нужные персонажи: Justin Finch-Fletchley, Bella Farley, [name] Vaisey, Erica Tolipan.

Drink Butterbeer!

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Drink Butterbeer! » Pensieve » 25.11.94. It's dare!


25.11.94. It's dare!

Сообщений 1 страница 13 из 13

1

https://forumupload.ru/uploads/001a/2e/af/398/736231.gif https://forumupload.ru/uploads/001a/2e/af/398/414718.gif https://forumupload.ru/uploads/001a/2e/af/398/812143.gif
https://forumupload.ru/uploads/001a/2e/af/398/729379.jpg https://forumupload.ru/uploads/001a/2e/af/398/265158.gif https://forumupload.ru/uploads/001a/2e/af/398/865062.jpg

Maynard Hatton & Adelaide Murton
25 ноября 1994
Хогвартс и окрестности

- Да иди ты к .. Хагридовским соплохвостам!
- А слабо тебе самой к ним пойти?
- А не слабо!
- Прямо сейчас!
- Да!
- Вот и шуруй.
- Только после тебя. Или может тебе слабо?
- Пфх, watch and learn

Отредактировано Adelaide Murton (15.11.20 20:33)

+2

2

Сначала она его послала аж неприлично-сказать-куда, то есть, к воняющим тухлой рыбой мутантам Хагрида, а теперь трусит следом за ним, чтобы он, не дай Салазар, все лавры не сожрал за выигранный спор. Он бы ее потом водить хороводы вокруг Гремучей Ивы отправил.

- Чего увязалась? - бросает он однокурснице через плечо, кривовато усмехаясь и подсвечивая волшебной палочкой тропинку под ногами. Ноябрь - темный месяц, и, когда они оказываются возле владений лесничего, мгла полностью охватывает окрестности. - Я бы тебе колдографию принес, как оседлаю этих соплохвостов. Или ты мне не доверя-я-яешь? После сто-о-ольких лет? Ада, не разбивай мое сердечко.

Он намеренно тянет слова приторно-сладким голосом. Их ненависть друг к другу, которой они пытаются уталить вечную жажду эмоциональной ломки, прошла проверку временем, и не дала трещину до сих пор. Причина тому проста: общая на двоих любовь к их маленькой игре. Раздражать до желания испробовать на ней все заклинания из справочника по порядку - садомазохизм во всей красе.

- Драккл, вонь-то какая, - морщится, натягивая слизеринский шарф на нос. Вольеры с соплохвостами точно поблизости, и Мэйнард прибавляет шаг. Быстрее разделается с ними и утрет нос Аде - быстрее окажется в своей кроватке. Деревянные поленья, которыми огорожена территория с соплохвостами, выглядят так себе защитой от этих тварей, но когда их директора особо волновала безопасность? Вспомнить только… ох, кого только не вспомнить! - О, я этой самочке нравлюсь.

Хэттон кивает на особо удавшийся экземпляр метра два длиной. Сопло соплохвоста... соплохвостки направлено прямиком на него. Следуя примеру своей сожительницы, другие соплохвосты тоже поворачиваются к нежданным гостям, с любопытством щелкая щупальцами. Ладно, может быть, не так уж и паршиво, что Ада потащилась с ним. Чисто со слизеринской прагматичной точки зрения, шансы получить травму от этих зверюшек - у Хагрида чувство юмора на высоте - не маленькие, а эта чертовка Ада, может быть, левитирует его до Больничного Крыла.

- Смотри и учись, трусиха, - Мэйнард толкает тяжелые ворота, рассчитанные на физические силы минимум полувеликана, пока не образуется щель, и протискивается вовнутрь, держа волшебную палочку на готов на случай, если животинки захотят показать свой нрав. - Hallo, красавчики. Я вас не обижу. А вот она…, - указывает на слизеринку за спиной. - Та еще злюка.

+1

3

Она лишь презрительно фыркает, когда он интересуется, зачем она за ним увязалась. Это ведь риторический вопрос, а ответ он и сам прекрасно знает. Их провокации брошенные друг дружке срабатывали практически всегда, потому что оба ловили необъяснимый кайф от этого. Если кто-то скажет, что взаимная любовь - восхитительное чувство, тот просто не пробовал взаимную ненависть! Ещё с момента их первой дуэли, то заклинание, что отшвырнуло Мэйнарда (!!!), а затем и Адель в разные стороны, видимо имело побочный эффект - пристрастие к взаимным вызовам.
- У тебя нет сердца, - подняв одну бровь, едко замечает Ада. Самое интересное, что девушка уже и припомнить не может, с чего начался их очередной спор, приведший к новому "а слабо?". Поравнявшись с парнем, она несознательно старается идти с ним в ногу, чтоб создавать поменьше шума на случай, если они не одни вышли за пределы замка. В конце концов, уже темно и для прогулок поздновато, могут возникнуть ненужные вопросы.
- Выруби свой светильник наконец, - раздражённо бросает Мертон, все ища к чему придраться и немного жалея, что не рванулась к соплохвостам первой. Будет ведь потом вопить, какой он герой, и как ему не слабо. Она закатила глаза, уже отчётливо слыша в ушах его самодовольный тон. С другой стороны, Хэттон выступает неплохим живым щитом, так что на эту тему она особо не возмущается. На подходе к деревянной ограде действительно чувствуется отвратный дух смрадных монстров.
- Еще бы, ты нравишься только всяким бестолковым существам, - нет, ну правда! Какая дура может влюбиться в такого очевидного пройдоху? На смазливую мордашку и игривые кудри - только красно-желтый наивняк купится. Или безмозглый монстр. Адель пытается пройти дальше, разглядывая Хагридовых любимцев со смесью отвращения, осуждения и толикой научного любопытства. Вот зачем было так издеваться над мантикорами с огненными крабами? А главное как? Хотя, пожалуй, этого она знать не хочет.
- Мерлин, да подвинь же ты уже свое гигантское эго отсюда! Чтоб я смогла хотя бы смотреть, - Ада толкает Мэйнарда бедром и случайно при этом сама делает неосторожный шаг, наступая на одну из многочисленных лап ближайшего гибрида. Ойкает и отскакивает, но существо уже обиженно визжит, выпустив небольшой залп пламени из... Откуда-то, короче. Адель очень вовремя отклоняет голову в сторону и чувствует запах паленых волос. Своих волос.
- Дракклову дивизию!..

