Drink Butterbeer!

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Drink Butterbeer! » Pensieve » 05.04.96. Палимпсест


05.04.96. Палимпсест

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

https://forumupload.ru/uploads/001a/2e/af/430/659317.jpg

https://forumupload.ru/uploads/001a/2e/af/430/554368.jpg

https://forumupload.ru/uploads/001a/2e/af/430/906657.jpg

Dennis Aldermaston, Ophelia Rushden
5.04.1996
Башня Рейвенкло
Каждый из нас - жизнь, написанная поверх прежних.

Отредактировано Ophelia Rushden (27.04.21 20:36)

+2

2

Это был тот особый, редкий момент, когда в спальне кроме него никого не было.
Деннис понял это не сразу. Вот он сидел на кровати, подбирал аккорды, остановился, чтобы записать, и услышал полную тишину.
Алдермастон молча отложил гитару. Встал. Немного удивленно вслушиваясь в шаги своих босых ног, он подошел к своему тайнику. Из заначки рейвенкловец, вопреки обыкновению, достал не пачку сигарет, а кисет с душистым табаком и свое сокровище – бриаровую трубку.
Деннис сел прямо на пол. На пару мгновений он уперся лбом в колени. Отчего-то накатилась такая усталость, что почти не хотелось двигаться.
Прошло… две недели? А казалось, что все было только вчера. Возможно потому, что на самом деле ничего не закончилось: из-за Маркуса. Ему теперь надо научиться как-то жить с тем, что он сделал. И Деннис понимал, что это важно, и понимал, что должен быть рядом с другом и помочь ему всем, чем только возможно, но, Мерлин, ему ведь тоже было непросто.
Досадливо кривя губы, рейвенкловец набивал трубку. Ходить по лесу почти каждый, зная об опасности, но все равно пытаться найти хоть какие-то следы инфернала, врать Хагриду, ломать голову над тем, как можно уничтожить сознание тьмы, которое почти невосприимчиво к магии…
Мерлин! Ну, как же все задолбало! Драккл, ну что за дермо, а не жизнь!
Алдермастон откинулся спиной о кровать, затянувшись, запрокинул голову и тупо уставился в потолок. Дым оставил пряный привкус на языке – помогало отвлечься. Была мысль достать пиво, но не двигаться все еще не хотелось.
Тихо плеснула вода – это шпротва в аквариуме дала о себе знать. Людвига надо будет покормить, но, Мерлин, не сейчас, только не сейчас! Сука, драккл тебя дери, вот просто потерпи, Людвиг!
Как давно Деннис делал что-то просто для себя? Слишком, драккл, давно! Последние два месяца были вначале про того дракклова инфернала, а потом перечеркнуты беспокойством о том, как бы Маркус не поехал крышей от того, что сам сделал!
Деннис со вздохом снова уперся лбом в колени. Было стыдно. Не просто стыдно: за такое отношение к другу, было дракклецки стыдно. Но Мерлин!..
Алдермастон снова затянулся, глубоко, будто пытался раствориться в запахе и вкусе табачного дыма. Юноша попытался сосредоточиться на нем, на нарастающей легкости в голове – едва получилось, но огорчение и обида на всех и вся отступили.
Рейвенкловец обвел спальню рассеянным взглядом. Такой, какой она сейчас была, пустой, как-то по-домашнему неубранной, она не раздражала – наоборот. Книги, свитер Фарли на стуле, носок, выглядывающей из-под кровати Годфри, чья-то недоделанная домашка – казалось бы, вот они, призраки соседей по комнате, с которыми сейчас пересекаться не хотелось, но все равно чужие вещи не раздражали. Глухо бесила только пустота, на том месте, где раньше стоял граммофон.
Деннис взмахом палочки призвал томик Вольтера, французское издание девятнадцатого века, оставшееся от прадеда-маггла. Алдермастон все хотел добраться до этой книги – и никак не выходило нормально за нее сесть. Теперь же даже хороший табак не перекрывал горечи, поскольку та шла из сердца.
Рейвенкловец курил почти без удовольствия, прочитывал один и тот же абзац по нескольку раз, потому что упускал смысл. Все было дерьмово, но у ситуации пока что был один неоспоримый плюс: он был один.
А как давно он мог просто посидеть наедине с собой без нужды думать о других?
[icon]https://forumupload.ru/uploads/001a/ae/39/36/981696.jpg[/icon]

Отредактировано Dennis Aldermaston (28.04.21 00:18)

+2

3

Эта весна окончательно и бесповоротно стала самой безумной в ее недолгой жизни.

Забавно - потому что внешне казалось, что в привычном распорядке ничего не меняется. День сменялся днем, вторник средой, и отличались они друг от друга только расписанием уроков, в свободные часы Офелия все так же загораживалась книгами от окружающего мира. Ничего не менялось. Ее маленький, статичный мирок просто приобрел странную, пугающую, но, как ни странно, совсем не неприятную по итогам привычку переворачиваться с ног на голову.

