойства, варианты использования и практического применения. Думаю, очевидно, что мы возьмём диадему Ровены Рейвенкло? – безаппеляционным тоном заявляет Турпин.
[icon]https://forumupload.ru/uploads/001a/2e/af/386/812070.gif[/icon]

Отредактировано Lisa Turpin (22.10.20 20:51)

+1

3

- Привет, - бросает он хмуро, едва глядя на девушку. Самоуверенность её забавляет: неужели думает, что он возьмёт и так легко согласится? - Я прекрасно слышал задание. - В голосе его сквозит недовольство. Юноша разворачивает чистый пергамент, ставит чернильницу и берёт перо. - Но благодарю. Отвечая на твой вопрос: совершенно не очевидно. Я не собираюсь заниматься изучением... - исчезающе короткая пауза - дамских безделушек.
Не то чтобы Драко и в самом деле думал подобное об одном из древнейших артефактов, но напарница совершенно не нравилась ему, отчего возникло желание задеть, уколоть её. Да и видано ли дело, чтобы ему кто-либо осмеливался ставить условия?

Вернувшись в школу после рождественских каникул, Драко Малфой даже не подозревал, какой сюрприз ожидает его весной. Вернее, должен был ожидать на пасхальных каникулах. Если б только было можно не возвращаться в Мэнор! Но нет: уже даже назначено время встречи на вокзале Кингс-Кросс. И это он, который всегда обожал каникулы, ждал их... Что случилось с Драко Малфоем? А может быть, не с ним, но в любом случае, какова причина подобного нежелания? О нет, что вы, он ни словом ни обмолвился родителям в письмах, что хотел бы остаться в Хогвартсе: невозможно, - сказали бы они, - твоя мать долго тебя ждала, - упрекнул бы отец, и ему представлялась эта картина всякий раз, стоило лишь задуматься о предстоящем событии.

Профессор Снейп, декан Слизерина и крёстный Малфоя-младшего, после одного из уроков Зельеварения рассказал юноше, что его семья уже почти заключила магический контракт о помолвке наследника Малфоев - то есть, его - с младшей дочерью Гринграсс, Асторией. Делать вид, что ничего не знает, оказалось нелегко. И всё же он стал присматриваться к Астории, наблюдать за ней, словно оценивая, каковы шансы на то, что они смогут подружиться - не так, как дружили в детстве. Астория была красива, достаточно умна, хорошо воспитана, словом, воплощала собой образ истинной леди. На что, вероятно, и был расчёт родителей. Но кроме тех тёплых чувств, что были в детстве, Драко не чувствовал более ничего. Ни-че-го.
Пустота. Неужели всю жизнь придётся мириться с этой пустотой? жить с ней? Они были, пожалуй, слишком похожи для того, чтобы дополнять друг друга подобно идеально подходящим друг другу кусочкам мозаики. И никогда прежде не приходилось ему задумываться над тем, а какой же он представляет свою подругу? Он знал, что выбора ему не дано, что должен будет подчиниться родительской воле, но тогда всё это казалось таким далёким...

Теперь Драко знал: она должна быть противоположной ему, чтобы, сойдясь вместе, двое разных людей могли научить друг друга тому, что знает и умеет каждый, но не ведает другой. Знаете, как в вальсе... Рука мужчины, что лежит на спине, помогает "управлять" движениями в танце, направлять даму, рука дамы, что лежит на плече (а вернее, чуть ниже) кавалера, расслаблена, но лёгкое движение ею, сжатие служит сигналом, партнёры должны идеально чувствовать друг друга, предугадывать движения по едва заметным намёкам. Вальс был одним из любимых его танцев: то медленный, то быстрый, фигурный или венский, - постоянно меняющийся и неизменный.

Втайне юноша надеялся - пусть вероятность этого и была мала - что ему хотя бы дадут выбирать из тех, кто придётся по нраву родителям. Чуда не случилось - они вообще редко случаются. А теперь об их помолвке объявят официально... Возникло сильное желание сделать то, что нельзя, взбунтоваться, но чтобы при этом невозможно было ему ничего противопоставить. Он всё оттягивал момент объяснения с Пэнси... не стало ли теперь слишком поздно? Пока она считалась его девушкой, но после каникул всё изменится. Абсолютно всё.
А теперь ещё и этот факультатив. И эта упёртая девчонка. Мерлин, как же она раздражает...