Отредактировано Adelaide Murton (11.11.20 00:31)

+1

4

Едкий комментарий о невозможности Мэйнарда похвастаться целым клубом преданных поклонниц - помимо соплохвостов, конечно, - ничуть не задевает слизеринца. Он лишь расплывается в широкой улыбке и наклоняется к самому уху девушки.

- Например, тебе? - беззастенчиво шепчет он и вскидывает брови, мол, попробуй, оспорь. - Можешь не отвечать. Я знаю, что нравлюсь тебе. С самого распределения.

Драккл тянет за язык съязвить, что у него не только эго большое, и нечего ей совать свой нос, чтобы подглядеть, ишь ты какая любопытная нашлась, но он не успевает. Нахальный толчок в бедро вынуждает прикусить кончик того самого языка и лишь ойкнуть от неожиданности. Неожиданным вмешательство девушки оказывается и для одного из хагридовских любимцев. Соплохвост времени даром не теряет, воплощая в реальность то, о чем сам Мэйнард давно мечтает: с целью испепелить Аду плюется огнем из, э-э, одного места. Наверное, следовало внимательнее слушать Хагрида на занятиях, а не пытаться прикармливать соплохвостов булками с маком и валерьяном.

- Твой причесон может уже ничто не испортит, а я не хотел бы распрощаться со своей харизматичной шевелюрой, - недовольно сопит Мэйнард выпуская из волшебной палочку струю воды… Прямо на голову Ады. И исключительно в благородных целях - потушить. - Ты похожа на поджаренную мокрую курочку-у-у...

Соплохвост - на сей раз самец, трущийся возле самой первой самки, на которую обратил внимание Хэттон, - начинает нервничать, вертеть соплом во все стороны, чтобы потом ринуться на своих многоножках на парня, жаля в самое бо-бо, то есть в ягодицу. Мэй шипит, напоминая настоящую змейку, лупит ужаленное место и пятится обратно к изгороди вольера, подталкивая Аду к выходу.

- Даклифорс, - в памяти всплывает, что этих тварей превращают в уток, и заклинание действительно срабатывает, разрезая тишину кряканьем, но двое слизеринцев уже окружены целым стадом (стаей?) соплохвостов, которые готовятся сделать из гостей жаркое. Струи пламени освещают темноту, становится невероятно горячо для ноябрьского вечера - это подгорают их пятые точки. - Дакли… Валим, валим! Аква Эрукто! Аква Эрукто!

Хэттон не выдерживает, хватает свое личное бельмо на глазу за рукав и тащит прочь, причем не особо разбираясь, в каком направлении. Ноги, подгоняемые банальным инстинктом змеиного самосохранения, несут быстрее, в мозгу орет сиреной сигнал “ОПАСНОСТЬ, ОПАСНОСТЬ”, ягодица горит огнем и опухает, но адреналин мешает осознанному восприятию боли. Под ботинками хрустят ветки, ступни подворачиваются на корнях и камнях, но мысль о преследующих огневых монстрах с жалом не позволяет остановиться.
Он даже не знает, как долго продолжалась эта беготня хомячков в колесе.

- Мертон. Больше не будем посылать друг друга к неизученным, недрессированным и сомнительно реагирующим на заклинания тварям, - прижимаясь спиной к какому-то дереву и пытаясь отдышаться, хрипит Мэйнард. - Где это мы?

+1

5

Она отмахнулась от него, как от назойливой муховертки, когда он наклонился к самому ее уху. Ну ещё бы, с таким эго он небось воистину уверен, что в него влюблена вся школа, и может даже профессор Снейп. Лучше не разубеждать парня, может ему так легче жить? А Ада не привыкла выдергивать почву из-под ног без сильной на то надобности.
И хотя хорошо, что они не развели тут демагогию о чувствах, было бы совсем из ряда вон их обычных предметов спора, но надобность в выдергивании почвы внезапно стала возникать.
- Хэттон, мать твою! - Адель резко вздохнула, политая холодной водичкой и ошарашенная этим больше, чем тем, что соплохвост подпалил ей волосы. Чего ещё ожидать от хулигана, который взял в руки волшебную палочку? Странно, что раньше ей не напакостил, ведь, в самом деле, прежде до палочкоприкладства, даже лёгкого, у них не доходило. Вах. Новый уровень отношений, ну почему так невовремя все эти кровожадные монстры вокруг? Парень применяет чары и против них, но их слишком много, а настроены они чересчур решительно. Ада лезет за своей палочкой в карман и с ужасом осознает, что забыла ее в замке. Колдунья, гриндилову мать за щупальца, забыла свою волшебную палочку по дороге к тем, с кем без защитных заклинаний можно сразу готовить урну для своего бренного праха.
Ступор, замешательство и громкие мысли "ЧТО ТЕПЕРЬ С МОЕЙ ПРИЧЕСКОЙ" быстро сменяются паникой, и она почти молча поддается этой панике, позволяя Хэттону увлечь себя прочь за ограду. Где-то на задворках сознания она чувствует, что что-то странно цепануло ногу, но на критический анализ сейчас нет ресурсов. В темноте совершенно не видно, куда они бегут, Адель только тихо надеется, что в сторону замка. Несовершенность местного рельефа ничуть не тормозит слизеринских марафонцев, разве что добавляет шансов подвернуть ногу. Девушке параноидально кажется, что соплохвосты все ещё гонятся за ними, и она чуть поворачивает голову, боковым зрением пытаясь выцепить хоть что-то. Но нет - только темнота.
Когда они наконец тормозят у какого-то дерева, и это не Гремучая Ива, и не обычный дубок, растущий в Хогвартских окрестностях, Аду начинают терзать смутные подозрения, которые она пока морально не готова оформить в мысли или, тем более, в слова.
- Б-больше не будем. И в-водой ты меня б-без просу тоже п-поливать не будешь, - она старается грозно шипеть, но из-за дрожи получатся неубедительно.
Холодно, болит нога, в носу все ещё запах паленых волос, а рядом дракклов Хэттон. И почему она этому так рада в глубине души? Наверное, потому, что вокруг ЗАПРЕТНЫЙ ЛЕС, а она без палочки. Адель обхватывает себя руками, пытаясь унять дрожь. Хорошо бы хоть чары горячего воздуха применил, умник. Но просить она не станет.
- Зап-претный лес, - озвучивает страшную догадку, и внутри все переворачивается вверх дном. Будто для острастки вдалеке слышится волчий вой. Мертон силится сориентироваться в пространстве, но не может понять, с какой стороны они прибежали, и в какую, соответственно, нужно убегать. От страха даже ощущение холода временно проходит.
- Хэттон. Что ты там про тварей говорил? Волки ходят стаей обычно. Нам нужно уносить ноги. Откуда мы пришли, ты помнишь? - Ада невольно придвигается поближе и уже сама цепляется за его рукав.
- У меня нет палочки, - будто оправдываясь поясняет она.

