нужные персонажи: Justin Finch-Fletchley, Bella Farley, [name] Vaisey, Erica Tolipan.

Drink Butterbeer!

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Drink Butterbeer! » Pensieve » AU. Официант, у меня в супе кто-то плавает


AU. Официант, у меня в супе кто-то плавает

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

https://forumupload.ru/uploads/001a/2e/af/511/441126.pnghttps://forumupload.ru/uploads/001a/2e/af/511/403597.gifhttps://forumupload.ru/uploads/001a/2e/af/511/116711.gifhttps://forumupload.ru/uploads/001a/2e/af/511/930622.png
Tracey Davis, Blaise Zabini
середина сентября 2000 года
Лютный переулок, забегаловка "Бродячий штырехвост"

— Как звучит первое правило нашего кафе?
— Не говорить, что мясо ненастоящее?
— Тише! Если ты его видишь - оно настоящее.
— Не говорить, что креветки из багажника твоего дружка?
— Он стелит там одеяло!

[nick]Tracey Davis[/nick][status]добро пожаловать отсюда[/status][pers]<b><a href="https://harrypotter.fandom.com/ru/wiki/Трейси_Дэвис" target="_blank">Трейси Дэвис</a></b>, 21 год[/pers][info]Худшая официантка Лютного'99[/info][icon]https://i.ibb.co/GTn3fSd/ezgif-2-2a37889f4c53.gif[/icon]

Отредактировано Gabriel Tate (14.05.21 20:37)

+3

2

Трейси Дэвис открывает дверь Бродячего штырехвоста так, что она влетает в стену с диким грохотом. Дэвис спускается по лестнице в зал, громко топая и не менее громко вздыхая - ещё один отвратительный день в отвратительной забегаловке. Что может быть хуже?

- А, ну да, вот что, - недовольно фыркает она, наблюдая, как местный повар выплывает из кухни, поправляя выбившиеся из-под шапочки волосы. - Не поможет, Олег, даже не пытайся. Если хочешь спрятать свою растительность, купи у магглов противочумный костюм. Спасёшь посетителей от своих волос в тарелках, а нас - от своего лица в пределах видимости. Доброе утро, работяги. Пробник босса ещё не забегал?

Эту забегаловку Дэвис ненавидит, а всех её работников ненавидит ещё больше, ну, пожалуй, кроме кассира Эрла, Эрл - бомба в наряде прямиком из ранних восьмидесятых, и она вышла бы за него замуж, если бы он был немного моложе. Но другой работы нет, и Штырехвост - её единственный шанс не пойти ко дну, считая последние кнаты в захламленной комнате над Дырявым котлом.
[nick]Tracey Davis[/nick][status]добро пожаловать отсюда[/status][icon]https://i.ibb.co/GTn3fSd/ezgif-2-2a37889f4c53.gif[/icon][pers]<b><a href="https://harrypotter.fandom.com/ru/wiki/Трейси_Дэвис" target="_blank">Трейси Дэвис</a></b>, 21 год[/pers][info]Худшая официантка Лютного'99[/info]
Сюрприз, сюрприз! Поттер победил, безносый лысый злодей, кажется, окончательно мёртв, а его последователей теперь активно преследуют, прямо как магглорожденных пару лет назад. Дэвис думала, что её эта вся заварушка не коснётся, что их семья уж точно придерживается нейтралитета, не лезет в политику, войну и прочие мерзости. Но папашка Дэвис, кажется, придерживался другой точки зрения. Трейси чуть удар не хватил, когда она в июне 1998 узнала, что, оказывается, её отец весьма активно поддерживал Волдеморта последние годы. У них отобрали почти всё, а самого отца отправили в Азкабан, плакаться в жилетку дементорам и стараться не помереть от грусти.

Идиот! Какой же всё-таки идиот! Как же Дэвис ненавидела родителя, сколько же проклятий отправляла в его адрес, оказавшись на улице с грошами в кармане. И в тысячу раз больше, когда поняла, что ей придётся работать, очень усердно работать, во всяких жутких местах работать, потому что детей пожирателей нынче в приличные заведения не берут. О, Мерлин, она теперь - ребёнок Пожирателя смерти. И какой поехавший придумал название для этой шайки?

"Бродячий штырехвост" стал её третьим местом трудоустройства. Из предыдущих двух её выгнали со скандалом. В первом она опрокинула чашку с горячим чаем на голову посетителю со слишком уж длинными руками, а во втором - прокляла своего коллегу так, что он заикался ещё пару месяцев после. Мир, может, и изменился, но люди вот ни капельки - по-прежнему вокруг одни кретины, которым, кажется, ещё в раннем детстве сделали лоботомию и иссекли не одну долю мозга, а все сразу, скопом, чтобы ещё раз не ходить.

В коллектив Штырехвоста она вписалась как-то сразу, без особенных проблем, не смотря на свой жуткий характер и неконтролируемый почти поток желчи. Тут к такому привыкли, относились вполне нормально, то ли из-за толстых, годами укрепляемых шкур, то ли из-за безысходности. В Штырехвосте начальником был крайне забавный гоблин по кличке Хан, мелкий, дышащий Дэвис в пупок, но с таким высоким и писклявым голосом, что свечи иногда тухли, когда он раздавал указания. Поваром был странный Олег, похожий на помесь горного тролля и вуки. Олег любил распускать руки и отпускать странные комплименты, за которые непременно получал от Дэвис по лицу, жаль, что это его не останавливало. И, конечно, Эрл, прекрасный как рассвет и такой же старый, помешанный на диско и прячущийся иногда под стойку, чтобы занюхнуть дорожку в память от прошедших уже годах.

