Drink Butterbeer!

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Drink Butterbeer! » Pensieve » 01.04.96. Красавец и Чудовище


01.04.96. Красавец и Чудовище

Сообщений 1 страница 11 из 11

1

https://forumupload.ru/uploads/001a/2e/af/398/854629.jpg
Trevor Birch & Adelaide Murton
1 апреля 1996-го года
Подземелье Хогвартса

Совсем не та классическая сказка о прекрасной деве и проклятом принце. Тут и дева та ещё мегера, и принц сам кого хочешь проклянет. Цветами. От большой любви.

+3

2

[icon]https://forumupload.ru/uploads/001a/2e/af/330/722988.jpg[/icon][nick]Trevor Birch[/nick][status]Мамулечкина красотулечка[/status][pers]<b><a href="ссылка" target="_blank">Тревор Бирч</a></b>, 17[/pers][info]Рейвенкло, 6 курс[/info]
Никогда еще Тревор Бирч не чувствовал себя таким потерянным и одиноким, как в эту странную весну. Что-то небывалое творилось повсюду, разрушая и привычные представления рейвенкловца об этом мире, и его тонкую внутреннюю гармонию. Тут речь была, конечно, не о мелочах - вроде смены порядков в Хогвартсе или слухов о возвращении Того-кого-нельзя-называть. Нет-нет! Куда более важные и значимые для Тревора вещи, казалось, были под ударом...
Мамуленьке совершенно не понравилась Адель - хотя они друг друга даже не видели! Бирч не привык что-либо скрывать от родительницы и, когда влюбился, сразу же стал отсылать домой горы писем с многословными восторгами и признаниями несравненной своей богине. Мамуленька поначалу отвечала сдержанно и, как показалось Тревору, ревниво... Хотя это, конечно, только показалось, ведь с чего бы мамуленьке ревновать? Но уж потом, когда слизеринка наотрез отказалась с ним встречаться, и он начал страдать и, конечно, тоже об этом писать домой - вот тогда-то мамуленька очень рассердилась! "Тревор, мы с бабушкой и тетей Нелли посоветовались и решили, что Адель Мертон тебе совершенно не подходит", -  написала она, а кроме этого, написала еще много всякого плохого про милую Аду. И тогда Бирч сделал то, чего еще ни разу в жизни не делал - он поссорился с родной мамулечкой! То есть, сначала он просто стал закрываться от нее и не рассказывать того, что могло ее снова огорчить. Но мамулечка каким-то образом все поняла, и стала вести себя... ужасно. Действительно, ревниво! Тогда уже огорчился сам Тревор - и совсем прекратил писать ей письма.
Он не послал им с бабушкой не строчки за целый месяц, и кажется, мамулечка в ужасе уже писала не только ему, но и декану Флитвику, а может, даже и самому Дамблдору. И Бирч тоже был в ужасе сам от себя и от своей сыновьей неблагодарности. Но ведь он защищал свой выбор, свою любовь, и по всем канонам рыцарства, отступить никак не мог.

Хуже было другое. То, что и сама Адель решила, что совершенно Тревору не подходит - вот как будто тоже советовалась с бабушкой и тетей Нелли, ей-Мерлину! Поначалу Бирч был уверен, что девушка попросту стесняется и, может, даже сама боится силы своего ответного чувства - но время шло и даже Бирчу становилось ясно, что Ада Мертон попросту не отвечает ему никакой взаимностью.
Это его потрясло.
Теперь он часто стоял один перед зеркалом в душевой - да, пусть среди других людей, но все-таки совершенно один во вселенной! - стоял и долго смотрел в свои собственные печальные глаза. Мамулечка всегда говорила ему, что он красавец. Мамулечка позаботилась о том, чтобы он вырос умным, благородным, открытым и всесторонне-развитым. Мамулечка прекрасно знала всех женщин и мудро говорила, что они будут охотиться за ним целыми стаями. Но что, если он на самом деле никому-никому не был нужен, кроме своей мамулечки?!
Да нет... Нет, не может, не должно такого быть!!!
Но даже в минуты мучительных душевных терзаний Трев не мог ни в чем винить Аду. Сама мысль о ней наполняла его истерзанную душу как будто весенним теплом и светом. Он, может, и хотел бы разлюбить ее, перебирал в памяти ужасные слова и домыслы, до которых докатилась его бедная мамулечка, но нет - слова так и оставались чужими, и никакая грязь не липла к вечному и прекрасному чувству.
Тревор, кстати, начал писать стихи.
Но это не помогало утешиться, только растравливало все чувства. И снова впервые в жизни, он не стал посылать свои стихи ни в публикацию, ни читать вслух соседям по спальне, ни дарить самой Аде с громовещателем. Просто хранил их под своей подушкой с гнетущим и непонятным чувством не то печали, не то обреченности.

