Drink Butterbeer!

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Drink Butterbeer! » Time-Turner » 16.03.96. Часы посещений


16.03.96. Часы посещений

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

https://forumupload.ru/uploads/001a/2e/af/152/119461.gif
Anthony Rickett, Maxine O'Flaherty
16 марта 1996 года, вечер
Больничное крыло

Нельзя орать на человека, который принес тебе пиво.
...но если очень хочется, то можно.

+2

2

- Да расслабься, - Рикетт отсалютовал бутылкой, прежде чем сделать внушительный глоток, и после продолжил: - Все снитчи не ловил даже Поттер, а он у нас этот… самый молодой ловец за дракклалион лет, талант, уникум и вообще – Избранный. А Зак вечно всем недоволен, это у него стиль такой.
Тони разлегся поперек кресла, перекинув ноги через подлокотник, и потягивал пиво, скептически обозревая сидящего напротив Оливера, бутылка которого не опустела даже на четверть. По скромному мнению Рикетта, залажай Олли в первом матче, а не во втором, он бы пережил это куда спокойнее. Зато теперь все – эффект завышенных ожиданий, будь он неладен. И Саммерби сейчас даже не растормошишь толком. Только сливочное зря переводить, а это, между прочим, в эпоху Амбридж с ее тремя походами в Хогсмид – раритетный товар, школьные перекупы дерут за него втридорога.
- Да, но Джинни… Она же тоже новичок. А в следующем матче будет вообще Чанг, - уныло возразил ему Саммерби, кажется, повторяя то, что Макс дальновидно вбила ему в голову. Какая она все-таки молодец, знает, как настроить команду на победу.
- Чанг – это да… - глубокомысленно протянул Тони и поморщился. Соревноваться с Чжоу будет и правда тяжело, а ей с их командой – так и того хуже, если учесть, что она была девушкой Седрика. Но от одной мысли о том, что это как-то может сыграть Оливеру на руку, было прямо невероятно противно.
- Короче, - Тони глянул на часы на стене и, присвистнув, сел ровно. – Давай, не вешай нос, иногда все решает простое везение, тут только смириться, - он поднял с ковра школьную сумку и сгрузил туда оставшиеся неоткупоренными бутылки со стола, щедро заваливая их сверху пергаментами, чтобы не звенели. – Это доля О’Флаэрти, - пояснил он в ответ на вопросительный взгляд Саммерби. – Я обещал принести. И если не принесу, она меня сожрет.
- Если принесешь – тоже, - буркнул Оливер себе под нос. Тони картинно поднял бровь:
- О, месье еще совсем юн, а уже так хорошо понимает женщин! Ладно, короче, не кисни, я скоро. И допей это несчастное пиво, Олли, серьезно!

Дойдя до Больничного крыла, Рикетт постучал в тяжелые деревянные двери и широко улыбнулся открывшей ему мадам Помфри.
- Здрасьте! А наша Макс у вас еще или ее уже пора по всему замку разыскивать? – а потом, понизив голос, заговорщицки спросил: - Вы же прописали ей лошадиную дозу снотворного, чтобы она проспала минимум неделю, правда?
- И вам добрый вечер, Рикетт, - медсестра наградила его очень скептичным взглядом, но Тони знал ее давно и был уверен, что в целом она рада его видеть, особенно - в  кои-то веки не на больничной койке. – Да, мисс О’Флаэрти здесь. И, разумеется, нет, я не делала ничего подобного.
- И зря, зря, это очень облегчило бы вам работу, - жизнерадостно сообщил Тони, следуя за медсестрой к рядам кроватей. – Я знаю, о чем говорю, поверьте… О, Макс, привет. Спасибо, мадам Помфри, дальше я сам.
- И постарайтесь соблюдать тишину, - напомнила медсестра, удаляясь. Рикетт возвел глаза к потолку. Ну как будто О’Флаэрти тут в первый раз лежит, честное слово.
- А я смотрю, тебе совсем-совсем не нужно было в Больничное крыло, раз тебя тут аж до вечера оставили, - ухмыльнулся Тони, расстегивая сумку. – Твоя доля, куда выгружать?

