Drink Butterbeer!

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Drink Butterbeer! » Pensieve » 10.09.95. Pull me into your glow, make me blush


10.09.95. Pull me into your glow, make me blush

Сообщений 1 страница 20 из 22

1

https://forumupload.ru/uploads/001a/2e/af/262/295063.gif

Gabriel Tate, Katie Bell
10 сентября 1995 год (суббота)
Берег Черного озера

Пари закончено, а приз так и не дошел до победителя. Это нужно срочно исправить.

+2

2

Каникулы пролетели как-то слишком быстро, совсем незаметно. Вроде недавно он только выходил из вагона Хогвартс-экспресса, смотрел на затянутое тучами небо Лондона и щурился, пытаясь сообразить, что делать дальше, куда бежать, где его примут вот такого потерянного и потрепанного. Никто его, конечно, не встречал, Тейт и не ждал, в общем-то, что мать, растроганная, вдруг приедет и будет стоять на перроне, взволнованно теребя множество браслетов на худой руке. Тейт добрался тогда до родного Колчестера на попутках, расплачиваясь странными выдуманными историями и тонной неловких вопросов, которые он задавал словоохотливым попутчикам.

Лето пролетело быстро, но, кажется, что успело за эти дни вместить в себя целую жизнь, какюу-то другую, совершенно чуждую Тейту, но совершенно удивительную. Это стремительно пролетающее лето изменило его чудовищно, перевернуло всё его мировоззрение с ног на голову, встряхнуло так, что в голове всё еще летают маленькие звёздочки, словно в глупых детских мультфильмах, и их никак не получается поймать. Смешной неловкий Макиш; самоуверенный, но в то же время какой-то очень мягкий и безумно обаятельный Тан; знающий, кажется, вообще всё про этот мир мистер Ди; дерзкая, яркая, резкая Кора, выдувающая огромные пузыри из жвачки, рассказывающая тихим томным голосом городские легенды; Энди с тату-машинкой в одной руке и фляжкой в другой; потерянная Меган, кутающаяся в его толстовку. Лица и образы всё ещё крутятся перед глазами, они смеются, подмигивают, говоря все разом, затягивают обратно, будто хотят, чтобы он не думал сейчас ни о чем, кроме этого лета.

Тейт трясёт головой, понимает, что сидит сейчас на корточках в хаффлпаффской спальне перед своим рюкзаком, в котором уже лежат несколько бутылок пива, на которые он успел наложить заклинание, чтобы оставались прохладными, и свёртки с сэндвичами. Руки дрожат. Может, он и стал увереннее, но он всё еще жутко боится и переживает. Особенно сегодня. Если бы пикник с Кэти случился в прошлом учебном году, как и планировалось, он, наверное, свалился бы в обморок прямо перед ним и никуда бы не пошёл, трусливо отлёживаясь в больничном крыле и делая вид, что спит, каждый раз, когда кто-то заходит в обитель мадам Помфри. Да, лето изменило многое, но одно осталось прежним, нетронутым, таким, как в тот первый день.

Сейчас Тейт что-то бормочет себе под нос, что-то жизнеутверждающее, вселяющее уверенность, какие-то странные фразочки из лексикона Таннера. Но не помогает совсем. Тейт стоит у главного входа, прячет подрагивающие руки в карманы толстовки, когда видит Кэти. Он улыбается, улыбается искренне, делает шаг вперёд, немного теряется, но всё-таки обнимает её, почти сразу отступая.

- Идём?

Тейт и Кэти заключили пари в мае, сидя на парте в пустом кабинете, пропахшим тогда заживляющей мазью. Эль, кажется, помнит тот день досконально, каждое сказанное слово, каждый жест, каждое движение, каждую свою мысль. И это нервирует ужасно. Он всё ещё считает, что сказал тогда много лишнего, но в итоге.. в итоге случился тот самый спор, который Тейт, к своему огромному удивлению, выиграл. Он неделю ни перед кем не извинялся. Он до сих пор не понимает, как пережил те дни, трясся тогда ужасно, заикаясь чаще прежнего, избегая чужих взглядов, тщательно выбирая слова. Но он смог. И теперь они с Кэти идут на берег Чёрного озера, а в рюкзаке у него позвякивают бутылки со сливочным пивом.

- Как твоё лето? - Тейт смотрит на солнце, щурится, прикрывая глаза рукой. - И как ты.. - Он замолкает резко, не решаясь произнести последние два слова "после.. турнира". Они почти не разговаривали после тех событий. Тема, конечно, жуткая, отвратительная, совсем неподходящая под ситуацию, и ему правда хочется знать, потому что переживает, хочет удостовериться, что Кэти в порядке. Тот день многое изменил, и его в том числе. Он понял, что всё не шутки, не глупости, не просто слухи в коридорах школы - грядёт война, и любой может стать мишенью. А Седрик, он.. Тейт трясёт головой, отгоняя воспоминая о старосте. Он старается взять себя в руки. Нет, сейчас точно не время и не место. Хоть какие-то уроки он успевает выучить за лето. - Как его провела? Уезжала куда-нибудь?

Отредактировано Gabriel Tate (09.05.21 23:56)

+2

3

За время каникул Кэти испытывала множество разных эмоций, но не радость. Выдохнуть с облегчением ей удалось только в Хогвартс-экспрессе, когда родительский контроль остался там, дома, а ей предстояло вернуться в школу, к своей обычной жизни: друзьям, учебе, квиддичу. Это было тяжело. Смерть Седрика оказала гораздо большее влияние, чем должна была, хотя, может дело в Тони или том, что хрупкое девичье сердце разбилось. Такие раны не залечить зельем, не убрать при помощи чудесной мази, нужно время, нужны новые, яркие и запоминающиеся события. Где, если не в школе?

Первые дни проходят странно, она словно на автопилоте переходит из класса в класс, берет учебники в библиотеке, просыпается по утрам, идет на завтрак. Совсем не похоже на вечно смеющуюся Кэти. Это замечают подруги, которые и пытаются вывести ее из этого состояния. И они слышат это обычное «все хорошо», понимая, что это совсем не правда, но больше сказать нечего.

После того бунта в конце прошлого года, было очень тяжело найти общий язык с родителями, пришло понимание – она не хочет оправдывать их ожидания, не хочет делать то, что они одобрят, хочет делать то, что ей нравится. А что ей нравится? Последние пару месяцев Белл общалась только с Рикеттом и его приятелями магглами в порту, куда удалось напроситься и, разумеется, найти приключений. Впервые она не отмечала день рождения, никаких праздников, просто обычный ужин в одном из любимых мест. Рикетты всегда были рады дочери своих друзей, дела которых шли в гору и им приходилось часто уезжать из страны. Это был первый раз, когда родителей не было рядом, но это ведь ерунда, просто обычный день.

Они столкнулись с Тейтом у теплиц, когда выходили с травологии, ей показалось, что тот вытянулся еще больше, но возможно, просто она сама не вытянулась ни на дюйм. Их пари, Белл даже забыла об этом, хотя так радовалась и гордилась тем, что Эль смог, он преодолел себя и одержал заслуженную победу. Пикник они решили перенести на дни, после окончания турнира, перед экзаменами, но трагичная смерть Диггори и было уже не до этого. Уговор дороже денег, именно поэтому она спускается по лестнице, зачем-то считая ступеньки.

- Привет, - удивленно замирает, когда Тейт обнимает ее так легко и непринужденно, будто это обычное для них дело, даже не находит что сказать. Она тащится за парнем, думая о том, что в прошлом году тот бы так не поступил, а может она просто плохо его знает.

Устраиваясь на берегу, Кэти думает, что стоит хотя бы нарисовать на лице улыбку, изобразить веселость, чтобы не вызывать лишних вопросов и беспокойства, но на это нет сил, а главное – желания. Это будет совсем не честно. Она садится лицом к озеру и смотрит на водную гладь, вспоминая тот вечер, когда приехала к Рикеттам. Когда они с Тони сидели на берегу моря, ругались, пили маггловское пиво, курили сигареты, думали каждый о своем и поддерживали друг друга, как умели.

- Странное лето, - чуть дергает плечом, внимательно рассматривая солнечные блики на воде, - ездила к Тони, пока родители были в отъезде, - снова прокручивает то, как миссис Рикетт готовила ужин, а они вместе даже пекли торт. Губы растянулись к легкой, но искренней улыбке, - пожалуй, самые сложные каникулы за все время, - честно признается, понимая, что это и так видно. Нет, она не планирует изливать душу и погружать старосту в свои проблемы, говорить о том, что плакала каждый день, да и сейчас иногда тоже. Надеется только, что глаза не выглядят опухшими.

Поднимает голову, чтобы заглянуть в лицо Элю, - но зато впервые общалась с магглами без взрослых, — вот такое у нее достижение, - А ты? Почему мне кажется, что у тебя произошло что-то интересное? – прикладывает ладошку ко лбу, чтобы спрятаться от солнца, изучая лицо парня. Она как будто видит его впервые. Нет, это все тот же Гэбриэль, которого пришлось почти силой затащить в пустой класс, чтобы обработать синяки, но что-то изменилось и, вроде как ей это нравилось. – Расскажешь? – осторожно, вкрадчиво, просит Кэти, в душе желая порадоваться за хаффлпаффца. Возможно, они наверстают то, что не успели в прошлом году, узнают друг друга лучше. Ведь оба хотят этого?

+2

4

Тейт расстилает стащенный (?) у кого-то плед, он сам не знает, откуда у него этот странный монстр, будто слепленный из частичек разных покрывал. Вот квадратик в цветочек, сразу рядом с ним - тоже цветы, но уже другие, вот тут какие-то турецкие огурцы или что-то вроде того, а там, почти в конце.. это что, хохлома? Тейт даже ненадолго сам залипает на это весьма спорное произведение чьих-то рук, разглядывает его внимательно, отходит на несколько шагов назад, снова смотрит, удивляется, когда понимает, что всё это пёстрое разнообразие удивительным образом складывается в общую картину. Хорошо бы вспомнить, откуда взялось это чудовище Франкенштейна, вязанная версия.

Кэти выглядит грустной, и Тейт заметно напрягается, сжимает пальцы в кулак, немного хмурится, в голове вертятся мысли, что это всё из-за него, не хотела она этой встречи, ей это было не нужно - это он навязался, напомнил о споре, который был несколько месяцев назад, о котором, она, скорее всего, уже и забыла, и согласилась только из вежливости. Он смотрит не на гладь озера, нет, - поднимает глаза в небо, разглядывает плывущие низко облака, которые, кажется, ещё немного и упадут на них, раздавят под своим весом. Вон то облако как раз похоже на наковальню, а соседнее - на огромный молот.

Эль достаёт из рюкзака пару бутылок, заклинанием открывает обе, протягивает одну Кэти. Он делает большой глоток, надеясь, что это хоть немного его расслабит, вернёт то самое чувство лёгкости, о котором он сожалел тогда, в мае. Сейчас его явно не хватает.

- На всё лето? - Тейт склоняет голову, смотрит, как луч солнца путается в волосах Кэти, как играет в них, похожий на маленькую огненную вспышку. - Из-за турнира? Или из-за.. окончания года? - Тейт пальцем проводит по линиям на пледе, переходит с одной части на другую, обводит какой-то странный плод, похожий то ли на гранат, то ли на странной формы яблоко. Он знает, что Кэти в прошлом году уехала домой не на Хогвартс-экспрессе. И он узнал это не от неё, а позорно подслушал чужой разговор. Он мог тогда уйти и забыть, но зацепился за знакомое имя и продолжил стоять на месте как глупый истукан, царапая ногтями каменную кладку. Именно поэтому он не спрашивает ничего напрямую, эта информация была не для него, он не должен был знать.

Тейт делает ещё один глоток, потом ещё, замечает, что рука, сжимающая бутылку, всё ещё легко подрагивает. Он не знает, что с этим сделать сейчас; он не знает, как вернуть себе равновесие, которое, казалось бы, только недавно обрёл. Внутри бушует маленький ураган, будто бы сметая всё прошлое, медленно, но верно проходясь по частичкам лета.

- И как они тебе? - Эль стучит по стеклу, потом вдруг зажмуривается, дует на горлышко, словно это какой-то необычный инструмент. Короткая причудливая мелодия вплетается в шум ветра, листьев и волн. Эль улыбается. - Интересное? Знаешь, я не очень уверен. Скорее, что-то очень странное и сумасшедшее, я к такому совсем не был готов.

Он не был готов к тому, что сможет сбежать из дома с почти пустыми карманами, оставить свою мать, не звонить ей почти и не вспоминать. Он не был готов к тому, что в Лютном нарвётся на неприятности, но сможет остаться жив и даже цел. Он не был готов к тому, что маггловский мир примет его так легко, словно давно потерянного ребёнка, одарит кучей новых знакомых, которые расскажут про жизнь, расскажут про него самого, выдернут его из зоны комфорта, погрузят с головой в какой-то совершенно новый, ужасно притягательный и очаровательный мир. Он не был готов к тому, что его разберут словно детский странный конструктор, постучат его частями об пол, сгибая и создавая новые вычурные формы, а потом соберут заново. Соберут во что-то другое, совершенно новое и старое одновременно.

- Я приехал домой, но почти сразу уехал обратно в Лондон, - почти шепчет Тейт, пытаясь подобрать слова, чтобы описать весь балаган, что творился в его жизни этим летом. - Я жил в Лютном, жил в маггловском Лондоне, пел на улицах и в переходах. Встретил новых людей, которые почему-то решили, что я ничего такой, - Эль смеётся, он сам до сих пор не верит. - Встретил старых знакомых, и даже набил временную татуировку. Она тут была, - он закатывает рукав, показывая предплечье. - Сейчас пропала уже, но целый месяц была словно талисман, будто бы толкала на всякие безрассудства, но охраняла. Бред, конечно, ужасный. Очень странное лето, - кивает Гэбриэль, поднимает свою бутылку и тянется к Кэти, чтобы чокнуться. - За более удачный год?

Отредактировано Gabriel Tate (10.05.21 22:39)

+1

5

- На недели три, вроде, - отстраненно отвечает Кэти, прокручивая в голове те дни, что проводила в доме на берегу моря. Где воздух соленый, а коварный ветер пробирается под любую куртку, и ты мерзнешь независимо от того, как хорошо утеплился. Там, где волны набегают на берег, выглядят очень угрожающе и разбиваются о скалы на миллионы осколков. Ей так нравилось наблюдать за ними, пока Тони, мистер и миссис Рикетт были на работе. Тогда она чувствовала себя абсолютно бесполезной, не приспособленной к этой жизни. Убедилась в этом в порту, когда не знала, как общаться с магглами или как выйти из неловкого положения, в которое они из-за нее же и попали. Но тогда, в моменте, чувствовала себя абсолютно счастливой, ведь перед ней абсолютно новый, неизведанный мир, полный загадок и приключений.

