нужные персонажи: Justin Finch-Fletchley, Bella Farley, [name] Vaisey, Erica Tolipan.

Drink Butterbeer!

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Drink Butterbeer! » Pensieve » 20.10.95. двое в лодках, не считая хаффлпаффца


20.10.95. двое в лодках, не считая хаффлпаффца

Сообщений 1 страница 20 из 20

1

https://forumupload.ru/uploads/001a/2e/af/525/297976.gif
Квентин х Рикетт
20 октября 1995, после отбоя
Черное озеро

Маленькие дети — большие придурки.

+3

2

Квентин о массовой травли знала слишком много.

Когда по приказу Снейпа она взялась за перевоспитание слизеринского аутсайдера, ей пришлось с головой погрузиться в тему детской жестокости. Удивительно, как мало нужно было малолеткам, чтобы обозлиться и выбрать одного из сверстников жертвой вечных издевок.

Дети на Слизерине не просто жестоки. Порой они бесчеловечны.

В висок Квентин будто вбивался длинный ржавый гвоздь, так сильно болела ее голова, когда в гостиной факультета она обнаруживала толпу первокурсников, что кружила вокруг одного мальчишки, чтобы толпой его задразнить. Она видела эту картину изо дня в день, каждый вечер, каждое утро. Она пыталась закрывать глаза, думая, что дети могут и сами разобраться, а потом вспоминала рассказы своего горе-подопечного, вспоминала боль, с которой он рассказывал о своем одиночестве. И просто не могла пройти мимо. Каждый раз Квентин заступалась за мальчишку Уилли.

Уилли не повезло родиться хлипким мальчиком с писклявым голосом. Уилли еще сильнее не повезло родиться в семье сквиббов. Подобный нонсенс слизеринские чистокровные маленькие ублюдки простить никогда бы не смогли. Никогда бы не сумели закрыть на это глаза.

В очередной раз разогнав паршивцев по спальням, Квентин отправилась к своей кровати и стала готовиться к ночным бдениям над конспектами. Где-то через час к ней постучали — маленькая первокурсница с тревогой в глазах сказала, что Уилли сбежал и оставил после себя записку. Что он больше не будет учиться в Хогвартсе и никто его больше не догонит.

— Да как так! — ахнула Кью и бросилась прочь из гостиной.

Она должна была сама найти этого дурака, пока его пропажу не заметила Амбридж. Если старуха обнаружит попытку побега, то от мальца ничего живого не оставит. А так нельзя. Долорес Амбридж — дрянь, каких еще поискать нужно, и она не будет жалеть доведенного до отчаяния Уилли.

Портреты подсказывали ей дорогу, призраки помогали находить верный путь. В коридорах Квентин в спешке чуть не проскочила мимо какого-то парня, стоявшего как будто без дела.

Квентин остановилась, развернулась и помчалась к нему.

— Эй. Ты. Не видел здесь мальчика? Первый курс, со Слизерина. Хиплый такой, на крысеныша похож, — спросила серьезно Квентин.

Наверняка ей нужно было сначала прижучить этого хаффлпаффца за то, что тот бродит по школе уже после отбоя, но… Квентин было наплевать.

+1

3

Задержаться в пятницу и пропустить отбой – не такое уж и преступление.

По крайней мере, так думала компания разномастных шестикурсников, собравшаяся в одном из пустых классов с едой, гитарой и приятными планами на вечер. Но вот когда настала пора расходиться по гостиным, уверенность в своей безгрешности у собравшихся несколько просела. Добираться до спален было решено по одному, тихо, а в случае, если кто-то попадется дежурным старостам, выдавать истинную причину шатания по коридорам запрещалось под страхом того, что на общий сбор такого слабака больше никогда не позовут.

Хотя, возможно, они все просто перестраховывались, думал Тони, идя по коридору и нервно оглядываясь вокруг. Хогвартс, кажется, и не думал спать. Бормотали что-то портреты, где-то хохотал Пивз, гудел под потолком набравший силу октябрьский ветер – в общем, не так-то много было у дежурных шансов услышать его шаги.

Как оказалось, у медали была и другая сторона – Тони чужие шаги тоже услышал не сразу, а осознал, что это были именно они, только когда кто-то со всей дури врезался ему в живот и с писком полетел на пол.

- Смотри, куда прешь! – охнул Рикетт, обхватив бок рукой, и растерянно глянул на совсем мелкого мальчишку с рюкзаком за плечами, который неуклюже поднимался на ноги. – Ты чего не спишь? – Тони протянул руку к воротнику паренька, чтобы помочь тому подняться, но пацаненок в последний момент вильнул в сторону и оскалился, как загнанный маленький зверек:

- Не трогай! – пискнул он. – Я туда не вернусь.

- Да Мерлина ради, - ошарашенно сказал Тони, поднимая руки. – Иди куда шел, только смотри, куда летишь. Врежешься так в старосту – и будешь до выпускного котлы драить.

Дальше Рикетт пробирался к подземельям очень медленно и осторожно. Несколько раз пропустил свои лестницы, потому что ему казалось, что на площадке кто-то есть, разок затаился за гобеленом, пропуская парочку призраков, ведущих неторопливую беседу на лету... И все-таки уже почти у гостиной судьба его настигла. Жестокая и безжалостная судьба в лице самой старосты школы.

К ужасу Тони, Квентин выскочила в круг света от факелов в тот момент, когда Рикетт был на самой середине коридора и никуда деваться не мог чисто физически. Оставалось просто стоять и ждать своей участи, которая наверняка обещала быть крайне незавидной. Одно радовало – до выпускного ему оставалось куда меньше, чем тому пацану, так что чистку котлов можно будет годика два и потерпеть.

Но вместо того, чтобы направиться прямо к нему, грозно потрясая значком, Квентин едва не пронеслась мимо, а, все же свернув к Тони в последний момент, накинулась на него не с лекцией о соблюдении режима, а с какими-то мутными вопросами. И, как ни странно, про того самого мальчишку.

- Видел, - удивленно кивнул Рикетт. – Факультет не знаю, но на крысеныша точно похож. На пару этажей выше чуть с ног меня не сбил, так несся куда-то.

Впрочем, если его преследовала сама староста школы, пацаненка можно понять.

- Слушай, Квентин, - неуверенно протянул Тони, опомнившись и решив, что сдавать ребенка как-то нехорошо было, - не трогай мальчишку. Ну подумаешь, вышел из гостиной после отбоя. Набегается и вернется, никуда не денется.