Отредактировано Anthony Rickett (20.01.21 02:37)

+1

3

Тишина больничного крыла, установившаяся после того как всех с легкими травмами и простудными заболеваниями отправляют напичканными лекарствами восвояси, сначала раздражает, а затем начинает даже нравиться - по крайней мере когда у О'Флаэрти появляется в одной руке записная книжка, в другой руке ручка, а на тумбочке пара шоколадных лягушек. Записывать мысли на бумаге всегда полезно. Полезнее только высказать их вслух объекту, которому они предназначаются... проигрывая в голове всю нелепость этого матча с самого его начала и до самого его окончания с легким перерывом на пару забитых квоффлов, загонщица обводит на бумаге несколько фраз и откидывается на подушку как раз когда раздается стук в дверь.

Оказывается тишина не такая уж плохая штука, особенно если сравнивать её с раздающимся вслед за стуком в дверь рикеттовским "здрасте" и его попытками в юмор. Закатив глаза, Макс перелистывает страницу книжки на предыдущую и старательно игнорирует чужой разговор... до поры до времени, пока они не приближаются к её койке. "Оглохни", - шепчет девушка в сторону кабинета колдомедика, когда скрывается её спина за поворотом, больше из вредности в ответ на этот приказ "соблюдать тишину", чем из практичных соображений.

- Да могло бы и подождать пару часов, всё равно до утра она меня не выпустит добровольно, - недовольно парирует, продолжая обычной шариковой ручкой что-то подчеркивать в блокноте, но звон стекла из сумки отвлекает и заставляет повернуть голову. Неужели. Не только злорадствовать приперся.  - О, давай сюда, - отложив блокнот и сев по-восточному, обе руки она тут же протягивает к пиву, - и вторую давай сюда, мне её зубами что ли открывать?

Не интересуясь, притащил ли вообще парень открывашку, с него станется и забыть о такой важной детали, Макс переворачивает одну из бутылок и придерживая пробку резким движением открывает вторую. Следом за хлопком слышится тихое шипение, и ирландка хмуро осматривает горлышко всё еще закрытой бутылки и качает головой. Не каждый раз получается сделать всё четко, особенно когда движения скованы эластичным бинтом через всю грудную клетку, мешающим даже вздохнуть полной грудью.

- Причитания мадам Помфри каждый раз - это нечто, как будто танк пару раз переехал, а не мячом получила. Держи, - открытую передает в руки однокурсника, а закрытой и потихоньку начинающей пускать пену приходится заниматься дополнительно. Постукивая ногтями по бутылке, Макс смотрит на деревянную тумбочку у кровати, представляя как останется еще на пару дней здесь пить самое отвратительное на вкус зелье, если колдомедик заметит на ней следы от зубьев, смотрит на стул с тем же ощущением, и наконец отодвигая немного матрас от каркаса кровати, прижав к нему бутылку и аккуратненько постукивая добивается того, чтоб пробка со звоном покатилась к ботинкам Рикетта. Из-за резкого движения под бутылкой появляется небольшая пивная лужица.

- Экскуро! - пока не забыла направляет она палочку на пол и выпрямляется на койке. - Итак, четко матч мы всрали, выпьем за это, да? - видок у посетителя конечно получивший свою порцию, но не отбирать же уже открытую бутылку - выдохнется, и не пить же в одиночку. Не приподнимая пиво и даже не делая вида, что нужно чокнуться, загонщица делает сразу пару больших глотков. - Высказал уже ловцу свои восхищения? Залажать так эпично - это даже тебе на мастер-класс к нему записаться можно.

Отредактировано Maxine O'Flaherty (23.01.21 00:42)

+1

4

Макс ему, понятное дело, не обрадовалась – откровенно говоря, Тони был реалистом и на это даже не рассчитывал. Еще меньше он, правда, ожидал, что в качестве альтернативы общению с незваными гостями О’Флаэрти предпочтет домашку - ну или что она там так увлеченно черкает.

Рикетт бросил взгляд на шариковую ручку, которой Макс водила по листу, и нервно дернул вниз рукав формы, который успел снова машинально закатать достаточно, чтобы нет-нет, да показывались черные чернильные линии на коже. Ну, в конце концов, нет ничего особенного в том, что  О’Флаэрти притащила с собой в медкрыло маггловскую канцелярку - Тони хоть и считал, что перо все равно удобнее ложится в руку, но зато ручка чернил не требует, для больнички очень удобно.