Сейчас это кажется далеким прошлым, хоть и вызывает теплую улыбку. – Магглы забавные, - сложно охарактеризовать всех, но те, с кем ей удалось познакомиться были достаточно прикольными и смешными, - мальчишки, с которыми работает Тони тоже высокие, - не такие, как Тейт, конечно, но все равно, - Рикетт всю дорогу ворчал на них, потому что придумал, что те меня клеят, - принимает бутылку, благодарно улыбнувшись, - я даже не сразу поняла, что он имеет ввиду, - хмыкает, но не говорит вслух о том, что фантазия у ее друга отменная. Зачем кому-то клеить ее, бред какой-то.

Белл крепко сжимает горлышко бутылки, та покрылась испариной, и она кончиком пальца собирает мелкие капельки, приятное ощущение. – Знаешь, немного безумия в жизни – только на пользу, - она так завидует Гэбриэлю, прямо сейчас, потому что у него летом произошло столько событий, он общался с новыми людьми и это помогло ему измениться, жить нормальной жизнью. Но кого винить в том, что пятый курс был для нее слишком эмоциональным, слишком тяжелым и в итоге закончился трагедией для всего магического мира?

- Жалко, что уже исчезла, никогда не видела татуировок, - признается честно, внимательно разглядывая предплечье, на котором нет даже следа от рисунка. Несмотря на облака, что набегали, солнце пекло слишком сильно и Кэти, отставив бутылку, стянула толстовку, складывая ее и убирая за спину. В футболке определенно комфортнее. – А тебе не было страшно в Лютном? Слышала, что там обитают весьма сомнительные волшебники, это опасно, особенно когда тебе еще нет семнадцати, - Элю же еще не семнадцать, верно? – Ты выглядишь другим, - неожиданно выдает Кэти, стоит их взглядам встретиться, - более радостным, спокойным, это здорово, - в первую их встречу в этом учебном году, она видела в глазах напротив не просто смешинки, а настоящих чертят, что всегда выдает настрой и изменения, которые происходят с человеком. Она будет счастлива, если это лето, с такими странными приключениями, помогли обрести ему то, что сделает его счастливее.

Они чокаются, слыша характерный звон стекла, Белл немного успокаивается, как будто это точка отсчета, вот именно отсюда жизнь должна возвращаться в правильное русло. – Да, пусть этот год будет лучше, - наконец-то делает первый глоток и закрывает глаза. Это совсем не похоже на маггловское пиво, то горькое и быстро дает в голову, а сливочное – совсем другое дело. Подставив лицо солнцу, девушка улыбается, не так, как делала это обычно, но это уже прогресс.

Она оставила вопрос Гэбриэля без ответа, с одной стороны, незачем грузить его всем этим девчачьим бредом, но если проигнорирует, может обидеть хорошего парня, а этого точно желать не хочется. Вздыхает и решается, - это все вместе, в прошлом году я сделала кое что о чем, вроде как жалею, и мне тяжело смириться с последствиями, а Сед… - запинается, прошло слишком мало времени, чтобы можно было спокойно говорить о гибели студента школы на Турнире Трех Волшебников. – Седрик, то, что с ним произошло, кажется, разделил жизнь на то, что было до и после, – дыхание учащается, как если бы она сейчас расплакалась, но не время, нужно сдержаться. – Никогда в жизни не испытывала такого страха, - обнимает себя за плечи и мысленно считает до десяти, как будто это помогает, - и вот это состояние страха, сожаления, дурацкого отчаяния, думаю, что не особо способствовали веселью на каникулах, - про скандал с родителями, про их споры о том, что она должна, а что не должна делать, что вся эта ее «первая любовь» глупости и даже переживать из-за этого не стоит, лучше не рассказывать. Тейт точно подумает, что вытащил на прогулку истеричку.

- Получается, ты все же изменился за лето? – поворачивается в Элю, с интересом разглядывая его лицо. – Давай, топ три безумных поступка, - прячет улыбку за горлышком бутылки, делая глоток и думает, что может быть и не готова вернуться к своей обычной жизни, но нуждается в чем-то нормальном, даже если придется разбираться в этом понятии «нормальности» с нуля.

+1

6

- Они же живут где-то у моря, да? - Тейт очень смутно помнит рассказы Энтони о доме, да и Рикетт ему не очень много рассказывал. - Там, наверное, здорово.

Эль на море никогда не был, оно всего лишь снилось ему много раз. Ему снилось, как он сидит на берегу, смотрит на закат, вдыхает этот удивительный воздух, который будто очищает, заставляет забыть о всех проблемах, будто нет ничего до и после - только сейчас, только море, только холодные брызги солёной воды попадающие на лицо, заставляющие как-то по особенному улыбаться. Тейт видел море, когда перебрал с настойкой Энди, и не просто видел - чувствовал, ощущал каждой клеточкой своего тела. Он слышал шум волн, крики чаек, слышал странную обволакивающую, очень тёплую мелодию, пробирающую до самого сердца.

Тейт на море никогда не был, хоть его родной город не так далеко от побережья, но вечно находились дела поважнее. Да и мать всегда запрещала уезжать одному из Колчестера, прикрывалась заботой и переживаниями о единственном ребенке, но Эль знает, что это всё - чушь несусветная, там один сплошной эгоизм, желание держать его поближе к себе, чтобы в любой момент можно было нагрузить домашними проблемами, отправить в магазин за выпивкой и сигаретами или просто от души наорать, чтобы спустить пар. И даже этим летом, решившись сбежать, он поехал в Лондон. Теперь он жалеет. Надо было посмотреть на море, может, больше и не выпадет шанса, кто знает, как всё сложится дальше. Вдруг будет война и он падёт одной из её жертв?

- Знаешь, когда я только приехал в эту школу, когда начал осознавать всё и узнавать волшебников, я тоже думал, что они забавные. Не смотря на постоянный ужас от пребывания рядом с призраками, полтергейстами и ужасными сильными магами, я почему-то всегда улыбался, когда слышал разговоры рядом, когда заходил в ванную - а там вё совершенно не так, когда понимал, что тут нет ни телевизора, ни микроволновок, ни даже плеера. И я как-то увидел в Лондоне волшебника, я совершенно точно был уверен, что это именно он, потому что вряд ли магглы знают словечки вроде "Драккл", да? - Тейт смеётся, комкает в руке уголок пледа. - И он носил что-то совершенно невообразимое. Яркие пижамные штаны с пингвинами, кажется, рубашка в полоску, рождественский свитер, повязанный вокруг талии, и это в середине августа. И самое забавное, что на него почти никто не обращал внимания. Люди просто проходили мимо, изредка усмехаясь. Маги чудят в маггловском мире. Магглорожденные волшебники чудят в волшебном. Мне кажется, различий меньше, чем мы думаем. А они и правда клеили? - Улыбается Эль и подмигивает.

Он этим летом жил в двух мирах сразу, переходя из одного в другой, иногда по нескольку раз в день. Тейт наблюдал за магглами, наблюдал за волшебниками, подмечал какие-то мелочи, привычки, жесты. Они разные, несомненно, они живут по-разному, слушают разную музыку, говорят о разных вещах. Но общего тоже охренительно много, маги просто предпочитают этот факт игнорировать почему-то, замыкаясь в своей волшебной средневековой скорлупе, не желая взглянуть дальше собственного носа. Тейт не думает, что волшебному миру стоит раскрывать себя, ни в коем случае, но попытаться понять тех, с кем живешь бок о бок, почему нет?

- Да там ничего особенного не было, просто маленькая химическая формула. Да и выглядит как обычный рисунок чернилами на коже, ну, или очень похоже. - Он не решился тогда на постоянную татуировку, да и сейчас, наверное, не смог бы принять такое решение. Слишком ответственный шаг, к которому Тейт пока не готов. - Было, конечно. До усрачки страшно, если честно, поэтому я провёл там не так много времени и сбежал к магглам, - Тейт снова смеётся, возможно, даже громче, чем мог сам от себя ожидать. - Я.. я.. наверное, ты права. Я просто не до конца уверен, что это надолго.

Он всё ещё не может привыкнуть к этому ощущению какой-то странной легкости, не может осознать его полностью, понять. Ему ещё страшно, но это другой совершенно страх, уже не такой мрачный, не засасывающий в бездну, не поглощающий темнотой так, что становится тяжело говорить. Он более мягкий, аккуратный, будто бы время от времени отступающий назад, трогающий аккуратно за плечо, легким дуновением ветра щекочущий затылок. Но он есть, и Элю кажется, что он ещё заявит своё право, вернёт себе былую силу, первернёт всё снова, расставляя по местам.

- Сильно жалела? Я имею в виду, это правда так ужасно, что стоит сожалений и переживаний? Извини. Я, наверное, перегибаю. Не отвечай, если не хочешь, - Тейт садится чуть ближе к Кэти, смотрит прямо в глаза. Хочется взять Кэти за руку, сказать, что ему не всё равно на то, что с ней происходит, что она чувствует. Но он сидит и молчит, только кивает и улыбается едва заметно. А потом Кэти вспоминает про Седрика, и Тейт опускает взгляд. - Я.. я понимаю. Никто к этому не был готов, и это.. это всё действительно ужасает, пугает до дрожи. Ты чувствуешь этот страх, даже если не был частью турнира. Некоторые первокурсники.. они плакали, хоть толком не понимали, что происходит. И им до сих пор снятся кошмары. - Тейт кладёт руку Кэти на плечо, сжимает. Он рядом.

- Получается, что так, - он взъерошивает волосы, давая себе передышку, вырывая несколько секунд на то, чтобы забыть, абстрагироваться. - Какие у тебя сложные вопросы. Первое.. ну.. я ушёл из дома, без объяснений из разговоров. Второе - выступал на людях. Если честно, иногда народу было даже слишком много, хотелось кинуть в них гитару и убежать. Третье.. третьим пунктом пусть идёт татуировка, она, конечно, временная, но всё же. А у тебя? Ты работала вместе с Тони? Чем вы занимались? Официанты? Бармены? Разносчики газет?

Отредактировано Gabriel Tate (11.05.21 21:09)

+2

7

Тейт, он словно из другого мира. Сейчас он олицетворяет все то, что Кэти так любит: жажду приключений, насыщенное событиями лето, легкие улыбки и солнечных зайчиков, что можно поймать на поверхности воды, в светлых кудряшках. Его глаза сияют, а это то, чего ей не хватает. И нет, пару рюмашек Огденского «для блеску глаз» тут не помогут.

Они как будто поменялись местами друг с другом времен мая, где Гэбриэль был настроен максимально пессимистично и со смирением проходил все испытания, что выпали на его долю, а она была тем, кто не знал, что такое смириться, девчонка, готовая бороться, идти против течения, ради своей цели и справедливости. Белл на шестом курсе лишь тень той улыбчивой девочки, что звонко смеется над шутками своих друзей. Вдруг что-то сломалось и уже не подлежит ремонту?

Верить в это не хочется, да и Белл не верит, просто еще не время, нужно еще немного. А немного это сколько? Месяц, два, может быть еще полгода? Едва ли она единственная, кому не повезло в любви, кому разбили сердце и дали понять, что не стоит даже надеяться, ведь дружба – это дружба и ничего более. Если подумать, то понять Уизли было можно, если тот и правда относится к Кэти, как к младшей сестре, испытывать что-то большее было бы странно. Да только не думать об этом всем не помогает.

- Конечно не клеили, - закатывает глаза, строя скептичную рожицу, - кто в здравом уме будет этим заниматься. Она не входит в число красавиц, модниц или умниц. Это ведь Кэти, просто Кэти. Гриффиндорка делает еще один глоток из бутылки. Сладковатый вкус пива оставляет приятное послевкусие, что, в общем-то уже неплохо. – У Рикеттов дом на берегу моря, я обожаю это место, - Эль так удачно подвинулся чуть ближе, что-то заставило прижаться затылком к его плечу. – Там очень красиво, только представь, - проводит рукой по воздуху, в сторону озера, будто после этого картинка и правда появится перед глазами. – Беспокойные волны тянутся откуда-то с горизонта, ветер гонит их, заставляя набегать на берег, разбиваться о скалы и оседать пеной, - легкая улыбка касается губ, здорово было бы оказаться там, - тебе бы понравилось, я уверена, - мечтательно прикрывает глаза, - это очень успокаивало, хотя ветер часто сильный и холодный, я даже простыла, - смешок вырывается наружу, потому что Тони тогда получал осуждающий взгляд от очень внимательной к здоровью миссис Рикетт.

- Я бы хотела больше узнать о мире магглов, - признается честно, делая еще один глоток. Под яркими лучами солнца прохладное пиво – то, что доктор прописал. – Не представляю свою жизнь без магии и так интересно, как они справляются со всем, мои познания ограничиваются каким-то неприличным минимумом, - предложи ей кто сбежать из дома, вряд ли решилась, хотя этим летом – вполне возможно, хватило бы смелости.

Староста делится историей о своих летних странствиях, хотя звучит это, как самые настоящие испытания. Но его голос такой спокойный, такой глубокий, будто проникает под кожу и заставляет выбираться из своей спячки. – А бить тату больно? – невпопад спрашивает Кэти, хотя речь уже совсем о другом. – Хотя, я все равно не хотела бы себе, - кусает губу, еще раз прокручивая эту мысль в голове.

- До сих пор жалею, - признается честно, отлепляясь от чужого плеча и заглядывая в чужие глаза, - мне даже думать об этом неловко, хотя вроде ничего такого, - до сих пор в этой рыжей голове нет понимания, нормально ли девочке признаваться в симпатии или это неприлично, нормально ли просто взять и одним недопоцелуем, чуть не разрушить дружеские отношения. Ладно, это преувеличение, но, - зато теперь я точно знаю, что вроде как хороший друг, - последнее слово все равно звучит обреченно, но ведь это уже немало. Тут же замолкает, потому что еще секунда и она бы просто выложила все как есть, что таких девочек, как она не зовут на свидания, не присылают записки, не приглашают в кафе мадам Паддифут, не делают комплиментов, потому что…в ней нет абсолютно ничего особенного. Была бы хоть немного похожа на маму…

- Все еще ищу лицо Седрика в большом зале, - как же горько говорить об этом, - смерть — это страшно, - даже когда говорит об этом, вздрагивает, а бутылка едва не выскальзывает из пальцев, - но я верю Поттеру, он отчаянный мальчишка, но не лжец, - война будет, не прямо сейчас, но скоро. Говорят, что история повторяется и надо быть к этому готовым, - но знание всего этого не отменяет ступора и ощущения ледяных пальцев где-то под ребрами, - неприятный ком сжимается в животе, но стоит Тейту сжать ее плечо, как все проходит, - Спасибо, - замечая недопонимание в глазах напротив поясняет, - только что ты спас меня, от паники, - кладет свою ладошку сверху и слегка сжимает.