Эта весна - словно очередная длинная хогвартская лестница. Вроде бы идешь спокойно, но раз, и нога находит вместо ступеньки пустоту, от которой сердце пропускает удар. Открытие на факультативе, короткая переписка с Анникой Ханниган, издательством, вечера, просиживаемые в библиотеке не за скучными уроками, а за написанием статьи. Взрыв в кабинете Заклинаний, жуткие сны, безобразное происшествие на уроке днем после, а потом - форменное безумие, случившееся в Запретном Лесу.

И вот, пожалуйста. После двух недель затишья - и сова, внезапно постучавшаяся клювом прямо в окно спальни, принесла новое письмо с восковой печатью ассоциации магоархеологов, на этот раз подписанное новым именем, хорошо знакомым, на миг перехватившим дыхание. Отпустив с ответом красивую сипуху, посланную ей Эдвардом Неалли, Офелия ошеломленно разглядывала кусок пергамента битые пятнадцать минут, прежде чем схватилась за голову, перевернула вверх дном рывком вытащенный из-под кровати чемодан, и, прихватив футляр с валявшимся там без дела колдоаппаратом, вынеслась прочь из спальни девочек, едва не теряя по пути наспех надетые туфли. Шмыгнула в гостиную, а затем, сразу, не обращая внимания на пару проводивших ее удивленных взглядов, на соседнюю лестницу, в уже знакомый коридор. К мальчишкам.

Интересно, он уже знает? Наверняка знает. Конечно, знает. Ей ведь вообще могли ничего не сообщать, но в письме, очень вежливом и приятном, прямо намекалось не только на то, что статья будет выпущена в апреле, но и то, что на объект уже собрана экспедиция, в которой упоминалась хорошо знакомая фамилия.

Значит, все в силе, правда? Она еще успеет послать Сигрун домой с письмом, в котором наплетет матери что-то про подготовку к экзаменам, чтобы сова прибыла домой рано утром, обогнав едущий к Лондону Хогвартс-Экспресс на несколько часов. Представляя ответную реакцию, Офелия чувствовала стягивающий ребра ужас, но все будет нормально. К лету это должно забыться, растушеваться, это если и вспомнят, то вскользь, мельком, ничего плохого не произойдет.

Девушка вихрем пронеслась через коридор, резко, едва не упав, затормозила у нужной двери, и с секунду перевела дух, очень остраненно задумываясь над тем, как сейчас смотрится со стороны - встрепанная, раскрасневшаяся, запыхавшаяся и страшно взволнованная.

Стук в дверь, однако, был тих и тактичен. И сдвинуться от двери в сторону - на всякий случай - Офелия не забыла.

Открыл не Маркус, но, к счастью, не Пейдж, контактов тет-а-тет с которым Рашден старательно избегала с самого разговора в продуваемом коридоре близ внутреннего дворика.

- Эм... привет, - она неловко улыбнулась показавшемуся в дверном проеме Алдермастону, втянув голову в плечи, - А... Маркус здесь?

+2

4

Стук в дверь был по-деликатному тихим, но в полном безмолвии комнаты он будто отразился от каждой стены и прозвучал отрезвляюще ясно. Деннис, выныривая из меланхолии, застыл с трубкой во рту. Пару мгновений соображал. Свои, как правило, заходят без стука. А кому еще тут что надо?
Чжоу что-то Гранту передать? Или к Фарли, что ли?.. Мерлин, лишь бы не кто-то из старост. Пусть снимают с факультета хоть все драккловы очки, но не предпринимают заведомо тщетных высказать ему то, что они донести не в силах… как закостенело-черствые и неоправданно архаичные говнюки.
Печально кивнув своим мыслям, Алдермастон отложил трубку и книгу. Если старосты, то от запаха табака он избавиться уже не успеет. Оставалось только натянуть сандалии и открыть дверь, выйдя-таки навстречу тому, что и кто ждет.
Предварительно изобразив безмятежность.
Которая, впрочем, растворилась, едва рейвенкловец увидел кто стоит за порогом.
Деннис приподнял брови, немного удивленно глядя на Офелию, пытаясь понять, почему она здесь. Вместо этого приходило в голову то, что от него, как назло, пахло вишневым табаком, а она сама до щемящего сердца напоминала себя тогда, в Лесу – птаху, даже в том, как она втягивает голову в плечи. Однако, к счастью, она одновременно была другой: не похоже, что случилось что-то плохое.
- Привет, - юноша поднял руку в приветственном жесте, а затем вздохнул. – Маркус… - снова вздохнул и обернулся на часы. Мерлин, как же медленно, оказывается, тянулось время... – Нет Маркуса. Ушел где-то десять минут назад, - Деннис провел рукой по лбу и волосам, будто пытался стереть печальные морщины на лбу – и действительно помогло. Взгляд прояснился. – Не знаю куда. Не вернется до ночи, пойду искать.
Казалось, что за каждым его словом стояли другие - сокрытые и неозвученные, но давать им воли и не стоило, поэтому рейвенкловец просто коротко спросил:
- Что у тебя?
[icon]https://forumupload.ru/uploads/001a/ae/39/36/981696.jpg[/icon]