- Ага, видел я, - закатил он глаза на Максово «могло бы подождать». – Смысл было откладывать неизбежное?

Ладно бы они еще выиграли, тогда понятно, но какое удовольствие можно было пропустить в упаднической хаффлпаффской раздевалке, Рикетт откровенно не понимал. Больничка, конечно, тоже то еще место скорби, но тут хотя бы Зак под боком не гундит.

Жизнерадостный звон стекла наконец заставил Макс отвлечься от ее Очень-Важных-Записей, и она соизволила обратить на однокурсника все свое внимание. Ну, справедливости ради, не на однокурсника, конечно. В способности приковывать к себе взгляды Рикетт пиву ощутимо проигрывал. 

- Э-э-э, вообще-то я не уверен, что оно хорошо с зельями сочетается… - для очистки совести заикнулся было Тони, но настаивать не рискнул: если он что-то и выучил в школе, так это то, что нельзя становиться между ирландцем и его пивом. Даже если пиво – сливочное, а ирландец – по нелепому стечению обстоятельств девочка.

- Может, помочь? – спросил он, глядя, как Макс шаманит что-то с бутылками, и, по правде говоря, не очень надеясь на положительный ответ. Сильная и независимая, все такое. А могла бы просто палочкой воспользоваться… Ого, ничего себе!

– Ирландские традиции? – саркастично уточнил Тони, наблюдая, как за стеклом оставшейся закрытой пинты начинают собираться пузырьки, грозя выплеснуться наружу бодрым фонтаном, едва кто-нибудь только чуть-чуть подденет пробку.

Впрочем, Рикетт быстро заткнулся, в некоторой растерянности глядя на вторую бутылку, которую ему всучила Макс. Не то чтобы он планировал продолжение банкета в больничных интерьерах, если честно. С другой стороны, с Оливером Рикетт беседу уже провел, все равно больше он там ничем не поможет, а О’Флаэрти, возможно, тоже нужно выговориться. И пусть уж лучше ему, чем их многострадальному ловцу, Тони-то привычный уже и орать в ответ умеет.

Тема Саммерби не заставила себя долго ждать. Вздохнув, Рикетт наклонился, поднял крышку, подкатившуюся к его ногам, и спрятал ее в карман, перед этим бросив быстрый взгляд на дверь, за которой скрылась мадам Помфри. При всем хорошем отношении к нему школьной медсестры, она вряд ли придет в восторг от того, что он тут устроил распитие горячительных напитков с пациенткой. Нет, алкоголя в сливочном пиве почти не было – не зря его продавали даже третьекурсникам, но в медкрыле этот напиток все равно не жаловали. Слишком уж явное нарушение больничной дисциплины.

Сев на соседнюю кровать, Тони тоже сделал глоток и кивнул. Матч они и правда всрали четко – лучше и не скажешь. Такой убогой игры он давно не помнил. Но… Но.

- Отцепись от Саммерби уже, а? – вполне миролюбиво предложил он. – Мы все лажали. И гриффиндорцы тоже. Как проклял кто, - Рикетт досадливо поморщился, вспоминая невероятно кривые пасы и очень сомнительного качества удары по бладжерам.

Допустим, кто и как проклял его, он хорошо понимал, но что стало с остальными ребятами – загадка. Может, взрыв на Заклах так сказывается? Нет, ну а че, не могут 14 человек одновременно забыть, как в квиддич играть надо!

Отредактировано Anthony Rickett (31.01.21 04:46)

+1

5

Логика откладывания неизбежного у Максин довольно простая - до утра она никуда не денется, а утром всяко выпустят, так что единственное, что она может попытаться изменить в общем времени бесполезного отдыха в больничном крыле - попасть на койку как можно позже, успев насладиться воздухом свободы, здорово подпорченном поражением, и хотя бы выпустить пар попробовать. Подобные матчи здорово умеют выбивать из колеи. Недовольство капитана собой и командой настраивает на негатив даже если выражается только тоном голоса. Недовольство не умеющим отбивать бладжеры Рикеттом усиливается с каждым месяцем их совместной игры и вгоняет в бесконечный круг фрустрации, к которому в итоге привыкаешь, пока особо провальный матч не встряхнет. Недовольство, что и сама не смогла выложиться даже на пятнадцать процентов... Спустя полчаса всё происходившее на поле начинает казаться вполне преодолимой ерундой, кроме того факта, что ловец у них откровенно бестолковый.

