нужные персонажи: Justin Finch-Fletchley, Bella Farley, [name] Vaisey, Erica Tolipan.

Drink Butterbeer!

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Drink Butterbeer! » Pensieve » 04.07.95. Таблетки, ковер, утопающий, утопающий rolling stones


04.07.95. Таблетки, ковер, утопающий, утопающий rolling stones

Сообщений 1 страница 14 из 14

1

https://forumupload.ru/uploads/001a/2e/af/248/941347.png https://forumupload.ru/uploads/001a/2e/af/248/599255.png https://forumupload.ru/uploads/001a/2e/af/248/267435.png
https://forumupload.ru/uploads/001a/2e/af/248/76657.jpg https://forumupload.ru/uploads/001a/2e/af/248/173582.jpg https://forumupload.ru/uploads/001a/2e/af/248/346197.png

Andrea Kegworth & Anthony Rickett
1995, July 04
St. Mungo's Hospital for
Magical Maladies and Injuries

просто мир сходит с ума и не берет тебя с собою

[icon]https://forumupload.ru/uploads/001a/2e/af/248/594927.gif[/icon]

Отредактировано Andrea Kegworth (05.05.21 20:14)

+3

2

«Нет головы - нет проблем. Есть голова - не беда!», - гласила надпись на вырванной из «Пророка» газетной странице с объявлениями, которую Энди держала в руках, сидя в сквере напротив заброшенного универмага «Purge and Dowse, Ltd», известного среди волшебников входа-портала в больницу магических болезней и травм Святого Мунго.

Энди казалось, что она заранее соглашается на что-то абсурдное, хотя бы потому, что под этой самой надписью курсивом было пропечатано «Доктор Когылничан Димитър. Пятый этаж». И даже Кегворт, имеющая делишки с русскими посредством художественной литературы, подозревала, что тут все не так просто. А уж доверять мозгомойку типу с такой абсолютно невыговариваемой фамилией она не хотела. Но все равно держала эту клятую страницу с этим клятым объявлением, над которым уминала за обе щеки хот-дог с фалафелем, а стекающий сырный соус заляпал с концами объявление о продаже каких-то крутецких амулетов на все случаи жизни: от бытовухи с шекспировским Отелло, до извечного девичьего «мне нечего надеть» (резко появлялось что, даже если это был просто мешок с-под картошки, как было написано в рекламе).

А вообще день был какой-то дурацкий. Утро не задалось сразу, стоило Энди появиться в кондитерской Баттермеров - она зачем-то приперлась в свой законный выходной, перепутав понедельник со вторником (а вам так слабо?). Да ещё и эта Луна в Деве, которая вынуждает быть собранной тогда, когда хочется от жары размазать себя по асфальту.

Делать этого Кегворт благо не пришлось - в фойе, или как ещё назвать этот странный холл больницы, была достаточная комфортная температура, благодаря которой захотелось снова жить, существовать, думать и даже радоваться - с максимально глупой улыбкой Энди подошла к женщине за стойкой, которую, судя по табличке, звали Линдой Рикетт, и чему Кегворт совершенно не придала значения в силу того, что буквально три минуты назад пыталась спастись от убийственной жары, не свойственной Лондону даже летом, потому максимально аномальной.

- В смысле нет Калничала? Я видела в «Пророке» объявление..., - которое валялось сейчас в урне, перепачканное сырным соусом, - такая сложная фамилия... русская, наверное. Как нет? Мне казалось, что русские... не берите в голову. Можно посмотреть список всех докторов? Да...

Кегворт понадобилось больше десяти минут, чтобы убедиться, что никакого Калничала, а уж тем более Димитъра Когылничана не существует в пределах больницы. Так можно и в суд подать на желтую прессу, пф, по какой статье судить «Пророк» за предоставление ложной информации? Или же мошенничество? При этом Энди была уверена, что подобных прецедентов в судебной практике Визенгамота не было.

Мимо проходили какие-то люди в лимонных халатах, но Андреа их почти не замечала, сидя в кресле недалеко от стойки привет-ведьмы и держа в руках папку с информацией по докторам, на которой она задержала взгляд-якорь только для того, чтобы мысленно убежать прочь: а ведь год назад она могла попасть сюда, если бы директор принял такое решение. Сперва ее бы поместили на четвёртый этаж - «Отравления растениями и зельями», потом бы перевели на пятый, поближе к психически больным, если бы признали и доказали, что отравить себя было решением исключительно ее.

И сейчас Энди вот никак не хотелось возвращаться в душный Лондон. Она даже скривилась своим мыслям, представив, как футболка снова липнет к потной коже... а здесь было как-то по-особенному хорошо, а главное - спокойно.

[icon]https://forumupload.ru/uploads/001a/2e/af/248/594927.gif[/icon]

Отредактировано Andrea Kegworth (05.05.21 20:14)

+2

3

С годами в Мунго ничего не поменялось – те же въевшиеся запахи целебных и чистящих зелий, тот же искусственный рассеянный свет, тот же профессиональный полушепот целителей, скапливающийся под потолком, как грозовая туча, которая нет-нет, да проливалась дождем громких отрывистых команд и торопливых шагов по каменным плитам больничных коридоров. Тони не любил приходить сюда – еще с детства, когда это непременно означало какое-нибудь дурацкое обследование, отбиравшее не иначе как половину дня и в результате которого никогда не находили абсолютно ничего серьезного, а значит – и интересного. После поступления в Хогвартс Рикетт к матери на работу почти не заглядывал, но, видимо, это лето было до ужаса особенным.