Отредактировано Dennis Aldermaston (28.04.21 01:34)

+2

5

- О, - произнесла в ответ Офелия в легкой растерянности - запал последних минут неожиданно натолкнулся на препятствие. По-хорошему надо бы спросить, в порядке ли Маркус, но вежливый вопрос сейчас звучал пусто и глупо. Он не в порядке, и они оба в курсе. И даже знают, почему. Вместо этого, Рашден отвела взгляд, чуть сдвинула брови, обрабатывая в голове полученную информацию, и вновь встретилась взглядом с Алдермастоном, - Он может не вернуться к ночи?...

Да еще и так, что его нужно будет искать.

Выражать беспокойство для нее, привыкшей обычно оставаться в стороне, было своего рода шагом из зоны комфорта. Выражать его словами было непривычно и неприятно вдвойне, поэтому началось все пару дней назад там же, где и закончилось, на пузырьке с сваренной недавно настойкой растопырника, которую она сунула разодравшему руки однокурснику, разменявшись на минимум объяснений, и вернулась в свой любимый угол в гостиной. И сейчас что-то словно говорило - должна сказать, спросить больше. Только не знает, что, как, и что это вообще может изменить.

- Я знаю, он уезжает на каникулах, - издалека начала Офелия на вопрос "что у нее", хотя это самое что так и держала перед собой в обеих руках, - В Египет. Еще... две недели назад договорились, когда экспедицию Ханниган не отменили, что я занесу свой фотоаппарат... А взамен на фото присмотрю за Людвигом тут, в школе.

- О. Колдоаппарат - это то, что надо, - взгляд рейвенкловца оживился. - Я думал, что в группе мистера Неалли, должен будет найтись хотя бы один, но он ведь будет больше для документирования раскопок, а хотелось бы иметь при себе свой. Там же Каир, его тоже хочется посмотреть и запечатлеть.

- Так ты тоже едешь, - подытожила Офелия, запоздало осознав, что голос звучит, наверное, слишком удивленно. Она была отчего-то уверена, что вторым в экспедицию выберут Мидхерста. А может быть, просто привыкла видеть их в школе вдвоем. Без лишних раздумий она протянула футляр Деннису, - Тогда держи. Пленка там свежая, может, пара кадров засняты, не больше.

- Спасибо.
Деннис коротко кивнув, принял из ее рук футляр. Рейвенкловец почти сразу извлек из него колдоаппарат и взялся внимательно осматривать. Взгляд задерживался на некоторых кнопках, колесиках – и становился более задумчивым   
- Хорошо. Хорошо. На сколько, примерно, хватит пленки? – Алдермастон снова посмотрел на Офелию. – И… что делает вот эта кнопка?

- Тут кассета на тридцать шесть кадров. Я могу поискать запасную, она у меня точно была, - приподнявшись на цыпочки и вытянув шею, Офелия ткнула пальцем в указанную кнопку, - С этой стороны спусковая кнопка, с другой - перемотка пленки. Нижний рычажок ставишь на автоспуск, он держит несколько секунд.

Рейвенкловец покивал в ответ на объяснения девушки.
- Тридцать шесть… - юноша закусил губу. – Тридцать шесть будет мало… А, запасная пусть тебе останется. Что мы сами не купим в Лондоне с запасом? Какую брать… не знаю. Модель? – он задумчиво нахмурился, разглядывая колесико со значками. - И что делает?.. Хм.
Алдермастон оборвал себя и обернулся: из спальни раздавался бодрый плеск воды.
- Знаешь, пошли к нам. Чего тебя на пороге держать? Там сразу разберемся с колдоаппаратом и Людвигом, - Деннис снова заглянул вглубь комнаты. – Его как раз пора кормить.
Он посмотрел на Офелию и кивком головы позвал ее за собой.

- Но я им совсем не пользуюсь, мне незачем пленка, - робко запротестовала Рашден, - К тому же... не знаю про модель. Отец говорил, что эта камера современней тех, которыми обычно пользуются маги, один из его министерских друзей ее зачаровал. Все равно ведь... дело не в камере, а в растворе для проявления пленок.

Кивнув, она зашла внутрь, озираясь слегка смущенно и настороженно, в легком напряжении от перспективы того, что здесь может быть еще кто-то из мальчишек, и свой визит надо будет дополнительно пояснять. Но нет, в комнате было тихо и пусто, она только хранила на себе красноречивые следы обжитости и чужого присутствия. Наверное, по-своему даже уютнее, чем у девочек. По крайней мере, тот угол, где обитает сама Офелия... обычно там как будто и не живет никого, когда ее нет.

- Я как раз хотела спросить, как за ним следить, - хвостиком прошествовав к аквариуму, подала голос девушка, - То есть... как чем кормить, и как воду менять.

