нужные персонажи: Justin Finch-Fletchley, Bella Farley, [name] Vaisey, Erica Tolipan.

Drink Butterbeer!

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Drink Butterbeer! » Pensieve » 20.10.93. Волшебные таблетки.


20.10.93. Волшебные таблетки.

Сообщений 1 страница 8 из 8

1


https://forumupload.ru/uploads/001a/2e/af/446/t595456.jpg
Квентин, Триша
20.10.1994
Хогвартс


Плачет Квентин в коридоре,
У нее большое горе.
Злые люди в этой школе
Не дают никак покоя.
Что же, в случае таком,
Ты свяжись с поставщиком.
Триша знает, чем помочь -
Сразу будешь всю ночь.
Таблеточки пропьешь -
Человеком заживешь.

Отредактировано Trisha Buttermere (15.04.21 09:23)

+3

2

Гордон говорит, что она похожа на живой труп. Говорит, что подменит ее на ночном дежурстве и будет выносить мозги старосте с Хаффлпаффа вместо нее. Говорит, что ей надо валить в кровать и поспать. Говорит, что нечего просиживать зад за учебниками и всю грамоту за каких-то восемь часов в ночи не выучить. Говорит Гордон, говорит и говорит, говорит, говорит, говорит…

Ничего Гордон не понимает.

Квентин кажется, что она проваливается в пропасть и летит на ее дно уже целую бесконечность. Закрывая глаза, она слышит не свои мысли, а собственное бешеное сердцебиение. Квентин пытается от назойливых ощущений отбиться, переключая внимание на зубрежку, но ничего из прочитанного не укладывается ей в голову, а сама она не способна сосредоточиться на чем-то одном. Квентин кажется, что все горит и у нее осталось ничто мало времени, чтобы спасти себя от удара о дно пропасти.

Квентин нужны идеальные отметки.
Ей нужны хорошие рекомендации от преподавателей.
Ей надо отработать свое дежурство.
Она обязана выложиться на все сто.

Но пергамент только пачкается неразборчивыми каракулями, новый график дежурств путается в голове, расписание уроков не запоминается. Теряются из головы имена, фамилии, даты и часы. Квентин мечется и суетливо двигается, несколько раз по неосторожности роняет вещи, проливает на студента курсом старше бокал тыквенного сока и потом убегает в туалет, чтобы тихо рыдать там.

Непонятно почему. Непонятно зачем.

Она нервная и злая, недовольная и гневная. Все время переживает из-за своей новой службы старостой — то заливается счастливым смехом, то грузится волнениями так сильно, что потом едва дышит. Квентин страшно. Квентин боится. Но кому она в этом признается?

Помфри выдает ей небольшой флакон с травяным раствором. Обещает, что нервничать больше не придется, и лекарство помогает, но недолго. Очень скоро Квентин возвращается к медсестре за новым флаконом и добивает его намного быстрее, чем предыдущий. «Не помогает!» — возмущенно бросает Квентин в лицо мадам Помфри, но та лишь кривится и говорит, что нечего девчонке пичкать себя лекарствами так часто. Выйди, говорит, подыши свежим воздухом и отоспись.

Мадам Помфри не произносит этого вслух, но Квентин и сама понимает, что если хоть раз снова придет с теми же жалобами на раздражительность, то от работы старостой ее могут отстранить. Отгородят со словами, что все это для нее из лучших же побуждений, что ей нужно себя поберечь, но не скажут горькую правду: что Квентин слишком слабая, чтобы справляться с нагрузкой.

Это будет крахом. Будет бедой и проигрышем столетия. Не для этого Квентин старалась — не для того, чтобы в скорые сроки пролететь со значком старосты и отправиться в утиль! Она понимает, что нужно искать альтернативу, и ничего умнее, чем обратиться к известной среди студентов девчонке-торгашке, Квентин не придумывает.

Она вылавливает Тришу Баттермер на выходе из аудитории и официозным тоном призывает ее пойти за собой. Мол, вызывают. Кью уводит Триш за безлюдный угол коридоров школы и набирает в грудь побольше воздуха, чтобы не дать голосу сорваться.

