атмосферный хогвартс микроскопические посты
Здесь наливают сливочное пиво а еще выдают лимонные дольки

Drink Butterbeer!

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Drink Butterbeer! » Pensieve » 10.11.01. эпизод с картинкой бара


10.11.01. эпизод с картинкой бара

Сообщений 41 страница 48 из 48

1


МАКС

ОБЫЧНЫЙ
МАГГЛОВСКИЙ

футбол

пиво


БАР

РИКЕТТ

Anthony Rickett x Maxine O'Flaherty
10 ноября 2001 г.
Маггловский бар города N, Великобритания

- Да может быть и собиралась я на встречу выпускников, но че ты приперся сюда в ноябре?

* муахаха

[icon]https://forumupload.ru/uploads/001a/2e/af/445/185073.gif[/icon][pers]<b><a href="https://drinkbutterbeer.ru/viewtopic.php?id=1826" target="_blank">Максин О'Флаэрти</a></b>, 22 года[/pers][info]Хаффлпафф'97 <br>Хит-визард, Министерство Магии[/info]

Отредактировано Maxine O'Flaherty (30.04.22 03:12)

+5

41

От запаха начинающих поджариваться сосисок хочется тихо застонать и сползти прямо на стул, потому что продержавшийся почти весь вечер терпеливо и ничуть не напоминая о своих потребностях желудок сводит от голода, а рот наполняется слюной. Аромат божественный. Обычный способ сделать любую еду намного вкуснее - это на удивление не приправы и оттачивание годами кулинарного мастерства. О'Флаэрти замирает у сковородки, выдыхая через рот и собираясь с силами, первой попавшейся по руку лопаткой размашисто и едва не перекинув через край пару сосисок переворачивает их, взмахом палочки уменьшает жар, чтобы не сгорели, оставшись внутри холодными словно айберг. Она не особенно умеет готовить, но опыта, пока гостила у периодически отсутствующего по работе дяди, успела набраться. Опыт же не пропьешь.

Хрустящий крекер желудок категорически не принимает за еду, к столу О'Флаэрти возвращается одновременно загруженной и даже не ответными вопросами к ней, а скорее тем тоном, каким они были заданы - и принимающим, и кажется с нотами извинения, или просто для самой ирландки жить на два мира оказалось практически невозможно, одновременно с этим явно по лицу голодной и все таки немного пьяной. Она сама не понимает, зачем взяла эту бутылку, правильнее всего было бы закончить с Рикеттом, указать ему на камин и отправиться спать.

Почему его это должно смущать?
Ох-ре-не-ть.

Первое же предложение заставляет девушку в ответ честно скривиться, она видела родителей Рикетта на платформе много раз, узнавала его отца в очереди летом в магазинах, где он легко болтал с продавцами, и была знакома с его матерью совсем недолго во время войны, когда в панике искала по больнице пострадавшего от оборотня друга, товарища по борьбе с этой заразой лесов - егерями. Пренебрежительное и негативное описание их для всех магглов... ладно строгие родители могут упечь в частную школу, у них может не быть денег на большинство вещей, ты можешь оказаться в положении, что необходимо им всегда помогать - это понятно.

- Лучше? Отвратительно, - беречь чувства однокурсника она и раньше особенно не старалась, с годами в принципе научилась не так честно высказывать свое мнение, но не голодная, не под алкоголь, и не чувствуя внезапно обиду за такой рассказ. Она наверно слишком любит своих родителей - мать, аналогично бросившую волшебный мир, но никогда не скрывающую ничего ни от мужа, ни от детей, принимающего магию отца, который мог бы быть в ужасе от всех этих книжек с историей магии и возможностью, что их обнаружит какой-нибудь вор. Отец, к счастью, гарда в их деревне, что немного бережет от грабителей.

- Маггловской родне немного рассказываю, ну - вот удивляйся сколько влезет - мне проще в магическом мире, а для магглов так... работаю в полиции, меня английские... хм... - называть их бабушкой и дедом уже много лет не хочется, о них даже в семье больше не упоминается, ни приглашений, ни писем, лишь встречается внучка с дедом периодически в коридорах Министерства, да расходятся. Быстро. Словно они никогда не были знакомы. Однажды только Фабиан Уайт решился заговорить с девушкой - и красный как рак сбежал от её громких на пару этажей обвинений. - Родственники устроили в одиннадцать лет в школу-интернат, потому что у них такая больная традиция, и там не было благ цивилизации. Они появлялись у нас в деревне, очень строго относились к соблюдению статута и ни с кем кроме их кровных родственников почти не разговаривали, но ты знаешь как поддерживать разговор и при этом помалкивать о своей жизни, мы здесь же с тобой много на эту тему болтали.

Забавно, летом 1996 года они сидели на кухне в ситуации ровно наоборот, автоматически Максин потирает оставшийся шрам на лбу от совершенно дурацкого купания в шторм, резко вскакивает со своего места перевернуть сосиски и немного подумав вываливает их уже на тарелку. Не прожарились прям равномерной корочкой - так не на конкурс перфекционистов же отправлять.