Отредактировано Anthony Rickett (28.06.21 23:06)

+1

4

Квентин посмотрела на парня и узнала в нем одного из игроков в квиддич. Она видела его на поле, замечала где-то в коридорах, но никогда к нему особо не присматривалась. Знать каждого игрока в квиддич — это миссия Грэма, не Квентин, поэтому она даже не попыталась вспомнить, как зовут попавшего под руку хаффлпаффского игрока. А вот то, что ему имя самой Кью было знакомо, было приятно, не удивительно. Это больше говорило о разумности парня. Ведь не знать, как зовут человека, способного содрать с тебя баллы и напихать за щеку несколько наказаний, было бы высшей глупостью.

Квентин снова пронзила парня с головы до ног исследующим взглядом. Шестой курс. Надо будет поспрашивать у Селины, что она о нем знает. И у Патриции, может быть, если получится пересечься.

— Самый умный, да? — огрызнулась Квентин, выпустив раздражение, испытанное из-за попытки какого-то левого барсука поучить ее тому, как вести свои дела. — Не я его поймаю, так Амбридж. Хороша альтернатива?

Хотя куда ему знать о разнице в наказаниях от Квентин и от генерального инспектора? Кью не афишировала свое отношение к Амбридж и особенно она не показывала, что терпеть не может ее трижды проклятую всеми злыми троллями Дружину. Идти напрямую наперекор слову Амбридж — настоящее самоубийство, но пока она ничего не знает о каких-то мелких нарушениях… пока ничего не испорчено ее вмешательством… можно попытаться что-то сделать.

— Ты его упустил, — цепко отчеканила Квентин. — Тебе и помогать мне его возвращать.

Своим видом Квентин дала знать, что если парниша попробует пойти против ее приказа, то ничем хорошим это все для него не кончится. Ну и да — раз уж он так печется о судьбе ребенка, то пусть помогает. Если он не дурак и понял, что Квентин совсем малое зло, которое сулит малышу Уилли, в отличие от зла Амбридж.

Квентин сделала шаг в сторону, пропуская дорогу парню, подняла руку, пальцем указывая направление, и с командирской строгостью кивнула вбок, приказывая двигаться и не тупить.

+1

5

О Квентин Тони был наслышан курса с четвертого – пусть сначала и в основном от зареванной хаффлпаффской малышни и даже не подозревая, что "Квентин" - это фамилия, а не какая-то кодовая и крайне зловещая кликуха. Он и сейчас только смутно помнил, что у старосты школы есть имя. Хайди? Хелен?.. Да какая разница, в принципе, все равно итог один: «Твой декан услышит об этом» - и отработки до конца месяца.

Впрочем, это Тони тоже знал только понаслышке – до сего дня удача была к нему благосклонна, и напрямую с Квентин он никогда не сталкивался. Может, поэтому и считал, что даже с ней можно попробовать договориться.

- Да ладно тебе, вряд ли Амбридж лично патрулирует коридоры по вечерам, - миролюбиво пробормотал он, но быстро заткнулся, обломавшись о ледяной взгляд старосты школы. Вот дался ей этот мальчишка! Что он такого сделал, интересно? Карикатуру на нее нарисовал и повесил в общей гостиной? Или значок заколдовал так, чтобы там вместо «Префект» было что похуже написано? Тони осторожно скосил взгляд на знак старостинского отличия. На первый взгляд с ним все было в порядке, но не исключено, что чары первокурсников не слишком-то долговечны.

Хотя, если верить слухам о принципиальности Квентин, она могла разыскивать мальца и за самую обычную провинность. Слизеринка, говорят, была бескомпромиссной и жесткой, а еще крайне зацикленной на своих обязанностях. В том, что значок старосты школы получит в этом году именно она, мало кто сомневался. Все, правда, надеялись, что вторым старостой станет Седрик и сгладит углы, но вон оно как вышло…

При мысли о погибшем капитане Тони будто что-то кольнуло, и он постарался выкинуть лишнее из головы. Спасибо Квентин – она не замедлила в этом помочь.

- В смысле – упустил? – ошарашенно переспросил Рикетт. – Куда – возвращать? Вообще-то, отбой уже был, и я… Ладно-ладно, иду, не смотри на меня так.

Закатив глаза, Тони послушно зашагал в сторону, обозначенную указующим перстом старосты, но после минутного молчания все же решился уточнить:

- А что он натворил такого хотя бы?

Нет, ну интересно же! За Тони вот никогда старосты школы по всему замку не гонялись, может, он все-таки что-то в жизни упускает.

Отредактировано Anthony Rickett (02.07.21 23:13)

+1

6

Может, в любой другой день Квентин и готова была бы выпотрошить из хаффлпаффца баллы, задвинув ему штраф за гуляние в коридорах после отбоя. Но не сегодня. Ей очевидно не хватало лишних пар рук, ног и глаз. Тем более, что парень был достаточно рослым и сильным, значит, мог помочь с физической силой. Не то чтобы Квентин рвалась бить или душить мальца Уилли, но вот тащить его на плече назад в замок было бы очень удобно. Еще бы на мелкого поганца тратить магию.

Она вздохнула, когда хаффлпаффец подал голос. Зна-ачит, молчаливого послушания от него не дождаться, жалость какая. У Квентин не было никакого настроения болтать с незнакомцем. Вот бы они дружно в полной тишине нашли бы Уилли, без единого звука отвели бы его назад в гостиную и больше никогда, никогда бы об этой ночи не вспоминали? Было бы так здорово.

— Он хочет сбежать из школы, — сухо пояснила Квентин.

Остановилась в коридоре. Прикинула немного, к какому выходу мог побежать мальчишка. С того места, где его в последний раз видел хаффлпаффец, был только один более-менее удобный выход из школы. И он вел как раз к заднему двору замка.

Кью пошла туда же.

— Мальчика зовут Уилли. Ему очень не нравится учиться на Слизерине.

Надо сказать, что Квентин полностью разделяла его чувства, ведь сама нередко задумывалась о том, каким помойником был факультет зеленых. Интересы Слизерина она защищала во многом из чувства долга, да и ради продвижения, но точно не из нежных чувств к толпе вредных выпендрежников родом из богатеньких семей напыщенных аристократишек. Свою зависть Квентин называла презрением и верила своей же лжи.

Двор школы встретил их холодным ноябрьским воздухом. В темноте было невозможно разглядеть даже дорогу перед собой, не то что мальчишку-беглеца, поэтому Кью зажгла на кончике палочки Люмос и прислушалась к ночным звукам. Вдруг услышит торопливый топот ребенка?

— Его у нас сильно задирают, — поморщившись, призналась Квентин и с опаской поглядела в сторону Запретного леса. — Он серьезно настроен свалить. А я не хочу, чтобы он этой ночью превратился в труп. Так что пошли его искать.