— Ты, вроде как, способна достать что угодно за приемлемую цену? — Квентин протягивает на ладони пустой флакон. — Сможешь это найти?

+2

3

Последним уроком на сегодня была трансфигурация, и Триша была откровенно рада, что продолжительный учебный день наконец-то закончился. Он выдался нелегким, еще бы! Попробуйте запихнуть в один день сдвоенное зельеварение, а затем еще и трансфигурацию. К сожалению, была еще только среда, а значит – впереди еще целых два учебных для. А значит прямо сейчас лучше бы отправляться в гостиную, чтобы успеть еще немного позаниматься перед ужином. Обычно Триша отправлялась учиться во двор – там было тихо и свежо, но сегодня на улице лил такой дождь, что Триша даже под небом Большого зала чувствовала себе неуютно – казалось, что одежду можно отжимать.
На выходе из кабинета ее поймала какая-то девица, имени которой Триша не знала, но нашивка на мантии и значок старосты – и какое-то имя закрутилось на языке. Правда, она его так и не вспомнила, но да и все равно, если честно. Тришу совершенно не волновало, как зовут слизеринскую старосту. Тришу вообще не волновало, что слизеринка – староста.
Они шли так долго, что Триша уже было собиралась остановить девочку, чтобы спросить, что, в конце концов, происходит, потому что чем дольше они шли, тем больше Триша терялась в догадках, кто, куда и зачем ее вызывает. Но та вдруг остановилась сама. И даже заговорила первой.
- Ну, все да не все, - прямо заявила Триша. Самонадеянно было бы говорить, что она может все на свете – Триша любила рисковать, любила деньги, любила полезные связи, но всему был предел. Когда, например, перед тобой стоит незнакомая девица со значком старосты – стоит подумать, связываться ли с ней.
- Смогу, это же проще простого, и эти, и даже кое-что получше, такое, о чем не узнает мадам Помфри, - Триша покрутила в руках маленький флакончик с печатью мадам колдомедика. – Но что я получу взамен?
Чтобы достать именно это, ей придется заявиться в больничное крыло, прикинуться… нездоровой. Это запишут в карточку и, возможно, об этом узнают. Триша внимательно смотрела на девочку. Интересно, зачем ей прописали таблетки?

+1

4

Чувствительное самолюбие ныло и страдало, ведь в школе Квентин было непривычно чувствовать себя в позиции слабого и нуждающегося. К пятому курсу она научилась выруливать ситуации так, чтобы выйти из них с победоносной улыбкой, но, видимо, жизнь припасла для нее еще много уроков. Неприятных до тошноты.

Было сложно удерживать свое высокомерие и придерживать острый язык, с которого так и норовила выскочить какая-нибудь колкая пакость. Все же Квентин страшно не нравилось, когда кто-то говорил с ней так — без уважения и без капли страха в голосе. Но она терпела, поглядывая на желтизну галстука на девчонке напротив. Желтый цвет своей крикливой яркостью сигнализировал Кью, что ни ее значок, ни репутация никоим образом не подействуют на девицу. Триша, вот как ее звали.

«Триша,» — Квентин в мыслях прокрутила простецкое имя. — «Патриция звучит благороднее»

Девица по имени Триша оказалась с характером и не постеснялась его показать. Удивленная Квентин даже преисполнилась легкого уважения — говорливые торгаши были и шишкой в заднице Мерлина, и великим магическим спасением.

— Смотря что тебя больше интересует, — ответила Кью. — Как видишь, — она тыкнула пальцем на свой значок, — какая-то власть при мне имеется. И будет иметься в дальнейшем, так что… Может быть, наша сделка будет инвестицией в деловые связи в будущем.

А амбиций у Квентин было много и боевого настроя на старосту школы она никогда не теряла.

При себе Кью удержала возникший интерес к какому-то препарату, который, по словам торгашки, во многом лучше того, чем поит учеников мадам Помфри. Нет уж, вестись на подобную удочку будет полной глупостью. Пусть эта Триша сначала докажет, что она стоит того, чтобы тратить на нее свое время.