Коллектив - огонь. А посетители - взрыв, взрыв мозга Дэвис. В Штырехвосте тусовались стрёмного вида гоблины, мрачно оглядывающие помещение и ругающиеся на своем грубом лающем языке. Здесь любили греться странные волшебники: или что-то употребляющие, или чем-то этим торгующие; они натягивали идиотские шапки до самых бровей и нередко не снимали тёмные очки в помещении. Нормальные тоже иногда заглядывали, преимущественно утром, забегая за кофе перед рабочим днём. На приличные заведения у них не было ни денег, ни времени. Дэвис, впрочем, не любила всех одинаково, очень заслуженно завоевав негласный титул худшей официантки Лютного. Жалко, денежной награды не предусматривалось.

- Идут, Эрл, готовься.

Обычный рабочий день, обычные рабочие обязанности. Дэвис носится от посетителей на кухню, с каждым подходом всё изысканнее посылая Олега в дальние дали. Она устала, её все бесит, ей нужен перерыв, котрого, кажется, не предвидится, потому что вторую официантку у Хана найти не получается - хрен кто пойдет сюда работать.

- Ещё раз посмотришь на мою ярёмную вену - прокляну, - заявляет Дэвис, подходя к очередному посетителю. Молодой парень явно вампирского вида с красными глазами видимо думает, что он очень беспалевный, но Трейси замечает всё. - А хотя, знаешь, что? Давай, - она подсаживается к нему, склоняет голову к плечу. - Давай, выдвигай свои клыки или как там это работает? Задолбалась в край уже. Только на отравление потом не жалуйся. В Мунго тоже бежать не советую, там не помогут. Ну? Слабак! - Дэвис встает, поправляет форменное платье, достаёт из кармана блокнотик, делает вид, что очень внимательно слушает. - И что будете заказывать? Томатный суп?

Отредактировано Gabriel Tate (15.05.21 01:53)

+1

3

[icon]https://forumupload.ru/uploads/001a/2e/af/248/592252.gif[/icon][pers]<b><a href="ссылка" target="_blank">Блейз Забини</a></b>, 21 год[/pers][info]Трудяга, мамин симпатяга[/info][status]А че так можно было?[/status][nick]Blaise Zabini[/nick]

Поттер-Шмоттер победил и получил по заслугам - пашет на Министерство, по выходным играет в заботливого муженька с одной из Уизли. Полосы «Пророка» пестрят блевотворными заголовками, колонки со сплетнями заставляют выплёвывать кофе обратно в чашку. Очередной мамкин хахаль подсовывает набор «юного джентельмена» под руку Блейзу и важно так заявляет, что «пора бы остепениться». Мамка вторит ему в ответ, подпирая подбородок рукой, усыпанной бриллиантами. Вот они все, справа налево: Мариус, Отто, Эсхил, Педро и Жуль. И это только на одной руке. Кольцо от Москова на другой руке. И что за имя такое дебильнейшее?

Забини смиряет равнодушным взглядом мужчину с тяжёлой челюстью и хмыкает в кулак, демонстративно приподнимает деревянную крышку шкатулки и едва поводит в удивлении бровью. Так вот, что должен иметь каждый «юный джентельмен»: пять кондомов (разных размеров - это чтобы подобрать нужный, пока девушка сама себя ублажает, да), серебряный портсигар с самокрутками, баночку с бальзамом для волос (Забини косится на лысину Москова и закатывает глаза), зубная нить, красный бархатный мешочек с костями, чёрный бархатный мешочек с галлеонами (миссис Жаклин любит за такие отдавать своих лучших девочек).

- Спасибо. - Сухо отвечает Блейз, ища в глазах и кивке матери одобрение - «ну давай, Блейзи, похвали дядю, посмотри, что он тебе принёс», «Блейзи, мне не понравилось, как ты общался с Отто, впредь будь более любезен», «Блейзи...».

- Блейзи?!

- А, что?

- Ты обещал познакомить нас со своей девушкой. Когда ты приведёшь ее на ужин? Как насчёт фазана с ананасами?

- Ты решила запихнуть ананас в жопу птицы?

Москов смеётся. Ему вообще нравятся все эти фразочки с «жопа», «сиськи» и «запихнуть». Матушка же хмурится, изображает деву Марию с вываленной в декольте грудью за сорок.

- Ты бы мог сейчас побираться или драить полы где-нибудь в Косом.

Ах да, это ее любимая фраза про «ты мог бы..., если бы не я, не мое умение трахать всяких стремных, но богатых мужиков». Она любит тыкать в то, что все вокруг, включая столовое серебро - законно нажитое и не имеет ничего общего со смертью ее семерых мужей.

Блейз встаёт, откидывая салфетку с колен на пол, развязывает галстук и окунает в тарелку с недоеденной овсянкой.

- Моя девушка не ест мясо. Сообрази что-то другое.

На самом деле, никакой девушки не существует, как и желания Забини перекладывать бумажки в кабинете своего начальника, храп и нытьё которого терпел семь лет в Хогвартсе. Вместо этого Забини прикуривает одну из самокруток отчима, останавливаясь рядом с забегаловкой в Лютном. Через едкий дым с запахом грязных гоблинских носков и потеки на стекле убогого заведения Забини разглядывает знакомое лицо, решаясь зайти.

- Мне вишневый штрудель. - Басом произносит он, наконец выглядывая из-за дешёвой бумаги с криво расписанным якобы меню. - И одну блондинку. Привет.

+1

4

Блейз, мать его, Забини собственной персоной, как всегда почти идеален и крайне самодоволен. Дэвис закатывает глаза, фыркает, старается держать лицо, потому что первым порывом было, конечно, сбежать. Кинуть ему блокнот в лицо и позорно спрятаться где-нибудь в подсобке, обороняясь от начальства и повара банками с консервированным супом. Но Дэвис стоит на месте, разглядывает Блейза, тот, кажется, ничуть не изменился. А вот она.. она очень даже. Вместо дорогих мантий - хрен пойми что странного цвета, Хан говорит, что это форма, но Дэвис не перестаёт утверждать, что какой-то странный высер человека без вкуса. Вместо привычного выражения лица "как вы все меня достали" - новое, улучшенное и усовершенствованное "когда же вы все уже, наконец, сдохнете и оставите меня в покое" с легким флёром бесконечной усталости.