В один из самых мрачных дней Бирч обратился за советом к Деннису Алдермастону. Недаром тот был лидером в компании ботанов и, хоть вырос меньше всех ростом в их спальне, но отчего-то порой внушал робость даже Тревору. Пусть даже Бирчу иногда казалось, что Деннису он тоже не нравится, хоть и не так сильно, как он не нравится Аде - все равно, никого умнее Тревор на факультете не знал. Деннис выслушал, не перебивая, иногда кивая своим мыслям. Первым, что он сказал после недолгого, но глубокомысленного молчания, было лаконичное: «Вот дерьмо». Однако Алдермастон почти сразу продолжил:
- Несчастье, Тревор, - это катализатор для изменения, - рейвенкловец внимательно посмотрел на Бирча из-под бровей. – Порой необходимого. Даже если страдание не даст ответа, оно может направить к нему. Как алхимический маркер оно обостряет чувства и, если слушать свою боль, то можно понять ее корень и исцелить его или вырвать, - он немного помолчал и погладил подбородок. – Пусть… мысли о Мертон будут не целью, а поводом, подумать о том, кого ты видишь в зеркале. Творить себе кумиров в лице другого или себя – бесплотное занятие, разъедающее скрепы души. Стань сам целостным в этом мире и ничто больше никогда не потревожит тебя.

Этот совет привел Тревора в состояние крайнего воодушевления. Это было мудро, глубоко и по-настоящему метко... вот только бедняга Бирч не очень понял, что конкретно следует делать и как стать целостным в мире. Он хотел даже переспросить Денниса, но отчего-то постеснялся, опасаясь, что ответ окажется еще более непонятным, а переспрашивать очень долго будет уж совсем неловко.
В итоге, Бирч решил снова поговорить с Аделью. Но только не уговаривать ее прийти на свидание или еще что-то, что он обычно делал. Нет... Сейчас Тревор решил рассказать ей о том, как он страдает, и о том, как это, согласно Деннису Алдермастону, идет ему на пользу. А чтобы разговор сделать действительно особенным, рейвенкловец решил предварить его небольшим сюрпризом...

+4

3

Сегодня день начинался замечательно хотя бы потому, что Ада выспалась. Трансфигурацию она не посещала, так что злорадно сочувствовала во сне всем тем, кто вынужден был подниматься с тепленькой постельки на полтора часа раньше. Силв всецело поддерживал хозяйку, мирно посапывая, причем даже после того, как участь поднимающегося с постели настигла и ее.

Первое апреля было на удивление посредственным: никто особо не стремился разыграть ее, даже ни одной совы не прислали и ни разу не назвали первоапрельской дурочкой. Вообще, этот своеобразный праздник больше по вкусу приходился полукровкам, знакомым с маггловской культурой. Но конкретно родители Мертон никогда его не отмечали и даже не упоминали о нем. Однажды, уже будучи в Хогвартсе Ада узнала о британских традициях в день дурака от подруги, и выслала родителям сову с вопросом-укором. От них ответ она не получила. Зато ещё через пару дней пришла шуточная кричалка от бабушки Авы. Как-то с тех пор Адель и перестала уделять этому дню внимание, просто на всякий случай была начеку.

Заклинания закончились немного раньше, и девушка с удовольствием сбегала занесла вещи в гостиную факультета, прежде, чем отправиться на обед.