Безумцы всех умней, но пока Гэбриэль перечисляет свои безумства, эта мысль в голову не приходит, а вот то, что он отчаянный и смелый – да. – Ты поешь? – удивленно хлопает глазами, приоткрыв рот, будто сейчас свершилось величайшее открытие, - почему не занимаешься в хоре? Стесняешься? – вообще, это понятно, - хотя нет, в хоре с твоим низким голосом тебе поклонницы прохода давать не будут, потом и не выцепишь на пикник, - смеется, запрокидывая голову назад, хлопая Эля по коленке. – Прости, но я представила…ой не-е-е-т, Рикетт работал грузчиком в порту, они с мальчишками снимали большие ящики с лодок и кораблей, относили куда скажут, - звучит это не так здорово, как выглядит, - Там много птиц, кораблей, от самых крошечных, до красивых огромных, а еще красивый закат, - и снова теплое воспоминание вызывает улыбку, - в общем, Тони работал грузчиком, а я – создавателем проблем, мы из-за меня чуть Статут не нарушили, - качает головой, но все равно улыбается, это было страшно, волнительно и в то же время прикольно.

- Не удивлена, что он хотел сбагрить такую подругу в компанию маггловских мальчишек, - все еще забавно, - но самое умилительное, что Тони упрямо верит, что я могу кому-то понравиться, - хохочет, хоть это вообще не весело. Ее друг слишком добр, хочет подбодрить, развеселить, чтобы не ходила с грустным лицом.

- Я тоже совершила кое-что безумное, если честно, - переключается быстро, словно в голове срабатывает тумблер, понижает голос и продолжает: - сагитировала самый настоящий бунт! Мы с Энджи и Лис уехали из школы на Ночном рыцаре! В тот момент даже не думала, что там может быть опасно, да и что родители устроят такой разбор полетов тоже, - пожимает плечами. Ну а что поделать, если подумать на пару шагов вперед – это вообще не ее.

+2

8

Тейт закрывает глаза, слушает голос Кэти, картинки очень ярко встают перед глазами, как будто это всё действительно реально, как будто они сейчас не в Хогвартсе, не около странного озера с ещё более странными обитателями. Нет-нет, Эль и Кэти сидят на берегу моря, смотрят на волны, бьющиеся о скалы, на плывущие по небу облака. И нет никаких проблем, всё осталось где-то позади, очень далеко, очень легкой дымкой воспоминаний. Тейт улыбается. Сидеть бы так вечно, просто слушать её голос, можно даже не рассказы о море - что угодно, только бы подольше.

- Точно бы понравилось, - кивает Гэбриэль головой. Может, изменить снова всем своим принципам, уехать всё-таки из школы на ближайшие каникулы и рвануть туда, на побережье? Но реальность почти тут же бьёт по голове, едким голосом ввинчиваясь в мозг. "И сколько пенни у тебя в кармане, дурень? Поездка на море? Ха, всё, что можешь себе позволить - пара поездок на метро, не более". - Да неплохо, в общем-то, справляются, лучше, чем магическое сообщество может предположить.

Тейт всё еще не уверен, нравится ему больше магический мир или маггловский. Склоняется к последнему, потому что магия - это, конечно, неплохо, но всегда есть какое-то вредное но. Возможность взмахнуть палочкой и притянуть какой-нибудь предмет, быстро залечить раны, отбиться от хулиганов, поднять что-нибудь тяжелое в воздух, быстро починить сломанное - прекрасно. Зелья опять же, сотни разных зелий, которые могут облегчить твою жизнь и испортить чью-нибудь ещё. Но.. в маггловском мире есть телевидение, музыка, видео-игры и даже интернет, существование которого магам, наверное, будет объяснить сложнее всего, в частности и потому, что Тейт сам не до конца понимает, как работает всемирная сеть, он и познакомился с ней не так давно, случайно попав в какой-то интернет-клуб. У магглов есть микроволновки, тостеры и телефоны. А вместо оглушающего заклятия можно использовать электрошокер.

- Магглы не стоят на месте, этот мир развивается очень и очень быстро. Магглы больше тридцати лет назад уже летали в космос, а чуть позже высадились на Луну, хоть некоторые в это не очень верят. Да и по всяким мелочам.. знаешь.. - Тейт пытается подобрать слова, чтобы объяснить всё, что творят обычные люди, но у него не получается. Ему, выросшему среди всего этого великолепия, очень непросто объяснить, что такое, например, геймбой или Супер Марио. - Думаю, это нужно просто увидеть, попробовать и прочувствовать. Пожить в маггловском районе хотя бы пару дней, сходить в кинотеатр, в маггловские кафешки, может, даже в какой-нибудь парк аттракционов или на обычный концерт. Или в музей, да, чтобы узнать маггловскую историю получше, на маггловедении рассказывают чертовски мало. Если у тебя вдруг появится возможность на каникулах выбраться в Лондон.. в общем, подумай об этом.

У Гэбриэля есть список любимых мест, они все записаны в его стареньком блокноте, каждое сопровождается небольшими зарисовками и несколькими фразами, в которых - сплошной восторг, все эмоции, которые он тогда испытал. Этим летом он мало спал, в основном работал, конечно, но в свободное время изучал Лондон, лез в самые потаённые уголки, куда туристы обычно не заходят. Мистер Ди про Англию знает всё, а про столицу - ещё больше, он и открыл Тейту все секреты, несколько раз они даже ходили вместе, пару раз он посещал экскурсии с классом мистера Дайсона, сливаясь с обычными маггловскими школьниками.

- А стоит ли оно того? - Тейт заглядывает Кэти в глаза. Он знает, что такое сожаления, знает, что значит снова и снова погружаться в какой-то очень скверный день, прокручивая его в голове, думая, что можно было бы изменить. Он знает, насколько это больно и неприятно, и ему не хочется, чтобы Кэти чувствовала что-то подобное. Она же не такая совсем, она же другая: яркая, радостная, улыбчивая, до безумия светлая. Но Эль не уверен, что сможет найти правильные слова для Белл. - Просто.. это сложно, но стоит попробовать отпустить, простить себя или простить кого-то ещё, если в этом участвовал другой человек. Я не хочу говорить глупыми заезженными фразами, вроде "что не делается - делается к лучшему", потому что они часто врут.

Прекрасно, Тейт, продолжай давать бесполезные советы. Давай, давай, еще несколько слов, и будешь смотреть на её быстро удаляющуюся от тебя фигуру и глупо хлопать глазами, думая, что же ты сделал не так.

- Я понимаю тебя, сам был в похожих ситуациях, сжирал себя до косточки, ничего целого не оставляя, - он снова закрывает глаза, даже отворачивается ненадолго. - Это разрушает, убивает медленно и остановиться так чертовски сложно. Нооо.. но что бы ты там не сделала, я уверен, тебе не стоит ненавидеть себя за это, не стоит постоянно вспоминать, воскрешать эти события. Их уже не исправишь, а вот себя - всегда можно. Главное помнить, что ты на самом деле чертовски удивительная, светлая и хорошая.

Тейт допивает остатки пива за один глоток, глупо крутит бутылку в руках, будто не понимая, как это так произошло. Он пожимает плечами, достаёт еще одну, делает маленький глоток, надеясь, что именно это вдруг добавит ему ясность мыслей.

- Очень страшно, - кивает Тейт и берёт Кэти за руку, почти не задумываясь, что он делает, а когда, наконец, соображает, отступать уже поздно.

Он не думал, что когда-то что-то подобное может произойти, он не верит до сих пор, щипает себя за ногу, но не просыпается, смотрит на Кэти, на замок, на озеро, на лес - всё вроде нормально, нет странной дымки как во сне, из воды не лезут жуткие монстры, желающие откусить ему голову. Всё хорошо. Всё.. хорошо? Сердце колотится бешено, кажется, что все окружающие могут услышать этот дикий стук, периодически пропускающий пару ударов.

- Пою.. ну, немного, - он даже краснеет почему-то. Он не очень любит об этом своём увлечении рассказывать. Чаще всего люди узнают случайно. Например, его однокурсники, заходящие в спальню в самый неподходящий момент. Или Меган, наткнувшаяся на поющего Эля в переходе. Или Энди, в компании которой он переживал о своей гитаре. - Не люблю петь, когда рядом кто-то знакомый. Это же просто как.. как хобби что ли. Да ну смеёшься? Поклонницы? Скорее, желающие закидать тухлыми яйцами и помидорами, - хохочет Тейт, представляя эту картину. Здоровенный Тейт в хоре, стоит такой прямо напротив микропрофессора и басит. Концерт года. - Огоо! Грузчик? Неожиданно. Вот куда мне следовало идти работать, а не это всё. Расскажешь про нарушение? Вот уж не ожидал от вас.

Тейт смотрит на смеющуюся Кэти, сам тоже смеётся. Нет, всё ещё не верит, что это всё - здесь и сейчас, не в каком-то странном сне, не в другой реальности. Это действительно реальность, странная, немного плывущая, бьющая в глаза яркими отблесками, звенящая звонкими колокольчиками, разбивающая барьеры. Это реальность, зыбкая, мягкая, пахнущая свободой, пивом и почему-то водорослями. Он живой. Они живые.

- А ты не веришь?

Тейт не верит точно, и ему странно слышать, что Кэти думает, что не может никому понравиться. Но.. но это же Кэти. Она себя видела, слышала себя? А точно видела на метле, несущейся против ветра с мячом в руках? А на уроках с зажатой в руках крепко волшебной палочкой, жутко сосредоточенной, убирающей прядь за ухо? А на переменах, смеющейся громко, тыкающей пальцем кого-то в плечо, размахивающей руками? За столом в большом зале, внимательно слушающей соседку, хмурящей брови и будто дирижирующей невидимым оркестром обычной вилкой? Слышала себя точно? Свой смех, тихий заговорщический шепот, перекатывающуюся мягко "р", словно мурлыканье?

- Очень зря.

- Ого, очень по-гриффиндорски, - улыбается Тейт. - Шучу. Просто очень смело. И как вам поездка? Как чудной кондуктор, резкая смена обстановки и активно зеленеющие пассажиры?

Отредактировано Gabriel Tate (12.05.21 22:56)

+1

9

Free up you vibe and stop acting crazy,
Reminiscing all the good times daily,
Try and pull that, got me acting shady.

Ее родители волшебники, они достаточно молодые и современные люди, которые не стесняются пользоваться изобретениями магглов. МэриЭнн вообще часто проводит время с художниками, не подозревающими о существовании другого мира, она черпает в них вдохновение, учится чему-то новому. – Так странно, что родители с магглами общаются, а меня будто оберегают от опасности, хотя, я могу за себя постоять, - обиженно дует губы, понимая прекрасно, что без волшебной палочки она может лишь только парировать в споре и бросать колкие замечания, но физически она будет слишком слаба. Из-за роста, комплекции, ну и она же девочка! – Может когда мне исполнится семнадцать, они поймут, что я и правда взрослая, - пожимает плечами, тихо вздыхая и делая еще пару глотков. – Самое забавное, что мама очень любит готовить, без магии, сама, - это правда стало удивительным открытием для самой Кэти, - у нее есть любимая книга, в которой собраны рецепты из разных стран и написаны от руки, только не пером, а маггловской…как ее, - щелкает пальцами, стараясь вспомнить слово, - ручкой! Эй, тебе смешно? – наигранно обижается, хлопая ладошкой по чужому колену, - я правда знаю мало, - в отличие от Гэбриэля.

Тейт удивительный, кто бы мог подумать, что тот мальчик, скорчившийся на полу в странной позе, усыпанный ссадинами и синяками, на самом деле смелый и немножко отчаянный, в хорошем смысле. Он не потерялся, не растерялся, а принял сложное решение. Кэти не узнает Гэбриэля, вроде бы тот же парнишка, смущенный, осторожный, внимательный, но нет. Перед ней сидит другой человек, она это видит, чувствует, поразительные изменения. Ловит себя на мысли, что неприлично долго пялится на лицо напротив и хочет быстро исправить ситуацию.  – А ты согласишься быть моим проводником в том неизвестном мире? – выпаливает не подумав, потому что кажется, что нет кандидатуры лучше, - Ну, если выпадет возможность выбраться в Лондон, - тут же смущенно добавляет Белл. Исправила, однозначно.

- Знаешь, я думала, что все делаю правильно, что это был идеальный момент и все будет чудесно, - перед глазами снова появляется картинка со Святочного бала: красивые гости из других школ, студенты Хогвартса в парадных мантиях и счастливыми улыбками на лицах, танцы, его лицо и да, момент был идеальный, только если бы они не были просто друзьями, - но так случается, быстро моргает, прогоняя наваждение, возвращаясь в реальность, - не всегда то, что считаем правильным мы сами, так же и для других, - звучит почти мудро, только глупость это. – А еще думаю, что лучше сделать, рискнуть, потому что в случае успеха ты будешь светиться от счастья, а в случае провала… - «Будешь заниматься самобичеванием и поставишь на себе крест», тролит внутренний голос, но вслух такое произносить нельзя, - восстановишься, через какое-то врем и пойдешь дальше, - многозначительно кивает, будто и правда познала эту жизнь, так всегда делала ее бабушка, когда раздавала советы. – Чувства же не поддаются логике, они либо есть, либо их нет, - тихо бубнит себе под нос и вздрагивает, когда понимает, что Тейт все слышал.

Щеки вспыхивают от привычного смущения, поэтому гриффиндорка отворачивается, привычно прячась за рыжими прядями. Легкая рябь на поверхности озера завораживает и успокаивает. Все тревоги уходят на второй план и кажется, тот надоедливый демон, что каждый день грызет изнутри, засыпает, надолго ли? – Если ты захочешь посоревноваться в неуверенности, то тебя ждет разгромное поражение, - представляет себе это нелепое соревнование и заливается смехом. По ощущениям, больше похоже на истерику, но остановиться Белл не может, хохочет, звонко, заразительно. Начинает сводить живот, но это не останавливает, чудом поставив бутылку на траву, девушка обнимает себя за плечи и медленно заваливается на плед, подергиваясь и даже перекатываясь.

Сколько это длилось, загадка, но ей немного стыдно. Кэти лежит на спине, закрывая лицо руками, плечи еще подрагивают от тихих смешков, а на глазах выступили слезы, которые та смахивает быстрым, небрежным жестом. – Прости, мое подсознание нарисовало эту картинку и это максимально комично, - приподнимается на локтях, снова рассматривая лицо напротив. Что она ищет? Осуждение, непонимание, упрек, а может быть желание уйти? Ничего из этого Эль не демонстрирует и либо он отличный актер, либо и правда понимающий юноша.

