Drink Butterbeer!

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Drink Butterbeer! » Time-Turner » 28.07.94. Верни меня домой


28.07.94. Верни меня домой

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

[status]broken heart[/status][icon]https://i.imgur.com/aMNVSMs.png[/icon][sign]brave new world[/sign][pers]Дафна Гринграсс, 14 лет[/pers][info]Слизерин, почти 4 курс[/info]

https://forumupload.ru/uploads/001a/2e/af/308/967036.gif https://forumupload.ru/uploads/001a/2e/af/308/820771.jpg https://forumupload.ru/uploads/001a/2e/af/308/198269.gif
Daphne Greengrass, Astoria Greengrass
28 июля (четверг) 1994 года
Лондон, Белгрейвия, дом Рэндальфа и Летиции Гринграсс

♫ Дом - то место, где кругом
Царит полный покой.
Верни меня домой.
В дом родной мой... ♫

Переезд из фамильного поместья Гринграсс в шумный маггловский центр Лондона. Возможно ли это принять? Возможно ли к этому привыкнуть?

Отредактировано Daphne Greengrass (11.06.21 09:16)

+4

2

[status]broken heart[/status][icon]https://i.imgur.com/aMNVSMs.png[/icon][sign]brave new world[/sign][pers]Дафна Гринграсс, 14 лет[/pers][info]Слизерин, почти 4 курс[/info]

Where should I start
Disjointed heart
I’ve got no commitment
To my own flesh and blood
Left all alone
Far from my home...(с)

дом Рэндальфа Гринграсса, вид с улицы
вид со двора

***
Четвёртый день. Шёл четвёртый день новой жизни вдали от дома. От настоящей семьи. От шанса на то, что она когда-нибудь сможет почувствовать себя счастливой.

Если бы Дафна не зачёркивала на календаре цифры, эти четыре дня слились бы в один. Жаркий, долгий, мучительный день. Погода за окном будто насмехалась над холодом внутри — Лондон сиял. До боли голубое небо, до рези яркое солнце. Запах раскаленного асфальта и травы, пение птиц, гудки машин и толпы гуляющих магглов. Даф невольно передёрнуло — и почему судьба решила настолько их невзлюбить?

Девочка — а может быть уже и девушка, ведь скоро ей целых четырнадцать лет — крутила на пальце перстень. Наследный перстень-печатка с гербом Гринграссов и небольшим лунным камнем. Он передавался от отца к сыну многие поколения. Его всегда носил признанный глава рода. И то, что папа неделю назад передал перстень ей означало одно — он окончательно списал себя со счетов. Он больше не считает себя главой семьи, а скорее всего — человеком и отцом. Теперь она — старшая чистокровная Гринграсс. Смешно. Теперь она "королева пепла", глава пустоты. Ведь то, что осталось от их некогда большого и знатного рода вряд ли можно назвать семьёй. Она и Астория. Вот и всё, по большей части. Две девчонки. Разве это что-то значит?

Конечно, существовали ещё парочка пожилых и в меру пожилых родственников. И вот эти... Даф прикрыла глаза, подавляя стон отчаяния. Вот эти магглы, их новая "семья". Пожалуй, только сегодня Дафна стала осознавать, где она находится. До этого не проходящий шок держал её в оцепенении с момента передачи папой прав опекунства дяде Рэндальфу. Она почти не слышала даже Тори, единственного человека, ради которого ей ещё хотелось дышать. Всё происходило как в дурном сне — быстрое и странно-сухое прощание с отцом, перстень, сбор вещей, опечатывания их родного гнезда, поездка до Лондона, маггловские улицы и новый, большой, красивый и совершенно чужой дом. Всё это промелькнуло единым мигом, будто произошло за минуту. И вот они здесь, под одной крышей с самой настоящей магглой.