Весна стояла в полном расцвете сил, из окон в Большом зале лился согревающий солнечный свет, и ничего не предвещало беды. По-быстрому перекусив и за завтрак, и за обед, Мертон решила сходить прогуляться, насладиться солнцем вживую, так сказать. Хотя изначально в ее планы входила подготовка к занятиям на неделе и зельеваренческая практика, но грех не выйти на улицу в такое время. Занятия могут и подождать. Так что, пришлось для начала возвращаться в подземелья, чтоб взять уличную мантию. Уже перед спуском вниз Адель встретила мимо проходящих сокурсниц и перемолвилась с ними несколькими общими фразами, оказалось, что они тоже собрались во внутренний двор. В какой-то момент Аде даже передумалось ходить в гостиную. Авось не замёрзнет?

- Ну смотри, мы можем подождать тебя уже на месте, - предложили девчонки, и недолго сомневаясь, слизеринка все же кивнула:

- Тогда вы идите, я быстро вернусь! - и побежала вниз по ступенькам.

+3

4

[icon]https://forumupload.ru/uploads/001a/2e/af/330/722988.jpg[/icon][nick]Trevor Birch[/nick][status]Мамулечкина красотулечка[/status][pers]<b><a href="ссылка" target="_blank">Тревор Бирч</a></b>, 17 лет[/pers][info]Рейвенкло, 6 курс[/info]
Этим утром Бирч имел пренеприятнейший разговор с Флитвиком. Вообще-то он уже неделю не появлялся на заклинаниях и всячески избегал встречи с деканом, и маленькому профессору пришлось, наконец, самому явиться в гостиную Рейвенкло. Но даже там Тревор попытался ускользнуть, прячась за долговязым Белби и широкоплечим Грантом, и дальше - вприсядку за спинкой дивана и до дверей. Но дверь с факультетским орлом вдруг отказалась отзываться, словно ее заморозили заклятием, а диван предательски взмыл вверх, открывая рейвенкловца гневному, сверкающему взгляду декана. Пришлось покориться судьбе и выдержать получасовой разнос от обычно доброго Флитвика.

Оказывается, мамуленька решила, что Адель Мертон приворожила ее умного сынишку с помощью чар или зелья. "...Я напишу петицию в Министерство, если директор и Вы, профессор Флитвик, продолжите преступно бездействовать, однако прежде я требую  у администрации школы Хогвартс предоставить мне домашний адрес мистера Мертона и миссис Мертон! Я хочу посмотреть в глаза людям, воспитавшим ведьму, даже в юном невинном возрасте готовую на столь преступные методы...", - холодея от ужаса, читал Тревор в письме матери, пока декан молча испепелял его негодующим взглядом.
- Ваша мать - пожилая нервная женщина, - отчеканил профессор; голос у него был непривычно-холодный, и это был холод дуэльного клинка. -  Вы сегодня же возобновите переписку с ней и успокоите ее. И сообщите ей прямо, что мисс Мертон не только не приворожила вас, но и всячески вас избегает, пока вы - вы, мистер Бирч!!! - преследуете ее повсюду, как последний безумец! И далее, вы напишите ей, что вы - снова вы, мистер Бирч, я говорю о вас! - совершеннолетний молодой волшебник и сами будете разбираться с приключившимся несчастьем.
- Но мамуленьке нельзя такое говорить, она подумает, что я ее больше не люблю!.. - со слезами в голосе возразил сникший под напором крохи-профессора Бирч.
Взгляд Флитвика в этот момент стал прямо-таки невыносимым. Как-то сразу вдруг поверилось, что в молодости декан был заядлым бретером, и даже показалось, что он вот-вот залепит по лицу перчаткой. Тревор был не трус и если бы чувствовал, что правда на его стороне, не побоялся бы и собственного декана, которого, по правде говоря, можно было прибить одним удачным пинком. Но вот только сейчас Трев был страшно растерян. И очень-очень хотел, чтоб ему помог кто-то старший и умный. Мамулечка. Или бабушка. Или Алдермастон - хотя он не старший, но все равно.
- А самое главное, вы оставите, наконец, мисс Мертон в покое, - жестко подытожил Флитвик. - Иначе я сам позабочусь о том, чтобы вы оставили ее в покое!
- Но я ее люблю! - жалобно воскликнул Тревор. - Очень ее люблю! Сам не знаю, за что мне это...
Флитвик чуть смягчился.
- Спросите себя не "за что?", а "зачем?", - помедлив, ответил он. - Вам пора уже повзрослеть, мистер Бирч. Вы, я знаю, добрый юноша и сознательно не причините ей никакого вреда. Но подумайте, какой вред вы причиняете ее репутации этими своими бесконечными ухаживаниями. И какое беспокойство, и какую тревогу - в том числе и за вас, потому что мисс Мертон тоже добрая и порядочная девушка, и ей, быть может, жаль вас. Никто не обязан отвечать вам взаимностью, мистер Бирч. И если вы действительно любите - то сделайте так, чтоб ваша любовь не была наказанием для любимого человека. Иногда высшее проявление любви - это отпустить, мистер Бирч.