- Да в смысле отцепись?! - третьим глотком пива она едва не подавилась от возмущения, вытерла рукавом губы и уставилась на Рикетта, не понимая, как он и сейчас может спокойно сидеть перед ней, рассуждая о поражении на матче как о на мгновение тучами затянутом небе - ох неприятность, но переживем. - Проигрывает матч команда, ага? Он не лажал, чтобы лажать нужно делать хоть что-нибудь! Ты же за ним поклялся нянечкой следить, чтоб не ударил бладжер мальчика, сам видел как он плелся за Джинни половину матча, и вторую половину зависал в воздухе не рыпаясь особо. Я бы сказала повезло, что гриффы больше интересовались как сбить с метлы меня и Флита, но толку с этого... шансов с такой игрой всё равно не было, - качает головой. - Слова подобрать не мог, чтобы вежливо попросить даму пропустить его вперед, ага, - морщась, загонщица делает еще один глоток единственного, что может сделать паузу в её монологе. - До гриффиндорцев то какое мне дело, им Джонсон вставит по первое число на ближайшей тренировке, насколько я её знаю, слова "ну мы пытались" она не понимает, и я не понимаю, так что я ему выйду и всё выскажу.

И еще один небольшой глоток пива. Да неужели на всем факультете барсуков не найдется человек, желающий в команду хотя бы в половину так же хорошо играющий на позиции ловца как играл Седрик, пусть они будут вечно проигрывать какому-нибудь самородку Поттеру с недоступной им по средствам Молнией, но хотя бы будут пытаться. Макс смотрит на Рикетта так, словно заколдовывает бладжер из раздевалки принестись сюда и стукнуть парня по затылку, а затем шумно выдохнув переводит взгляд на бутылку.

- Отлично с зельями сочетается, кстати, не хуже тыквенного сока, - алкоголя действительно в сливочном пиве кот наплакал, и пусть он по эффекту от обезболивающего усилится раза в полтора, ирландская народная медицина, знаете, такое только одобряет.

+1

6

На предложение Макс отреагировала как обычно – ну, то есть неадекватно. Тут бы закатить глаза, глотнуть еще пивка и устроиться на койке поудобнее, потому что это явно надолго, но расслабиться и получать удовольствие у Тони не получалось. В основном потому, что ухо резанула уже одна из первых фраз: «сам видел».

Ни драккла он не видел, если честно. Начало матча Рикетт вообще помнил крайне смутно и даже не был уверен, отбивал ли от себя бладжер или это ему только померещилось. Да и потом за Оливером почти не следил, хотя обычно действительно страховал приятеля на играх и тренировках даже больше, чем следовало, потому что знал, как Саммерби пугают бладжеры, переломы и нетрадиционная на его взгляд магическая медицина. Но не в этот раз.

В этот раз Рикетт отыграл откровенно халтурно, хотя формально в целом неплохо прикрыл тылы и даже позволил Тэмзин вколотить в кольца гриффиндорцев не самый удачный мяч. От понимания этого Тони было не по себе, и в проигрыше команды он видел очень большую часть своей вины, но что не нравилось ему больше всего: это уже не трогало его так, как раньше.

На самом деле этим вечером Рикетт часто ловил себя на мысли, что у него просто опускаются руки. Глупо было отрицать очевидное: команда Хаффлпаффа разваливалась на глазах, слишком погрязнув в склоках, обидках, завышенных ожиданиях и нервяке. Тони сглаживал это, насколько мог: послушно терпел порой несправедливый ор Тэмз, переводил в шутку особо резкие выпады Зака, подбадривал Саммерби... Но иногда бессмысленно латать настолько прогнившую лодку.