+1

5

Триша в этой ситуации, как и, впрочем, в любой другой ситуации, совершенно не чувствовала неловкости или страха – что-что, но уж точно не значок старосты мог заставить ее уважать человека или бояться его, как-то особенно относиться или падать ниц. В ее системе ценностей, в ее мире он не имел особого веса. Но, кажется, ее собеседница считала иначе – Трише, если честно, было все равно, что там думает девочка по поводу дополнительного значка на мантии.
Триша почти наверняка знала, что предложит ей слизеринка. Ну, а что еще-то, на самом деле, могла предложить ей староста? Конечно, другие студенты предлагали ей обычно деньги, и Триша, пусть и не нуждалась никогда и ни в чем, считала эту плату вполне приемлемой. Но не всегда.
- Очень интересно, хорошо, когда у человека есть планы на будущее, уважаю, - совершенно искренне заметила Триша, и даже улыбнулась. А потом, намеренно, конечно же, добавила: - Но, знаешь, как говорится, Дамблдор дал – Дамблдор взял, так что будь поосторожнее.
Так вот, теперь Триша совершенно не опасалась, что староста, случись чего, ее заложит. Ей тоже, очевидно, было что терять, и Триша предпочла бы, чтобы девушка сразу поняла – она себя в обиду не даст.
- В общем, что я тебе могу предложить. Конечно, я могу сходить в больничное крыло, сочинить какую-нибудь историю, рассказать о том, какие кошмары мне снятся, и таблетки мне пропишут на раз. Как ты понимаешь, это будет разовой акцией, записываться в постоянные клиенты к колдомедику я не намеренна. Но у меня есть знакомый психиатр… И к нему я тоже могу обратиться. В школе никто и никогда не узнает, потому что он маггл, - тянуть резину и набивать себе цену Триша не собиралась, она прекрасно знала, что бесценна, как ни крути.
- Но начать можем и с больничного крыла, конечно. Очевидно, тебе не очень-то хочется ждать?

+1

6

Только идиот мог посчитать, что известная своими способностями к торговле девчонка не будет обладать острыми кусачими зубами. Квентин хотелось закатить глаза и сказать что-то вроде «да-да, я поняла, ты свое дело знаешь, перестань, я не тупая».

- Слушай, - со всей дипломатичностью начала говорить Кью, - у тебя свои секреты, у меня свои. У меня нет привычки мешать тем, кто хорошо занимается своим делом и не мешает другим выполнять свою работу.

Квентин знала, что в Хогвартсе полно всяких личностей, которые только так нарушают правила. Ей искренне было плевать на их дела, пока внешняя картинка сохраняла свой вид – вид того, что все под контролем и не нуждается во вмешательстве самой старосты. Если нуждается, то уж простите. Сами дураки, виноваты.

- Я… я не знаю, что такое «психиатр», - она поморщилась, вдруг ощутив себя ничтожно тупой.

Эти их маггловские штучки…

- Мне просто нужно это лекарство, - сказала Квентин.

Конечно она понимала, что когда оно кончится, придется постараться еще раз, чтобы добыть новый флакон. А еще Квентин осознавала, что действие лекарственных трав ее уже не берет и нужно что-то сильнее. В принципе, если Триша на деле покажет, что ей можно доверять, Кью бы не отказалась от тех пилюль из мира магглов. Она была в отчаянии. Приступы беспричинной тревоги не давали ей прохода, мешали спать, отвлекали от работы.

- Я Квентин, кстати. Можешь звать меня Кью, - она протянула руку Триш, чтобы закрепить сделку. – И подумай об оплате. Я должна знать, во что мне будут обходиться твои услуги.