То, как легко он берет ее руку в свою, легко сжимая пальчики, заставляет едва заметно вздрогнуть. И когда любитель обнимашек Кэти Белл стала так нервничать от чужих прикосновений? – Я хочу жить, здесь и сейчас, принимать реальность со всеми рисками и опасностями, время так быстро летит, - немного «философии», а точнее того, что запомнила из взрослых разговоров и с чем была, в общем-то согласна.

- Если мы с тобой еще раз будем спорить, знаю, что загадаю, - переключается на не столь травмирующую тему, так безопаснее, так спокойнее и легче. Подмигивает Тейту и садится, но не вытягивает свою руку из чужой. Есть ощущение контакта, что говорит о доверии, это важно.

Цепляет бутылку пива и делает глоток. – То есть ты хочешь услышать историю моего феноменального позора в мире магглов? – цокает, словно хочет съязвить, но только улыбается, - ладно, вообще это смешно: Пока Тони таскал свои ящики, мне нужно было провести подсчет того, что было доставлено, в общем, вся нужная работа, - ну разумеется, разве рассеянные мальчишки способны на такое? – Волшебный груз нужно было распаковывать в отдельном помещении, подальше от глаз, мы с Рикеттом просто смотрели, что же там, - о да, проклятые вещицы, сказка. Кэти тактично умолчала, почему они занимались этой распаковкой с другом вдвоем. Гэбриэль видит ее бесстрашной гриффиндоркой, как же он будет разочарован, когда узнает о таком нелепом и сильном страхе. – В общем, я случайно разбила склянку, - она же ловкая охотница в сборной факультета, это абсолютно нормально, - с зельем правды, - кивает, продолжая улыбаться, все же она профессионал, что касается генерации идиотских ситуаций. – Тони надышался парами и говорил только правду, вот все, что думает, как на духу! И промолчать не мог, ты бы видел, как мы выкручивались, потом смеялись, конечно, но в моменте…ух, - поджимает плечи, передергивая ими. Страшно представить, что было бы, провались их план.

По лицу старосты не очень понятно, удивлен ли он, разочарован, или это он заржать сейчас готовится? – Эй, даже не вздумай ржать, я тебе что, шутка какая-то? – все же высвобождает свою ладонь и щипает за бок, - не смей, - взгляд серьезный, брови нахмурены, а указательный палец очень угрожающе направлен в нос. Было бы устрашающе, если бы не улыбка на губах.

- Ой, я плохо помню поездку, я постоянно плакала, мы пили какао и, кажется облили там все и всех, кого можно, - картинка того дня и правда весьма расплывчата, - там, кстати, кондуктор сумасшедший какой-то, лучше бы Филча наняли, - делает серьезное личико, поднимая нос вверх. – В общем, я пока не готова повторять, - начинает смеяться, чувствуя, что это не наигранно, это просто так, само по себе. От одной мысли хочется улыбаться еще шире. Это как если долго не есть сладости, стоит слопать одну конфету и все, остановиться невозможно. – Эй, чего? – это кажется или правда Тейт начинает ржать? – Гэбриэль Тэйт, я предупреждала, не ржать! Даже пальцем грозила, - строго отчитывает Эля, - ты посмел ослушаться и будешь наказан, - суд вынес приговор, присяжные могут расходиться. Недопитое пиво снова стоит на траве, рядом с кромкой пледа, а Белл быстро, как молния, приближается к подсудимому, что признан виновным и принимается активно его щекотать. -  Будешь знать, так тебе и надо, - ворчит, наваливаясь всем своим весом, чтобы повалить старосту на плед, так вершить правосудие будет удобнее.

+1

10

- Может, они и правы. Маггловский мир умеет удивлять и иногда даже весьма неприятно, особенно, если раньше с ним не сталкивался, - мягко улыбается Эль и качает головой. Всё-таки магглы не белые и пушистые зайчики, а с палочкой на них просто так не попрёшь - заметут за нарушение статута о секретности. Он тихонько смеётся, когда Кэти вспоминает о ручке, но совершенно беззлобно, конечно, она просто забавно морщится и щелкает пальцами около его лица. Он поднимает руки, как будто сдается. - Прости, прости. Да это вполне нормально - ничего о них не знать, я вот о магах явно знаю раз в сто меньше, чем ты.

Тейт снова чувствует, что он ведёт себя очень уж открыто, расслабленно, очень свободно, говорит откровенно, смеётся громко, жестикулирует даже чересчур. Но в этот раз ему это всё уже не кажется каким-то неправильным, он уже не думает, что нарушает свои собственные границы, кажется, за прошедшие несколько месяцев они значительно расширились, и оказалось, что там, за ними, целый огромный новый и чудовищно яркий мир, который он все эти годы не видел. Иисус, сколько же он всего упустил.

- Проводником? Я? - Гэбриэль удивлённо вскидывает брови, почему-то он совсем такого предложения не ожидал. - Ко.. конечно. Думаю, что это лето я снова проведу в Лондоне, других вариантов у меня всё равно нет, а один из новых знакомых как раз предлагал пожить у него. Я даже знаю, откуда надо начинать знакомство с Лондоном. Правда, рассказчик из меня не очень, как ты понимаешь. Ну и придётся много кататься на метро. Это поезда под землёй. Только людей в них, кажется, в несколько раз больше, чем они способны в себя вместить.

Сам Тейт общественный транспорт не особенно любит - слишком много народа, слишком душно, слишком много странных запахов, смешивающихся в один большой супер-странный запах. Он предпочитает ходить пешком, обычно медленно, рассматривая внимательно все здания вокруг, заглядываясь на людей: у того парня интересные очки, а у девушки необычный цвет волос, у мужчины весьма представительного вида из-под закатанного рукава рубашки выглядывает очень яркая татуировка, а тот дедулечка насвистывает себе под нос какую-то приятную мелодию. Тейт ходил по Лондону первый месяц чуть ли не с открытым ртом, не хотел ничего пропустить, тупо крутил головой, впитывая в себя всё увиденное, услышанное и почувствованное, проживая каждую секунду, тщательно запоминая мельчайшие детали и нюансы. И за несколько недель он написал столько песен, сколько не написал за прошедший учебный год.

Ему хочется, чтобы Кэти, если действительно сможет выбраться в столицу летом, увидела всё то же самое, почувствовала, насколько Лондон прекрасен, какой он удивительно яркий, самобытный, чудовищно живой и бесконечно многоликий. На одной улице индийский парнишка играет на ситаре, через двести метров - кто-то поёт что-то из современного рока, в парке через дорогу художник рисует пейзажи, а живая статуя застыла на одной ноге с уморительным выражением лица. Ему прямо сейчас хочется оказаться с Кэти на узких улицах города, купить кофе из кофейни неподалёку от хостела, в котором он жил, и потрясающих булочек с корицей в пекарне напротив. Тейту кажется, что Кэти они бы очень понравились.

- А в случае провала получишь какой-нибудь хороший урок, который убережёт тебя в дальнейшем, - Тейт почему-то до сих пор верит, что почти в каждом плохом событии можно найти что-то положительное. Это не будет, конечно, чем-то супер-позитивным, но.. но может помочь не опустить руки. Ему, возможно, просто пришлось в это поверить, ведь если у тебя сплошная чёрная полоса шестнадцать лет жизни, надо как-то выкручиваться, находить поводы жить и верить. - Если бы они поддавались логике, весь мир был бы другим, наверное.

Кэти смущается, отворачивается, а потом вдруг начинает смеяться. Эль теряется, не знает, что делать - это истерика или что-то другое? Он то тянется к ней, то, не решаясь прикоснуться, немного отодвигается, пытается сказать хоть что-нибудь, но не находит слов, ругаясь про себя на себя же самого. Ну же, Тейт, соберись, сделай хоть что-то, хоть слово скажи, нельзя ведь быть таким бесполезным. 

Он почти уже готов, даже открывает рот, но тут же захлопывает его - Кэти перестаёт хохотать, но на Эля, кажется, смотрит как-то немного подозрительно. Ехидный голосок внутри замечает, что, может, это была такая проверка, но Тейт трясёт головой, чтобы он заткнулся, в такое даже ему, знатному параноику, поверить сложно.

- Можем обойтись и без спора, - Эль улыбается, едва заметно смотрит на руки, все ещё не до конца осознавая, что действительно сейчас сжимает её пальцы в своих, что Кэти не выдернула свою руку, не наорала на него, не залепила какую-нибудь пощечину, ясно давая понять, что границы он всё-таки переходит, только вот не свои. - Но не сейчас, без гитары я спеть точно не смогу. Акапелла - это явно не моё, - усмехается Тейт. - Спрашиваешь? Конечно, хочу.

Тейт кладет подбородок на ладонь, выглядит очень заинтересованным, ему, правда, очень-очень интересно. И дело не в том, что Кэти назвала это позором, тут он уверен, что всё совсем не так, просто.. просто очень хочется послушать её еще немного. Послушать звонкий мелодичный голос и заразительный смех (Тейт уверен, что эта история не грустная), посмотреть, как взмахивает руками и поправляет волосы, да, в конце концов, провести ещё немного времени здесь, на берегу озера.

Эль смеётся, почему-то очень ярко представляя всю эту картину, смеётся громко, запрокидывая голову назад.

- Я.. я, наверное, могу примерно себе представить. Тони уже не первый раз дышит какой-то странной дрянью, - хихикает Тейт. Они с Рикеттом на пару как-то надышались парами собственного хреново приготовленного зелья. Было сначала очень так себе, а потом очень весело и ещё немного загруженно. - Главное, что выкрутились, правдорубы, - он снова начинает смеяться. - Ооо, кондуктор там и правда странноватый. Но водила зато весёлый. Американские горки отдыхают.

В Ночном рыцаре он ездил один раз, но больше не хочется. Странный магический автобус сначала завораживает, заставляет пялиться на него во все глаза и даже немного терять дар речи от восторга, но через пару минут эмоции меняются: хочется проклясть всех причастных к этой адской машине. Странного гнусавого кондуктора, кстати, в первую очередь.

- Вы очень отчаянные. В этом автобусе просто пошевелиться - уже не самое подходящее действие. Там сидеть-то тяжело, а вы на какао решились. Какао! - И Гэбриэль снова начинает смеяться, очень громко смеяться. - Эй-эй! Да ты чего? Я.. оно.. оно само как-то! Ну смешно же ведь! - Кэти начинает его щекотать, и он пытается как-то закрыться, сжаться, отползти подальше, стараясь не махать сильно своими слишком большими руками - ну а вдруг заденет случайно. Отход не задаётся, он падает на спину, продолжая хохотать. - За чтооооо? Пощади!

До этого дня он не думал, что боится щекотки, но ошибался, и по всей видимости, весьма сильно. Он пытается перекатываться по покрывалу, но ничего не выходит - "атаки" Кэти продолжаются, а сил смеяться уже больше нет. Тейту вдруг в голову приходит странная мысль. Хотя, если подумать о его положении, то не такая уж и странная. Он группируется немного, выжидает момент и резко хватает Кэти за талию, ненадолго приподнимая над землёй и над собой. Кажется, в первый раз в жизни ему пригодился его рост и какая-никакая, но сила.

- Что за внезапные нападения такие? - Продолжает посмеиваться Тейт, опуская Кэти обратно на плед. - Надо же предупреждать, чтобы обе стороны были готовы. Это нечестная борьба. Требую реванша!

+1

11

Это весело. Щекотать Тейта, быстро касаясь его боков с разных сторон, иногда легонько щипая в пылу борьбы. Смеяться так легко и по-настоящему, потому что староста смеется заразительно, закидывает голову и трясется всем телом, от хохота.

Это легко. Потому что получается само собой. Никто не играет странные роли, никто не притворяется другим человеком, не преследует коварные цели. Это просто Гэбриэль и Кэти, приятели, которые не успели провести свой пикник весной и наверстывают упущенное, вспоминают о каникулах, которые только закончились, поддерживают и не дают сгинуть в собственном отчаянии.

Это волнующе. Тейт парень и не так уж много времени они общаются, поэтому каждое прикосновение вызывает волнение, смущение. Особенно, когда так смотрит в ее глаза и улыбается так открыто и широко. Рикетт бы сказал: «- Да он тебя клеит!», но Белл бы снова не поверила. Из-за многочисленных комплексов отсутствия веры в себя или разбитого Джорджем сердечка? Наверное, все вместе.

Кэти пискнула от неожиданности, когда ее просто приподняли и отставили в сторонку. Даже словила ощущение полета на несколько секунд, прикольно. – Это когда о нападении предупреждают? – наигранно дуется, складывая ноги по-турецки, - внезапное нападение – половина успеха, а дальше… - поднимает ладошки, так, чтобы Эль их видел и быстро двигает пальцами, - ловкость рук и никакого мошенничества, - тихонько смеется, потому что это возмущение было милым. Но встрепенулась в тот же момент, когда речь зашла о реванше. Нет, этот сценарий не подходит, Белл до чертиков боится щекотки и попасть под чужую атаку не хочет. – Ты чего это удумал… - осторожно, медленно, словно травоядное, что пытается незаметно отдалиться от хищника, отсаживается на край пледа.

Пока они смеялись, куча вопросов осталась без ответа, Кэти прокручивает в голове все то, о чем они говорили и улыбается, но скорее уже грустно. – Знаешь, я не уверена, что хочу еще раз путешествовать на ночном рыцаре, но тогда, - не сдержав эмоцию, вздыхает как-то тяжело, — это был единственный вариант побега, просто не знала, как иначе спрятаться и убежать от происходящего, - смелая гриффиндорка бежит от проблем, очень храбро, правда? – Нужна новая ачивка – кататься в автобусах магглов, у них же есть, правда? – смущается немного, вопрос глупый, но Белл правда почти ничего не знает об этом мире. Иногда ее безумную голову посещали мысли о побеге, подальше от надвигающейся опасности, волшебства, заклинаний, зелий и всего, чем она жила с самого рождения. – Летом у меня была одна навязчивая идея, - фраза срывается с губ раньше, чем девушка успевает подумать, - не возвращаться в школу, сбежать в мир магглов и вести нормальную жизнь, - чего только не придумаешь, сидя безвылазно в четырех стенах, просыпаясь по несколько раз за ночь от кошмаров. – Но потом поняла, что нормально для меня, это когда я сжимаю в руке волшебную палочку, когда знаю, что после перелома выпью костерост и через день от травмы не останется и следа, а кардинальные изменения меня пугают, особенно сейчас, - пожимает плечами, думая о том, что не факт, что ей бы удалось вписаться в немагическое общество, что для тех людей она была бы той еще чудачкой.