+1

7

- Ого, - присвистнул Тони, как-то сразу посерьезнев. – Понял.

В хаффлпаффской гостиной хватало таких ребят – все-таки факультет у них специфический, успешных и сильных духом обычно отправляют в другие, а мягкость, доброта, трудолюбие и что-то там еще, про что поет старая Шляпа, часто означает еще и совершенное неумение быстро приспособиться к новой обстановке. По осени Тони старался подмечать самых зашуганных и зареванных и либо сдавал их Тейту или каким-нибудь девчонкам посердобольнее, либо, если под руку никто не подворачивался, ворча и кляня все на свете, шел разбираться с нюней сам.

Так уж получилось, что, хоть Рикетт и был в свое время нормальным жизнерадостным ребенком, полюбившим замок как второй дом практически с первого дня, старшекурсники не раз его выручали и вообще старались малышню опекать. И теперь он вроде как должен был вернуть долг.

Ну, пускай на этот раз – и слизеринскому мальчишке.

- То-то он бормотал, мол, не вернется куда-то, - нахмурился Тони после объяснения Квентин. – У него еще рюкзак с собой был, я сразу не обратил внимания. Он налетел меня в том коридоре, помнишь, ну, где портрет трех матрон в чепчиках? Они еще вечно орут вслед, что надо рубашку заправить.

Квентин вроде сориентировалась, и Рикетт без разговоров отдал бразды правления в этом предприятии ей. Только уточнил:

- Знаешь, почему он решил свалить? По дому скучает или случилось что?

А, на Слизерине ему не нравится. Да кому бы понравилось? Там, говорят, сыро, холодно и чистокровные клуб по интересам устроили. Странно другое – что Квентин это заботит. Впрочем, потерять мелкого щегла в первые же месяцы в новой должности – ну такое себе начало года для старосты, наверное.

Тони шел к выходу из замка молча, прикидывая в уме все истории о попытках сбежать из Хогвартса, которые он слышал. В основном планы побегов были всегда откровенно детскими, и малышня не успевала выбраться даже из подземелий. А вот этот Уилли смог. Талантливый, амбициозный мальчишка, и чего это змеям он не приглянулся? Далеко пойдет!

Лучше бы, конечно, не в прямом смысле далеко ушел. Квентин права – труп этой школе точно ни к чему. Труп Тони Рикетта, павшего от рук разъяренной старосты за то, что упустил какого-то сопляка – в том числе.

- Ну что? - хаффлпаффец остановился, вглядываясь в темноту. Люмос Квентин освещал траву под ногами, но из-за яркого света понять, что находится на расстоянии дальше десяти шагов, было очень проблематично. – Давай думать, куда он мог свалить. Можем проверить ворота, но он явно уже понял, что их хорошо запирают. В Запретном лесу делать ему нечего, на Озере – то… Хотя…

Тони неуверенно глянул на Квентин:

- Ты не в курсе, Уилли ваш уже успел узнать, что по воде – это не единственный путь попасть в Хог из Хогсмида?

Отредактировано Anthony Rickett (25.07.21 15:39)

+1

8

Идей, куда мог убежать паршивец Уилли, было до того много, что Квентин была близка к отчаянию. Она мрачно глядела в простирающуюся темноту и совсем не знала, с чего ей начинать поиски. Это для хаффлпаффского парниши она могла казаться собранной, уверенной и смелой, но внутри Квентин была полна сомнений. И умных идей у нее не было.

А потом парнишу осенило. И Квентин аж онемела от такого простого, но верного вопроса. Ей даже хотелось придраться, но Кью попыталась вспомнить себя на первом курсе и ни к чему не пришла: кажется, она сама думала, что другого пути из Хогвартса, кроме по воде, не было.

— Почему… почему ты не на Рейвенкло? — нахмурившись, поинтересовалась Кью, задавая вопрос скорее в пространство, нежели напрямую к парню. — Как тебя вообще зовут, кстати?

Кстати да, нужно же было как-то его называть. И знать, на кого, если что, спихнуть вообще все невзгоды. Хотя напарник из парниши выходил нормальный, что удивительно, и он даже не бесил Кью, что удивительно вдвойне.

Отправившись по каменной лестнице вниз к сараю с лодками, Кью тихо надеялась, что найдет Уилли за тщетными попытками спихнуть тяжелую посудину на воду. Перспектива браться за весла и играть в водные догонялки с ушлым молокососом ее не радовала. И Кью не смогла сдержать стон, когда увидела, что в сарае не хватало одной лодки.

— Мерлин… задери эту мелюзгу! — раздраженно топнула ножкой Квентин и подошла к другим лодкам. — Знаешь, что? — она повернулась к парнише и вручила в его руки весла. — Если этот малец будет сильно выпендриваться, тресни его по башке. В отключке его будет легче тащить обратно.

Квентин не видела смысла скрывать свое явное недовольство. Вот делать ей нечего ночью, кроме как отправляться в морское рандеву с незнакомым мальчишкой, чтобы догнать другого мальчишку! Еще и в октябре! Холодно, вашу мандрагору!!!

Кью психанула и пнула лодку.

Отредактировано Hayley Quentin (14.07.21 20:00)

+1

9

От одного предположения, что он мог бы оказаться на Рейвенкло, Тони даже слегка закашлялся. Таких вопросов ему не задавали… да никогда не задавали, если честно. А еще говорят, староста Квентин – зло во плоти, ну! Конечно, не исключено (и даже весьма вероятно), что это был сарказм, но Рикетт решил, что он может полностью оправдывать репутацию бесконечной наивности своего факультета и этот эмоциональный подтекст с чистой совестью проигнорировать. Тем более, другого плана слизеринка все равно не предложила.

- Тони, Тони Рикетт, я с шестого, - выдал все пароли и явки он, мысленно сокрушаясь, что теперь его имя становится известно старостам других курсов. Ну, даст Мерлин, Квентин его тут же и забудет, и завтра Спраут не придет вежливая просьба покарать своего студента за ночные прогулки по школе.

По школе и вне ее. Спускаясь к озеру, Рикетт с интересом оглядывался вокруг, не только надеясь заметить где-то следы мальчишки, но и потому, что в темное время суток выбираться из замка ему доводилось нечасто. А как выяснилось чуть позднее, когда они вошли в лодочный сарай и Люмос Квентин осветил пустое, как дырка от выбитого зуба, пространство на месте одной из школьных посудин, сегодня его ждал еще более редкий опыт – ночная водная прогулка, которая в последний раз была вообще аж на первом курсе.