- Интересно, а вилки у него были... не здесь, - открывает первый попавшийся ящик, вдруг совершенно забыв планировку кухни по части всяких чашек для гостей и столовых приборов. - Не говори хоть "предки", черт возьми, ты уже не сопливый подросток, - в третьем ящике она наконец находит пару вилок, с каким-то раздраженным нехарактерным и размашистым движением опускает тарелку на стол между ними, протягивает Рикетту вилку, второй тут же цепляет одну из сосисок, бросает взгляд на мужчину, поймав себя на каком-то желании его снова ударить, чтобы появилась компания у разбитой губы и приличного синяка.

Но просто жует сосиску.

[icon]https://forumupload.ru/uploads/001a/2e/af/445/185073.gif[/icon][pers]<b><a href="https://drinkbutterbeer.ru/viewtopic.php?id=1826" target="_blank">Максин О'Флаэрти</a></b>, 22 года[/pers][info]Хаффлпафф'97 <br>Хит-визард, Министерство Магии[/info]

Отредактировано Maxine O'Flaherty (30.09.23 21:10)

+1

42

Нарастающее возмущение Макс можно почувствовать заранее, как предсказываешь приближение грозы еще до первых раскатов далекого грома. Тони считывает его в пробежавшей по лицу бывшей однокурсницы тени, по ее напряженной спине, недовольной гримасе, и наконец в безжалостном «Отвратительно», сказанном тем самым тоном – тоном человека, абсолютно уверенного в своей правоте.

В семнадцать лет это было нормально, в двадцать два такая категоричность Рикетту кажется слишком претенциозной, и он морщится, как от фальшивой ноты.

- Повезло тебе – пришлось отрекаться только от нелюбимой родни, - хмыкает Тони, стараясь оставаться спокойным. Стараясь не показывать, как оседает мутной темной жижей в душе это резкое, поверхностное неодобрение. Это сквозящее в каждом ее слове чувство собственного превосходства.

Да что Макс вообще понимает? Мечется по кухне, так явно его осуждая, но, Мерлин, он встретил ее одну, вечером, в пивном баре! Он видел того мудака, с которым она выбрала жить – парня, до того болезненно ее контролирующего, что кидается с кулаками на любого мужика, случайно оказавшегося рядом. Она может сколько угодно высмеивать это, но факт остается фактом: тот квиддичист пытался утащить ее силой, и, черт возьми, если она такой адепт честности в отношениях, то почему даже не попыталась объяснить этому идиоту, что происходит? Может, потому что знала, что он не поймет? Ах да, это же совсем другое.

И в сухом остатке получается, что Рикетт трансгрессирует отсюда и окажется у себя дома, где его ждут жена и дочь, а Макс – что? Будет ночевать в чужой гостевой спальне одна, а завтра снова отправится на работу, а потом – видимо, глушить тоску в обществе своего шведа. Которого даже жаль, потому что, если подумать, эта его бешеная ревность ясно показывает, что Макс, как и прежде, отталкивает людей, не дает им приблизиться, заставляет их верить, что все может делать сама – и этим растит в них такую чудовищную неуверенность, что недалекому бедолаге остается только вцепиться в ее запястье и хотя бы так вернуть себе иллюзию контроля.

Как она вообще может осуждать? Что она вообще понимает?

- Посмотри ниже, - коротко советует Тони, наблюдая за поиском вилок. – Окей, тупое слово, согласен. Так и ситуация ведь тупая, думаешь, я не знаю?

…Ничего. Макс ничего не понимает, в этом-то все и дело. Она, по большому счету, еще ребенок, у нее нет ни семьи, ни ответственности, даже ее работа – это форма игры, выплеск адреналина, что-то, чем можно похваляться в пабе… Нашивка хит-визарда, качок-бойфренд, «я-выпью-больше-тебя»… Сумасшествие молодости, как оно есть. Странно, что она еще не купила себе спорткар… В смысле, «Молнию».

У Тони не так. У него жена, дочь, второй ребенок на подходе. Он не может себе позволить работу, с которой однажды не вернется. Не может себе позволить необдуманные траты. Не может себе позволить абсолютную честность. И Макс этого не поймет до тех пор, пока у нее не будет чего-то, чем ей будет страшно рисковать.

- Не злись, - примирительно говорит Тони, взяв в руку вилку, повертев ее в пальцах и снова опустив на стол. – Конечно, мы обговорили это с родителями, они одобрили этот вариант. Черт, моя мать так сходит с ума из-за Статута, что сама подкинула мне парочку идей. Хреново, что пришлось так оборвать все связи, многие друзья мне этого так и не простили, но… Короче, я не могу рассказать жене, что я волшебник. Если бы мог, сказал бы, честно.

Тони вспоминает холодные чужие глаза Лоры, то, как она пятилась от него, сначала медленно, потом все быстрее, и, кажется, убежала бы, не появись группа ликвидаторов.