С самого начала каникул Линда слишком уж явно пыталась не выпускать сына из виду, придумывая дурацкие поручения, нагружая ненужной работой, занимая разговорами, которые Рикетту были абсолютно не интересны. Тони терпел это только потому, что выбил разрешение начать подрабатывать и вскоре должен был выйти на первую смену в порт – а значит, хотя бы на несколько часов в день сбегать из дому из-под душного родительского крыла.

Сегодня мать потащила его с собой на работу под предлогом того, что после ее дежурства надо будет зайти в Косой за одеждой – сын, мол, снова вытянулся за год и половина брюк уже коротковаты. Полнейший идиотизм, если учесть, что к сентябрю, когда надо будет собираться в Хог, он явно прибавит еще дюйм-другой, но Рикетт молчал и не спорил. В итоге большую часть утра он провел в комнате за регистраторской стойкой, лениво листая детективный роман в мягкой обложке, который оставила на столе ночная дежурная. Книжонка была откровенно дрянной – от аляповатой обложки, рисунки на которой двигались дергано и неестественно, до, собственно, содержания, но с задачей жестоко убить время она худо-бедно справлялась.

- Тони!

Рикетт поднял глаза на заглянувшую в дверной проем мать и неопределенно дернул подбородком, мол, что стряслось.

- Там девочка, вроде бы твоя ровесница, папку с врачами уже десять минут не отдает, - многозначительно сказала Линда.
- Ну так забери? – предложил Тони, пролистывая еще страницу.
- По-моему, она ищет ментальщика, - еще более выразительно посмотрела на него мать. – Не глянешь, вдруг ты ее знаешь?

Тони закатил глаза. Ах, ну да, конечно. В Хогвартсе ведь погиб ученик, какой стресс, какой стресс для нежной детской психики. В представлении его матери, наверное, все они теперь через одного – суицидники с нервным срывом, за которыми надо обязательно приглядывать. Приглядывать за собственным сыном днем и ночью ей, видимо, уже недостаточно, нужна доза побольше.

- Ща, - Рикетт отложил книжку и вышел к регистраторской стойке. – Ну где там? А! Ну да, это Энди. Энди Кегворт. И она не психичка, мам, отвали от человека.

Впрочем, если Линда чего-то хотела – она это получала. После короткого и безнадежного препирательства Тони все-таки плюхнулся в кресло рядом с однокурсницей, вытянул затекшие за время сидения на неудобном стуле ноги и лениво бросил:

- Привет, Энди. Паршивый денек, скажи? Там моя маман просит вернуть папку обратно, - он коротко глянул на страницы со списком персонала. - Ты чего ищешь вообще, может, помочь?

+2

4

С разложенной на коленях папкой, где фамилии докторов менялись от зелёного до красного в зависимости от их занятости с пациентами, Энди чувствовала себя героиней пьесы Чехова, роман с которым завела задолго до появления в ее жизни Гамсуна. Антон Павлович взаимностью не отвечал, но был обходителен и заинтересовывал с каждым новым произведением все больше и больше.

Привет-ведьма была права - никого со странной фамилией и русским именем не было в числе персонала больницы. Даже санитаров. На минуту Энди усомнилась в своей нормальности: нет, она точно своими глазами видела объявление в газете, ещё и таскалась с этой страницей больше недели, решаясь. И ведь не доказать теперь - заляпанная соусом страница была сожжена в мусорке в парке, уж вот где пригодилась зажигалка.

Кегворт тяжело вздохнула, дёрнув по привычке плечами и подняла глаза, только сейчас решившись подружиться с больницей, в которой была ещё в пятилетнем возрасте - казалось, ничего страшного, всего-то непереносимость животного белка, но Скаррс перепугался знатно, неся Энди всю дорогу на руках, потому что боялся трансгрессировать с маленьким ребёнком. Да, Энди любит зверюшек, но в ее вегетарианстве повинно вовсе не отвращение к употреблению их в пище, потому она спокойно может готовить отцу сендвичи с беконом.

Но бекон никакого отношения к Мунго не имел. Казалось, что и взявшийся откуда-то Рикетт тоже здесь быть не должен - не вписывался он в обстановку больницы с семенящими по холлу лимонными халатами. 

- Тони? А ты что тут делаешь? - Энди не верит своим глазам, а уж тем более голове, которая с трудом переваривает сейчас информацию, но сидящий рядом Рикетт вполне реальный, и вроде бы даже не галлюцинация, которую можно словить после склянки с анисовой спиртовой настойкой. - Ах ну да, Линда Рикетт, теперь понятно... у тебя очень красивая мама. - Искренне призналась Кегворт, передавая папку в руки хаффлпаффца.