Тони Рикетт – отдельная большая глава ее личной истории, длиной в жизнь. Наверняка, если бы не было этой дружбы «с пеленок», она бы стала другим человеком, возможно, он тоже. – Тони вообще не повезло, - решительно заявляет Кэти, - мы дружим с самого детства и росли вместе, ты не представляешь во что он влипал из-за моей неосторожности, любопытства или желания повеселиться, - разрытые клумбы миссис Белл, квиддич на яблоках, это же самое безобидное и милое, что было, - помнишь, в мае был пожар на берегу озера? – хитро улыбается, замечая, что пока Эль не догоняет к чему она клонит, - это я, - проводит ладонями сверху вниз, указывая на себя, как обычно делал профессор Локонс, - случайно нашла яйца огневицы на отработке и развела костерок, - смеется, потому что сейчас это кажется веселым, тогда, разумеется, все испугались, не столько погибнуть в пламени, сколько получить по шее от  мрачного профессора, - потом всей компанией в больничном крыле отдыхали, - и пили веселящую воду, случайно найденную на полке мадам Помфри, но об этом сегодня она не расскажет.

Убедившись, что опасность щекоточного реванша миновала, Кэти подползает к Тейту поближе и укладывается на спину, подложив под голову сложенную толстовку. Без нее как-то не очень комфортно, ведь футболка лишь подчеркивает неидеальность ее фигуры, но зато не жарко. Несколько минут молча смотрит на облака, что лениво перемещаются по небу, принимая причудливые формы. - Всегда было интересно, а ветер может менять форму облака или вот оно такое, какое появилось, без возможности трансформации, - такие глупые мысли, словно она безмятежный подросток, который может себе позволить думать о подобном. Нет, ей и правда только шестнадцать, но в преддверье надвигающейся войны, нового преподавателя в розовом, есть ощущение, что придется очень непросто и в этом году. Спасибо, что хоть турниров никаких не будет.

- Знаешь, все еще не отпускает мысль о мире магглов, есть вещи, от которых невозможно отказаться, - ведь раскрывать волшебный мир нельзя, - я бы не смогла отказаться от полетов на метле, это слишком потрясающе, как будто все проблемы не имеют значения, только ты ветер и полное ощущение свободы, - закрывает глаза и улыбается мечтательно, ведь скоро вернутся тренировки по квиддичу, они снова будут готовы выиграть кубок, последний год близнецов, Энджи и Алисии, они должны.

- Погоди, мне не послышалось? – переворачивается на бок, подпирая голову рукой и убирая волосы, что от внезапного порыва ветра, навязчиво закрывали лицо, - ты споешь, правда? – какой-то неподдельный восторг вызывала одна мысль об этом. Как будто Гэбриэль посвятит ее в тайну, о которой мало кто знает, как будто допустит туда, куда не всем разрешен вход, позволит узнать себя ближе. – Спасибо, - подхватив эти мысли, Кэти смущается. Сама она привыкла открыто говорить о своих чувствах и эмоциях, но Тейт не такой, он закрытый и подружиться с ним сможет не каждый. Может это и здорово, более тщательно выбирать круг общения, но Белл еще не ошибалась. Везение или талант? Конечно первое. – Какая песня выходит у тебя лучше всего? – не может оторвать взгляда от чужого лица, от чего-то хочется коснуться, провести подушечкой пальца над бровью, спуститься по острой скуле и жамкнуть на кончик носа, звонко рассмеявшись, но она не решится, не станет, потому что это слишком. Не имеет никакого права вторгаться в чужое личное пространство, как бы ни хотелось. А с каждой фразой, взглядом, хочется обнять, уложить голову на плечо и просто пялиться на облака, придумывать глупые названия для их форм и при этом чувствовать себя спокойной, защищенной и наверное, даже счастливой.

+1

12

- Всегда, всегда должны предупреждать! - Он ещё смеётся, хватается за бока, живот уже сводит, но остановиться всё никак не получается. Тейт смеётся, потому что его щекочет Кэти. Тейт смеётся, потому что ему так легко и хорошо, как давно не было. Он вот так вот забывал про все проблемы, отпускал всё далеко, не заморачиваясь по любому поводу, кажется, пару лет назад, и то это были какие-то совсем краткие минуты, легкие вспышки, которые почти сразу же гасли. А после и вовсе проблемы только наваливались: значок и новая ответственность, побег из дома и поиск путей для выживания и зарабатывания денег, возвращение в школу и ещё большая ответственность. - Ответное внезапное нападение? - Улыбается Эль и поднимает руки, медленно пододвигаясь в сторону Кэти с грозным выражением лица. Хватает его ненадолго. Он снова хохочет, падает на спину, да так и остается лежать, наблюдая за плывущими облаками.

Он, кажется, в первый раз в жизни думает, что действительно заслужил такую передышку от своих и чужих проблем, она была ему необходима, он бы без неё через пару дней пошёл ко дну, медленно, но верно тонул бы в мрачной пучине переживаний и десятка неразрешимых вопросов. Кэти подарила ему несколько часов свободы, подарила, кажется, тонну новых светлых эмоций и воспоминаний, того, к чему он будет тянуться в ночи, полные кошмаров; того, что спасёт его от темноты. Она спасёт его, сама того не подозревая. Да ей и не нужно знать.

Тейт приподнимается, смотрит на Кэти, слегка склоняя голову. Интересно, отчего она так быстро сбегала, что даже решилась уехать из школы на Ночном рыцаре? Что её так упорно преследовало? Или кто? Он, конечно, не будет задавать такие вопросы - он чувствует, знает, что это слишком личное, то, во что лезть точно не стоит, потому что тогда она закроется, сбежит уже от него и никогда больше не подпустит так близко.

- Конечно, есть, - он падает обратно на плед, в воздухе над собой вырисовывая что-то похожее на маггловский автобус. - Есть обычные и есть двухэтажные, большие такие, красные, они считаются одним из символов Лондона, их обожают туристы, часто зависают на втором этаже, обвешанные фотоаппаратами с ног до головы, они, кажется, стараются запечатлеть каждую секунду своего пребывания на плёнку и совсем забывают насладиться моментом и почувствовать сам город.

У самого Тейта есть старенький маггловский фотоаппарат, но он редко берёт его в руки, предпочитая бережно хранить все значимые моменты в памяти или зарисовывать их в свой блокнот - неважно будут это неровные росчерки карандаша или строчки будущих песен. Возможно, в старости он ничего уже и не вспомнит. Но еще более вероятно, что до старости он не доживёт, так что зачем переживать сейчас? На фотографиях Тейта чаще встречаются лица: сосредоточенный мистер Ди, смеющаяся Кора, поправляющий очки Таннер, Макиш в смешной шляпе, Дженни в цветочном платье, укутанная в плед Тэмзин в гостиной, кусок головы Тони (почему-то он никогда не попадает в кадр целиком), орущий что-то Фоули, пролетающая мимо трибун Тэмз (только Тейт, знает, что на снимке именно Эпплби). Людей ему забывать не хочется - они помогли Тейту найти самого себя. Эль думает о том, что хорошо бы подгадать момент и сфотографировать Кэти, жалеет, что сегодня не взял с собой эту маленькую полуразвалившуюся, обмотанную скотчем, но каким-то чудом продолжающую работать коробочку.

Тейт слушает Кэти, чуть склонив голову и едва не открывая рот, просто удивительно, с какой легкостью эта хрупкая девушка влетает в разного рода неприятности, переживает их, а потом ещё и рассказывает, задорно смеясь. - Я.. у меня нет слов, Кэти Белл, я думал, что самый опасный парень на этом районе - это Гарри Поттер, кажется, я никогда ещё так не ошибался, - смеётся, тянется рукой к бутылке, делает ещё глоток, снова переводя взгляд в небо. - Может. В этом мире всё меняется, а уж облака.. Смотри вон на то, здоровенное, похожее то ли на странную собаку, то ли на верблюда, - Эль поднимает руку, показывая на одно из плывущих облаков. - Видишь, там на самой макушке? Медленно перетекает, сглаживается, будто слегка вытягивается в стороны?

Тейт больше по звёздам и наблюдениями за ночным небом, на облака он часто смотрел в детстве, сбегал из дома, убегал на поле, что было неподалёку, ложился на траву и смотрел, он мог там лежать часами, бездумно пялясь в небо, переключая всё свое внимание на поиск знакомых форм и силуэтов, придумывая целые небесные баталии. Облачный котёнок против облачной птицы. Облачный жук против облачного воздушного шарика.

- И неужели совсем не страшно? Когда сидишь на обычной деревяшке, ветер бьёт прямо в лицо, а до земли десятки метров? Особенно.. особенно, если уже были падения?

Он бы так, наверное, ни за что не смог, на метлу не садился с первого курса, да и тогда поднимался не выше метра, кажется. А Кэти вот летает, регулярно взмывает в небо, умудряясь держать в руках древко метлы и мяч, сталкиваясь с другими игроками, передавая пасы, отслеживая чужие действия. И она ведь падает, летит с огромной высоты на землю, попадает в больничное крыло, а когда выходит из него - снова взлетает. Интересно, что происходит в голове, когда камнем летишь вниз?

- Спою, - пожимает он плечами, а сам уже сразу, заранее знает, что руки будут трястись и голос, наверняка, дрожать. - Только пообещай не смеяться. Одно дело играть перед толпой незнакомцев, а другое.. - мысленно добавляет: "а другое перед тобой", - а другое перед тем, с кем учиться ещё два года. - Не знаю. Я много чего пел этим летом, как-то даже не задумывался о лучшей песне, даже не считал, за что больше кидают денег в чехол. Может быть, что-то вроде, - Тейт отстукивает ритм по коленке, не поёт сейчас, скорее тихо проговаривает, изредка протягивая гласные. - If you need it Something I can give, I know I'd help you if I can. If your honest and you say that you did, You know that I would give you my hand. Or a sad song*. Или что-то из своего, то есть моего. Не знаю, правда.

Эль смотрит на Кэти, улыбается, снова жалеет, что под рукой нет фотоаппарата. В глазах у Кэти отражается небо, кажется, что на облаках там выплясывают маленькие чертенята, заливисто хохоча. Солнце уже не путается в волосах, кажется, что в самой Кэти частичка солнца, и она сияет так ярко, что Тейт чувствует этот теплый свет, это солнце не обжигает - мягко прикасается, согревает словно тёплый плед холодным зимним вечером.

Он не выдерживает, отворачивается, хватается за брошенную недавно бутылку пива.

- А ты что-нибудь слушаешь? В магической музыке я совсем не разбираюсь, знаю только Селестину и Ведуний. О, ну и Ошметки, конечно, их я не могу не знать.

*Oasis - Sad Song

+1

13

Она с невероятным интересом рассматривает облако, что лениво тащится по небу. Один край его засвечен лучами солнца и выглядит очень нечетко, но в общем форма невероятная, похожая на сахарную вату. – На что похожа сахарная вата? – поворачивает голову в сторону Гэбриэля, явно заставая его врасплох этим вопросом. – Я просто уверена, что это облако похоже на нее, но точно не знаю, что это, - корчит недовольную мордашку и приставляет ладонь ко лбу, делая из нее «козырек».

Погода даже ранней осенью не особо радует ясной погодой и теплыми деньками, а так здорово нежиться на солнышке. Папа всегда говорил, что «Рыжие – те, кого солнышко в детстве поцеловало», так глупо и мило, зато про веснушки он никогда не знал, что говорить, но однажды выкрутился: «А это солнышко насмотрелось, глаза ему ослепило и оно чихнуло!». Джо Белл был тем еще выдумщиком, ну, как понимаем, на троечку, но вспоминая такие очаровательные дурости сейчас хочется улыбаться, что Кэти и делает.

Сейчас кажется, что в свои шестнадцать она несет слишком тяжелую ношу, им предстоит война, многие это понимают, они вряд ли могут сказать, что просто обычные подростки, ведь…это не так. Но глядя на родителей, в душе мини Белл теплится надежда, что и потом тот сорванец в юбке, которым она всегда была, останется, продолжен искать приключения, совершать открытия и делать необдуманные поступки, получая от всего этого невероятное удовольствие.

- Иногда кажется, что протянешь руку и можно потрогать, - даже вытягивает ладонь вверх, стараясь ухватить мягкое облачко, так глупо, наивно, по-детски. – А если бы катались на автобусе, то точно пришлось бы посоревноваться за место на втором этаже, там же наверняка лучше видно! – она понимает тех, кто желает такой же выбор, но знает, что мелкую юркую девочку вряд ли кто-то заметит, но она успеет занять лучшее место, чтобы насладиться прекрасными видами.

- Ты так много знаешь, обо всем, а я редко бываю где-то, - не то, чтобы это обидно, просто такова жизнь, родители решили так, этим летом их даже можно понять после выходки с «Ночным рыцарем». Как вовремя Эль меняет тему разговора, как будто почувствовав, что вот-вот и она снова провалится в свои мрачные мысли, которые были развеяны солнцем и, конечно, им самим.

- Полет, это что-то незабываемое, - она снова мечтает, чтобы тренировки начались как можно быстрее, метла, наверняка соскучилась по хозяйке, - когда я поднимаюсь в небо, то не думаю о том, что могу упасть, вообще не думаю, просто набираю скорость, слышу, как свистит ветер и мчу вперед, - прикрывает глаза и расплывается в счастливой улыбке, да, именно в эти моменты она чувствует себя абсолютно счастливой, - никаких мыслей, никаких лишних чувств и эмоций, ты становишься частью стихии, ветром и все так понятно и просто, - последнее все же звучит достаточно печально, - Этого часто не хватает, - дергает плечиком, тут же ерзает, поправляя толстовку под головой.

Тейт обещает спеть и хочется взять с него слово, так, для подстраховки, а то застесняется, пойдет на попятную, но тот не просто говорит, а начинает настукивать ритм. Кэти даже садится, чтобы не пропустить ни одной детали. Неотрывно смотрит на длинные музыкальные пальцы, каждое движение которых будто гипнотизирует, ведь оторваться нет никакой возможности. И он напевает, негромко, мелодично и кто бы мог подумать, что низкий голос может быть таким…завораживающим? Девушка переводит широко раскрытые глаза на лицо молодого волшебника, что так сильно изменился за лето, и не может поверить, что все это время он скрывался, преступление!

А когда голос замолкает, хочется стучать кулачками по чужой груди и просить спеть еще, но Белл обнаруживает, что склоняется над его лицом, что рассматривает внимательно и, кажется, произошла какая-то магия, она будто снова готова совершить необдуманный поступок, ошибку. О которой будет очень сильно жалеть. А ведь будет.

