Drink Butterbeer!

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Drink Butterbeer! » Time-Turner » 13.04.96. Полулунная усадьба


13.04.96. Полулунная усадьба

Сообщений 1 страница 20 из 26

1

https://forumupload.ru/uploads/001a/2e/af/381/t516224.jpg
Marcus Belby, Leanne Chisholm, Dennis Aldermaston
13 апреля 1996-го года
Северный Уэльс, Карнарвон, Полулунная усадьба

Сводящие с ума параноидальные переживания позади, теперь только тихий вечер, семейные посиделки, жутковатые рассказы и, в общем-то, уют и красота. Или нет?..

Отредактировано Leanne Chisholm (18.06.21 00:14)

+4

2

Мягкие весенние сумерки упали на Карнарвон. Деревья в саду стояли тихо - ни один листик не шелестел, - и только в отдалении, там, где над дубравой поднимался шпиль старинной готической часовни, протяжно и печально вскрикивала выпь. Еще дальше сверкали огоньками магловские город и трасса. В старинном волшебном доме тоже светилось несколько окон - если бы не это, он выглядел бы совершенно заброшенным. Вдруг... посреди нестриженной лужайки как будто дрогнула сама ткань пространства. Миг - и там откуда ни возьмись появился грузный пожилой маг в длинной темной мантии, держащий за руки двух подростков. Впрочем, Белби-старший тут же отпустил своих спутников и с таким видом, будто их вовсе не существовало, направился к дому, тяжело опираясь на трость.
Как будто сама собой открылась парадная дверь. Секундой позже на каменном крыльце из воздуха возникли трое домовиков. Тот из них, кто казался постарше двух других, был до смешного похож на самого хозяина дома - и нездоровой полнотой, и хромой походкой, и главное, мрачным нелюдимым видом. Средний выглядел эдаким угнетенным страдальцем с возвышенным взором,устремленным вдаль - идеальный образ для афиш Г.А.В.Н.Э. А младший... младший, живехонький и восторженно-воодушевленный, был, на первый взгляд, вовсе не отсюда - не из этого мрачного молчаливого дома, пронизанного тенью, тайной и древностью.
- Бедный хозяин, - прошептал старший домовик, обожающе глядя на приближающегося Бонифатиуса Белби, - бедный хозяин, как же он устал! Горбертий говорил - хозяин не слушал. Ужасные ужасы Египта - уличные зазывалы, тупые туристы, гостиницы с тонкими стенами, шумные соседи!.. Как только отважный хозяин смог там выжить!
- Привезли что-то, - страдальчески вздохнул второй, глядя на саквояжи и рюкзаки в руках подростков. - Снова пыль вытирать... Руки болят... Спина болит... Отдохнуть бы...
- Вернулись! Вернулись-вернулись-вернулись, вернуууулись! - пропищал младший, в восторге приплясывая на месте. - Праздник! Пррррраздник!!! Вот бы хозяин разрешил устроить праздник! С музыкой! С фейерверком!!! И эти маленькие магловские бу-тер-бро-ди-ки!..
- Никакой музыки! - ужаснулся старший. - Хозяину нужна тишина!
- Да, но младшие хозяева могут захотеть немного музыки, - чуть оробев, с надеждой возразил младший. - О! Надо позвать! Надо позвать ее!!!
С этими словами домовик метнулся обратно в дом, промахнулся мимо двери, гулко ударился о косяк, упал, подскочил, отряхнулся и, наконец, исчез в мягком свете внутри.

...Маркус наклонился, уперся ладонями в колени и буравил взглядом землю. После совместной аппарации с родителем, всегда неожиданной, сколько к ней ни готовься, его обычно мутило. Мутило и сейчас - но холодный вечерний ветерок родного края быстро приводил в чувство. Все вокруг было до умиления знакомым - и в то же время как будто нереальным, после египетских приключений. Как будто ты запомнил сказочный сон, а затем вдруг обнаружил то же место, что видел во сне, в настоящей действительности. Белби-младший глубоко вздохнул и осторожно выпрямился. Огляделся. Снова глубоко вдохнул и медленно выдохнул, закрыв глаза, будто пробуя на вкус здешний воздух.
Дома. И правда - наконец-то дома.
- Денни? - он повернулся к другу и беззвучно засмеялся. - Драккл, как холодно после Африки!.. Ты возьмешь ящик с находками?
Сам он, кроме собственного рюкзака, подхватил с земли тяжеленный отцовский саквояж с книгами и интрументами. И тоже шагнул было к дому, как вдруг почувствовал спиной какой-то особенно стылый и пронизывающий, зловещий могильный холод.
- Дедушка Икабод! Ну не сейчас, может, а?!
Но рядом из воздуха уже возник худой, долговязый силуэт англиканского священника - невесомый, дымчатый и полупрозрачный, каким и положено быть призраку.
- Нынче псы воют на луну от ужаса, призывая кару господню на грешников! - взвыл призрак. - Ибо адские бесы и демоны вырвались из проклятых языческих стран в земли праведников!
Дедушка Икабод пролетел прямо сквозь Алдермастона и снова завис над землей с глумливым хохотом:
- Что, книжники и фарисеи, не по зубам вам были проклятия египетские?!

Отредактировано Marcus Belby (16.06.21 00:12)

+2

3

Деннис все слышал: как опустился его рюкзак на землю, шаги мистера Белби, голоса домовиков, слова Маркуса. За всем этим громыхало то, что обычно было едва уловимым фоном: перешептывание листвы. Алдермастон улыбнулся уголком губ в ответ на знакомый, беззвучный смех друга. Однако глаз не открыл. Воображение само рисовало картину вокруг, то, насколько все зеленое: листья, кусты, трава...
- Потом, - прокряхтел рейвенкловец и опустился на землю. - Сделаю, но потом.
Он запустил пальцы в траву и слабо улыбнулся: прохладная, мягкая в сравнении с песком, а главное - родная, до того знакомая, что становилось радостно.
Мог ведь не увидеть ее больше.
Деннис сглотнул ком в горле и вздохнул.
- Как было сказано еще до моего рождения: "Я завещаю себя грязной земле, пусть я вырасту моей любимой травой. Если снова захочешь увидеть меня, ищи меня у себя под подошвами", - снова вздохнул.
Защемило сердце - горестно, но, может, на самом деле это он почувствовал нечто иное? То о чем несколько мгновений спустя возвестил неестественный, пронзительный и незабвенно-знакомый холод. Алдермастон поморщился, хотя обычно ничего не имел против покойного дедушки Маркуса. Видимо, это "обычно" минуло навсегда, потому что прозвучавшие слова значения вовсе не имели. Встревожило совсем иное.
Юноша зло стиснул зубы, когда холод прошел через его тело, но в лице почти не изменился: только недовольные морщины пролегли по лбу. Деннис, все же открыв глаза, обернулся на призрака. Взгляд рейвенкловца был почти непроницаемым, голос прозвучал неожиданно сухо:
- С каких это пор Господу нужно мнение псов, чтобы знать, на кого обрущивать свою кару? Это тварь земная и "бездушная" теперь сведуща в делах небесных сфер? - Алдермастон фыркнул и резко вскочил на ноги. - И вы, сэр, не найдете здесь фарисеев. Вам ли не знать? Здесь только книжники и, возможно, гностики.
Рейвенкловец, разминая шею, стряхивая резким движением могильный холод с плеч, устроил на спине рюкзак. Он отрывисто взъерошил волосы там, где теперь отливала металлом седая прядь, и повернулся к Маркусу.
- Пошли.
Ящик с находками Деннис поднял очень аккуратно. Когда он думал о том, что в нем лежит, перед глазами сразу представало лицо мистера Белби. Пугающие, пугающие глаза человека, который что-то безвозвратно потерял. Может, не он один, но отец Маркуса был точно уверен в своей утрате. Алдермастон поймал себя на том, что уставился в крышку ящика. Ни к чему это, ни к чему. Он заставил себя отвести взгляд и сделал пару шагов следом за Маркусом.
Сердце снова горько защемило: возможно, они привезли сюда, домой, то, что следовало уничтожить вовсе.

Отредактировано Dennis Aldermaston (16.06.21 16:05)

+2

4

У неё никогда не получалось игнорировать собственные предсказания. Даже если они казались бредовыми по началу, все равно заседали на подкорках, заставляя везде искать знаки, подтверждающие или опровергающие возможные события.

Это были крайне тяжелые четыре дня. Во-первых, Лианна никогда раньше не оставалась одна в Полулунной усадьбе. Во-вторых, она ни разу так сильно не переживала за своих близких. В-третьих, поиск знаков в этот раз сводился к безумным крайностям: если здесь четное количество ступеней - случилось непоправимое; если этот жук сейчас сядет на этот цветок - кто-то умрет; если до захода солнца Ворчун употребит словосочетание "бедный хозяин" меньше пятьдесят одного раза, кто-то точно умрет, если же больше - все вернутся в целости и сохранности. И множество других подобных сумасбродных идей, роившихся в голове Лианны, словно беспокойные пчёлки. Ступеней, кстати, оказалось нечётное количество, жук выбрал другой цветок. А вот Ворчун, негодяй эдакий, сказал вышеупомянутое словосочетание ровно пятьдесят один раз, и Линн потеряла сон.