Почему она здесь? Ее фантазии бы хватило на мировой бестселлер, но врать Энди не любила и не хотела, как и не хотела говорить правду - у неё ушёл целый год на то, чтобы научиться жить со своими проблемами в голове и сердце, а доверять кому-то их - тем более. Какая же дура! Приперлась сюда, искала какого-то шарлатана для сеанса мозгочистки, а сама даже лучшей подруге довериться не может... Обо всем этом Энди решила смолчать, но у неё, к счастью или нет, был ещё один повод навестить больницу.

- Год назад я очень сильно отравилась ядовитым растением. Мадам Помфри сделала все возможное, чтобы вывести яд, и мы считали, что это у неё получилось, но... думаю, ты уже догадался. И я не могу с этим пойти в обычную больницу в Лондоне, еще и несовершеннолетняя. Я знаю, что существуют специальные системы - плазмаферез у магглов. Я просто надеюсь, что яд остался именно в крови. И я бы хотела, - она замялась, не зная, как лучше выразиться, чтобы звучало не как откровение больного шизика, - хотела, чтобы в этом участвовало, как можно меньше людей. - Она показательно перевела взгляд на привет-ведьму - даже чужие матери порой бывают очень хаотичны и беспокойны, когда их не просишь.

[icon]https://forumupload.ru/uploads/001a/2e/af/248/594927.gif[/icon]

Отредактировано Andrea Kegworth (05.05.21 20:13)

+2

5

- Да к матери на работу пришел, - пожал плечами Тони. – Вы, кажется, уже познакомились, вон она стоит, - Рикетт кивнул Линде и махнул рукой, мол, все под контролем, не надо так внимательно на нас смотреть. – Красивая, да. И доставучая – сил нет, - Тони изобразил рукой у шеи что-то вроде удушения и пожал плечами: - Вцепилась в эту папку…

Он лениво пролистал страницы, достаточно быстро, чтобы цветные отметки слились в одну яркую полосу. По большому счету, ответов от Энди он и не ждал. Кегворт была неплохой девчонкой – Тони знал ее неблизко, но Андреа дружила с Эпплби и, кажется, Флитом, а значит, автоматически считалась «своей». Вот только сейчас Рикетт даже сам себе не был особенно интересен, не то что личные дела Кегворт, и спросил он больше… не то что из вежливости - просто надо ведь было что-то сказать.

Но все же выслушал Рикетт Энди внимательно и нахмурился, задумавшись. В любое другое время такие новости: отравление прямо у них на курсе – наверняка вызвали бы у Тони больше эмоций, но после гибели Седрика близость смерти перестала казаться ему чем-то вопиющим и неправильным. Здорово, что Кегворт откачали. Не слишком хорошо, что это до конца не помогло.

Он хотел было спросить, почему в Мунго с ней не пришел кто-то из родителей, но потом глянул на свою мать и коротко хмыкнул. Как он успел понять за то недолгое время, что пробыл дома с начала каникул, предки иногда могут быть откровенно бестолковыми. И чаще всего они сами не понимают, что делать, только дуют щеки, напуская на себя важный вид. Спасти себя должен только ты сам. Ну, возможно, иногда чуть поможет удачно подвернувшийся однокурсник.

- Никогда не слышал про… как ты говоришь – плезмофероз? Но я тут многих целителей знаю, хочешь, провожу тебя на четвертый – поспрашиваешь? – предложил он. – Только подожди пять секунд.

Рикетт поднялся с кресла и подошел к стойке, чтобы ляпнуть на нее помятую папку.

- Ма, мы с Энди погуляем немного, окей? – лениво проговорил он, не особенно стараясь убедиться, что мать его слышала: Линда как раз пыталась объясниться с суетливым волшебником, из рукавов мантии которого то и дело выглядывали побеги какого-то лианообразного растения и пытались заползти на стойку привет-ведьмы, оплетая стоящую на ней табличку с призывом соблюдать тишину.

- Ну все, пойдем? – спросил он, вернувшись к Кегворт. – Только это… На четвертом обстановка так себе, знаешь. Вечно кого-то тошнит, сыпь, гноится что-нибудь, а еще эти, которые зельями траванулись – то хохочут, то болтают без умолку. Самые спокойные – суицидники, - фыркнул он. – Но это, может, потому, что особо отчаянных из них обездвиживают, быстро подлечивают и скорее к психопатам отправляют, на пятый. Никому не охота слишком долго возиться.

+2

6

Про «плазмеферез» она и сама слышала немного: какое-то время Марина увлекалась здоровым образом жизни и духовными практиками, вызывающими у Энди недопонимание и осуждение, но быстро приобщила к ним и дочь, подкидывая за завтраком к фруктовому салату свеженький выпуск журнальчика «My health».

Первое время он использовался как весьма удобная подставка под чашку с чаем. Однажды на его обложке Андреа прочитала жирный заголовок «Agents into your brains», почему-то думая, что речь идёт о ментальном, но, увы, статья была посвящена паразитам в спинном мозге, и она была настолько отвратна, что Кегворт стошнило - когда речь идёт о том, что в вашем теле какой-то сторонний организм иссушает стенку и оболочку мозга, вызывая мигрень, судороги и нарушения в координации, то овсянка даже не успевает пройти первый этап на пути к желудку.