Быстро взяв себя в руки, выпрямляется и растерянно смотрит по сторонам, дыхание сбилось от внезапного осознания, что, - у меня даже мурашки пробежали, - вытягивает тонкую ручку, подтверждая слова и автоматически начиная шутить, пытаясь скрыть неловкость. Как же это?

Тейт хватает бутылку пива, хоть свою уже допил, но разве это имеет значение? – Пой, пожалуйста, почаще, - ведь когда он поет, такой красивый, невозможно глаз оторвать, - когда люди делают то, что им нравится и вкладывают душу, становятся особенно прекрасны, - прикусывает губу, понимая, что болтает лишнее, что это перебор и какого Хагрида вообще? Не зная куда себя деть, потому что хочется раствориться, спрятаться и не краснеть перед ним. Кэти только выхватывает бутылку из рук и делает несколько глотков. Да, прохладное, то, что нужно.

- Я бы отдала очень многое, чтобы не знакомиться никогда с творчеством «ошметков», - смеется, как дуто ничего и не было, - но Фоули невозможно не заметить, - тот горлопанит всегда, везде и от большой барсучьей души, - если бы у меня был такой сосед, он бы точно до шестого курса не дожил, - закатывает глаза, усмехаясь. А не надо думать, что она пай-девочка, может и нафеячить и палкой ткнуть, когда потребуется.

- Моя мама любит классическую музыку и Джаз, - вздыхает обреченно, потому что это все красиво, но постоянно слушать просто невозможно, - хотя мы иногда по вечерам танцуем под Битлз, - да, было весело, - точнее танцевали, - этим летом не было музыки, веселья и шумных танцев после ужина.

Возвращает бутылку в руки Эля, машинально заправляя прядь за ухо, - Я до сих пор не верю, что мы снова в школе, если честно, этот год пугает меня, - фраза сама срывается с губ, как бы они не бежали, реальность настигнет, крепко схватит своими лапищами и не отпустит, - Чувствую, что дама в розовом нам в кошмарах сниться будет, - хмыкает, но понимает, что к кошмарам уже, в общем-то привыкла, - больше не хочу просыпаться по ночам, - вздыхает, прикрыв глаза и мысленно коря себя за то, что снова жалуется, будто бы Гэбриэль вызвался побыть ее личным психологом. – Прости, я не хотела, - сразу начинает оправдываться, активно жестикулируя руками, - оно как-то само получилось, - качает головой, обреченно пряча лицо в ладонях. Ну вот зачем, зачем? Все же было прекрасно.

Убрав руки от лица, - Привет, я – Кэти Белл и отлично умею портить настроение, - звучит саркастично и, немного театрально, особенно протянутая в сторону хаффлпаффца ладошка, пойму, если ты сбежишь, - как и многие, ехидно напоминает подсознание.

+1

14

- Ты, наверное, удивишься, но она похожа на вату. И на облако, но какое-то очень среднее, абстрактное, такое, как дети обычно рисуют, - Тейт разводит руками, не находя другого ответа. - Продавцы наматывают её на палку, стараясь придать какую-то форму, но почти всегда получается просто странное облако на палочке. Она прилипает к пальцам и тает, если отщипывать её руками. А просто так, сразу откусывая едят, кажется, только самые отчаянные - это как прилепить вымазанную в клею вату себе на лицо. Но, в целом, ничего так, даже вкусно.

Тейт попробовал сахарную вату, когда ему было четырнадцать. Миссис Хоран решила сделать ему такой вот запоздалый подарок на день рождения и отвела в какой-то парк развлечений, где он впервые в жизни покатался на аттракционах, пострелял в тире (позорно проиграв старушке-соседке) и попробовал эту самую сахарную вату. Если честно, не очень впечатлился. Но она теперь, кажется, навсегда будет ассоциироваться именно с тем днём, одним из самых счастливых дней в его жалкой жизни.

- Думаю, магглы за тобой не угонятся, - он смеётся, и тоже почему-то поднимает руку к небу, будто и правда можно потрогать низко плывущие облака. - Я знаю о многом, но мало, да и сам почти нигде не был, если честно, всю жизнь проторчал в Колчестере и вот это лето только провёл в Лондоне.

Эль закрывает глаза, пытается хотя бы представить, каково это - мчаться высоко над землёй, соревнуясь в скорости с ветром, обгоняя медленные облака, цепляясь только за древко метлы. Не выходит, конечно. Тейт закрывает глаза, и видит себя, сидящего на метле и бешено орущего от ужаса что-то вроде "Снимите меня отсюда уже! Снимите, вашу ж!" Он трясёт головой, пытаясь выкинуть этот нелепый образ, открывает глаза, смотрит прямо на солнце. И снова закрывает, снова пробует, но в этот раз почему-то видит Кэти, рассекающую по небу.

Тейт сжимает бутылку в руке так сильно, что кажется, ещё немного - и она лопнет, разлетевшись на сотню осколков. Сердце бьётся бешено, в непонятном рваном ритме, никак не желая успокоиться. Он не видит себя со стороны, но почему-то уверен, что щёки стремительно краснеют, что сидит чуть сгорбившись, будто старается закрыться, уползти обратно в свой уютный панцирь, подглядывая из него одним глазком, бормоча временами что-то совсем невнятное.

Странное ощущение, очень-очень странное, он сам толком не понимает, что сейчас чувствует. В голове бушует ураган из эмоций, сметая всё на своем пути, разрушая стены, ломая их, почти стирая в пыль. И ему почему-то становится хорошо, будто где-то внутри включили какую-то необычную лампочку, и теперь он точно знает, что там, внутри, - всё хорошо, не смотря ни на что. Будто на плечи накинули тёплое одеяло, которое будет всегда согревать. А ещё ему вдруг становится страшно, и это не обычный страх: нет паники, не хочется убегать с криками. Это что-то другое, мрачное, тягучее, обволакивающее. Оно почти незаметно сейчас, но чувствуешь, что когда-нибудь потом оно ещё напомнит о себе, ещё будет раздирать изнутри когтями, не давая спать по ночам.

- Куда уж чаще? - Тейт отмахивается от дурных мыслей как от надоедливых мух, и у него даже получается. Он и правда поёт довольно часто, просто старается делать так, чтобы в школе никто не увидел и не услышал. Конечно, соседи по спальне давно в курсе. Конечно, знает Тэмзин. Теперь вот ещё Кэти, а с лета - Энди и Меган. И без того уже набирается целая толпа. - Когда люди делают то, что они любят, когда увлечены этим делом полностью, внутри будто что-то меняется, расцветает, сияет, и этот внутренний свет видно всем окружающим. - Он понимает, о чём говорит Кэти, он встречал таких людей немало, к ним хочется тянуться, побыть рядом подольше, поговорить о чём-нибудь, узнать их получше. Он и не думает, что что-то подобное может относиться к нему самому.

- Ну, в группе Салли есть своё очарование, - смеётся Эль, вспоминая, как первое время от этой музыки болела голова. Но потом то ли он привык, то ли Фоули изменился, но что-то точно пошло не так. - Его просто сложно заметить, но оно точно есть. Знаешь, очень многие люди не принимают тот же джаз, например. Считают, что это жуткая какофония, бездарное смешение несочетаемых звуков и инструментов, будто музыканты играют отдельно друг от друга. Нет, я не равняю сейчас Ошметки и джаз, ни в коем случае, - снова хохочет. - Просто.. музыка - жуткая вкусовщина. Кому-то не нравится моя музыка. Как-то раз в меня швырнули огрызком яблока, а я ведь пел тогда свою песню.

Тот день Тейт, кажется, никогда не забудет. Он не первый раз пел что-то своё, но первый раз его так освистали. Огрызком он получил прямо в лоб, продолжил петь, но потом быстро собрал свои вещи и свалил, пока не прилетело что-нибудь покрупнее. Он не пел после этого почти целую неделю, жутко загонялся, порвал парочку любимых блокнотов с записями, даже выпил бутылку виски и орал в подушку. Спас Таннер, как ни странно. Они долго тогда разговаривали про музыку, про критиков и про хейтеров, про разные вкусы, чужие взлёты и падения. Он научился принимать критику не сразу, понадобилось время, конечно, куда без этого. Но после и к чужой музыке стал относиться как-то иначе.

- Огоо, - протягивает Тейт удивленно. Вот уж никак не ожидал. - В волшебных семьях слушают Битлз? Даже до магического мира добралась эта очаровательная ливерпульская четвёрка? Кажется, с самого детства до ужаса люблю Eleanor Rigby. - Он сам не замечает, как снова начинает тихо напевать. - Eleanor Rigby picks up the rice in the church Where a wedding has been, lives in a dream, Waits at the window, wearing the face That she keeps in a jar by the door, who is it for? - Сейчас он больше слушает других исполнителей, но эта песня прочно сидит в голове. - Этот год пугает почти всех, наверное.

В этом году он начал пить снотворные и успокоительные зелья. Уже начал. Хотя прошло всего ничего. И летом он правда думал, что всё будет хорошо, что уж теперь наладится, но вернулся в школу - и в лучшую сторону точно ничего не изменилось. И вроде стало только хуже. Воспоминания, новые обязанности, странная дамочка из министерства - всё прыгнуло разом, начало душить по ночам, не давая спать.

- Кажется, нам нужно ввести правило на счёт извинений, - улыбается Гэбриэль, пододвигается ближе к Кэти, снова берёт за руку. - Всё хорошо, не переживай так. Нельзя такое держать в себе, сожрёт - не заметишь даже. И дама в розовом действительно пугающая, будто вылезла из стрёмных ужастиков ранних восьмидесятых. Вроде смешно от нелепости, но страшновато всё равно. Но ты же знаешь, в нашей школе такие надолго не задерживаются. Так что всё наладится. А сейчас.. смотри, какое сейчас небо. Перед закатом и во время него оно особенно удивительное, никогда и нигде больше не увидишь такого чудесного сочетания цветов. Будто на несколько минут оказываешься на какой-то другой планете. - Только после этих слов Тейт понимает, что, кажется, уже поздно. - Я провожу тебя до башни. Ты не против?

+1

15

- Прости, я не очень умная, - заметно грустнеет Кэти, чувствуя, как самостоятельно портит момент. Гэбриэль слишком добр и не скажет этого вслух, но она и сама все прекрасно понимает. Кому понравится общаться с идиотами. Но староста терпеливо рассказывает о настоящей сахарной вате, которая от одного рассказа, будто бы оставляет приторно сладкий привкус во рту. Закрыв глаза, Кэти представляет себе, как сразу лицом ныряет в это сахарное облако, отрывая зубами небольшой кусочек. Или как отщипывает другой пальцами, а потом бодро облизывает их, потому что там остается столько всего вкусного.
- Я тоже почти нигде не была, - даже перечислять стыдно, это не ее мама, которая бывает не просто в разных графствах магической и не только Британии, она бывает в разных странах, по всему миру, потому что, как оказалось, искусство очень популярная штука. – Мама рассказывала о том, что мне должно понравиться в Испании, очень хочу когда-нибудь туда съездить, - чем именно ей должно там понравиться неизвестно, но проверить теперь точно необходимо.

- Может быть повезет, и через какое-то время после школы, получится попутешествовать, ты бы хотел? – рассматривает Эля, замечая, что тому будто не комфортно. Напряжен, сосредоточен, как будто она сделала что-то не так. Хотя, стоит ли этому удивляться, Кэти? В прошлом году ты сделала много чего не так, теперь из-за этого в компании периодически повисает неловкая тишина. Как будто все обо всем знают, хотя никому из них ничего не рассказывалось. Джордж тоже вряд ли это делал, исключение, разве что – Фред.

Вот сейчас, сидя рядом с Тейтом, Кэти хочется снова извиниться, потому что, видит: что-то не так, но совсем не понимает, что конкретно, но это ее вина, это абсолютно точно. – Я не особо разбираюсь в творчестве, каком бы то ни было, - виновато опускает голову, ей всегда было стыдно за это, почему-то. Мама художница, а дочь дальше нравится\не нравится понять ничего не может. Да, с годами она стала замечать чуть больше нюансов и детали, но до сих пор не может оценить» изящность движения руки, когда делался этот мазок кистью», это же дико.

С музыкой было чуть-чуть проще, но все равно, - у меня нет предрассудков, мне кажется, что в душу западают те песни, которые подходят под настроение, которые ты можешь прочувствовать, - Кэти слишком много оставляет на волю случая, спустя столько лет доверяет эмоциям и чувствам, поразительная глупость.

Но Тейт говорит о Биттлз, о своей любимой песне в их исполнении и тут же поет, используя свое самое опасное оружие. Мысли из головы вылетают моментально, а сама Кэти, кажется, улыбается как-то уж слишком глупо. – Она грустная, - потрясающая оценка, браво, пять баллов, Катюш. – Одиночество, это очень страшно, мне кажется, - звучит нерешительно, потому что тема слишком сложная, в шестнадцать ты понятия не имеешь, как в итоге сложится твоя жизнь, останется ли в ней кто-нибудь из школьных друзей, сколько раз тебя будут предавать, а сколько разобьют сердце, которое придется собирать по кусочкам месяцами, годами, если вообще удастся. – Иногда мне кажется, что я ничего не могу сделать, когда одна, - очень тихо признается Элю, так легко открывая ему очередной свой страх. Зачем? Может быть ему это вообще не интересно, ведь одно дело пить сливочное пиво с однокурсницей на берегу озера, петь песни, мечтать о приключениях в маггловском Лондоне, а совсем другое, хотеть почувствовать чужую душу.

- Прости, я не… - красиво тему перевести не получится, поэтому Белл выпрямляется, расправляет плечи и снова поправляет волосы, эти действия немного успокаивают. – Моя мама очень творческая личность, ее вдохновляют Биттлз, но мне нравится «Мишель», - что делать, когда тебе хочется поцеловать человека, но теперь ты прекрасно знаешь, что не нужно этого делать? Правильно, убить эту атмосферу, что Кэти и делает, - Michelle, ma belle, Sont des mots qui vont très bien ensemble, Très bien ensemble… - так странно, само собой получилось, что строчки не были просто «прочитаны», а скорее напеты, на пение это, конечно, не было похоже, скорее на тихое бормотание под нос.

- Надеюсь, что не сильно задела твое чувство прекрасного, петь я не умею, - теперь можно быть спокойной, Тейт точно отшатнется, отстранится, талантливые люди тянутся к талантливым, красота к красоте… - рисовать тоже, только летаю на метле неплохо, - рассмеялась, закрывая лицо руками и понимая прекрасно, что ведет себя странно, но ничего не может с собой поделать. Затихает внезапно, будто снова вернулась в реальность, где не все так сказочно и весело, как в сладких фантазиях. Рука сама тянется к Тейтовской. Белл останавливает ее на полпути, но все же кладет ее поверх чужой ладони. Это поддержка, которая будет нужна многим в этом году.