Людвиг нервно метался в тесном для него пространстве из стороны в сторону, то и дело выбираясь к кромке воды в поисков, возможно, остатков корма, которого там не плавало. Глядя на выпирающие зубы, странные наросты на чешуе, и общие габариты рыбины, Офелия думала, что менять ему воду должно быть рискованным занятием. Но этого не сказала - не подумали бы, что она испугалась и пытается слинять.

+2

6

Еще недавно Деннис мысленно просил Людвига потерпеть. В некотором роде, так и вышло, но ожидать, что шпротва почувствовала его желание и исполнила его по благости своего нрава, не стоило. Хотя Маркус от большой любви к питомцу, наверное, мог бы в это поверить.
Алдермастон же, чей разум чувствами к рыбе замутнен не был, понимал: агрессивный засранец, видимо, просто затаился и испытывать его терпение дальше – неоправданный риск.
На ходу рейвенкловец вернул колдоаппарат в футляр и положил его на стол подальше от аквариума, как возможной зоны поражения. Шпротва не умела ждать, но Деннис все равно задержал задумчивый взгляд на колдоаппарате.
- Не в камере и не в растворе для проявления пленок… - повторил он слова Офелии и, покивав, посмотрел на нее. – Тогда, да, ты права. Без твоей запасной пленки, возможно, никак не обойтись. Для такой поездки тридцать шест кадров мало. Все равно попробуем решить этот вопрос в Лондоне, но будем знать. Будем знать…
Алдермастон стукнул пальцами по столу и, наконец, подошел к аквариуму. Посмотрел на Людвига. Людвиг посмотрел на него. Рейвенкловец задумчиво потер подбородок. Про шпротву можно было сказать тысячи слов. Припомнив, что именно интересовало Офелию, он посмотрел на нее и озвучил то, что казалось самым важным:
- Не меняй ему воду, - Деннис выразительно приподнял брови. – Серьезно. Завтра с утра сами вдвоем поменяем. Всю неделю можно будет с ней ничего не делать.
Юноша протянул руку и безмолвно постучал пальцем по стопке книг, которая стояла на стекле, прикрывавшем аквариум. Темные глаза посмотрели на Офелию серьезно.
- Маркус, конечно, - Алдермастон сдержал вздох, - очень любит Людвига. Я за него рад. Он считает его «развитым социальным животным» со «сложным устройством личности», способным на эмпатию. Но, - он кивнул на книги. – Это меры предосторожности, чтобы шпротва не выпрыгивала из аквариума и не пыталась ничего сожрать. Тут есть небольшой зазор для воздуха и кормежки. Этого ему вполне достаточно. С кормежкой несложно.
Деннис опустился на корточки около одной из тумбочек. Дверца тихо скрипнула, а взору рейвенкловцев был явлен пузатый пакет из плотной и красивой бумаги, рядом с которым стоял не особо чистый мерный стакан.
- Тут корм для хищных рыб. Обычно даем его Людвигу два раза в день, утром и вечером. Стаканчик за раз ему положен по норме. Сам он может есть больше, и чаще двух раз в день.
В аквариуме снова заплескалась вода. Юноша флегматично повел бровью и открыл пакет. Уже хорошо знакомый ему очень специфический запах ударил в нос. Содержимое было не лучше. Достаточно было мельком взглянуть на него, чтобы присматриваться и вдумываться не захотелось. Благо, признать в темной неоднородной массе отдельные элементы было не так просто. Деннис сам бы не догадался о том, что в ее состав входят сушеные мальки и порубленные на куски флоббер-черви, но личинок последних он узнал. С натяжкой можно было думать об этом корме как о чем-то познавательном: вот сушеные кишки флоббер-червей - зрелище редкое. Оттого, что нежеланное, но все же...   
- Если не захочешь кормить этим, есть другие варианты, - продолжил рейвенкловец, высыпав содержимое стакана, в воду.
Плеск не прекратился, но стал другим. К нему добавились щелчки челюстей и нечто напоминающее плотоядное чавканье. Алдермастон даже не обернулся. Вслушиваясь в привычные звуки, немного посочувствовал Офелии – и тут же отмел эту мысль.
За кого он ее держит? Они вместе были в Лесу.
- По правде... по правде говоря, мы не знаем наверняка, что Людвиг не ест, - сказал Деннис, пытаясь не думать о том, как защемило в груди.
Тихо стукнуло стекло: это стакан вернулся на свое место. Вместо него рейвенкловец взял видавшую виды тетрадь, пролистал ее, чтобы не смотреть на девушку. С другой стороны глупо на нее не смотреть. Она красива - и не только поэтому.
- Это потом нам знакомая объяснила, как его кормить. До того момента, - Алдермастон чуть помотал головой, пробегая взглядом по строчкам, – чего он только не ел. Я вел записи наблюдений, - он протянул Офелии раскрытую тетрадь. – Они, в основном, однообразны, но по ним можно смотреть, что Людвиг уже ел и отчего ему точно не стало плохо. Впрочем, скорее всего, эта мера предосторожности излишня. Моя последняя запись здесь о том, что Людвиг съел носок и не испытал малейшего дискомфорта, - рейвенкловец немного страдальчески поморщил лоб. - Людвиг может есть носки, Офелия, и на этом месте я подвел черту в своих наблюдениях.
Он посмотрел девушке в глаза и после нескольких секунд молчания флегматично пожал плечами.
– Мы тут нескучно живем.