- Вишнёвый штрудель, к сожалению, закончился, - говорит Дэвис так, как будто она совсем не сожалеет, её это, скорее, радует. - Блондинок в меню нет. Может, вы перепутали с грудинкой? Свиная грудинка, запечённая в духовке. Подаётся вместе с порцией презрения и приправой из очень странного запаха, знаете, вроде как она неделю провела на вечеринке у подвальных крыс.

Дэвис действительно худшая официантка Лютного, и с каждым днём она только всё больше подтверждает этот факт. Сейчас она старается быть ещё хуже, надеясь, что Забини уйдёт, просто уйдёт, забудет эту забегаловку как страшный сон и больше никогда не вернётся. Дэвис смотрит на Блейза. Блейз продолжает сидеть. Дэвис хмурится. Блейз не реагирует. Дэвис злобно усмехается, но он всё ещё тут. Жаль, палочку применить нельзя: на этой неделе она уже вышвырнула слишком языкастого ведьмака, прокляла его подружку и получила выговор. Больше смотреть на брызгающего слюной коротышку ей не хочется - одного отвратительного потрясения в семь дней достаточно.

Нет, она даже скучала, как бы странно это сейчас не звучало (где Дэвис, а где нормальные человеческие чувства). Всё-таки они с Забини были друзьями, и очень неплохими, особенно если учитывать тот факт, что дружить Трейси никогда не умела. Но Блейз её терпел, очень стойко переносил все её перепады настроения и ядовитые залпы в его сторону, в самый подходящий момент оказываясь рядом. Трейси даже пыталась найти хоть какое-нибудь объяснение этому его странному поведению, но у неё ни черта не вышло. Да и святочный бал на пятом курсе... Его ещё более необычное поведение, и её реакция на него. В тот день что-то явно изменилось, и изменилось довольно сильно, только вот Дэвис заблокировала это, не давая разрастись, пойти куда-то дальше. Есть Дэвис и есть весь остальной мир - они всегда будут против друг друга.

А вот теперь здравствуйте - залетел привет из прошлого, которое она очень старается не вспоминать, и улыбается.

- И что ты тут забыл? Двигай задницей, - Дэвис падает на сидение рядом с Забини, оглядываясь по сторонам и пытаясь определить местонахождение Хана. Кажется, он сидит в своём кабинете и наверняка будет сидеть там, пока местные посетители не устроят бунт. - Привет. Такие важные птицы к нам обычно не залетают, знаешь. Для вас гнёзда повыше строят, поприличнее. А тут и рожу могут набить. Официанты, например. Или кассиры, - Дэвис кивает на внимательно наблюдающего за ними Эрла. - Да и повара тоже, у нас тут один - чисто Чубакка, жаль, что без Хана Соло, за него я бы уже вышла и свалила подальше. Посетители тут, кстати, не то чтобы приличные люди.

Рядом как раз кто-то очень вовремя хрюкает и колотит кулаками по столешнице. Дэвис морщится, но не двигается с места, она уже привыкла, на такое её точно не подзовёшь к себе, даже почесаться не заставишь.

- Видишь? Публика - огонь, и, я уверена, они уже опознали в тебе чужака, - для них чужак - любой персонаж, выделяющийся из этой толпы. Саму Дэвис они первое время определяли именно так. Потом она выкинула из Штырехвоста парочку очень уж борзых, ещё троих прокляла, одного отправила в Мунго - и всё успокоилось. Только совсем залётные решались теперь к ней соваться. - Мерлин, Броуди, успокойся. Олееег, нам нужна чёрная кровяная похлёбка. Вот прямо сейчас! - Орёт Трейси, не поднимаясь с места. Броуди - частый посетитель, Дэвис знает все его запросы. - Уходи, Блейз, пока ещё не очень поздно.

Дэвис встаёт, снова одергивает слишком короткое платье, поправляет волосы. Нечего ему тут делать. Прошлое должно оставаться в прошлом, тем более в современных реалиях.

- Олег! Быстрее, мать твою!

[nick]Tracey Davis[/nick][status]добро пожаловать отсюда[/status][icon]https://i.ibb.co/GTn3fSd/ezgif-2-2a37889f4c53.gif[/icon][pers]<b><a href="https://harrypotter.fandom.com/ru/wiki/Трейси_Дэвис" target="_blank">Трейси Дэвис</a></b>, 21 год[/pers][info]Худшая официантка Лютного'99[/info]

+1

5

Трейси идёт красный и чёрный, иногда фиалковый, подчёркивающий ее цвет глаз, которые она так обворожительно любит закатывать, когда кто-то говорит банальности или глупости. Но ей абсолютно не идёт эта дурацкая униформа и антураж - декорации, которые вряд ли приводят ее в неописуемый восторг.

Блейз не знает, как вести себя во всей этой несколько дрянной ситуации, но уверен, что его, да, именно е г о Трейси где-то спряталась во всей этой нетипичной красе, и все, что он может сейчас - с глупым выражением лица пялиться на неё, надеясь, что какой-нибудь тупой шуточкой не спугнет, или не заставит послать себя в далёкое пешее и вовсе не эротичное.

- Грудинка блондинки меня устроит, но без порции презрения и приправ. Я сегодня обойдусь натуральным продуктом. - Пытается шутить Забини, но у него это выходит на уровне «юмор за триста» - вообще не выходит и не входит, но он из-за этого не парится исключительно потому, что выкуренная перед входом в сие убогое заведение самокрутка была очень даже нечего.

Обычно, чтобы дожить до вечера каждого дня, ему приходится накачивать себя чем-то особенным из бара в кабинете своего начальника - некогда лучшего друга, который не смотря на все ухищрения и мятеж батеньки, смог заполучить тепленькое местечко при новой власти. Удивительно. Сын Пожирателя, да и при живом Поттере! Забини же откупаться за старые прегрешения не пришлось - матушка вовремя забрала его на уикенд к себе на родину, где они переждали бунт и войнушку. Предателями никто их не счёл, поскольку мадам Забини по возвращению в Англию долго притворялась больной, требовала выдать ей путевку куда на оздоровление в районы равноудалённые от Лондона и Эдинбурга, посещала Мунго так же часто, как и винную лавку, требовала уважать ее право быть независимой и сильной. Грейнджер же смогла! Вот поэтому никто их семейству не предъявлял, а потом и вовсе забыли, где были Забини во время основного махича.