*    *    *

Теперь Бирч совсем запутался. Деннис говорил, что страдание меняет к лучшему, и стало быть, надо продолжать страдать по Мертон, пока не изменишься настолько, что тебе ответят взаимностью. Но Флитвик сказал, что надо отпустить, что так было бы лучше для Ады, и в этом Флитвик тоже казался правым. А хуже всего было чувство, что они оба говорят об одном и том же. Прячась в нише за одной из статуй в подземельях, Бирч старался не думать об этом, но не думать не получалось. Время шло. Темнота вокруг одуряюще, до головной боли, пахла цветами, но причину запаха скрывали густые тени - Трев выломал все магические факела на этом участке пути. Рядом с ним стоял граммофон с заряженной - вспомнилось маггловедение, - как последний патрон в магазин, пластинкой.

Едва в светлом проеме готической арки появилась знакомая фигурка, Тревор поспешил включить музыку. На этот раз звучал не его собственный голос, а страстная Селестина Уорлок. Бирч торопливо шагнул из темноты навстречу спустившейся сюда из света - и встретился с совершенно незнакомой студенткой в форме Слизерина, которая, выплюнув что-то вроде "Драккл, что за дерьмо?!", резко сменила направление и убежала, видимо, другой дорогой до двери гостиной.
Разочарованный, Трев повернулся, чтобы снова вернуться в свое убежище в нише, как вдруг за спиной послышались знакомые до обожания быстрые шаги.
Он обернулся - и да, это была его Ада!
- Адель! - радостно воскликнул Бирч.
Слишком радостно - и сразу же вспомнил, что собирался говорить о страдании.
- ЭЭЭЭГХЭМ-ЭГХЭМ, - откашлялся Трев, мгновенно насупив брови и придав голосу сдержанный (но при том вопиющий!) трагизм. - Адель! Я... я должен поговорить с тобой, Адель Мертон!

Отредактировано Marcus Belby (07.04.21 12:24)

+4

5

Предчувствие чего-то нехорошего закралось ещё на моменте, когда не доходя до последней ступеньки, Аду притормозил ударивший в нос резкий цветочных запах. Девушка нахмурилась, принюхалась и чихнула. Кого-то решили разыграть таким образом? Ох и не завидует она этому "счастливчику/счастливице". И все же подозрения были не настолько сильны, чтоб пойти обходным путем. Далее, музыка.. чей-то неразборчивый вопль, а за поворотом - вроде обычный коридор, но вдали - темнота. Будто там выборочно перегорели факелы. Адель снова остановилась в нерешительности. Может, ну его? Ещё станет невольной свидетельницей чьих-то разборок. Хоть бери и дезиллюминационные накладывай. С другой стороны, с каких пор она стала опасаться чужих разборок!? Ей всего-то прошмыгнуть в гостиную и обратно. Ничего, подвинуться. Девушка достала палочку, готовясь зажигать Люмос в случае надобности.