[icon]https://forumupload.ru/uploads/001a/ae/39/36/981696.jpg[/icon]

Отредактировано Dennis Aldermaston (29.04.21 01:24)

+2

7

Слушая инструктаж по уходу за шпротвой, Офелия вдумчиво кивала, не без любопытства смотрела то на саму рыбину, то на ее обиталище, то на продемонстрированный ей дневник наблюдений, внутренне оценив сам факт его наличия - это казалось интересным. Она не брезгливая и не изнеженная - не боится ни вида крови, ни противных насекомых, и флоббер червей, ни целых, ни даже нарубленных в фарш на рыбий корм, и хорошо, что хотя бы на этот раз ее не вздумали нянчить, ссылаясь на какое-то там благородное происхождение или внешнюю, будь она неладна, хрупкость.

- Буду кормить этим, не вижу никаких проблем, - твердо заявила Рашден, - А если... н-не будет хватать, можно будет сунуть ему что-то вроде дохлых мышей из совятни... или сырой рыбы. Хагрид говорил, что хищников лучше кормить тем, чем они питались бы на воле, то есть с костями, чешуей и прочим.

Раз уж вызвалась и взялась за что-то, то подходи к делу со всей отдачей и ответственностью - это почти дело принципа. Конкретно сейчас - еще и личного любопытства, и как бы Офелия ни убеждала себя, что это самая маленькая услуга, которой она может отплатить за бесценные фото, привезенные с ее объекта, ей было интересно. Да что там - "присмотреть за рыбой однокурсника" прекрасно работало и как причина не ехать завтра домой, и плевать даже, что кто-то из мальчиков здесь останется и без нее.

Не ехать домой. Подумать только.

- Я это поняла, еще когда вы впервые включили свою музыку с утра пораньше, - Офелия подняла уголок рта, и кивнула на угол, где раньше стоял граммофон, замеченный еще когда она сидела тут, заливая мантию кровью, в прошлый раз, - И когда...

И когда наблюдала за этой компанией, молча, со стороны, никем, наверное, и не замечаемая, так и не решаясь подойти и ввернуть что-то в разговор даже тогда, когда было, что сказать. Странно это и волнующе, сейчас вот так здесь находиться и разговаривать. Как будто приняли, вот так просто.

Ничего ведь не изменилось? Внешне - совсем ничего.

- Но мне нравится. Даже скучно без нее сейчас утром в гостиной, - оборвав мысль и чуть порозовев, добавила Рашден. Сделала три шага от аквариума, и заложила руки за спину, вежливо осматриваясь по сторонам. Зубастой герани на подоконнике уже нет - может быть, ее черепаха сожрала? На полке книги. Хорошо узнаваемые яркие корешки собрания сочинений Локхарта, тисненые золотистым буквы на темно-красном фоне - томики Уорпла, у нее самой такие лежат под кроватью. А еще...

Офелия застыла, подняла бровь, покосившись на Денниса, и, не удержавшись, потянулась к полке.

- Прости... за вольность, но я не прощу себя, если не спрошу... это чье?

Едва удерживая на лице серьезное выражение, она развернула обложкой к однокурснику и красноречиво подняла на уровень головы невесть как попавшие сюда "Демоны Анджели".