+1

6

- Я не дал тебе облысеть, поэтому если наезжаешь на меня, то изволь исключительно из благодарности, - фыркает Мэйнард, пропуская мимо ушей жалобы девушки на его наглые манипуляции с волшебной палочкой. - Вместо того, чтобы указывать, куда мне свое эго двигать, лучше бы помогла с этими тварями разобраться. Или ты дуэлянтка только на словах? Всегда знал, что в наш первый раз тебе просто повезло.

Мэйнард после столь бурных и многолетних отношений со взятием на слабо не сказать, что последний трус и бесхребетный малодушный сосунок, но, будучи представителем зеленого факультета, при всей своей напускной бесшабашности и несерьезности не готов без выгоды подставляться под жало соплохвостов, клыки оборотня, яд гигантских пауков или копыта кентавра. Он же не из красно-желтых с их тягой помереть ради призрачных целей.

А в Запретном Лесу может водиться любое из вышеназванных существ.

“Драккловы кишки,” - мысленно стонет парень, зарываясь ладонью в волосы и сползая вниз вдоль ствола дерева.

- Ты леса какого-то испугалась? - ехидничает он вслух, пытаясь убедить самого себя, что не все так критично. - Я тут бывал, между прочем. И не раз.

Он не блефует, но упускает уточнение, что посещение Запретного Леса прежде происходило лишь при дневном свете, а не в полной тьме, незадолго до отбоя, когда даже до лесника не докричаться. Хэттон смотрит на трясущуюся то ли от страха, то ли от холода слизеринку, после чего с видом “это я не из заботы о тебе, чертовка” стаскивает с себя мантию, подгоняет размер на глаз с помощью магии и кидает Аде.

- Заклинания обогрева надолго не хватает, - он спиной чувствует не только шершавую поверхность дерева, а попой не только огненную опухоль на месте ужаливания. Чутье подсказывает еще о том, что бродить им придется немало, потому что одному Салазару известно, как далеко они отклонились от опушки, и в каком направлении им двигаться. - Одевайся, а то не хватало еще тебя на себе тащить.

Первый протяжной, призывающий вой подхватывается другими волками, и парню становится не по себе. Хэттон аж вздрагивает, словно под кожей пробегает озноб. Изо рта валит пар, а вокруг лишь густой туман и черно-серая мгла. Попытки разглядеть огни Хогвартса бесполезны, а высокие макушки еще не до конца опавших деревьев закрывают обзор неба. Не то чтобы Мэй внимательно слушал на занятиях по Астрономии, но, может быть, звезды хоть малость могли помочь.

- Не-е-ет, - обреченно стонет Хэттон и хлопает себя ладонью по лбу. - Скажи, что у тебя такой тупой юмор, и ты просто пошутила. Как ты собиралась с соплохвостами разбираться? Каблуками? Сарказмом? Глазки строить? Это тебе не первокурсники, которые боятся слизеринских вглядов. Все равно что прийти на дуэль без волшебной палочки.

Дурно - вот то чувство, которое испытывает Мэйнард, когда волки воют на луну. Спасибо хоть не на полную! Он даже быстренько вспоминает, что полнолуние уже состоялось два дня назад. Все равно дурно. Ощущение, что сама смерть костлявой рукой тянется к шее. Ощущение, что за ними кто-то наблюдает, и два глаза светятся в темноте то тут, то там. Ощущение, что мать зовет его к себе на другую сторону. Он редко бывает на ее могиле, но там тоже всегда дико холодно, туманно и начинает тошнить.

- Да не знаю я, откуда мы пришли, - раздраженно бросает парень, цепляясь за девушку, чтобы принять вертикальное положение. - Мне кажется, или вой стал ближе? Давай… туда.

Волшебную палочку он сжимает в руке с такой силой, что грозит ее сломать к гиппогрифьим яйцам, готовый в любую секунду бросить заклинание. И за непростительные он не в ответе (спасибо свихнувшемуся старику-Муди, который ведет в этом году ЗоТИ с пытками над насекомыми). Справа слышен вой и шорох, слева и сзади тьма такая, что не сунуться, а впереди лес кажется чуть реже и расстояния между толстыми стволами деревьев больше, что даже свет луны самую малость касается земли. Подсвечивать заклинанием Мэйнард не берется, страшась вывести лесных полуночников к ним с Адой.