И очередной и, в общем-то, типичный наезд Макс на ловца вызывал у Рикетта одну только бессильную злость, становящуюся только сильнее от чувства вины за проигрыш, а еще больше - за свое к нему равнодушие. Поэтому, дождавшись, когда первая волна гнева у О’Флаэрти спадет, Тони, потянувшись, поставил бутылку на тумбочку Макс, закатал рукава и, уперевшись ладонями в остов больничной кровати, наклонился вперед.

- Ты, наверное, счастлива, да? – язвительно заметил он. – После матча со Слизерином, когда Саммерби обставил Малфоя, небось, зубами скрипела от злости, что особенно нечего ему предъявить. Но сейчас-то оторвешься по полной, ага? Браво, Макс, потрясающее умение работать в команде, всегда тобой за это восхищался.

Он откинулся обратно на койку и, полулежа на локтях, скептически посмотрел на загонщицу.

- Что, скажешь, не так? Плевать тебе, как Саммерби играет, ты просто за что-то на него взъелась. Ну давай, продолжай его гнобить, я посмотрю, как под твоим чутким руководством у нас в сборной новый Седрик появится.

+1

7

Автоматически ковырнув уголок этикетки сливочного пива, загонщица кривит губы, в очередной раз не желая предаваться воспоминаниям о прошлых годах - прошлом мае, когда они не только поддерживали своего капитана в его личном соревновании с учениками других школ и вездесунувшимся любимцем публики, не только готовились к сдаче экзаменов с нервняком и при этом ожиданием светлого будущего, но и считали недели до начала отмененного на целый год чемпионата факультетов по квиддичу. Позапрошлый год, май, разгромное поражение от орлов, за которое в этом году им предстояло бы отыграться. Помнится, они были все уверены, что даже если не выиграют, то в любом случае это будет достойная и интересная игра, ради которой стоит подниматься в воздух. Их команду ждали серьезные перемены - два охотника должны были смениться и посмотреть на новичков тогда было действительно интересно, но перемены оказались еще более кардинальными и ударом под дых выбивающими из команды весь дух.

Изменилось всё - и как контрастно они не горят уже желанием выходить биться против орлов, каждый матч воспринимая далеко не подарком судьбы, но следующий - особенно.

Невероятно аморфный и казалось бы даже готовый к диалогу загонщик напротив неё внезапно меняется в лице - Макс автоматически переводит взгляд со своей бутылки на движение рикеттовской к тумбочке, а затем и на самого парня, и не может не нахмуриться с этой перемены. Насторожиться. Тяжелым темным взглядом уставиться на его переносицу, зеркально, но не так сильно подавшись вперед. Обычно примерно с такого обоюдного движения начинаются проблемы, и даже если сбросить с чаши весов тот факт, что перед ней в целом тряпичное существо, приятного от него уже ничего не ожидается. Сам тон, которым он задает вопрос, заставляет скривиться. И да, и нет - слишком простые ответы. Первый он ожидает услышать? Сам то поверит в подобное? Оказалась бы Максин на другом факультете, для которого каждое слово, высасывающее жизненные силы из соперника, особенно ценно, и Рикетт узнал бы много любопытного из сложившейся ситуации, ядовитого и отравляющего их и так висящее на ниточке взаимопонимание, но на счастье, нет. Не выдумывая ничего особенного, О'Флаэрти выбирает самый не устраивающий его ответ.

- Нет, feckin’ you eejit, - и разговаривает на громкости, больше устраивающей её, благо позволяет наспех наложенное в сторону колдомедика заклинание, - серьезно его выставляешь бедным зашуганным целого, мать твою, Малфоя обставившим focail самородком, к которому цепляются без причины? Да ему повезло только то и всего, а ты слепой идиот, или реально слепой, или ослеп от своей любви орать противоположное каждому моему слову, - мелькает мысль, что слушать однокурсника вообще бесполезная трата времени, он в любом случае не задумываясь ни на секунду начнет нести нечто просто противоположное точке зрения Макс, лишь бы не соглашаться с ней ни в чем, снижая ценность своего мнения заранее до нуля.

