Drink Butterbeer!

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Drink Butterbeer! » Time-Turner » 04.07.95. Таблетки, ковер, утопающий, утопающий rolling stones


04.07.95. Таблетки, ковер, утопающий, утопающий rolling stones

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

https://forumupload.ru/uploads/001a/2e/af/248/941347.png https://forumupload.ru/uploads/001a/2e/af/248/599255.png https://forumupload.ru/uploads/001a/2e/af/248/267435.png
https://forumupload.ru/uploads/001a/2e/af/248/76657.jpg https://forumupload.ru/uploads/001a/2e/af/248/173582.jpg https://forumupload.ru/uploads/001a/2e/af/248/346197.png

Andrea Kegworth & Anthony Rickett
1995, July 04
St. Mungo's Hospital for
Magical Maladies and Injuries

просто мир сходит с ума и не берет тебя с собою

[icon]https://forumupload.ru/uploads/001a/2e/af/248/594927.gif[/icon]

Отредактировано Andrea Kegworth (05.05.21 20:14)

+3

2

«Нет головы - нет проблем. Есть голова - не беда!», - гласила надпись на вырванной из «Пророка» газетной странице с объявлениями, которую Энди держала в руках, сидя в сквере напротив заброшенного универмага «Purge and Dowse, Ltd», известного среди волшебников входа-портала в больницу магических болезней и травм Святого Мунго.

Энди казалось, что она заранее соглашается на что-то абсурдное, хотя бы потому, что под этой самой надписью курсивом было пропечатано «Доктор Когылничан Димитър. Пятый этаж». И даже Кегворт, имеющая делишки с русскими посредством художественной литературы, подозревала, что тут все не так просто. А уж доверять мозгомойку типу с такой абсолютно невыговариваемой фамилией она не хотела. Но все равно держала эту клятую страницу с этим клятым объявлением, над которым уминала за обе щеки хот-дог с фалафелем, а стекающий сырный соус заляпал с концами объявление о продаже каких-то крутецких амулетов на все случаи жизни: от бытовухи с шекспировским Отелло, до извечного девичьего «мне нечего надеть» (резко появлялось что, даже если это был просто мешок с-под картошки, как было написано в рекламе).

А вообще день был какой-то дурацкий. Утро не задалось сразу, стоило Энди появиться в кондитерской Баттермеров - она зачем-то приперлась в свой законный выходной, перепутав понедельник со вторником (а вам так слабо?). Да ещё и эта Луна в Деве, которая вынуждает быть собранной тогда, когда хочется от жары размазать себя по асфальту.

Делать этого Кегворт благо не пришлось - в фойе, или как ещё назвать этот странный холл больницы, была достаточная комфортная температура, благодаря которой захотелось снова жить, существовать, думать и даже радоваться - с максимально глупой улыбкой Энди подошла к женщине за стойкой, которую, судя по табличке, звали Линдой Рикетт, и чему Кегворт совершенно не придала значения в силу того, что буквально три минуты назад пыталась спастись от убийственной жары, не свойственной Лондону даже летом, потому максимально аномальной.

- В смысле нет Калничала? Я видела в «Пророке» объявление..., - которое валялось сейчас в урне, перепачканное сырным соусом, - такая сложная фамилия... русская, наверное. Как нет? Мне казалось, что русские... не берите в голову. Можно посмотреть список всех докторов? Да...

Кегворт понадобилось больше десяти минут, чтобы убедиться, что никакого Калничала, а уж тем более Димитъра Когылничана не существует в пределах больницы. Так можно и в суд подать на желтую прессу, пф, по какой статье судить «Пророк» за предоставление ложной информации? Или же мошенничество? При этом Энди была уверена, что подобных прецедентов в судебной практике Визенгамота не было.

Мимо проходили какие-то люди в лимонных халатах, но Андреа их почти не замечала, сидя в кресле недалеко от стойки привет-ведьмы и держа в руках папку с информацией по докторам, на которой она задержала взгляд-якорь только для того, чтобы мысленно убежать прочь: а ведь год назад она могла попасть сюда, если бы директор принял такое решение. Сперва ее бы поместили на четвёртый этаж - «Отравления растениями и зельями», потом бы перевели на пятый, поближе к психически больным, если бы признали и доказали, что отравить себя было решением исключительно ее.

И сейчас Энди вот никак не хотелось возвращаться в душный Лондон. Она даже скривилась своим мыслям, представив, как футболка снова липнет к потной коже... а здесь было как-то по-особенному хорошо, а главное - спокойно.