+1

7

- Тогда ты останешься довольна, - пообещала Триша – ей нравилось то, как идет их разговор. Кажется, они друг друга поняли, а это ли не самое важное, когда дело касается чего-то не слишком легального?
- У меня, очень кстати, тоже нет привычки спрашивать, кто, что и зачем покупает. Правда, обычно это первокурсники, которые пока не могут купить сливочное пиво, или кто-нибудь, кому лень самому делать уроки… - в самом деле, таблетки Триша до сих пор никогда и никому не продавала, и, если честно, не задумывалась о таком роде деятельности. Триша вообще не задумывалась до сих пор о том, что у кого-то из школьников может быть настолько все не в порядке, что приходится прибегать к медикаментам. Хотя, если подумать, это было так логично! Хогвартс был отнюдь не раем на земле, и чего здесь только не происходило, ведь каждый приезжал в школу с целым багажом – родителями, недопониманиями, проблемами, трагедиями и драмами, неразделенной любовью, неопределенностью, страхами перед экзаменами, ну и… что там еще может волновать людей?
- Это врач, который занимается душевными недугами, что-то вроде того. Ты приходишь к нему, когда перестаешь справляться самостоятельно, и просто разговоры, крепкий сон и прочие решения попроще не помогают, - пояснила Триша. Конечно, может статься, что никаких душевных проблем у старосты нет, но очень-то сейчас было похоже, что ее жизнь прекрасна.
- Возможно, ты слышала, чем занимается мой отец. Так вот один из его клиентов – психиатр, он как-то оставил мне свою визитку и сказал, что я могу обращаться к нему, если почувствую, что мне тяжело справляться с происходящим, - очевидно, доктор тогда вполне разумно посчитал, что быть дочерью гробовщика – так себе положение, но он плохо знал Тришу. И сейчас это было ей – им обеим теперь уже – очень даже на руку.
- Думаю, если я скажу ему, что не справляюсь с учебой, не сплю по ночам, что на меня давит атмосфера в доме, что мне не с кем поговорить, родители меня не слышат и я не знаю, что мне делать со всей этой жизнью, он мне что-нибудь да выпишет, - Триша понятия не имела, что именно беспокоит ее уже почти что клиентку, поэтому называла все подряд, должен ведь был получиться некий образ.
- Не могу гарантировать, что это будут сильные препараты, но и я не знаю, что именно тебе нужно. Если хочешь – можешь посоветовать, что именно мне говорить. Так будет более правдоподобно, и, возможно, оно лучше тебе поможет, - предложила девочка.
- Очень приятно, меня, как ты знаешь, зовут Патриция, но обычно я просто Триша, - Триша вполне дружелюбно пожала протянутую руку – ну, мол, вот и все, теперь сделка заключена.
- Я зайду к мадам Помфри, думаю, скоро у тебя будут твои таблетки, а дальше – подумай над второй частью моего предложения.

+1

8

Когда Триша пускается в объяснения, кто такой маггловский «психиатр», Квентин еле-еле удается сохранить на лице спокойствие, припрятав рожденное искреннее удивление. Триша произносит так легко и просто слова, которые Квентин как будто режут: она давно не чувствовала, что ее сил хватит выдержать всех жизненных невзгод, она давно не спала хорошо, она давно не справлялась со всем сама. Но как могут магглы идти к незнакомцу и вываливать ему все, что на душе кипит?

Квентин закрывается на засов, на три замка, цепями приковывает себя к земле, пригвождает к единственной опоре и готовится атаковать, если к ней подойдут близко. Квентин превращает свой внутренний мир в настоящую недоступную крепость с рвом, полным тварей, вокруг.

И ей сильно хочется попросить Тришу заткнуться, но она продолжает говорить, каждым своим словом выдавливая Квентин из спокойного состояния. Каждая произнесенная ею фраза откликается болью, тяжестью, мучением. В горле скапливается комок, а глаза норовят наполниться слезами, и Квентин отводит напряженный взгляд, сжимая кулаки, чтобы не разреветься здесь как дура.

Потому что это она

не справляется с учебой
не спит по ночам
испытывает давление в доме
не знает с кем поговорить
не чувствует, что ее могут услышать
не знает, что делать ей со своей жизнью

— Приятно познакомиться, — чеканит сдержанно Квентин. — Я подумаю.

Она разворачивается и шагает быстро прочь, чтобы зайти скорее за безлюдный угол, глубоко вдохнуть, скривиться и всего на секунду — дать себе всхлипнуть, выпуская частичку странной и натужной боли внутри.

+1


Вы здесь » Drink Butterbeer! » Pensieve » 20.10.93. Волшебные таблетки.