Рикетт машинально забрасывает себе в рот сосиску, жует, не чувствуя вкуса.

- Хорошо получилось, - говорит он. – Передашь кетчуп?

[icon]https://forumupload.ru/uploads/001a/2e/af/277/139342.jpg[/icon][pers]<b><a href="https://drinkbutterbeer.ru/viewtopic.php?id=1095" target="_blank">Энтони Рикетт</a></b>, 22 года[/pers][info]Хаффлпафф'97 </br> Администратор в развлекательном центре[/info]

+1

43

Их истории не подходят к сравнению, отказаться от родственников для одного - осознанный выбор, для другого - неприятная необходимость, вести и об этом долгий и утомительный спор возможно, если бы хоть один из них был способен поставить себя на место другого. О'Флаэрти не расскажет ничего о деятельности своего деда в Министерстве, об этом все равно знают все аналогично провинившиеся, слухи расползаются дальше, но остаются слухами. Не расскажет, что в одном из разговоров он почти радовался новым порядкам, из-за которых планировалось скоро запретить и волшебникам жениться на "грязных животных", а может и жить под одной крышей. Не расскажет о сортировке анкет в кабинетах. Он просто выполнял свою работу, так было решено по итогам рассмотрения его деятельности, но Максин прекрасно видела в нем желание повышения.

Ничего плохого в этом нет, правда?

- Не просто так они мне не нравились, как оказалось, - сухо произносит в ответ, отводя взгляд просто удержаться от желания добавить к не вылеченному синяку еще один немного выше. Школа открыла у Рикетта талант вызывать это желание ему врезать, и до сих пор он не угас, правда все при этом повзрослели. И Макс не видит смысла тратить силы на то, что можно объяснить словами или не объяснять вовсе. Их сосиски ждут.

Поставить себя на место другого не сможет и О'Флаэрти, никогда не терявшая от любви связи с реальностью, не ставившая никого в центре вселенной - у неё просто иная картина мира - и соответственно не отодвигающая на периферию в глухую тень ни родителей, ни друзей. И ей странно, она никогда не видела Рикетта в роли жертвующего всем, нет, в мученичестве все равно есть подпитка собственного эго, в обещании всех звезд базисом остаются свои желания, здесь же нечто иное. Непонятное.

Некоторые сказали бы, что это такая любовь.

Тупое объяснение.
Тупая ситуация.

Да в принципе все сходится.

Сосиски вкусные, одну их них Макс съедает буквально за половину минуты, наслаждаясь вкусом и заметно отвлекаясь от разговора о родителях и секретности.

- Он не распространяется на семью, - слегка качает головой, автоматически и не зацикливаясь больше на обсуждении, - странно как получается, мне казалось ты будешь одним из надоедливых адептов встреч выпускников, я бы начала узнавать твоих сов из тысячи и отстреливать прямо из окна, - опускает вилку на стол после просьбы о кетчупе и автоматически пододвигает ближе к Рикетту бутылку виски, то ли рассчитывая, что здесь должна стоять бутылка с томатным, то ли не обратив внимание на само слово.

- Видел здесь кетчуп? - переспрашивает более заинтересованно, оглядываясь по сторонам, но на кухне пусто, разве что в каких-нибудь шкафчиках. Один взмах палочки с невербальными манящими чарами и пара секунд тишины, прежде чем волшебница пожимает плечами. - Извини, дом не готов к званому ужину.

Под ногами в одном из подвальных помещений раздается звук разбившегося стекла, заставляя Макс привычным для хит-визарда движением перехватить удобнее волшебную палочку, шикнуть мужчине напротив и напрячься в первые мгновения, пока она не поймет, что вероятно это был кетчуп. Или все же не он. Целая и невредимая бутылка шашлычного кетчупа заворачивает на кухню прямо по траектории через затылок одного администратора развлекательного центра.

[icon]https://forumupload.ru/uploads/001a/2e/af/445/185073.gif[/icon][pers]<b><a href="https://drinkbutterbeer.ru/viewtopic.php?id=1826" target="_blank">Максин О'Флаэрти</a></b>, 22 года[/pers][info]Хаффлпафф'97 <br>Хит-визард, Министерство Магии[/info]

Отредактировано Maxine O'Flaherty (07.12.23 01:20)

+1

44

Тони заинтересованно поднимает бровь на реплику о не просто так нелюбимой английской родне, но продолжения не следует. Впрочем, сухость ответа удерживает Рикетта и от того, чтобы цепляться к словам («То есть ты признаешь, что раньше не переваривала их тупо потому, что они англичане?»), и от дальнейших расспросов. «Потом как-нибудь расскажет», - думает Тони, прежде чем опомниться: да не будет никакого «потом», они же это тут и обсуждают – он полностью порвал с магическим миром.

Так что точно не о чем спорить с Макс и нечего ей доказывать.

К похожему выводу, похоже, приходит и она, заканчивая перепалку резким всплеском «я-все-равно-права», который почти без перехода превращается в едва ли не добродушную болтовню.