Но Трейси всего этого за один присест и за одну грудинку не расскажешь. Они вообще перестали общаться аккурат с той истории, когда Забини бежали, словно крысы с корабля. Блейзу стоило проявить учтивость и черкануть пару строк Дэвис, но он побоялся, что не справится со своими... чувствами, и в порыве выдаст все, что выдавать нельзя ни при каких обстоятельствах. Да и сейчас он почти что сдерживает себя, иногда только так залипает на знакомое лицо, выражающее крайнюю степень неприязни и раздражения.

- Просто здравствуй, просто как дела. - Улыбается в ответ Блейз и таки двигает своей разутюженной задницей. - Важные? - Чуть ли не давится слюной Забини, отхаркивая ее обратно. - Ты меня с Ноттом перепутала? Он, кстати, мой начальник, а я так... - Таким, конечно, не хвастаются, когда хотят обратить на себя внимание девушки, а Блейз хотел этого всегда, особенно от сидящей рядом блондинки. Он переводит взгляд на видавшего лучшие деньки кассира - вроде и засмеяться хочется, а вроде лучше не стоит. - Кассир у вас лютый, согласен. Официантка так вообще огонь. - Он старается игнорировать вот это про «вышла бы за него», но не может не отметить, что очевидно Дэвис все ещё не замужем, а это хоть как-то делает жизнь сносной.

На посетителей ему однозначно все равно. Знала бы Трейси, с какими экземплярами приходится водиться, чтобы удовлетворить потребности Нотта. Звучит дерьмовенько, но на деле ещё хуже.

- И что будет? - Блейз так просто не готов уйти. Возможно, это в нем сейчас примеси с чудо-табака говорят, а может и он сам, стоило только снова увидеть ее - нет, он остаётся сидеть, ближе пододвигает то, из чего должна сыпаться соль, но на деле просто убогий реквизит. Все здесь - дешевый антураж, в котором настоящие только он и Дэвис. - Я все ещё жду грудинку.

[nick]Blaise Zabini[/nick][status]А че так можно было?[/status][icon]https://forumupload.ru/uploads/001a/2e/af/248/592252.gif[/icon][pers]<b><a href="ссылка" target="_blank">Блейз Забини</a></b>, 21 год[/pers][info]Трудяга, мамин симпатяга[/info]

+1

6

Трейси думала, что к своему положению уже привыкла, что научилась с ним жить, не ненавидя саму себя каждый божий день, не презирая. Она даже уже не бьёт в ярости зеркала, когда видит в них своё отражение в этой жуткой форме. И новым знакомым в барах Лютного спокойно говорит, что да - официантка, такие дела, и не просто какая-нибудь, а самая отвратительная, залетайте в наше чудное заведение и убедитесь в этом сами, а сейчас пока оплатите мой отвратительный коктейль, и я пошла из этой помойки. И платят ведь почти всегда. Но сейчас она видит Забини, такого всего хорошего, очаровательного, резко выделяющегося из потока посетителей, и снова что-то внутри просыпается, что-то такое очень неприятное. Но Дэвис держится, это же Дэвис.

- Не уверена, что та свинья была блондинкой, такие подробности мы у поставщиков не запрашиваем. Не болела ничем - и хорошо, - фыркает Дэвис. Она вообще-то не уверена, что свинья вообще существовала. Хан - любитель экономить на всём. Он зажимает деньги на продукты, но потом вдруг тратит на какую-нибудь херню. В прошлом месяце нанял музыкантов. У Трейси чуть кровь из ушей не потекла, пришлось их немножечко отравить. - А без презрения тут ничего не подаётся. Это наша фирменная заправка к блюду. Она и возможность заработать себе гастрит.

Дэвис не видела Блейза с того самого дня, когда всё рухнуло. Он, кажется, был где-то рядом во время их побега через Кабанью голову, а потом.. а потом всё. Трейси вернулась к себе домой, а через пару дней к ним завалилась бригада бравых авроров. Они сначала взяли под белы рученьки отца, а потом захапали всё имущество семейства. Дэвис таскалась на допросы, чаще всего на них молчала, прямо смотря в глаза аврору напротив, не отводя взгляда, иногда говорила, что нихрена не знает. Пару раз попала на молодого-зелёного и немножко оторвалась. А потом отца посадили, мать уехала к какой-то родственнице поправлять здоровье, а Дэвис осталась, осталась совершенно одна, с весьма скромным запасом денег и чемоданом вещей. Пришлось выкручиваться. Ни в какую школу доучиваться она, естественно, не поехала и экзамены не сдавала. Не нашлось тогда сил смотреть в эти мерзкие лица.

Судьбой бывших однокурсников она не особенно интересовалась - там о себе бы позаботиться. Дэвис против мира же. Тогда это противостояние, кажется, вошло в самую жаркую фазу. Это сейчас у неё есть отвратительная, но довольно стабильная работа и квартира, даже не похожая на сраную помойку. А тогда не было ничего.

- Важные, важные, Блейз. С Ноттом? Я похожа на слепую? Меня, конечно, знатно помотало, но очками как у всем известного выскочки, как видишь, пока не обзавелась. Посмотри на людей, не очень людей и вообще не людей вокруг, на стены обрати внимание, на потолок - если кто из министерства заглядывает, так самые.. мм.. низшие звенья, - она быстро, почти по-хозяйски окидывает взглядом помещение, достает волшебную палочку и убирает соседний столик, отправляя грязную посуду в сторону кухни, задевая по пути летящей стопкой тарелок какого-то идиота по макушке. - Ох, простите, я случайно, я такая неловкая, - она очаровательно улыбается, но почти тут же кривится. - Смотреть надо, куда идешь, Джош, не у Фортескью мороженое в прохладе ешь. Ага, огонь, смотри не сгори, Забини. Олег! Лови ещё один заказ! - Дэвис переключается очень быстро с одного дела на другое, с разговора с одним человеком на крики другому. Она уже привыкла, даже не задумывается особенно. Трейси пишет что-то в своём блокноте, отрывает листок, комкает его и отправляет повару, придав ускорения заклинанием. Может, и без него добросила бы, но страховка не помешает.