+2

8

Теперь, после всего, что было, казалось ясным как день, что Офелию Радшен никак не покоробит и не испугает мерзкий корм. Казалось ясным как день, что она выскажет это – именно таким твердым и уверенным тоном.
Деннис кивнул, борясь с желанием отвести взгляд.
Мерлин, каким же он был кретином, что не понимал всего этого…
- Мышей Людвиг любит. Рыбу тоже. У него только от крови совсем крышу сносит, так что если с чего-то после еды начнет беситься, ты не удивляйся, - Алдермастон обернулся на пакет с кормом, прикидывая. – А корма должно хватить еще недели на две. Просто давай ему по норме и ни о чем не беспокойся. Оттого, что ты будешь кормить его больше, все равно ничего не изменится.
Рейвенковец перевел взгляд на свирепо трапезничающую рыбу. Шпротва, будто почувствовав взгляд Денниса, зыркнула на него в ответ и начала поглощать корм еще яростней. Юноша едва заметно повел бровью. Он был рад, что Маркус так любил своего питомца. Правда. Честно рад. Людвиг, скорее всего, не обладал даже способностью вернуть и толики этих чувств, однако любви не всегда нужна взаимность. Достаточно бывает любить самому...
Мерлин, ну что за…
Алдермастон потер было лоб – и замер, услышав слова Офелии. Его губы медленно растянулись в улыбке.
- Жаль мы не знали, что тебе нравится, - Деннис усмехнулся, посмотрев на пустующее место граммофона. – Села бы, послушала у нас нормально. Через стены, - помотал головой, - это совсем не то. Звук нужно слышать чисто. Пока не разберемся с граммофоном, за музыку в комнате отвечаю я, - он махнул рукой в сторону гитары и листа с аккордами, лежавшими на кровати. – Акустика неплохой выходит, но…
Рейвенкловец отзеркалил мимику девушки, когда потянулась к полке с книгами, а затем увидел, что привлекло ее внимание. Деннис издал смешок – почти неслышный. Об этой книге он как-то и забыл, притом, что действительно забыть ее, конечно, невозможно.
Давя улыбку, юноша сложил руки на груди и нарочито невозмутимым тоном ответил:
- Она не наша. Это книга Элайзы О’Нил. Мы просто никак не можем ее вернуть, - он сделал небольшую паузу и, наконец, не сдержавшись, лукаво улыбнулся. – Уже пять лет. С нашего первого курса.
Алдермастон, тихо посмеиваясь, потер губы.
- Это было… незадолго после того, как мы перетащили мою кровать из соседнего блока: я так переезжал подальше от Бирча. Заходит в спальню Фарли с учебником по продвинутому курсу зелий и спрашивает про Элайзу. Никто не знал. Джейк сел читать, а там про «жезл любви». Я подумал: «Мерлин! Это, наверное, артефакт Афродиты или Венеры! Круто!». Приперся Бирч, обложка спала, мы увидели настоящие название, картинку, на которой кусают женщину. Но. Покровы не были сорваны. Мы подумали: «Мерлин! Это, оказывается, про вампиров и нечисть! Круто!». Стали читать дальше, ничего не поняли: мужик-жрец, который носит на груде ковер, ворота, персики с черенками, дурная Анджели со своей дурной розочкой, какой-то ритуал по превращению в вампира, а потом этот придурок-жрец с жезлом полез к дуре-Анджели целоваться… - Деннис, закусив губу, помотал головой. Его темные глаза блестели от смеха. - Мерлин! Понимаешь, Офелия, мы просто. Хотели. Почитать про вампиров и демонов. И до них никак не доходило!
Он все же тихо рассмеялся, опустив голову. Его взгляд упал на все еще дымящуюся трубку на тумбочке. Чаша удобно легла в ладонь и Алдермастон, все еще улыбаясь, затянулся.
- А потом пришел Грант и все нам объяснил. Покровы были сорваны, - рейвенкловец продолжил тихо смеясь: - И сразу всем так противно стало. Фу. Гадость же.
Он пожал плечами, весело глядя Офелии в глаза.
- Конечно после такого мы не смогли вернуть книгу.
[icon]https://forumupload.ru/uploads/001a/ae/39/36/981696.jpg[/icon]

Отредактировано Dennis Aldermaston (30.04.21 16:02)

+1

9

- А это... правда всем бы здесь понравилось? - деликатно, но прямо спросила Офелия, - Если бы я п-пришла послушать.

Она вот совсем не уверена. Ботаны всегда, с самого первого курса, держались своей компанией, немного особняком, и вряд ли были бы в восторге, если бы к ним с утра заявилась девочка, с которой никто из них особенно не общается.

Даже, если верить короткому разговору в больничном крыле, в этот клуб Рашден каким-то образом попала заочно, сама этого не зная. Наверное, в тот момент, когда оставила так ни разу и не надетым в чемодане скромное, но красивое платье, выбранное летом на Святочный Бал, и просидела весь вечер, читая скучнейший труд Иеремии Шалтиэля о каббале, пока где-то внизу гремела музыка. 

Скользя взглядом по гитаре, она хотела было добавить - жаль, что гитары из гостиной не слышно. Но это показалось отвратительно невежливой попыткой навязаться, да и...

Глупо это как-то. Совсем глупо.

Хотелось бы послушать, конечно. Приятный, простой, мелодичный инструмент. Но как-то... не здесь. В смысле, не в помещении, где живет несколько человек, перед которыми придется смущаться и пояснять свое присутствие в случае чего. Не там, где присутствие это точно не будет нежеланным или невостребованным.

Попытки дослушать рассказ Алдермастона о знакомстве обитателей спальни с дамской литературой с серьезным лицом были обречены на провал изначально. Спешно вернув томик на место, Офелия спрятала лицо в ладонях, пряча совсем не смущение, но рвущийся наружу смех - выдавали подрагивающие плечи - и замотала головой.