Отредактировано Draco Malfoy (07.11.20 03:10)

+1

4

Ей снится, как она танцует со змеями – это страшный, жуткий и сюрреалистичный сон; Лиза танцует без остановки, чёрная юбка её похожа на тёмное зарево; в этом кошмаре – нет конца, потому что Лиза не понимает, куда ей дальше двигаться.

От таких снов она просыпается усталая, замученная и опустошённая уже две недели.

В глазах Драко Малфоя – змеи дикие, но прирученные; чувствуется, как вышколено буйство в нём с самого детства – это всё ощущается Лизой на интуитивном уровне, из-за расстроенных нервов и повышенного эмоционального фона. У неё холодеют пальцы от его голоса – он далёкий, стальной и (отчего-то) уставший;  но рейвенкловка берёт себя в руки и внутренне собирает все эмоциональные резервы – у неё давно нет сил биться, но Малфой вызывал желание заострить боевой меч.

- Дамских безделушек? – девушка фыркает, понижая тон голоса, чтобы ей из-за Драко Малфоя ещё выговор не сделали. – Мощный артефакт с неразгаданным до сих пор свойством наделять умом для тебя – простая вещица? Мистер Малфой, у Вас высокие запросы, - Лиза вступает в словесную перепалку машинально, хватается за каждое слово и выворачивает наизнанку; так она словно чувствует себя лучше, живее, искреннее;

Так она вспоминает, что может что-то для самой себя значить.

- Не утруждайте себя этим заданием, мистер «слизеринский принц», простые смертные справятся и без Вашей помощи, - Турпин отворачивается, разворачивая лист пергамента и готовясь заносить первую информацию о диадеме.
[icon]https://forumupload.ru/uploads/001a/2e/af/386/812070.gif[/icon]

+1

5

- Сомневаюсь, что можно наделить умом того, кто лишён его от природы, - усмехается юноша. - Помочь обрести новые знания - возможно, усилить уже имеющиеся способности - вероятно, но дать то, чего нет, не способен даже самый мощный артефакт. - Всё это он произносит с едва скрываемой насмешкой, не без удовольствия отмечая для себя мгновенную её реакцию. "Вспыльчивая, значит... или неосторожная", - отмечает он мысленно, почти автоматически. - Или не умеет отвечать на намеренную провокацию. От него не укрывается усилие, которое ей приходится сделать, чтобы взять себя в руки, и это ещё одно подтверждение.
Первым его порывом было ответить "рад, что вы это это признаёте, мисс" (ибо прозвище дано было ему не без оснований и для него девушка являлась кем-то вроде тех самых "простых смертных"), но благоразумие взяло верх, тем более, что оскорблять девушку не входило в его планы; надо уметь вовремя остановиться, когда шутка выходила за рамки, что он и делает.

- Вот как?! - с деланным изумлением приподнимает он бровь. - Но вы же не думаете, что сможете справиться со всем заданием одна? Что же, чтобы опровергнуть мифы, которые ходят об артефактах Основателей, пожалуй, я согласен исследовать с вами диадему Рейвенкло.
Не потому что она - символ вашего факультета, но чтобы показать вам всю несостоятельность ваших суждений о возможностях данного артефакта. Это он снисходит к ней, но устанавливая при этом свои правила. И вовсе не принимает вызов, что слышен был в возмущении однокурсницы, но считает, что с не самым простым заданием в одиночку ей не справиться.