- Квентин, он же ребенок, - укоризненно пробурчал Тони, забирая весла. – Просто рявкни на него как следует и подзатыльник отвесь, сам от страха обомлеет.

Он подтянул лодку, отплывшую было от душевного пинка старосты, поближе к причалу, и мотнул головой:

- Забирайся, я пока отвяжу. Слушай, они же обычно сами движутся, ты заклинания, случаем не знаешь, нет? Ну, с другой стороны, этот ваш Уилли его тоже явно не знает.

Выросший на побережье, Тони гребле был обучен, но мало ли – вдруг и правда придется применять весла не по прямому назначению?

- Может, как выплывем на широкую воду, Сонорус – и предложим ему не валять дурака? – спросил он у Квентин, усевшись на скамью и осторожно оттолкнув лодку от причала. – Или будем подкрадываться тихо, чтобы малец, чего доброго, не решил сразу с перепугу утопиться?

Это ж спасай его потом, а вода холодная, и, говорят, подальше от берега даже на шпротву нарваться можно.

Отредактировано Anthony Rickett (25.07.21 15:40)

+1

10

Квентин закатила глаза, когда этот «Тони-Рикетт-с-шестого» завел телегу про то, что малой паршивец Уилл всего-то перепуганный ребенок, которого может образумить подзатыльник. Уилли сбежал из гостиной, свалил с территории замка и украл лодку, твердо намереваясь переплыть Черное Озеро. И конечно же на него подействует строгий голос старосты! Все остальное не взяло, а вот это обязательно возьмет.

Кью села в лодку, прижав коленки к себе, и поерзала от неприятного холодного ветерка. Хотелось поворчать, но этот «Тони-Рикетт-с-шестого» вообще не давал повода до него докопаться. Аж бесит, честное слово.

— Я с Хагридом не общаюсь и в лодке этой была в последний раз на первом курсе. Откуда мне знать? — пробубнила Кью и отвела взгляд, пытаясь в темноте разглядеть силуэт украденной лодки и горе, мать его, мини-матроса в ней.

Она выслушала предложения этого «Тони-Рикетта-с-шестого» и не стала долго ломаться, выбирая идею с Сонорусом. Предупредив, чтобы хаффлпаффец если что готовился ее ловить, она робко поднялась на ноги, шелохнулась от легкой качки лодки и сделала глубокий вдох. Направила Сонорус на свое горло и начала кричать.

— УИЛЛИ! — голос Квентин разнесся по Озеру, а сама она взглянула в глаза «Тони-Рикетту-с-шестого» и с ухмылкой стала орать дальше: — НЕ ВАЛЯЙ ДУРАКА.

Тут вдруг послышался всплеск воды. Кью повернулась на звук и жестами махнула в ту сторону, поторапливая лодочника. Она сощурила глаза и вновь стала искать в воде мелкого, но Уилли сам дал о себе знать:

— Пошла в жопу, Квентин! — запищал юный голосок.

Кью закатила глаза, прекратила действие Соноруса и села обратно в лодку, плывшую в верном направлении за мальцом.

— Что ж, познакомься, Тони с шестого, это Уилли, — мрачно сказала Квентин.

+1

11

Когда Квентин, покачиваясь, поднялась на ноги, перед этим поручив в случае чего ее ловить (это при том, что у него заняты обе руки, ага), Тони вспомнил, что не уточнил важную вещь. А именно – умеет ли слизеринка плавать. Хотя если не умеет, то это надо было ее на берегу оставлять, а гоняться за мальчишкой в одиночку и на личном энтузиазме Рикетт не имел особого желания. Он вообще не очень-то хорошо умел ладить с детьми. Хотя у Квентин, кажется, с этим дела обстоят еще хуже.

В любом случае, Тони считал, что начинать захват чужого корабля лучше все-таки с переговоров. Честнее как-то, порядочнее. Вот если мелкий угонщик школьного имущества не одумается…

Не одуматься Уилли решил в максимально откровенной форме.

- Вот же мелкий говнюк, - с некоторым уважением сказал Тони. – И чего это он у вас не прижился?

Болтать мальчишка, правда, умел куда лучше, чем грести. Сориентировавшись по звуку, где находится первокурсник, Тони довольно быстро нагнал лодку, которую от неумелых рывков Уилли мотало по волнам из стороны в сторону. Хорошо еще, что ветер, хоть и был довольно ощутимым, все же не разгонял волны слишком сильно, а не то посудина мальца бы уже вдоволь нахлебалась воды.

- Серьезно, парень, не делай глупостей, - крикнул Рикетт. – Хогвартс-экспресс все равно давно ушел. Дай мне подплыть поближе, пересадим тебя в нашу лодку и забудем об этом, идет?

Тони выразительно глянул на Квентин. Раз уж в этой истории роль плохого хит-визарда была прочно закреплена за человеком со значком, ему ничего не оставалось, как предлагать максимально компромиссные решения. Даже если в глубине души Тони считал, что идея огреть неусидчивого пацаненка по башке веслом не так уж и лишена смысла.

Ответ Уилли частично унес в сторону ветер – и, может, оно и к лучшему, а не то желание долбануть мальцу по голове могло у Рикетта и возобладать над здравым смыслом. А так он продолжил вещать что-то в духе Тейта, которого, Мерлин свидетель, тут очень не хватало.

- В школе всем на первых порах несладко бывает, но все это решается. А вот если ты перевернешься и пойдешь на корм гигантскому кальмару, это уже решить потруднее будет.

Тони кашлянул, чувствуя, что на то, чтобы грести и проводить душеспасительные беседы, ему банально не хватает воздуха, и тихонько просипел:

- Может, ты его отсюда можешь чарами связать, например? Или слишком темно?

Нет, ну а че? Это же не по макушке твердым предметом бить, вполне себе гуманно. И ради его же блага.

Отредактировано Anthony Rickett (26.07.21 03:32)

+1

12

— Ты тоже иди в жопу, урод! — судя по крику мелкого, потуги Тони в высокую дипломатию не увенчались успехом, хотя Квентин все равно им чуточку гордилась. За старание.

В темноте и правда было сложно разглядеть силуэт Уилли, поэтому Кью на идею связать пацана лишь покачала головой. Она бы с радостью применила на Уилли и не такое заклинание, но глаза ее подводили.

Поэтому пришлось плыть дальше. Всплески воды стали звучать чаще, уже не так равномерно, маленький беглец терял спокойствие и стал нервничать. Кью прикусила нижнюю губу, переживая, что Уилли сейчас и правда перевернется. Но ее переживания были напрасны, потому что стоило Тони подплыть максимально близко, чтобы Кью могла сосредоточиться и взмахнуть палочкой, как Уилли вдруг взял и прыгнул в Озеро.