- Давай только без подробностей, - вежливо попросила рейвенкловка, выглянув из-за собственной ладони. Она вот тоже обойдется без подробностей - о том, как сама натолкнулась на эту книгу в свои одиннадцать лет, была сильно сконфужена, прочитав несколько глав, и убрала откуда взяла - под кушетку в рейвенкловской гостиной. Смысл прочитанного был осознан только на пару лет позже, без участия однокурсников, исключительно из образовательных медицинских книг, и, еще позднее, наставительной беседы с матерью, когда, по мнению последней, Офелия (активно увлеченная в тот момент образом вампирского герцога д'Аллара из книг Уорпла) вступила в "опасный возраст". Беседа, к слову, оказалась исключительно неприятной. Настолько, что к скабрезной литературе, иногда замечаемой в книжном в Косом, Офелию как-то совсем перестало тянуть, - Когда говорят про "взрослые" книги, хочется представлять что-то очень сложное и умное, а не... вот это.

Она фыркнула напоследок, не удержалась. Еще раз обвела глазами комнату, закрепляя "официальное" знакомство с чужим пространством, в которое нужно будет наведываться дважды в день всю следующую неделю, и красноречиво задержалась взглядом на двери.

- ...Знаешь, я думала... - внезапно выдала Рашден, и тут же запнулась. Обычно она тщательно взвешивает, что говорит, но эта фраза была обдумана непростительно повеохностно, - ...Что новости об экспедиции все наладят. То есть, не все, но...

Это, конечно же, не нуждается в пояснениях. Две последние недели были... странными, нелегкими хотя бы для троих из четверых вышедших из Леса после встречи с инферналом. Но действительно, направляясь сюда, она ожидала застать не одного Денниса, а как минимум, всю компанию, активно обсуждающую новости и экспедицию - захватывающее предприятие, пожалуй, для любого, кто ходит на Древнюю Магию.

И все-таки он тут один. И вот это "пойду искать если не вернется" неприятно холодит изнутри ребра.
Вместе с так и не зажившими разбитыми костяшками. Пустой и ненужной попыткой помочь.

+2

10

Деннис кивнул в ответ на вопрос о музыке. «Иногда все очень просто», - думал сказать он, но это отчего-то показалось неуместным. Это было бы просто для него, но не для Маркуса или Годфри – и не для Офелии.
- Мы любим слушать музыку, и всегда хорошо поделиться этим с кем-то еще. Когда рассказываешь о том, что любишь кому-то еще, ты будто переживаешь свои первые впечатления от него заново. Иногда даже лучше начинаешь понимать, почему ты это любишь.
Алдермастон посмотрел на Людвига – просто воспользовался возможность отвести взгляд. Сердце защемило. Было неспокойно. Горько-сладкое осознание было совсем рядом… и он заставил его отступить.
Лишь на время.
Оно вернулось с новой силой, когда рейвенкловец, прищурив блестящие от смеха глаза, смотрел на трогательно подрагивающие плечи Офелии. Она точно знала, что это за это книга – иначе не взяла бы ее с полки. Может, она в первый раз натолкнулась на «Демонов Анджели» не в таком юном возрасте, как сам Деннис, но он понял еще одну вещь, которая их роднила. Призрачно, совсем чуть-чуть – и все же.
Офелия Радшен тоже может посмеяться над Анджели.
- И не собирался, – юноша снова издал неслышный смешок и указал трубкой на книгу. – Но, Мерлин, это совершенно точно не «взрослая» литература.
Алдермастон с улыбкой помотал головой, закрывая тему. Снова взяв в рот мундштук, он затянулся и в тишине выпустил облачко дыма. Про «Демонов Анджели» можно было сказать тысячу слов – и говорить их сейчас не хотелось. Пустое. Это пустое, глупое, достойное порицания в виде смеха, а здесь Офелия.
Нечто… большее.
Рейвенкловец едва заметно повел бровью, уловив взгляд девушки, скользнувший в сторону двери. Он не собирался ее задерживать. Пришло на ум последнее, что стоит сказать об уходе за Людвигом, но он не успел.
Всякая тень веселья исчезла с его лица. Он медленно затянулся, выигрывая себе время, чтобы подобрать слова, и почему-то отложил трубку. В тишине дерево стукнуло о дерево почти мелодично.
- Стало легче, - Деннис чуть понизил голос. – В этом не сомневайся. Без экспедиции было бы хуже.
Он медленно, устало потер шею и перевел взгляд на окно. Не мог сейчас смотреть на Офелию. Будто тем самым он передал бы ей часть той ноши, которая довлеет над ним. Этого не хотелось, поэтому Алдермастон, тусклыми глазами глядя куда-то в небо, подбирал слова.
- Все случилось полтора месяца назад, понимаешь? Это длилось дольше, чем кажется… – юноша скорбно поджал губы. – Мы хотели все исправить, но просто не могли. Мерлин, целый месяц мы вообще не знали где он и что делает. Хотя я постоянно искал любые следы присутствия, проверял яму, - он, прикрыв глаза, перевел дыхание. – Это изматывает душу. Маркусу тяжелее всего, но мы тут с ним вместе. Как всегда в одной лодке. Всегда в одной лодке…
Деннис хмуро потупил взгляд, снова потер шею, почему-то осторожно взвешивая следующий шаг. Было трудно понять собственное колебание. Кто-то должен был это сказать. Это было только правильно.   
- Я не знаю… скажут это остальные или нет, - в ровном тоне звучала острожная мягкость. – Мы очень благодарны тебе. Ты была там, когда мы нуждались в помощи больше всего. Ты осталась, и ты, - он перевел дыхание, - разделила с нами этот секрет.
Рейвенкловец подумал и помотал головой.
- Драккл, кто знает? Может, если бы ты не пошла тогда в Лес, то… насколько хуже, все могло бы обернуться?
Алдермастон снова перевел дыхание – дышать было немного трудно, а сердце ныло сильнее.
- Вне зависимости от того, что могло бы быть… - он все же поднял на девушку взгляд, серьезный и твердый. – Ты поступила, как настоящий товарищ. Это невозможно забыть. И... за этот поступок я, похоже, всегда буду уважать тебя.
Он потупил взгляд и меланхолично покивал своим словам. Что еще он сказать? «Спасибо»? Какое тусклое, тусклое слово.
[icon]https://forumupload.ru/uploads/001a/ae/39/36/981696.jpg[/icon]