Уже через месяц затяжного чтения маминых журнальчиков Андреа сидела в парке Риверсайда в шесть утра и медитировала в падмансане, ловя едва загоревшим за каникулы лицом запаздалое лондонское солнце. Далее шёл завтрак и нервная поездка в метро на работу в кондитерскую. Энди было пятнадцать, и все, что она хотела - хоть как-то зарабатывать на книги и винтажные шмотки из комиссионного.

Это было год назад. Год назад она прочитала про «плазмеферез».

- Наша кровь состоит из плазмы и клеток: эритроцитов и лейкоцитов. - Не поумничать Энди не могла, все-таки она была «дочерью» Рейвенкло. - И когда кровь заражена, то единственный способ ее очистить - разделить плазму и эти клетки. Клетки остаются, а плазму просто переливают, утилизируют.

На самом деле, признаться откровенно, Энди не была уверена, что у неё хватило бы смелости пройти через это, да и без вмешательства матери не обошлось бы - прямой билет в закат под названием «прощай, Хогвартс» и крики Марины «ВЫ ТАМ ВООБЩЕ ЧЕМ ЗАНИМАЕТЕСЬ?». «ПРОСТИ, МАМ, ПРОСТО Я ВЛЮБИЛАСЬ В ОФИГЕВШЕГО КОЗЛА» («будто с тобой такого не случалось»), - Хогвартс не виноват, виновата твоя долбанутая дочь, которой так просто оказалось разбить сердце.

Нет. Энди не решилась бы.

Мунго - другое дело. Отравление ядами, потеря конечностей и проклятия - нормальное явление, за это на тебя не посмотрят, как на сумасшедшую.

- Да. - С возникшей внезапно неохотой она поднялась из кресла, поправляя футболку. - Нам ведь туда и надо? На четвёртый? - Они начали подъем по массивной лестнице, то и дело уворачиваясь от лимонных мантии, бесконечно спешащих куда-то. Так Энди бы точно не смогла тут долго находиться, даже на пятом этаже среди душевнобольных и прикованных - атмосфера не располагала к лечению, как ей показалось, и уж точно не к выздоровлению. Наоборот, хотелось сбежать обратно в жару, растекаться по асфальту, бредя по Лондону в неизвестном направлении.

Глупо.

- Как твое лето проходит? - Учтиво поинтересовалась она, провожая взглядом очередного бородатого и седовласого мужчину в лимонном. Они уже поднялись на четвёртый, когда кто-то внезапно закричал поблизости. Кажется, откуда-то ниже. Энди спустилась на пару ступенек и наклонилась, заглядывая в коридор третьего этажа. Двое мужчин-санитаров вели под руки женщину с россыпью жемчужных волос. Энди пыталась разглядеть ее лицо, но та прятала его за пальцами, украшенными каждый по драгоценному камню.

Ещё ниже послышался гул. Казалось, тысячи голосов приближаются, накатывая волной, покрывая весь третий этаж. И, кажется, среди них была Скитер.

[icon]https://forumupload.ru/uploads/001a/2e/af/248/594927.gif[/icon]

+1

7

- Звучит ужасно, - сообщил Тони, когда лекция про кровь, плазму и что-то еще закончилась. – Не уверен, что тут чем-то таким занимаются, но ты запомни эту мысль, сама ее целителям объяснишь.

Даст Мерлин, там найдутся магглорожденные, которые в состоянии это понять.

- Четвертый, ага, - рассеянно кивнул Тони, открывая стеклянные двери и пропуская Энди вперед. – Нам же надо отравления растениями?

Они медленно поднимались по лестнице, то и дело отходя к стене, чтобы пропустить снующих туда-сюда целителей. У большей части персонала здесь был такой вид, как будто они вот прямо сейчас спасают жизни, но Рикетт не верил этой важной мине ни на грамм.

- Лето? – протянул он лениво, как будто пытаясь передать гласными, как медленно, тягуче проходят жаркие июльские дни в их доме. Что он мог сказать? «Да, знаешь, Энди, хреново как-то. У меня тут друг помер недавно, убили его, и я никак не могу перестать чувствовать себя и всю эту жизнь какой-то большой ошибкой. А ты как, есть планы, может, собираешься куда-нибудь?»

- Нормально, - ответил он, прислушиваясь к нарастающему шуму. – Что это там?

Он посмотрел вниз, недовольно нахмурил лоб и оттащил Кегворт от перил. Вся эта шумиха дорого обойдется его матери, наверняка Линде придется задержаться на работе, отчитываясь перед начальством. Опять весь день насмарку.

- Пойдем повыше, пока не заметили, а не то прогонят! – шепнул он Энди. На пятом этаже еще можно выдать себя за посетителей: сказать, к примеру, что Кегворт навещает престарелую тетушку, да его самого далеко не весь персонал знает в лицо, тем более с учетом, как давно он тут не был. На четвертый тоже пускают визитеров, но часы приема реже, здесь более интенсивное лечение, а третий так и вовсе закрыт для посторонних – слишком заразные там бывают пациенты. Интересно, почему такой тарарам именно там?