- Живее, я в тех кустах глаза видел, - холодный воздух дерет горло и заставляет кашлять. Каждая скуренная сигарета и выкуренная трубка насмехаются над ним во время бега, но мысль о смерти всякого заставит бросить вызов своим способностям, еще и чакры откроет, что Трелони удивится. - Драккл. Мы бегаем по кругу. Мы тут уже были, или? Почему деревья так похожи друг на друга.

+1

7

Ее бровь привычно поднимается в немом скептичном сарказме. Хвастается тем, что был в лесу? С Хагридом на УзМС что ли? Так они все могут подобным "похвастаться". Адель мысленно кривляется, но вслух ничего не говорит, и очень вовремя, потому что до Мэйнарда наконец доходит простая истина - леди холодно. Она лишь кивает, изо всех сил убирая с лица скепис - принимая вид святой простоты, ловит его мантию и натягивает на себя. Невольно принюхивается. Придраться не к чему - мужской одеколон подобран хорошо. Однако с размерчиком - прогадал.
- Ты явно меня недооцениваешь, - скорбно протягивает Адель, когда мантия не сходится на груди. Пусть только попробует сейчас что-то вякнуть про ее вес, негодяй, да ее фигура идеальнее Венериной!
Пока Хэттон пытается что-то там разглядеть в вышине, Ада окончательно унимает дрожь и старается мыслить здраво. Нда, отсутствие палочки - непростительный прокол, и она чувствует за это ответственность. Если они сегодня ночью погибнут, их история станет трагично-поучительной. Реакция парня предсказуема, однако Мертон все равно противно и чутка стыдно, оттого она огрызается на него:
- Зубы мне впредь не заговаривай! И вообще, умник, ты мог бы давно ее призвать вместо того, чтоб тратить энергию на пустую болтовню. Тыжволшебник, Хэттон. Или склеротичная бабулька? - девушке тоже кажется, что вой приближается, оттого внутри снова поднимается паника. Ада подавляет ее усилием воли и сосредоточением на их с однокурсником словесных колкостях. Ей казалось, что сейчас это замечательный способ не сойти с ума и не впасть в отчаяние, выдергивая на себе волосы. Они наконец-то начинают двигаться хоть куда-то, причем довольно быстро. Девушка думает о том, каковы их реальные шансы против стаи волков, но подобные мысли так удручают, что она снова прокручивает в голове их с Мэйнардом ядовитые диалоги. Странным образом они придают сил и уверенности, помогают искать истину в споре, так сказать.
"Глаза!?" Есть ли вообще вероятность того, что в кустах могло сидеть что-то совсем невинное? Кролик там, например. Ну лиса, на худой конец. На ходу Адель поворачивается, пытаясь тоже что-то там разглядеть, и уверяет себя, что Хэттону просто померещилось.
Слыша очередную фразу от него, она вздыхает так громко и негодующе, будто ей приходиться объяснять первокурснику с топографическим кретинизмом, где Большой Зал.
- Во-первых, хорошо бы делать насечки на деревьях. Чтоб действительно понимать, ходим ли мы кругами. Можешь отдать мне свою палочку, если у самого не получается ею владеть, - Ада хмыкнула, прислушалась к окружающей среде, а затем продолжила свою речь: - Во-вторых, есть Заклинание Компаса. Замок у нас, хмм.. на западе, получается..., - девушка вдруг затихла, снова прислушиваясь. Где-то вдалеке зазвучал протяжный рев, и это были уже не волки. У нее волосы дыбом встали ещё до того, как мозг успел вбросить пару теорий о том, что это могло быть. Адель схватила Мэйнарда за рукав и потрясла, поторапливая.
- Ну же. Компас. Сейчас! - в дальних кустах случилось какое-то шевеление - и нет, не просто ветер.
- Салазар всемогущий. Давай, нам туда. Бежим, - драккл подери! Слово "бежим" сопровождается банальным спотыканием о корень дерева и тесной встречей с землёй.

+1

8

Пока они подобно утренним пташкам-квиддичистам бегают по кругу за ручку, Мэйнард не удерживается и бросает парочку заинтересованных взглядов на недооцененный им, по словам Мертом, размерчик… кхм, конечно, мантии. Он же не виноват, что она никак не сядет на диету! Хотя определенные части тела можно оставить в нынешнем состоянии, не подвергая процессу похудения.

- Я похож на полного кретина, чтобы отдавать свою волшебную палочку слизеринке? - возмущенно вскидывает руками. С ней станется - заберет и свалит, оставив его куковать в лесу, а потом напишут про трагическую пропажу студента. - Заметь, это ты забыла, поэтому я бы поспорил, кого раньше коснется склероз. Между прочем, мы слишком далеко от замка, и заклинание попросту не сработает. В последний раз у меня получилось использовать Акцио на двух милях, но это при идеальных погодных и физических условиях - а мне тут, знаешь ли, ужаленная попа сосредоточиться мешает! Попробовать можно, но-о...

Попытка поди и не пытка, пока никакие глаза нигде не мерещатся, и вроде как даже никто не воет. Но не успевает Хэттон произнести “Акцио”, как на них обрушивается новая беда в виде рева испуганного тролля. То есть, Мэйнрад не знает, как звучит испуганный тролль, но представить сей звук может. Вот тут уже становится не до насечек на деревьях и тренировках в Акцио на расстоянии.

- Point Me, Хогвартс, - держа волшебную палочку параллельно земле, что во время бега по кочкам и желании легких распрощаться с грудной клеткой, не столь просто, Мэйнард использует заклинание компаса. Палочка делает поворот на 180 градусов, указывая в противоположное направление. Как раз в ту сторону, откуда раздается рев. - Мы только глубже в лес уходим. Назад. Знаток местности и звёзд: “Нам туда, нам туда!”. Чтобы я тебя еще раз послушал.