-  Однако, ты прав, надо было тогда еще устроить нормальный разбор полетов, потому что мне не плевать, как он играет, особенно, когда он не играет. А. ОН. НЕ. ИГРАЕТ! От него драккл тебя дери зависит всё, исход всего матча, так какого черта я перемотана этим бинтом, в то время как некоторые и палец о палец не ударили, и только успели тебе разныться, что "злая Макс меня не любит", а ты такой побежал уговаривать меня делать вид, что всё идет по плану, - громкость она немного сбавляет, но раз уж начала выговаривать - то это надолго. - Мы с тобой возьмем давай пример, будем просто дрейфовать в воздухе, пока мимо не пролетит бладжер? Пристроимся за спинами противников, подождем, пока они промахнутся мимо мяча, один раз в три матча может быть и ударим по нему, - звучит стремно, или примерно так делал её товарищ по команде по крайней мер первую половину игры? Анализировать его игру Макс уже не успевает, раз уж речь зашла о Саммерби, то отвлекаться на другого хреново играющего (но играющего хоть немного) мамкиного самородка она не собирается. Пока. - Просто ты же понимаешь сам. Ловец должен искать мяч, ИГРАТЬ ДОЛЖЕН!

- Молодые люди, я просила вас быть потише, иначе... - раздается голос явно услышавшей последние уже чересчур громкие даже для заклинания слова мадам Помфри. Оставляя разбираться, что ей сказать в ответ, Рикетту, Максин берет с тумбочки свою волшебную палочку, неаккуратно цепляет рукой поставленную там бутылку - та тут же падает и выплескивая своё содержимое катится к краю тумбочки.

- Зараза... - пиво она ловит, но большая часть уже оказывается на каменном полу, и это выводит из себя даже больше, чем всё высказанное загонщиком ей ранее, ибо он не постесняется указать на её "криворукость". Задрало. Мерлин, как же задрало. - Оглохни Максимум, - шепотом произносит она в сторону колдомедика снова, после резкого движения в её сторону и взмаха палочкой морщится от напоминающей о себе всё не прошедшей до конца боли в ребрах. Целехонький Рикетт напротив неё и следующий матч вряд ли будет под прицелом, и даже поднимется в воздух с какой-то надписью на предплечье, витиевато желающей ему удачи на игре авторства очередной глупой девчонки. О таких Макс немного наслышана, и опоздание на игру его начинает понимать.

Глубокий вдох уже не помогает, почти задумчиво подкинув в ладони бутылку, Макс вместо того, чтобы вернуть её товарищу, швыряет пиво прямо в его голову - так надеется, на самом деле она пролетает немного выше и правее, и разбивается о стену. Выдохнуть. Отвести взгляд. Пивка глотнуть самой что ли.

+1

8

Пытаться перебить или перекричать Макс — дело неблагодарное, Тони давно это понял, и теперь все их общение по действительно важным темам сводилось в основном к обмену долгими гневными монологами на повышенных тонах без малейшей надежды, что оппонент все же однажды проникнется предложенными доводами. Самое сложное в этом — дождаться своей очереди и не вспылить раньше, но у Рикетта запасы терпения безграничны. Так он, по крайней мере, думает, не замечая сам, что вместо того, чтобы продолжать вальяжно валяться поперёк больничной койки, успел сесть, выпрямиться, снова крепко вцепиться пальцами в остов кровати и сжать зубы так, что заходили желваки.

Ладно, Макс умеет выбесить, что уж тут говорить. Ну, должны же быть у человека хоть какие-то таланты.

И все-таки Тони сдерживается: то ли потому, что пациенту с переломанными рёбрами вроде как можно немного побыть необъективным, то ли из-за того, что иногда в словах О'Флаэрти проскальзывает стремление не только переорать, но прямо даже переубедить, а это, драккл вас подери, уже целый диалог и конструктивная дискуссия, то есть явление настолько же редкое, как совместное распитие пива в Больничном крыле. Кстати да, Больничное крыло тоже не способствует тому, чтобы психануть окончательно — у Тони ещё хватает совести вести себя здесь потише, пусть даже у Макс тормоза уже почти полностью снесло.

Последствия последнего не заставляют себя ждать. Рикетт бросает быстрый взгляд на тумбочку — если Помфри запалит его здесь с пивом, отработки не миновать, и виноват окажется, конечно он один.

— Заткнись, — шипит он Макс и громко кричит в сторону двери:

— Простите, мадам Помфри, очень нервная была игра. Больше ни звука, клянусь. Никаких проблем.