Люмос не понадобился. Как и дар речи в первые секунды после того, как Мертон услышала до липких мурашек знакомый голос.
"Это розыгрыш? Пусть это будет розыгрыш, просто чье-то больное чувство юмора". Слизеринцы жестокие, они вполне могли так подшутить. А про сталкера-Бирча, донимавшего Адель не первый месяц, знали многие, особенно после происшествия на Заклинаниях пару-тройку недель назад. Правда, то ли стыд Ады был так невербально силен, то ли просто произошло удачное стечение обстоятельств, но то происшествие с лихвой переплюнул взрыв системы Бальзамо, так что девушке даже в голову прийти не могло, что после такого кто-то что-то вспомнит о балладном громовещателе.
И все же, Адель скорее захотела бы верить в то, что кто-то создал иллюзию, записал и возпроизвел голос Бирча или даже подкупил его самого... Вот он, кстати, стоит, весь такой мелодраматичный, источающий флюиды, от которых хотелось бежать сломя голову и не разбирая дороги. "Да у него прическа уложена лучше, чем у меня", сглотнув комок безмолвия, подумала слизеринка. Но отвечать не спешила, вместо этого она чихнула. И ещё раз. Слишком невыносимо пахли цветы. Где он взял сколько, чтоб такой дурман стоял? Колдовские цветы ведь не пахнут... Или пахнут?

- Что это у тебя... Там. Такое.. Кхм. Ароматное? И ты не мог бы приглушить музыку, а то слишком орет, - удивительное спокойствие и выдержка. Ада слушала себя будто со стороны и поражалась - она так умеет? Может это просто шок? Или затишье перед бурей. Бирч перебирчил сам себя.

+2

6

[nick]Trevor Birch[/nick][status]Мамулечкина красотулечка[/status][icon]https://forumupload.ru/uploads/001a/2e/af/330/722988.jpg[/icon][pers]<b><a href="ссылка" target="_blank">Тревор Бирч</a></b>, 17 лет[/pers][info]Рейвенкло, 6 курс[/info]

Тревор уже набрал воздуха в легкие, чтобы начать заготовленную заранее речь - бессмертную речь любви, горя и нежности, полную боли, надежды и возвышающего страдания. И растерянно похлопал глазами в ответ на просьбу своей богини. Что? Музыку потише поставить?!
- Эээ... Ладно. Сейчас, - сказал он, наконец, и грузно потопал в темноту.
Ниша в стене, где он спрятал граммофон, должна была быть совсем рядом, но после света глаза совсем отвыкли от темноты, а использовать Люмос Трев не хотел, чтобы не испортить весь свой сюрприз. Судя по запаху, который так понравился - ведь понравился же? - Адель, его волшебные цветы уже вовсю росли в мрачном подземелье. Совсем как сама любовь, которая способна раздробить даже камень неприступности.
Бирчу пришлось постараться, чтобы наощупь найти нужную горгулью и нишу за ней. Точнее, ниши больше не было - ее сплошь закрыли густые цветущие заросли, и где-то под толщей ползучих стеблей дикой страстью Селестины надрывался граммофон. Цветы прижились просто отлично - куда лучше, чем ожидал Бирч. Он с немалым трудом наощупь приподнял влажную прохладную массу стеблей и листьев и выключил граммофон, а после несколько раз чихнул.

- Адель!.. - повторил он, наконец, вернувшись. - Адель, нам надо поговорить...
Только вот дракклова засада - теперь Бирч как-то совсем потерял настрой на свою речь и позабыл первые слова, в которых заключалась немалая интрига. А еще он страшно разволновался и загрустил, потому что Ада говорила с ним спокойно и холодно, и казалось, что она никогда-никогда его не полюбит.

- Адель, я... это...

- Я... это. Адель...

- Ээгхм!..

Понимая, что все почти испортил, Бирч вдруг залился краской и, вспомнив хотя бы один из красивых этапов своего перфоманса, немедленно его исполнил - он преклонил перед  Аделью колено и, молитвенно сложив руки, поднял на нее глаза - снизу вверх, как рыцарь на свою королеву и повелительницу.
И только так увидел, что потолок над их головами скрывают прямо-таки на глазах растущие ползучие растения. Это было фантастично даже для школы волшебства - на глазах бутоны превращались в благоухающие цветы, а те, в свою очередь - в сочные плоды. Это было, пожалуй, даже как-то... пугающе, но ведь это было всего лишь цветы!
- Адель, из твоих рук я готов принять даже страдание, - сказал Бирч, наконец, вспомнив свою речь.
И как будто подтверждая его слова, прямо на пол с потолка упал огромный, сочный плод, издав смачный всхлюп.