[icon]https://forumupload.ru/uploads/001a/2e/af/248/594927.gif[/icon]

Отредактировано Andrea Kegworth (05.05.21 20:14)

+2

3

С годами в Мунго ничего не поменялось – те же въевшиеся запахи целебных и чистящих зелий, тот же искусственный рассеянный свет, тот же профессиональный полушепот целителей, скапливающийся под потолком, как грозовая туча, которая нет-нет, да проливалась дождем громких отрывистых команд и торопливых шагов по каменным плитам больничных коридоров. Тони не любил приходить сюда – еще с детства, когда это непременно означало какое-нибудь дурацкое обследование, отбиравшее не иначе как половину дня и в результате которого никогда не находили абсолютно ничего серьезного, а значит – и интересного. После поступления в Хогвартс Рикетт к матери на работу почти не заглядывал, но, видимо, это лето было до ужаса особенным.

С самого начала каникул Линда слишком уж явно пыталась не выпускать сына из виду, придумывая дурацкие поручения, нагружая ненужной работой, занимая разговорами, которые Рикетту были абсолютно не интересны. Тони терпел это только потому, что выбил разрешение начать подрабатывать и вскоре должен был выйти на первую смену в порт – а значит, хотя бы на несколько часов в день сбегать из дому из-под душного родительского крыла.

Сегодня мать потащила его с собой на работу под предлогом того, что после ее дежурства надо будет зайти в Косой за одеждой – сын, мол, снова вытянулся за год и половина брюк уже коротковаты. Полнейший идиотизм, если учесть, что к сентябрю, когда надо будет собираться в Хог, он явно прибавит еще дюйм-другой, но Рикетт молчал и не спорил. В итоге большую часть утра он провел в комнате за регистраторской стойкой, лениво листая детективный роман в мягкой обложке, который оставила на столе ночная дежурная. Книжонка была откровенно дрянной – от аляповатой обложки, рисунки на которой двигались дергано и неестественно, до, собственно, содержания, но с задачей жестоко убить время она худо-бедно справлялась.

- Тони!

Рикетт поднял глаза на заглянувшую в дверной проем мать и неопределенно дернул подбородком, мол, что стряслось.

- Там девочка, вроде бы твоя ровесница, папку с врачами уже десять минут не отдает, - многозначительно сказала Линда.
- Ну так забери? – предложил Тони, пролистывая еще страницу.
- По-моему, она ищет ментальщика, - еще более выразительно посмотрела на него мать. – Не глянешь, вдруг ты ее знаешь?

Тони закатил глаза. Ах, ну да, конечно. В Хогвартсе ведь погиб ученик, какой стресс, какой стресс для нежной детской психики. В представлении его матери, наверное, все они теперь через одного – суицидники с нервным срывом, за которыми надо обязательно приглядывать. Приглядывать за собственным сыном днем и ночью ей, видимо, уже недостаточно, нужна доза побольше.

- Ща, - Рикетт отложил книжку и вышел к регистраторской стойке. – Ну где там? А! Ну да, это Энди. Энди Кегворт. И она не психичка, мам, отвали от человека.

Впрочем, если Линда чего-то хотела – она это получала. После короткого и безнадежного препирательства Тони все-таки плюхнулся в кресло рядом с однокурсницей, вытянул затекшие за время сидения на неудобном стуле ноги и лениво бросил:

- Привет, Энди. Паршивый денек, скажи? Там моя маман просит вернуть папку обратно, - он коротко глянул на страницы со списком персонала. - Ты чего ищешь вообще, может, помочь?

+2

4

С разложенной на коленях папкой, где фамилии докторов менялись от зелёного до красного в зависимости от их занятости с пациентами, Энди чувствовала себя героиней пьесы Чехова, роман с которым завела задолго до появления в ее жизни Гамсуна. Антон Павлович взаимностью не отвечал, но был обходителен и заинтересовывал с каждым новым произведением все больше и больше.

Привет-ведьма была права - никого со странной фамилией и русским именем не было в числе персонала больницы. Даже санитаров. На минуту Энди усомнилась в своей нормальности: нет, она точно своими глазами видела объявление в газете, ещё и таскалась с этой страницей больше недели, решаясь. И ведь не доказать теперь - заляпанная соусом страница была сожжена в мусорке в парке, уж вот где пригодилась зажигалка.

Кегворт тяжело вздохнула, дёрнув по привычке плечами и подняла глаза, только сейчас решившись подружиться с больницей, в которой была ещё в пятилетнем возрасте - казалось, ничего страшного, всего-то непереносимость животного белка, но Скаррс перепугался знатно, неся Энди всю дорогу на руках, потому что боялся трансгрессировать с маленьким ребёнком. Да, Энди любит зверюшек, но в ее вегетарианстве повинно вовсе не отвращение к употреблению их в пище, потому она спокойно может готовить отцу сендвичи с беконом.