Обмакнув перо в изумрудные чернила, он записывает на пергаменте то немногое, что известно об артефакте, добавляя от себя лишь что поступок Елены был не разумен, ибо мать её была сильной волшебницей благодаря своим знаниям, и отсутствие диадемы не сделало Ровену Рейвенкло менее мудрой. Ошибочное предположение Елены было воспринято людьми за правду, и таким образом родился миф о свойствах этого артефакта. Несомненно, указанный артефакт обладает большими потенциальными возможностям, но приписываемого свойства не имеет, так как стань Елена умнее, вернулась бы к матери. Закончив, он разворачивает пергамент так, чтобы мисс Турпин могла видеть его записи. "Что теперь скажешь?" - читается молчаливый вопрос в надменном взоре юноши.

Отредактировано Draco Malfoy (12.01.21 12:24)

+1

6

- Ну, что с тобой? – обеспокоенно спрашивает Ханна, подавая Лизе тёплый плед с эмблемой Хаффлпаффа; пару секунд Лиза смотрит на причудливого барсука (верного, преданного, осторожного) и после закутывается в спасительное тепло. Ханна подозревала, что у неё простуда, поила малиновым чаем, доводя ситуацию до абсурда; Лиза тихо кашляла и смотрела на огонь – мама говорила, что её стихия – воздух, но в нём не было ничего гармоничного.

А Лизе гармония ох как была нужна.

Светлый кабинет преподавателя Древней Магии, увешанный портретами известных магов-артефактологов, словно вбирает в себя наэлектризованное напряжение, которое ощущает Турпин и пытается не замечать. Отворачиваясь от своего напарника по заданию, Лиза выдыхает и аккуратно касается ладонью лба; нет, всё-таки методы лечения от мисс Аббот не оказались столь уж эффективными. Лиза чувствует, как её начинает бросать в жар, но виду не подаёт – она сама спровоцировала зазнавшегося Малфоя на спор и теперь не может пойти на попятную.

Вдох.
Выдох.

Не обращая внимание на слизеринца, увлечённо записывающего что-то на пергамент, Лиза углубляется в историю Ровены, чьё происхождение окутано практически легендарной тайной; её история чем-то напоминает жизненный путь маггловской принцессы Гвиневры, жены короля Артура – в детстве Лиза зачитывалась легендами о волшебнике Мерлине и рыцарях Круглого стола; тогда она ещё не знала, что Мерлин – вполне реальный человек из реального магического мира.

Ей кажется, что она упускает какую-то важную деталь; диадема не могла наделять интеллектом любого, вероятно, такого рода магии просто не существует; она могла усилять возможный потенциал и уже приобретённые навыки, но не даровать их просто так. Ровена не зря стала основательницей факультета рационалистов – ей бы и в голову не пришло создать артефакт, который без логического обоснования предоставляет любому обладателю диадему неограниченную власть над собственным разумом. Что-то здесь не сходилось.

Но прежде чем Турпин дошла до финальной точки истории – кражи диадемы родной дочерью Ровены, Малфой развернул к ней свои записи, на которые Лиза с неохотой бросила мимолётный взгляд.

«Елена Когтевран малодушно выкрала реликвию у своей матери, надеясь, что сила артефакта позволит ей стать мудрее и умнее Ровены; но Елена не знала, что никакими невероятными особенностями диадема не обладала изначально. Это – устоявшийся миф, которым обманулась дочь основательницы»

- То есть вся твоя теория строится на эмоциональном подтексте? Выходит, диадема вообще не представляет ценности для мира магии? – Лиза поворачивается к Малфою, скрестив руки на груди и понижая голос, практически переходя на шёпот. – Ожидала от тебя более интересной версии.
[icon]https://forumupload.ru/uploads/001a/2e/af/386/812070.gif[/icon]

Отредактировано Lisa Turpin (04.01.21 17:14)

+1

7

- Вовсе нет, - вскидывает подбородок юноша. - Ты невнимательна, - и он указывает на то, что, по его мнению, является важным:

"Диадема основательницы факультета Рейвенкло не обладает приписываемыми ей легендой свойствами, что не означает, однако, что сей артефакт имеет свойства иные, нам неизвестные, в чём и заключается его ценность для магического мира. К сожалению, изучить их не представляется возможным в связи с утратой древнего артефакта".