Организм взял свое только сегодняшним вечером, когда девушка буквально вырубилась сидя в кресле у окна. И проснулась она так же внезапно - от какого-то непонятного смутного звука, разорвавшего сумеречный покой усадьбы. Чисхолм выпрямилась, потирая затекшую от неудобной позы шею и вслушалась в тишину, а уже в следующее мгновение, услышав вопли домовиков, сорвалась на ноги и побежала вниз.

На полпути, после очередного поворота, в нее влетел младший домовик, которого Лианна шутя прозвала Весельчаком.

- Ох, Весельчак, ну что? Что там? - встревоженно уточнила девушка, продолжив движение. За ней вприпрыжку следовал домовик, приговаривая:

- Вернулись! Вернулись целые и невридимые!! Все трое вернулись!!! - хаффлпаффка счастливо рассмеялась, чувствуя огромное облегчение, и ещё сильнее желая увидеть всех троих, чтобы убедиться, что это не сон.

Преодолев порог входной двери Линн едва сама не врезалась в подходившего к дому дядюшку Бонифатиуса и, не сдерживая радостного тона, поздоровалась с ним, притормозив:

- Дядя! С возвращением! Я так рада, что вы все наконец вернулись! - неловко переминаясь с ноги на ногу и с трудом сдерживая желание задушить их всех в объятиях, девушка перевела сияющий взгляд на Маркуса и Денниса, шедших чуть сзади. Накопившаяся за последнее время тревога требовала сублимации и веских доказательств тому, что эти трое, ну хотя бы двое, совершенно точно состоят из плоти и крови, так что аккуратно обойдя Белби-старшего, Лианна подскочила к парням:

- Мар! Денни! Слава Мерлину! - она звонко чмокнула брата в щеку и замялась, не решаясь проделать того же с Алдермастоном. Это всё-таки как-то чересчур фамильярно. Потому девушка просто легонько дотронулась до его предплечья, показывая, что безмерно ему рада.

- Как путешествие? Я могу чем-то помочь?

+2

5

- Все было тихо? - поинтересовался вместо приветствия Бонифатиус, окинув племянницу усталым, невидящим взглядом.
По его виду невозможно было понять, что он имел ввиду - внезапный визит авроров или бунт запертого в подвале подопытного упыря. Или, может, Белби-старшего уже ничего не волновало из списка обычных проблем, и этот вопрос был лишь пустой и бездумной данью привычке. Маркус с затаенной тревогой проводил отца взглядом и печально вздохнул. Он не мог, никак не мог сохранить в целости и сохранности это древнее черное зеркало - иначе Никторис убила бы их всех. И отец ни разу не упрекнул его - но все равно, было жаль и как-то стыдно за себя.

- Привет, - Маркус обнял сестру свободной рукой, и тяжелый рюкзак с громким и противным шорохом соскользнул на одной лямке по плечу. - Помочь можешь, ага. Можешь свои шмотки забрать. Там всякая забавная экзотика - кроме гадальной драккловщины, уж извини.
Белби-младший был, наверное, не самым плохим троюродным братом, но уж точно - не самым куртуазным. Под словами "забери свои шмотки" он имел в виду сувениры, которые привез Лианне из Каира: яркое восточное покрывало с замысловатыми узорами, ожерелье с длинными подвесками из соединенных между собой старинных монет, настоящий арабский кофе в фарфоровой вазочке и "Сказки тысячи и одной ночи" с подвижными волшебными миниатюрами.
- Это от отца больше, на самом деле, - вытащив из рюкзака покрывало, Маркус обернул им сестру с головой, как обитательницу султанского гарема, засмеялся и шутливо цапнул девушку за выглянувший из-под пестрой ткани кончик носа. - У меня бы денег не хватило. Ты не смотри, что он не здоровается. Он сейчас в паршивом настроении. Мы... я... Ну, я там это, - Белби перестал улыбаться и тяжело вздохнул, - исторических древностей сломал на пару десятков фундаментальных научных трудов. Так уж получилось.

Отредактировано Marcus Belby (17.06.21 23:41)

+2

6

Невозможно было не заметить ужасного морального состояния, в котором пребывал Бонифатиус Белби. Но Линн была слишком счастлива тому, что они все живы, и ненадолго позволила себе списать настроение дяди на какой-то неудавшийся эксперимент или провалившийся поиск важных артефактов. Белби-старший - он такой.. очень ранимо и бережно относился к своей работе, особенно после смерти жены. Настолько глубоко переживал любые неудачи, что Линн могла бы назвать это нездоровым фанатизмом, но тогда и самого дядю пришлось бы признать фанатиком. Потому во избежание неприятных умозаключений девушка про себя окрестила Бонифатиуса трудолюбивым и впечатлительным.

- Все было более, чем тихо! Очень скучно.. без вас, - неловкая улыбка, которая ничем не поможет и уж точно не проймет душу озабоченного своими проблемами мужчины, была все же абсолютно искренней.

Линн с некоторым облегчением переключилась на более эмоционально понятных ей людей.

- Оооо, вы сувениры привезли! - девушка ловко подхватила падающую лямку рюкзака, но внутрь не полезла, терпеливо выжидая, пока брат сам распорядится подарками. Конечно, важнее всего было то, что он вернулся. Он и дядя.. и Денни.. Лианне очень хотелось сказать об этом ещё раз и ещё, однако она не осмелилась портить уютный момент пустыми тревогами.

- Ох, что ты, гадальной драккловщиной я и сама смогу обзавестись, - она захихикала, тихо радуясь, что сейчас Мар воспринимал эту тему с юмором. Значит, точно - ничего плохого не произошло.

- Ух тыыы!.. Ахаха, как я вам? - Лианна сделала пару оборотов вокруг своей оси, так что покрывало, словно платье, стало колоколом развеваться, а затем тоже рассмеялась, вторя Маркусу и игриво уворачиваясь от его "цапа".

Настроение едва уловимо переменилось, стоило парню заговорить об отце. Значит, Чисхолм догадалась правильно - случилось что-то связанное с артефактами. Мгновенно посерьёзнев, девушка глянула на притихшего Денни, потом снова перевела взгляд на Маркуса:

- Но... Это ведь.. Не главное. Главное, что вы - живы и здоровы, - сказала всё-таки. Ну кто за язык-то тянул? Брат наверное не поймет ее переживаний.

Отредактировано Leanne Chisholm (18.06.21 00:12)

+2

7

Стихией Линн определенно были свет и солнце. Вот она одна, светоч радости в этом мрачном месте среди мрачных людей, и она не померкнет даже если рассказать ей всю правду. Говорить… что ей говорить, а главное как? Было кое-что о чем Деннис решительно собирался молчать в любом случае, ради блага Маркуса, но остальное…
Алдермастон кивнул Лианне в знак приветствия, улыбнулся уголками губ, почувствовав, как она коснулась его руки… и отступил чуть назад. Он почувствовал себя лишним в этой радости воссоединения брата и сестры, да и не стоило мешать им.
«Гадальная драккловщина», «шмотки». Рейвенкловец скорбно поморщился от подобной бестактности, увы, обыкновенной для Маркуса в отношении сестры. Он имел право сомневаться, но ему все же стоило больше уважать ее право верить, раз он не подвергал сомнению ее ум.  Как просто было хотя бы изъясняться вежливей…
Деннис вздохнул, посмотрев в сторону, туда, где темнел и шелестел кронами лес. Все было в порядке. Лианна смеялась, Маркус был рад вручить ей подарки. Это он один предавался унынию – совершенно не в тон этой по-настоящему радостной встречи.
Алдермастон попытался изобразить невозмутимость и перевел взгляд на девушку. Ей шли эти цвета, яркие и живые, как она сама. А чего стоили блестящие глаза и очаровательно выбившаяся темная прядка? Все ведь хорошо.
- Красиво. Тебе очень идет, - честно ответил Деннис, улыбнувшись уголками губ… однако теперь трудно было не думать о том, что подарок, который он привез из Каира, был скромнее чуть ли до неприличия.
«Все хорошо», - попытался убедить себя, но взгляд все равно скользнул на ящик и рейвенкловец снова устыдился своего уныния. Тревога ощущалась ясно, но ее причины были неразличимы, слишком размыты и запутаны.
Мерлин… нельзя же портить всем вечер своей тоской. Хватает уже мистера Белби, но у него, в отличие от Денниса для того были веские причины.
От слов Лианны рейвенкловец чуть поджал губы. Каким бы коротким ни был момент молчания на самом деле, Деннису он показался пугающе длинным, настолько, что его необходимо было заполнить словами - любыми.
В итоге, он лишь поспешил.
- В конечном счете…
Алдермастон усмехнулся. Он не знал что «в конечном счете».
- В конечном счете все настолько хорошо, насколько может быть, - мягко закончил юноша.
На дне ящика лежит крошка, оставшаяся от разбитого зеркала, у мистера Белби с собой осколки. Башир чуть не отдал за него, Денниса, незнакомца, жизнь. Однако души свободны. Они улетели после тысячелетий плена, а значит все случившееся оправдано. Считать иначе - варварская бездуховность.
- Пошли, - юноша поудобней перехватил дракклов ящик и кивнул на двери особняка. - Есть хочется.
Есть не хотелось совсем.
Алдермастон переступил порог первым. Осторожно поставив свою злосчастную ношу на пол, он невидящим взором оглядел комнату. Обернулся на Маркуса и Лианну.
- Как? Домовики же возьмут или нам нести? Если нам нести, то куда?
Деннис деловито уперся руками в бока. Имитация деятельности создавала почву под ногами.