Если верить магическому компасу, то путь до школы предстоит прямиком через ревущую чашу, и Хэттон испытывает одно из неприятнейших чувств - чувство безысходности. Налево пойдешь скакуна потеряешь, направо твари разорвут. Так дело не пойдет.

- Хагрид ничего про новый вид гибридов не рассказывал? - он придерживает девушку, замедляя шаг, когда рев становится совсем громким, и воздух почему-то теплеет, словно вблизи развели костер. - Например, улучшенная версия соплохвостов, а то прежние уже показали все, на что способны. И никто даже не умер и не оказался в Больничном Крыле.

Пытаться убежать от волка - затея глупая и заведомо обречённая на провал. Они всё-таки привлекли внимание лесных хищников, потому из-за деревьев медленной, уверенной походкой выходит вышеназванный зверь и скалит зубы.

- Так, спокойно, не… не беси его своим присутствием, - Мэйнард за мантию одергивает Аду и оттаскивает назад, пытаясь показать волку, что они настроены максимально миролюбиво. Только волк на перемирие идти не собирается. Красивое животное ступает мягко, прицениваясь к посмевшим заявиться на его территорию малолеткам. На заднем фоне мелькает ещё несколько силуэтов. Они пришли на ужин. Так и хочется крикнуть ему в морду: "Да не съедобный я, отравишься, зверьё!". Но только слова в глотке застревают и не выплевываются, зато мозг остывает, идя на понижение градуса, и слизеринец принимается взвешивать их шансы на выживание. Он ведь знает достаточно заклинаний, чтобы противостоять любой твари, а тут всего лишь волк-обыкновенный, который не изрыгает пламя, не стреляет иглами, не плюется гноем. Мэйнард перенимает игру волка, двигаясь по окружности в такт с ним и выжидая момент, чтобы в темноте не промахнуться. - Ступефай! Петрификус Тоталус! Фульгари! Конфундус! Нам нужно… двигаться… к рёву… нет, я не спятил. Я - гений! Волки пришли с противоположной стороны и держатся инстинктивно востока. Они боятся тех, кто издает рев. Не хочу представлять, ЧТО ТАМ, если даже волки предпочитают не пересекаться.

+1

9

Когда Хэттон саркастически вопрошает о своем сходстве с кретином, Адель смешливо фыркает, но благоразумно не говорит ни слова, потому что чувствует, что может в противном случае задеть эго парня. У нее совсем нет охоты, будучи беззащитной, получить от него ещё каким-либо заклинанием - мало ли на что способна уязвленная особь мужского пола ночью в лесу. Ещё прикопает ее где-то здесь, а потом словно тот Локхарт, будет всем рассказывать, как он героически пытался ее спасти, но, увы, не удалось. Ада так и видела его притворно скорбную физиономию. Что ж, зато был бы чудесный повод стать призраком и допекать Мэйнарда ежесекундно, всю его оставшуюся жизнь. Ужасающая месть - надо запомнить на случай важных переговоров.
Все ж, выслушивая оправдания по поводу ограниченного расстояния для действия чар, Мертон снова фыркает и нараспев произносит:
- Эх, да, ты не Потте-е-ер, ты совсем не Потте-е-ер, ты вообще не Потте-е-ер. Тот вон как метлу смог призвать. Стой, погоди... Хочешь сказать.., - Ада стала подхихикивать от внезапного открытия, а потом и вовсе коротко рассмеялась: - тебя соплохвост за зад ухватил!? Ахахаха, не иначе, это была та самочка, она к тебе так подкатывала, ахахахаха... Метку своей любви поставила, хах. Вот ты жжешь, Хэттон, - у самой неприятно пульсировала нога в области ужаливания, но холод, царивший в лесу, и повышенный уровень адреналина в крови притупляли боль.
После неизвестного рева стало уже не до смеха. Ада метнулась в рандомную сторону, будучи твердо уверенная, что запад там, но Мэйнард наконец соизволил применить заклинание компаса и вычислил, куда на самом деле им следует бежать. А ещё он не дал упасть неудачливой в эту странную ночь слизеринке. Само собой, вместо благодарности Адель прошипела, что без нее он бы вообще не догадался до подобных чар.
Кожей и шестым чувством она ощущала, как обстановка накаляется, причем, прежде всего - буквально - воздух будто бы стал горячее. О новых гибридах Мертон было ничего неизвестно, и она тихонько надеялась, что после столь чудного творения, как соплохвост, Хагрид перестанет мнить себя успешным заводчиком.
А затем все накалилось и в переносном смысле: им навстречу вышел большой серый и явно оголодавший волк.
- Чу-у-удненько. Волчок. Всего лишь один.. а, нет, не один, уф.., - Хэттон рыцарем не являлся, так что, пожалуй, Ада не слишком бы удивилась, если бы он толкнул ее хищнику на съедение и, пользуясь случаем, свалил в ночь. Потому, куда больше искреннего изумления у девушки вызвало то, что слизеринец оттащил ее подальше и акцентировал внимание выступившего вперёд волка на себе, как на единственном обладателе защитных средств. Она даже не стала никак язвить Мэйнарду в ответ, лишь молча наблюдала за его волшелной "пляской". Словесность вернуло только утверждение парня, что следует полезть на рожон.
- Да-да, гений. Но учти: от того, что ТАМ может не помочь такое количество заклинаний. Судя по реву там что-то масштабное.., - Ада сильно сомневалась, что они смогут выйти из лесу, приближаясь к реву, разве что соплохвосты действительно мутировали из-за передоза гневом и превратились в жутких огненных громил. Мэйнард пока был прав в одном: как только они избрали путь навстречу дыбоволосным звукам, так сразу волки перестали их преследовать. Мертон даже показалось, что она услышала их отдаляющийся и малость разочарованный вой.
До источника теплого воздуха, от которого волосы девушки сохли быстрее, долго идти не пришлось. Вскоре Ада увидела между деревьями яркие длинные языки пламени, вырывающиеся будто бы из ниоткуда, но на самом деле исторгаемые из гигантских пастей.. не сказать, чтоб она испугалась, - пожалуй, лимит испуга уже был исчерпан, - но определенно увиденное потрясло ее.
- Драконы.., - выдохнула тихо и замерла: - так вот где их держали для первого испытания... Хэттон. - Адель уже по привычке дёрнула парня за рукав: - Куда нам дальше? Только не говори, что придется приближаться к этим кровожадным ящерам, - когда они подошли ещё немного, стало понятно, что огнедышащие существа ограждены от остальной части леса загоном с высокими крепкими брусьями. И все равно дразнить лишний раз гигантских тварей не хотелось. Слизеринке как-то попалась на глаза информация о высоких обонятельных способностях драконов. Так что может они уже и учуяли человечинку.
- Их чешуя устойчива к заклинаниям, вроде бы, - Ада склонила голову, рассматривая находку. Затем встрепенулась: - Мне кажется, что впечатлений на сегодня точно хватит. Идём, а то ещё вдруг внезапно так впечатлимся, что перестанем вызовы друг другу бросать. Я ж без них уже жить не могу, - шутливо призналась она, не понимая, что на нее нашло. Отходняк после стресса? Или может жало у соплохвостов ядовитое.. Кстати, раны надо будет обработать обязательно. У нее в спальне точно имелся бадьян.