- Ты не поняла, что это за женщина? Не похоже, чтобы у нее была драконья оспа, - пробормотал Тони, останавливаясь на площадке между четвертым и пятым этажами. Он поднял голову на закрытую дверь отделения недугов от заклятий и встретился взглядом с мутными, выцветшими до белесости глазами волшебника за стеклом. Тот был еще не старым, но уже каким-то обрюзгшим, седым, с всклокоченным венчиком волос над ясно наметившейся лысиной. И абсолютно точно безумным.

Мужик в свободном линялом балахоне поднял руку и медленно поманил его пальцем, улыбаясь как-то косо, будто не вполне контролируя движения губ. Тони передернуло, и он отвернулся, уперевшись взглядом в стену с агитплакатом про пользу чистого котла.

- Гиблое место, - процедил он сквозь зубы.

+1

8

- Ничего не понятно, но очень интересно. - Только не Рикетту, который вдруг захотел оторвать от перил прилипшую Кегворт. Ещё немного и она сползла бы по ним на площадку третьего этажа, где уже вовсю развлекалась Скитер, руководя прытко пишущим пером и остальными репортерами, как оркестром. Но Тони ее любопытства  явно не разделял.

Она посмотрела на него так, будто бы вместо хаффлпаффца стояла коробка с десятком маленьких пищащих щенят, которых захотелось тут же обнять и потискать, но даже это не сработало - Энди уныло плелась за ним, прокручивая в голове дюжину возможных сюжетов, в которых она узнает личность той загадочной дамы.

- Судя по количеству репортеров и присутствию Скитер, то какая-то знаменитость. У неё по бриллианту на каждом пальце. - Замотала головой Андреа. - А на третьем только с оспой? У неё явно было что-то с лицом, или она просто его закрывала от журналистов. Не понятно. Но мы могли бы...

Энди не успела предложить вернуться на третий, как дверь на четвёртом распахнула пухленькая женщина в лимонном и приветственно так развела руки в стороны, будто намереваясь обниматься с Рикеттом и Кегворт.

- Вот вы где, зайчики. - От этого последнего слова у Энди чуть сердце не прихватило. Она резко скукожилась вся, будто бы ее застукали за чем-то неприличным. - Ну чего стоите? Долго вас ещё ждать?

- А зачем нас ждать? - Ничего умного Кегворт не нашла ответить, потому решила тупить, как и прежде.

- Ну вы же тут впервые! - «Интересно, как она догадалась», - подумала Энди, но кивнула в ответ. - Потеряетесь же! Идём-идём! - Женщина снова распахнула уже закрывшиеся позади неё двери и застыла в ожидании, улыбаясь так, будто бы только что выиграла автомобиль в телевизионной викторине.

Андреа же посмотрела на Тони, чуть наклонив голову в бок и улыбнувшись, мысленно призывая согласиться на вот это все.

- Если не знаменитость с бриллиантами, то хотя бы это. - Шепнула она, наклонившись к нему, и натянуто улыбаясь женщине в халате, которая под ручки их и подхватила, всем своим телом и двумя поменьше протискиваясь в дверной проем, а затем потащила по коридору вглубь мимо палат.

- Ой, вот он будет рад. А как рад своей семье! - «Очень рад, когда увидит, что семья не его», - Кегворт скривилась, но отступать было поздно.

В палате стояла лишь одна большая кровать, и только накрахмаленное белье выдавало больничную койку. На ней находился человек с перебинтованной головой, который по идее и ожидал своих родственников, и коими не являлись они - два подростка в тяжёлой по атмосфере и запаху комнате с приглушённым светом.

[icon]https://forumupload.ru/uploads/001a/2e/af/248/594927.gif[/icon]

Отредактировано Andrea Kegworth (01.07.21 00:16)

+1

9

Рикетту не было дела до всех знаменитостей этого мира, пусть бы их украшения стоили даже больше, чем бюджет целой магической Британии, и умоляющий взгляд Энди, который в любое другое время возымел бы эффект, сегодня его ни капли не трогал.

Тони покачал головой, мол, нет, не только драконья оспа. На третьем этаже было много больных с самой разной заразой, это был один из самых опасных блоков Мунго, и на месте журналистов Рикетт бы отошел от странной дамы шагов на десять-пятнадцать, если она действительно стала пациенткой такого отделения.

И Кегворт приближаться к ней он тоже позволять не планировал, раз уж этим своим небрежным «Мы погуляем», брошенным матери, невольно взял за девчонку ответственность на себя. Ответственность эта Тони нафиг не сдалась, как, пожалуй, и Энди, но от этого она никуда не девалась, и Рикетт открыл было рот, чтобы объяснить, почему спускаться на третий этаж опасно (тем более, если у Кегворт и так проблемы со здоровьем), когда хлопнула дверь несколько выше, и профессионально мурлыкающий голос типичной мунговской сиделки окликнул их.

Переглянувшись с Кегворт, Тони сделал большие глаза, типа «Да какого драккла?!», но потом пожал плечами. Ладно, им все равно нужно на четвертый. Может, рейвенкловка считает, что ей будет проще выпытывать про этот свой… что у  нее там?.. притворившись просто чьей-то обеспокоенной родственницей.

О том, что ему устроит мать, если этот обман вскроется, Рикетт не то чтобы не думал – просто не мог себя заставить беспокоиться об этом по-настоящему.