— …твою мамашу, — хорошо, что откровенную нецензурщину невозможно было расслышать за шумом волн, но один вид Квентин выдавал, как много говна она сейчас хотела вылить на голову маленького мерзавца. — Уильям! — злобно рявкнула Квентин и поднялась на ноги.

Забыв о чувстве самосохранения и превратившись на секундочку в безмозглую гриффиндорку, Квентин перешагнула в другую лодку, намочила себе ноги и ударилась коленками, но не обратила на сопутствующий урон никакого внимания. Важнее было нагнуться над водой и начать шарить в ней руками в поисках мантии коротышки.

Коротышка, кстати, совсем плох был в плавании, поэтому бесполезно бултыхался в воде и шлепал по ней руками. Он сам схватился за руки Квентин мертвецки твердой хваткой, из-за чего она еле-еле его вытащила обратно на борт. Из-за потяжелевшей в воде одежды этот паршивец стал весить как целый Хагрид.

— Ты!.. — задыхаясь от усталости, стала рычать Квентин: — Болван!.. Совсем… одурел!..

— Д-д-дда ид-ддит-ты… в-в-вввы в-в-все… — думал было мальчик возмутиться, но холод не давал ему нормально говорить.

Квентин направила на поганца залп заклинаний, чтобы высушить его поскорее, а после подло шлепнула по нему Петрификусом.

— Забирай его, — недовольно и лениво фыркнула Квентин Рикетту. — Еще хоть одно мерзкое словечко, Уильям, я тебя утоплю, понял? — пригрозила она совершенно серьезно.

А потом выдохнула. Одежда намокла, волосы намокли, жизнь и без того полный кошмар. Сил нет.

+1

13

С этими слизеринцами что-то не так. Казалось бы, Распределяющая Шляпа из года в год твердит про их амбиции и хитрость. В школе давно и прочно закрепился стереотип, что под началом у Снейпа учатся сплошь эгоистичные расчетливые типы, которые мать родную продадут ради собственной выгоды. А на деле…

На деле если что-то и объединяло Уилли и Квентин, помимо места жительства и нашивок на школьной мантии, так это тяга к глупому и бессмысленному суициду.

- Квентин, а ну стой! – возмутился Рикетт, отпустив весла и приподнимаясь, чтобы объяснить этой ненормальной, почему ему вытащить Уилли из воды будет проще: он и физически сильнее, и плавать уж точно умеет – но куда там? Ругаясь, как сапожник, староста школы решительно перешагнула в другую лодку и принялась там осуществлять самую дурацкую спасательную операцию, которую Тони видел в своей жизни. Подозревая, что с учетом неустойчивости суденышек кидаться следом, толкать Квентин и кричать «Дай я, ты не умеешь!» будет очень опрометчивым решением, Рикетт застыл на месте, уже мысленно готовый к тому, что через пару секунд придется нырять в ледяную воду за обоими.

Обошлось.

Впрочем, стресс все равно требовал выхода, так что Тони, не сдержавшись, выпалил, гневно разведя руками:

- Ты с ума сошла?! Потонули бы оба, как бы я два слизеринских трупа объяснял?

Впрочем, мокрая, дрожащая и очень злобно зыркающая Квентин не выглядела отзывчивым на критику собеседником, так что Рикетт, качнув головой, без особой заботы едва ли не волоком перетащил Уилли из одной лодки в другую, уложил пацаненка между скамейками, на всякий случай молча показав кулак, а потом вздохнул и взмахнул палочкой, колдуя в сторону Квентин согревающее заклинание.

- Обратно перебраться помочь? – спросил он. – Или ты вторую лодку в сарай поведешь? Грести умеешь? – он заглянул в соседнее плавстредство и присвистнул:

- Да тут полно воды, Уилл, кто так обращается со школьным имуществом? И не надо на меня так смотреть, я даже в темноте ощущаю, куда ты хочешь меня послать, не сомневайся.

Рикетт вот был уверен, что даже без наложенного на мальчишку Петрификуса ничего оригинального от него не услышал бы – в силу возраста Уилли вряд ли обладал обширным ругательным лексиконом. Расти ему еще и расти, учиться и учиться, а он из Хогвартса сбегать вздумал! Кто ж его научит-то Мерлинову мать поминать в нужных местах и курить мандрагору за теплицами, если пропустит школьные годы чудесные?

- Знаешь что? – спросил Тони у Квентин, присев над мальцом и внимательно его разглядывая. – Заклинания – это, конечно, супер, но его бы в замке еще чем-то теплым напоить. И тебе бы не мешало. Сможешь достать?

Рикетт вот мог. Но выдавать старосте школы, что он знает путь на кухню и не стесняется им пользоваться, - это практически предавать идеалы родного факультета, а на такое он пойти не мог. Он ведь за этот вечер успел много раз оценить, какая классная вещь эта барсучья рассудительность и как же другим факультетам ее не хватает.

+1

14

Рикетт ругается? Ну и ладно. Пусть ругается.

Не обращая внимания на его причитания, звучавшие как ворчанье вредной старушки, Кью встает со своего места и с видом грациозной королевы, облаченной в дорогие шелка, снова переступает из одной лодки в другую. Невозмутимо садится, поправляя промокшую юбку, и закидывает одну ногу на другую, располагая руки на одной из коленок. Пущенные Рикеттом согревающие заклинания помогли, да, благодарочка.

Она внимательно смотрит на Тони — Тони, со всей его заботой и не способностью отказать кому-то в помощи, был милым. Но таким дураком мягким, прямо жалко смотреть.

— Ты сейчас правда предлагаешь мне напоить вот этого, — она брезгливо кивает на Уилли-бревнышко, — чем-то теплым? Это чем, мне прямо интересно? — она морщит нос и вредничает. — Ни чай, ни какао малец не заслужил. Зальем в него бодроперцовое зелье и пусть пыхтит паром все три часа, — безапелляционно заявляет Квентин и оборачивается на пустую лодку.

Снова вытаскивает волшебную палочку и применяет на суденышко Манящие чары.

— Плыви, Тони.

По мере их возвращения к пристани Квентин обдумывала предложение Тони дать Уилли что-нибудь согревающее. Конечно, Кью была зла на мальца, ведь он создавал ей слишком много проблем, но нужно было помнить, с чего все вообще начиналось. Слегка остыв, Кью подумала, что Уилли будет совсем паршиво, если он вернется туда, где его унижают сверстники, а староста и другие старшаки угрожают расправой (и физической, и ментальной).

А Уильям, в целом, ничего плохого не делал. Только защищался. Тупица безмозглая.