От столика Блейза почему-то не отходит, стоит рядом, смотрит на него сверху вниз, разглядывает внимательно лицо - такое же, как и пару лет назад, может, немного усталости сверху, да и глаза подозрительно покрасневшие. Одет, как всегда, идеально, прямо бери - и ставь на обложку какого-нибудь журнала, чтобы все школьницы на неё слюни пускали. Контраст с потёртым диваном и стеной в пятнах просто потрясающий, конечно. Дэвис усмехается.

- Да хрен его знает, что будет, тут разве ж угадаешь? Может, побьют. Может, проклянут. Может, ещё что-нибудь интересное придумают. Всякое тут бывает. Охраны у нас нет - бюджета не хватает. За охрану тут я, но знаешь ведь, какая я медлительная и нерасторопная, да и с заклинаниями всегда какие-то проблемы. И Олег иногда, он отлично метает тарелки из кухни, но тоже, бывает, не успевает - так погружается в готовку, что не слышит ничего, - Дэвис пожимает плечами, оборачивается на стук каблуков - ну явно пришла главная любовь местного повара и сейчас будет бузить. Она вздыхает, наклоняется к Забини, опираясь локтями о стол. - Грудинка скоро будет. Наверное. И всё-таки чего тебе нужно, Блейз? Зачем ты сюда пришёл? За самой отвратительной в мире грудинкой? Возьми что ли огневиски к ней, обеззаразишь сразу.

В глазах у Дэвис - бесконечная усталость и желание свалить уже отсюда домой, лечь на кровать, закинуться снотворным зельем и проспать до утра. Проспать, а потом снова проснуться, принять душ и вернуться в Штырехвост, чтобы снова на кого-нибудь ворчать, разносить тарелки, убирать столы, устраивать словесные пикировки с боссом и флиртовать в шутку с Эрлом, а в обед раскурить с ним косяк, чтобы дожить до вечера. А в свой законный выходной она, скорее всего, напьётся в каком-нибудь баре, возможно, даже маггловском. Возможно, даже не одна. А потом всё сначала.

Дэвис чувствует, что появление Забини может разрушить всю эту устоявшуюся схему, сломать её так, что она потом за год не восстановит обратно. А ей перемен сейчас не надо - спасибо, хватило на десять лет вперёд. И она не признается, конечно, но Блейз в Штырехвосте её пугает.

- А если всё-таки нужна грудинка другого рода, то знаю я тут недалеко одно заведение, - Дэвис всё-таки не сдерживается и смеётся. - Никогда не слышала, чтобы на них жаловались.

[nick]Tracey Davis[/nick][status]добро пожаловать отсюда[/status][icon]https://i.ibb.co/GTn3fSd/ezgif-2-2a37889f4c53.gif[/icon][pers]<b><a href="https://harrypotter.fandom.com/ru/wiki/Трейси_Дэвис" target="_blank">Трейси Дэвис</a></b>, 21 год[/pers][info]Худшая официантка Лютного'99[/info]

Отредактировано Gabriel Tate (21.05.21 21:45)

+1

7

Конечно, он чувствует на себе ее взгляд и периодически дергается в желании смахнуть именно его с себя - изучающий, определенно, будто бы решающий, сколько можно получить за этот чудо пиджак от неизвестного дизайнера. Но он слишком хорошо ее знает - скорее решается, в какое мягкое место запустить свои острые коготки-шуточки, чтобы Блейз сознался во всех своих грехах сразу.

- Тогда с презрением. Придётся вспомнить былое. - Он аккуратно приподнимает двумя пальцами большую грязную салфетку со стола, не решаясь положить ту себе на колени или запихнуть за воротник. На тонкой материи и кружеве пятна-следы могут рассказать историю похлеще той, о которой сейчас умалчивает Блейз, и которую пытается вытянуть Дэвис. Сотни грязных, жирных губ и пальцев, вот это пятно определенно от острого чили-соуса. А вот эти два светлых пятна... лучше он не станет интересоваться об их судьбе. Салфетка опускает на нагретое ею место.

Он прислушивается к ней, будто она может сказать что-то важное, помимо очередной грубости и жести, льющейся беспрерывным потоком. Прислушивается лишь потому, что раньше она была другой. Ну ещё бы, раньше его Трейси Дэвис не приходилось руководить оркестром гоблинов с грязной посудой в не менее грязном Лютном переулке. Эту разницу он чувствует, не дурак, да и она далеко не дура, хотя зачем-то такой сейчас прикидывается в попытках выставить его наружу.

Ну да потолок, ну да грязный, ну да с пятнами неизвестного происхождения, как на салфетке. Ничего удивительного - Лютный переулок со времён их учебы в Хогвартсе мало изменился - точнее ни разу. Такие же темные и опасные личности, готовые за пару монет проклясть любого, на кого ты покажешь пальцем, или готовых тебе твой же палец сожрать. В любом случае, аборигены все ещё на своих местах, ждут, когда ты будешь проходить по переулку и оступишься, желательно разобьешь себе лицо, или напорешься глазами на острый предмет, чтобы быстренько тебя обчистить и продолжить мутить свои делишки. Дэвис права - Забини поднимает тяжёлый взгляд на неё, запихивая отчаянье куда подальше, потому что эта блондинистая детективша видит насквозь.