+2

7

Вот он: самый удачный момент, чтоб удрать. Ада даже не задумалась о том, что такой простой просьбой заставит Бирча уйти обратно в темноту, чтобы удовлетворить ее. Не просчитывала, что все может закончиться так легко и безболезненно. Но теперь есть шанс. Девушка даже медленно попятилась, пока ее не настигла внезапная мысль о том, ЧТО тут натворил ослепленный фанатичным безумством рейвенкловец. И что ЭТО может кто-то увидеть. Однокурсники.. старосты.. члены ИД.. или того хуже: Филч, профессор Снейп, жабовитая инспекторша... Кап.. Полетят головы, обречённо поняла Адель, останавливаясь и снова чихая от становящегося все душнее и душнее запаха цветов. Необходимо все это убрать поскорее, пока их не застукали здесь. Взгляд девушки скользнул по лишенным факелов стенам - порча школьного имущества. Кап.. За шум, запах и море цветов их тоже по головке не погладят. Мерлин, как все это невовремя... Кап.

Музыка наконец стихла, что хоть немного облегчало мыслительный процесс. Куда девать цветы? И где они, кстати? Тревор специально небось запрятал их в темноту. Может трансфигурировать во что-то? Виновник переполоха как раз вынырнул из тьмы, и стал смущённо топтаться на месте в попытках начать разговор. Кап. Ада чуть склонила голову набок не спеша ему помогать в этом, но в то же время все сильнее наполняясь тремором и нетерпеливостью: нужно.все.срочно.УБРАТЬ. Кап-кап. Ее имя из его уст звучало как-то совсем неправильно, слишком пафосно и даже вульгарно, как будто она героиня какого-то вшивого маггловского романчика, замешанная в заведомо трагичные любовные отношения. И как будто помимо этого в жизни других смыслов нет вообще. Спасибо хоть, что не Аделаида.. Кап-кап.  А то она бы уже истекла кровавыми слезами через уши. И ей-Мерлин, ну что за цирк!? Кап-кап. Что он делать тут собрался на одном колене!??!

- Бирч, - снова медленно начиная пятиться, едва слышно проронила Адель: - ты совсем рехнулся? О каких страданиях речь? - Кап-кап-кап.

И тут с потолка упала последняя капля в чаше ее терпения. Гигантское такое каплище, размером с чью-то голову, упало и звонко чвякнуло об каменный пол, разбрызгивая по сторонам розово-желтый сок. Ада испытала сильнейшее состояние нереальности происходящего и вынуждена была заткнуть себе рот рукой, чтоб из него не полилась тонна нецензурных ругательств. Вместо них она издала только сдавленный вскрик и задрала голову в попытке избавиться от неприятного ощущения. Потолок стремительно заростал каким-то цветущим плющом, плюющемся находу перезревающими плодами.

- Это что. Бирч, ЧТО ЭТО!?!! Что ты применил, говори сейчас же!!! Встань, встань с колен, драккловы кости, ааааааа, - она мгновенно подлетела к парню, дёргая его за плечи в попытках поднять и сподвигнуть к конструктивным действиям: - Встань и убери ЭТО!!! - впрочем, даже без помощи горе-создателя, Адель достала свою палочку и попробовала прекратить распространение дикой флоры.

Отредактировано Adelaide Murton (07.04.21 15:34)

+2

8

[nick]Trevor Birch[/nick][status]Мамулечкина красотулечка[/status][icon]https://forumupload.ru/uploads/001a/2e/af/330/722988.jpg[/icon][pers]<b><a href="ссылка" target="_blank">Тревор Бирч</a></b>, 17 лет[/pers][info]Рейвенкло, 6 курс[/info]

Девушки всегда чего-то боятся - мышей, плохих парней, своей мамы (у них ведь не мамулечка), гиппогрифов. По мнению Трева, это было правильно и даже красиво, потому что испуганную девушку приятно защищать. Но как же он удивился, когда Ада испугалась обычных цветов!..
Ну, ладно, впрочем, не совсем обычных - даже сам Бирч поражался тому, как быстро они росли. Он попросил их у приятеля с Хаффлпаффа, полил сверху зельем, ускоряющим рост растений, а сверху от себя добавил пару-тройку заклинаний и небольшой друидский обряд, вроде как призывавший благословение плодородия. Трев ожидал, что через каменную кладку замкового подземелья их пробьется в лучшем случае пара кустиков. Но чтоб так?..