- Уверена, что мы справимся со всем, потому что будем рядом, - говорит абсолютно серьезно, потому что знает, друзья должны держаться вместе, только так они преодолеют «Розовую жабу» и только так они смогут подготовиться к войне, которая обязательно будет, только вместе, никак иначе.

Эль снова творит чудеса, так легко выдергивая из мрачный мыслей и обращая внимание на маленькие чудеса, которые не надо ждать, они уже здесь, прямо сейчас. – Первый раз вижу закат на берегу, - честно признается гриффиндорка, - да, конечно, - соглашается на предложение, даже не до конца понимая, что говорит Эль, - только еще пару минут, давай посидим на этой другой планете? – заглядывает в чужие глаза, не с мольбой, но с просьбой. На улице стало значительно прохладней, но отвлекаться на дурацкую толстовку не хочется, по дороге в замок наденет. Но Белл доверчиво жмется к чужому боку, укладывая голову на плечо и не сводя взгляда с линии горизонта, - как мы назовем эту планету? – тихо смеется, - получается, что мы ее открыли и она наша, да? – когда тебе шестнадцать, то очень хочется вот так просто смотреть на закат с другом и придумывать невероятные названия для выдуманных планет, хочется мечтать, ведь еще вся жизнь впереди и пусть останется эта вера в то, что эта жизнь будет хоть немного счастливой.
- Если у нас теперь есть планета, то нужно придумать и кто будет там жить! – это всегда невероятно интересно, хоть и не больше, чем подростковая фантазия.

+1

16

Тейт прописывает себе мысленный подзатыльник, очень сильный мысленный подзатыльник, такой, что даже головой немного дёргает. Какой же всё-таки идиот.

- Да нет, ты чего, тут не за что извиняться, ты же не знаешь, что это такое, а у магглов встречаются странные названия, иногда даже не понимаешь, какого чёрта, - он смеётся неловко, потирает шею, не зная, куда деть руки. - Думаю, что ещё успеешь посмотреть весь мир. Да, хотел бы, конечно. Первым делом - махнуть бы куда-нибудь к морю, меня эта мысль, кажется, теперь до конца года не отпустит. А потом.. потом куда-нибудь на континент, наверное. Всегда хотел побывать в Риме, сам не знаю, почему, но тянет ужасно. И в Венеции. Говорят, что это дорого, глупо и не стоит того, но хочу очень.

Тейт Италию видел только на картинках да в старых фильмах, что так любит смотреть миссис Хоран, он не понимает язык, но он, конечно, безумно красивый, как и страна в целом, как и люди. Чертовски сильно хочется своими глазами увидеть Колизей и Сикстинскую капеллу, поплавать на гондоле по Гранд каналу и посидеть на площади Пьяцца-дель-Кампо, может, даже прогуляться где-нибудь у Везувия или искупаться в озере Комо. Сейчас ему кажется, что его мечта никогда не исполнится, но мечтать так приятно.

- Да, очень, - кивает головой Тейт, тихонько напевая, - All the lonely people, where do they all come from?All the lonely people, where do they all belong? Страшно? Я.. наверное. - Наверное, и правда таких людей как Кэти одиночество может пугать, потому что они яркие, открытые, вокруг них всегда много людей, много друзей, приятелей, просто знакомых. Вокруг них - бурная жизнь, смех, разговоры, чьи-то слёзы, чья-то радость. И это действительно страшно - вдруг оказаться в какой-то другой реальности, в других условиях, будто кто-то выключил звук и выкрутил яркость и цветность на минимум. - Но.. если.. я не думаю, что когда-нибудь ты окажешься в подобной ситуации, но если вдруг случится, ты точно справишься. Ты явно не из тех, кто быстро сдаётся и опускает руки в непривычной ситуации, ты ведь сильная и упорная... Ну, я.. мне так кажется. Другие люди так безрассудно не действуют, - смеётся Тейт, взмахивая руками. Ну, вот опять свёл серьёзную тему в какую-то глупую бессмысленную шутку.

Он одиночества не боялся никогда, потому что он, по сути, всегда был один, с самого детства. Он мог рассчитывать только на свои силы, полагаться только на самого себя. Он знал, что никто ему не поможет, если вдруг расклеится, развалится и опустит руки. Тейт стискивал зубы, сжимал кулаки и шёл вперёд, вытирая кровь. Конечно, было плохо. Конечно, хотелось всё бросить, забиться в угол и не вылезать из него до конца жизни, но что-то не давало сдаться. Сейчас у него есть близкие, есть хорошие друзья, но он уже привык, он уже сам, кажется, тянется к этому одиночеству, потому что там уютно, там комфортно, там так, как он всё себе придумал и обустроил. Страшно разрушать устоявшийся мир, проходиться по нему здоровенным молотом, разнося всё в щепки. чудовищно страшно, но так необходимо. Только вот сил пока не находится.

- Оо, ну нет-нет-нет. Нет, - Тейт снова размахивает руками, хмурится, смотрит на Кэти очень серьёзно. - Никаких извинений. Тебе правда не за что извиняться, Кэти. И вообще это я мастер просить прощения, не отбирай мой хлеб, - хихикает Тейт и делает вид, что хочет щёлкнуть Белл по носу, но останавливается в нескольких миллиметрах, подмигивает. - Огоо! Ты знаешь французский? И летаешь ты прекрасно, даже не смей в этом сомневаться. А ещё у тебя есть удивительный талант - находить приключения. Тоже не всем доступный, знаешь. Он может, наверное, показаться немного обременительным, но думаю, что многие душу за такой готовы продать. И я очень даже серьёзно сейчас. Представь, что ты просто живёшь и с тобой ничего не происходит. Совсем. Ходишь на занятия, делаешь уроки, читаешь учебники, болтаешь с друзьями, но.. но на этом всё.

И он снова думает, что это очень странный вечер, необычный, слишком яркий для него, почти ослепляющий, не смотря на редко выглядывающее из облаков солнце. Просто свет.. свет сегодня не в небе, он сегодня рядом с ним, он сегодня и в нём самом тоже, словно включили чудовищно яркие прожекторы. И от этого света Тейт впадает в легкую панику. Он не знает, куда идти. Он не знает, что говорить. Он теряется, не видит ничего, а чувствует.. чувствует слишком много.

- Очень хочется в это верить, - Тейт кладет руку на плечо Кэти, прижимает к себе, и снова кажется, что это происходит не с ним, словно это не другая планета, нет - другая реальность. - А тебе как хочется её назвать? У меня ужасная фантазия, и если ты возложишь на меня такую ответственность, то планете точно конец. Но это должно быть что-нибудь волшебное, потому что.. ну.. мы же волшебники как никак. - Как корабль назовёшь, знаете ли. Даже если это воображаемый корабль. - Думаю, что кто-то очень счастливый. Должны же такие люди основать свой собственный прекрасный мир хоть где-нибудь?

Конечно, он понимает, что нельзя достичь счастья на сто процентов, нельзя сделать так, чтобы все улыбались круглосуточно, чтобы были довольны 24/7, но это же выдуманный мир, идеальный, прекрасный, недостижимый - там таким людям самое место. Вот бы и самому когда-нибудь стать хотя бы похожим на этих фантазийных жителей фантазийного мира.

Тейт тянется к своей сумке, достаёт из неё толстовку, накидывает на плечи Кэти. Пусть только начало сентября,  но по вечерам уже довольно прохладно, и он точно не даст ей попасть к школьной медсестре из-за такой ерунды.

- И они никогда не попадают в больничное крыло и не извиняются, а ещё любят себя. Куда без этого прекрасного чувства?

+1

17

Как-то это не особо утешает. Юношеский максимализм штука опасная, одна ошибка и ты ошибся. Очень тяжело понимать, что ты совсем не можешь поддержать тему беседы, что какая-то часть этого мира для тебя абсолютно закрыта. Но с этим приходится мириться, ведь она обычный подросток, с кучей дурацких проблем, из категории: я никому не нравлюсь, во мне нет ничего особенного, даже друзья хранят от меня секреты, слишком глупая, слишком бесполезная. Приправляется все это ощущением полной никчемности, ненужности и пустоты.

Кэти грустно улыбается, хотя совсем недавно в голос смеялась, когда щекотала Гэбриэля. Все вернётся на свои места, нужно только больше времени, именно так.

Мысли о море успокаивают. В голове, как будто, слышится звук волн, размеренный, немного тревожный, но он обладает удивительными свойствами. Порой так тяжело уйти с берега даже на ночь. - В этом году вода была очень холодной и я даже не залезла в воду ни разу, - известная мерзлячка, между прочим. - Только ноги помочила, - вытягивает губы трубочкой, явно недовольная таким поворотом. - Только Тони холода не боится, - бесстрашный хаффлпаффец даже в непогоду готов был с головой уходить под воду, выныривая и разбрасывая брызги. Передёргивает плечами, вспоминая ледяные капли воды на коже и чувствуя фантомный холод. Или он был реальным?

Смущается, стоит чужой толстовке лечь на плечи. Стягивает с плеч, потому что у неё есть и своя, но поймав взгляд Эля, просто надевает ее, потерявшись в объемной вещице. Закатывает рукава и возвращается под бок. Где-то фоном крутятся мысли, а что было бы, если бы студентов дружно вывели на пляж и все предстали бы в купальных костюмах. Было бы весело, а временами очень неловко, форма иногда скрывает слишком много. Что до неё, то это не проблема, вряд ли кто-то обратит внимание. Все же хорошо, что ничего подобного в школе нет.

Тейт даже не подозревает, как прав и как сильно ошибается одновременно. Белл почти всегда в компании, но так часто чувствует себя одинокой, магия. Из-за чего это может быть? Ее секрет, недостаточно хорошее чувство юмора, дух авантюризма или умеение влипать в неприятности? Скорее всего нет. - Знаешь, я иногда чувствую себя одиноко, например этим летом и сейчас, в начале года, наверняка такие чувства будут появляться и дальше, но думаю, что это нормально, - как бы грустно и тяжело не было это признавать. Есть вещи, которые нужно решать самостоятельно.
Она не такая сильная, как думает Тейт, не такая уж и вечнооптимистичная, тоже сдаётся, тоже опускает руки, как обычный человек. - Ты слишком хорошего мнения обо мне... - легонько толкает локтем в бок, чтобы глупости не придумывал.

Тихо смеётся, когда речь заходит об извинениях, - а ты точно меня не укусил? Эта привычка как передаётся? - кажется, снова напряженность исчезла, будто ее и не было вовсе. Да только Белл и правда извиняется в любом удобном и не очень случае, боясь доставить кому-то неудобства или стать обузой. Это вообще самое страшное, что может быть.

- Да только пару фраз, у мамы есть компаньоны-французы, - морщит нос, вспоминая месье Ле’норманна и его вездесущего и очень навязчивого сына, а вообще, у меня есть артефакт, когда надеваю, то могу говорить на большинстве языков, удобно, - все же здорово быть волшебником, потому что самостоятельно выучить столько, кажется, невозможно. - Представляешь сколько проблем несут эти самые приключения? - смеётся уже в голос, вспоминая даже недавние события, - но отказаться от них я все равно не готова, - куда же она без всего этого безумия, которое даёт ощущение полноценной жизни? Набивать шишки правда весело!

- А почему ты думаешь, что с моей фантазией все в порядке? - Кэти неожиданно чихнула, издавая смешной звук и тут же смущаясь. Вроде бы парень не обратил на это внимание, значит и не стоит переживать, это же логично? Укладывает голову на плечо старосты и мечтательно смотрит на горизонт, где закат рисует яркими красками неповторимую картину. Ведь если задуматься, то каждый закат и правда уникален, как и люди. Раньше об этом задумываться не приходилось.

- Ты будишь во мне философа, как теперь перестать думать об этом? - прикрывает глаза, представляя себе ту самую счастливую планету и ее жителей. Они улыбаются, имеют полную свободу действий и не ограничены в своих действиях. Все же свобода выбора, это слишком важно. - Раз уж мы - два волшебника, создаём новый мир, то я хочу, чтобы жители там смогли выбирать погоду, а ещё могли спокойно летать, может даже без метлы, - Кэти зависает на несколько секунд, обдумывая это ещё раз, - хотелось бы такую суперсилу, - заключает в итоге. - А ещё там все будут говорить правду, какой бы неприятной она не была, - это ее убеждение, принципиальная позиция. Честность - то самое качество, которое она очень ценит в людях. Для неё «сладкая ложь» никогда не заменит правды. Вряд ли это когда-нибудь изменится.

И снова строит недовольное личико, - вообще-то, иногда, в больничном крыле настоящий рай, - цокает языком, понимая, что стоит пояснить, - там тихо и можно выспаться, ты не представляешь какое безумие иногда творится в башне Гриффиндора, - смеётся, потому что наверняка и в подземельях Хаффлпафа не всегда тихо, у них же Фоули!

- Ты торопишься? - внезапно вспоминает, что Эль хотел проводить ее в замок, наверняка, как у старосты у него куча обязанностей, ведь столько первокурсников, испуганных, растерянных, им нужна поддержка и внимание. - Никогда этого не делала, хочу поближе к озеру, может даже потрогаю водичку, - подмигивает и выбирается из объятий. Поднимается на ноги и поправляет толстовку Тейта, которая ей почти до колен и вообще могла бы выполнять функцию платья. - Ты со мной? - вытягивает вперёд раскрытую ладонь, чтобы Эль взял ее и они дружно отправились к воде. Так забавно, раньше и в голову не приходило, что можно это сделать.

- Хотя знаешь, в конце прошлого года. Все же сунула руку в озеро, склянка с жуками для Снейпа туда укатилась, но тогда меня укусил рак, нужно закрыть этот гештальт, важно знать, что в школе все ещё безопасно, - слабая надежда ещё теплилась в душе, но чувство защищенности дарило присутствие таких профессоров, как Дамблдор, МакГонагалл, Снейп (хоть он и был пугающим), а с появлением Амбридж все это хрупкое ощущение защищенности таЯло на глазах, что совсем не кстати, после событий прошлого учебного года.

+1

18

- А может, наоборот, ты о себе не очень хорошего? - Тейт слегка наклоняет голову, смотрит на Кэти, прищурившись, тихонько и немного наигранно ойкает, когда получает тычок в бок. - Нет, ну правда. Мне кажется, ты себя недооцениваешь немножечко очень сильно.