Отредактировано Dennis Aldermaston (18.06.21 02:01)

+2

8

- Конечно, живы. Что с нами могло случиться? - неискренне удивился Маркус, отводя в сторону взгляд. И сразу ухватился за возможность перевести тему: - Да, пошли. Спать охота даже больше, чем есть.

Внутри дом выглядел не таким мрачным, как снаружи, но куда более причудливым. Все-таки здесь жили многие поколения ученых и изобретателей. Парадное крыльцо вело в большую гостиную, сплошь уставленную стеллажами с книгами. Домовики зажгли лампы; свет разбудил портреты на стенах.
- С возвращением! - произнес приятный, интеллигентный старичок в золоченной раме с подписью "Профессор Десимус С. Белби". - Не забудьте послать весточку Сесилии, она волнуется.
Строгий пожилой человек на соседней картине внимательно изучал вошедших пристальным взглядом, будто в чем-то начиная их подозревать. Следующее полотно, к облегчению Маркуса, оказалось пустым: Цицерон Белби, проклятый магистр темных искусств, наверное, отправился в какой-то другой свой портрет. Наверху, под потолком мерно покачивался подвешенный на тросах остов причудливого летательного аппарата. Над камином на картине был такой же - еще один Белби, одетый по моде династии Тюдоров, заливал в воронку какое-то зелье, а сидящая в кресле пилота дама, очевидно, его жена, сумасшедше крутила педали, так, что высокий чепец съехал ей на лоб.
- Домовики разберутся, - Маркус бросил рюкзак в кресло возле камина.
Он извлек из глубоких недр остальные сувениры для Линн и других родственников и, помешкав, взял в руки журнал "Вестник магоархеологии". Нашел зачитанную статью, с тщательно скрываемым волнением задержал взгляд на фотографии юной темноволосой девушки и показал сестре:
- Вот, тут подробно про то, как удалось обнаружить комплекс. Можешь почитать, но верни потом. Это не наше. В школе надо будет отдать...

В этот момент сверху, с лестницы донесся какой-то нечленораздельный радостный возглас, оглушительный хлопок и звон стекла. А затем - другой возглас, полный гнева, и витиеватые, старомодные, остроумно-изощренные ругательства. Глухой звук удара, взвизг домовика - и снова поток ругательств.
Маркус бросился вверх по лестнице, притом не догадавшись оставить журнал на каминном столике, а прижимая его к себе, как какую-то глубоко личную ценность. Открывшаяся картина заставила его нервно хохотнуть: густо обсыпанный цветным конфетти Бонифатиус Белби пытался отлупить своей тростью визжащего и мечущегося Весельчака.
- Па-ап! Ну не надо! - воскликнул Маркус, бросаясь на выручку домовику. - Он случайно! Па-а-апа! Линн!
Спасенный от трости Весельчак был мячиком брошен прямо на руки Лианне, и конечно, по дурной привычке эльфов к услужливому самоистязанию, тут же попытался сам себя придушить. Маркус торопливо принялся отряхивать цветные бумажные кружочки с волос и плеч отца.
- Я уничтожу это безмозглое существо! - бесновато завопил Белби-старший, отталкивая сына. - Я вышвырну его из дома! Дай мне перчатку, Маркус!!! Дай мне любую вещь!!! Этот комок дерьма получит свободу!
- Нееет! Хозяин!.. Хозяин, нееет! - заверещал Весельчак, цепляясь за Лианну.
- Пап, да ты что, он пропадет! - возразил Маркус, не понимая уже, что творится.
Бонифатиус, несмотря на истеричность и капризность, всегда был несклонен к физическому насилию, и уж тем более не мучил домовиков, даже таких бестолковых, как Весельчак. Что теперь нашло на отца - Маркус даже не мог предположить, пока не увидел, что Белби-старший прижимает к груди дрожащей рукой знакомый сверток - самые крупные из уцелевших осколков зеркала. В груди что-то неприятно сжалось.
- Т-ты из-за него осколки уронил, что ли? - догадался Маркус. - Да брось, пап! В них уже ничего нет, это просто мусор!
"Уведите, эльфа подальше уведите!", - беззвучно, одними губами крикнул он Лианне и Денни. Тем временем, Белби-старший, как будто немного опомнившись, заспешил дальше в свой кабинет. Маркус, обменявшись с сестрой встревоженным взглядом, последовал за ним.

+2

9

Она может и поверила бы в натянуто искренние слова братца, хотя за годы периодического совместного проживания успела изучить, что во время вранья Маркус уводит взгляд в сторону, но вот фраза Денниса сорвала все предохранители с нарочитого абстрагирования Лианны от зловещих знаков. Все, назад пути нет. Случилось что-то ужасное, потому дядя такой подавленный, Денни - отстранённый, а Мар делает вид, что все отлично, и они просто вернулись из отпуска. Девушка вздохнула и сглотнула ком в горле. Не хотелось устраивать допрос прямо посреди улицы, так что она взяла себя в руки, прикусила язык и развернулась на каблуках, направляясь в дом.

Первым делом Линн дружелюбно улыбнулась и ответила портрету двоюродного деда:
- Не волнуйтесь, дедушка Десимус, я сейчас же этим займусь, - ложь каждый раз давалась тяжело, несмотря на улыбку, но Чисхолм, словно мантру, всякий раз повторяла, что это всего лишь портрет, а не настоящий дедушка, и что подобная ложь лишь во благо. Незачем брату знать, что его сестра лежит в Мунго. Маркус бы точно ужасно огорчился, узнай он такое про Линн.

Пока мальчики освобождались от вещей, хаффлпаффка уселась в соседнее кресло, рассматривая ожерелье из монеток и необычно оформленную книгу. Кофе девушка сразу аккуратно отставила на столик, решив приступить к его оценке утром.

- А эти монетки представляют реальную ценность? - с интересом уточнила Линн и улыбнулась: - Если да, то я начну копить различные сувениры из разных стран, а потом сделаю клад с сокровищами и закопаю в нашем саду. И даже карту нарисую.

Белби-младший тем временем достал какой-то журнал:

- О, - оживилась Лианна и поднялась с кресла. Девушка на фото была однокурсницей Маркуса и Денниса. Чисхолм не успела ничего спросить или взять журнал, потому что наверху начало происходить что-то, напоминающее катастрофу в миниатюре. Линн рванула наверх вслед за Маркусом и, увидев совершенно невменяемого Бонифатиуса Белби, который, казалось, в жизни ни на кого руку не поднимал, подавила опасливое желание ретироваться.

- Дядя, прекратите! Дядя Бонифатиус, пожалуйста! - вторила девушка брату, подбегая ближе, вопреки своему желанию. Поймав эльфа-домовика, она сначала растерянно посмотрела на него, а затем попыталась помешать ему задушить себя: - Весельчак, хватит. Ну же, милый, стой. Ты не виноват ни в чем, хватит. Дядя не станет тебя выгонять.

Вообще-то, она не была уверена в своих словах на сто процентов, но успокоить отчаявшегося домового считала своей обязанностью.

- Ох, Мерлин.., - Линн обернулась к Деннису и кивнула на эльфа. Нужно было привести в порядок хотя бы его. Взглянула ещё раз на брата: сможет ли он утихомирить дядюшку Белби? Мар вдруг заговорил о каких-то осколках, и Лианна напряглась, чувствуя, как по затылку пробежал мороз.

- Весельчак плохой, просто ужасный, ужасный эльф! - оттащив все ещё пытающегося душить себя Весельчака в сторону и передав в более сильные руки Алдермастона, девушка на мгновение замерла у лестницы, словно не решаясь окончательно переложить ответственность за дядю на плечи Маркуса. Кивнула самой себе в подтверждение каким-то мыслям и наконец двинулась с места.