Тем временем, коридор вокруг начинал понемногу напоминать густые темные джунгли. Камень стремительно скрывался под вьющимися стеблями, под густой листвой.
- Ада, Ада, не бойся! - попытался успокоить свою пассию Бирч, все еще стоя на коленях. - Это цветы! Просто цветы! Для тебя, Ада, ну!.. Прекрасные цветы для прекраснейшей из женщин!
За спиной раздался треск - судя по всему, стебли раздавили корпус граммофона. Вокруг то и дело влажно чавкало - с потолка срывались и падали ни на что не похожие огромные плоды, брызгая липким приторным соком. А Бирч, наконец, понял, чего боялась Мертон - последствий! Филча, дружинников и отработок. Это было страшно трогательно - что Ада так переживала за Бирча. Но сам Трев за себя не переживал. В романтическом порыве он схватил ее за край мантии и привлек к себе таким резким рывком, что девушка едва не упала, а затем, все еще стоя на коленях, крепко обнял ее ноги.
- Я сейчас понял, что нужен тебе, - со слезами умиления проговорил он. - Ты правда волнуешься, что меня за это накажут?! Правда?! Ада, ради тебя я вынесу любое страдание!

За громким голосом Бирча, потрескиванием ползущих стеблей и чавканьем падающих фруктов не слышно было, как щелкает фотоаппарат. В десятке шагов от развернувшегося действа стоял первокурсник в слизеринской форме и фотографировал, фотографировал, фотографировал...

+1

9

Остановить подобное чудо, быстро набирающее оборот локальной катастрофы, оказалось не так уж просто, особенно в состоянии, близкому к панике. Палочка не послушалась с первого раза. Да и толку не было убирать цветы на потолке, которые, очевидно, являлись лишь последствием того, что сокрыто в темноте.

- ПРОСТО ЦВЕТЫ!??!?? - взревела Адель: - Встань, тебе говорят!! Что ты...что ты делаешь!? - вместо того, чтобы подняться, Тревор уцепился в ее мантию и притянул к себе. Мертон опасно пошатнулась, едва не рухнув в объятия обезумевшего рейвенкловца, но все же устояв на ногах и глядя на него теперь сверху совершенно обалдевше-озверевшим взглядом. Кажется, Бирч существовал в каком-то своем розовом мире. И вместо головы с мозгами у него был цветочный куст. Как иначе объяснить, что он то ли не слышал, что ему говорят, то ли не воспринимал, то ли наоборот - воспринимал, но искаженно. Аде раньше не доводилось сталкиваться с такими людьми. Что ж, Тревор, спасибо за бесценный опыт. Девушка, которую с некоторых пор до нервного тика напрягали "неправомерные" физические действия в ее адрес, рассудила, что перво-наперво все же нужно разобраться с цветами. Она зажмурилась и глубоко вздохнула, считая про себя до десяти. Уже на восьми Адель открыла глаза и игнорируя парня у нее в ногах, очень кстати лепечущего что-то про страдания, направила волшебную палочку в темноту, где, по ее мнению, располагался источник цветущего плюща.

- Финита! - луч заклинания на мгновение озарил погруженный во мрак коридор и все то, что творилось в нем (а творился в нем кошмар любого садовода), а затем, кажется, достиг цели, потому что цветы перестали расти так быстро. Секунду помедлив, Ада добавила "Диффиндо", а затем ей ничего лучше не пришло в голову, чем трансфигурировать цветы в жидкость: в итоге их с Бирчем щедро окатило холодной водичкой. Мертон подумала, что может парень наконец придет в себя после ледяного душа...