— Тони, — свой голос Кью подает, когда они приплывают обратно, — покажешь нам какое-нибудь укромное место рядом с кухней?

Ну где-то же эти нарушители отбоя ныкаются, прячась от любых доносчиков? Кью не поверит, что Тони ни разу не выходил на разведку к домовикам поздней ночью. Кью не дура, Кью учится в той же школе.

— Пересидите там с этим… балбесом.

+1

15

Квентин, конечно, чихать хотела на голос здравого смысла, на этот раз для разнообразия воплощенный в одном конкретном хаффлпаффце. Тони такой подход не одобрял, но пытаться что-то доказывать тоже не торопился. Что-то доказать женщине – вообще провальная затея, это Рикетт в свои 16 знал уже абсолютно точно и собирался пронести эту аксиому через всю свою жизнь.

- Чаем. Или горячим шоколадом, - флегматично перечислил Тони меню кухни в этот поздний час. – И тебя заодно. Да и я бы не отказался, я чет одет-то не по погоде - не планировал сегодня ночных прогулок. Спасибо Уилли, - он глянул вниз на распластавшегося на дне лодки мальца и сел на весла. – Да ладно тебе, серьезно, простынет же. Ему и так от Хогвартса тошно, а весь в соплях он тут вообще взвоет.

Но Квентин была непреклонна. Тони, решив, что свой кредит борзости он на сегодня уже использовал, решил не уточнять, что для Бодроперцового придется идти к Помфри, а часы посещений Больничного крыла давно истекли, так что школьная медсестра озвереет от такого нарушения режима и, чего доброго, оставит в заточении у себя всех троих. И «пыхтеть паром» они тоже будут сообща.

Да и за греблей разговоры разговаривать все равно не очень удобно.

Как выяснилось, вмешательства Тони и не требовалось: когда он, подойдя к причалу, выбрался на деревянные доски и принялся привязывать обе лодки к колышку, Квентин, одумавшись, начала задавать правильные вопросы. Рикетт, пользуясь полумраком сарая, закатил глаза. Ну да, мы пойдем туда, не потому что ты так сказал, а потому что я сама так решила. Классика.

- Пересидим? – уточнил он. – В смысле, ты сама к эльфам пойдешь? Может, ну… не надо?

Как пить дать, по закону подлости найдет там кого-то из хаффлпаффцев. И отработки им впаяет.

С другой стороны, старосту школы никто не накажет за ночной набег на кухню, а вот его могут. Кстати, та же самая староста школы. Он и так уже тут начудил где-то так на минус 50 баллов и неделю добровольно-принудительных работ в теплице.
Руководствуясь этими соображениями, Тони и провел Квентин и мелкого в хаффлпаффскую часть подземелий, попетлял немного по коридорам, чтобы слизеринка не очень-то запомнила маршрут для своих будущих обходов, и наконец завел их в тупик, где прямо на полу у стены валялся старый матрас в желто-черную полоску, прожженный в нескольких местах.

- Значит так: идешь налево, потом прямо, потом два раза направо, - деловито проинструктировал он Квентин. – Увидишь натюрморт – пощекочи грушу. Должен открыться вход. Сам я, конечно, никогда не пробовал, это старшаки рассказывали. Ну, те, что уже выпустились. И захвати термос побольше, ага? Ну и, может, пирожки с ужина тоже остались… А ты садись давай, - он подтолкнул Уилли к матрасу. – Это дело небыстрое.

Выпроводив Квентин на поиски пропитания, Рикетт тоже плюхнулся на матрас и покосился на мальчишку, уныло тершего насупленный нос.

- И что тебе так в Хогвартсе не понравилось? – спросил он. – Кормят плохо? Постель твердая? На кошку Филча аллергия?
- А тебе дело? – огрызнулся мелкий и нервно съежился, уходя от Тониной руки.
- Да чего ты дергаешься? – благостно спросил Рикетт, от души потягиваясь, чтобы размять затекшие за время гребли плечи. – Вообще-то, никакого, поболтать хочу, а то скучно. Ладно, а однокурсникам твоим что в тебе не нравится? Рожа у тебя, конечно, кислая, но там и похуже бывали, ты б Монтегю на первом курсе видел. Предки знатностью не вышли, что ли?
- Не вышли, - буркнул Уилли. – Сквибы они, понял, козел?

Тони понял. Сквибы у магов – это как болезнь. Инвалидность пожизненная. Боятся их и не любят. Ну и детей их тоже, хотя Уилли вот повезло родиться абсолютно нормальным. Родители наверняка так им гордились, а этот придурок решил все профукать из-за пары обидных прозвищ. Вот же свинья неблагодарная, а не ребенок.
- Мгм, - кивнул Тони. – И как ты тогда собирался с ними жить без образования, а? Ты вообще представляешь, что может устроить в доме необученный маг? А они ведь без волшебства с этим ничего сделать не смогут. Хочешь кого-то покалечить? Взорвать что-нибудь? Или просто нарушить Статут, чтобы их потом в Министерство затаскали из-за тебя?
Мелкий проворчал что-то себе под нос и затих. Тони потянулся еще раз и сел ровно, опираясь спиной на стену.
- Но вообще это, конечно, при самых лучших раскладах. Скорее всего, ты утоп бы где-то в Озере, и родители потом получили бы письмо от Снейпа с соболезнованиями. А ты уже, надеюсь, можешь представить, как умеет соболезновать Снейп. Придурок ты, Уилли, ну серьезно, ты действительно думал, что переплывешь Озеро один?
Тони вздохнул. Эти мальцы с каждым годом все более самонадеянные. Скоро будут беспалочковую магию сразу после распределения пробовать.

- Ну и вообще, доплыл бы ты даже – и что? Поезда-то нет, а любой житель Хогсмида притарабанит тебя за шкирку обратно. В следующий раз продумывай план побега получше, - Рикетт глянул на ровно горящий в глубине коридора факел. Где там Квентин, распекает домовиков, что те чай заваривают неправильно?
- А лучше покажи мне как-нибудь этих своих одноклассников, хорошо? Давно не видал отпрысков знатных семейств, познакомлюсь, приобщусь к элите на досуге. Только Квентин не рассказывай, лады?
- Вот типа я с ней много болтаю, - насупился Уилли. – А если меня будет хаффлпаффец защищать – это вообще позор. Вы же лузеры.
- Ну вот видишь, кое-что для того, чтобы прижиться в своей гостиной, ты уже усвоил, - ухмыльнулся Тони. – Ничто так не объединяет, как общие враги. Попробуй еще про гриффиндорцев сказать, что они долбоклюи все – вообще сойдешь за своего. Ладно, серьезно, где твоя староста? Я тут с вами чаевничать до рассвета не собираюсь.