Дафне выделили бывшую комнату их, уже совсем взрослого, сына. И эту спальню явно подготовили заранее — заметила это девушка тоже только сегодня. Очевидно, здесь поработали женские руки с хорошим вкусом — комната была сделана в мягких пастельных тонах, ещё слегка пахла краской. Множество подушек и мягких поверхностей, растения, дизайнерские детали, большое зеркало гардероба и туалетный столик на резных ножках. Насколько успела осознать и заметить Даф, бывшую гостевую спальню переделали в похожем стиле, сделав её комнатой Астории. Это красноречиво говорили новенькие серебряные таблички на дверях теперь их спален:

"Комната Дафны", "Комната Астории" .
Даф от этого стало дурно.

Она понимала краешком сознания, что проявляет этим просто чёрную неблагодарность. Но ничего не могла с собой поделать. Это было мерзко. Ужасно и мерзко. Да что этот идиот и его чёртова маггла возомнили о себе? Что они смогут заменить им семью? Заменить маму и папу? Сделали даже комнаты для них... Это ненормально! К его сведению — дяди, которого они в жизни своей ни разу не видели до этого лета — сёстры всегда жили вместе. У них была общая, огромная комната, которая занимала целый этаж. Самое прекрасное место на свете, с невероятным окном во всю стену, с россыпью цветных стёклышек по краям. И вид оттуда был изумительный, самый завораживающий на свете — океан, скалы и ярко-зелёные холмы Озёрного края с блестящими вкраплениями речушек. Этот вид до сих пор стоял у девушки перед глазами, стоило ей только закрыть глаза. Как прекрасен был их дом, их любящая семья.
Как жизнь посмела разрушить что-то настолько совершенное и настоящее?

И забросить их сюда — в маггловский клоповник. На эту душную, пропахшую бетоном и выхлопными газами улицу. К этим людям, что возомнили себя их спасителями. Их родителями! Никогда! Никогда и никто не сможет заменить маму и папу. Как бы они не старались им угодить — все их попытки вызывали только отвращение. Хоть щеколду на двери поставили — и на том спасибо. Дафна не собиралась её им открывать, прячась здесь от всего мира, лелея, как раненный зверек, свою боль и отчаяние. Девушка потрогала глаза — они всё ещё были опухшие. Вряд ли отеки скоро спадут — ведь её плач по ночам в подушку стал своеобразной традицией прихода ко сну.

Дафна начинала бояться наступления ночи — её полной тишины и одиночества. Когда слышно грохотом каждую горькую мысль, когда такими яркими вспышками проносятся болезненные воспоминания о маме. Спустя несколько часов боли и слёз, когда глаза начинали саднить, а голова - кружиться, девушка засыпала — а точнее проваливалась в ту пустоту, что теперь всегда испытывала внутри груди.
Пустота, что навсегда теперь с ней. Пустота, с которой нужно учиться жить. Никто и никогда не сможет заменить ей родителей. Никто и ничто не сможет заменить материнскую любовь.

И папу. Где он сейчас, что с ним? При мысли о нём Даф переставала плакать. Её сознание заполнял гнев. Но не на отца, разумеется. На всё магическое сообщество, а особенно — на чистокровную "элиту". Они списали его со счетов. Они уволили его. Они заставили его оставить дочерей. Они отвернулись от них. Они сделали их не только одинокими, но и прокаженными. Мерзкие, высокомерные уроды. И ведь они так поступят с каждым — им плевать, главное сохранить видимость собственной уникальности и изысканности. Сволочи.

Эти чувства сталкивались в ней, словно огромные волны. И Дафна уже не знала, что делать, что думать, что чувствовать. Иногда ей очень хотелось просто перестать существовать. Но затем она вспоминала про Тори. И про себя. Про то, что и её жизнь только начинается... Пускай Дафна и не знает теперь своего места в ней. То, что она на всю жизнь смертельно обижена на чистокровную аристократию и Министерство — дело решённое и для неё очевидное.

Отвратительная бездушная многовековая машина.