Отредактировано Adelaide Murton (16.11.20 00:46)

+1

10

Хэттон таращится на драконов, драконы выпускают клубы пара, словно пыхтят трубку, и смотрят на него. Искра, буря, безумие? Если бы! Аритмия, рейтинг строго от семнадцати и много нецензурных слов в кудрявой голове. Все начиналось максимально безобидно (почти) с оседлания на спор соплехвостов. К такому близкому и тесному знакомству с драконами, что поток пламени может их на пару с Адой превратить в жареных птенчиков, он не готовился морально.

- Ты там меня с Поттером сравнивала, - выплевывает Мэйнард, кивая на чешуйчатых, с которыми очкарик тем самым Акцио справился. - Ты знаешь ли тоже не Грейнджер, так что я бы попросил язычок прикусить, Mon Chéri. Мы из-за тебя заплутали двумя красными шапочками, которых поджидал волк по дороге к бабушке. Красивая… Да не ты, Мертон. Дракониха вон та. Хотя ты тоже ничего, когда не вредничаешь.

Чем дольше Мэйнард разглядывает огромных чешуйчатых чудовищ, тем очаровательнее и притягательнее они становятся в его глазах. На мгновение возникает мысль, что он действительно хотел бы стать драконологом, но он ведь взрослый мальчик и не привык кормить себя глупыми надеждами, словно леденцом, засунутым за щеку. Сын гробовщика - навеки гробовщик. Отец вложил слишком много сил и времени в семейные дела - ром и похоронные бизнес, чтобы сын так просто отмахнулся и свалил заниматься изучением драконов.

- Мне их даже немного жаль, - Мэйнард вдруг становится кристально честным и предельно серьезным - это все последствия почти-гибели и выброс адреналина в кровь. Не принято среди слизеринцев откровениями разбрасываться, но с Адой можно. Их ненависть покрепче дружбы у некоторых будет. - Такие грациозные, крупные, сильные хищники и сидят на цепи в вольерах. Я еще на Турнире подумал, что как-то по-зверски пускать драконов на пушечное мясо для развлечения. Еще и яйца отбирать.

Драконы прекращают рыгать-икать (или что это за рев, который они издавали?) и поджигать Запретный Лес, словно не чувствуют опасности от школьников. И на секунду Мэйнарду кажется, что ближайшая самка позволит себя погладить, но очередной шум, сопровождающийся на сей раз человеческими голосами, лопает кокон спокойствия и вновь выводит драконов из состояния умиротворения. По мере приближения голосов и факелов чешуйчатые начинают взволнованно метаться по вольеру и выпускать пламя в черное небо.

- Драконологи. Надо уходить, пока нас не спалили и не отвели к Дабмлдору, - Хэттон шепчет на ухо девушке и кивает на узкую тропинку в обход огороженной под драконов территории, хватаясь за ее кисть и нагибаясь пониже, чтобы их не разглядели за макушками кустов. - И не надейся, что можешь булки расслабить и отмазаться от следующего вызова. Между прочем, я сегодня победил. К соплохвосту ведь сходил! И даже боевую травму получил.

Шутливо толкает девушку в бок, но без привычной злости. Они выбираются к опушке возле Запретного Леса, и Хэттон думает, что еще никогда не был так счастлив видеть избушку лесника. Слизеринец устало трет лицо и замечает, что колено брюк разодрано, видимо, какими-то ветками, а в дырке виднеется кровавая ссадина, рукав рубашки тоже искромсан, а сам он похож на водяного из болота. Обычно ничего-так-симпатичная Мертон выглядит не лучше. Попадись они декану, отмазка о свидании на свежем воздухе точно не прокатит. Снейп - зуб дает Мэй! - легилимент, потому что правду потрошит и выворачивает наружу без допросов.

- Люмос, - подсвечивая путь к замку, Мэй вяло пинает носком туфли камушки, пока вместо камушка не попадается… волшебная палочка. - Это ведь… твоя?

Он поднимает деревяшку из подсыхающей грязной лужи и разглядывает на свету. Палочки противников он знает лучше, чем лица самих противников, потому хватает беглого взгляда на рукоятку, чтобы опознать в ней волшебную палочку Мертон.

- Ха-ха, - в уголках глаз от смеха начинают собираться слезы. - Да я лучше Поттера, детка.