Но бекон никакого отношения к Мунго не имел. Казалось, что и взявшийся откуда-то Рикетт тоже здесь быть не должен - не вписывался он в обстановку больницы с семенящими по холлу лимонными халатами. 

- Тони? А ты что тут делаешь? - Энди не верит своим глазам, а уж тем более голове, которая с трудом переваривает сейчас информацию, но сидящий рядом Рикетт вполне реальный, и вроде бы даже не галлюцинация, которую можно словить после склянки с анисовой спиртовой настойкой. - Ах ну да, Линда Рикетт, теперь понятно... у тебя очень красивая мама. - Искренне призналась Кегворт, передавая папку в руки хаффлпаффца.

Почему она здесь? Ее фантазии бы хватило на мировой бестселлер, но врать Энди не любила и не хотела, как и не хотела говорить правду - у неё ушёл целый год на то, чтобы научиться жить со своими проблемами в голове и сердце, а доверять кому-то их - тем более. Какая же дура! Приперлась сюда, искала какого-то шарлатана для сеанса мозгочистки, а сама даже лучшей подруге довериться не может... Обо всем этом Энди решила смолчать, но у неё, к счастью или нет, был ещё один повод навестить больницу.

- Год назад я очень сильно отравилась ядовитым растением. Мадам Помфри сделала все возможное, чтобы вывести яд, и мы считали, что это у неё получилось, но... думаю, ты уже догадался. И я не могу с этим пойти в обычную больницу в Лондоне, еще и несовершеннолетняя. Я знаю, что существуют специальные системы - плазмаферез у магглов. Я просто надеюсь, что яд остался именно в крови. И я бы хотела, - она замялась, не зная, как лучше выразиться, чтобы звучало не как откровение больного шизика, - хотела, чтобы в этом участвовало, как можно меньше людей. - Она показательно перевела взгляд на привет-ведьму - даже чужие матери порой бывают очень хаотичны и беспокойны, когда их не просишь.

[icon]https://forumupload.ru/uploads/001a/2e/af/248/594927.gif[/icon]

Отредактировано Andrea Kegworth (05.05.21 20:13)

+2

5

- Да к матери на работу пришел, - пожал плечами Тони. – Вы, кажется, уже познакомились, вон она стоит, - Рикетт кивнул Линде и махнул рукой, мол, все под контролем, не надо так внимательно на нас смотреть. – Красивая, да. И доставучая – сил нет, - Тони изобразил рукой у шеи что-то вроде удушения и пожал плечами: - Вцепилась в эту папку…

Он лениво пролистал страницы, достаточно быстро, чтобы цветные отметки слились в одну яркую полосу. По большому счету, ответов от Энди он и не ждал. Кегворт была неплохой девчонкой – Тони знал ее неблизко, но Андреа дружила с Эпплби и, кажется, Флитом, а значит, автоматически считалась «своей». Вот только сейчас Рикетт даже сам себе не был особенно интересен, не то что личные дела Кегворт, и спросил он больше… не то что из вежливости - просто надо ведь было что-то сказать.

Но все же выслушал Рикетт Энди внимательно и нахмурился, задумавшись. В любое другое время такие новости: отравление прямо у них на курсе – наверняка вызвали бы у Тони больше эмоций, но после гибели Седрика близость смерти перестала казаться ему чем-то вопиющим и неправильным. Здорово, что Кегворт откачали. Не слишком хорошо, что это до конца не помогло.

Он хотел было спросить, почему в Мунго с ней не пришел кто-то из родителей, но потом глянул на свою мать и коротко хмыкнул. Как он успел понять за то недолгое время, что пробыл дома с начала каникул, предки иногда могут быть откровенно бестолковыми. И чаще всего они сами не понимают, что делать, только дуют щеки, напуская на себя важный вид. Спасти себя должен только ты сам. Ну, возможно, иногда чуть поможет удачно подвернувшийся однокурсник.

- Никогда не слышал про… как ты говоришь – плезмофероз? Но я тут многих целителей знаю, хочешь, провожу тебя на четвертый – поспрашиваешь? – предложил он. – Только подожди пять секунд.

Рикетт поднялся с кресла и подошел к стойке, чтобы ляпнуть на нее помятую папку.

- Ма, мы с Энди погуляем немного, окей? – лениво проговорил он, не особенно стараясь убедиться, что мать его слышала: Линда как раз пыталась объясниться с суетливым волшебником, из рукавов мантии которого то и дело выглядывали побеги какого-то лианообразного растения и пытались заползти на стойку привет-ведьмы, оплетая стоящую на ней табличку с призывом соблюдать тишину.