- Э-э-э, а почему он в бинтах весь? – невпопад спросил Тони, когда они оказались в палате, и тут же едва справился с желанием отвесить самому себе оплеуху. Он же, по идее, должен знать диагноз родственника! Но все равно, странно видеть такое в палате для отравников.

- Мальчик мой, а как ты предлагаешь лечить его язвы? Думал, целитель палочкой помашет – и все? – всплеснула руками медсестра. – Мы, конечно, волшебники, но у любой магии есть предел.

- Да, я как-то не подумал, - торопливо кивнул Тони, стараясь не представлять, во что превратилось лицо незнакомого волшебника и что стало этому причиной.

- У этих зелий на повязке легкий сонный эффект, - предупредила женщина. – У него могут немного путаться сознание, поэтому старайтесь не перенагружать его, хорошо? Расскажите, как у вас дела, что-то бытовое, привычное – это пойдет ему на пользу и очень порадует. Я оставлю вас на полчасика – справитесь?

Тони проследил взглядом за упорхнувшей куда-то медсестрой и посмотрел на Кегворт:

- Система безопасности тут вообще ни к дракклу, конечно, - прищелкнул он языком. – Если бы я хотел кого-то убить, делал бы это в Мунго, прям заходи – не хочу, никому и дела нет.

Слово «убить» горчило на языке, вызывая что-то вроде приступа тошноты, и именно поэтому Рикетт проговаривал его четко, с каким-то мазохистским удовольствием, как будто проверяя свой цинизм на прочность. И даже не думая о том, что слышит пациент, неподвижно лежащий на жесткой больничной кровати прямо перед ними.

- Пойдем искать врача? Или ты поболтать с ним хочешь?

+1

10

Ну и во что они в очередной раз влипли? А влипать у Кегворт получалось от души хорошо и даже порой качественно - не придерёшься к Всевышнему и не пожалуешься. Только и остаётся, что наигранно улыбаться санитарке, или кто она здесь? На таких уже насмотрелась, когда лучшая подруга провела месяц в больнице.

Забинтованный был весьма тих, и этим приводил Энди в тихий ужас - одно дело, когда это транслируют по телевизору, или же ты наблюдаешь из удобного кресла в «Риджен Стрит Синема», но когда подобное предстаёт в реальности и тебе ещё надо с этим как-то контактировать, то душа, если она реально существует, уже как с минут пять покинула ее тело. Ещё и Рикетт выглядит таким самоуверенным, что точно походит на ужастик, в котором первым обычно умирает… тупая блондинка? А последним девственник?

Энди задумалась, переключилась с триггера на что-то более безопасное - свои мысли, и пропустила таким образом весь диалог сокурсника с пухлой дамой. Но вернулась в реальность как раз на словах Тони про «убить», а потому вытаращила глаза и прикрыла рот ладонью.

- А что, если девственника два? - Хотела она сказать про себя, но почему-то получилось вслух. - Ой! Прости…

- Эй вы. - Раздался совершенно противоположный ожиданиям Кегворт голос - с хрипотцой, такой воинственный, что можно было бы предположить, что перед ними Мэл Гибсон. - Воды можно?

Энди испуганно посмотрела на Тони и совсем потухла. Но решительно встала и направилась к стоящему на подносе графину с водой, который скорее предназначался для посетителей.

- А вам точно можно? - Неуверенно произнесла она, подходя со стаканом.

- Да давай уже! - Требовал Мэл Гибсон, а кто она такая, чтобы отказывать звезде Голливуда.

Когда перебинтованный вдоволь утолил жажду, а значит процент риска быть убитыми снизился процентов на десять, Энди уж было открыла рот спросить очередную глупость, как ее прервали наглейшим образом.

- А теперь слушайте сюда, мелкие засранцы. Я понятия не имею кто вы и что тут забыли, но в ваших интересах поднять свои тощие задницы и свалить.

- Откуда вы знаете, что тощие?! - Единственное, что зацепило Кегворт из всей этой душещипательной речи. Она даже была готова обидеться на незнакомца, сложив руки на груди. Все, теперь она никуда не пойдёт отсюда специально.

- Ты издеваешься? - Возмутился мужчина так громко, что Энди показалось, будто затряслись окна в палате. - Видишь ковёр? Угадай, в чем лучше прятать трупы двух девственников?

- Откуда вы знаете, что тут есть ковёр?

- Я уже был тут. - На этот раз менее эмоционально ответил мужчина.

- А что с вами?

- Совал нос не в свои дела.

- А вы это сейчас о себе, или намекаете на меня?

- Как ты ее терпишь? - Кажется, теперь он обращался к Рикетту, а Энди надулась, поморщив нос.

- Я вообще-то все ещё здесь.

Не успела Энди ещё чего ответить наглому незнакомцу, как в коридоре послышался шум, схожий с тем, который подняла дамочка на третьем этаже. И судя по разговорам, кто-то намеревался зайти, но его удерживали.

- Черт, надо прятаться. - Ничего более умного не придумала Кегворт, схватив Тони за руку и зашептав. - Тихо, чтобы и этот не услышал. - Она потащила его в сторону массивного дубового шкафа, распахнула дверцу и затолкала вместе с собой, раздвигая тяжёлые мантии и белоснежные выглаженные рубашки.