+1

11

Как замечательно, что с взаимной идентификацией они определились: не-Поттер и не-Грейнджер. Надо им ещё не-Уизли найти и можно смело создавать слизеринское Платиновое Трио.
- Ох, Хэттон, да если бы ты меня красивой назвал, я б не то, что в Больничное Крыло, я б тебя сразу в Мунго отправила, к лучшим специалистам, так сказать. И заплутали мы не из-за меня, а из-за твоего эго. Ты ведь скорее умрёшь, чем оставишь мой вызов неотвеченным, - поспешно добавленная слизеринцем оценка "вроде ничего" была пропущена Адой мимо ушей. Во-первых, она и так считала себя неотразимой, в чем была невероятно похожа на Хэттона. Похоже, их взаимная ненависть базировалась как раз на принципе "в чужом глазу соринку видит, в своем - бревна не замечает". Осознание этого вот так просто и внезапно принуждало переосмыслить все их вызовы друг другу. Во-вторых, сейчас девушка банально не готова для восприятия подобного рода откровения, даже если они искренние.
Мэйнард посерьёзнел, и Адель скользнула по нему задумчивым взглядом, возвращаясь затем к огнедышащим ящерам. Их действительно было жаль. Существовало что-то абсурдное и неправильное в том, чтобы подчинить себе столь свободолюбивых, гордых и независимых созданий. Будто насмешка. Волшебники, пожалуй, тщеславны по своей природе и жаждут покорить все неизведанное, а тем более - опасное. Возможно, Ада пошутила бы о принадлежности Хэттона к гринпису, если бы и сама не придерживалась того же мнения.
- Кощунство, да. Человеческая алчность безгранична, особенно если дело касается трёх краеугольных камней социума: власти, статуса и денег, - изрекла глубокомысленно Мертон, окончательно впадая в какую-то болезненную философию. Ну точно защитный механизм сработал от всего этого... Кто знает, какие ещё истины могли открыться двум потерянным душам зелёного факультета, если бы не появились драконологи. Адель встрепенулась и глянула на тропинку, на которую указывал Мэйнард.
- Точно, уходим. Драконологи уж пострашнее драконов будут, - ей категорически не нравится, что парень тянет ее за кисть, будто какую-то безвольную куклу, потому слизеринка упрямо выкручивает руку и перехватывает однокурсника под локоть, поравнявшись с ним.
- Ты победил только потому, что мое растяпное величество запамятовало о волшебной палочке. А боевые травмы твои излечим, дай только мне добраться до гостиной, - Ада коротко хихикает, вспоминая, что имеется ввиду под так называемой "травмой".
Как только они ступают на опушку леса, Мертон сразу же отстраняется от Хэттона и облегчённо вздыхает, любуюсь недалекими огнями замка. Об их внешнем виде она предпочитает не думать, однако четко сознает, что лучше всего добраться до подземелий без случайных свидетелей. Через пару шагов Мэйнард находит ее волшебную палочку. Ада смотрит неверяще и оторопело...
- Но ты разве... Успел.., - ей казалось, что манящее заклинание парень не применял, разве что невербально, однако вот он - результат. Хотя возможно она обронила палочку по дороге к соплохвостам? Нет же, они шли с другой стороны, не могла палочка оказаться здесь. Придется признать, что Хэттон хорош.
- Это не противоречит тому, что ты все ещё не Поттер. Спасибо.., - тихо добавляет, забирая свою драгоценную деревяшку и тут же наносит на себя и своего однокурсника чистящие чары.
Они вполне сумеют домчать в слизеринские подземелья до начала отбоя, но Снейпу или другим профессорам на глаза попадаться все же не стоит, так что Ада передвигается быстро и  почти беззвучно. Пару раз приходится заглядывать за угол, прежде чем продолжать путь. С палочкой девушка чувствует себя гораздо увереннее, потому теперь на тащится за Мэйнардом блондинистым хвостиком, а вырывается вперёд. Как хорошо, что обитель Слизерина не так далеко от входа, как например, башни умников и смельчаков.
После изматывающих приключений в лесу слизеринцам везёт, и они успевают скрыться за отъезжающей каменной частью стены, ведущей в гостиную, до того, как из-за поворота трусцой выбегает миссис Норрис.
В самой гостиной немноголюдно, а их сокурсники крайне редко интересуются делами друг друга без видимой на то причины, так что Адель оставляет Мэя на диване у камина со словами:
- Посиди тут, переведи дух. Я сейчас, - и убегает в девчачью спальню, где успевает критически осмотреть в зеркале пострадавшую прическу. Ну, на самом деле ничего катастрофичного, сожженную прядь получится прятать за другими или закалывать невидимками, пока не отрастет. В крайнем случае можно попросить Мег наваять чего-то. Возвращается Ада уже через пару минут с несколькими бутыльками: двумя маленькими, ещё одним побольше.
- Итак, у нас тут настойка лирного корня - для обеззараживания и снятия воспаления. Это, - девушка указывает на вторую маленькую ёмкость: - экстракт бадьяна. Заживляет хорошо. А вот это.., - она откупоривает бутылку побольше и делает большой глоток: - просто сидр. Для морального восстановления. Если конечно не брезгуешь. Ну что, задницу свою сам обработаешь или позволишь мне?

Отредактировано Adelaide Murton (27.11.20 18:37)

+1

12

Когда Ада оставляет его переводить дух (хорошо хоть не сразу Салазару душонку рванную отдавать, а то с неё станется) на уютном диванчике, Мэйнард, не чураясь своего вида "вышел Тролль из болот", закидывает на него усталые ножки в ботинках, что топтали осеннюю лесную землю и принесли на подошве мокрые листья, и блаженно прикрывает глаза. Чистоплюев с ОКР в округе не видать, для спокойствия их собственной психики. Мэйнард-то заботливый и травмировать своим видом не желает.
Он почти уверен, что девушка не вернётся обратно ни с какими настойками и мазями, а будет выжидать, чтобы он с ужаленной ягодицей пошёл позориться перед мадам Помфри. Не дождётся!