А пьяные мысли Тони не могут отпустить ее реплику так же легко.

«Не распространяется на семью»… Это правда. Потому что семья – это доверие и принятие, даже если ты не такой, как остальные. Принимает ли его Лора? Доверяет ли ему? Хочется ответить «да», но тогда почему он скрывает правду, даже когда у них на подходе второй ребенок? Который, кстати, может отказаться волшебником, как, впрочем, и малышка Эми. И что тогда?..

Тони вдруг думает, как одиноко будет его подросшей дочери в своей первой поездке на «Хогвартс-Экспрессе». Ни друзей детства, с которыми можно есть шоколадных лягушек. Ни обсуждений, кто какую метлу попросит на втором курсе. Ни воспоминаний о первой волшебной игрушке или поездке в магозоологический заповедник с родителями.

Да, Тони сделал свой выбор. А Эми, получается, он его лишил?

Рикетт тяжело мотает головой. Что за херня лезет ему сегодня в башку? До этого еще почти десять лет, все может сто раз поменяться. Вон сколько всего случилось с тех пор, как они с Макс виделись в последний раз, а времени-то прошло вполовину меньше.

- Смотри-ка, а я ведь все равно тебя достал, - смеется Рикетт. – И сова не понадобилась. Да и нет ее у меня. Слушай, а правда, как с тобой связаться? Телефонов хит-визарды еще не изобрели? Не знаю, как насчет встречи выпускников, но пиво и футбол бы я повторил. Было весело.

Главное, чтобы его не пытался каждый раз избить какой-нибудь мужик Макс. Видит Мерлин, Тони никогда не нравились ее вкусы в этом плане, но сейчас это уже почти личное.

Про кетчуп он ляпает без задней мысли, ну, просто чтобы увести разговор от Лоры, думать о которой сейчас слишком сложно. Рикетт бы без вопросов умял остаток сосисок на тарелке просто так, но Макс неожиданно загорается этой идеей.

- Да забей, не важно, - пытается отговорить он хозяйку от лишних хлопот, когда вдруг где-то внизу раздается звон разбитого стекла. С Макс будто разом слетает весь хмель, так что хочется уважительно присвистнуть, но Тони вовремя тормозит с этим после ее шиканья и тоже прислушивается.

Но не звук даже, а какое-то шестое чувство, натренированное на восприятие летящих в затылок тяжелых предметов, угадывает приближение возможной угрозы. Вот только, в отличие от Макс, инстинкты Тони за время семейной жизни и после приличного количества алкоголя знатно притупились.

Он едва успевает чуть отклониться в сторону, но все же бутылка жестко заезжает ему по уху, прежде чем с чувством выполненного долга плюхнуться в руку Макс.

- Ты же еще мои старые синяки не залечила! – возмущается Рикетт и смеется, запрокинув голову. Полный магии дом – то еще удовольствие, как легко забыть об этом. – Кстати, - говорит он, глядя на О’Флаэрти. – Может, пора уже? Доедаем сосиски и пойдем? – он протягивает ладонь: - Так все-таки… кетчуп?

Вновь занявшись поздним ужином, Тони словоохотливо рассказывает:

- Я пробовал волшебный кетчуп в одной забегаловке в Ливерпуле… Ну, волшебный – в смысле, маггловский, но просто огонь. Какие там хот-доги, закачаешься! Очень советую, там от центра недалеко.

Рикетт быстро и с видимым аппетитом доедает все, что на тарелке оставалось на его долю, потом досадливо трет пострадавшее ухо и встает. Подходит к раковине и оглядывает ее ищущим взглядом:

- А у Кейна разве моющего нет? Он что, все только магией делает?

Тони тянется за пустой сковородой и подставляет ее под струю льющейся воды. Он ненавидит мыть сковородки, но даже чистящие заклинания берут их лучше, если перед этим как следует замочить.

[icon]https://forumupload.ru/uploads/001a/2e/af/277/139342.jpg[/icon][pers]<b><a href="https://drinkbutterbeer.ru/viewtopic.php?id=1095" target="_blank">Энтони Рикетт</a></b>, 22 года[/pers][info]Хаффлпафф'97 </br> Администратор в развлекательном центре[/info]

+1

45

О'Флаэрти реагирует коротким смешком на двусмысленное "все равно достал", сколько раз она про это говорила разными синонимами и схожими по смыслу словосочетаниями за второй десяток своей жизни не пересчитать, сколько раз об этом думала - тем более, но справедливости ради сейчас на кухне её Рикетт не раздражает. Им не о чем спорить, нечего делить, больше нечего друг другу доказывать, у каждого складываются свои сложности в отношениях, и даже осуждать его решение скрывать от жены магический мир становится сложно, когда тебе в ответ прилетает что-то о полной неадекватности отношений в твоем собственном доме... можно сказать, справедливое, можно упрямо ничего не говорить, не его ведь дело.