- Весельчак, все будет хорошо. Маркус сейчас поговорит с отцом, и все уладит, вот увидишь. И перестань себя наказывать, - мягко заговорила Линн. Эльф, по крайней мере, оставил попытки самоудушения, и теперь лишь горько всхлипывал:

- Хозяйка так добра. Весельчак не заслужил такой доброты.

- Еще как заслужил. Все в порядке, правда. - Лианна подняла взгляд: - Денни... Что за осколки?.. - и вот сейчас, при ближайшем рассмотрении и свете ламп, она заметила словно выбеленную прядь у Денниса на голове.

- Мерлин... А что это? - девушка округлила глаза и невольно дотронулась до сменившего свой цвет участка волос.

Отредактировано Leanne Chisholm (21.06.21 09:19)

+2

10

Крики взорвались на втором этаже. Маркус и Лианна бросились туда сразу, но Деннис помешкал внизу. Зачем ему было туда идти? Что он мог сделать? С мистером Белби они почти не разговаривали, их мало что связывало, он вряд ли послушает и...
И как поступить иначе? Оставить там Маркуса и Линн одних? Надо идти. Надо.
Опять злосчастное «надо».
Алдермастон скорбно поморщился, но все же взбежал за остальными вверх по лестнице. Свирепый мистер Белби, дурной, тупой домовик и взволнованные друзья. Видеть все это не хотелось совершенно, принимать участие - не было сил. Поэтому рейвенкловец молча наблюдал за происходящим потухшими глазами.
А что он вообще мог сделать? Нужен ли вообще здесь?
Занятие ему нашли. Не самое приятное, но далеко не самое худшее. Деннису доверили истеричного домовика. Он принял это с пониманием и смирением. Хотелось хорошенько встряхнуть придурка и силой разомкнуть его сжавшиеся на горле руки. Идиот! Будто правда задушит себя! В это Алдермастон не верил вовсе, отчего поведение младшего домовика раздражало особенно сильно. Меньше всего на свете хотелось слушать его рыдания. Где-то под пластом терпения и выдержки зарождалось желание выбросить эльфа в окно.
Однако Лианна выбрала другой подход и он, кажется, сработал. Тем не менее, отпускать всхлипывающего придурка рейвенкловец не спешил. Так и держал его за плечи, на уровне своей груди: еще выкинет какой-то дракклов финь. Сразу вспоминалось, как домовик родителей наказывал себя за пролитый на штаны отца чай, тем, что бился головой об оконное стекло. Естественно, когда оно разбилось, то истерика эльфа только приумножилась.
Деннис терпеливо вздохнул, бездумно покивав словам Лианны.
Нет, этот мелкий правда «не заслуживает такой доброты». Драккл знает, что с ними вообще делать.
Осколки. Рассеянную флегматичность рейвенкловца как рукой сняло. Он тут же поднял взгляд на Линн, темные глаза встревоженно блеснули.
Утаить случившееся было невозможно, да, но они с Маркусом не решили, как все рассказать ей.  Сейчас Алдермастон безмерно жалел, что не подумал над словами заранее. Если бы иметь хоть одну готовую фразу, было бы уже проще, чем сейчас, когда он стоит с драккловым домовиком в руках и пытается что-то придумать на ходу.
Когда девушка коснулась волос Денниса – а он слишком хорошо понимал что она увидела – он и вовсе оцепенел внутри.
- А это… - юноша запнулся.
«Временно»? Возможно, но он не знал наверняка. «Волосы»? Идиотский ответ. «Краска»? Откровенное вранье.
Рейвенкловец перевел дыхание и поставил домовика на пол.
- Иди сделай… - он снова запнулся и сказал первое, что пришло на ум: - Иди сделай чай. Давай. Займись делом.
Алдермастон уперся руками в бока. Шумно выдохнув, опустил голову. Молчание было мучительно тяжелым, но перед объяснениями, которые должны последовать юноша робел куда больше. Мысль об объяснениях… парализовала.
- Линн...
Он смог заговорить ровным тоном, пусть и почти неестественно мягким, но заглянув ей в глаза снова застыл. От того, как она смотрела, от мысли о том, что она могла чувствовать, болезненно ныло в груди.
Деннис потер шею и отвел взгляд. Надо было просто сказать.
- По поводу зеркала, ты была права. Оно там было, - наконец, выдохнул рейвенкловец. – Осколки – это то, что от него осталось. Ну а это… - он зарылся пальцами в волосы, взъерошил их, потревожив седую прядь. – Мистер Белби и Башир, специалист по проклятьям, который был с нами в группе, сказали, что все в порядке.
Холодок пробежал по спине юноши. Он не соврал. Они действительно так говорили. Просто он не был уверен в том, что они правы. Они даже не были согласны в том, что это было. Башир говорил, что дух вытягивал телесные силы и они восстановятся сами собой. Мистер Белби говорил, что дух вытягивал душу, но не преуспел в этом, а значит, ничего непоправимого не случилось.
Деннис не был уверен ни в одной из теорий. Он подозревал, что даже те, кто высказал их, не были в них уверены.
- Это из-за зеркала, Линн, - после небольшой паузы продолжил он. Снова дотронулся до металлически-серой пряди. – Но я, правда, нормально себя чувствую. Может, потом волосы отрастут и седина вообще уйдет.
Рейвенкловец пожал плечами. Он снова не врал. Просто у него не было уверенности… ни в чем.

Отредактировано Dennis Aldermaston (21.06.21 16:36)

+2

11

Когда Деннис отпустил домовика на пол и отправил заниматься чаем, Линн даже не моргнула. Она замерла, выжидательно уставившись на парня, с одной стороны желая поскорее услышать объяснение, а с другой - услышать только при условии, что объяснение окажется пустяковым, начиная от "это не настоящая прядка" и заканчивая "нас так инициировали в храме", или, ещё лучше: "да это мне труха на голову насыпалась так равномерно". Что угодно... Только не то, что сложилось бы в цельную картину, включая и сон, и дурное предчувствие, и дракклова Ворчуна, сказавшего ключевую фразу ровно пятьдесят один раз.

Лианна не заметила, как стала дышать еле-еле, словно это помогло бы отсрочить момент истины, заморозить в воздухе уже свершившийся, но ещё невысказанный факт. Поздно. Стоило только прозвучать слову "зеркало", как паззл в голове у девушки собрался воедино. Ещё на речи Маркуса об "осколках", она поняла, что дело плохо, но до последнего не хотелось предполагать худшее.

- И дядя.. притащил эти осколки домой? - голос звучал тихо и как-то нетипично холодно, словно Чисхолм едва сдерживала гневный вопль. "Я же говорила..", "зачем только вы туда поехали?..", "почему не послушали предостережения?!", "каковы последствия?" - все эти предложения прозвучали бы бессмысленно по причине того, что ничего изменить уже не могли. За исключением, разве что, последнего, ответ на который просто был никому неизвестен, ни мистеру Белби, ни этому Баширу. Линн очень некстати вспомнила, почему отказывалась посещать последние занятия факультатива по Древней магии. Анника Ханниган создавала впечатление человека, который не остановится ни перед чем, чтобы достигнуть своей цели. Неужели дядя похож на нее? С Маркусом-то хоть все в порядке? Или его тоже задело... Перед внутренним взором девушки снова предстало пугающее своей пустотой большое зеркало.

Когда Деннис стал, хоть и не слишком убедительно, заверять, что "все в порядке", Линн ощутила прилив дурноты и лёгкого головокружения, прикрыла глаза, стараясь избавиться от наваждения, а затем медленно присела на ту ступеньку, на которой до этого стояла. В порядке, значит... Чем они вообще думали, собираясь в это путешествие? Ещё и ее с собой звали. А может, если бы она поехала, все случилось бы иначе?

Девушка глубоко вздохнула прежде, чем открыть глаза. Снова воззрилась на Денниса. Нет, она совсем не злилась на него, и смотрела без укора, он ведь и так пострадал, но в глазах ее все же читалось бесконечное сожаление, что он вообще во все это ввязался.

- Честно, нормально? Как.. кхм. Как это произошло?

В данной ситуации Линн свято уверилась в том, что ее дар - это самое настоящее проклятие. Толку, если его никто не воспринимает всерьез, и девушка, зная про опасность, все равно не может никак помешать своим близким совершать глупости. Захотелось подскочить, обнять Денниса, самостоятельно подтвердить, что все и правда будет в порядке, и никаких дурных последствий не случится. Но вместо этого она просто сидела на ступеньке и смотрела на парня.