***

Кажется, перевалило за полдень — судя по свету из-за плотно задёрнутых занавесок и всё нарастающей жаре. Даф принципиально не открывала окно — шум и вид магuловской улицы для неё был гораздо неприятнее духоты и полутьмы комнаты. Девушка просто сидела на краю кровати и смотрела куда-то сквозь пространство и время — куда-то в прошлое. Где все они были счастливы, где все они были живы. Прошлое, которое теперь приносило такое упоение и такую боль. Мысли плавно и бесформенно перетекали одна в другую.

"С другой стороны, ни магглы, ни дядя не предавали нашу семью. Наоборот, они пытаются всеми силами нам помочь... Чёрт, нет, ну почему же он выбрал магглу, наследник рода Гринграсс! Ещё бы выбрал в супруги ослицу..."

Она стучалась к ней в комнату минут 5 назад, а может час — эта Летиция. Салазар, имя ещё какое странное, действительно как кличка для животного. Предлагала принести поесть. Дафна промолчала — ей она отвечать не будет. Проще делать вид, что магглы не существует, чем перешагивать через себя и вступать с ней в человеческий контакт. Дяде она, так и быть, отвечала, и даже вежливо. Иногда что-то кушала — строго у себя в комнате. Впрочем, еда девушке казалась на вкус одинаково картонной. Что нужно проглотить не имело смысла — просто чтобы не обижать Рэндальфа. Он всё-таки спас жизнь папе. И вообще...

В дверь снова тихо постучали. Даф затаила дыхание.

"Уходи, просто уходи..."

И тут она услышала голос Тори. Дафна подскочила с кровати, пожалуй, слишком резко — в глазах на секунду потемнело. Откинув назад волосы — кажется, она их так и не расчесала с утра — девушка отодвинула щеколду и открыла дверь перед сестрой.

Отредактировано Daphne Greengrass (19.05.21 07:40)

+2

3

[icon]https://i114.fastpic.ru/big/2021/0529/ac/d12438b8574f6e3515c072c9ca1daaac.png[/icon][nick]Astoria Greengrass[/nick][status]bird with broken wings[/status][pers]<b><a href="https://harrypotter.fandom.com/wiki/Astoria_Malfoy" target="_blank">Астория Гринграсс</a></b>, 12 лет[/pers][info]Слизерин, почти 2 курс[/info]

Ужасно, мерзко, отвратительно... Именно этими тремя словами Астория могла бы описать ту маггловскую лачугу, в которой им с сестрой теперь предстояло жить. Удивительно просто, насколько несправедлива бывает жизнь... Отняв самое дорогое, она еще и преподносит насмешку. Иначе как объяснить то, что две наследницы древнего чистокровного рода Гринграсс вынуждены теперь жить в доме, который был расположен на той улице, где жили магглы? Да, что там улица, под одной крышей с магглой!! Неизвестно, чем руководствовался дядя Рэндальф при выборе супруги, но этот его выбор был явно неудачным.

Первое желание Астории, когда она переступила порог дома дяди - развернуться и уйти. Покинуть это место раз и навсегда, и вернуться домой, даже если там никто не ждет, и уже не будет ждать никогда. Разве это убогое место можно сравнить с тем великолепным, просторным, светлым особняком, который имел прекрасный вид на океан с одной стороны, и Озерный край с другой?

Конечно, от этого нелепого и излишне эмоционального решения девочку мог остановить только один человек. Дафна. Единственный родной и близкий человек. Единственная живая душа, дающая силы жить дальше. Единственная опора и поддержка. Астории казалось, что, если бы не сестра, она бы не вынесла всего этого. Не вынесла горя, безысходности, того, что нет никакого представления о том, как теперь жить дальше... Хорошо, что они есть друг у друга. Какие бы испытания не готовила жизнь сестрам дальше, они со всем справятся. И возродятся из пепла, словно птица Феникс.