Тянет переспросить, не увязывается ли наличие совы с религией их якобы секты, но Макс вовремя вспоминает, что сам Рикетт решил держать подальше магический мир от своей жены, а не посмеиваться над этой ненормальностью под мягкий звук прилетающих на стол писем из птичьих когтей. И вообще она сама решила не делать это темой вечера.

Так зачем им связываться?
Не хватает маггловских друзей на посиделки в баре?
Или ей стоит самой превратиться в сову, чтобы рассказать Эпплби как дела у её бывшего загонщика, да передавать ему обо всем происходящем в магическим мире тихонько под гул фанатов какого-нибудь Тоттенхэма?

- Можешь ну... наверно, зайти в бар и сунуть голову в камин с криком "Министерство магии", - пожимает плечами, предусмотрительно не откусывая в этот момент кусок сосиски, во-первых, кетчупа еще нет, во-вторых, чтобы не подавиться от представления этого зрелища. - Увы, телефоны дома не работают, а ты заскочи на почту или это новую... - щелкает пальцами, пытаясь вспомнить точное название, но говорит чисто наобум, - wizardpost? Не пользовалась никогда, рекламу видела, что они и магглам письма подбрасывают без сов, - может быть и стоит попробовать, написать старым друзьям так, а не выискивая время между сменами топтаться на почте или появляться в их городах внезапно на часик, никому не говоря, куда она после этого испарится.

Ниже этажом наверняка огромная лужа этого кетчупа в осколках у тяжелой двери от её колдовства, придется спуститься вниз после позднего ужина, убрать, иначе на утро обо всем забудется до появления дяди в собственном доме. И у него будет всего пара вопросов.

Сосиски без соуса вдруг становятся не такими уж вкусными.

Но кетчуп является - Макс поднимает голову, когда замечает краем глаза в дверях полет бутылки, может быть на этот её взгляд реагирует Рикетт, может быть он не стал совсем безнадежным в уворотах, и Максин остается только протянуть руку и поймать успешно разминувшуюся с его затылком бутылку. Вопросов становится немного больше - во-первых, не разбилась ли внизу бутылка с каким-нибудь более ценным содержимым, во-вторых, не прилетит ли весь запас кетчупа таким образом к ним на кухню.

- Долечить? - уточняет, что именно "пора", тоном явно намекающим, что бросать ужин ради синяков она не собирается в ближайшее время. - Ага, сосиски - синяки - сваливаешь, - согласно кивает и стучит по дну бутылки кетчупа, чтобы выдавить его прямо на сосиску, а потом уже поставить на стол на расстоянии вытянутой от себя руки. Рикетт план воспринимает с большей поспешностью к выполнению, Максин не успевает и доесть, как тот подскакивает и хозяйственно топает к раковине искать моющее средство с губками.

- Нет, зачем на моющее тратиться, - пожимает плечами и сунув в рот последний кусок сосиски, поднимается просто оставить в раковине тарелку с вилкой и возвращается на свое место. Садится вполоборота, с ногами забравшись на стул.

Мужчина у раковины - хороший же вид.

- Ты меня на хот-доги приглашаешь или предлагаешь все забегаловки в Ливерпуле самой проверить в поисках той самой с волшебным кетчупом? - он её все таки удивил, Максин была уже готова переспрашивать, в чем заключается волшебство, когда Тони сам пояснил, что говорит чисто с маггловской точки зрения. Хотелось бы надеяться, что "огонь" - это тоже в переносном смысле.

[icon]https://forumupload.ru/uploads/001a/2e/af/445/185073.gif[/icon][pers]<b><a href="https://drinkbutterbeer.ru/viewtopic.php?id=1826" target="_blank">Максин О'Флаэрти</a></b>, 22 года[/pers][info]Хаффлпафф'97 <br>Хит-визард, Министерство Магии[/info]

Отредактировано Maxine O'Flaherty (27.01.24 18:47)

+1

46

Виной тому алкоголь или общая нелепость ситуации, но от наивного «зайти в бар», которое, похоже, должно было стать синонимом «отвали», Тони пробивает на что-то среднее между смешком и умилением.

- Ты вообще не представляешь себе жизнь молодого отца, да? – прищуривается он, впрочем, без раздражения или злости.

Как будто это так просто – в бар зайти. Даже в обычный, не то что с каминной сетью.

Но не объяснять же. Будет выглядеть так, будто он ноет и чем-то в своей жизни недоволен.

– Да ладно, если нет, то нет, - Тони легко соглашается с тем, что пиво и футбол могли показаться веселыми только ему, а Макс совершенно необязательно поддерживать с ним контакты из вежливости. Она, помнится, в школе вообще не очень-то любила окружать себя компанией приятелей, а его-то и приятелем не назовешь.

Почта для магглов? А вот это звучит интересно. Рекламы Рикетт, ясное дело, не видел, но после победы над Тем-Кого-Нельзя-Называть волшебное сообщество стало чуть более открытым, так что такая фигня вполне могла появиться. Надо бы разузнать – может быть, окажется удобной штукой, и родители смогут внезапно начать присылать им с Лорой открытки на Рождество.