+2

12

Лианна будто заледенела от его слов, и видеть ее такой было… неестественно. Он знал, как она злится, как обижается и как грустит, но чтобы она так мертвенно холодела – на это было тяжело смотреть. Это было так не похоже на Лианну. Ему трудно было представить человека светлее, и тут…
Деннис, закусив губу, просто кивнул в ответ на вопрос об осколках. Несколько мгновений Алдермастон суматошно соображал: что он мог сказать, чтобы хоть как-то успокоить? Ничего. Вдаваться в детали, значит делать еще хуже. Мерлин, ему самому было не по себе от того, каким убитым выглядел мистер Белби после того, как разбилось зеркало. Мерлин, милостивый Мерлин, в ящике сейчас лежат не то что осколки артефакта, а дракклова крошка от него. Крошка! И Деннис помнил, как скрупулезно ее собирали: отыскали даже кусочек, который затерялся в пепле Нитокрис.
Он молчал об этом.
- Линн? Линн, - позвал рейвенкловец, когда девушка отчего-то прикрыла глаза и, кажется, побледнела.
Мерлин, лишь бы не обморок…
- Осторожно.
Алдермастон не мог понять нужна ей помощь или нет, но к дракклам все. Лучше он будет опасливым дураком, чем Лианна упадет с лестницы. Юноша придержал хаффлпаффку за плечо и за локоть, а сам опустился перед ней на корточки, чтобы заглянуть в ей лицо – напряженно и беспокойно.
От ее взгляда между бровей рейвенкловца пролегла тревожная морщина. Что она теперь думает? Что теперь скажет? И что говорить ему? Понять он не мог. Девушка казалась разочарованной: в тех, кто не послушал ее предостережений. Она имела полное право сказать «Я предупреждала», и… обидеться?
Услышав вопросы Лианны, Алдермастон неслышно выдохнул, напряжение исчезло из линии плеч. Могло быть хуже. Первая часть вопроса не представляла особых проблем.
- Да, честно, - спокойным и мягким тоном ответил рейвенкловец. – Я оправился еще в Египте и вместе со всеми работал в комплексе.
Но все же прикусил губу, тут же усомнившись в сказанном. Может и не оправился на самом деле. Деннис медленно отвел взгляд в сторону, потер шею. Нужно было… держаться. Не нервничать, потому что тогда ситуация будет выглядеть хуже. Нужно было правильно подобрать слова и следить за тоном, а еще… Мерлин, что же всегда от него так дракклецки много требуется?
- В зеркале… - юноша заставил себя начать, просто чтобы перестать думать.  Взгляд он перевел на свои руки. Теперь шрамы и рубцы от Черного Пера были мелочью: такой знакомой, успокаивающей даже. – В зеркале… были заключены человеческие души и с ними дух царицы Нитокрис. Оказалось, что в этом комплексе она расправилась с теми, кого считала причастными к убийству своей семьи. Она утопила их в одном из залов, а затем… - он, прикусив губу, потер шею. – Покончила с собой у зеркала и осталась в нем.
Алдермастон заглянул в лицо Лианны, просто проверить как она, и снова уставился на свои руки. Он не знал, что думать о царице. Иногда рейвенкловец стыдился того, что ее образ восхищал до того, как она попыталась забрать их души. Иногда – принимал это чувство, как дань уважения тому, кем эта женщина была при жизни. Эта переменчивость в отношении… коробила. Ее нужно было облечь в форму завершенной мысли и опыта, но он, правда, не знал, что думать.
- Мы вначале нашли ее прах, а потом она сама появилась в зеркале, - юноша флегматично приподнял брови. - Прямо как живая. Будто просто стояла по ту сторону стекла.
Он снова помолчал, в собственных воспоминаниях подбираясь к… сути.
- Она нас увидела, и… понеслось, - Алдермастон пожал плечами. – Мистера Неалли отшвырнула о стену так, что он от удара лишился чувств, а дальше она заметила меня. Ее прах ожил, и, - развел руками, - я ничего не смог сделать. Моих щитовых чар она даже не заметила.
Деннис поморщил нос, повел шеей. Поджав губы и чуть хмурясь, помотал головой.
- Понятия не имею, что она делала. Я был… не совсем в себе, - рейвенкловец коснулся пальцем виска. – Было абсолютно темно и холодно, но совсем не больно, - он посмотрел на Лианну и попытался усмехнуться. – Перья Амбридж больнее чем это, да. Башир ее от меня отвлек. Бросился на нее врукопашную. Я даже смог применить взрывающее проклятье, но зеркало поглотило магию.
Что было дальше Деннис помнил совсем плохо. Шел ли он сам? Кто помог ему выбраться? Как его лечили? Скорее всего, какая-то часть его была не совсем на месте, но, может, именно благодаря этому в памяти с неземной яркостью отложилось самое важное.
- Маркус разбил его фонарем и все… кончилось. Но, не только для нас, Линн. Мы узнали о душах, только тогда, когда они начали покидать зеркало, - Алдермастон серьезно посмотрел на хаффлпаффку. – Души это, действительно птицы. По крайней мере, эти решили быть птицами. Я слышал их голоса, чувствовал взмахи крыльев и прикосновения… будто бы перьев. Их было очень много, и они были рады улететь.
Рейвенкловец со вздохом развел руками и сцепил их в замок у себя на коленях.
- В общем, считаю, то, что они улетели, и есть самое важное во всей этой ситуации, - почти оптимистично подытожил он.

+2

13

Зачастую самое ужасное в предсказании то, что оно слишком туманно, как и все будущее. Вот зеркало. Зеркало и зеркало, да - странное, да - веет от него опасностью и смертью, но ведь на самом деле неясно, что такого ужасного оно может сделать. Неизвестность пугает больше всего, потому что люди всегда предполагают худшее. Однако, именно это одновременно и самое прекрасное в предсказаниях, ибо все может оказаться не так плохо, как предполагается.

Когда страх Лианны принял форму и образ давно погибшей женщины, жаждущей крови и мщения, девушка испытала облегчение. Все стало намного понятнее: значит, зеркало являлось своеобразной тюрьмой для душ и запершей себя Нитокрис. Несомненно древняя мощная магия, которая из-за обилия негатива и при достаточном количестве времени напитала саму себя, превратив зеркало в серьезный темный артефакт.

- Какая ужасная судьба - заточить свою душу собственноручно, - тихо, но уже без прежнего холода, проронила Линн. Понятно, что после тысячетелетнего заключения убивать захочется ещё сильнее. Неупокоившаяся душа, совершившая страшное и не получившая никакого облегчения от этого, ибо месть никогда не сможет удовлетворить мстящего.

Чувствовалось, что Деннису нелегко давался рассказ, хотя бы потому, что он звучал впервые и доносился человеку - Лианне - который с этим не столкнулся, а значит, потенциально может не понять или не проникнуться. Чисхолм чуть склонила голову набок и постаралась больше не перебивать парня, дать ему вылить все пережитое, надеясь, что после обретения словесной формы, его груз станет легче.

- Значит, - комментировала Линн после небольшой паузы: - разбив тюрьму, вы выпустили их всех. Все души и даже саму.. Нитокрис? Это очень хорошее окончание истории.., - теперь есть лишь осколки, наверняка имеющие остаточную энергию, но сами по себе неспособные навредить. Наверное...

Алдермастон в последних предложениях сделал отсылку к их памятному разговору у теплиц, когда они вдвоем размышляли о сущности души.

- Да, думаю они именно решили быть птицами. Или же выбрали форму, наиболее понятную для человеческих глаз.

Лианна вспомнила и ещё кое-что из того разговора. Чуть улыбнулась и протянула свою руку, чтоб накрыть ею руку Денниса:
- Ты точно не стал призраком, - девушка скользнула взглядом по посветлевшему участку волос и только сильнее уверилась в том, какую теорию собралась выдвинуть: - Конечно, я не специалист по проклятиям и не магоархеолог.. Просто мне кажется, из того, что ты рассказал, седая прядь и есть последствие случившегося события. Как бы.. завершающий аккорд, а не предвестие. Ты сражался с духом женщины, она пыталась тебя убить, но у нее вышло лишь оставить отпечаток, который и есть самым страшным, что могло произойти. Как шрам от отскочившего смертельного проклятия, - да, самый известный случай отскочившего смертельного проклятия носил очки и шрам на лбу. Лианна хотела ещё пошутить про избранность, но сдержалась, счев это неуместным. Ее облегчение было слишком сильно. Парни будут вспоминать Египет с не самыми светлыми мыслями, и им нужно время, чтоб переварить все случившееся, но они живы, здоровы и отделались, по сути, испугом. По внутренним ощущениям, предсказание уже свершилось, а дурное предчувствие ушло.