+2

11

Бывают моменты, когда витающие в воздухе перемены почти осязаешь. Чувствуешь, что что-то непременно изменится в ближайшее время, что-то сотрется из жизни, и на месте этого будет записано совершенно новое.

Может быть, не она одна это чувствует после окончательной гибели инфернала, но ее жизнь доселе была слишком статична - перемены были только тщательно отмеренными циклами, в которых день меняется днем, вторник средой, учебный семестр - временем дома. Но теперь Офелия чувствует (хотя, скорее всего, ей просто очень хочется в это поверить), что грядут перемены.

Безумная весна. Разве могла она представить, что когда-нибудь услышит от кого-то из однокурсников что-то подобное?
Настоящий товарищ. Невозможно забыть. Всегда уважать.

- Не нужно, - удивленно проморгавшись, Рашден мягко покачала головой, - То есть... не стоит.

Возможно, со стороны все кажется... другим. Заслуживающем вот так высказываемого уважения. Отвагой, самоотверженностью, или еще чем-то донельзя лиричным, чего она не чувствует. Офелии сложно оценить это вот так, такими словами. И непросто слушать их в свой адрес.

- Тогда, у ямы...

Офелия запнулась - сказать "как есть", так, чтобы прозвучало правильно, не так уж и легко.
Но, если прислушаться к ощущениям, не так уж и сложно?

- ...Он мог сказать мне что угодно, и я бы ушла. Мог бы просто прогнать. Но он сказал, как есть, и... разве я могла после этого не остаться или выдать вас?

Окончательно смутившись, она отвела взгляд в сторону, куда-то в пол, на лежащую у ножки чьей-то кровати книгу. В повисшей тишине тихо плескалась вода (Людвиг, очевидно, заканчивал свой ужин), и мерно тикал настольный будильник, пристроенный на одной из тумбочек.

Неловко.

- Я пойду, - подала голос Офелия, мотнула головой, словно отгоняя от себя ненужные мысли, и решительно двинулась на выход, - Нужно найти пленку, и отправить сову домой, чтобы она успела прилететь до того, как мать соберется меня встречать.

+2

12

Действительно. Иногда все очень просто.
Деннис отвел взгляд вместе с Офелией. Медленно потер шею. Голова была совершенно пуста, точнее нет не так: ее надо было держать пустой, чтобы не прийти к выводам.
- Я тебя понял, Офелия, - Алдермастон кивнул, все еще глядя в сторону. - Спасибо.
Нет. Нет, снова не так. Он еще не понял ее. Это до того он был кретином, который решил, что все про нее понял и перестал думать. На самом деле это было не так, совсем, совершенно не так. Это теперь он хотел ее понять. Запомнить интонации, разгадать взгляды и жесты, услышать мысли, хоть одним глазком заглянуть в душу - узнать - Мерлин! - в кого влюбился.
И почему настролько неспокойно от этого.
- Да, давай, - отозвался Деннис все равно ровным тоном, пусть от этого и, казалось, сдавило связки. Он бездумно взял бабушкиного Вольтера. - Заходи, если что.
Нет, нет, не зайдет. Точнее, уже будет не так. Она вернется с пленкой, но, наверное, лишь мимолетно: придет и уйдет, упархнет. Кажется, что все слова, которые можно было сказать, уже сказаны, и теперь оставалось только проводить ее до двери, глядя на гладкие пряди волос, до которых нельзя дотронуться.
Мерлин!
В этот раз было страшно от мысли, что ничего может и не выйти. Кажется и говорить себе о том, что будет достаточно памяти, бесполезно, оттого что неправда. Пусть еще все сто, тысячу раз может не сростись эта вполне вероятная перспектива огорчала.
Потому что в этот раз все казалось действительно важным.
[icon]https://forumupload.ru/uploads/001a/ae/39/36/981696.jpg[/icon]

Отредактировано Dennis Aldermaston (13.05.21 03:06)

+2


Вы здесь » Drink Butterbeer! » Pensieve » 05.04.96. Палимпсест