А вот Макс ему было бы гораздо проще все же просто позвонить. Но про домашний телефон говорить не приходится, и вряд ли она станет таскать с собой мобильник.

- С-с-согласен, - продолжает Тони ряд слов на «с», которые должны стать его планом на ближайший час. Немного кетчупа ему все же перепадает – по крайней мере, Макс не отставляет демонстративно бутылку на другую сторону стола.

Неожиданно сосиски так и правда оказываются еще на пару градусов вкуснее. Черт, как же Тони соскучился по жирной, вредной, полной канцерогенов еде! Лоре в ее положении приходится придерживаться строгой диеты, и Рикетт привык к постному, крайне здоровому и совершенно безвкусному меню.

Возможно, отсюда это ностальгическое воспоминание о ливерпульских хот-догах, которые спасли его как-то от голодной смерти, когда он застрял в этом городе на двое суток почти без денег.

К раковине Тони шагает по инерции и слишком поздно понимает, что это может показаться Макс наглостью. Рикетт ведь оказался в этом доме всего второй раз в жизни, и единственное, что извиняет этот «хозяйский жест» - это количество алкоголя в его крови и умение Кейна оставаться гостеприимным, даже отсутствуя.

Ну и, в конце концов, Макс готовила – Рикетт убирает, с его точки зрения, все выглядит вполне честно.

- В смысле, «зачем»? Вот приведет домой симпатичную маггловку – и запросто спалится, - ухмыляется Тони, доставая палочку и колдуя заклинание для мытья посуды. – Хотя она может списать это на отсутствие женской руки и только еще больше проникнуться к нему сочувствием.

Чары, как Рикетт и подозревал, справляются не совсем идеально. Тарелки блестят, но сковородка так просто не сдается. Тони тянется за губкой, подставляет ее под струю воды и едва заметно вздыхает. Драккловы сковородки.

- Квест по поиску того самого кетчупа звучит неплохо, - невозмутимо отвечает он, не поворачиваясь. – Но приглашаю, почему нет?

На самом деле ничего подобного у него и в мыслях не было – у Рикетта тоже нет ни времени, ни возможности поддерживать ностальгические контакты, и эта случайная встреча имеет все шансы остаться единственной.

Но не бросать же девушку один на один с запутанными улочками Ливерпуля. Тони там уже набродился – удовольствие ниже среднего, пока не скрасишь его хот-догом.

- Правда, для этого придется все же осваивать ту почту, да? – морщится Рикетт, проводя большим пальцем по сковороде и снова чувствуя жирную пленку. – Оставишь свой ад…

Он вдруг вспоминает шведа с этим его набыченным видом, с слишком тщательно выговариваемыми, но все равно невнятными словами, выдающими иностранца, и понимает, что сморозил глупость.

– Или могу я. Или просто подождем, когда снова столкнемся в одном и том же баре, теперь уже ливерпульском. Кстати, они там должны быть отличными, - констатирует Тони и, едва слышно прошептав себе под нос «Да наконец-то!», споласкивает сковороду в последний раз.

Поворачивается.

- Хорошо устроилась, - хмыкает он. – Пойдем. Пора переходить от сосисок к синякам.

И сваливать.

[icon]https://forumupload.ru/uploads/001a/2e/af/277/139342.jpg[/icon][pers]<b><a href="https://drinkbutterbeer.ru/viewtopic.php?id=1095" target="_blank">Энтони Рикетт</a></b>, 22 года[/pers][info]Хаффлпафф'97 </br> Администратор в развлекательном центре[/info]

+1

47

Проглоченные в темпе сосиски с кетчупом самочувствие заметно улучшают. Нет, трезвеет Макс не очень сильно, но больше не бледнеет и не планирует провозгласить сантехнику в маленькой комнате своим лучшим другом и главным слушателем ворчания на ночь. Немного добавки после "сваливать" чисто уважения к традициям ради - и сама Максин свалится в постель гостевой комнаты до самого утра своего заслуженного после дополнительных смен выходного дня. А что делать на выходных? Отдохнуть в Уиклоу, добрести до уже более соответствующего своего прозвищу Дефа, который с недавних пор каждую песню кричит, как будто дает концерт сразу англичанам? Или постараться разобраться со своей в настоящий момент наверняка докладывающей колдомедикам о ссадинах после драки второй [лишней] половинке? Нет, это точно не завтра.

- Откуда он молодую симпатичную маггловку приведет? Много падких на пятидесятилетних с хвостиком знаешь? - справедливости ради дядя у неё несмотря на появление морщин на лбу держал себя в хорошей форме и как подобает волшебникам не выглядел настолько повзрослевшим, но при этом он был уже давно женат. И всех молодых падких маггловок мог отправить в очередь к своем сыну.

Не сложно об этом было забыть, упоминаний о семейном положении в этом холостяцком доме за пределами спальни хозяина было очень мало, и Макс уточнять эту маленькую деталь о случайной пропаганде супружеской неверности не стала. Обхватывая руками колени, О'Флаэрти просто смотрит, как на тарелки Рикетт накладывает чистящие чары, а сковородку придирчиво принимается очищать с помощью губки.