Стоит ли говорить о том, что младшую Гринграсс совершенно не удивило полное отсутствие вкуса у Летиции? Девочке абсолютно не понравилась обстановка в комнате. Маленькие окна, непонятного цвета кровать... Да и к тому же, было непривычно, что не было ни единой частички волшебного мира. А эти ужасные таблички?? Зачем они вообще нужны? Как будто без них они не найдут свои комнаты. Конечно, дяде и тете было неизвестно о том, что сестры привыкли делить одну комнату. Так было раньше. А теперь каждая осталась в своем пространстве, один на один с горем, поглощавшим в темную пучину отчаяния все больше и больше.

Шел четвертый день. Четвертый день вдали от родного дома, рядом с новоиспеченными родственниками. Привыкла ли Астория к новому образу жизни? Нет. К этому невозможно привыкнуть. Все эти дни девочка не подпускала никого к себе, не желала идти на контакт даже с сестрой. Хотелось побыть наедине с собой...
А эта Летиция, как назло, постоянно предлагала свою помощь, да и вообще, оказалась на редкость приставучей.
"Чем я могу тебе помочь?", "Может, тебе нужно поговорить с кем-нибудь?" - по несколько раз на день жена дяди задавала эти вопросы. Да кем она, черт возьми, себя возомнила?! Мамой, близкой родственницей, подругой?! Да, они с дядей Рэндальфом приютили сестер, когда другие чистокровные отвернулись, но это не означает, что младшая Гринграсс готова терпеть общество этой магглы. Пусть оставит свои переживания при себе. А если не с кем поговорить, пусть лучше со своим сыном пообщается.
Астория отвечала, что ни в чьей помощи не нуждается. И это лучшее, что она могла сказать.

Младшая Гринграсс берет в руки семейный фотоальбом, и медленно переворачивает страницы. Эта вещь - единственное напоминание о том, кто она, и к какому миру принадлежит. И, к тому же, единственная память о родителях. Когда Астория смотрит на улыбающиеся лица родителей, на глаза наворачиваются слезы, а к горлу подступает комок. Душа горит огнем. Нет больше сил смотреть эти фотографии, поэтому девочка откладывает альбом. Это все так несправедливо, так неправильно... Этой ситуации не должно было произойти!
Помнится, на последних каникулах мама обещала им с Дафной сделать какой-то сюрприз после окончания учебного года... Как жаль, что теперь не суждено было узнать, какой именно.

Кстати, о Дафне. Нужно было к ней сходить. Ведь за все время пребывания здесь, они так и не поговорили. Девочке стало стыдно. Она настолько погрузилась в свои переживания, что почти забыла о сестре. А ведь ей тоже больно.
Астория поднялась с кровати и решительно направилась к комнате Дафны.

- Дафна? - она несколько раз постучала в дверь. - Дафна, это я, Тори. Можно я зайду?

Отредактировано Astoria Greengrass (29.05.21 22:27)

+1

4

[status]broken heart[/status][icon]https://i.imgur.com/aMNVSMs.png[/icon][sign]brave new world[/sign][pers]Дафна Гринграсс, 14 лет[/pers][info]Слизерин, почти 4 курс[/info]

Можем горы свернуть мы вместе, страх гони из сердца прочь
Ведь первый раз  за эту вечность,  я могу помочь (с)

Девушка отодвинула щеколду и открыла дверь перед сестрой.
На мгновение Дафна увидела светлый коридор с высоким потолком и резными перилами лестницы. Сзади раздалось громкое птичье верещание Голубки. И всё поле зрения заполнила пышная масса тёмных волос. Тори, кинувшись с объятиями, чуть не сбила её с ног. Хотя хрупкая фигурка сестрёнки была совсем лёгкой.

"Кажется, я действительно ослабла. Может быть стоит поесть..."