+2

14

У него все-таки получилось.
Деннис неслышно выдохнул, когда увидел ее улыбку. Она в порядке, а значит, он справился и все должно быть в порядке, да, только за всем этим ощущалось «но». Плечи рейвенкловца чуть сникли, взгляд бездумно скользнул в сторону. Может, просто выходит, что он ввел ее в заблуждение, ни разу не соврав? Все случившееся ощущалось совершено иначе, как то, чего стоило бояться, то, что без сомнения печально, но, Мерлин, Мерлин, он же сам не хотел огорчать Лианну…
Мягкое прикосновение развеяло эти мысли – все мысли на самом деле. Алдермастон, растерянно приподняв брови, посмотрел ей в глаза. Добрая, светлая Линн, подобная, наверно, Бальдру из Старшей Эдды: если бы с ней что-то произошло, то весь мир мог бы плакать по ней – и это было бы только правильно, справедливо. Тем не менее, слушая ее, рейвенкловец неуловимо погрустнел. Вот и третья теория – тоже оптимистичная, но такая же далекая от остальных на фактическом основании. То, что их действительно объединяло, - это надежда на лучшее для него и предположения, не обоснованные через эмпирические наблюдения, поскольку свойства той магии доподлинно неизвестны.
Только время покажет… а может и нет. Может последствий, кроме пряди, нет вовсе, а может, он никогда не будет знать наверняка, как еще повлияла на него темная магия.
Юноша на миг опустил голову.
Такая жизнь – не это ли настоящее испытание в фатализме?
Ладонь Лианны все еще накрывала его руку.  Гладкая кожа, красивые пальцы, тепло, которое напоминает о красивом, далеком и невозможном.
- Я не сражался с ней, - признался Деннис, печально усмехнувшись. – Я пытался призвать патронуса, но как только она меня схватила, я уже не мог ничего сделать. Просто… оторвало от мира. От тела. Но странно: я чувствовал, как холод течет… - он подумал, озадаченно нахмурившись. – Через меня. Ледяной холод. Вокруг плывущая тьма, а в центре всего были глаза царицы. Человеческие, но нечеловеческие одновременно.
Алдермастон приподнял брови, но выражение его лица было отсутствующим.
- Но больше ничего, понимаешь? Я ничего не мог сделать и даже не знал как, – юноша сам не понял, как тихо заговорил. – Башир сражался. Он бросился на нее и вышел из комплекса сам, а я не могу толком вспомнить, как выбрался оттуда. Маркус разбил зеркало, - он печальной и ироничной улыбкой посмотрел на хаффлпаффку. – Нет, Линн, я тут просто…
«Парень, которому повезло выжить».
- Я… совсем не герой в этой ситуации, если честно.
Снова все противоречиво. Деннис и жалел о том, что сказал, и одновременно был странным образом доволен этим. Стыдно – потому что сам же намеревался оградить Лианну от того, что было… страшно. Правильно – потому что вот она правда, потому что нет, нет и нет, все не так просто и хорошо, потому что страшно было до сих пор.
Мерлин, какой же он придурок.
Алдермастон опустил взгляд на руку девушки, робко коснулся ее большим пальцем – большего, чтобы Лианна не убирала ее, он сделать не смел.

Отредактировано Dennis Aldermaston (23.06.21 02:11)

+2

15

Увидев, что ее теорию Деннис принял без особого энтузиазма, Линн чуть нахмурилась, но уже спустя мгновение ее лицо разгладилось, следуя за догадкой. Ну конечно же подобную версию ему уже излагали. В конце концов, в Египте Алдермастон был окружён не одним специалистом, а группой опытных прожженых знатоков своего дела, которые не однократно сталкивались с проклятьями, и наверняка сразу же предположили все возможные варианты последствий от наихудшего до наилучшего. Вот только... Какой вариант выбрал для себя парень? Бывает, когда с тобой что-то происходит, на интуитивном уровне ты сам понимаешь, что и чем это закончится.

Вновь нахмурившись, Лианна стала вспоминать известные случаи проклятий в исторической литературе. Самое яркое на ум приходило повествование о черной метке. У магглов оно появилось уже после того, как распространилось среди волшебников. Суть там заключалась в том, что существовало заколдованное сокровище, и каждый, кто пытался его забрать, получал на тыльную сторону ладони черную метку, означавшую скорейшую мучительную смерть от алчности.

Ещё довольно известной была история про проклятый ларец, переправляя который, погиб не один волшебник и даже несколько магглов. За переправу обещали очень крупное вознаграждение, но при условии, что перевозчик не будет пытаться открыть ларец. Естественно, любопытная человеческая натура сыграла злую роль: все до единого, путешественники с проклятым багажом начинали видеть галлюцинации, сходили с ума и в итоге накладывали на себя руки.

Упоминалось в книгах и поседение волос, связанное с темной магией. Но насколько Линн помнила, там жертва либо мгновенно умирала седой, либо седела и дряхлела в течении суток. И совершенно нигде девушка не встречала записей о частичном осветлении прядей. От всех этих мыслей пробежал холодок по спине. Трудно даже представить, чтобы Денниса ожидала какая-то тяжелая, наполненная проклятием, судьба. Чисхолм тряхнула волосами, еле заметно качая головой, будто отгоняя плохие мысли, и сжала руку чуть крепче, чем следовало бы. Дернула уголком рта, будто извиняясь, но руку не убрала. Почему-то так было спокойнее за Алдермастона, словно он собрался исчезнуть, а она своим прикосновением ему не давала.

- То есть.. то есть твоя душа была отделена от тела? Или была в процессе извлечения? Погоди. А царица.. Она была из плоти и крови? Я имею ввиду..Уфф, - Лианна вдруг осеклась, внутренне себя одергивая и думая, зачем только устроила подобный допрос. Ведь очевидно же, что парню неприятно вытаскивать из головы подобные детали: - Извини, - прошептала она одними губами и прикусила уголок нижней. Ей казалось, что большее количество подробностей поможет лучше увидеть картину и совместными усилиями найти логическое объяснение, которое окажется совсем не страшным.

- Это неважно. И.. неважно, что ты не герой. Важно, что ты выжил, - Линн искренне улыбнулась, чувствуя - наверняка она не пережила бы, если бы с Денни что-то случилось. За эти годы он стал для нее практически частью семьи. И он всё-таки был ближайшим другом Маркуса. Сердце болезненно сжалось. А только ли это?..

- Ты сказал, кого-то из вашей группы она сразу же вырубила. Получается, он сделал ещё меньше, чем ты. К тому же.. почему-то ты ее заинтересовал? Не Маркус и не Башир... Может... Может нужно тщательно изучить в книгах ее историю, чтобы понять, что могло ее сподвигнуть напасть именно на тебя. И что вообще она при жизни делала.. Она утопила обидчиков своей семьи, так? - "Тебя она тоже топила?" - осталась невысказанной мысль. Слова Денниса вроде "течет" и "плывущая" заставляли предполагать именно так, но у Линн не хватило смелости закончить предложение.

+2

16

Есть чудеса в малом. В том, как через простое прикосновение руки к руке, душа дотягивается до души. Простой человеческий контакт предстает высшим опытом, духовным. Это игра воображения, конечно, но оттого момент не становился хуже.
Рейвенкловец, вздохнув, сжал руку Лианны в ответ.
Слушая ее рассуждения, он прищурился в задумчивости, чуть нахмурился. Казалось, что во всей ситуации не было ничего простого и однозначного. Какие-то ответы были – но их было недостаточно. А вопросы? В каждом исследовании надо задавать правильные вопросы, которые могут либо направить его к истинному ответу, либо завести в тупик. Так какие же вопросы следовало задавать сейчас? Но даже если задать правильные вопросы, возможно вообще ли найти на них ответы?
«Я не знаю».
В душе царили мрачность и покой одновременно.
- Я не уверен, что мы наверняка знаем, что это было, - Деннис, глядя в глаза хаффлпаффке, пожал плечами. – Мистер Белби подробно расспросил меня и сказал, что она пыталась вытянуть душу. Башир считал, что она вытягивала не душу, а физические силы, а он тоже подвергся ее влиянию. Он тоже поседел. В отличие от меня полностью, но он намного старше меня. Он почти ровесник мистера Белби.
Алдермастон тихо вздохнул, перевел взгляд на руку Лианны. Красивая она, конечно. К сожалению, к счастью – драккл разберет.
- Про саму Нитокрис известно слишком мало. Про нее нет в книгах. За то, что она сделала, ее просто вычеркнули из источников. Она стала легендой, которая дошла до наших дней почти чудом. Так что почти вся память о ней теперь в том комплексе. Нитокрис запечатлела свою историю на фресках. Не найди Офелия координаты, возможно, вообще не было бы научных свидетельств о существовании этой царицы.
Деннис ненадолго замолчал, невольно вспоминая. Их разговор перед отъездом, то, как умилительно рейвенкловка втягивала голову в плечи, гладкость волос, на которые он смотрел, когда она уходила.
Вздохнул.
- Это… это конечно, очень важная археологическая находка, очень важная…
Он покивал, будто бы этой фразе, а на деле воспоминанию, которое в Египте было очень далеко и вернулось, если на время. Мысль стопорилась, плавно уплывая в другую сторону, но речь все же шла о другом.
– Понимаешь… - Алдермастон поморщил лоб, снова посмотрев на Лианну.- То кем Нитокрис была и то, чем она стала, думаю, это две разные… Мерлин, как это сказать? Они «две разные». Она была личностью, а стала сущностью. Я хорошо видел ее глаза. Они, вроде бы были обычными человеческими, карими, но такой… пустой взгляд. Я не могу представить себе такой у мыслящего человека. Что от нее вообще осталось в этом зеркале после столетий заточения? Вне зеркала от нее остался только прах, но через него она могла взаимодействовать миром, - не отпуская руки хаффлпаффки, он коснулся своей шеи. Помолчал. – Не представляю, почему… целью стал именно я. Я даже не знаю, как узнать. Может, меня просто заметили первым, а может, причины и вовсе нет. Или… - помотал головой. – Не знаю, Линн. Ничего не знаю. Ни-че-го.
Рейвенкловец потупил совершенно потухший взгляд – его хотелось спрятать. Вот она, суть проблемы: «ничего», на которое нет ответа.