Наверно, дома у Рикетта всё в порядке и с чистящими средствами, и с фотографиями на полках со свадьбы и на праздновании первого года старшей дочери, но он прячет от жены волшебную палочку и делает вид, что не существует волшебного средства от синяков и любого пореза, что он не учился превращать мышей в певчих птичек и тому подобному пять лет, что фейерверки второго мая ничего для него не значат.

- Но теперь ты никогда не бываешь в ливерпульских барах? - уточняет, последнее звучит очень похоже на "не столкнемся", и если поначалу девушке было совсем не важно, встретится ли она с бывшим однокурсником снова, даже более чем не важно - не видела бы его еще пятилетку, то сейчас хотелось принципиально уточнить после приглашения. - И я тоже не бываю в ливерпульских барах, да и не знаю, где буду жить, если не на работе... а знаешь, можешь отправить туда письмо, может быть как ты созреешь, у меня появится и свой кабинет с ящиком для корреспонденции, свой хит-визард на побегушках, с которым я напишу тебе ответ, - придумывает вовсю, но ей кажется смешным, если через пять лет вдруг Антонио вспомнит о своем предложении.

Интересно, дождутся ли этого дня волшебные хот-доги.

- Найдется свободный день у молодого папаши - пиши, посмотрю, не выпадет ли на него моя смена, - поменяться с кем-нибудь ради встречи - слишком много чести, но не афишируя этого перед бывшим однокурсником вполне возможно. - Не парься только, на полгода я о тебе с удовольствием забуду, - усмехается, как только он поворачивается, оставив сковородку на сушке.

- Ага-а, - протягивает в ответ ирландка, соглашаясь то ли со своим удобством, то ли с переходом к синякам. Планы из головы Макс почти вылетели за время мытья посуды, и она на пару секунд задумывается, прежде чем схватившись за край стола резко подняться на ноги и поначалу неосторожной походкой, цепляясь рукавом за ручку двери, вернуться обратно в гостиную. - И убрать твою кровь, - вздыхает, задерживая взгляд на беспорядке от неожиданного гостя.

Обернувшись к Рикетту, Макс снова цепляет его пальцами за подбородок, по-деловому заставляя повернуть голову удобно для себя рассмотреть синяк, с которым нужно работать. Небольшая щетина очень мешает, но не скрывает появление новых оттенков от хорошего удара, и заметить можно, и работать сложно. Мужчин законодательно пора бы обязать бриться хотя бы через день, если у них есть чувствительные к травмам на лице женщины или склонность найти себе проблемы, которые не хотелось бы им объяснять.

Жестом большого пальца в сторону дивана О'Флаэрти просит приземлиться туда, ей колдовать снизу вверх никогда не нравилось, а как только её понимают и слушаются, обводит кончиком палочки края синяка - не обязательная часть, но так проще сосредоточиться, - и делает взмах.

Зевает.

- Так напомни, тебя можно просто пнуть в камин? - не дожидаясь ответа, девушка направляет палочку и разжигает яркий в нем огонь, к свету комнаты прибавляются уютные теплые оттенки, становится как будто теплее, хотя слишком рано для действительно распространения тепла. Но Макс замирает, задумчиво оценивает огонь и делает пару пасов, от которых огонь то разгорается ярче, то как будто замирает во времени. Появиться в этом камине извне никто не может, а насчет перемещений остаются вопросы - куда он откроется?

- Экскуро, - направляет палочку на ковер с грязными следами, - чиркни мне пару строк как вернешься, интересно, что тебе скажут, - кивает на его просто помятый вид.

Пугать человека чарами в камине раньше времени не стоит, такое правило есть, то что заставит гражданских паниковать, стоит держать при себе.

[icon]https://forumupload.ru/uploads/001a/2e/af/445/185073.gif[/icon][pers]<b><a href="https://drinkbutterbeer.ru/viewtopic.php?id=1826" target="_blank">Максин О'Флаэрти</a></b>, 22 года[/pers][info]Хаффлпафф'97 <br>Хит-визард, Министерство Магии[/info]

Отредактировано Maxine O'Flaherty (09.06.24 03:37)

+1

48

- Пятьдесят для волшебника – не возраст, – назидательно произносит Тони, для убедительности направляя на Макс грязную вилку вместо указующего перста. Звучит достаточно уверенно для 22-летнего парня, даже отцу которого полтинник еще не стукнул. Впрочем, о вкусах маггловок Тони теоретически должен знать побольше, чем О’Флаэрти. Но только теоретически – на практике он встретил Лору и сразу прекратил изыскания в этом вопросе.

Заподозрить в такой же паталогической верности Кейна Рикетт не способен – дом ирландца, по крайней мере, та часть, что он видел пять лет назад и сегодня, не выдает постоянного присутствия женщины, а отношениям на расстоянии Тони никогда не давал и шанса. Впрочем, даже если бы он вдруг узнал, что случайно покусился на стабильность семейного очага дяди Макс, это бы никак не помогло Рикетту с посудой. Хотя, возможно, заставило бы мыть ее усерднее – во искупление грехов, так сказать.