Дафна крепко обняла сестру в ответ, уткнувшись в её плечо. Астории было всего двенадцать, но она уже почти догнала Дафну по росту. Девушка давно заметила, какой вейлой растёт её сестрёнка. Красотой она явно превосходила и Даф, и маму, на которую была столь похожа. Но сейчас её прекрасное детское личико оттеняли непрошеными годами морщинка между бровей и усталый взрослый взгляд. Дафна с трудом сдержала жалостливый, почти умоляющий всхлип. Тори же была совсем малышкой, она только закончила первый курс. Как этот больной, изнуренный, испитый горем вид жутко смотрелся на ней. На этой крошке. Как это было неправильно.

Даф должна была в эти страшные месяцы стать сильной старшей сестрой. Опорой и поддержкой для этой маленькой девочки, для единственного человека, кто был по-настоящему важен.
Но она не стала. Не смогла.

Зато Тори выглядела совсем иначе. Дафна и узнавала, и не узнавала лицо сестры. Будто в Тори вселился дух их мамы. За пару месяцев она стала старше на много-много лет.

Даф отошла от двери, пропуская сестру и закрывая за ней дверь на засов. Стыд жёг её изнутри. Это она должна была подойти к младшей сестре. Первой. Дафна теперь её единственная опора, единственная поддержка и семья. Она должна постараться заполнить пустоту от ухода их родителей — по крайне мере, сделать её не такой болезненной. Стать примером, стать и мамой, и папой, помочь ей вырасти, вернуть Астории хотя бы частичку детства.
Но сможет ли она?
Сейчас она видела в Тори гораздо больше целостности и сил. И девушка просто не знала — как. Как стать главой рода, главой семьи? Как стать взрослой? Как принять тот факт, что их счастье в прошлом? Что они — сироты?
И хочет ли она это признавать?

Даф натужно улыбнулась, стараясь отогнать все непрошеные мысли подальше. Она сможет стать сильной. Девушка выпрямила спину.
— Астра... — так сестру называл папа, когда она особенно блистала. Астория всегда была любимицей родителей, их маленькой принцессой. Но Дафна никогда не ревновала — ей казалось, что нет человека, который бы не влюбился в Тори с первого взгляда.
— Как ты смотришь на небольшое чаепитие? Я вот давно не ела... — Даф странно дёрнула плечом и снова мужественно улыбнулась.

— Жульет! — раздался громкий хлопок, и появилась их эльф-домовик в белоснежном полотенце. Её огромные голубые глаза смотрели на сестёр с обожанием и толикой грусти. Она услужливо и очень низко поклонилась каждой девочке — Принеси нам чай и что-нибудь к нему, пожалуйста.

После того, как эльф с новым хлопком трансгрессировала, Дафна взглянула на плотно задёрнутые шторы, которые создавали в комнате тёмный полумрак в солнечный летний день. И эта духота...
— Может, открыть? — пытаясь скрыть неуверенность в голосе, кивнула на окно девушка.

Она снова вспомнила то самое болезненное "раньше". Вечерами они часто всей семьей садились вокруг круглого столика светлого дерева на террасе. Оттуда открывался потрясающий вид  на океан и прибрежные скалы. Лёгкий вечерний бриз доносил до них солоноватый запах морских волн и цветущей зелени холмов. Мама с помощью Жульет выставляла на стол всевозможную выпечку и сладости, а папа сажал на колени Дафну или подхватывал на руки Тори... Как же было хорошо, легко, свежо вокруг. Полная противоположность тому, что окружало сестёр сейчас.

— Извини меня, — наконец сказала Даф — Я должна была... То есть... Ты молодец, что пришла ко мне. А вот я сплоховала, — запнувшись, девушка отвела взгляд от сестры и наткнулась на свой собственный. В зеркале туалетного столика.

"Ох, Салазар"

Выглядела любимица факультета этого самого Салазара... неважно. Проведя рукой по спутанным светлым волосам, девушка подошла к ещё не распакованной дорожной сумке. В отличие от Тори, которая попросила домовиху сложить практически всё своё имущество, Даф взяла с собой только самое необходимое и ценное. Нет, ценное не по меркам банка Гринготтс. А просто - сердцу. И это поместилось в небольшой сумочке. Оставить всё в прошлом — такого было решение Дафны. Ей не хотелось брать в неизвестность разбитые осколки их идеального тёплого мира - мира семьи Гринграсс. Пускай они греют её в воспоминаниях. Здесь им нет места. Как, казалось, не будет больше места в её жизни и счастью, и радости.