Тейту не нравится, что Кэти видит себя, кажется, совсем не такой, какой является на самом деле. Она ведь явно не замечает свои достоинства, как-то даже немного принижает достижения, будто бы не видит самого главного, самого яркого, выделяющегося, того, что так бросается в глаза. Тейт качает головой, даже пытается закатывать глаза, но получается так себе - какая-то предобморочная рыба, а не очень сильно играющий и желающий показать чужую неправоту студент. Бездарность как она есть.

- Ты думаешь, это что-то вампирское? - Почему-то задумывается даже на несколько секунд, будто действительно может быть так. - В таком случае школа уже бы наполнилась десятками вечно извиняющихся друг перед другом людей. - Тейт смеётся, представляя эту картину. Извиняющийся Снейп. Краснеющая Амбридж. Отходящий в сторону с громким "простите-простите" Филч. Эль бы посмотрел на это - в его голове выглядит очень даже интересно. - "Извините мисс Белл", - сказал бы профессор Снейп, - "но ваше зелье выглядит не очень, я вынужден снять с Гриффиндора десяток баллов". - Тейт снова смеётся и почему-то делает вид, что снимает невидимую шляпу. В его голове всё превращается в какой-то жуткий фарс. Вот и Гойл пролетает где-то мимо, держит в одной руке чашечку чая, в другой - биту, ударяет по бладжеру и рассыпается в извинениях, обещая прислать сову с подарком.

Эль трясёт головой, пытаясь отогнать эти странные образы. Складывается ощущение, что с зельями он всё-таки немного переборщил - не может вот это всё просто так в голове появиться, неправильно это как-то. Это уже не повод сходить к Помфри - это повод бежать сразу в Мунго, по пути бить в гонг и кричать, что всё очень-очень плохо. Но Тейт пока держится, улыбается сдержанно, размахивая руками перед лицом.

- Не знаю, - пожимает он плечами. - Просто уверен, что так оно и есть. А как они будут выбирать погоду? Общее голосование или для каждого она будет своя? Сюда бы что-нибудь такое, здесь чертовски не хватает солнца. - Сейчас бы оказаться где-нибудь на солнечной Сицилии, скажем, в Палермо, чтобы солнце светило ярко, сидеть бы на берегу моря на лежаке, потягивая какой-нибудь коктейль со льдом, не думать вообще ни о чем: никаких экзаменов, никакой Амбридж, никаких вечерних патрулей и беготни с первым курсом, и со всеми остальными курсами тоже, никакой йоги от Салли, никаких излишне задиристых товарищей с чешущимися кулаками. Тейт вздыхает.

Эль не знает, согласен ли он с Кэти насчёт правды. Нет, он не часто врёт, но он многое скрывает, предпочитая промолчать или перевести тему на что-нибудь другое. Тейт правды, наверное, даже боится, потому что часто она может ранить (как говорящего, так и слушающего), а боль никому не нужна. Тейт правды боится, потому что она может вызвать конфликт, а это последнее, что ему нужно. Тейт привык не обострять лишний раз - лучше сбежать, скрыться и скрыть.

- Интересное у тебя представление о рае, - смеётся Тейт, думая, а кто тогда мадам Помфри в этом случае. - Да нет, наверное, могу представить. Все стереотипы о тихих и скромных хаффлпаффцах очень быстро разрушатся, если заглянуть к нам в гостиную.

Хаффлпаффцы тут мало чем отличаются от остальных студентов: в гостиной почти всегда шумно, студенты что-то обсуждают, громко смеются, кидаются чем-то друг в друга, левитируют всякие странные предметы; где-то в углу - кучка земли, потому что кто-то решил пересадить любимый цветок и забыл убрать за собой; где-то орёт чей-то кот, какая-то девочка поёт хиты Селестины Уорлок, потому что готовится к прослушиванию; будущие квиддичисты перекидываются скомканными в мяч носками, и спасибо, что чистыми. Нет здесь спокойствия. Вообще, кажется, нигде в этой школе спокойствия не найти. В этом, наверное, и прелесть, и проклятие.

- Ещё на несколько минут могу задержаться, - кивает Тейт, берёт Кэти за руку и улыбается, понимая, как странно на ней смотрится его толстовка - будто она хочет гриффиндорку сожрать и пока отлично справляется. Кэти в ней, кажется, совсем тонет, удивительно, как держится ещё на ногах. - Белла справится, да и новые старосты помогут. - Тейт не выдерживает и громко смеётся, когда слышит историю Кэти про опасных жителей озера. Нет, это довольно неприятно, наверное, но почему-то звучит довольно забавно. Бояться стоит явно не гриндилоу или кальмара, живущих где-то в глубине, ближе к берегу, оказывается, тоже есть агрессивные монстры.  - Рука хоть цела осталась? Если что выловим, и натравим на одну "чудесную", - Тейт сгибает пальцы, показывая кавычки, хитро улыбается, - даму. Мне кажется, ей должна понравится такая интересная живность. Не котиками едиными. - Эль стоит на берегу, но трогать воду не хочется, он просто наблюдает. Внезапно хватает Кэти за плечи и издаёт что-то похоже на "бууу" в ухо. Снова смеётся. - Прости. Кажется, что единственный монстр здесь - это я. Но я не опасный, честно. Скорее, наоборот.

Отредактировано Gabriel Tate (01.06.21 21:07)

+1

19

На оптимистичное высказывания Гэбриэля остается только улыбнуться. Спорить нет никакого смысла, потому что каждый останется при своем мнении. Со стороны как-то проще находить положительные качества в людях. Кэти делала так даже в отношении Майлза, казалось бы – гадкий слизеринец, интриган и провокатор, но наравне с этим он обладает прекрасными качествами. Кто знает, может сейчас ее видят в лучшем свете.

Сама же она склонна к самокритике и самокопанию. Вероятно, причиной этому является мама – перфекционистка, которая очень хочет, чтобы ее дочурка была самой лучшей во всем, что бы ни начинала. Кажется порой, что неудачи Кэти МэриЭнн переживает сильнее, вызывая чувство вины. Но как же она устала оправдывать чужие ожидания, есть же свои собственные и это гораздо важнее.

Тейт пародирует вежливого Снейпа, чем вызывает смех, - А знаешь, очень похоже, - прикрывает рот ладонью и убирает, успокоившись, сразу делаясь очень серьезной. – Но есть нюанс, готов ли ты, Гэбриэль Тейт, староста славного факультета Хаффлпафф покусать Снейпа, Амбридж и Филча, чтобы они завели себе такую привычку? Я вот – точно нет, - снова смеется, думая о том, что вообще не помнит, чтобы кусала кого-то в своей жизни.

- Конечно, у каждого своя, - взмахивает руками, в приступе недоумения и даже негодования, ведь было бы здорово менять погоду под настроение? – она бы очень хотела такую возможность, - перед сном включать дождь, чтобы барабанил по стеклам, так засыпать легче и приятнее, а утром включать солнце, чтобы можно было понежиться и согреться, - так начинать утро ей нравилось больше всего. Теплые лучи поднимали настроение, заряжали энергией на весь день. Странное наблюдение, но в пасмурные дни Белл уставала значительно быстрее, хотя и к этому относилась нормально.

- Помфри? Хм-м-м, - задумывается всего на несколько секунд и вдруг поднимает руки вверх, размахивая кистями из стороны в сторону и кружась вокруг своей оси, - она – фея-крестная, которая заботится о своих детках, - засмеялась и остановилась, потому что на ходу кружиться такая себе идея. Она едва не спотыкается, но сохраняет равновесие, и несколько раз очень быстро моргает. – Опасное место, этот берег озера, - прошло почти полгода, а воспоминания о той самой отработке и пожаре слишком свежи, славно зажгли с ребятами, ничего не скажешь.

- Как видишь, - крутит ладошкой перед лицом Тейта, демонстрируя, что лекарь школы отлично справляется со своей работой, - но было прям больно и некрасиво, - да и неловко, чего уж. Ну как можно было наткнуться на этого рака? Это еще Джейсон вовремя со своей битой подоспел и умудрился попасть точно в цель. – Хм, давай мы никого ловить не будем, больше люблю милых зверушек, - дует губы и чуть ускоряет шаг, цель уже близко, - да и вообще, Амбридж же любое живое существо с могилу сведет, жалко животинку, - боковым зрением Эля она не видит, поэтому громко верещит и подпрыгивает от испуга, когда тот хватает за плечи со спины и смеется, - Ах ты-ы-ы-ы, - быстро поворачивается лицом и щелкает по носу, - это не честно! – хотя, о какой честности речь, если они просто дурачатся? – Как-нибудь подкараулю тебя в коридоре и тоже напугаю, - насупилась гриффиндорка и потащила Гэбриэля за рукав дальше по тропинке, - будешь знать, - резко тормозит, они пришли. – В общем, ты жди подвоха, - взгляд устремлен на водную гладь.

Как оказалось, тропинку выбрали они не самую удачную, ну а когда Кэти принимала правильные решения? – Подстрахуешь? – отступать точно никто не собирается. Подойти к воде вплотную не получится, поэтому она забирается на большой камень, приседает и сжимает руку Тейта в своей, - Только крепко держи, я на земле максимально неловкая, - наклоняется и касается воды кончиками пальцев, зачем-то подносит к носу, чтобы понюхать, не обнаружив ничего страшного, погружает в озеро ладонь целиком, болтает ей из стороны в сторону, как будто суету навести охота и успокаивается. Ничего не произошло.

– Все, проклятье берега черного озера снято, - с очень важным видом докладывает своему спутнику, выпрямляясь и не слезая с камня. – О, - удивленно приоткрывает рот, понимая, что сейчас они почти одного роста и осознавать это прикольно, - Мистер Тейт, я категорически благодарна за то, что помогли побороть все предрассудки, связанные с этим местом, официально – карма очищена, - сохраняет серьезное выражение, хоть и хочется засмеяться в голос. – Примите мои поздравления, - вытягивает ладонь для традиционного в таких случаях рукопожатия, но в последний момент отводит ее в сторону и крепко обнимает Эля, вытягиваясь во весь свой рост, чтобы было удобнее, - Спасибо тебе большое, - шепчет тихонько, уже на ухо. – Ты даже не представляешь, как я рада, что нам удалось реализовать этот пикник, - да, сейчас, определенно более удачный момент, чем в прошлом году. Идеально подобрано время для того, чтобы все же вернуться из проблемного лета в бьющую ключом жизнь в Хогвартсе.

+1

20

- Я, конечно, славный староста очень славного факультета, рыцарь в не сияющих доспехах, но на такой подвиг всё же не решусь. Вдруг укушу - и они меня заразят, а не я их. Представляешь, какой кошмар будет? Оденусь в розовое, возьму Вишню подмышку и не буду мыть голову целую неделю, рассекая по коридорам с грозным видом, - Тейт громко смеётся, так что в груди даже начинает немного покалывать. Надо что-то делать со своим воображением, конечно, а то это невозможно совершенно.

И вообще Гэбриэль Тейт - самый жёсткий староста в школе - снимает баллы, не задумываясь и злобно ухмыляется при этом, науськивая своего очень милого кота на всех неугодных. Какой шикарный образ, какая прекрасная картина! Забыть бы её и не вспоминать никогда больше.

- А что будет, если встретятся солнечный человек и дождливый? Кто кого переборет в этом эээ.. погодном противостоянии? Если какой-нибудь мальчик с тучей над головой и жутким ветром встретит девочку с ярким солнцем и они обнимутся, что случится? - Тейт описывает странную ситуацию с персонажами из вымышленного мира, но как будто бы немного говорит про самого себя. Эль - мальчик с вечным ураганом и дождём, с завывающим уныло ветром, хлещущим по щекам так, что на ногах устроять сложно. - Никто не хотел бы гулять в плохую погоду, но ведь может всё случиться совсем не осознанно, выйти из-под контроля.

Тейт ловит ладонь Кэти и пристально рассматривает, улыбается. - Да, действительно не скажешь, что на неё нападали злые раки из озера. И после этого ты снова хочешь туда лезть? Ты уверена? - Смотрит недоверчиво, хмурится, не понимая, откуда у этой девушки столько энергии и такая.. неустрашимость? - Согласен, Амбридж никого живого доверять нельзя. А ей доверили целую школу, - он морщится недовольно, пытаясь скрыть эту странную гримасу от Кэти.

Как и многим в этой школе, новая преподавательница не понравилась ему почти сразу. Стоило только её увидеть, услышать этот мерзковатый тоненький голосок, то и дело прерывающийся странными покашливаниями, как сразу всё становилось понятно - ничего хорошего в этом году их не ждёт. Да и её должность.. преподаватель ЗоТИ. Кто там был раньше? Двуликий заикающийся товарищ, пахнущий чесноком? Самовлюбленный кретин? Очень хороший, но всё-таки оборотень? Скрывающийся под чужой личиной преступник? И кто в этот раз? Тейту кажется, что должен быть серийный маньяк - не меньше.

Он трясёт головой, отгоняя мрачные мысли, тут же переключается, задорно хохоча.

- Очень даже честно, мы же не устанавливали никаких правил, - потирает нос и довольно улыбается. - Если я буду ждать, не значит ли, что у тебя ничего не получится? - Тейт хитро щурится. Напугать его, конечно, довольно легко. Он не из тех, кто хладнокровно и безэмоционально реагирует на события. Тейт обычно вздрагивает очень заметно, иногда даже орёт. - Держись крепче.

Он держит Кэти за руку, подходит чуть ближе, аккуратно обхватывая её за талию, и следит внимательно за каждым движением, готовый в любой момент сорваться с места и поймать, если вдруг поскользнётся на этот странном камне и полетит на землю. Он напряжённо сдвигает брови, когда Белл наклоняется к воде - ой, как ему это не нравится, но он молчит, хоть и думает, что это не самая лучшая идея. Эль выдыхает, когда Кэти встаёт на ноги. Удивлённо приподнимает брови, внезапно осознавая, что сейчас они одного роста, и он смотрит ей прямо в глаза.

- Всегда к вашим услугам, мисс Белл, - ему хочется галантно поклониться, но получается какая-то жуткая нелепость, и Тейт смеётся. - Джентельмен из меня так себе. - Тейт вздрагивает, когда Кэти внезапно его обнимает. Он задерживает дыхание, прижимая её к себе, борясь с желанием уткнуться носом в её волосы, перебирая пальцами рыжие локоны, или даже.. неважно.. это будет слишком глупо, Тейт. - Тебе спасибо, - бормочет едва слышно. - Если год начинается так, он определённо не будет плохим.

Отредактировано Gabriel Tate (07.06.21 23:24)

+1


Вы здесь » Drink Butterbeer! » Pensieve » 10.09.95. Pull me into your glow, make me blush