- Судя по прикиду, важная шишка, - шепчет она, немного приоткрывая дверцу, пропуская воздух, - или мракоборец, что ещё хуже.

[icon]https://forumupload.ru/uploads/001a/2e/af/248/594927.gif[/icon]

+1

11

- Чего? – Тони вытаращил глаза на Кегворт, но если девчонка и хотела объясниться, ей решительно помешали – мужик на кровати оказался совсем даже не глухим, не немым и, похоже, сознание у него оставалось вполне ясным.

Рикетт осторожно подтолкнул Энди к тумбочке с графином. Так или иначе, это больница. Прибежище для сирых и немощных, достойных жалости и сострадания волшебников, и будет настоящим свинством оставить страждущего без воды. А девчонка с ролью сиделки справится однозначно лучше.

Из обрывков лекций матери о целительском ремесле, коими Линда пичкала мужа и сына, сколько Тони себя помнил, он вынес, что самое важное – установить с пациентом контакт. У Кегворт это определенно получилось – переругивались они с забинтованным мужиком задорно, с огоньком, хоть ты выйди в коридор и оставь их наедине, чтобы не мешать… О, ничего себе, и о нем вспомнили?

- У меня опыт, сэр, - скромно сказал Тони. – Вообще мы волонтеры. Будущие. Присматриваемся вот.

- Твою подружку пинком отсюда гнать надо. Или… - голос из-под бинтов зловеще снизился, - запереть тут подольше – пока задница и правда тощей не станет!

- Мы, пожалуй, пойдем, - дипломатично проговорит Рикетт, не имея никакого желания и дальше быть объектом чужого плохого настроения.

Но этому благому намерению сбыться было не суждено. Вспугнутая шумом у двери, Энди зачем-то схватила его за руку и потащила к шкафу, бормоча что-то откровенно параноидальное.

- Да зачем… - зашипел хаффлпаффец, искренне не понимая, что такого они сделали, чтобы прятаться. Ну скажут, что ошиблись сами, или сиделка перепутала, или…

Она искала ментальщика. Так ему сказала мама.

Это воспоминание вспыхнуло в голове Тони, как зажженная в темноте спичка. Он не придал тогда словам Линды большого значения – ну, подумаешь, Энди соврала, чтобы не рассказывать привет-ведьме про отравление и проблемы с кровью. Но что если она соврала не его матери, а ему? Что, если у Кегворт реально не все в порядке с головой?

Да, она выглядит вполне нормальной, но ведь ей необязательно быть совсем чокнутой. Просто этот, как его, стресс, да. Нервное расстройство. Психоз.

Впрочем, размышлять о таких вещах, уткнувшись носом в рукав чужой рубашки, было как-то слишком странно. Согнувшись в три погибели, чтобы не биться головой о верхнюю полку шкафа, Тони шепнул еле слышно:

- Ну дракклец, теперь будем три часа слушать про его дядюшек и тетушек, если это реальные родственники пришли.

А может, и не родственники. Может, это вообще по работе. И если Энди угадала, и парень на койке – мракоборец, то они могут услышать много такого, о чем им знать не следует. И тогда Тони, вместо работы в порту, затаскают в Аврорат вместе с матерью. А Кегворт? Ее папаша ж, вроде, гроза Лютного? Интересно, как он отнесется к тому, что его дочерью заинтересуется Департамент магического правопорядка?

- Назови мне хоть одну причину, почему бы нам не выйти прямо сейчас? – пробормотал Тони на ухо Кегворт, тревожно прислушиваясь к голосам в палате.

+1

12

Чего такого плохого в мракоборцах, Кегворт придумать не успела, запихивая Рикетта как можно глубже в шкаф, стараясь оставаться поближе к полоске света между дверцами, чтобы в случае чего… нет, не бежать первой, а скорее отвлекать на себя внимание. Дальнейших инструкций своему сообщнику она дать не успела, и теперь нервно кусала губу, вылавливая момент, чтобы шепнуть пару ласковых хаффлпаффцу, да вот только все стихло, вроде бы и беда миновала, а потом резко палата наполнилась шумом, криками и всевозможной болтовнёй, различить в которой хоть что-то связное по смыслу было невозможно.

Дракклец. - Мысленно заключила Кегворт, жадно вдыхая носом поступающий через щель воздух. - Тише, это не родственники, - отвечает уже шёпотом она, прислоняясь на этот раз ухом. - Вот блин же. Там Скитер. А я говорила, что это она, говорила же?

На деле, Энди была уже не уверенна в том, что она говорила, когда и кому. В голове все настолько перемешалось, что она даже не была уверена в том, что точно помнит, как попала в шкаф. Все-таки это был солнечный удар, или отравление сырным соусом, или дракклец его знает, что ещё.

Скитер, судя по ее крикам, была готова разнести палату, обрушивая проклятья на… персонал? На какую-то минуту другую воцарилась тишина, тогда Энди уже пыталась рассмотреть сквозь щель, что там происходит, но ничего, кроме перебинтованной головы странного мужика, она так и не разглядела. Затем что-то скрипнуло. Кажется, кресло.