- Как в точку, Дэвис, - кривляет он ее же интонацию, - низшие звенья. Ты угадала. - Если бы Блейза попросили рассказать о своей работе, то он бы прикинулся дурачком, или глухим - Нотт хоть и выбил себе место, но далеко не в первых рядах, а где-то на задворках министерской бюрократии: хоть и чистый, но довольно маленький кабинет, где помещались они вдвоём, и где пахло не то сыростью, не то креветками, что, в принципе, равнозначно. - Мою должность можно охарактеризовать как «чернокожая секретарша у белого мужчины», хотя Теодору все ещё далеко до мужчины. - Тот-то и проститутку видел только один раз - просто мимо проходил и по-идиотски хихикал. - Я такой же обслуживающий персонал. - «Как и ты», - хотел он добавить, но заткнулся.

Может хотя бы после этого признания перестанет засыпать его вопросами о «почему», «зачем»... да потому что у него в принципе ежедневная привычка подписывать себя на различного рода неприятности, но обычно он их находит в каком-то другом районе, но пора бы уже границы расширять.

- Тащи огневиски. - Равнодушно кивает он и шарит в кармане пиджака, вытаскивая в тусклом свете, исходящем в больше степени от грязного окна, золотые монеты. Те самые, которые из набора, которые для оплаты девчонки по вызову. - Гулять так гулять. - Закидывает руки назад и сцепляет на затылке в замок. - Да? Я тоже знаю это заведение. - Улыбается он в ответ, будто бы ничего особенного в этом нет. Хотя, откровенно говоря, так все и обстоит. - Я бы признал грудь мадам Оллин лучшей в этом сезоне. Как жаль, что не доводилось потрогать, слишком дорого для обслуживающего персонала, вроде меня. Так где мой огневиски? Хоть протру и обеззаражу им свой столик, на котором все ещё нет грудинки с презрением. И вот ещё, - он положил плюс одну монету к тем первым, - закажи самую улётную музыку, которая здесь играет, я видел граммофон, не притворяйся, что он не рабочий, это же всего одно заклинание, легче, чем протереть мой стол ещё раз, а то тут рассыпано что-то.

[nick]Blaise Zabini[/nick][status]А че так можно было?[/status][icon]https://forumupload.ru/uploads/001a/2e/af/248/592252.gif[/icon][pers]<b><a href="ссылка" target="_blank">Блейз Забини</a></b>, 21 год[/pers][info]Трудяга, мамин симпатяга[/info]

Отредактировано Andrea Kegworth (13.06.21 06:35)

+1

8

Ну да, как же, угадала. Дэвис снова окидывает Забини внимательным изучающим взглядом: уложенные волосы, идеальная улыбка, весьма дорогая и, что немаловажно, чистая одежда, уверенность в каждом жесте и каждом своём слове, расслабленная поза. Естественно именно так и выглядит любой среднестатистический мелкий работник Министерства. Именно как Забини, а не как, например, Джош - Дэвис переводит взгляд на посетителя, упавшего за соседний столик и потирающего криво стриженный затылок - потрёпанный, взлохмаченный, с уставшим взглядом и глубоко залёгшими под глазами тенями, у него нет сил улыбаться, он лишь легко дёргает уголком губ в ответ на реплику своего спутника и пытается оттереть свежее пятно от повидавшей явно многое мантии. Она снова смотрит на Блейза и вдруг начинает смеяться, громко так, с чувством, запрокинув голову. Остановиться почему-то довольно сложно, Трейси думает, что это, кажется, переходит в какую-то истерику. Снова хочется сбежать. И когда она только стала такой трусихой?

- И как там Нотт, не злоупотребляет своим положением? Эксплуатация обслуживающего персонала не переходит допустимые границы? - Сквозь смех выдавливает Дэвис, вытирая выступившие слёзы. Она делает шаг в сторону, хватает с ближайшего столика стакан с пивом и в пару глотков опустошает его, наконец, успокоившись. - Не ворчи, - бросает тихо постоянному посетителю, - ещё два будут за счёт заведения.

Он снова "подтверждает" свой статус представителя низшего звена, вальяжно доставая несколько золотых монет. В Штырехвосте такие обычно приносят два раза в месяц: в день зарплаты и аванса. И то трясутся над ними так, будто персонал их на месте убьёт ради такой прибавки к зарплате, пересчитывают потом тщательно сдачу, подозрительно косясь на Дэвис. Она тоже не отстаёт - косится в ответ, проверяет каждую монету, чуть ли не пробуя её на зуб, пытаясь удостовериться в том, что не подсунули фальшивку.

- Как скажете, мистер Забини, - корчит странное лицо Дэвис, впрочем, тут же возвращая очень притворную и слишком сладкую улыбку. - Знаешь, я немного удивлена, Блейз, раньше за любовь, - она растягивает последнее слово, показывая кавычки пальцами, - тебе вроде не приходилось платить. Неужели Нотт отбивает всех потенциальных кандидаток в миссис Забини, ничего не оставляя? А по грудинке все претензии, пожалуйста, к повару. ОЛЕЕЕЕЕГ! - Трейси вопит так, что несколько посетителей подпрыгивают на своих местах. Какой-то особенно впечатлительный старик роняет полный стакан с огневиски и тот разлетается сотней осколков, один из которых долетает и до Дэвис, впиваясь в лодыжку, она злобно шипит и достаёт палочку. - Вот ведь дерьмо! Олег, поторопись, драккл тебя дери!

И опять просыпается дикое желание сбежать, только в этот раз уже не спрятаться, а закинуть в себя пару шотов чего-нибудь покрепче. Что там за огневиски идёт? Абсент? Чистый спирт? Обеззаразить сейчас хочется себя, потому что уверенности в том, что вместе с осколком в её организм не попала какая-нибудь зараза, совсем нет. Для посещения Мунго у Дэвис недостаточно средств - придётся обходиться подручными средствами и местными знакомыми, у которых есть хоть какие-нибудь познания в колдомедицине. Жизнь Трейси, может, знатно потрепала и закалила, но здоровье у неё по-прежнему такое же паршивое как и несколько лет назад.