Тонкие пальцы легли на пергамент, остановившись на словах "для магического мира". Это были руки аристократа - изящные пальцы, идеальный маникюр, мягкие ладони безо всяких следов мозолей, руки, не привыкшие к иной работе, кроме пера и волшебной палочки.
- Помимо этого, я уже говорил, что никакой артефакт не может дать то, чего нет. Вероятно, поэтому он не помог Елене. Или же она не знала, как правильно воспользоваться артефактом, чтобы он открыл ей свои свойства. А если диадема и была наделена свойством давать или увеличивать знания, то должны быть некие условия, иначе за ней давно началась бы охота желающих получить знания без труда. Тогда и школа была бы не нужна. Здесь отсутствует логика. - А отсутствие логики совершенно не вязалось с основательницей факультета "умников", где даже паролем была загадка, что разгадать не каждый может.

Спор ради спора, просто потому, что он не мог уступить в начале урока, позволив девушке навязать ему свои условия (ещё чего!) и ради смеха бросил ей вызов, который она приняла, отступить теперь невозможно, так почему бы не продолжить игру на своих условиях, возражая всякий раз против её предположений, изредка отпуская острые, но меткие шпильки, вынуждая или согласиться, или искать способ обыграть... что не так-то просто. Ему совершенно не важно, что там на самом деле произошло с диадемой Ровены Рейвенкло, захочет узнать - пойдёт в библиотеку Хогвартса или попросит отца прислать ему нужные книги из домашней библиотеки Мэнора, а то и оригинальные труды иных авторов-исследователей. Тема урока, конечно, интересна, но некоторые отвлекающие факторы порой оказываются сильнее.
- Какая же у тебя есть версия? - негромко спрашивает он, и голос его звучит почти мягко, без насмешки, даже с интересом. Чуть склонив голову набок, он выжидающе смотрит на рейвенкловку, что была столь неосторожна, затеяв этот занимательный спор.

+1

8

Бросает то в жар, то в холод; это последствия затяжной болезни (скорее ментальной), и Лиза жалеет, что не осталась в постели, а пошла на занятия – наградой стал Малфой в качестве напарника, который неожиданно оказался куда эрудированнее, чем она предполагала. Турпин между делом трёт пальцами виски, разгоняя кровь; занятие практически подходило к концу, и профессор ждал письменные ответы студентов на своём столе – только вот к единому мнению они так и не пришли.

Ещё бы.

- Знаешь, мне кажется, что тебе просто не понять её мотивов. Может, прогуляешься на досуге до башни Рейвенкло и поговоришь с Еленой сам? Уверена, она не откажет такому, как ты, - что она имела в виду и к чему этот выпад? Лиза сама не знала; что-то в Малфое её невероятно раздражало, это не было похоже на неприязнь или отвращение, что-то другое; словно в нём она себя видела, как в зеркало смотрелась – сплошные пороки и эгоизм отчаянный.

- Предлагаю сдать то, что есть, - Турпин складывает их пергаменты, скрепляя и подписывая дату; вряд ли они получат высокий балл за эту работу, но какая теперь разница? С недавних пор Лиза вообще многое делает механически, по инерции, даже к СОВ готовится без прежнего энтузиазма; казалось, что эмоций внутри неё просто не осталось.

Но Малфой, сам того не ведая, что-то в ней воскресил.
Желание бороться, наверное.

- Спасибо за работу. Как поговоришь с Серой Дамой – не забудь рассказать о впечатлениях, - Лиза уходит одна из первых, бросая напоследок ироничный комментарий; пытается ему (и себе) доказать, что в их соперничестве она победила, хотя обоим очевидно, что Драко оказался прав; Турпин не оборачивается, словно боится встретить ответный взгляд – надеется, что он не смотрит ей вслед, иначе всё усложнилось бы.

Да, ей не помешала бы диадема Ровены – собрать остатки разума воедино.
[icon]https://forumupload.ru/uploads/001a/2e/af/386/381793.png[/icon]

Отредактировано Lisa Turpin (13.03.21 14:42)

+1


Вы здесь » Drink Butterbeer! » Pensieve » 05.04.96. Amor caecus