Найдя свой перламутровый гребень, девушка расчесалась у зеркала и наскоро заплела косу, перебросив её на левое плечо. Затем она потерла опухлости под глазами, поправила мятую мантию и оглянулась на сестру.

— Вот, так лучше, верно? Садись сюда.

Когда Астория присела за туалетный столик - зеркало его было подсвечено по всему периметру странными маленькими стеклянными свечами - Дафна принялась за работу. Она не была в этом мастерицей. Но тёмные локоны сестры были мягкими, прохладными и послушными. Даф почти бездумно, но очень мягко, расчесывала каждую прядь. Это так успокаивало. Это было так... нормально. Закрепив завершающую прическу косу наподобие венка, Даф нежно коснулась губами макушки сестры. Смотря только на её прекрасное отражение.

- Ты красавица, - выдохнула девушка.

Положив гребень обратно в сумку, Дафна заметила, что выложила в процессе поиска игрушечную шишугу. Эта была одна из любимых игрушек Астории. Даф забрала её в день переезда, заметив, что сестра оставила игрушку в их комнате. Почему? Неужели Астория действительно решила отказаться от детства? Или же она выросла ещё до этой трагедии, а Даф и не заметила? Была ли эта игрушка с ней в Хогвартсе?
Вопросы, вопросы, вопросы.

Девушка почувствовала, что всё же не справляется.
Что не знает. Ничего не знает.

— Эй, — деланно бодрым голосом сказала Дафна, беря игрушку в руки и слегка помяв — Ты забыла...? — утверждение невольно прозвучало вопросительно.

Громкий хлопок раздался в третий раз. Жульет, которая держала по одному подносу в каждой руке, а третий даже балансировала на голове, торопливо расставляла их на письменный стол у окна. Дафна с уколом в сердце узнала их семейный сервис. Видимо, Жульет принесла всё это из их родного дома. Бывшего дома.

— Как много сладостей, и котелки, и палочки, и лягушки... Мама всегда была очень запаслива, — с невольным надломом в голосе сказала девушка. Но вместе с болью в её интонации слышались и нотки ласкового тепла. Нотки тепла воспоминаний. Даф улыбнулась Тори, приглашая её к столу.

— Спасибо, Жульет, можешь идти.

Присев на стул и пододвинув второй, Дафна твёрдой рукой стала разливать чай. Она должна стать сильной. Обязана.

— Как думаешь, Жульет принесёт проблемы дяде? Всё-таки они живут в магловском районе, вдруг кто-то увидит из окна... Хотя это вряд ли, конечно. Оставить её было всё равно невозможно. Ты правильно поступила, что взяла её с собой. Я даже как-то не подумала... Всё было как в тумане, — девушка вздохнула — Я и до сих пор не знаю, что делать. Я даже не знаю, будет ли дальше что-то... Понимаешь? Но я хочу выйти из этого тумана. Взять пример с тебя, — Даф ласково взглянула на младшую сестру — Ты такая молодец, Астра, правда. Я даже не смогу описать, как мне хочется, чтобы ты... Чтобы я стала настоящей опорой тебе.

Девушка вдохнула побольше воздуха в грудь, сознаваясь.

- Мне очень жаль, что эти дни, да и прошедшие месяцы, тебе пришлось быть одной, в нашем огромном доме. Я слышала, как ты ходила внизу, что-то делала... А я заперлась у себя в комнате и не открывала... — девушка откусила кусочек сдобного котелка, потупившись - Мне очень жаль.

Отредактировано Daphne Greengrass (12.06.21 08:55)

+1


Вы здесь » Drink Butterbeer! » Time-Turner » 28.07.94. Верни меня домой