+1

16

— Мда, — комментирует Квентин, глядя на старый, помятый, обожженный, вонючий, мерзкий, страшный матрац, — красотищ-щ-ща.

Маршрут до кухни она запоминает, а еще закатывает глаза, когда Тони не слишком убедительно пытается ей объяснить, что он про этот путь узнал вообще случайно. Кью могла до кухни и сама дойти, но ей бы пришлось это делать явно дольше без знания тайных хаффлпаффских путей, — а они, по ощущениям, из года в год их придумывали заново. Или просто Кью было всегда плевать на эти ночные дожорские вылазки? Она вообще никогда не обладала страстным аппетитом до еды.

Поэтому такая сухая и маленькая, да-да.

На кухне творилась некомфортная для Квентин возня. Куча домовиков встрепенулась, когда Кью вошла, маленькие поворята увидели на ней значок, а некоторые даже узнали в лицо. Ну, неудивительно, пару раз Квентин приходилось заходить к домовикам, многие должны были запомнить ее вредные разносы и придирки к еде. Кью, все такая же злая и ворчливая, лихо вошла в режим строгой командирши. Заявила, что ей срочно нужен термос с горячим чаем и немного вкусных, испеченных вот-прямо-щас пирожков, и уперла руки в бока.

Чай она затребовала черный с лимоном, имбирем и медом. Последнего побольше и обязательно без сахара! Кью не любила сладости, ненавидела сладкий чай, а еще она решила, что Уилли все-таки обойдется без горячего шоколада, ишь. Нормальному слизеринцу зубы надо портить в дуэли, а не от сладкого, — это вам любой скажет, кто знаком с Флинтом. Слава Мерлину, он выпустился и покинул школу.

С врученными ей термосом и платком, в который были завернуты пирожки с разными начинками, Кью возвращается по заученному пути и на миг останавливается. Она слышит болтовню мальчишек. Вылавливает в их диалоге несколько фраз и кусает себя за внутреннюю сторону щеки, чтобы не засмеяться. Рикетт, грозящий познакомиться с пакостниками-слизеринцами, звучит слишком забавно, а просьба «только не говорить Кью» веселит до боли. Квентин даже не против, пусть и правда поговорит с паршивцами, приструнит их.

Как будто не слышавшая разговоров, Кью возвращается с невозмутимым видом и немного брезгливо морщится при виде матраца. Ей вообще не охота на него присаживаться — вдруг подхватит какую-нибудь заразу? Откуда ей знать, чем на нем занимаются другие хаффы?

— Чай, — она бросает термос в руки Рикетта, не заботясь, поймает он его или получит по лбу, — пирожки, — платок летит в сторону Уилли. — Садитесь жрать, пожалуйста, — со злобной ласковостью произносит Квентин, натягивая до того слащавую улыбку, что от нее веет чем-то жутким и смертельно опасным.

— Я не буду, — бубнит Уилл.

Квентин жалеет, что под рукой нет весла.

— Ну не-е-ет, малыш, — полный притворный любви голос Кью способен своей сладостью залепить дырку в любой заднице, — я не для того таскалась на кухню, чтобы ты остался голодным и холодным. Видишь этого умника? — он указывает пальцем на Рикетта. — Он мне все мозги вынесет, а я за это испорчу жизнь тебе.

Скорбно вздохнув, Кью все-таки плюхается на матрац между мальчишками, поправляет юбку, пряча за ее краем синяк на коленке.

— Правда, Уильям, — вдруг голос Квентин меняется, становясь мягче и тише. — Не тупи.

+1

17

Наконец в коридоре показалась длинная тень Квентин, а потом и сама староста – еще более угрюмая, брезгливая и саркастичная, чем раньше. Тони тихонько вздохнул. Если человеку не поднимает бодрость духа даже поход на кухню, его, видимо, вообще ничем не проймешь.

- Я? Да нифига подобного, - Тони отвинтил крышку термоса, который с легкой руки Квентин едва не угодил ему в лоб, а потом еще и чуть не выскользнул из рук на каменный пол, наверняка наделав бы при падении столько шума, что сюда сбежалось бы ползамка. – Не хочет – не надо. Нам больше достанется.

Он старательно – чересчур уж старательно – нацедил чаю в крышку и протянул ее только что усевшейся и расправившей юбку Квентин.

- Уилли, сам не ешь – другим дай. Мне, пожалуйста, с мясом, я прям отсюда чую, что они там есть, - жизнерадостно сообщил он, протягивая руку над головой слизеринки.

- Барсуки точно только о жратве и думают, - проворчал Уилли, развязывая платок и нервно сглатывая, когда запах свежей, только-только вынутой из печи выпечки поплыл по коридору. Рука мальчишки зависла над румяными полукружьями пирожков. Наконец он взял один, передал Рикетту и вороватым движением цапнул другой, явно собираясь припрятать его в карман.

- Тут ешь, - прикрикнул на него Тони. – А то крошки в гостиную нанесешь! Ты будешь? – он повернулся к Квентин. – А то он точно все сожрет, эти мелкие прожорливые, как слизни у Хагрида на огороде.

Откусив кусок пирожка и задумчиво его пожевав, Рикетт нахмурился и все-таки рискнул спросить:

- Слушай, а что ты собираешься с ним делать? Расскажешь кому-то?

Если бы это был хаффлпаффец, Тони бы рассказал. Спраут прежде всего – их декан наверняка бы подобрала правильные слова или, в крайнем случае, определила бы старосту, который смог бы опекать мальчишку, пока тот не вольется. Но Слизерин… Представить душку Снейпа утешающим ребенка никакой фантазии не хватит, а старостами пятого, которые обычно отвечают за малышей, в этом году назначили этого малфоевского сынка и какую-то его подружку. Эти точно не станут возиться со «сквибовым отродьем». И если в любой другой гостиной новость о бесславном ночном побеге могла бы добавить Уилли очков популярности, то змеи наверняка в большинстве своем просто посмеются – слишком много там идейных чистокровных, слишком сильно они поддаются стереотипам о происхождении.

Честно говоря, даже Тони, далекий от предрассудков по крови, испытывал к первокурснику что-то вроде брезгливой жалости. Тщательно подавлял это, конечно, прятал за бодрым тоном, но «сынишка сквибов» - это в магическом мире испытание не для слабонервных.

+1

18

Из уст Квентин вырывается тихое и бесцветное «спасибо», когда в ее руках оказывается крышка с чаем. Она к нему пока не притрагивается, боясь ошпарить язык и губы, но пальцам, околевшим после воды Озера, от теплоты приятно.