И только теперь, убрав нашествие плодородной флоры, слизеринка обернулась и заметила вдали возле поворота мелковозрастного папарацци с колдо-, а может и с обычным маггловским - отсюда не разобрать - фотоаппаратом. Суть была в том, что их не просто застукали.

- Ах ты!.. - с отчаянной злостью в голосе прорычала Адель, ведь ей ещё мгновение назад казалось, что хуже быть уже может. Мальчишка понял, что дело запахло жареным, потому как ретировался быстрее, чем Мертон направила в него чары заморозки.

- Бирч! - конечно, теперь вся ярость девушки накроет именно горе-влюбленного.

- Отпусти же ты меня немедленно! - Ада попыталась самостоятельно вырваться из цепкой хватки.

+1

10

[nick]Trevor Birch[/nick][status]Мамулечкина красотулечка[/status][icon]https://forumupload.ru/uploads/001a/2e/af/330/722988.jpg[/icon][pers]<b><a href="ссылка" target="_blank">Тревор Бирч</a></b>, 17 лет[/pers][info]Рейвенкло, 6 курс[/info]
- Но Аде-е-е-ель!.. - немного разочаровано протянул Бирч, когда девушка парой взмахов палочки погубила цветущие джунгли в подземелье.
Он хотел было еще раз уверить Мертон, что наказания не боится и готов страдать, нет, СТРАДАТЬ во имя служения своей богине - но не успел толком вдохнуть, как его окатило ледяной водой с потолка. Вся растительность превратилась в воду! Тут, конечно, весь вид потеряли и кружевной воротник, точь-в-точь как у Гильдероя Локхарта, и старательно завитые золотистые локоны. Мантия повисла мокрым мешком на могучем теле. Ошеломленно тараща глаза, кашляя и отплевываясь от воды, Бирч покорно отпустил Аду Мертон и поднялся с колен.
- Да... да не кричи ты! - попытался защититься он. - Не надо так кричать! Это же просто... цветы!..
С этими словами Тревор обернулся назад и широким жестом указал на затопленный коридор, где в нише за статуей плавали останки граммофона.
- Это все было ради тебя, Адель!

+1

11

Ледяной душик сработал в обе стороны: Адель тоже немного успокоилась, и стала в темпе высушивать подземелья палочкой. Она даже хотела было извиниться за то, что действительно чересчур громко вопила и паниковала, но слова застряли где-то в горле.

Сейчас перед ней возникла дилемма: бежать за парнишкой, который запечатлил момент ее позора, или остаться и доступно разъяснить раз и навсегда, почему такие сюрпризы ей не подходят.

- Ты перестарался, Бирч. Правда, - ее тон снова принял спокойную холодность. Почему так тошно и тяжко? Она воодушевленно могла конфликтовать с кем-угодно без зазрений совести. Но послать рейвенкловца прямым текстом почему-то до сих пор не вышло. Он достал ее до печеночных коликов: постоянно стрессировал и навязывал какое-то свое антично-средневековое гиперболистичное видение романтики, позорил перед курсом своими выступлениями, напивался и приводил к ней своих друганов, и все это Ада терпела, старалась держать дистанцию, не отталкивать слишком грубо. Более того, поначалу ей даже все это было по приколу. Но когда она поняла, что это никакая не шутка и не розыгрыш.. стало слегка не по себе. Особенно четко сейчас пришло осознание того, что Тревора Бирча пора лечить, а то сам он, как видно, не справляется.

- Я тебя об этом не просила. Ни о чем из этого, - Ада развела руками, неуверенная в том, что ее слова возымеют хоть какой-то эффект. Она вдруг вспомнила о том, что на улице ее ждут сокурсницы. Так ли нужна уличная мантия сейчас? Девушка посмотрела в сторону темного участка коридора. Нужно уйти и сделать вид, что так и было. Главное, что цветы она убрала.

- Мне пора. Меня подруги заждались, - проронила напоследок, развернулась и ушла прочь.

+1


Вы здесь » Drink Butterbeer! » Pensieve » 01.04.96. Красавец и Чудовище