+2

17

"...что это было.." А что это было, в самом деле? Чего жаждет гневный дух, освободившийся от заточения? Власти? Мести? Просто крови? Возможно, жизни или хоть, как бы это иронично не звучало, призрачной иллюзии жизни? Деннис упомянул, что пытался использовать Патронуса. Если провести аналогию с волшебными существами, от которых спасаются Патронусом, то дементоры высасывают душу, но при этом жертва ощущает не беспомощность, а уныние и грусть; а вот смеркуты... Они просто душат и поглощают несчастную добычу. Нет, не похоже.. Нитокрис вряд ли превратилась в магическое создание. Она именно что злобное порождение тысячелетней тьмы, погрязшее в собственных грехах.

Девушка задумалась о том, что в заметках выживших в жутких экспедициях магоархеологов и просто любителей приключений, вполне могли быть истории про оживших древних духов. Да даже в здешней библиотеке.

- И ведь оба варианта логичны и по описанию твоих ощущений подходят.. хотя, разве не душа наполняет тело жизнью и физической энергией? Может это вообще взаимосвязано, - Линн хотелось говорить, говорить много, предполагать, ее голова полнилась разными мыслями и идеями, но девушка не была до конца уверена, что Деннису комфортно в таком темпе. Насколько ему это нужно - вытаскивать из ещё не зажившей в памяти раны, болючие занозы-воспоминания. Отвечал он спокойно, руку ее не отпускал, однако что-то в его поведении, во взгляде, давало понять, что он далеко не "в порядке".

- А вы никак.. не запечатлели ее историю? - глупый, по-детски наивный вопрос. Когда бы они успели извлечь со стен информацию - в перерыве между спасением жизни? Линн чуть кашлянула, понимая, что, должно быть, выставила себя сейчас в не самом благоприятном свете и увела тему немного в другое русло: - Если невозможно найти записей о Нитокрис, можно поискать упоминания об опыте извлечения души из тела или же высасывании жизненных сил.. У дяди с Маркусом здесь немаленькая библиотека. Да и... Есть множество других книжных заведений, - Лианне вспомнилось приключение в букинистическом, теперь казавшееся ностальгично-теплым несмотря на холодную зиму и пережитый шок общения с магглами. Тогда все было так просто и поправимо...

При упоминании об Офелии, Чисхолм едва уловимо поджала губы и отвела взгляд, потому что почувствовала, как ее снова наполняет та холодная непривычная злость. Если бы рейвенкловка не нашла координаты, не было бы никакого Египта с его последствиями, которые исправить уже невозможно. Важная находка... Важная для кого? Чем она важна? Какую пользу миру принесет? Линн сжала зубы, чтоб не хмыкнуть. Деннис не поймет, он говорит об этом так, словно это дело жизни, и вовсе не имеет значения, что он пострадал.

Когда Лианна вновь заговорила, ее голос казался хрипловатым:

- Пустой взгляд? Как.. как при заклятии Империус? Само собой, должно быть самой души там были лишь осколки, и уж точно никакого разума, никакой воли.. лишь разрушительная энергия. Как смерч - просто уничтожает все на своем пути. Тогда и вправду, может ты просто первым под руку попал. Или был самым юным из всех, - Маркус был старше Денниса всего на несколько месяцев, но, кто знает, что именно почувствовал прах царицы.

Услышав невдалеке звон ложек о чашки, предвещающий скорое появление домовика с чаем, Линн опомнилась и взглянула на их с Деннисом соединённые руки. Мягко убрала свою, с грустью осознавая, что это был важный момент, который, скорее всего, не повторится в ближайшее время.

- Я думаю, нам лучше переместиться за столик.. Ты говорил, что хочешь кушать?

+2

18

Рейвенкловец забыл про домовика с чаем, когда почувствовал, что Лианна пытается высвободить руку. Он покорно разжал пальцы, отпуская, даже покивал, будто бы понял и спокойно принял этот жест. На самом деле стало тоскливо от какого-то внезапного ощущения одиночества. И, Мерлин, ведь раньше он грезил о том, чтобы так держать эту девушку за руку, но вышло все… как оно вышло.
- А. Есть, - пробормотал Деннис, повернувшись на звон приборов. Невесело усмехнулся. - Да драккл теперь знает, но пошли.
Поднялся он немного неловко - ноги затекли. Потер шею, повел плечами, чтобы хоть на время стряхнуть воспоминания о случившемся в Египте, чувства вызванные им. Вот она, прекрасная возможность отвлечься - пойти пить чай. Чем не повод перевести тему… которую переводить не хотелось. Она ранила, кажется, не больше обычного, но наедине с собой думать о ней было труднее. Наедине с собой, как отметил Деннис, выходило больше осуждения, стыда и одиночества.
Рейвенкловец молча следовал за Лианной. Не хватало тепла ее руки, хотя можно было представлять, что собственная кожа еще хранит его. Какой простой жест и как много в нем было. Это такая же ее магия, как и тихие шаги. Алдермастон скользнул взглядом по темным волосам хаффлпаффки, вспомнил цветочные венки и перо за ухом - и ведь тоже частички ее магии, потому, что отражения светлейшей души.
Деннис тихо вздохнул, усаживаясь в кресло. Он скользнул по накрытому столику безразличным взглядом, взял в руки чашку, потому что так было надо. Рейвенкловец поднес ее ближе к носу, чтобы вдохнуть запах напитка - просто по привычке. Он даже не почувствовал его на самом деле.
Что сказать? Бабушка была права. Хорошо уже то, что Линн не исчезла из его жизни и считает близким человеком. Вторым братом. Такое признание многого стоит.
Юноша посмотрел на хаффлпаффку, пробежал взглядом по благородно-темной пряди и тихо вздохнул.
- Мы работали в комплексе, после того, как с зеркалом было покончено, - объяснил Деннис. - Все задокументировали, конечно же. На перевод и расшифровку всего, что было изображено и написано на стенах уйдет время. Вряд ли царица велела бы изобразить на стенах свои планы. У нас была мысль, что она сама не совсем понимала природу зеркала. Я не представляю себе зачем ей подвергать себя такому. Это хуже, чем быть призраком, - он потер подбородок. - Призраки - это память, разум сознающий ее и даже воля. У Никотрис ничего этого не было, ни-че-го…
"Ничего".
Рейвенкловец прикрыл глаза на пару мгновений. Рассеянно сделал глоток чая и все-таки отставил чашку. Пить не хотелось. Вперив бездумный взгляд в столешницу, юноша продолжил:
- Скорее всего, это правда всего лишь случайность. Трагическая, конечн… - Алдермастон оборвал себя, неприязненно, неодобрительно поморщившись. - Нет, это, конечно, совершенно неправильный выбор слов. Ничего "трагического" со мной не приключилось. Отделался, - он хмыкнул, - просто сединой.
Он не знал. Он не знал наверняка, но по уму следовало полагать именно так. Так сказали ему мистер Белби, Башир и даже Линн.
- Мерлин, - Деннис презрительно фыркнул. - До чего же мелочно думать о своем столкновении с магией зеркала, когда в нем веками были заточены человеческие души, - он снова поморщился. - Это просто пошло.
Рейвенкловец опустил взгляд на свои руки - и тут же перевел его куда-то в сторону Лианны, но не на нее. Загар напомнил о египетском солнце, а на рубцы и шрамы от Пера почему-то не хотелось смотреть. Стало тревожно. Он пожалел о сказанном.
- Самое главное в этой экспедиции то, что удалось освободить души, - ровным и мягким тоном продолжил Деннис. - По сравнению с тем, что они испытали в зеркале, все остальное мелочи. Уже одно их освобождение полностью оправдывает экспедицию и… - он потянулся к седой пряди, но вместо этого потер лоб. - И я не должен так много говорить о себе.

+1

19

После столь длительного прикосновения было дико и как-то меланхолично остаться без него. Рука будто немного онемела, удерживая последние крохи сухого тепла, рождённые от этого прикосновения. Линн сжала свою руку и поднялась на ноги, отгоняя неуловимую печаль из мыслей.

Весельчак уже вовсю спешил загладить вину, прытко лавируя коридорами и лишь Мерлину известным чудом не разливая по дороге кипяток с заваркой из чайника. Затормозив у столика перед камином, он очень шустро расставил все приборы и разлил по чашкам чай, а рядышком в корзинке поставил разные сладости и угощения. Девушка весело хмыкнула наблюдая за ним.