Дэвис морщится, дёргает плечами, но всё-таки берёт галлеон со стола и поднимает волшебную палочку. По Штырехвосту разносятся бодрые завывания солиста Кривых рук головосека, странной волшебной группы, возникшей, кажется, пару лет назад. Дэвис считала, что они звучат так, будто с них заживо сдирают кожу, но посетителям нравилось.

- Доволен? - Кривится Трейси, доставая из кармана фартука тряпку и протирая стол. Больше всего на свете хочется этой тряпкой отхлестать по щекам Забини, но она сдерживается, стряхивает крошки со стола на пол, на сидение, на Блейза. Мелко, очень мелко, Дэвис, ты же можешь лучше. Но за это лучше её точно выпрут и отсюда. - А вот и твоя грудинка летит вместе с приборами. Не волнуйся - они чистые, отмывались от предыдущих гостей заклинаниями. - К горлу почему-то подкатывает приступ тошноты, Дэвис фыркает, убирая тряпку, и, прихрамывая, идёт к Эрлу, что-то шепчет ему, кивая в сторону Забини, а потом достает из шкафа рядом бутылку огневиски и стакан. По пути обратно делает несколько глотков прямо из горла, но никто уже не удивляется. Она ставит стакан на стол, наполняет почти до краёв. - За встречу, Блейз? Первую, - ещё один глоток, - и, надеюсь, последнюю.

Верните, пожалуйста, старую Дэвис. Ту, которая не боялась никого и ничего, смотрела в глаза своим страхам, криво ухмылялась и крепко сжимала в руках волшебную палочку, перебирая в голове все известные ей проклятия и сглазы. Верните уже, очень сейчас этой девицы не хватает. У сегодняшней Дэвис потухшие глаза, и желания бороться нет - только сдаться и покорно лечь под колёса несущегося прямо на неё поезда. Даже колкости уже не такие резкие - так, жалкая тень, отголоски прошлого. А виноват во всём, конечно, Забини, соплохвост его задери, надо же было припереться со своей этой сраной белозубой улыбочкой. И чего ему в Министерстве своём не сиделось? Сейчас, рядом с ним она очень чётко осознаёт свою ничтожность и беспомощность. Отвратное чувство. Мерзкое максимально.

- Ты здесь лишний, Забини, - наклоняется к нему очень близко, почти шепчет ему в ухо, опаляя дыханием щёку - не нужно никому больше этого слышать. - Сваливай уже, засиделся. - Она выкладывает все его галлеоны обратно на стол. Нахрен это всё. Нахрен, нахрен, нахрен.

[nick]Tracey Davis[/nick][status]добро пожаловать отсюда[/status][icon]https://i.ibb.co/GTn3fSd/ezgif-2-2a37889f4c53.gif[/icon][pers]<b><a href="https://harrypotter.fandom.com/ru/wiki/Трейси_Дэвис" target="_blank">Трейси Дэвис</a></b>, 21 год[/pers][info]Худшая официантка Лютного'99[/info]

+1

9

[nick]Blaise Zabini[/nick][status]А че так можно было?[/status][icon]https://forumupload.ru/uploads/001a/2e/af/248/592252.gif[/icon][pers]<b><a href="ссылка" target="_blank">Блейз Забини</a></b>, 21 год[/pers][info]Трудяга, мамин симпатяга[/info]

- Тебя так интересует судьба Нотта, или ты просто из вежливости? - Блейз следит за ее взглядом, утыкается в какого-то коренастого да в подранной мантии, тяжело вздыхает, закатывая глаза на ее манер. - Я о нем столько всего знаю, что либо он меня однажды грохнет, либо женится на мне, в принципе, равноценно.

Забини и сам не понимает, почему до сих пор терпит своего лучшего друга. Дружба - это не данный непреложный обет, и даже не зависимость, а значит, если хочется, то можно в любой момент сказать «чао», кинуть на его стол заявление об уходе и «иди ты, Тео, на все четыре стороны разными частями тела одновременно.

Но Блейз не решается - продолжает глупо шутить, закинув ноги на свой стол, подражая другу, покуривать прямо в кабинете и таскать свою задницу за выпивкой или обедом. И только теперь, после встречи с ней, это кажется таким хреновым, будто выиграл первое место в конкурсе неудачников.

- Один раз он отшлепал меня за холодную пасту. - Серьезно проговорил Блейз, потупив взгляд на прилипшую к столу грязь, потом перевёл взгляд на неё и холодно улыбнулся. - Ты ведь этого ожидала услышать? Нет, милая, ведёт наша с тобой знакомая девочка себя хорошо в роли начальника, даже иногда бывает эффективна в рабочем процессе. Когда не решается накрасить ногти на спор.

В чёрный. Нотта давно пора сдать ментальщикам в Мунго, чтобы те ставили на нем опыты. Или в рабство.

- Раньше любовь была бесплатная, ты права, а теперь не так-то много кандидаток, желающих носить эту фамилию. Нас считают дезертирами, а моей матушке пришлось доставать своего очередного хахаля с другого конца света и везти сюда. Так что все достаточно хреново. И платить за секс и ласку - это все равно, что за грудинку, которой до сих пор нет. За деньги, даже самые гроши, она уже была бы готова.

И это самое замечание он игнорировать не собирается, как и сотню других, по-хозяйски сгребает слова и ее колкие взгляды себе в карман. Она делает все, чтобы избавиться от его присутствия, а он - чтобы только она разрешила ему остаться. Да паршиво, да не к месту, но вместе со всем льющимся на него дерьмом, старательно прикрытым метафорами и эвфемизмами, тухлятиной из граммофона, он признаётся себе, что она нужна, нужна ему, как последняя оставшаяся надежда на то, что таким, как он, есть ещё место в этом мире.

Он не дурак - он все понимает. И у него больше не остаётся оружия воевать с ней. Да и шёл он сюда не с войной, а пошив из белого флага себе одеяние.