Ага, как бы не так. В нос Тони резко ударяет запах пива, и, обернувшись, он видит, как разливается по тумбочке и на полу под ней липкая лужица из перевернутой бутылки. Рикетт устало прикрывает глаза.

— Сидела бы ровно уже, — раздражённо бросает он. За весь этот дебош в медкрыле отвечать будет тоже он, конечно же, а его уже до печенок достало огребать за Макс, за Олли, за кого-то ещё. Пошло оно все к дракклу, в самом-то деле, почему он постоянно должен работать громоотводом для чужого плохого настроения? Почему он вообще решил, что должен им быть? Хочет Макс разругаться вдрызг с ловцом — вперёд и с песней. Хочет Тэмз вынести мозг всей команде перед матчем — и ради Мерлина. Эрик не умеет развернуться в воздухе так, чтобы квоффл не потерять — так с чего бы Тони брать на себя его вину, а?

Может, давно пора признать, что команда умерла вместе с Седриком, и думать стоит только о себе?

Рикетт взмахивает палочкой, чтобы убрать разлитое пиво, но с первого раза толком ничего не выходит — он отвлекается на очередное заглушающее заклинание, наколдованное Макс вокруг  коек, и раздражённо дёргает плечом: ну понятно, леди ещё не закончила. Не договорила.

Насчёт того, что сейчас продолжится ор, Тони здорово ошибается — но понимает это только тогда, когда на чистых рефлексах дергается в сторону и назад, и летящая в него бутылка грохает о стену за спиной в полной тишине. Рикетт, слегка оглушенный, отводит взгляд от мокрого пятна на каменной кладке и поворачивается к Макс, смотрящей куда-то в сторону так, будто ничего особенного не случилось.

Больная истеричка.

Совершенно отбитая на голову больная истеричка.

— Ты вообще соображаешь, что ты делаешь? — севшим голосом уточняет Тони и, не дожидаясь ответа, говорит уже громче и злее: — Проверь башку, раз уж все равно тут лежишь, идиотка!

Сам виноват. Когда постоянно даёшь вытирать о себя ноги, этим и заканчивается — все быстро привыкают.

— Или это у тебя аргументы такие? Метод привлечения внимания? Ну окей, привлекла, — Тони говорит все быстрее, на этот раз уже Макс не позволяя вставить хоть слово. — Саммерби не играет, говоришь? Отлично, допустим. А ты играешь? Сколько твоих бладжеров попало в гриффиндорцев, сколько? Два, три? И не надо опять рассказывать мне про свои переломанные ребра, швырнуть в меня бутылку это тебе не помешало. Да и вообще, твои переломы — только твоя вина. Ты же ни драккла на поле не видишь, вообще, никогда! Объясни мне, как загонщик с битой в руках, который должен делать только одно — следить за бладжерами, мог проморгать два – два, блин! – удара по себе?! Мне что, ещё и тебя на поле пасти, сама не в состоянии? А бладжер, кстати, не снитч, покрупнее будет, так что, может, прежде чем наезжать на Олли, хоть раз признаешь, что ты тоже не квиддичные гений? Только он меньше года как играть начал, а ты сколько лет уже место в команде занимаешь! — Тони сам не замечает, как вскакивает на ноги и делает шаг к кровати Макс. — Разбор полетов она не устроила, ага. Да кем ты вообще себя возомнила?!

Ну правда ведь! Отбор Оливер прошёл честно, даже их сверхтревожного капитана все устраивает — но нет же, все должно вертеться вокруг Макс и её драгоценного мнения! Даже Рикетт, видите ли, оказывается, только и делает, что опровергает её слова, прям жизнь на это положил! Да и пришёл он сюда якобы тоже её переубеждать, а не просто закинуть пива, как обещал. Того самого пива, которое она минуту назад пыталась разбить о его голову.

Нет, он что, серьёзно думал, что с ней вообще можно нормально разговаривать? 17 лет уже, лось здоровый вымахал, а сколько наивности!

...Очень вовремя было это второе заглушающее, в общем. Кстати пришлось.

0


Вы здесь » Drink Butterbeer! » Time-Turner » 16.03.96. Часы посещений