Удивление, когда Ада возвращается в гостиную к своему раненому в бою (и никак не меньше!) напарнику по несчастьям с обещанными целебными скляночками, скрыть сложно. Брови ползут наверх против воли, а губы изгибаются в немом "опупеть". Видимо, вещество в голове блондинки все-таки повредилось во время встречи с соплохвостами.

А-а-а, не-ет, всё-таки показалось! Не повредилось! Она предлагает лирный корень выпить, который претендует на первое место по горькости среди целебных трав. От большой любви им не поят. Почти все зелья, используемые в колдомедицине, отвратительны ровно настолько, чтобы ещё в трёхлетнем возрасте обзавестись страхом перед целителями, но с лирным корнем парня связывает отдельная история. Однажды он пил его на спор с парнями и потом был вынужден весь вечер полоскать рот мятной шипучкой, чтобы перестало подташнивать.

- Мне нравится из всех этих умных определений слово “настойка”, - конечно, Мэйнард осведомлён о свойствах лирного корня, который обеззараживает всякие раны, но ни к чему разубеждать окружающих в собственной необразованности. - Сидр - это что за драккл такой? Промилле в крови повышает? Если так, то я, пожалуй, я воздержусь от настойки и сразу к моральному восстановлению перейду.

Он отбирает бутылку со странным напитком и жадно отпивает добрую треть, сладко выдыхая. Ада пригубила первой, а, значит, коль там отрава, то оба будут лежать в Больничном Крыле. Жидкость совсем не обжигает, как в случае огневиски, и не оставляет горького послевкусия, как пиво, напоминая юному слизеринцу смесь яблока и шампанского. От последнего у него на следующий день вечно трещит голова, но впечатления от Запретного Леса затмевают даже риск проснуться с похмельем.

- Если скажу, что готов доверить свою задницу тебе, то обработаешь? - Хэттон принимает сидячее положение и показывает язык, дразня. Склянка с бадьяном безапелляционно оказывает у него в руках.  - Но сначала залатаем тебя. Будет не немножко, а очень даже сильно щипать.

Мэйнард замечает запёкшуюся кровь и длинный порез на ноге Ады. Не понятно, как она с раной бегала от волков по лесу. Все-таки гормоны - штука непредсказуемая, и в присутствии Хэттона выбрасываются в кровь с удвоенной силой, что даже боль забывается. Парень не церемонится, а закидывает ступню девушки себе на колени, возвращает ей бутылку с сидром, чтобы не сильно возмущалась, зубами отвинчивает крышку склянки и капает - ровно двенадцать капель, как Снейп когда-то завещал, - экстракт прямо на рассечённую кожу.

+1

13

Неподдельное удивление на его лице заставляет Аду ухмыльнуться уголком рта. Думал, что она не вернётся? Хах, наивный. Конечно изначально девушка не подозревала о такой реакции на свое спасительное появление, но была бесконечно довольна результатом. Шокировать и обезоруживать Мэйнарда - бесценно, даже если это не касается темы вызовов.
- Сидр - слабоалкогольный напиток, - терпеливо поясняет она, не убирая ухмылки: - Эй! Драккл, надо было тебе настойку подлить в сидр, теряю хватку, - Адель притворно-досадливо хлопнула себя освободившейся рукой по больной ноге и поморщилась.
- Но вообще, если бы ты вдруг собрался ее пить, я бы не стала тебя останавливать. Несмотря на то, что принесла ее вовсе не для этого. В одном из магических медицинских справочников указано, что лирный корень местно убирает зуд/воспаление/набухание при любом ужаливании. Так что мне достаточно вылить его тебе на задницу, чтоб полегчало, - Мертон слишком расслабилась и потеряла бдительность, разглагольствуя о медицинских тонкостях, так что склянка с бадьяном оказывается у Мэйнарда, а бутылка сидра возвращается к ней в руки.
- Да в смысле, я и сама..., - охает и замолкает девушка, поражённая таким порывом Хэттона. Хах, он отплатил ей той же монетой. Теперь они, считай, квиты по взаимному удивлению друг друга. Вот драккл.. нет уж, второго "спасибо" сегодня он от нее не дождется. К тому же, Ада успокаивает свою внезапно подавшую голос совесть тем, что вместо "спасибо" позаботится о ранении напарника. А также она рада, что ее телесные последствия сегодняшней ночи не находятся в столь интимном месте. Слизеринка молча делает ещё несколько глотков, оставляя чуть меньше половины в бутылке и слегка угрюмо поглядывает на Хэттона. Рыцарь, блин. Кожу неприятно тянет, подергивает и действительно сильно щиплет, но Адель на это едва ли ведёт бровью, так как к боли относится сейчас смиренно-флегматично: благодаря отголоскам адреналина и теплу, которое разносится по телу сидром.
- Так, ну все, твоя очередь, - девушка ловко перехватывает немного опустевший бутылек с бадьяном, передавая взамен ёмкость с алкоголем, и сначала склоняется над коленом Мэйнарда. Если уж лечить - то по полной.
- А теперь давай, укладывайся на животик и получай удовольствие, - безусловно, хочется сделать какую-то гадость, потому что Мэй смутил ее своей "заботой". Чуть оттянув ткань его брюк вниз, она все же сдерживается, не давая одержать верх своей темной стороне, (и например, больно ущипнуть), и аккуратно обрабатывает поврежденную кожу сперва настойкой лирного корня, а когда воспаление немного уходит, то и экстрактом бадьяна.
- Ты свободен, амиго, чао, - девушка поспешно встаёт, берет склянки с лекарствами и удаляется в девичью спальню, пока Мэйнард ещё чем ее не надумал смутить. Бутылку с сидром она великодушно оставляет ему.

+1


Вы здесь » Drink Butterbeer! » Pensieve » 25.11.94. It's dare!