- Ну все, пойдем? – спросил он, вернувшись к Кегворт. – Только это… На четвертом обстановка так себе, знаешь. Вечно кого-то тошнит, сыпь, гноится что-нибудь, а еще эти, которые зельями траванулись – то хохочут, то болтают без умолку. Самые спокойные – суицидники, - фыркнул он. – Но это, может, потому, что особо отчаянных из них обездвиживают, быстро подлечивают и скорее к психопатам отправляют, на пятый. Никому не охота слишком долго возиться.

+2

6

Про «плазмеферез» она и сама слышала немного: какое-то время Марина увлекалась здоровым образом жизни и духовными практиками, вызывающими у Энди недопонимание и осуждение, но быстро приобщила к ним и дочь, подкидывая за завтраком к фруктовому салату свеженький выпуск журнальчика «My health».

Первое время он использовался как весьма удобная подставка под чашку с чаем. Однажды на его обложке Андреа прочитала жирный заголовок «Agents into your brains», почему-то думая, что речь идёт о ментальном, но, увы, статья была посвящена паразитам в спинном мозге, и она была настолько отвратна, что Кегворт стошнило - когда речь идёт о том, что в вашем теле какой-то сторонний организм иссушает стенку и оболочку мозга, вызывая мигрень, судороги и нарушения в координации, то овсянка даже не успевает пройти первый этап на пути к желудку.

Уже через месяц затяжного чтения маминых журнальчиков Андреа сидела в парке Риверсайда в шесть утра и медитировала в падмансане, ловя едва загоревшим за каникулы лицом запаздалое лондонское солнце. Далее шёл завтрак и нервная поездка в метро на работу в кондитерскую. Энди было пятнадцать, и все, что она хотела - хоть как-то зарабатывать на книги и винтажные шмотки из комиссионного.

Это было год назад. Год назад она прочитала про «плазмеферез».

- Наша кровь состоит из плазмы и клеток: эритроцитов и лейкоцитов. - Не поумничать Энди не могла, все-таки она была «дочерью» Рейвенкло. - И когда кровь заражена, то единственный способ ее очистить - разделить плазму и эти клетки. Клетки остаются, а плазму просто переливают, утилизируют.

На самом деле, признаться откровенно, Энди не была уверена, что у неё хватило бы смелости пройти через это, да и без вмешательства матери не обошлось бы - прямой билет в закат под названием «прощай, Хогвартс» и крики Марины «ВЫ ТАМ ВООБЩЕ ЧЕМ ЗАНИМАЕТЕСЬ?». «ПРОСТИ, МАМ, ПРОСТО Я ВЛЮБИЛАСЬ В ОФИГЕВШЕГО КОЗЛА» («будто с тобой такого не случалось»), - Хогвартс не виноват, виновата твоя долбанутая дочь, которой так просто оказалось разбить сердце.

Нет. Энди не решилась бы.

Мунго - другое дело. Отравление ядами, потеря конечностей и проклятия - нормальное явление, за это на тебя не посмотрят, как на сумасшедшую.

- Да. - С возникшей внезапно неохотой она поднялась из кресла, поправляя футболку. - Нам ведь туда и надо? На четвёртый? - Они начали подъем по массивной лестнице, то и дело уворачиваясь от лимонных мантии, бесконечно спешащих куда-то. Так Энди бы точно не смогла тут долго находиться, даже на пятом этаже среди душевнобольных и прикованных - атмосфера не располагала к лечению, как ей показалось, и уж точно не к выздоровлению. Наоборот, хотелось сбежать обратно в жару, растекаться по асфальту, бредя по Лондону в неизвестном направлении.

Глупо.

- Как твое лето проходит? - Учтиво поинтересовалась она, провожая взглядом очередного бородатого и седовласого мужчину в лимонном. Они уже поднялись на четвёртый, когда кто-то внезапно закричал поблизости. Кажется, откуда-то ниже. Энди спустилась на пару ступенек и наклонилась, заглядывая в коридор третьего этажа. Двое мужчин-санитаров вели под руки женщину с россыпью жемчужных волос. Энди пыталась разглядеть ее лицо, но та прятала его за пальцами, украшенными каждый по драгоценному камню.

Ещё ниже послышался гул. Казалось, тысячи голосов приближаются, накатывая волной, покрывая весь третий этаж. И, кажется, среди них была Скитер.

[icon]https://forumupload.ru/uploads/001a/2e/af/248/594927.gif[/icon]

0


Вы здесь » Drink Butterbeer! » Time-Turner » 04.07.95. Таблетки, ковер, утопающий, утопающий rolling stones