От разворачивающейся суеты Кью некомфортно и неловко — все это напоминает ей какую-то домашнюю и семейную обстановку, в которой она никогда не бывала, которая ей кажется очень чуждой. Поэтому она глуповато молчит и дает Рикетту с Уилли болтать вдоволь, перекидываясь остротами. От еды Квентин тоже отказывается. Запах аппетитный, но после кухни, в которой этих ароматов было слишком много, ее от пирожков всерьез мутит. Кью вообще человек экономически выгодный, много жрать не просит.

— Сами ешьте… пожалуйста, — добавляет она зачем-то, продолжая держать крышку как глупая.

Вопрос Тони хороший, правильный и логичный, но Квентин не торопится на него отвечать. Она и сама не знает, как ей бывать с Уилли. Не гнать же его на ковер к Снейпу, станет только хуже. Злые первокурсники не оставят это просто так, обязательно придумают ему убедительно оскорбительную кличку и начнут заново задирать. Сбежать удумал — ух! Трус, задавака и предатель.

— Не буду я никому рассказывать, — фыркает Квентин заносчивым тоном, поглядывая на Уилли свысока. — Еще чего, — она нехорошо щурит глаза. — Шляпа в нем что-то нашла, раз отправила на Слизерин, значит нужно это вытащить. Утирать нос богатеям и чистокровкам самое приятное, когда ты на этом факультете не за бабки родителей и свою родословную, а за характер.

— Да не хочу я здесь учиться, задолбала!! — заорал Уилли, на эмоциях ударив Кью по руке.

Квентин вскрикнула, выронила крышку, а оттуда чай расплескался по матрасу, по юбке и в основном по брюкам Рикетта. По инерции Квентин подскочила с места и отошла на несколько шагов, взбешенная до смерти, и приготовилась отчитывать мальца.

— Ты офонарел совсем?!! — гаркнула она и вытащила палочку. — Это, блин, кипяток!!!

+1

19

Расправившись с пирожком за два богатырских укуса, Тони настороженно глянул на Квентин, все еще держащую на весу крышку с горячим чаем. Это что же получается, староста Слизерина, более того – староста школы со Слизерина сама на своем факультете не за «бабло и родословную»? Неужто и она – не чистокровная? Вот это прикол!

Зато объясняет, чего это Квентин так впряглась за мелкого. Явно не потому, что он очаровал ее своим ангельским характером.

Не успел Тони додумать эту мысль, как Уилли снова решил взбрыкнуть. Раздался тихий хлопок, Квентин дернулась в сторону, и тут колени Рикетта едва не обварило кипятком – к вопросу согревающего чая эльфы подходили чрезвычайно ответственно.

Неизвестно, что собиралась делать вскочившая слизеринка и зачем ей понадобилась палочка – возможно, трансфигурировать надоевшего первака в куст герани и наконец покончить со всем этим, но Тони успел чуть раньше. А именно – вскочил на ноги, очень грубо и с чувством выругался, а потом схватил Уилли за ухо и потянул, заставляя резко подняться тоже. Пирожки с мягким шорохом скатились с колен мальца и рассыпались по полу. Рикетт напрочь забыл, что им крайне желательно не шуметь.

- Учиться не хочешь, да? – рявкнул он, крутанув ухо мелкого так, что тот пронзительно заверещал. – А тебя никто не спрашивает о твоих хотелках! Ты должен оставаться в Хоге – и ты останешься. И раз так, запомни три главных правила: девчонок у нас не бьют, старостам не грубят, и, мать твою, никогда не доводят загонщиков, потому что те отбитые, могут и по башке звездануть. Ты меня понял? Понял?

- Отпустиии! – занудил Уилли. – Ты мне ухо оторвешь, придурок.

- А нахрен оно тебе нужно, если ты нас все равно не слушаешь, - проворчал Рикетт, на всякий случай еще разок дернув мелкого и наконец отпуская.

Дети, по мнению Тони, были существами нежными, ранимыми и требующими особого подхода. Но самое главное было понимать, что иногда этим нежным, ранимым и требовательным созданиям остро не хватает хорошей порции профилактических звездюлей.

- Вообще их воспитанием не занимаетесь там у себя, - мрачно буркнул он в сторону Квентин и наклонился, чтобы раздраженно провести рукой по мокрым штанинам. – Блин, только сегодня чистые достал.

Отредактировано Anthony Rickett (24.08.21 22:38)

+1

20

Внутри Квентин что-то неприятно всколыхнулось, сжалось и заболело. Загремел недовольный голос Рикетта, разбросались пирожки по полу, растекся лужей чай, закричал болезненно Уилли. На секунду — всего на секунду — Квентин испугалась, очутившись в до ужаса похожей на домашнюю обстановку. Где кто-то злой и недовольный поднимает голос на маленького и беззащитного, где все разваливается и рушится в беспорядке.

Квентин промолчала, уцепившись по привычке за то единственное, что помогало ей выходить из напряженных семейных моментов, — за уборку. Ни проронив ни слова, ни дрогнув даже одним нервом, ни поведя бровью, она собрала пирожки обратно в кулек, магией уничтожила все следы чая с пола, собрала все вещи в угол, аккуратно их там уложила, а после развернулась лицом к мальчишкам.

Квентин ничего не сказала. Но она испугалась.

Заковав свой страх в цепи и спрятав его глубоко в себя, проигнорировав заклокотавшее в ушах сердце, Квентин сделала шаг к Тони, взяла за руку Уилли и вздохнула.

— Мы пойдем, — объявила она беспристрастно, хоть и явно устало, — спасибо за помощь. Буду должна.

«Буду должна» — не просто вежливые слова благодарности, такими обещаниями Квентин не разбрасывалась. За сказанное она всегда отвечала и поэтому была готова прийти на помощь Тони, если тому вдруг захочется к ней обратиться. Почему-то Кью посчитала, что вряд ли Рикетт будет рад с ней снова пересечься… слишком много проблем она ему принесла.

Настроение испортилось. Холодная рука Кью до того крепко взялась за Уилла, что тот через одно прикосновение осознал, насколько староста не в духе. Пусть мелкий паршивец и был дерзким на слово, но неспроста шляпа отправила его к зеленым — чувство самосохранения срабатывало даже у такого проблемного болвана.

Она отправила его спать в спальню, а сама села в кресло в гостиной с ногами, схватившись за голову. Стресс от пережитого приключения навалился волной.

Но так бывает. Завтра Квентин будет вести себя как обычно.

+1


Вы здесь » Drink Butterbeer! » Pensieve » 20.10.95. двое в лодках, не считая хаффлпаффца