- Ничего не понимаю. - Кегворт уже была готова сдаться и вылезти, поскольку левая нога начала затекать, тупой болью и покалыванием давая сигнал, что пора бы сменить позу, только вот места было недостаточно, чтобы позволить себе такую роскошь.

- Я устала. От вас обоих. Как будешь в состоянии, спустись на третий к ней. - Наконец произнёс печальный женский голос. Дверь скрипнула. И снова воцарилась тишина.

- Надо сваливать отсюда. - Кегворт дернула Тони за локоть и распахнула  дверцу, выглядывая и проверяя обстановку, но никого, кроме все того же мужика, там не было. Потому, ни слова больше не сказав, она направилась к выходу, дожидаясь пока выйдет Рикетт, чтобы закрыть за ним дверь и забыть произошедшее, как страшный сон.

- Интересно, о ком она говорила… и почему она устала от него и неё, ну той, которая на третьем этаже, я думаю, что это ее сопровождали репортеры, и Скитер ведь тоже среди них была. Кто эта парочка? Может персонал какой знает? Или твоя мама?

[icon]https://forumupload.ru/uploads/001a/2e/af/248/594927.gif[/icon]

+1

13

В больнице вечно какой-то бардак.

Это не Тонино умозаключение, это мать так периодически говорила, устало бросая сумку на столик в коридоре. Рикетт обычно пропускал это ворчание мимо ушей, думая, что Линда имеет в виду всякие бюрократические штуки, вроде путаницы в бумажках, но, как выяснилось, иногда в Мунго и правда творилось черте-что. Черте-что зрелищное. Драматичное. И даже с репортерами.

Смотреть на осколки чужих драм Тони не особенно хотел. Слишком вымотанный собственным дурным настроением, он растерял последние остатки сочувствия и не то чтобы совсем не испытывал интереса к шумихе, невольным свидетелем которой стал, - просто этот интерес был очень холодным и даже слегка злорадным, и Рикетт от этого чувствовал себя мерзко и неправильно. Так что он молча выбрался вслед за Кегворт, и после того, как дверь в палату со снова глухо молчавшим пациентом закрылась, сказал только:

- Я одно знаю: пока тут все это творится, мы не найдем никого, кто рискнет помочь тебе в обход официальной процедуры. Была б ты еще с родителями…

- Что вы тут делаете? – окликнул их строгий голос. Обернувшись, Тони увидел женщину средних лет в мантии целителя и как-то стушевался, не зная, что сказать. Впрочем, нашлись желающие и без него.

- Они со мной, Хелен, - по коридору четвертого этажа шагала Линда Рикетт, строго глядя на подростков. – Это мой сын, заскучал внизу, видимо.

- О, Тони, а ты вырос, - улыбнулась целительна, черты лица которой сразу несколько смягчились. Рикетт в упор не помнил, кто это такая, но на всякий случай кивнул и пробормотал «Здравствуйте». – Забирай их, тут просто сумасшедший дом.

- Большую часть я выставила, - Линда покачала головой, - но главврач все равно рвет и мечет. – Так, ладно, дети, пойдемте. О чем ты только думал? – она решительно тряхнула сына за рукав.

- Случайно вышло, - огрызнулся Рикетт. – Скажите вашим сиделкам, чтобы не тащили кого ни попадя в палаты. Ладно, мам, погоди, дело есть…

***

На первом этаже Линда подозвала Энди к стойке и протянула небольшой лист пергамента.

- Вот здесь – время приема нашего специалиста по отравлениям, я записала вас на пятницу. Должна предупредить, что если обследование покажет что-то серьезное, мы должны будем известить родителей, поэтому, если вы снова придете одна, нам нужно будет как минимум знать, как с ними связаться. А вот тут, - она перевернула листок и провела ногтем по фамилии и адресу, - контакты врача… м-м-м… ментального толка. Она ведет частный прием, иногда консультирует в Мунго, уважаемый специалист. Просто на всякий случай.

- Увидимся, Энди! – бросил Тони, стоя в дверях порядком надоевшей уже коморки. До конца смены матери оставалось еще три часа, и, видимо, компанию ему снова мог составить разве что бульварный роман.

+1

14

Любопытство распирало, и Энди хотелось как можно быстрее разгадать загадку таинственного пациента и Скитер, но вовремя появившаяся мама Тони скорее их спасла, чем все испортила.

- Спасибо. - Тихо отвечает Энди, складывая лист пергамент вдвое и пряча в кармане. - Попробую поговорить с отцом.

С отцом она, конечно, не поговорит. Как и в больницу Св. Мунго больше никогда не обратится.

[nick]Andrea Kegeorth[/nick][status]rebel leader [/status][icon]https://forumupload.ru/uploads/001a/2e/af/248/594927.gif[/icon][pers]<b><a href="https://drinkbutterbeer.ru/viewtopic.php?id=2104" target="_blank">Андреа Кегворт</a></b>, 17 лет[/pers][info]Рейвенкло, 6 курс[/info]

Отредактировано Sophie Fawcett (01.09.21 13:51)

+1


Вы здесь » Drink Butterbeer! » Pensieve » 04.07.95. Таблетки, ковер, утопающий, утопающий rolling stones