- Спасибо, Весельчак. Ты можешь уже идти отдыхать, мы сами, если что, уберемся, - добродушно сказала Чисхолм, мягко улыбаясь эльфу. Бормоча себе под нос что-то радостно-благодарное, тот кивнул, поклонился и исчез прямо в воздухе. После этого Линн уселась напротив Денниса. Отчего-то тот факт, что их теперь разделял пусть небольшой, но все же стол, приводила в уныние. Девушка опустила взгляд на светлую дымящуюся жидкость с едва уловимым ароматом жасмина. Травяной и цветочный сорта в усадьбе возникли с появлением в ней Линн, которой не нравились классические крепкие черные чаи с молоком.

- А кто будет заниматься расшифровкой? - девушка медленно подняла глаза на парня, так и не прикоснувшись к чаю, и подперла рукой подбородок: - И что вообще за зеркало? Оно являлось магическим ещё до вмешательства Нитокрис? Или это был самый обычный аксессуар, который обрел силы после причиненного зла? - а ещё Лианне было очень интересно, что всё-таки случилось с душой царицы, если Деннис говорит, что в ее взгляде не было ничего. Могла ли душа стать частью зеркала и... Разбиться вместе с ним. Был ли у нее хоть малейший шанс на спасение? Странно, но девушка ощутила смесь жалости и сочувствия к покалеченному обезумевшему созданию. Воистину ужаснейшая судьба.

Линн поразилась и даже невольно отпрянула, наблюдая резкую перемену настроения у Денниса. Он был склонен все рационализировать, и его наверняка раздражало отсутствие нормального объяснения тому, что с ним приключилось, но девушка не подозревала, что его настолько беспокоит собственная эмоциональная реакция на произошедшее. Любой нормальный человек переживал бы. Сильно переживал, если бы вовсе не впал в депрессию. И тут не получится все рационализировать. Конечно, это несравнимо, но дар прорицания тоже невозможно до конца изучить и объяснить. Его нужно либо принять, как данность, либо... Сойти с ума... Чисхолм поежилась, вспоминая свою бабушку Сисси.
Сейчас она растерялась, не зная, что лучше ответить на такое подобие самобичевания.
А ещё девушка с трудом поборола желание снова потянуться к Алдермастону. Она сначала подняла руку, вздохнула, закусив губу, а затем перевела взгляд на остывающий чай, и, не придумав ничего лучше, дотянулась до чашки. Сделала несколько глотков, возвращая себе уверенность.

- Если тебе на душе не спокойно, то почему же не должен? Не держать ведь это в себе, - непоколебимо и просто поделилась мнением Линн: - К тому же.. я всегда готова выслушать тебя. В любой момент.

Чистая правда. Она была не только готова, но и хотела слушать Денниса. Хотела разговаривать с ним обо всем, как раньше. Хотела сидеть рядом и держать его за руку. Лианна ещё не осознала этого в полной мере из-за недосыпа, постоянного плохого предчувствия и множества других забот и мыслей, но боязнь потерять Денниса и облегчение от того, что с ним не случилось ничего катастрофичного, приняли совсем другой характер, заставляя посмотреть на него по-новому. Однако в данной ситуации было просто не до того. Испытывая неловкость, угрызения совести и даже толику стыда по поводу этих своих неожиданных эмоций, Чисхолм было проще затолкать их подальше, выстроить стену абстрагирования, как она делала это всегда, и возможно подумать о них потом. Когда останется наедине с собой. Сейчас Деннис просто очень близкий друг, который нуждается в моральной поддержке. Линн отставила чашку и скрестила пальцы между собой, чтобы чем-то занять их.

- Освобождение душ не было вашей целью. Как бы это сейчас не прозвучало, это очень большой и мощный бонус, но никак не самое главное. Их бы никто не освободил, если бы вы все там полегли, - она не до конца понимала, зачем пытается донести до Алдермастона эту мысль, но считала ее важной: - Так что прежде всего хорошо, что экспедиция закончилась благополучно.

Лианна улыбнулась, перебирая пальцами, и попыталась перехватить взгляд Денниса. Он тоже не особо спешил пить чай, и это заставляло задуматься, хотелось ли ему сидеть здесь за столом или он согласился из вежливости.

- Кстати, а когда это все произошло? Ты говорил, вы после гробницы ещё по Египту ездили? - девушка кивнула в сторону лежащих рядом на столике восточных сувениров и вспомнила, что на кресле у нее за спиной осталось висеть лёгкое шелковистое покрывало. Линн повернулась и стянула его одной рукой, опуская себе на плечи. Она совсем не ожидала подарков, но получать их было всё-таки приятно.

+1

20

«Почему не должен»?
Деннис хотел ответить… что-то. Не смог: как приоткрыл рот, так же и закрыл. Пришлось подумать.
Он не должен был, потому что другим пришлось хуже, чем ему. И потому что… просто не должен? То есть, что хорошего в том, что он жалуется из-за таких мелочей? Если столь малое способно вывести его из равновесия, то это его проблемы, а не окружающих.
Алдермастон потер шею, задумчиво глядя Лианне в глаза. Он мог возразить ей – и одновременно был не способен сказать слова против.
- Спасибо, Линн, - тихо ответил рейвенкловец и покивал. - Это ценно. Очень ценно…
Бесценно.
«В любой момент». Юноша верил ей. Что откликнется на зов о помощи, окажется рядом, и тогда все станет хоть немного лучше. Было и то, во что он хотел верить: в то, что в его жизни она так и будет светлейшей константой. Все неизбежно меняется, да, но как не хотелось думать об окончательной разлуке с теми, кто по-настоящему близок.
Тогда, может и к лучшему, что ей нравился или до сих пор нравится тот дракклов. Быть другом или братом явно проще.
Деннис прикрыл глаза, пряча горечь. Тихо вздохнув, потянулся к чашке чая.
- Не знаю, Линн. Я, может, был… - рейвенкловец чуть помотал головой. - Не до конца в себе, когда зеркало разбилось, но, Мерлин, души я помню кристально ясно. Это нужно было… ощутить. Их радость, голоса, взмахи крыльев и то, как они все умчались прочь. Мерлин, я слышал среди них детей, - он закусив губу, посмотрел на девушку. - Их нужно было освободить. Это зло требовалось исправить.
Юноша сделал глоток чая и рассеянно подхватил с тарелки печенье, но так и не откусил кусочек. По логике, их жизни стоили освобождения стольких душ. В зеркале их было достаточное количество, чтобы можно было в такой ситуации руководствоваться арифметикой. Тогда ему, в случае такой необходимости, следовало бы пожертвовать собой, чтобы освободить всех и стоит радоваться, что не пришлось умереть на месте.
Однако смог бы он?
Вряд ли. Он не настолько смел, даже если это смелость по уму.
- Зеркало пока загадка для нас, - тихо продолжил юноша, стряхивая с себя уныние. - Но оно, скорее всего, древнее Нитокрис. Мистер Неалли и сеньор Сиапарелли займутся исследованием. Как и мистер Белби, думаю. А мы с Маркусом были посвободней в Египте, да. Побывали в Каире, - Деннис поднял взгляд на Лианну. - Кстати об этом.
Алдермастон тихо выдохнул, собираясь с силами. Было неловко: Маркус привез подарки куда более… яркие и интересные. Тем не менее, рейвенкловец залез в карман брюк и извлек из них что-то аккуратно завернутое в обрез из старого, темного бархата.
- Смотри.
Деннис, развернув ткань, показал девушке ее содержимое. На нее смотрел серебристый глаз Гора, Уаджет, а рядом с ним раскинул крылья, украшенные синей эмалью, кулон в виде сокола.
Юноша передал их Лианне.
- Не смотри, что цвета рейвенкловские. Просто в комплексе были почти такие же и… я увидел его и как-то сразу связал с душами в обличье птиц, - он, помолчав, потер подбородок. - Это напоминание о хорошем. О том, что было исправлено и свободе в мире и вне мира, когда каждый может обрести крылья.
Деннис скользнул взглядом в сторону.
- А глаз Гора, Уаджет - это талисман, охраняющий от иллюзий. Он защищал меня в комплексе. И… ты ведь знаешь, что это символ луны? - Алдермастон чуть улыбнулся. - Я подумал, что было бы здорово, если бы у тебя был этот кусочек египетской магии.
Промелькнула мысль об амулетах, которые не перенесли столкновения с Нитокрис: один треснул, другой оплавился, третий почернел. Рейвенкловец прогнал эти образы из головы, вместо этого посмотрев на Лианну.
Понравится ли ей?

Отредактировано Dennis Aldermaston (01.07.21 02:27)

+1


Вы здесь » Drink Butterbeer! » Time-Turner » 13.04.96. Полулунная усадьба