Берет стакан, стараясь утонуть в плещущейся о грязные стенки мутной жидкости, выпивает все до дна двумя большими глотками и опускает голову на руки, выдыхая только что зажженным костром едкий дым.

- Да, - уже через минуту с равнодушием в голосе отзывается он, полнимая на неё свой взгляд, - я всегда был для тебя лишним. Ну ничего. Я привык. - Он поднимается, поправляя манжеты на рукавах рубашки, ставшими серыми после визита в сие заведение. - Зря я тебя отвлёк от твоей крайне важной работы. Завтра у мамы день рождения, а я до сих пор без подарка. Кстати, она часто о тебе спрашивала. Ты могла хотя бы раз зайти, поздороваться для приличия. Хотя, если тебе вообще все ещё известно про «приличие». - Он насыпает ещё горсть галлеонов поверх тех первых. - Завтра в семь. Возьми выходной. Они тут как-то и без тебя справятся.

Больше ему сказать нечего. Он даже не прощается. И не смотрит на неё, когда уходит. Ему кажется, что от одного такого взгляда его мир разрушится прямо там, а это меньшее, чего он сейчас хочет.

+1

10

- Ты правда думаешь, что меня может интересовать судьба Нотта? И действительно считаешь, что у меня осталось какое-то понятие вежливости? - Дэвис усмехается, растягивает слова, говорит очень медленно, максимально чётко. - Позовите меня на свадьбу, голубки. Люблю такие.. мм... интересные мероприятия. Даже спущу всю зарплату на парадную мантию, пожалуй.

Да, говорят, что на змеином факультете были и есть какие-то свои, особенные понятия чести, дружбы и семьи, что маленькие змейки стояли особняком от всех прочих, но держались вместе, стояли друг за друга. Но только это всё не про Дэвис - она всегда была за саму себя и змеиное братство отторгала, а оно отторгало её. Ну почти всегда. Трейси терпела Паркинсон, Булстроуд и Гринграсс, потому что они жили в одной спальне и нейтралитет был лучшим вариантом. Дэвис старалась не кидаться (получалось не всегда) на Малфоя или Нотта, потому что они успели занять какую-то особенную позицию на курсе. Она пыталась игнорировать (тоже часто не очень успешно) всех прочих змей-однокурсников, словно их никогда и не было. Лишь два исключения было в этом правиле. Гойл - она внезапно симпатизировала ему с самого первого курса. И Забини, чувства к которому она так и не смогла себе объяснить. Даже сейчас она смотрит ему в глаза и не понимает, какого чёрта происходит, что ей делать, как себя вести.

Забини - её слабое место, и эта мысль резко бьёт Дэвис под дых, заставляет сморщиться, закашляться, отстраниться. Осознание этого факта, внезапного и неприятного, выводит Дэвис из равновесия. Хочется снова смеяться и пить. Много смеяться, пить - ещё больше, закидывая в себя эту мерзкую гадость стакан за стаканом. Она злится, кажется, чувствует, как щёки краснеют, как темнеет медленно в глазах, как мир постепенно начинает расплываться.

Держать себя в руках. Держать лицо, не давать этой вечной кривой ухмылке сползти с лица. Не выдавать себя ни глазами, ни жестами, ни словами.

- Носить фамилию? - Дэвис приподнимает бровь, усмехается. - Неужели до сих пор любые отношения должны заканчиваться свадьбой?

Он никогда не был для неё лишним, ей просто хотелось так считать, потому что это Дэвис, потому что у неё с самого детства в голове есть установка, что она одна против этого мира. Одна. Только Дэвис, больше никого. И она старательно отталкивает всех, кто подходит слишком близко, даёт сильного пинка, поливает вслед помоями, чтобы даже не думали возвращаться, чтобы мысли такой не зарождалось в этих головах. И все всё понимают, но не Забини, драккл его дери. Он приходит к ней снова и снова, упрямо залезает в душу, выворачивает нутро, цепляет самое больное, вытаскивает наружу, хладнокровно вырезает пожирающие её опухоли, не боясь причинить боль.

Нет, она не могла просто зайти и поздороваться. О чём он вообще говорит после всего, что сейчас увидел? Дэвис опять смеётся. Она не понимает, почему не понимает он. Почему снова несёт эту чушь. Дэвис в текущий период - никто. Она гордо (на самом деле, нет) носит звание худшей официантки Лютного. Она хамит, грубит, проклинает посетителей Штырехвоста. Дэвис злобно хохочет и даёт пинка очередному бродяге. Она носит стрёмную форму и туфли, которые отец подарил ей на семнадцатый день рождения. Она принимает исключительно холодный душ и пьёт дерьмовый кофе. И о чём говорит Забини? Он сошёл с ума?

- Неизвестно, Блейз, - холодно отвечает Дэвис и пожимает плечами. - Никогда не было.

На падающие на стол галлеоны она смотрит равнодушно, будто их совсем не замечает, только на долю секунды проскальзывает мысль, что Хан будет рад. Забини уходит, и ей следовало бы ликовать, но сил на это не остаётся. Дэвис смотрит на него, мысленно посылая в спину все известные проклятия. Идиот. Придурок. Дегенерат. Н е н а в и ж у. Она не будет завтра готова. Ни за что. Будет стоять здесь с подносом в этом стрёмном фартуке, вытирая засаленной тряпкой освободившийся стол и крича на очередного зазевавшегося посетителя.

Забини уходит, а Дэвис резким движением скидывает монеты со стола и шатающейся походкой идёт к Эрлу. У него точно есть то, что успокоит её.

[nick]Tracey Davis[/nick][status]добро пожаловать отсюда[/status][icon]https://i.ibb.co/GTn3fSd/ezgif-2-2a37889f4c53.gif[/icon][pers]Трейси Дэвис, 21 год[/pers][info]Худшая официантка Лютного'99[/info]

Отредактировано Gabriel Tate (16.07.21 01:09)

+1


Вы здесь » Drink Butterbeer! » Pensieve » AU. Официант, у меня в супе кто-то плавает