- Ненавижу Ливерпуль, - смеется Тони, не оборачиваясь, только слегка приподнимает руки, мол, поймала. – Но хот-доги правда классные, и мне правда не влом смотаться туда на пару часов, так что все возможно, - иногда случайно брошенное приглашение, сказанное больше из вежливости и желания поддержать разговор, затягивает как трясина. Причем, что самое смешное, вторую сторону тоже, пусть она и не горела желанием соглашаться. И вот уже в обмене шутками выясняется, что с Макс можно связаться – просто написав на работу. Интересно, проверяет ли почту хит-визардов какая-нибудь внутренняя служба безопасности и что она скажет на приглашение выпить пива и посмотреть маггловский футбол, пусть и раз в полгода.

- Май, значит? – Тони щурится, с определенным трудом отсчитывая шесть месяцев с этого дождливого ноября. – Хорошее время для экскурсий, одобряю. Попросишь своего личного секретаря занести в ежедневник?

Ладно, примерно в это время Рикетт будет недосыпать от детского крика и, конечно же, свободного дня не найдет, но никто же не говорит, что они сейчас обсуждают встречу всерьез.

Все их общение этим вечером такое – как будто бутафория. Перебрасывание словами, попытки выглядеть не слишком удивленными ни внезапной встречей, ни чередой досадных совпадений, приведших их сейчас на эту кухню, ни тем, как они оба изменились за пять лет.

И даже общая уверенность в том, что Макс действительно собирается его лечить и дальше, до последнего выглядит несерьезной, особенно когда в ее движениях такая тяжелая ленность и легкая хмельная неуклюжесть, будто бы несовместимая с аккуратным, почти косметическим целительством.

- Я могу помочь, - поспешно говорит Тони, едва они перемещаются в комнату и он видит последствия своего недавнего вторжения. Он как раз охлопывает себя по карманам в поисках палочки, когда Макс твердо фиксирует его подбородок, заставляя замереть и отвести взгляд, чтобы не встречаться глазами с критично исследующей его лицо ирландкой. Доверия к ее целительским навыкам заметно прибавляется.

«Все еще мелкая», - констатирует мысленно Рикетт, когда понимает, насколько неудобно ей смотреть снизу вверх, и почти сразу получает команду приземляться на диван. Процедура исцеления длится не в пример меньше излечению расщепа, да и дискомфорта на этот раз не доставляет. Но Макс все же выразительно зевает в конце. Прозрачный намек на то, что гость подзадержался, особенно травмирующий для англичанина, который впитывает правила приличия с младенчества.

- В камин можно, - торопливо кивает Тони. – Оттуда до дома пешком дойти.

Минут за сорок.

Он готов шагнуть в огонь почти сразу, как появится первый огонек, но тормозит, когда вдруг полгода, отведенных ему для связи, сжимаются до завтрашнего утра. Рикетту все же хватает такта не акцентировать внимания на этом вслух, все еще уважая их взаимные попытки не замечать пять прошедших лет, и все-таки он внимательно смотрит на Макс, пытаясь по итогам этого вечера осознать, насколько новую ее версию видит перед собой.

Осознать пока не получается.

- Без проблем, напишу. Спасибо за ужин, еще увидимся, - бросает Тони, шагая в камин.

И лишь ступив ногой на грязный пол ближайшего к дому волшебного паба, понимает, как самонадеянно и в то же время обязывающе это могло прозвучать.

Бармен дремлет за стойкой, пока Рикетт в тесном туалете перед треснувшим зеркалом проверяет одежду – не осталось ли крови. Хозяин просыпается, только чтобы проводить невнятной руганью позднего клиента, который покидает его заведение без единого заказа, нарушая негласные правила магической экономики.

Но с Тони сегодня хватит.

Он шагает под мелким дождем, засунув руки в карман куртки, тяжело, устало и бездумно. Алкоголь медленно выветривается, оставляя после себя сухость во рту и чувство тоскливого разочарования и легкого стыда – верные признаки грядущего похмелья. Рикетт почти не думает о событиях сегодняшнего вечера, запирает их в той части памяти, где хранится все, что связано с магией. Так проще.

…И только поворачивая ключ в замочной скважине, в которую Тони, ткнувшись лбом в дверь, попал лишь с третьей попытки, Рикетт с досадой осознает: черт, он ведь так и не купил домой молока!..
[icon]https://forumupload.ru/uploads/001a/2e/af/277/139342.jpg[/icon][pers]<b><a href="https://drinkbutterbeer.ru/viewtopic.php?id=1095" target="_blank">Энтони Рикетт</a></b>, 22 года[/pers][info]Хаффлпафф'97 </br> Администратор в развлекательном центре[/info]

+1


Вы здесь » Drink Butterbeer! » Pensieve » 10.11.01. эпизод с картинкой бара